Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Акт II. Buenas noches, señor policía!


Акт II. Buenas noches, señor policía!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ САКРАМЕНТО | 4 ГОДА НАЗАД, СЕНТЯБРЬ | ВЕЧЕР

Rey Mitchell & Cattleya Rodriguez
http://sg.uploads.ru/t/ijYvH.jpg |http://sh.uploads.ru/t/dTh63.jpg

Вот только-только Лея поверила в то, что существуют хорошие полицейские  в братии правопорядка, как ее готовы уложить лицом на капот и арестовать.
И за что, спрашивается?..
За взлом собственной машины?!

Отредактировано Cattleya Mitchell (2016-11-11 14:54:38)

+1

2

Чёртов вечер... Чёртово дежурство и чёртов город! Да пошло оно всё...

Настроение у Пола Миллера, тридцатилетнего офицера патрульной службы, уже начинающего полнеть из-за слишком большой любви к пончикам и коле, было не просто плохим или ужасным - оно было ровным счётом никаким, да и было из-за чего.
Несколько лет уже длится его судебный процесс по поводу возможного развода с женой, которая никогда не упускала возможности лишний раз напомнить ему про его молодую русскую любовницу, с которой та однажды застала его на улице, совершенно случайно. Однако помимо ревнивой супруги, которая каждый день пилила ему нервы и мозг, ему и без того было над чем серьёзно думать: около года назад та самая любовница перестала встречаться с ним на постоянной основе, обусловливая это тем что Миллер год от года становится всё более и более походящим на моржа из-за своей тяги к пончикам и коле, что конечно же подливало масла в огонь и расшатывало без того расстроенные нервы офицера. До недавнего времени только работа и спасала его от постоянных нападок со стороны жены и любовницы, однако рано или поздно вулкан, который копит в себе неимоверную энергию, взрывается. Так и получилось с Полом и потому однажды его начальнику надоело постоянно выслушивать от подчинённого различные недовольства или жалобы и тот вынужден был отправить его в один из самых не спокойных районов Сакраменто в надежде на то что это хоть как-то поможет, однако это было очевидной ошибкой и теперь обиженный и обозлённый на весь свет, офицер Миллер только и искал повода вынести своё гнев на первом же попавшемся правонарушителе. и надо бы сказать что к его вещему удовольствию случай такой вскоре представился.
Объезжая свой район по периметру и в очередной раз мысленно проклиная тот самый день, когда судьба свела его с источником всех его бед, как он теперь называл свою жену, его внимание привлекла весьма интересная картина: в одной из подворотен стояла какая-то машина, которую судя по всему, пытались вскрыть и угнать. Вот это была удача для него!

Может, хоть теперь начальник заткнётся... - с усмешкой подумал он, потянувшись рукой к рации и одновременно поворачивая ближе.

- На связи офицер Миллер, в западном квартале совершается угон автомобиля, беру на себя.

Предупредив в участок о своих намерениях, Пол подъехал ближе, осветив фарами своего автомобиля переулок и заметив молодую девушку, что сидя на коленях пыталась вскрыть машину, остановился. Бегать он не любил и не собирался, тем более что одетая в весьма открытую одежду, главной деталью которой были откровенные и немного рваные короткие шорты, определённо могла убежать от него и сделала бы это определённо проворнее, а потому нельзя было упускать возможность арестовать такую красотку, тем более что в некотором роде она напоминала ему любовницу своей фигурой и телосложением. Он взял фонарь и вышел из машины, направив его в сторону вскрываемой машины. Поправив кое-как удерживаемую на плечах куртку, которая определённо никоим образом не хотела сходиться как надо, он направился к ней. Наконец у него появилась возможность оторваться на полную и рядом не было никакого начальства.

- Вам не темно? - с усмешкой грубо заговорил он, - может, стоит подсветить? Предлагаю не делать глупостей и встать на ноги, удерживая руки так что бы я их видел.

Он старался начать разговор максимально спокойно, всё же от части честь собственного мундира была для него не пустым звуком, а полиция всегда славилась приветливостью по отношению к простым гражданам, даже таким кто совершал преступления, если, конечно, они не представляли опасности.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/GUez5.jpg[/AVA]
[NIC]Paul Miller[/NIC]

Отредактировано Rey Mitchell (2016-11-12 12:07:21)

0

3

Xilent - Touch Sound

- Я не подведу, пусть он там даже не сомневается.  Я постараюсь.
- Я знаю, милая. – Венера поправляет воротник жакета, аккуратно скользит идеально наманикюренными пальцами по складке на талии. Его почти отеческими прикосновениями можно снимать стресс и панику перед одним из самых серьезных выступлений этого месяца. – Тем более, он не огорчился особо, просто по-своему переживает за Кармен и ее мальчика.
Из зала слышатся первые ритмичные хлопки… а потом вступает завораживающая мелодия, кажется  - Choose Me II. Мне она нравится, но танцевать надо будет под другую. Да и судя по восклицаниям восторженных посетителей, порядочно разогретых и первыми саундами и алкоголем, кто-то уже плавно изгибается под примочки и протяжные ноты на сцене, кто-то из девочек, кому нравится этот ритм.
Однако, Джезз решился на мою помощь, хотя прежде всего - я сама от себя не ожидала такого смелого предложения. Рассматривая в отражении большого зеркала в почти пустой гримерке своих шорт на ягодицах, я размышляла попутно о том, что рваные порезы – это конечно хорошо, но лишь бы они не разошлись сильно, иначе к молитвам в следующее воскресенье за непутевого папашу и братьев добавится еще и что-то вроде просьбы об отпущении грехов.  Я встаю перед амальгамой прямо и изучаю лицо. Не накрашенное. Совсем открытое. Глаза  горят – это хорошо. Даже Венера отмечает это, отводя в сторону высоко заколотый локон простой прически.
- Не волнуйся. Откроешь сет – и свободна, к смене припишем.
Телефон жужжит, я отвожу взгляд от отражения щедро насурьмленных, полных одобрения, глаз на темнокожем лице. «Borrico». Сброс.
«О, возлюбленная Гранада, восхищенных очей отрада…»
Попускает с первой строчки; причем попускает с двух сторон сразу. И невнятный страх перед выступлением – да танцевала ведь уже, тем более репетировала – и злость на метиса. Альварез зарвался так в просьбах через знакомых и подруг, что я попросту переименовала его контакт и даже хотела заблокировать… да вот только мой бедный старенький Камаро останется без весьма качественного ремонта.
Надо либо менять механика – либо саму машину.
Вот и все.
***
… зал встречает меня темнотой, лишь полукруглая сцена обрамлена по квадрату за ней голубоватыми крупными светодиодами, закрепленными прямо квадратом на стене. Моя фигура будет двигаться силуэтом, зрителям не нужно ничего больше. Доказано и не раз.
Пошло вступление.
И одновременно мурашки по коже.
Touch sound…
Выгибание всем телом, наклон вниз почти до пола. Я впитываю музыку, как будто больше нет ничего, что могло бы нести в себе больший смысловой посыл. Вправо, влево, волнообразное приседание и подъем…
I know you want to touch sound…
И вот теперь ее можно действительно коснуться, действительно плавно развести ладони, объять, уводя бедра вправо, влево, снова вправо… Древний танец живота на современный лад от консервативной Испании…
Передышка, выдох, я пою беззвучно вместе с девчонкой, которая мягко вкладывает фразы в музыкальный ритм, держа микрофон у самых губ. И я знаю, что она тоже смотрит на меня.
Touch, touch, touch sound…
Гибкий уход в сторону. Маятниковое возвращение. Вот так, по нарастающей… В кедах удобно, они не скользят по лакированному покрытию, они позволяют изгибаться морскими волнами, выбрасывая при этом все тело вперед, чтобы поймать каждую нотку…
Музыка стихает, так же плавно, как и начиналась. Я ощущаю, как по спине под весьма открытой и приталенной жакеткой сползает единственная капелька пота. Свет постепенно разгорается – рассеянный и мягкий, он отдает тем же голубоватым оттенком, и не режет взгляд.
Мне бодренько аплодируют, я быстро кланяюсь – о боги, о мадонна, это что там так предательски трещит на пятой точке? шорты?! – и почти убегаю со сцены. Свист, хлопки, а Джезз не теряет настроение вечера и принимается уже за Reality… Тоже шикарная тема, гораздо динамичнее… По законам жанра, сейчас заведенная толпа сама пустится в отрыв…
***
Пять пропущенных – нет, он меня положительно бесит.
Не переодеваясь, я машу на прощание девочкам и Венере и топаю на выход, прихлопывая чересплечной сумкой со сменной одеждой по бедра в шортах. Да, там что-то с ними не так, но Камаро стоит в переулке за клубом, сейчас я быстренько сяду и буду дома через пять минут. После смены ждали душ, ужин и лекции. Социология – вещь, она прям поразительно сочетается с моей работой…
Я усмехаюсь, кидаю сумку на пассажирское сидение, вставляю ключи в замок зажигания и… черт бы тебя побрал, Альварез.
- Не бросай трубку! Давай поговорим!   – Торопливо проглатывая слова, Дэйв пытается высказаться о явно наболевшем и одновременно удержать меня на связи.
- Хорошо. – Вбираю полной грудью воздух – пахнет старой кожей, яблочным ароматизатором для машин, пастилками, и даже немного мятой. Я более чем возбуждена танцем, и знаю, что тут уже не помогут ни Дюма, ни кто либо еще, но надо же как-то остановить этот поток звонков... – Говори.
- Тебе наврали, понимаешь? Это все Рикардо! Он не мог видеть нас с Линой.
- Тебя видел не только он. То, как вы зажигали в том туалете, слышали все.
- Это ничего для меня не значит…
«И ПРИМИ ОТ МОИХ КАСТИЛИЙ В ДАР ТРИ КРЕПОСТИ В ПОЛНОЙ СИЛЕ…»
Кастилья. Как же я хочу туда…
«Меняй механика, Лея. Меняй. Найти другого – один звонок тому же Томасу и две минуты дел» Чистая правда – Том Морт, второй управляющий нашего клуба – это кладезь полезной информации и желание творить добро в чистом виде.
- Конечно, не значит.   – Я бессознательно отворяю дверь, я выхожу из машины, в моих глазах полыхает ярость, пока вечерняя прохлада пытается безуспешно остудить лоб, я понимаю, что сейчас ударю, ударю, что есть сил, по низкому заборчику носком ярких серебристо-черных, в тон шортам и жакете, носком, я ударю дверцу, очень громко, очень сильно, я ударю затем по самому многострадальному автомобилю выгоревшей бежевой расцветки, по самому верному другу, наверно. – Конечно, не значит! Альварез, иди к черту! - Добавляю через буквально секунду. - Vete tomar por culo! Не звони мне больше!
А теперь надо выдохнуть. Осмотреться – не всех ли я распугала своими воплями и своеобразным продолжением танца. Засунуть телефон в символичный карман шорт, потянуться пальцами к дверце и…
- Hostia!
Еще раз воровато осмотревшись, я вспоминаю далекие и весьма сомнительные морально уроки братца Тони. «Можно сделать это чем угодно, Цветочек. Скрепкой. Крепкой булавкой. Шпилькой для волос…» Шпильки были. Я быстро вытащила из темных мягких локонов одну упругую металлическую «вилочку» и принялась за замок, время от времени отвлекаясь на окружающее. Вроде бы тихо, и прохожие только на перекрестке авеню, и вроде бы я уже почти, вот…
Скрип шин ворвался в напряженные мысли как нечто чужеродное и совершенно лишнее. Я приподнимаю голову – а по глазам режет неоновый свет фар полицейской машины.
«Да твою же мать… Что же это за вечер такой!»
Один шанс на миллион, что это… да. Это сержант Митчелл. Был у меня такой знакомый, провели вместе однажды прекрасным августовским вечером минут двадцать, пока он подвез меня к боулинг-клубу с отличным и завлекающим названием «Покатай свои шары»…
Нет. Не Рей. И взгляд у этого полноватого мужчины пованивает пошлостью, когда я встаю, выпрямляюсь и отхожу на шаг назад, щедро освещенная фарами.
- Это моя машина. – Пауза.  – Добрый вечер, сэр. – Еще пауза. – Все не так, как вам кажется.
И тут я начинаю почти истерически усмехаться, потому что менее пяти минут назад кто-то по телефону говорил мне то же самое. Облегчение просто окатывает меня волной, мурашки снова бегут по телу, я вскидываю руки, да, но лишь для того, чтобы аккуратно встрепать заколотую гриву – есть у меня такая привычка, когда нервничаю.
- Это моя машина. – Повторяю, как сломанная на одной фразе кукла. Убегать смысла нет, это смешно, потому что и вещи и документы  - в Камаро. Там даже ключи от квартиры. Со мной лишь телефон, который грозит вот-вот выпасть их кармана весьма символичных шорт. – Дайте я сейчас открою ее и докажу…
«Каталея, что ты творишь?!»
Запинаюсь на полуслове, опускаю руки и укладываю ладонями на пояс. Внезапно я осознаю, что выгляжу… м-м-м… весьма экстравагантно и… дешево. И представителю правопорядка не докажешь, что это просто сценический образ. Он явно успел его оценить, а то.

+1

4

Внешний вид девушки, запах её духов, манера разговора - всё это выходило за рамки понимания ситуации. По крайней мере для офицера. Мало ему проблем дома и на работе, так теперь ещё вместо самого обычного парня, который невзначай решил вскрыть первую попавшуюся машину и вытащить оттуда магнитолу или ещё что-нибудь, перед Полом предстала молодая девушка, всем своим видом показывая как будто бы насмешку судьбы над ним самим: мол, тебе хотелось спокойствия и обычного составления протокола с дальнейшим задержанием угонщика, мысли которого были полны преступных умыслов, так вот обойдёшься ты без всего этого и получи безвинную овечку, которую следовало бы отпустить... Хотя не тут-то было. Документы в машине, стало быть, зачем же тогда ей понадобилось вскрывать собственную машину? Ну к чертям это всё, задержать и дело с концом.
Сдержанность в виде небольших пауз и попытки объяснения девушкой происходящего лишь подливали масла в уже и так разгоревшийся костёр, пламя которого лишь словно бы ждало сигнала устремиться вверх. под облака. И похоже, именно сейчас произошло как раз то, что и должно было произойти: не дожидаясь дальнейших объяснений, офицер Миллер сделал два резких и невероятно быстрых для его комплекции шага, схватил девушку за руку и как будто бы даже не бросил, а швырнул словно тряпичную куклу, на капот её же машины, попутно вытаскивая из заднего кармана наручники и надевая ей на запястья.

- Не знаю уж что вы там себе придумали, - вся его вежливость вмиг улетучилась, уступив место лишь злости, - вот только разбираться мы будем в полицейском участке, куда я вас немедленно доставлю.

Вместе с этим, едва только переступив черту личного пространства и в целом прикоснувшись к ней, офицер испытал двоякие чувства, которые определённо были вызваны откровенным нарядом девушки и в целом общем картиной, которая здесь произошла. Оно и понятно, когда перед тобой такая роковая красотка, а ты имеешь право применить определённую силу, в особенности нынешнего положения и в условиях задержания предполагаемой угонщицы, редко какой человек, особенно столь нервный как Пол, смог бы устоять перед соблазном воспользоваться своим положением.

- А знаешь что, милочка... - тут его голос приобрёл какой-то больше даже загадочный тон, заговорщеский, - мы могли бы и договориться с тобой. Как на счёт небольшой платы? - он вдруг огляделся по сторонам, но не спешил поднимать её саму, - прямо здесь и сейчас. Вокруг всё равно никого нет, потому никто и не увидит. А потом я, может быть, и посмотрю что же там с твоей машиной интересного... А то ведь тебе наверное браслетики жмут.

Полу Миллеру очень повезло: его слов которые он сказал только что и своеобразного предложения не слышал никто, в особенности из его коллег, иначе наручники пришлось бы надевать уже на его руки вместо её рук. Ну или же попросту вести их в участок вместе, а этого Миллер допустить никак не мог, однако и остановить себя он тоже уже не мог, а потому ещё бы немного и девушке пришлось бы определённо не сладко, однако то ли проведение, то ли её молитвы - но они послали помощника. В этот же самый момент сзади них послышались размеренные шаги и раздался чей-то голос.

- Пол? Ты что делаешь? У тебя всё нормально?

- Да, всё отлично, - офицер как будто бы вернулся с небес на землю, повернувшись к своему напарнику, который весьма во время оказался вдруг рядом, - А тебе чего тут, Рей?

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/GUez5.jpg[/AVA]
[NIC]Paul Miller[/NIC]

+1

5

- Mierda! Maricon! Это моя машина!  Отпусти же!
Я перехожу на вскрик, но инстинктивно придерживаюсь родного языка в ругательствах, потому что обвинение представителя правопорядка в латентной гомосексуальной ориентации обойдется мне куда дороже, чем просто прикладывание щекой о металл. Я пытаюсь не вырываться – и понимаю, что все это бред, это несправедливо, это - hostia! – в конце концов, нечестно!
Подо мной о капот еле слышно скрипят и трутся молнии и замочки жилетки, пока я дергаю плечами; от самой машины пахнет и горячим металлом, и пылью, и вкусом очень давних приключений и странствий. Мой Камаро, купленный по дешевке, мой четырехколесный приятель, ради которого я сейчас подобно героям того же Дюма терплю унижение…
В частности, о последнем. Да, об унижении.
Финальные и неожиданные фразы полицейского о том, что можно договориться, я на какую-то долю секунды восприняла с воодушевлением… да-да, ровно на какую-то долю секунды. Потому что затем на меня нахлынула огромная тошнотворная волна образов, которые несло с собой это грязное предложение, высказанное самым намекающим тоном. Надо быть идиотом, чтобы не понять, на что именно рассчитывал в качестве компенсации этот толстый ублюдок. И надо быть очень слепой и глухой женщиной.
Плата! От девчонки с разваливающейся машиной!
- Cabron! Вези меня в участок! Я не собираюсь с тобой ни о чем договариваться!
Какая-то часть распаленного и оскорбленного разума явно оставалась трезвой. Именно она была за поездку в здание под звездно-полосатым флагом – в Камаро действительно мои вещи и документы. Я тяжело дышала как разъяренный матадором бык и так активно елозила скулой по машине, что наверняка лицо у меня теперь как морда енота – в темных полосах от городской пыли. И не сразу расслышала голос третьего участника адски теплой встречи за клубом. А только ответ урода, все еще крепко державшего меня за предплечья в совершенно неудобоваримой позе, которую сложно охарактеризовать приличным словом.
Да еще и в таких шортах.
Телефон там хоть в кармане еще?..
«Рей. Он сказал – Рей. Неужели Рей Митчелл?..»
И вновь искорка надежды, теперь уже гораздо ярче, хотя парней с именем Рей по всему Сакраменто – сотни, если не тысячи, и десятки могут работать и защищать гражданское население от своего же произвола – на этой мысли я вновь яростно дернулась плечами и торсом – в участках. Это мог быть просто знакомый, который также далек от дел полиции, как Севилья - от пятачка асфальта под моими кедами.
Но искорка не желала угасать. Упрямая, непослушная, слишком живая…
- Черт возьми! Я буду жаловаться на вас в участке! В конце концов, у меня есть свои права! – Наконец-то смолкла. Ну все, привет наручники, прощай душ и лекции, здравствуйте, звонки бабушке и дедушке...

+1

6

- Мне то, конечно, может и ничего, но вот не мог бы ты обращаться мягче с девушкой? - спокойный тон Рея действовал на его коллегу слишком раздражающе, ещё хуже чем красная тряпка на быка, а её слова лишь подливали масла в огонь.

Пол Миллер определённо был далеко не самым хорошим образцом для подражания своим коллегам, однако терпеть такого рода выскочек с их отказами он не собирался. И пожалуй, могло бы и вовсе произойти ужасное, если бы не нахождение рядом с ним как минимум более старшего по званию. Надо было бы сказать так же и то, что офицер вообще не привык когда с ним разговаривали в столь вызывающей манере, особенно из уст тех, кого он задерживал и потому последние фразы всё же вывели его из равновесия.

- Нет у тебя здесь никаких прав, ясно тебе? - он перешёл на угрозы, что было редко даже для таких как он, да ещё и к расистской ненависти его можно было бы спокойно подключить, - не дёргайся, а то хуже будет. Радуйся тому что тебя вообще пропустили в США и в Сакраменто в частности. Нам здесь такие как ты не нужны. А сейчас мы отправимся с тобой в участок.

Он грубо оторвал девушку от капота машины и казалось бы спокойно собирался отправить её на заднее сидение своего автомобиля, посадить за решётку, на цепь, как дикого зверя, если бы не вмешался Рей, который конечно же не собирался никоим образом находиться в стороне от этого конфликта.

- Знаешь что хуже всего? - он положил руку на плечо офицера, переводя взгляд на Каталею, - что такие как ты позорят полицию. Так уж вышло, что я слышал твои слова и потому скажу: зря ты так.

Находящийся на грани срыва офицер Миллер с силой швырнул девушку в сторону собственной машины, после чего резко повернулся к Рею, явно собираясь распускать руки не только с представительницами слабого пола.

- Не суй свой нос куда не следует. Она моя, ясно? Я провожу арест и мне вести её в участок! И не стоит стоять у меня на пути, - он подошёл ближе, ткнув Рею в его жетон, после чего было уже отвернулся и сделал шаг в направлении машины, как снова остановился как вкопанный.

Потасовка двух полицейских могла бы выйти из под контроля, если бы сержант во время не применил свои служебные полномочия, сообщив офицеру о его месте в полиции и в целом в обществе, довершив всё это тем, что Миллер был пьян, от него несло алкоголем, если вообще не наркотиками и потому во избежание возможного рапорта начальству с его стороны, Рей отправил его на другой участок, оставив дальнейший арест ему. Спорить дальше было бесполезно и потому Пол лишь грязно выругался и оставил их обоих одних, предварительно сняв с девушки свои наручники. Дождавшись, пока коллега исчезнет из поля зрения, Рей повернулся к задержанной и внимательно рассмотрел её, прокручивая у себя в голове обстоятельства их знакомства, так как она показалась ему знакомой.

- Мисс Каталея Родригез, надо полагать? - Рей не торопился тянуться за своими наручниками, однако и не спешил говорить с ней в тёплом тоне, как будто бы они неожиданно встретились и встреча эта оказалась приятной. Между тем на улице уже явно смеркалось, загорались фонари и лишь её машина сиротливо стояла рядом без единого звука или освещения, - не хотелось бы прерывать полёт ваших мыслей, но вернёмся к нашим делам. Судя по всему арест состоялся по причине возможного угона?

Не смотря на строгость взгляда и серьёзность в голосе, девушка не чувствовала давления на себя, по крайней мере такого что было и в конце концов - её руки были совершенно свободны, поэтому чувствовала она себя определённо облегчённо. Кроме того было видно что оба готовы к спокойному диалогу, без резких движений.

+1

7

Xilent  –  The Place (ft. Sue Gerger)

Какое прекрасное чувство – свобода! Хвала Мадонне, сержант Митчелл не заставляет меня вдохновенно лежать на капоте и вдыхать все разнокалиберные, но такие схожие в своей природе запахи от Камаро. Я распрямляюсь, машинально потираю запястья и провожаю взглядом омерзительного копа, который чуть было не нарвался на ликвидацию своего мужского «Я»  путем… ну… хотя бы засандаливания носком кеда в промежность, потому что вздумай толстяк привести свои грязные желания в действительность, то меня бы уже не остановил ни будущий арест, ни даже судебное разбирательство по делу «иммигрантки в состоянии аффекта».
Пока неудавшийся Макиавелли-Казанова отъезжает, я пристально вглядываюсь в подтянутую фигуру Рея, ярко освещенную фарами движущейся машины, поправляю жилетку и затем как можно незаметнее пытаюсь прикинуть, заведя при этом ладони за спину, каковы мои «дырявые» потери в шортах. Венере, конечно, в сценическом вкусе не откажешь, но в следующий раз я на такое не соглашусь. Честное слово, это для меня все же немного чересчур.
Вопрос полицейского не застает врасплох, однако перед ответом я все же задумываюсь и чуть закусываю губу. Шаг вправо или влево, прыжок на месте – провокация. Хорошо.
Я легко улыбаюсь Митчеллу:
- Поверьте, синьор полицейский - мой полет мысли от вашего присутствия никак не пострадает. – Чуть приподнимаю брови, а через мгновение мягко усаживаюсь на пресловутый капот многострадального автомобиля, правой пяткой опираясь о шину.  – И дело об угоне заводить не стоит. Потому что это моя машина. Беда в том, что ключи внутри, как и документы, но есть телефон…
Телефон!
Я тянусь рукой к заднему карману недо-шорт – и, конечно же, не нахожу гаджет.
- Mierda! – Быстро соскальзываю с металлической покатой поверхности, склоняюсь над землей, и в этот момент заколка не выдерживает напора волос, искусно подобранных девочками, и слетает, да с таким рикошетом, точно выпущенная стрела, что ее относит минимум на метр. Поток вьющихся прядей окутывает плечи, скрывает обзор видимости, я склоняюсь еще ниже и осматриваю антрацитовый асфальт, чтобы найти темный же прямоугольник чехла – черт с ним, с головным аксессуаром. Лишь бы не раздавить телефон! Фонарь рассеивает свой сливочный ореол чуть дальше, свет от фар машины Рея мало способствует, но я пытаюсь высмотреть кайму доступного полотна под Камаро…
И через мгновение осознаю, что повернулась к мужчине если не пятой точкой, то боком точно, и выглядит все это… Краска заливает скулы, я выпрямляюсь так же стремительно, как до этого приступила к поискам; руки в бока – я прям сама деликатность и сдержанность.
- Мой телефон… Я его уронила, пока меня… хм… хотели арестовать и привлечь к сотрудничеству не совсем честным способом...
«Каталея!»
Но меня уже было не остановить. Этот полицейский, внимательно изучающий меня с почти невозмутимым выражением лица, действительно отличался от прочих. Он мог поддержать своего напарника, взять сторону – пусть и в данном случае превысившего полномочия – Пола, отволочь меня за шкирку в участок… и катай, Родригез, хоть десять жалоб, ведь на взгляд простого обывателя или представителей правопорядка ты действительно сильно уж смахиваешь на угонщицу.
- Вы мне поможете?..
Получается даже немного… беспомощно, и я злюсь сама на себя. «Вот сейчас он все же скрутит тебя для профилактики повторно – будешь знать! Ты по-человечески можешь общаться?!»
«С ним – нет…»
Я мысленно отвечаю сама себе, не задумываясь, но по привычке прикусывая губу. Мне стоит благодарить небеса и все, что выше, за то, что сейчас рядом именно Митчелл. Знакомый незнакомец, которому можно довериться хотя бы на йоту, ведь как показывает практика, в большинстве случаев мужчины все же ведут себя более чем предсказуемо. Особенно полицейские.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Акт II. Buenas noches, señor policía!