Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » A call in the night


A call in the night

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

КВАРТИРА МАРТИНА МАНЦОНИ | 19 НОЯБРЯ | НОЧЬ

Martin Manzoni & Evie Morel
http://s9.uploads.ru/t/b5FXT.jpghttp://s0.uploads.ru/t/8rTad.jpg

Когда ты в спешке набираешь не тот номер - может произойти страшное. Или наоборот... Это как посмотреть.
Quando prima di cadere nel baratro rimane solo un passo...

Отредактировано Martin Manzoni (2016-11-09 15:45:02)

+1

2

Примерно зал и кухня:

http://s9.uploads.ru/t/F34Yg.jpg
http://sa.uploads.ru/t/CtuBP.jpg

"Плечо в норме, с бедром снова херня. Фрэнк, пришли нашего дока, у меня серьёзные проблемы, бинты пускай возьмёт. Адрес 109, 14th St, APT D19" - короткое сообщение, отправленное, как он предполагал, боссу, Фрэнку Альтиери. Однако то ли боль была слишком сильной, то ли он слишком сосредоточил внимание на вновь открывшейся ране бедра, что не сразу смог заметить что сообщение ушло не ему а находящейся строчкой выше Evie Morel, с которой их свела судьба в тот самый день, когда ночью сошлись красный и чёрный цвета и когда вечер завершился для Мартина Манцони под струёй горячего душа и глотком виски перед по-настоящему долгим и крепким сном. Конечно, когда на следующий день он рассказал о своих "геройствах" в баре "502" то никто и не мог предположить всерьёз что сбежавший в ту ночь парень действительно сдержит свои угрозы. А он их, надо бы сказать, сдержал.
Как-то под вечер три дня назад его подкараулила целая свора отморозков и мало того что хорошенько приложили по голове и почкам, так ещё и чуть не убили, оставив на память два пулевых ранения: в плече и бедре. Первая то оказалась ерундовой царапиной, потому как сама пуля прошла на вылет и ничего не задела кроме мягких тканей и потому совершенно не доставляла проблем. Другим же делом была нога, именно эта рана доставляла наибольшие проблемы да и ещё как следует не могла пройти, а теперь ещё и опухла как следует. Нет, пулю вытащили, хотя боль была адская, но начался воспалительный процесс из-за того что ночью повязка каким-то образом разошлась, а новых бинтов у него не были и потому пришлось перевязывать тем что было под рукой, так ещё и плюсом ко всему она вновь закровоточила, словом всё было слишком паршиво что бы быть правдой.
А вообще говоря, это было ещё полбеды, ведь необходимо было каким-то образом подниматься с дивана дабы куда-то запрятать долбанную сумку с целой хреновой кучей бабла, полученного с последнего дела по выколачиванию долгов и хрен его пойми чего, словом там помимо двухсот тысяч ещё и ствол лежал.

Вот же блять... Ну и куда мне её ныкать? - не придумав ничего лучше Марти кое-как добрался до ванной комнаты и бросил сумку прямиком в душевую кабинку, прикрыв её не слишком плотно, совершенно не думая о том что Эви может зайти туда и наткнуться на неё.

Надо бы сказать все приготовления завершились точно во время, словно бы по часам, потому как стоило вновь сесть на диван, как нога словно бы отказала и перестала слушаться. Пришлось вновь заниматься повязкой и кое-как пытаться перевязать бедро. Однако вместе со всем этим пришло и какое-то отрезвление, облегчение: возможно, не так уж и плохо было то что сообщение пошло не Фрэнку а именно ей? Правда, учитывая состояние, которое её настигло в том кафе и после этого целый поток благодарностей, сложно представить что будет с ней если она узнает что своим нынешним состоянием он был "благодарен" именно таинственной незнакомке в красном. Не хватало ещё что бы она прямо тут в обморок упала. Как бы то ни было, а делать было больше нечего, оставалось лишь налить виски и ожидать скорого появления героини. С другой стороны, если говорить серьёзно и в некотором роде цинично - по факту она должна ему и долг придётся вернуть, так может быть самой судьбе было угодно что бы так случилось?

- Beh, certo, come idioti, come sto ancora bisogna cercare...* - проговорил Марти, делая глоток виски и слегка морщась из-за боли.

* - Ну конечно, таких идиотов, как я еще поискать надо(прим. итальянский)

Отредактировано Martin Manzoni (2016-11-08 22:37:35)

+1

3

Свет мягкими волнами расплывался от подвесной лампы в стиле кантри; желтые сливочные ореолы успешно боролись с густым сумраком ранней ночи, ненавязчиво освещая и саму бежево-кофейную спальню и удобно устроившуюся на все еще застеленной кровати Морель, которая с упоением читала рекомендованного Кристианом Филиппа Хосе Фармера и его Пирамидальный Мир.
Страница за страницей. Дело явно близилось к концу второго томика, и ни завтрашний утренний сеанс с почти контролирующей свое влечение нимфоманкой… о, простите, примерной дочерью одного из уважаемых политиков города, ни так и не освоенная статья из последнего номера журнала специализированной литературы, раскрытая на последних страницах, не могли отвлечь или как-то увести в сторону ход мыслей француженки. Со стороны ее легко можно было принять за студентку последних курсов – длинный и просторный легкий домашний свитер прямо на тело, босые пятки время от времени скользят по шоколадному атласу, волосы подколоты на затылке и лишь отдельными прядями щекочут шею. Однако не все студентки – ну разве что очень плохие, олала – внимают классике смешения фантастики и фентэзи под аккомпанемент яблочного скотча. В стакане оставался глоток – собственно, он и изначально был наполнен лишь на палец, и этот самый сладкий остаток, обжигающий небо, был прибережен для финальных строк, как шампанское победителю.
Впереди было еще три книги цикла. Свежекупленная литература уже дожидалась в гостиной. Том, что держала в точеных пальцах кареглазая, остро пах типографской краской, а причудливые гравюры, удачно подобранные в стиле Уильяма Блейка, завораживали четкостью и красотой. Если Фармер и внимал кому из профессионалов психологического сюжета, то явно Фрейду. Что-то выдавало приверженность идеям Сизигмунда – то ли откровенность сцен драмы, то ли переплетение инцестовой линии всех Властителей. Поневоле привыкшая сравнивать себя с главными героями или хотя бы искать любимца среди таковых, Эви все больше восхищалась Валой. Коварная, красивая, бессердечная сука.
Ирония судьбы.
Тихое «бз-з-з»  отвибрировало свое от деревянной тумбы цвета темного ореха с закругленными углами. Морель с сожалением отвлеклась от белоснежных страниц с идеальным принтом шрифта, потянулась за гаджетом.
… Чтобы после прочтения смс и вовсе отложить книгу.
Набрала в ответ. Гудки назойливо-нудно разрывали космогоническую тишину эфирного пространства.
Итальянец не ответил.
Тогда Эви приподнялась с кровати, потянула вниз свитер, пропрыгала на одной ноге – вторая затекла, так как сексолог использовала ее в качестве «подушки» под пятую точку – до окна, где мирно стоял такой же ореховый столик с простой черной трубкой домашнего радиотелефона. Ее первым порывом было набрать 911… и темнокудрая так и сделала. Собственно, большой палец с аккуратным матовым кремовым маникюром уже лег на светло-зеленую выпуклую кнопку «call», но так и не довел дело до конца. Женская фигура в бесформенном синем свитере застыла у окна, являющего огни ночного Сакраменто – и ее тень падала на портьеры причудливым пятном.
Мартин Манцони нуждается в помощи. Она готова вызвать ему службу спасения.
Однако есть два «но».
Он явно ошибся номером, когда отсылал смс. И раз не берет трубку – значит все очень серьезно, и она зря теряет время. И между прочим, на ней «висит» своеобразный должок…
«Так звони же!»
Второе «но» - это то, что он не позвонил 911 сам. А попросил в смс своему приятелю/другу/коллеге о помощи какого-то дока. Мартин не хочет привлекать кого-то извне, и явно полагается только на свой круг.
Что ж… если считать пару звонков продолжительностью примерно с минуту о здоровье и погоде билетом в это самое окололичное пространство… тогда…
Джинсы. Мокасины. Сумка. По дороге вниз, гремя ключами от Хонды и вспоминая, что – хвала Властителям и Властительницам того же Фармера -  аптека в торце ее дома круглосуточная и – что очень важно – короткая дорога к ней прекрасно освещена, Эви набирает Манцони еще раз. И снова глухо, как в танке, согласно одному истинно русскому выражению. Она чертыхается и прекращает попытки дозвониться – а затем ее телефон отключается сам. Потому что, как всегда, с зарядкой у Морель проблемы.
Ранняя ночь встречает молодую женщину оглушающей тишиной и свежестью. Весь выпитый скотч – да там и было-то на пять мелких глотков – мигом выветривается от напора ноябрьской прохлады и тревожных мыслей. Машина. Аптека.
… Путь по навигатору составлял двадцать минут. Сексолог укладывается в пятнадцать.  Впервые за долгое время динамики молчат – ни радио, ни Мариа, ничего лишнего, вместо этого молодая женщина пытается наскоро, до скрипоты в перебираемой памяти, вспомнить далекие курсы университета и занятия по первой помощи. Манцони ранен и не отвечает на звонки. Одна только эта мысль приводит Морель в состояние пассивного гнева. Она не любила быть должной раз, но еще больше она терпеть не могла чувствовать себя бесполезным человеком.
… Четвертый этаж, девятнадцатая квартира. Сумка через плечо, в одной руке – газовый баллончик (а вы думали? прошлый раз хождения в одиночку ее все-таки научил), вторая прижимает к груди в пальто объемный бумажный пакет  - бинты и обеззараживающее, и обезболивающее, и чего только не посоветуют, когда видят бледную полуночную клиентку с горящим  карим взглядом.
Эви держит палец на кнопке звонка неприлично долго.
И осознает в этот самый момент - вечные две минуты ожидания - что без раздумий потащилась в ночное время суток на помощь человеку, которого увидит второй раз в жизни, если он откроет дверь, если она не приехала слишком поздно (надо было все же позвонить в службу 911, Морель!), если…
Слышится звук отпираемого замка. Их темные глаза встречаются. На Манцони неловко смотреть – он очень бледный (еще и в темной футболке), но вроде как стоит на ногах, и она выдыхает что-то болезненно-облегченное. Смотрит на окровавленную тряпку, которая обвивает ногу ниже края черных шорт. «Oh mon Dieu…»  Приподнимает пакет, пряча за спину баллончик с перцем.
- Я могу войти?..

+1

4

Стрелки показывали уже середину третьего, когда Мартин отвлёкся от виски и подался в воспоминания произошедшего.
Собственно говоря, ничего этого могло бы и не произойти, не встреться ему в тот вечер девушка в красном, которая определённо нуждалась в острой помощи в тот момент и что знает, что могло бы тогда произойти, если бы он не прошёл мимо того переулка. Вполне возможно, что её мог услышать кто-то другой, и что тогда? Помог ли он ей или же остался бы там в луже собственной крови? Или может крики и вовсе никто бы не услышал, но о таком даже думать не хочется. Слишком много "если", а вот ответов наоборот как-то не хватает. Но вернёмся в тот злополучный вечер...

***

Несколько дней назад. Поздний вечер.

- Хорошо, спасибо, Эдди. Ладно ещё увидимся, - приветливо попрощался Марти с хозяином того самого заведения, в который и заходил он с Эви, перед тем как выйти на улицу.

Конверт с наличкой, которую только что получил, сразу же отправился во внутренний карман кожаной куртки, которая сразу же была плотно застёгнута. На улице накрапывал лёгкий моросящий дождь и торопиться домой было совершенно без надобности. Решив немного прогуляться по ночному городу, он плотнее закрыл куртку и надел на голову обычную шляпу, защищавшую голову и волосы от влаги и ветра. Движение в это время дня было ещё порядочным, где-то вдалеке звучала полицейская сирена, слышался приглушённый лай собаки и детские крики, словом город жил своей обычной жизнью и в тоже самое время никому не было дел до других, словно бы так и должно было быть. Возможно, так оно и было или по крайней мере должно было быть. Это Сакраменто, являющийся далеко не раем на земле, однако и тут можно было найти своё счастье и свою нишу, пусть и не совсем честную с точки зрения законов. Но ведь у каждого человека свои законы и самое главное что бы эти законы не противоречили ему самому и близким людям, что находятся рядом. А ещё главное - что бы всё это приносило деньги, потому как именно на них и была завязана вся жизнь здесь, да и не только здесь. Но сейчас речь шла конечно же не об этом.
Южная часть города никогда не была такой уж спокойной, как могло бы показаться на первый взгляд, особенно из-за населяющего его контингента, но сегодня Мартин оказался здесь не просто так: он намеревался заехать в бар "502" и передать своему кузену его долю за кафе Эдди, который, так уж получилось, теперь даёт Манцони небольшой откат и возможность время от времени бесплатно поесть, особенно вечерами. Да и в целом им двоим было о чём поболтать в любой ситуации, а потому они стали кем-то вроде хороших друзей или по крайней мере добрых знакомых. До места назначения оставалось не больше пары кварталов, когда неожиданно откуда ни возьмись путь ему перекрыла машина, из которой вылезло пятеро парней, настроенных явно враждебно. Сгруппироваться он не успел: получил удар битой в область живота и спины, после чего его потащили в подворотню. Конечно, ошеломление и болевой шок прошли довольно быстро и едва только перед ним мелькнуло лицо одного из тех парней что сбежал в ту ночь, бросив товарищей и он успел сказать несколько явно вызывающих слов, пошла настоящая свалка. Армия научила Марти реагировать как можно скорее, если конечно он не хотел оказаться с дыркой в голове или подорваться на мине.
Пускай их было пятеро и все они имели при себе кто короткую биту, кто ещё что-то, но даже в такой ситуации слишком лёгкой прогулкой для них это не закончилось и помогло им только то, что один из парней внезапно достал пистолет и сделал пару выстрелов, конечно, уже после того как они сами заметили в руках Манцони ствол, однако воспользоваться он им не успел. Едва только выстрелы эхом отразились от стен переулка, в котором и происходила эта сцена, ошарашенные нападавшие сами бросились бежать со всех ног обратно к машине да так что чуть ли не сбивали друг друга, оставив свою жертву истекать кровью. Вот только как ему удалось добраться до бара "502" и что происходило потом - этого он не помнил.

***

Из потока мыслей Марти вывел затяжной звонок в дверь. И очень даже во время, надо бы сказать, потому как бинты на ноге уже в буквальном смысле пропитались кровью, а на лбу выступил пот. Посмотрев в зеркало и увидев совершенно бледное лицо, вид которого ухудшала как минимум недельная хорошая такая щетина и потому сейчас он был похож скорее на покойника, чем на здорового или не очень, человека. Надев тапки, что находились у дивана, Марти поправил повязку на плече, надел рубашку и направился открывать дверь. Впрочем, внешний вид его сейчас не очень-то беспокоил. Стоило вспомнить о том, что сообщение было отправлено не Фрэнку, а той самой незнакомке в красном, которая внезапно оказалась отзывчивой и приехала... А вдруг это не она, а копы или ещё кто? Поздно, ствол находился далеко и обороняться от возможного непрошеного гостя было попросту нечем. Но это было и не важно. По крайней мере сейчас самым главным было поскорее поменять повязку и удостовериться что нет никакого заражения. Будь что будет: пан или пропал. Звук отпираемого замка, руки сами, на автомате делают что нужно, медленно открывается дверь, после чего происходит встреча с её глазами.

- Да, конечно, - хрипло отзывается он в ответ, раскрывая дверь и проходя чуть вглубь квартиры, рука тянется к бокалу, в котором как раз находился последний глоток виски, - почему?

Последний вопрос прозвучал скорее не с укором, а больше с удивлением, потому как действительно стоило бы как следует напрячься по поводу всего этого: ты кидаешь сообщение не тому кому хочешь, совершенно случайному по сути своей человеку и вдруг он приезжает к тебе в середине ночи, да ещё и с большим пакетом медикаментов. Это было как минимум странно и он не мог понять: почему?

- Не понимаю... - он садится на диван уже не в силах стоять и слегка сжимает губы от резкой боли, но всё в момент отступило, и он вновь перевёл взор на стоящую на пороге Эви, - но всё же... благодарю. Как ваше самочувствие? Виски? Оно ещё осталось, где-то там... в шкафу, - то ли усталость, то ли алкоголь уже делали своё дело, он махнул рукой в направлении кухни, совершенно не смотря никуда кроме неё и её глаз, - и всё-таки... Почему?

+1

5

- Потому что, Мартин. Просто потому что я могу и хочу помочь. – Морель уверенно проходит в холостяцкую квартиру – такие вещи женщина всегда подмечает с первого мгновения, а тем более – карий взгляд психолога; да и стал бы итальянец отсылать смс, будь он не один в эти ночные часы среди безликой пастели оформления, наверняка подобранного с помощью неплохого декоратора…
Обитель Манцони встречает француженку интригующей гаммой ароматов, но среди них нет неприятных; от слабой никотиновой нотки до вполне яркого оттенка свежего кофе, словно она очутилась в одном из дорогих пабов Сакраменто с отличной вентиляционной системой. Еще немного пахло… хвойным деревом. Странная, но гармоничная атмосфера… доверия. Своеобразного. Если бы последнее имело свой характерный флюид – пожалуйста, получите и распишитесь, мисс.
И только от самого итальянца ощутимо «веяло» болью и усталостью. И никаких профессиональных навыков не требовалось, чтобы это осознать. Поэтому, когда пакет с чуть похрустывающими коробочками и флаконами ставится на низкий столик в гостиной – темное прямоугольное пятно на светлом дереве, - первым делом Эви возложит прохладную ладонь на лоб и скулы усевшегося на диван Мартина. Ее руки могут вызывать мурашки – но с ними придется смириться, уж простите…
Жар был – в этом даже не стоило сомневаться. И конечно же – темноволосый экс-обладатель биты предпочитал бороться с ним излюбленным и, пожалуй, самым простым способом – алкоголь. Да. Притупляет боль, смягчает все, до чего может дотянуться своими коварными парами, но конечно же, снимает только симптомы. В уголках губ не отнимающего рук от бледного лица мужчины сексолога проступает еле заметная усмешка – и ведь не только физические; уже очень давно та самая святая троица братьев – Джек Дениелс, Джон Чивас и Джонни Уокер – помогает облегчать все – от стресса на работе до разбитого сердца. Если Мартин присмотрится снизу вверх – если успеет, до того момента, как гостья отстранится – то увидит в правом уголке нижней губы темное пятнышко. След от того самого удара, с которого, собственно, и началось их знакомство в ночи, щедро наполненной красным.
- Я в порядке, но от виски откажусь - за рулем.    – Контральто льется успокаивающей волной. – А самое обидное, что вы тоже с этого момента пить не будете… хотя, подозреваю, что искушение возникнет.
Молодая женщина отступает на шаг, чтобы кивнуть почти наугад в сторону нужных дверей:
- Ванная там, да? Сидите смирно и повязку не трогайте. Расслабьтесь настолько... насколько это возможно. Я вымою руки и сразу же вернусь. – Каждый шаг дается все легче; ей необходимо сосредоточиться на плавности движений и жестов, потому что если придется оказывать серьезную помощь, то ошибки допустить нельзя.
Если Мартин и хотел бы задержать француженку в силу своих личных причин – то не смог бы. Это равносильно тому, что попытаться остановить ледокол на всех парах.  Впрочем, в вышеупомянутой комнате Морель особенно не задержалась. Ее внимание на миг привлекла темная расплывчатая за приоткрытым стеклом душевой кабины масса, но природная деликатность взяла верх… да и рассматривать что-либо в такой ситуации – форменный моветон.
Мыло пахло слабым ароматом шипра; теперь светлые руки несли на себе первую печать гостеприимства Манцони. Вытирая ладони висящим на сушилке полотенцем явно для подобной цели, Эви кинула последний заинтригованный взгляд на темную массу и чуть повела бровью.
Ее щекотало предчувствие. Знаете – так бывает, первые иголочки, тонкие разряды интуиции, которая как слепой котенок, еще не знает, куда конкретно тыкаться, но чувствует теплый бок матери рядом. Некие смутные образы – и почему-то опасные, хотя и Манцони, и его жилище вполне располагали к себе… на первый взгляд. Это было не чувство дискомфорта с видимым – скорее, едва осязаемое на кончиках пальцев предвкушение чего-то выпадающего из привычных рамок.
Почему Мартин сам не позвонил 911? Впрочем, откуда ей знать – об этом Морель подумала, уже выходя из ванной к ожидающему на диване хозяину квартиры – возможно, этот самый док – действительно доктор. Странные вопросы, странные ассоциации…
- Не вставайте. - Сексолог повторяет просьбу и плавно опускается на оба колена перед итальянцем, словно собирается помолиться на свой лад, и диван в гостиной – ее личный алтарь. Из пакета живо извлекается большая пачка влажных антисептических салфеток, за ней следует солидный тубус некой мази и несколько флаконов, и даже в особой герметичной пластиковой упаковке – игла и специальная хирургическая нить.
Эви смыкает пальцы в замок, и чувствуя на себе взгляд Манцони, неспешно трет их друг о друга, точно гимнаст перед разминкой на брусьях. Молодая женщина старается не волноваться, и чтобы как-то отвлечься от забавной короткой тишины, что воцарилась меж обоими, негромко комментирует вслух:
- Я осознаю, что вы рассчитывали на профессиональную помощь… но уж так вышло, что приехала я. Я не могла вам дозвониться, немного… немного, олала - … запаниковала и – как вы уже поняли - решила, что справлюсь куда лучше остальных. Впрочем,   -  тем временем ее тонкие фаланги уже осторожно касаются окровавленных бинтов и находят эластичную липучку, которая удерживает промокший и потяжелевший бинт на ноге, отстегивают и принимаются аккуратно разматывать узкое полотно, - вы и сами вроде как не бравых ребят из скорой ожидали увидеть на пороге, не так ли?   – Ради этого вопроса Морель даже вскинет на мгновение взгляд, чтобы поймать выражение лица Манцони. Как наблюдатель, она просто не может не сделать этого. Слабая улыбка. – И как вы помните - за мной должок.
Кончики ее пальцев уже окрашиваются в мареновое, но это не страшно. Запаха крови Эви не боится, и вида вроде бы тоже… если последний не принимает угрожающие масштабы. Однако об этом сексолог старается пока что не думать.

+1

6

Знаете какая ассоциация может возникнуть возникнуть в такие вот моменты? Ты сидишь спокойно на своём месте и вдруг лицо как будто бы окунается в свежий поток воды, что водопадом стекает со склона горы, или же скорее как порыв ветра, но тёплый и какой-то... Родной. Именно так можно было подумать и сейчас, наблюдая за поразительной картиной, которая разыгралась сейчас здесь: она была похожа на сцену из рассказа одного прекрасного русского автора Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита", когда Марго, сама опьянённая разлукой вдруг предстаёт на пороге дома Мастера и даже не обращает внимания на то, как сверху льёт как из ведра, она буквально врывается в его личное пространство, квартиру, тот маленький  подвальчик и уже не уходит оттуда, оставаясь там навсегда. Именно так сейчас можно было охарактеризовать приход Эви Морель в жилище к одинокому и от части покинутому человеку, коим в данном случае являлся Мартин Манцони, загадочный итало-американец, который так удачно и во время оказался на границах создания в тот самый роковой момент, когда это самое сознание готово было улетучиться.
Мартин внимательно смотрит на неё, как она двигается и говорит, как быстро принимает решения... Теперь она не похожа на ту самую жертву, которую когда-то загнала в угол стая шакалов, не смотря на след, что до сих пор остался на лице, теперь эта молодая женщина - Королева происходящего. Только от неё одной и её действий зависит то, что произойдёт в дальнейшем и это определённо нравилось ему. Его взгляд провожал её в след, когда она уходила в ванную, сам же он делал последний глоток перед тем как окунуться в неизвестность, отдавая себя на милость победителю. Да, именно так и выходило прямо сейчас и никакие мысли о сумке с деньгами не могли помешать тому потоку мыслей, за которые цеплялся итальянец: всё его внимание было приковано к особе, что ворвалась в его сознание и теперь, пожалуй, не отпустит больше никуда. А если говорить о её действиях и тому что она делала - Марти вдруг осознанно представил себе картину того как эта самая загадочная девушка, что появилась среди тени лучом света будет не менее прекрасно смотреться хозяйкой среди его холостяцкого жилища. Хотя, почему же в таком случае оно должно оставаться таким? Нет, порох уже горел, молния ударила, оставалось лишь плыть по течению, что могло вынести на скалы или же помиловать и отпустить.
За всеми этими мыслями Марти совершенно не заметил как вернулась Эви и уже была готова к тому что бы провести "операцию" и помочь с перевязкой. Холодные ладони, прикосновение кожи, словно касание шёлка, и сразу стало определённо легче и спокойнее, хотя казалось бы разве можно было допустить такое с ним? Так или иначе, а диалог начался во время, что бы вернуть его мысли обратно на место и больше не отвлекать, не уводить в туманные дали и неизвестно куда ещё. Всё было предельно просто, никакой лирики: он сидел на диване, а рядом с ним делала перевязку она. И эта картина была не столь романтичной, как могло бы показаться со стороны. Точнее, здесь скорее и вовсе не было никакой романтики, ничего что может привлечь внимание писателей или авторов, что так любят писать такого рода истории. Не было ничего, только перевязка раны.
После примерно получаса, что прошёл с возвращения Эви и её "операции", повязка вновь была закончена и теперь её вид действительно мог радовать глаз: ни капли крови, ни следа вмешательства извне, всё было сделано ровно и аккуратно/

- Вашим рукам позавидовал бы любой хирург, - голос уже не такой хриплый и более твёрдый, бледность на лице уходила на глазах, - вы действительно прекрасно справились.

Шаг, или скорее движение вперёд, но не сильное и резкое, а плавное, но уверенное. Его руки берут её ладони, после чего не отводя взгляда от её насыщенно-карих глаз, он лишь слегка касается губами её руки, на лице не дрогнул ни один мускул, ни улыбки, которая могла бы показать его легкомыслие, ни серьёзности, что значило бы скорее об отсутствии эмоций, ничего.

- Благодарю. - полушёпотом проговорил он, после чего отдалился, пожалуй даже слишком быстро, как можно было бы спугнуть, но в целом в рамках.

Отредактировано Martin Manzoni (2016-11-12 17:26:48)

+1

7

Самое главное – швы остались на месте, ничего не разошлось вопреки паническим ожиданиям, просто организм решил выпустить немного лишней, по его личному мнению, влаги ради баланса и комфорта… а возможно, и сам Мартин каким-либо неосторожным движением потревожил рану. В любом случае, это небольшое локальное кровотечение сексолог остановила – благо, современная медицина предоставляла для этого массу вариантов, в том числе интересный густой голубоватого оттенка гель, от которого покалывало в теряющих чувствительность кончиках пальцев после нанесения, точно анестезия местного масштаба.
Эви всегда была человеком ассоциаций и аналогий – так ей, во всяком случае, виделось со стороны. Noblesse oblige. Обтекаемое и подталкивающее «если», «когда», «попробуй» вместо навязчивых «необходимо», «действуй», «рискуй». Но чаще всего Морель обращалась к изученной художественной и специализированной литературе. И вот прямо сейчас из глубин памяти всплыла еще одна мысль – о Древе с плодами помграната. Его сочные упругие зернышки оставляли точно такой же цвет на фалангах и едва ощутимое онемение. Кинг явно вдохновлялся чем-то подобным, чем-то…
Слова благодарности – а затем прикосновение. Жжение и ледяные мурашки по спине к слабому подташниванию от слишком уж сильного запаха крови. Да, ее тело упрямо отвергает все, хотя уже не с такой прытью, как это бывало ранее.  Как это грустно – осознавать разумом бессилие плоти, потому что создавалось ощущение, что на себя саму она смотрит со стороны, себе же выносит вердикт, сама же стучит ментальным молоточком по столу.  Даже Дестер начинал признавать упрямство августовского рикошета…
А ведь эта признательность – вполне искренняя. Стал бы Манцони просто так перебарывать себя и касаться с  трудом оттертых от крови салфетками женских рук губами? О, темперамент…
- Мартин, не благодарите. Это мелочи по сравнению с той ночью и вашим поступком,   - француженка с теплотой смотрит на мужчину, а затем мягко отнимает обе ладони. Фух. Вот так, да, плавно. – Давайте сделаем так. Я не представляю Италию без эспрессо… очень вкусного и крепкого. Только без виски, даже вам нельзя – еще нужно будет выпить несколько таблеток. – Приподнятый указательный палец в розовых разводах коротко и уверенно качнул вправо-влево. – А я пойду еще раз вымою руки, и мы поставим точку на этой ночи. По крайне мере, на не совсем приятной ее части.
Выбора у экс-обладателя биты особого не было; да и выглядел хозяин квартиры теперь куда бодрее. Морель искренне надеялась, что оказанная ею помощь продержит свой эффект хотя бы до утра, а там уже наверняка подтянутся те, кому смс предназначалось с самого начала.
… Стоя над раковиной, Эв тяжело и глубоко дышала – обе отмытые ладони на фаянсе, пальцы крепко держат округлые бока, словно предмет сантехники норовил сбежать в любую секунду. Через приоткрытую дверь начинал просачиваться один из лучших ароматов во всем мире – свежемолотый кофе. И вот тут ее просто повело так, что пришлось опереться плечом о дверцу-купе дорогой душевой кабинки.
Это оказалась сумка.
С деньгами и… кажется… кажется – пистолетом. В оружии Морель разбиралась так же, как прима-балерина в технологии лепки уральских пельменей, однако, понять, что это огнестрел в виду того же Голливуда, рекламы в журналах охоты отца, и вообще…
«Кто ты, Мартин Манцони?»
Теперь это были не искры, теперь это были полноценные разряды, и зрачки Эви сокращались примерно в такт нервным мыслям. Навскидку в сумке было явно больше, чем сотня тысяч – как-то она видела такую сумму при инкассации в офисе отца еще девчонкой. И еще «ствол», как обычно именуют подобный атрибут не совсем честной жизни…
Не совсем честной жизни.
Фундамент найден. Отталкиваемся по базе.
Бита, спрятанные в душевой кабинке – ведь от нее же – пистолет и деньги, рана… Национальность можно не брать в расчет – это лишнее, но на ум так и приходят красивые фильмы из восьмидесятых о коварной и безжалостной Коза Ностра. Лирику в сторону, возврат к суровой действительности. К какому кругу ада по Данте он может принадлежать?..
Кажется… кажется Мартин ее окликнул.  Да? Нет?
- Иду!.. Одну минутку!..
Дверца бесшумно возвращается на место. Эви вытирает полотенцем давно сухие ладони, раз за разом, как заведенная на одно и то же действие кукла, а затем немного отстраненно смотрит на светлую кожу, изучает фаланги так придирчиво, точно она сама - Клеменс, и ей лично требуется найти и скрыть некий изъян в своих же ладонях…
За то время, пока сексолог была в ванной комнате, в гостиной действительно возникло царство божественного аромата. Кофемашина сыто-лениво урчит, наполняя высокие чашки крепким темным напитком от эфиопов, в котором слышалась едва заметная, мягкая нотка шоколада. Манцони на ногах у панорамного окна, он через стекло смотрит на улицу и доступную обзору часть Сакраменто… вечно бодрствующего, даже в эти часы. Редкие машины, ровный свет фонарей, окна в домах кое-где подают свои маяковые сигналы в никуда…
Молодая женщина встает рядом, едва ли не плечом к плечу.
- Мартин… Мартин, у меня есть вопрос. И я попрошу честный ответ.
Мужчина ощутимо напрягся – или это кареглазая все воспринимает уже на уровне первобытных сенсоров? Смотреть ему в лицо, изучать мимику, движение губ, выражение взгляда.
«Осторожнее, Морель… Ты рискуешь»
Доверие. Тогда, в красно-черной ночи, между ними возникло доверие.
- Какого черта в твоей душевой кабине делают чуть ли не полмиллиона и пистолет?..

+1

8

Душит ночь снова
Трудных дней кружит карусель
Ждешь ты день новый
Без борьбы, без пустых потерь
Может хватит врать самому себе,
Что не поздно еще?
Сколько нужно знать о своей судьбе
И жалеть ни о чем?

"Операция" действительно прошла превосходно. Так хорошо, как только могла закончиться в данной ситуации, когда операционным столом служил диван, средством лечения бинты и необходимые в таком случае вещи, а лечащим хирургом была прекрасная молодая женщина, та самая "незнакомка в красном", с которой свела его судьба буквально неделю назад в одном из тёмных переулков Сакраменто в обществе довольно нахальных парней, которые наверняка ожидали чего угодно, но только не битой по лицу. Впрочем, сам инструмент как раз-таки остался лежать там, давая полиции дополнительный повод и улику для расследования, если только она попала к ним в руки. что же касалось участников драмы, то для них всё закончилось более-менее хорошо и об этом можно было позабыть уже после того как такси отъехало от небольшого кафе, где они расстались, если бы не одно небольшое, но весомое обстоятельство - "ночного рыцаря" настигли, а поскольку биты при нём не было - ему оборвали крылья. Конечно, это всё было более чем образно, однако именно вся череда событий и объединила сейчас в этом месте столь разных людей как Эви и Мартин. Чёрно-красное вновь сошлось в водовороте судьбы.

Это не игра, не твоя игра,
А жизнь, где больше нет правил.
Это не игра, не твоя игра,
Мечты, что в прошлом оставил.
Всё чертишь свой порочный круг
И не можешь пройти за его черту.

- Если вы настаиваете... - возможно, так оно и было, и его помощь действительно оказалась гораздо более значимой для неё, однако что было бы с ним самим, не наберись она храбрости ответить на таинственное смс? - Думаю, это устроить я в состоянии.

С улыбкой на лице, слегка усмехаясь возникшей ситуации, Мартин отправился на кухню, им обоим сейчас действительно требовалось что-то согревающее и самое главное бодрящее, тонизирующее. Виски это, конечно, хорошо, но в данной ситуации... Кофе будет как нельзя кстати.

Словно взрыв, ярость
И вокруг лишь осколки грез
Что с тобой стало?
Все, чем жил, снова не сбылось
И в потоке дней душит все сильней
Суета разных тем.
Кто же ты теперь, для судьбы своей?
Ты понять не сумел!

Что же касалось самого Манцони, то в его голове проносилась целая вереница мыслей: начинаясь от того, на сколько ему по-настоящему повезло той ночью, когда на него напали и что теперь они станут делать с теми парнями, которые устроили всё это и заканчиваясь здесь и сейчас, на этой самой девушке, что уже чувствовала себя здесь на столько уверенно, что это определённо нравилось видеть и чувствовать такому как Мартин. По ряду причин, которые отнюдь не упирались в одно только очарование её самой. А мучило его только одно - его собственная судьба. Промелькнувшая было в голове мысль об их совместной жизни упорно не хотела идти дальше, разбиваясь о стену собственной тайны, которую он вынужден беречь от всего живого, кто не знал о ней. И было от чего, на самом деле. Он не хотел разочаровывать свою неожиданную спасительницу ужасной и не менее кровавой правдой о нём самом, а потому едва только кофе было готово, он не навящиво, максимально спокойно, окликнул её.

Это не игра, не твоя игра,
А жизнь, где больше нет правил.
Это не игра, не твоя игра,
Мечты, что в прошлом оставил.
Всё чертишь свой порочный круг
И не можешь пройти за его черту.

Поставив кружки и поставив её на таймер, который отключит кофе-машину в определённый момент сразу после наполнения, сам Мартин встал перед окном, до сих пор пребывая в серьёзной задумчивости относительно всего происходящего не только с ним, но и в целом с ситуацией в целом: его не отпускали мысли о том, что следовало бы рассказать ей правду сразу, однако что он мог рассказать по этому поводу? Информация была для неё под запретом, а потому пришлось бы выворачиваться и пытаться придумать оправдания. И когда она вышла из ванной комнаты, обратившись к нему, к несчастью - механизм был спущен...

И твоя судьба, горькая как дым,
Что окутал весь дом.
Где-то про тебя черно-белый фильм
Крутят в зале пустом.

Разумеется, Мартин напрягся, но больше, конечно, внутренне, нежели внешне и потому эффект почти не был заметен глазу, но его собеседница была не из тех, кто готов поверить в любую красивую сказочку, развесив ушки и лишь кивая головкой, совершенно не понимая что их жестоко обманывают. Здесь требовалось что-то по истине серьёзное, либо крайне изысканная ложь, лишь бы только она не узнала всей правды. Нет, полиции он не боялся - куда тяжелее было потерять доверие.

Это не игра, не твоя игра,
А жизнь, где больше нет правил.
Это не игра, не твоя игра,
Мечты, что в прошлом оставил.**

- Non va bene...* - лишь произнёс он шёпотом, поворачиваясь к ней лицом и направляясь к двум кружкам с ароматным кофе. Протянув одну из них ей, он пригласил Эви сесть на диван, рядом, закрыв на мгновение глаза и тяжело вздохнув, - - для начала предлагаю сделать глоток. Это действительно прекрасный напиток, - проклиная про себя всё что только было можно, он сам отпил немного и принялся за рассказ, - мне действительно не легко говорить такое... Но я далеко не тот таинственный незнакомец, который так своевременно пришёл на помощь, как будто бы произошло какое-то настоящее чудо. Мне приходится время от времени помогать банкам с их... не слишком разговорчивыми и надёжными кpeдиторами. Как раз один из этих ребят оказался связан с мафией, в результате чего я и пострадал, - можно было выдохнуть, картина смотрелась более чем правдоподобно, и главное - она не касалась её самой, настоящей причины случившегося, - собственно говоря, работаю я как все люди, в официальной кампании. Мы занимаемся установкой кондиционеров и эти деньги как раз оттуда. Корпоративная выручка от установки целого комплекса в один из центральных офисов в городе. а пистолет... Когда меня ранили я просто убрал его в первое же, что подвернулось под руку. Я виноват только в одном - не рассказал всё с самого начала.

Он сидел прямо перед ней, совершенно спокойный и смотрел на неё не моргая, не отводя взгляда, уверенный в своих словах и их воздействии.

* - Не хорошо...(прим. итальянский)
** - Песня группы Гран-КуражЪ - "Это не игра!"

+3

9

The M Machine - Black (Trifonic Remix)
Итак… Мартин все же решил ответить на не совсем вежливый вопрос, не забыв перед этим деликатно пригласить молодую женщину освоить мягкое сидение дивана. И она с некой тревогой прислушивалась к его словам, лелея в отмытых и порозовевших пальчиках чашку с в меру горячим и безумно ароматным кофе, из которой время от времени делала мелкие глотки.
Признать честно - Эви не могла, точнее – не приноровилась, подобно профессионалам своего дела – сходу и сразу определять, какие точно эмоции владеют собеседником вплоть до попытки солгать. Отследить первичные реакции – да, возможно, те же руки и глаза всегда выдают наши импульсивные ощущения или желания, и порой мы отвечаем языком тела быстрее, чем овладеваем мыслями перед репликой или комментарием. Но ее собеседник сознательно «закрылся» от темнокудрой – хотя смотрел при это исключительно на нее; он тщательно выдерживал тембр голоса, точно модулируя даже малейшее отклонение вправо-влево от заданного тона «послушайте меня, мисс, я законопослушный гражданин».
И как бы итальянец не старался - Морель думала о нем иначе… Мартин представлялся ей Вольфом, да, тем самым Робертом Вольфом, который лишился памяти (и доброй части жизни), который долгое время был сам по себе, играя в сложные игры своей же судьбы, однако все равно преодолел все преграды на пути к самому себе, Властителю. Та же бита, кстати, сыграла в этой странной ассоциации не последнюю роль.
Сила. Прямота. Сосредоточенность.
«Кто ты, Мартин Манцони?»
Хозяин холостяцкой квартиры уже закончил речь и в свою очередь приступил к кофе; француженка никак не могла заставить себя нарушить тишину, потому что что-то здесь не складывалось в тот паззл, который ей с видимым усилием приходилось собирать из крохотных кусочков данных. Банк. Кpeдиторы. Бита. Пистолет. Кондиционеры. Есть замечательная игра-головоломка «Найди лишнее». Неожиданно для самой себя кареглазая поняла, что очень заинтересована в том, чтобы эту самую фальшивую деталь вычленить, убрать деструктивную переменную из общего уравнения, которое приведет Наблюдателя в ее лице к правильному ответу.
- Мартин… Ты… - Отставила чашку, в которой напиток успел уменьшиться наполовину, на столик, а затем вновь повернулась к нему. – Если, конечно, ты согласен на переход на «ты»… в конце концов, после всего этого… - И вновь пауза для подбора необходимых фраз – ее брови чуть сведены к переносице; Эви всматривается в смугловатое – а сейчас все же бледное  - лицо собеседника, однако терпит фиаско. Момент упущен. – Я знаю, что ты не так прост. – Кажется, Манцони хотел было что-то на это ответить, но сексолог просто не дала ему это сделать, приподняв пахнущую шипровым мылом ладонь. - Позволь мне это сказать.  Хотя, подожди…  - Прохладные пальцы повторно-настойчиво ложатся на лоб мужчины, она с почти беззвучным вздохом встает и сама направляется на кухню из гостиной-студии, чтобы набрать в высокий икеевский стакан воды и вернуться. Из бумажного пакета с медикаментами на свет божий появляются блистеры и флакончики таблеток, от маленьких розовых до весьма внушительных пилюль. Сама Морель не особенно доверяет фармацевтическим ухищрениям, спасаясь йогой и теми же травами от различного рода простуд или время от времени «прогоняя» весь организм через чистку. Но случай итальянца – особенный. Из упаковки на женскую ладонь «выщелкивается» две небольшие пилюли, которые Эви затем плавным жестом фокусника протягивает мужчине. – Выпей, пожалуйста.
А затем молодая женщина вновь устраивается едва ли не в медитативной позе на сидении дивана – непринужденно, по-свойски заводя ногу в джинсовой штанине под пятую точку – и машинально поправляет рукава синего свитера, который еще пахнет ее домом и ею самой, вырванной из грез по Фрейду и Фармеру.
- Я бы ни за что не решилась на визит, если бы... если бы не доверяла тебе. Поверь, я была готова набрать 911, которые приехали бы на вызов куда быстрее, чем я. Уж эти ребята точно не стали бы задавать лишние вопросы по поводу содержимого сумки. – Морель выдерживает которую паузу, чтобы Манцони понял – не будет ни воплей, ни криков, ни истерик в духе «о боже, куда я попала!»; скорее, по курсу маячит медленное выпытывание всей правды. Мартину даже стоит призадуматься, что хуже, на самом деле. – Ты помнишь, кто я. И знаешь, чем я тебе обязана. И либо мы пьем кофе и ты мне рассказываешь, что именно произошло с твоей ногой, максимально честно, - женское контральто выделяет модуляцией последние два слова, - либо я допиваю свой и ухожу без вопросов. – Гораздо мягче. – Считая, что долг закрыт и что больше нам лучше не видеться.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » A call in the night