Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » Chapter 1.0. Tearing up the sky


Chapter 1.0. Tearing up the sky

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://66.media.tumblr.com/e7f4dded6826be05391f077188ad3305/tumblr_nhnxdnSMqz1rkmofxo5_400.gif

Chapter 1.0. Tearing up the sky
Ellen Blackrose & Kyle Davidson
Казалось бы, обычная тренировка, которая могла закончится разве что небольшой ссорой на почве уже хронической усталости. Никто даже представить не мог, что все обернется подобным образом. Столь печальным образом...

[NIC]Kyle Davidson[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/uyX5o.gif[/AVA]
[LZ1]КАЙЛ ДЭВИДСОН, 29 y.o.
profession: артист балета

[/LZ1]

Отредактировано Harvey Malone (2016-11-12 14:24:53)

0

2

внешний вид

Она устала.
Эллен устала. Болела каждая мышца, которую она снова и снова заставляла растягиваться. Болел каждый сустав, который она снова и снова заставляла работать. Ныло всё тело, требуя отдыха, требуя хоть маленького, но перерыва. Но прерываться было некогда. Эллен практически переселилась на работу. У неё не было сил, чтобы сменить тренировочный костюм на обычную повседневную одежду, не было сил, чтобы возвращаться домой, преодолевая несколько сотен метров пешком.
Просто не было сил ни на что.
А на улице светило яркое солнце, прыткими зайчиками перепрыгивая с одной пальмы на другую. Облака, подобные мягким подушкам, плыли  по небу, подгоняемые холодным ветром. Люди спешили по своим делам, ходили в кино и встречались с друзьями. И Элли им завидовала. Завидовала их работе в душном офисе и скучным друзьям, бесконечно обсуждающим свои семьи и проблемы своих мужей и детей. Завидовала их оплаченному больничному и тихим вечерам дома в компании книжки и пледа. У неё не было времени ни на скучных друзей, ни на обсуждения проблем, ни на больничный… И уж тем более не было времени на плед и книжки. Всё её время съедала работа. Её день начинался в половину седьмого и заканчивался ближе к полуночи. Бесконечные тренировки и сцена, которой можно было грезить в шестнадцать, но не в двадцать шесть. Бесконечный счет тренера. Счет, который снится даже ночью. Счет и музыка. Быстрая, напряженная, отдающаяся где-то в затылке. Едва слышный ритм, подстроится под который практически невозможно. Бесконечная усталость и мысли, которые обещают, что ещё пару дней и всё это закончится. Но всё не заканчивалось… Ни усиленные тренировки ради солирующей партии, ни концерты, которые никто не отменял из-за разучивания новой программы. До отпуска оставалось слишком много времени.
А она устала уже сейчас. Но едва ли это кого-то волнует, правда?

В зале темно и тихо. Последние ребята ушли отсюда ещё двадцать минут назад. Элли же только пришла. Время восьмой час, а впереди ещё три часа напряженной работы. Элли включила свет, который окрасил скучную комнату в нежные кремовые цвета. Кажется, этот цвет называется слоновая кость. Зеркала отражают комнату, придают ей какую-то необыкновенность. Но то, что казалось очаровательным в шесть, в двадцать шесть таким уже больше не кажется. Кажется лишь очень привычным, отпечатанным в голове на долгие, долгие годы.
С глухим стуком ключи падают на деревянный стол, задвинутый в самый угол. На нем валяются ноты, валяется забытая кем-то резинка для волос и баночка с тальком. Магнитофон молчит, подмигивая кнопкой выключения. Блестят в ярком свете мелкие камешки в сережках. Бутылка с водой опускается на стол к остальным вещам. Элли стягивает с себя кофту, вешает её на балетный станок, усаживается на пол и меняет балетки на пуанты. Ноги отзываются болью. Какая это тренировка за сегодня? Третья? Хорошо, что балет – давно не хобби, а самая настоящая работа. Хорошо, что школа балета давно осталась позади. Хорошо, что слёзы на тренировках остались позади.
Элли негромко включает музыку и уже под неё начинает разминаться. Легкие и плавные движения, полностью повторяющие переливы классической музыки, льющейся из колонок. Через несколько минут Эллен забывает об усталости и напряжении, сковавшем каждую мышцу. Она целиком и полностью уходит в музыку, уходит в эти движения. Элли всегда любила танцевать. Девочка, родившаяся в Санкт-Петербурге, колыбели балета. Девочка, всю свою жизнь отдавшая танцам. Танец – один из немногих языков, на котором она умеет говорить. Танец вторит её мыслям и от того кажется таким завораживающим.
Эллен не замечает, когда оказывается в зале не одна. Она продолжает танцевать, забывая отмечать в голове, когда музыка сменяется на более быструю. Её тело само привычно реагирует на неё и ускоряет темп. Слишком много времени отдано балету. Слишком много времени… Плавные и быстрые взлёты, плавные и быстрые падения. И вдруг Элли останавливается, захватывая взглядом в зеркале отражение вошедшего. Она оборачивается, отпускает станок и улыбается другу и партнёру в одном лице.
- Привет, - они сегодня уже виделись, но это было слишком давно, словно в прошлой жизни. Элли подбегает к Кайлу, импульсивно обнимает его и смущается. Мама всегда ругала её за эту импульсивность. Ей двадцать шесть лет, а она всё ещё думает о том, что бы сказала мама… Индия бы одобрила проявление искренни эмоций, мать же – никогда, - как прошла сегодняшняя дневная тренировка? – пока не пришел руководитель, можно спокойно поговорить. Потом же все три часа говорить будут лишь из тела, говорить в танце с идеально отточенными за время движениями. Сегодня они должны показать отрывок, над которым так старательно работали.
Эллен подходит к столу, открывает бутылку, жадно пьет воду. На самом деле она хочет есть, но нужно пережить ещё три - три с половиной часа. На улице стремительно темнеет. А музыка в очередной раз меняет темп. Теперь она медленная, успокаивающая. Но это мнимое спокойствие. В середине она снова упадет бурным потоком, снова поселит в зале напряжение и тревогу. В этом вся музыка. В смене настроения.
- Будем начинать? Или ну его и сбежим домой? – Элли смеется, искорки прыгают в светлых глазах. Усталость прячется, пропуская вперед хорошее настроение и тепло, исходящее от всего тела, - у нас ещё где-то минут пятнадцать, мы успеем, - шутит, а сама же идет ближе к станку, параллельно осторожно потягиваясь. Она слишком ответственна, чтобы сбегать с работы. По пути Эллен захватывает Кайла, тянет его за собой, заставляя ловить свой темп и темп музыки. Всё меньше минут остается на то, чтобы подурачиться. Всё меньше минут до того, как в зал войдет художественный руководитель и попросит показать свои наработки, а затем расскажет, что требуется от них дальше. Выучены лишь две показательные сцены, впереди ещё… Ещё всё впереди.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » Chapter 1.0. Tearing up the sky