vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » hometown glory


hometown glory

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Берлин | июль 2014 | День

Tony Danziger, Dietrich Danziger, Carolina Hoffmann
Каникулы в Европе или когда любимые родственники наконец-то снова приехали в гости.

+2

2

[float=right]This could be the longest day
And the night has yet to come
This must be the door to take
There's nowhere left to run
© Soulsavers feat. Dave Gahan - Longest day
[/float]У каждого свое понятие об идиллии и счастье, в поисках которого человек пребывает порой всю свою сознательную жизнь и в итоге не знает, может ли назвать себя по-настоящему счастливым. Ведь для кого-то счастье в непрекращающемся движении, приключениях и поиске новых впечатлений, от которых захватывает дух и хочется только повысить планку оного. Для кого-то счастье в ощущении любви или в лучах славы и внимания миллионов, тогда как другим для осознания себя счастливым избранником судьбы нужно значительно меньше от этой Злодейки. Некоторые находят свое счастье в семейном очаге, уюте и мирной жизни рядом с любимым человеком, детьми и даже домашним питомцем, о котором рано или поздно начинает мечтать любой ребенок. И, нужно сказать, что Пейтон уже какое-то время была склонна полагать, что такая жизнь была бы для нее. Представить только, насколько хорошо и прекрасно было то утро, когда она могла обнять не только сына, но и своего любимого мужчину, с которым доводилось жить на два разных города и позволять себе редкие встречи, что обычно приходились на выходные. Реже получалось выкроить чуть больше времени и умчаться куда-нибудь, будь то побережье Халф Мун Бэй или озеро Тахо. Но, по-настоящему бесценными были и навсегда, наверное, останутся приглашения Каролины погостить у нее в Берлине, куда они приехали всего пару дней назад.
Лин… она уже давно не была похожей на ту девушку, которой ее помнила Тони в своих детских воспоминаниях. В прочем, сама Пейтон тоже не осталась прежней, но в этом и суть жизни – она неизбежно наносит свои удары или дарит поблажки, под давлением которых, так или иначе, происходят перемены. Кто-то падает, кто-то возвышается. И, глядя на младшую сестру Дитриха и свою хорошую подругу, темнокожая женщина надеялась, что произошедшие перемены были действительно тем, что делало ее счастливой в этой жизни, рядом был любимый мужчина и не отрывками, а постоянно, каждый день и ночь.
Тем днем Тони проснулась вовсе не раньше всех, как бывало обычно, когда приезжал в Сан-Хосе Дитрих, и она старательно пыталась приготовить вкуснейший завтрак для их небольшого семейства, вынужденного жить так, как жилось. Девяти часовая разница во времени между Берлином и Сан-Хосе сломала ее внутренние биологические часы, из-за которых она пока еще не была способна бодрствовать днем, когда в родной Калифорнии она в этот час спала. Часы на прикроватной тумбочке, к которым дотянулась женщина, показывали четверть трех. И тут от увиденного времени было в пору взяться за голову – страшно позднее время то было для нее! Обычно к этому времени она успевала не только с завтраком, но и прогуляться с Ноа на игровую площадку, сходить в маркет и даже позвонить своей подруге Лорелее, которая часто любила зайти к ней в гости после обеда. Раньше та частенько заходила к ней вместе со своей дочкой Джиной. Но, с тех пор, как ребенок вырос и стал скорее походить на капризную юную леди, нежели на благодарную своей бедной матери девушку за любовь и принесенные жертвы во благо ее воспитания, Лора приходила одна. Хорошо было еще, наверное, то, что Пейтон не забыла, как Дитрих еще, кажется, час назад, чмокнул совершенно сонную и с трудом оторвавшую от подушки голову возлюбленную, предупредив о том, что сводит их маленькую и любопытную радость на прогулку. Так что, поднявшись из постели, Тони поплелась в ванную, где приняла быстрый бодрящий душ, после которого могла спуститься на первый этаж дома четы Хоффман, чтобы застать там хозяйствующую Каролину.
- Здравствуй, Лин! – поприветствовала пока еще сонным тоном голоса свою давнюю подругу Тони, появившись на кухне. – Хотя, по правде даже не знаю, как лучше было бы сказать и пожелать: доброго дня или утра? В Калифорнии сейчас только светать должно, кажется, - добавила темнокожая женщина, решив отнестись к своей непривычке к местному времени с долей шутки и иронии. А в прочем, почему бы и нет? Если бы не эта разница во времени, она бы не чувствовала себя так неловко в доме, где их семейство, кажется, были рады видеть всегда. Так было тогда на Рождество две тысячи первого, так было и сейчас…
Однако, не смотря на это, Тони не могла себе позволить пользоваться статусом гостьи, чтобы безнаказанно валяться в постели до обеда или даже дольше. Гости тоже могут надоесть и она сама прекрасно знала об этом. В особенности, благодаря своей старшей сестре, которая любила наведываться в Сан-Хосе с детьми или без оных, но знатно полоскала мозги младшей.
- Чем занимаешься? Может быть, я могу тебе помочь с чем-то? – предлагает свою помощь Тони, прежде чем подойти к окну, из которого можно было увидеть очертания парка, куда вполне возможно Дитрих решил сводить Ноа. В прочем, куда сходили мужчины, они все узнают по их возращению, а пока стоит окончательно проснуться и занять себя хоть каким-то делом.
- внешний вид -

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-10 18:37:55)

+1

3

Отпуск - лучшее время даже если работа является любимой и ты души не чаешь в ней. Такая мысль мелькнула в голове Каролины, когда она получила одобрение на небольшие каникулы в своей школе, в связи с приездом родственников, которых так ждала. Ее курсы по рисованию не были в числе тех, которые даже во внешкольные дни преподавались вне зависимости от учебы. Наоборот, благодаря добровольности посещения, ее группа состояла только из тех, кто действительно был заинтересован в искусстве, а потому она могла легко договориться как с начальством, так и с родителями, которые входили в положение своей любимой учительницы, и позволяли сделать небольшие каникулы.
Звонкий смех, разговоры, заполняющие пустующий дом, посиделки за ужином в обсуждениях планов на отдых и рассказы о том, что творится у каждого в жизни. Блондинка была очень рада этой суматохе, заполнявшей ее размеренную, выверенную до минуты жизнь, в которой иногда становилось одиноко и скучно, ведь Томас несколько месяцев мог отсутствовать дома, занимаясь съемками или работая над каким-то проектом, в связи с чем ему нужно было побыть далеко и желательно в одиночестве. Обычные будни творческого человека. Объясняла Лин поведение мужа таким образом, прекрасно узнавая себя в некоторых моментах. И Каролина надеялась провести все эти выходные вместе с Томасом, братом и его семьей, то у мужа были другие планы, сформированные значительно ранее, а потому легким дуновением ветра его унесло куда-то в Лондон на съемки документального фильма про одну медийную персону, о которой блондинка если и слышала, то только со слов самого Тома, самостоятельно не интересуясь подобными личностями, находя вокруг себя куда более интересных людей, чьи истории намного впечатляющие и удивительные.
Этим утром, когда солнечные лучи игриво скакали между занавесок и щекотали щеки девушки своим прикосновением, Лин проснулась достаточно поздно, если сравнивать со всеми другими днями.
- Привет, - расплываясь в улыбке тихонько ответила на звонок девушка, только успев переодеться и спуститься на кухню, чтобы успеть приготовить завтрак и встретить гостей, отдыхающих после бессонной ночи. - Да, все хорошо. Встретила, заселила, помогла со всем, чем нужно было. Ахахах нет, еще не накормила до отвала, все еще впереди. Ребята спят еще. Подожди секунду. - выудив откуда-то из сумки. что стояла на стуле наушники, девушка подключила гарнитуру, чтобы не только болтать, но и заниматься домашними делами. - Так, я тут. Ахахах, - тихий смех заполнял залитую светом кухню, и то и дело его дополняло пение птиц из-за окна, и звуки посуды, перемещающейся со стола на столешницу. Пока блондинка мило ворковала с мужем, обсуждая приезд брата, рассказывая, как они добирались из аэропорта, собрав пробки на дороге и играя с Ноа по пути домой. Ее голос звучал воодушевленно и был наполнен радостью и предвкушением от каникул, которые она проведет в кругу семьи. - Я соскучилась. Когда ты сможешь приехать? Дит спрашивал, чего ты укатил за тридевять земель, хотел что-то с тобой обсудить. А ты... - мастерски изображала она расстройство, улыбаясь уголками губ, чувствуя, как от этого обычного разговора ей становится лучше и спокойней. Каролина продолжала тихонько разговаривать с мужем, параллельно готовя тесто для блинчиков, которыми хотела угостить брата, Тони и Ноа. За разговорами и обсуждениями рабочих будней Томаса, рассказами Каролины о последних рабочих днях, девушка успела сделать завтрак на всю честную компанию, сварить кофе и, устроившись в мягком кресле выпить бодрящего напитка, нашептывая в небольшой микрофон гарнитуры различные приятности для Томаса, которыми они постоянно обменивались, стоило ему только уехать в командировку. Не смотря на то, что между ними частенько стала пробегать черная кошка раздора, оставляя за собой уйму вопросов и так мало ответов, Лин и Томас все еще били полны нежности и любви друг к другу, выражая это в небольших, но понятных для них двоих подарках или вот в таких долгих, порой даже бесконечных разговорах по телефону, где они открывались друг другу даже больше, чем когда были рядом. Каролине этого было более чем достаточно и она наслаждалась каждым мгновением рядом с любимым человеком, сумевшим разделить с ней жизнь, принять ее такой, какой она была, не желая подстраивать под себя. Именно такой она видела семейную жизнь и была счастлива, что все сложилось так, как есть.
После завтрака Лин устроила уборку в гостиной, где еще стояли несколько сумок Тони и Дита, которые вчера не попали под разбор и мирно покоились в углу комнаты. Вчерашний вечер был переполнен разговорами, обсуждениями, радостными играми и эмоциями, которые били через край у всех. Так радовались они встрече после долгой разлуки. Вообще, переехав в Берлин, Каролина была главной зазывалой в гости для всех, кто остался в Сан-Хосе и Сакраменто. Ее друзья были ее семьей, и девушке хотелось, чтобы они чаще были рядом, чтобы они тоже увидели красоты Берлина, города, где творилась история, пусть и не всегда хорошая, но достаточно яркая, пропитавшая каждый кирпичик в городе. И именно поэтому вот уже который год подряд, Лин звала в гости Тони и Дита, иногда сдающихся под напором девушки и вот так, как сейчас, гостивших у нее в доме. Когда Дитрих и Ноа появились на кухне, Каролина быстренько оформила им завтрак, наблюдая за любимыми мужчинами, уплетающими за обе щеки и блинчики, и фруктовый салат, который она тоже успела сделать, пока болтала с Томасом. Хоть Лин давно выросла и была уже взрослой женщиной, но именно с Дитрихом в ней просыпалась та маленькая девочка. которая всегда видела в брате защитника, опору и самого дорогого человека после мамы. От того она и не могла усидеть на месте, ухаживая за ним, периодически обнимая его, и чувствуя неописуемую радость, для которой так сложно подобрать слова. А когда Дитрих решил показать Ноа чудесны парк, раскинувшийся рядом с домом четы Хоффманн, Лин рассказала о детской площадке, расположенной в центре этого живописного зеленого островка, ну и конечно не смогла скрыть новость о новой кондитерской, открывшейся неподалеку, куда рекомендовала сводить племянника и обязательно угостить его сладостями.
Когда на кухне появилась Тони, Каролина уже потихоньку выбирала продукты для обеда, оценивая содержимое холодильника и строя планы на ужин. - О, привет! - радостно поприветствовала Лин невестку, встретив ее улыбкой и искрящимся от радости взглядом. - Выспалась? Хех, думаю, еще пару дней ты будешь путаться во времени, пока окончательно не выспишься и не войдешь в колею. Пусть будет день! - подмигнула блондинка, подхватив кружечку и направляясь к турке, где уже был готов кофе, заполнявший своим чудесным ароматом всю кухню. - Кофе? Только что сварила, прям как знала, что ты спустишься. Дитрих с Ноа ушли прогуляться, думаю, им понравится в парке, того и гляди не вернуться! - усмехнулась девушка, выставляя на столик тарелку с блинчиками и салатом. - Да вот, готовлюсь к обеду, а то я вчера не успела ничего приготовить, ужасно стыдно. Хочу угостить вас кое-чем. - Хоффманн порхала по кухне, доставая чашки, тарелки и нож с доской. - Что ты! Я сама, тебе сегодня нужно отдохнуть, у тебя еще переаклиматизация, так что не утруждайся. Лучше расскажи, как у вас дела, что новенького? Эх! Я так рада, что вы добрались, жаль, конечно, Том в отъезде, но я приготовила нам очень серьезную программу на каждый день, надеюсь, вам понравится.
Девушка поставила перед подругой чашечку с горячим напитком, а затем подошла и обняла долгожданную гостью, ставшую частью семьи задолго до того, как ее братец решился сойтись с Пейтон. - Я так соскучилась, ты бы только знала! - шепнула она на ухо Пейтон, обнимая крепко.

+5

4

[float=right]Hey little fighter,
soon it will be brighter,
we're over the stormy end.
I'll find another one to make it better,
some day in the ruins we made.
© Sunrise Avenue – Stormy End
[/float]Кухня… сколько же все-таки ценных и неподражаемых воспоминаний было связано у Тони с этим местечком в доме, где обычно собиралась за завтраком или ужином вся семья. Ведь именно на кухне всегда по ее мнению было тепло и уютно, пусть какие горести не происходили с ней в ее непростой жизни. В прочем, в не последнюю очередь потому, что именно на кухне у нее всегда была возможность отвлечься от любых проблем, свалившихся ей на голову, как снег среди июля, принявшись за готовку различных блюд. Именно здесь, на кухне зачастую пахло выпечкой, которую Пейтон старалась приготовить не столь для себя, сколь для других. Например, затем чтобы угостить друзей в школе или немного погодя, когда в ее жизни закрутился вихрь романа с одним светлоглазым немцем – для Дитриха, пусть даже готовить в тот давний период времени она только отчаянно училась, буквально вырывая минутки для этого сугубо женского, как многие до сих пор полагают, занятия. В прочем, такого же мнения и была темнокожая леди, не единожды давая понять, что мужчине нечего делать в женском царстве, коим являлась ее кухня. Определенно, пусть мужчина полагает, что на кухне готовится обед, а женщина наивно верит в то, что ее лучшие годы обязательно пройдут именно возле плиты. Так или иначе, это было тем, что она с радостью и долей самоотверженности могла подарить своему сыну и любимому мужчине, когда тот приезжал к ним с Ноа в Сан-Хосе, как всегда по выходным и лишь изредка задерживался на более продолжительный отрезок времени. Не так давно у них была возможность смотаться на свое любимое побережье, именуемое Халф Мун Бэй. Именно с этим небольшим клочком калифорнийского побережья неотрывно были связаны их частые побеги в прошлом, когда на старом Бьике отца Тони они за последние деньги отчаливали туда на пару дне, и в настоящем, когда они просто скрывались там от всего мира, упиваясь своей кратковременной идиллией.
Оглянувшись по сторонам, Пейтон не могла не уделить внимания тем деталям, которыми окружила сестра брата в этом небольшом, но чисто женском уголке дома. Надо полагать, что Лин точно так же, как и ее матушка была отменной хозяйкой и любила готовить? В прочем, так оно на самом деле или нет, у Тони еще будет время справиться у белокурой немки, что сейчас господствовала на кухне.
Возвращаясь в своих воспоминаниях к тому давнему и оставленному уже далеко позади вечеру Дня Благодарения, когда темнокожая женщина будучи еще школьницей познакомилась с матерью Дитриха и Каролины, Пейтон не могла не заметить, насколько обстановка, царившая в этом уголке дома была схожей с той небольшой кухонькой в их доме на Черри Стрит. Помнится, именно там госпожа Данцигер рано утром угощала Тони чаем, тогда как сейчас, много лет погодя (правда вовсе не утром, а лишь в обед) Линн угощает ее свежезаваренным кофе, аромат которого витает в воздухе и заставляет ту еще любительницу кофе, прикрыть глаза от удовольствия. Она словно довольная и заспанная кошка сейчас вдыхала приятный аромат, к которому еще стоило добавить разве только капельку кардамона и корицы. Ну, и может быть немножечко темного шоколадного сиропа? В прочем, и без него мог получиться приятный аромат.
- Я, наверное, уж никогда не отосплюсь и не привыкну, - без особенного энтузиазма отвечает Тони младшей сестрице Дитриха. Правда, стоит это недовольство списать все-таки на смену часовых поясов, а не на отсутствие радости пребывания здесь, в Германии. Определенно Пейтон нравилась перспектива длительного пребывания пускай и в совершенно чужой, порой даже не понятной ей стране, где она могла проводить постоянно время с любимым мужчиной сыном. – В прочем, может быть, именно тогда, когда я привыкну – нам придется уже регистрироваться на обратный рейс в Калифорнию? С моей-то удачей… - с долей иронии добавляет темнокожая женщина, не позволяя себе слишком долго думать о том, насколько быстро имеет обыкновение пролетать время. К сожалению, все счастливые дни слетают, словно одно мгновение. – Да, я не откажусь от кофе. Сейчас оно меня быстро взбодрит, - согласно кивает она на предложение фрау Хоффман, что хлопочет вокруг нее, подавая не только чашку для кофе, но и уже в следующее мгновение, наливая в нее темное кофе. Ах, и какие же вкусные на вид блинчики! Кажется, что за то время, которое женщина пробудет в гостях у гостеприимной родственницы, она порядочно наберет лишнего веса!
– Можно я совсем обнаглею и порыщу в поисках специй? – спрашивает Тони, поднявшись из своего стула. Определенно женщина знала, что если продолжит сидеть на одном месте, то не просто не отделается от сонливости, но и совершенно не взбодрится, тогда как ей хотелось ловить удовольствия от каждого проведенного здесь мгновения. – Хочу добавить в кофе немного кардамона и корицы – пробовала это сочетание? Одна моя подруга из Сан-Хосе, предпочитает, к примеру, мускатный орех, – вспоминает Тони свою лучшую подругу из школьной парты, с которой они дружили и по сей день. – Кстати, ты должна ее помнить, Лора ее звали, она родом была из Пуэрто-Рико, - добавляет женщина, отправившись на поиски желанных ней специй.
- Не говори ерунды! – решительно взялась журить Каролину Тони. – Нашла за кем ухаживать, - деланно строго вела дальше темнокожая женщина, прежде чем сделать глоток настоящего божественного кофе, к которому она добавила понемногу специй. – Ммм… обожаю этот напиток, - не удержалась Пейтон, высказав все то, что было у нее на уме в данный момент времени. – Тебе определенно тоже стоит попробовать. И незачем делать всего одной, когда я хочу помочь – чем же мне еще заняться, Линн? – добавила она, укоризненно посмотрев на белокурую женщину, которая, кажется, еще совсем недавно была маленькой смешливой девочкой, спасшей ее от расспросов матери, к которым обычно никогда молодые люди не могут быть готовы.
- Я тоже очень-очень рада, что мы приехали, - отвечает на радостные слова Каролины все еще только будущая миссис Данцигер. Она обнимает немку, прижимая ее к себе, как когда-то, когда они были еще намного младше, возможно менее умными и по большей части детьми, что искали в этом мгновениями жестковатом мире своего счастья.
– Боже, Линн… - немного отстранившись, Тони смотрит на сестру Дитриха и свою давнюю подругу особенно внимательно, безотказно находя в ней определенные черты, которые не могли не нравиться, ведь напоминали они определенно сильную и добрую женщину. - Ты так похожа на миссис Данцигер сейчас, такая же красивая и хозяйственная, как она... - вздохнула Тони. Сейчас она вновь припомнила (в который раз уже) тот день Благодарения, на котором ей пришлось познать всю долю материнского любопытства. В прочем, как и призыва к серьезности и ответственности, о которых не так сильно заботились в семействе Брик.
- Расскажи, как ты? Брось пока готовку, мм? – с долей озорного заговора предлагает женщина, намекая на отличный момент уединения. Ведь, в самом деле, пока они одни, то могут себе вполне позволить немного посекретничать. – Выпей со мной кофе и расскажи, как тебе живется тут? Никто ведь не обижает тебя? – спрашивает она с долей шутки, но в то же самое время уделяет достаточно внимания выражению лица немки. – Потом вместе что-нибудь сварганим для наших мужчин. Помнишь, как когда-то в Сан-Хосе? Когда еще мы уличим такое уникальное мгновение для чисто женских разговоров? – предлагает Тони, не желая отпускать Линн к тем делам, что она затеяла на кухне. Они ведь никуда не денутся, нет?!

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-16 20:05:26)

+5

5

Что такое радость? Что такое счастье? Есть ли четкое понятие, описывающее каждое из этих двух состояний, которое сходилось бы у всех людей на планете? Блондинка не была в этом уверена, но знала, что есть нечто иное, что могло бы объединить каждого на планете, одно чувство, которое сильней всех, которое дает силы вставать, когда уже нет сил, открывать глаза, чтобы увидеть лицо дорогого сердцу человека, и имя этому чувству – любовь. С того момента, как стоило гостям войти на кухню сегодняшним утром, Каролина не могла наглядеться ни на Дитриха с Ноа, ни на Тони, которая еще не совсем проснулась и была рада началу нового дня. Во взгляде девушки, было столько теплоты и желания запечатлеть каждый миг нахождения гостей в доме, что всего этого хватило бы обогреть весь дом, если бы она была печкой. Расстояние делало свое дело, сея в сердце неприятное чувство одиночества, которое имело привычку просыпаться, когда муж светловолосой особы уезжал по работе на другой конец страны, или еще хлеще – планеты.
- Меньше пессимизма, милая. Пару дней и ты привыкнешь, - продолжала подбадривать подругу и делиться с ней своим неиссякаемым, как казалось многим, оптимистическим взглядом на все вокруг. – Конечно, правый крайний шкафчик от окна, - указывает Лин на место нахождения специй, когда Тони решает немного изменить классический напиток. –Кардамон и корица? Нет, не пробовала, они сочетаются? – с интересом любопытствует девушка, продолжая накрывать стол и ухаживать за невесткой. – Лора… - задумчиво произносит Хоффманн, пытаясь выудить из памяти лицо девушки, о которой говорила Тони, потому что имя она точно помнила, а значит, они общались, и их история наверняка где-то в голове хранится. – Хм, имя помню, а на лицо не могу вспомнить. Эх, совсем постарела, уже склероз пришел! – усмехнулась Каролина, выставляя тарелки и переключая свое внимание на холодильник. Наверное, мало кому нравятся хлопоты, готовка, уборка и вечный бег от одного угла к другому, но Лин была из числа тех людей, кому в радость было ухаживать за другими, внимательно слушать и примечать полезную информацию об окружающих, их привычки и предпочтения. Она делала все это потому, что ей это нравилось, как говорится от чистого сердца, хотя кому-то это может показаться странным. Долгое время она принимала подобное, не имея возможности отдавать ровно столько же. Она ценила труд тех, кто помог ей стать той девушкой, что смогла вопреки всем прогнозам пойти, зажить обычной жизнью, увидеть страны, о которых могла только мечтать… Потому Лин не особо хотела грузить Пейтон домашними заботами, а с радостью готова была дать ей возможность отдохнуть от всего этого хотя бы у нее в гостях, ведь у себя дома ее драгоценная подруга была мамой и женой, а это отдельный вид работы, куда сложней любой другой.
-Сиди и ешь! – решительно ответила девушка на попытку Тони отвоевать себе работу на кухне и помочь ей с обедом. Хоффманн продолжала держать позиции и доставала продукты: овощи, мясо для разморозки, фрукты, чтобы выложить их в тарелку для маленького мальчугана, который скоро должен будет вернуться с прогулки.
- Как минимум, хотя бы десять минут не сопротивляться моим правилам и просто выпить горячий кофе, - рассмеялась белокурая девушка, поправляя прядь волос, упавших на лицо. –До чего же ты настырная! Прям диву даюсь. – намывая овощи проговорила Лин, после чего обошла стол и обняла свою любимую вредину.
-Что ты, - немного смутившись от слов Пейтон, отмахнулась Каролина. Ее щеки немного вспыхнули румянцем, все-таки такое сравнение было выше любой похвалы, ведь девушка безмерно любила маму и хотела походить на нее. Она многому научилась у мамы и всегда стремилась стать хотя бы на толику такой же сильной, добродушной, хозяйственной и заботливой мамой, как и она. Но хоть мамой Каролина быть не могла, это не мешало ей подарить всю себя тем, кто получил место в ее сердце, кому она доверяла и кого считала семьей. –Кстати, надо будет с ней созвониться по скайпу и передать огромный привет от всех нас. – загорелась идеей Каролина, зная, что это будет очень даже забавно и точно порадует мамулю, с которой она давно не виделась. В ее планах давно уже мелькала поездка и в Сакраменто и в Сан-Хосе, но обстоятельства то и дело отодвигали ее все дальше и дальше, сводя общение с близкими на международные телефонные переговоры или же переписку в мессенджерах.
- Эх, не хватает еще продуктов. Молоко закончилось… Надо будет потом сходить в магазин, а то доставка точно запоздает, и останемся мы вовсе без ужина… - немного задумчиво подытожила Каролина осмотр холодильника. Когда же Тони в очередной раз заговорческим тоном предложила отложить готовку и просто поболтать, Каролина несколько секунд смотрела на эту коварную особу, которая все-таки добилась своего и склонила блондинку на свою сторону. – Хорошо-хорошо, уговорила.
На лице девушке снова заиграла улыбка, и она налила себе кружку кофе, добавила специи по рекомендации Тони, так как ей стало очень даже интересно подобное сочетание.
- У нас все хорошо, - подхватывая кружку и тарелку с ореховым печеньем, Лин устроилась напротив подруги, мысленно пытаясь собрать все то, что ей так хотелось рассказать, чем так хотелось поделиться. – Да и кто бы посмел меня обидеть? У меня же такая крепкая стена перед собой! Вряд ли найдется желающий вредить себе так бездумно… - рассмеялась Каролина, намекая на хорошую физическую подготовку мужа, тщательно оберегавшего свою жену и внимательно следившего, чтобы никто подозрительный не нарисовался рядом с Его женщиной. Хотя Томас не был ревнивцем, да и с чего бы, но Хоффманн всегда демонстрировал, что белокурая девушка с самой запоминающейся улыбкой и ярким взглядом голубых глаз его, и лучше ей просто любоваться. – У Томаса в декабре запланирована встреча с одним из режиссеров американской студии, забыла его фамилию, но это не особо имеет сейчас значения, ведь это значит, что мы скорей всего полетим в Калифорнию! – радостно известила о своих планах блондинка. – Надеюсь, ничего не изменится, и мы проведем немного времени в штатах. А еще недавно мне поступило предложение работать на одно местное издательство. Это, конечно, в корне меняет многое в работе, но я решила подумать. Перемены не всегда плохо, тем более, когда выпадает такой шанс! – продолжала оживленно вещать Лин, между делом выпивая кофе и заедая печенькой. –А как у вас дела? Ноа так вымахал! Боже, как быстро растут детки, особенно, когда их не видишь долго. Если в следующий визит вас к нам он уже будет ходить в школу, я вас не выпущу отсюда вообще! Все пропустили, Том так вообще. Он жутко хотел его увидеть. Надеюсь, что ему удастся вырваться хотя бы на денек между съемками.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » hometown glory