Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » 0.1. involuntary manslaughter


0.1. involuntary manslaughter

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sh.uploads.ru/pHO1t.jpg
•        •         •         •        •        •        •        •
время и место: 4 ноября 2016 года, поздний вечер, ночь, на какой-нибудь из темных улиц Сакраменто
участники: Rey Mitchell, Amelia O'Dwyer, Olivia Carter, Elsa Rain (?), Shean Brennan (?)
краткое описание: сержант патрульной службы, Рей Митчелл, обнаруживает труп не безызвестного Эйдана Картера, который, по словам родной племянницы, еще полчаса назад травил анекдоты и был живее всех живых.


p.s.: игра динамичная, а это значит, что посты пишутся в размере от 2 до 4-5 тысяч. Не нужно мудрить и уходить в дебри тогда, когда в пределах видимости нет ни одного жалкого деревца. Начинает игру Рей. Они с Амелией проходят пару кругов, после чего включается Оливия. Далее по обстоятельствам. По всем вопросам прошу писать либо мне в лс, либо в организационную тему.

Отредактировано Shean Brennan (2016-11-15 21:02:42)

+1

2

Сегодняшняя ночь была первой с тех пор как Рей вновь вышел на работу из-за продолжительной болезни, которая приковала его к собственному дому почти на две недели и теперь он собирался навёрстывать упущенное им: ему действительно нравилось находиться в патруле, не важно шёл ли он где-то пешком или же использовал для этого служебную машину, именно в такие моменты можно было расслабиться по-настоящему, наблюдая за проезжающими мимо машинами и мелькающими в оке вывесками и светом от фонарных столбов. Не хватало для полного счастья лишь музыки, однако на то она и служба, что бы быть всё время сосредоточенным, а фоном может послужить и автомобильный компьютер с рацией, которые время от времени сообщают какую-либо информацию разной степени важности, причём совсем необязательно что это может быть предназначено именно ему самому - волна то одна и та же у всех. Впрочем, это не отвлекало, за долгие годы уже давно можно привыкнуть.
Сейчас он направлялся по срочному вызову в северную часть города, откуда поступил звонок с сообщением о возможном преступлении, как сообщил свидетель, убийстве. Хотя, собственно, сам он не дурак и не стал ничего узнавать или выискивать, и правильно сделал потому как это всё-таки работа для полиции и более того, такого рода вещи иногда заканчивались для особо любопытных арестом или вовсе тюрьмой, ведь как бы то ни было, а даже сейчас, в наше время, бывали, хоть и редко, ошибки и тогда настоящие преступники оставались безнаказанными. Впрочем, в любом случае свидетель будет опрошен и проверен.
По 7th St дорога шла на самый север, в северную часть города, причём в крайне пустынную и в целом неблагоприятную: это был промышленный район и потому кроме разного рода заводов и предприятий здесь были лишь пустыри, на которых сбрасывали различные отходы со всех концов Сакраменто. Вонь от них, конечно, была ужасная, однако хорошо было хотя бы то, что начиналась она непосредственно после того, как стоило свернуть к одной из них. А учитывая ещё и ночное время суток, то виднеющиеся впереди чёрные силуэты гор этого самого мусора и вовсе казались неприступными утёсами и скалами. Дальше дорога шла по N 7th St, уходя до самого конца, до небольшого кольца, упираясь в очередной пустырь и только после этого можно было свернуть на необходимую дорогу и наконец повернуть на Township 9 Ave, проехав мимо небольшой стоянки автомобилей до небольшого леска. По сообщениям свидетеля, предполагаемый труп был обнаружен им именно здесь. Что же, за работу!
Оставив машину на обочине дороги, Рей взял всё необходимое и отправился к деревьям, освещая путь карманным фонариком. Земля здесь была рыхлая, чувствовалось что раньше тут могли находиться поля, засеянные чем-то вроде кукурузы, однако теперь здесь лучше вообще ничего не сажать даже когда горы мусора будут полностью утилизированы. Кроме того, под ногами то и дело возникали разбросанные сильным ветром банки из под пива или какие-то там бутылки, тряпки, словом, если и была в солнечном Сакраменто настоящая дыра, сточная канава и вообще рассадник различных болезней - то это была она, не спасали даже посаженные здесь деревья, которые должны были по сути отфильтровывать часть жуткой вони в воздухе и давать кислород, но то ли их было мало, то ли росли они далеко, но никакого толку от них не было. Зато здесь можно было тихо и незаметно скрыть следы преступления... Кстати говоря, о трупе.
Спустя четверть часа поисков страшная находка действительно была найдена: засыпанный всеми собранными вокруг листьями труп с перерезанным горлом. Внимательно рассмотрев убитого, что был одет в достаточно дорогой костюм, можно было предположить что целью убийства было не ограбление, потому как те же часы на руке остались, а значит вполне возможно, что и другие ценности так же находились при нём. Кроме того, его лицо определённо мелькало по TV, так как Рею оно показалось знакомым, однако сейчас не время предаваться воспоминаниям, необходимо было вызывать криминалистов.

- Сержант патрульной службы Митчелл вызывает полицейский участок. Диспетчер, в районе лесного массива на углу улиц N 5th St и Township 9 Ave найдено тело мужчины. Убийство. Предположительно смерть наступила в результате резкой потери крови и удушья, вызванной перерезанием артерии горла. В данный момент начинаю изучать место преступления. Требуется криминалист.

Я видел много трупов... Но это всегда ужасно.

Убрав рацию на место, Рей поднялся на ноги и принялся за осмотр места преступления в ожидании подкреплений и в надежде найти хоть что-нибудь. Рыхлая земля дала о себе знать уже через десяток шагов: на почве были обнаружены явные следы двух пар обуви и автомобильная колея, определённо свежая. Это уже было больше чем ничего, а теперь остаётся лишь дождаться коллег. На обратном пути к машине недалеко от кучи листьев, в которой лежало тело, Рей заметил лежавший на земле и втоптанный туда, окровавленный носовой платок. Если предположить что эта кровь принадлежала возможному убийце - значит поймать его остаётся лишь делом времени. Внезапная находка натолкнула его на множество мыслей и он решил закурить, оставшись на месте.

+6

3

Дежурить по району – самая неблагодарная работа из всей работы в полиции. Ты сидишь, сложив руки на коленях, и ждешь, когда дернут. Ты сидишь, прислушиваясь к каждому шороху в своем большом доме, а потом ложишься спать, боязливо и нежно укладывая телефон на соседнюю подушку. Толком не спишь, в голове крутятся мысли и постоянно мерещится, что телефон зазвонил. Ты хватаешь его, бесцельно тыкаешь по кнопкам, кладешь его обратно и в сотый раз пытаешься заснуть, но куда там. Где-то там, далеко за пределами твоей маленькой и теплой квартиры, тебя ждет работа. Она ещё не случилась, она, может быть, ещё только готовится случиться, но она обязательно произойдет. И чем сильнее и крепче ты будешь спать, тем обломнее будет вылезать из-под теплого одеяла, натягивать на себя вещи, засовывать в карман ни единожды проклятый полицейский жетон и тащиться к черту на кулички. Ну, почему нельзя хоть одну ночь обойтись без убийств?
Амелия искренне ненавидела дежурства по району. Она ненавидела ночные шатания по городу, собственные заторможенные мысли, привыкшие спать в середине ночи, собственные медленные реакции и непреодолимую тягу коллег поболтать на месте преступления. Но особого выбора не было. Любишь кушать, люби и работать в ночную смену. Ещё, правда, можно перевестись в отдел поспокойнее и умереть там со скуки, но это уже совсем последний вариант. Самый последний. И такой заманчивый, когда ты больше всего на свете хочешь спать!
Всё так хорошо начиналось.
День так хорошо начинался, чтобы закончиться чьей-то смертью.
Ноябрь был одним из самых плодовитых месяцев на преступления. Они совершались сплошь и рядом. Учащались кражи и разбойные нападения, по телевизору и в газетах постоянно писали про угоны автомобилей, изнасилования в одном из тихих и уютных парков города и убийствах прямо посреди улицы одного из криминальных районов. Город гудел, словно улей, и замолкал лишь в преддверии Рождества, ожидая очередного чуда, которое не случится.
Ноябрь ещё только начался, а полиция была завалена работой. Амелия и в этом году надеялась, что сумеет вырваться из вороха дел и хотя бы на пару дней уехать к родителям. Надеялась, но понимала, что снова ничего не выйдет. Кто-нибудь из коллег обязательно заболеет, у кого-нибудь родится ребёнок, и ему дадут отпуск вне очереди, дела останутся брошенными и ей, как и таким же несчастным, придется закрывать собой амбразуру. Когда-нибудь случится такой год, что пресловутая красивая дата одиннадцатого ноября окажется в полном её распоряжении? Никогда, да? Судя по карме и прогнозу погоды, никогда.
Амелия едва успела уложить племянника спать, когда ей позвонили с работы. Разумеется, Генри, которого она убаюкивала добрый час, снова проснулся и принялся хныкать. День определенно стал проклятым за каких-то несколько часов. Амелия думала, где она успела так нагрешить, когда отвечала коллегам, чтобы приехали за ней через полчаса, ей ребёнка нужно передать няне. Правда, она понятия не имеет, какой няне звонит Макс ночами. И понятия не имеет, что вообще делают с детьми, когда они простывают и капризничают. А Генри именно это и делал. Капризничал. Разговоры по телефону, когда у тебя на руках плачущий ребёнок, немного очень сильно затруднительны. Черт её дёрнул забрать Генри именно сегодня. А, впрочем, другого варианта всё равно не было.
Слава всем Богам сразу, няня приехала быстро. И плачущий ребёнок перестал быть проблемой Амелии. Следом за няней подъехала полицейская машина. Работа не ждет. Хотя какая разница, человека уже всё равно убили, правда?

- Всем здравствуйте, - на месте преступления уже толпились люди. Правда, криминалистов пока что-то не наблюдалось. В основном оперативный отдел, но уже неплохо, - что тут у нас? – Амелия напрямую подошла к Рею. Он первый попался в её поле зрения.
Район для убийства, если честно, выбрали так себе. Слишком предсказуемый. Можно было и по поэтичнее что-нибудь выбрать. Амелия засунула руки в карманы плаща и подошла ближе к ныне уже покойному, - кто нашел труп? – видно очаровательное ничего. Полицейские светят фонариками, но толку от них, примерно столько же, сколько и от Амелии рядом с плачущим ребёнком. Пусть не ноль, но около того.
- Рей, ты криминалистов вызвал, да? – надо было садиться и всё это начинать описывать, но без криминалистов эта задача смахивала на невыполнимую. Можно, конечно, начать с окружающей обстановки, но обычно как-то начинали с трупа, - когда убивают в таких вот местах, совершенно не думают, что детективу потом всё это описывать в кромешной тьме. Рей, можешь мне посветить фонариком на мужчину нашего? – раз пока писать она не может, то хотя бы посмотрит, - а парень-то молодой. И кому чем не угодил. Вещи вроде бы при нем. Карманы вон оттопырены, деньги и телефон должны быть на месте. Значит, дело не в ограблении. Люблю Сакраменто за его непонятные мотивы для убийства.. И где, черт побери, уже криминалисты?

+6

4

В два часа ночи любой адекватный человек может мечтать лишь о сне. Он явно не решит приехать на место преступления, о котором сообщается по телефону, а заодно из рации в автомобиле, по которой говорит Митчелл. Женщина вздыхает за рулём, поворачивая в сторону необходимой улицы вместо попытки доехать до дома. Она искренне разочарована тем, что не спит в два часа ночи, и что в ближайшие двое суток будет мечтать о самом прекрасном кофеине на свете. Нужно сказать, что Митчеллу повезло, что она вообще ещё не была в постели, потому что иначе приехала намного позже.
Хлопнув дверцей машины, она проходит к собственному багажнику, откуда достаёт чемодан. В чём ещё люди стараются держать все необходимые для них вещи? Она не выключает фары, дабы видеть происходящее впереди. И почему господа полицейские не предпочли разогнать всех крыс таким образом? Элса открывает чемодан, натягивает перчатки, слегка ударяя себя резинкой по запястьям на руках. Криминалистика – это неплохое занятие, особенно если искать улики подобным образом.
- Наследили вы, конечно, изрядно. И почему до сих пор лентами ничего не огорожено? – Она едва хмыкает, поглядывая на Рея, который вызвал первым помощь. - Мне же не нужно обучать действующих полицейских, что место преступления стоит отгородить от всей остальной территории? Или это должна быть моя задача? – Она едва пожимает плечами, включает небольшой фонарик, направляя его в сторону тела, а так же разглядывая землю вокруг этого самого тела. Кровь – это вещица любопытная, а особенно красиво она выстреливает в тот момент, когда перерезывают артерию. Любопытно, что тогда многие вещи должны стать грязными, особенно если преступник бы попытался смотреть своей жертве в лицо.
Она скользит фонариком по чуть посиневшему лицу трупа, а потом опускается и первым делом достаёт из карманов какие-то вещи. Мужчины всё всегда носят в карманах, хотя могла бы и отметить и тот факт, что часы на руке остановились и даже разбились немного. От падения тела или от удара? Вопрос достаточно интересный, но искать ответы на него должна не она, а Амелия, например.
- Раз уж нас тут трое, то могу всем выдать по паре перчаток или отправить кого-то на сидение моего автомобиля, чтобы описывать все улики. Улик тут достаточно много. Например, телефон. Кстати, лицо мне кажется знакомым. Ещё не выяснили кто это? Время смерти точное сможет объявить судебно-медицинский эксперт, а причину уточнить – патологоанатом. Я соберу остатки улик, если вы с Реем ещё что-то не затоптали. Однако ботинки Рея должны оказаться в отделе криминалистики к утру, а место преступления должно быть оцеплено. – Она смотрит достаточно спокойно. Не совсем её подчинённые, но технически они имеют звание ниже.
Женщина приподнимается от тела после того, как собирает улики. Каждый кладёт в отдельный пакет из чемодана, который располагает неподалёку. Её луч скользит по найденным вещам и Элса проглядывает карточку с именем и фамилией потенциальной жертвы.
- Если документы не липовые, то перед нами Эйдан Картер. Тридцать одного года от роду. Так что было бы неплохо оповестить его семью о случившемся. – Когда дело касается работы, то мисс Рейн перестаёт быть человеком практически разумным. Она похожа на научную машину, поэтому не связывает одно с другим. Она не связывает фамилию «Картер» с фамилией Бет. Для неё тело – это кто-то другой, исключающий вероятность чёткого попадания. Может по этой причине она и говорит так холодно и спокойно. - В одном Рей прав – это убийство. Иначе столько следов и такой старательности на месте преступления бы не было, как и перерезанной артерии. Однако было бы неплохо запечатлеть положение тела или как-то его отметить. Митчелл, не хочешь порисовать мелом? Я расставлю номерки в соответствии с собранными уликами.

Отредактировано Elsa Rain (2016-11-20 23:11:33)

+5

5

Полчаса. Ровно столько потребовалось для того что бы к месту происшествия приехали первые люди: конечно, это были не те, кого ждал Митчелл, а скорее отвечающие за порядок на месте преступления и обеспечивающие его безопасность, ровно как и ограждение допуска от нежелательных людей и просто толпы зевак. Они начали обход предполагаемого периода местности, на которой делали отметки и отмечали у себя в блокнотах какие-то записи, как уж они это делали неизвестно, да и не волновало Рея. Его работа заключалась в следующем - он должен был дождаться криминалистов и передать им всё что обнаружил здесь, от времени прибытия и обнаружения тела до последних улик. Только после этого он мог со спокойной совестью и чувством выполненного долга возвращаться в участок, делая копию доклада уже для собственного отчёта. Такова была его работа и заключалась она именно в этом, обо всём остальном должны думать криминалисты и те, кто должен им помогать. Кроме всего прочего незадолго до приезда Амелии О'Двайер в свете его фонарика показалось кое-что ещё, с виду неприметная деталь, но рассказать она могла о многом.

Хорошо бы эти слоны не затоптали тут ничего... - думал Рей, поднимая с земли малоприметный окурок.

Едва он успел добраться до собственной машины, как показался свет фар ещё одной машины. Это была Амелия, которая приехала как раз во время.

- Убийство, да ещё и совершённое с особой жестокостью, - ответил на заданный коллегой вопрос, следуя за ней, - криминалисты задерживаются, и это понятно, в отличии от нас им ещё нужно проснуться и выехать из дома, они не могут быть на ногах двадцать четыре часа в сутки, иначе потом такой криминалист ни черта не сможет сделать. Мы-то закалённые, к этому делу привыкли, а вот им привыкать надо. Правда, я то поеду в участок как только они приедут, моя работа сделана, а вот им тут до утра работать.

Не прошло, к слову сказать, и нескольких минут как наконец появилось главное действующее лицо этой ночи, за исключением разве что убитого, а именно эксперт-криминалист. И она, а это была женщина, не просто появилась - ворвалась или, если хотите, влетела словно бы у неё был избыток энергии или же она просто хотела поскорее со всем разобраться, да ещё и командовать парадом, видимо, решила именно она. Что же, королева, наше дело маленькое - быть всегда под рукой.

- И вам доброй ночи, лейтенант, - сдержанно проговорил Рей, обращаясь к Элсе Рейн, главе отдела криминалистов, - обычно я не вступаю в споры с вышестоящим начальством, но попрошу заметить что сержант патрульной службы занимается исключительно своими обязанностями, к которым относится первоначальная часть работы при обнаружении места преступления: я вызвал подкрепление и ответственных как раз за эту часть операции людей, они уже делают разметку и готовят ограждения. На этом моя работа здесь почти закончена, следует лишь завершить кое что, - под этим кое-чем Рей подразумевал сообщить о найденных уликах и передать их ей, как ответственному лицу, - я обнаружил тело в час ноль пять ночи, сообщив в отдел через семь минут после обнаружения. Двадцать минут спустя приехала первая бригада, о которой я уже сообщил, полчаса назад на место преступления приехала Амелия. Из улик, которые я обнаружил вокруг были найдены свежий окурок и носовой платок, запачканный чьей-то кровью. Оба предмета оставлены здесь недавно, отсюда я сделал вполне логичный вывод о том, что всё это имеет отношение к делу, вот, прошу, - Рей крайне не любил отдавать рапорты тем, кто не являлся его непосредственным начальником, однако даже в такой ситуации старался делать это вежливо, после чего он помог Элсе со сбором улик, - на счёт ботинок всё понял, ещё вопросы?

Последующие несколько минут тянулись по представлению Митчелла слишком долго, гораздо дольше чем можно представить, а слова Рейн, сказанные напоследок и вовсе были как будто бы лишними, тем более что свою работу он сделал и потому мог здесь больше не задерживаться. Нет, он любил свою работу, но каждый пусть занимается тем, чем должен заниматься именно он.

- Честно говоря, художник из меня дерьмовый, - усмехнулся Рей на сказанное им же о самом себе, - тем более что делать мне здесь больше нечего, нужно отправляться в участок и составлять отчёт, на который уйдёт полночи. Нет уж, спасибо, конечно, но я пас, я свою работу сделал.

Рей находился здесь ещё минут десять, сделал несколько корректировок по поводу оцепления места преступления и направился к своей машине, что бы уже через двадцать минут оказаться в полицейском участке. Эта ночь для него продолжалась так же как и для тех, кто сейчас находится около тела, просто у каждого из них были свои обязанности, но механизм являлся целостным и без каких-либо изъянов, работал без сбоев как машина и что самое главное - давал результат. Кроме того Рей торопился не просто так, он собирался застать на рабочем месте и капитана Бреннана, если тот ещё не закончил свою работу и не уехал домой, хотя это вряд ли - теперь не до сна будет абсолютно всем.

+3

6

Амелия безжалостно засыпала. Ей казалось, что по ней проехал трактор. Дважды. И вместо того, чтобы сейчас заслуженно отдыхать, слушая как сопит наконец-то уснувший племянник, она заставляет себя сонно переминаться с ноги на ногу, кутаться в плащ от холода и думать, что ненавидит встречать рассветы на месте преступления. А то, что сегодняшний рассвет она встретит именно на пресловутом месте преступление, неопровержимый факт. Господи, как же хочется прилечь рядом с трупом и уснуть! Как минимум навсегда.
- Мне тут тоже до утра работать, - грустно констатирует факт Лея, извлекая из кармана самую что ни на есть простую шариковую ручку без всяких наворотов. Сейчас сюда понабежит целая куча народу, тут будет не протолкнутся. Зато, может быть, она проснется и займется тем, чем и положено заниматься детективу на месте убийства – ненавистным описанием.
- Доброй ночи, - вот и долгожданные криминалисты. Амелия не понимала, но криминалистов отчего-то слегка, самую малость, недолюбливала. Может быть, потому что всегда чувствовала себя рядом с ними девчонкой, которая влезла не в свое дело? Чувствовать же себя девчонкой она не любила, а заодно недолюбливала всех тех, кто это острое чувство вызывал. Но люди вызвали, она чувствовала. Практически идиллия. Хотя вот Элса вызывала в ней помимо чувства легкой нелюбви, чувство восхищения. Мало кто забывал на работе обо всем, приятно было, когда вас таких на месте убийства хотя бы двое.
- Я буду писать, ладно, - пока ещё О‘Двайер не разучилась подчиняться старшим по званию, каким и была Элса. Тем более говорила она дело. Амелия хотела немного поболтаться вокруг трупа, посмотреть, походить вокруг, ещё раз посмотреть. Она любила разглядывать детали, выцеплять неважные мелочи. Но ночью это, кажется, всё совершенно бесполезно, поэтому нужно было брать ноги в руки и садиться писать при свете лампы в машине.
- Я не стала трогать труп без перчаток, - спокойно отвечает Амелия, - он весь ваш, вместе с его карманами, - в которых полным полно вещей. А Рея, правда, пора отпустить. Он действительно свою работу сделал.
С Реем попрощались, обрисовывать труп Лея отправила кого-то из оперов, что со скучающими лицами болтались около машины после того, как оцепили всё вокруг ленточкой, а сама села за пожелтевшие бумажки не самого лучшего качества. Ничего прозаического место преступления из себя не изображало. Описывать его, откровенно говоря, было скучно. Никаких интересных или смущающих своим наличием деталей, ничего, что бы разогнало сон. Мысли текли своим чередом. Лениво, вяло. Они уже знали, что домой сегодня не вернутся. Прямо отсюда Лее придется ехать в участок, чтобы думать, опрашивать людей и снова думать. Можно, конечно, придумать, почему ей срочно надо уехать домой… а подождите, вот она причина, на телефон звонит.
Звонила няня Генри и спрашивала, что делать с малышом, у которого опять поднялась температура. Честно говоря, Амелия слабо представляла, что нужно делать, а потому попросту перенаправила няню к отцу мальчика, он вроде как врач, должен в этих делах разбираться…
Когда Амелия заканчивала инструктировать няню, что делать, если Макс не ответит, она краем уха услышала, как один из оперов называл адрес места преступления. Сразу нахмурилась. Не к добру это все. Все, кто нужен, уже на месте. Кто звонил, интересно?
- Это телефон убитого? Кто звонил? – ручка остановилась над бумагой. Разговаривая по телефону, Лея всё ещё продолжала писать, но теперь готовилась ругаться, а потому остановилась.
- Родственники. Сейчас сюда девушка подъедет… - договорить оперативник, так скоро давший адрес, не успел.
- Вот ну и зачем? Ещё родственников здесь не хватает, - будто здесь народу мало. Нет, сейчас приедет какая-то мадам, как все, неготовые увидеть труп, будет плакать и рыдать. Просто… Прелесть! Поубивала бы всех, а.
- Ну, пусть опознает, может что-нибудь полезное скажет, - Амелия скрипела зубами, но заткнулась. Опознать можно было и завтра. В морге. А не топтать здесь. И поговорить можно было завтра. В участке. Но обратно уже не воротишь. Сама Лея тоже была виновата, не стоило отвлекаться. Однако с другой стороны, как проигнорировать звонок няни, когда на ней остался больной ребёнок, за которого Лея головой своей отвечает? Вот именно что никак.
Телефон у оперативника на всякий случай отобрали, а его самого отправили и дальше разглядывать местность в ожидании дамы, которую он на все их головы сюда пригласил. Амелия не любила общаться с родственниками. Она не умела успокаивать и быть участливой. Всё время получалось как-то сухо, констатационно и немного отдавало тоталитаризмом. А впрочем, она не психолог, не обязана. Прямая обязанность лишь одна – посадить убийцу. Для всего остального есть специально на то обученные люди.
- Что у нас там дальше? На пятом номере остановились. Много их там вообще получилось?

+2

7

Пятничный вечер обещал быть жарким. После открытия мне удалось пообщаться с Томасом и узнать причину разрыва отношений. Родство. Сначала это было и для меня немного шокирующем. Да, он брат моей мамы. Следовательно он - мой дядя. Только вот в отличии от Эйдана, Леона и Джона, Томаса я не знала все свои 18 лет. У меня нет в детском альбоме фотографии, где он держит меня совсем малышку на руках, он не праздновал с нами Рождество с доме дедушки, он не присутствовал ни на одном моём дне рождении, кроме моего восемнадцатилетия. Поэтому, если взглянуть на всю эту ситуацию глубже, то Том для меня совершенно чужой человек, даже пусть у нас и есть родство. Для меня это совершенно не важно. Ведь на многое можно закрыть глаза, когда людям хорошо вдвоём. Правда моего мнения не оценили, да и я не смогла понять, почему же он против этого. Но насильно мил не будешь. Тяжело отпускать после всей этой бури эмоций, но и держать взрослого мужчину я не могу.
Скоро Эйдан собирается уезжать в свой тур, поэтому я не могла не позвать его провести весело время в последний раз. Мне нужно как следует развеяться и развлечься, а ему запомнить наш Сакраменто в ярких огнях клуба. В восемь вечера за мной заехал Дин, и мы, как обычно, весело поехали в один дорогой клуб (конечно же не без совместного фото в соцсетях), куда из-за известности дяди нас и впустили. Хоть и я достаточно медийная личность, но до известности родного дяди мне ещё как до Китая пешком. Но и без его поддержки не было бы и этого. В клубе коктейли лились рекой, а тело на утро будет сильно болеть, особенно ноги. Под конец нашего весёлого гулянья я даже сняла туфли, дав волю пальчикам. Единственное было обидно, что порвался мой браслет от Пандоры. Столько лет носила, столько собирала эти бусинки, а замок в один момент просто лопнул. Пара бусинок потерялись, носам браслет, как и свои ключи отдала Дину.
- Карета прибыла! - Сообщил дядя, когда ему сказали по телефону, что такси ждёт на улице. Не надевая обувь, мы быстро прошмыгнули на воздух. На улице настоящий мороз, хотя где-то такая низкая температура является тёплой. Быстро залезаем в машину, которая сразу же сорвалась с места. - Держи телефон и ключи.
- Спасибо, - беру свои вещи, параллельно натягивая на отдохнувшие и слегка распухшие ноги обувь. - Я надеюсь, что утром мне не будет плохо. Если, что ты будешь меня лечить.
Дорога до моего дома была не менее весёлой, чем до клуба. Даже несколько видео ушло в истории Instagram. Такси останавливается около шестиэтажки. Тепло салона уже немного вогнало в сон, от чего я не сразу поняла, что я уже почти дома. Целую Дина в щёку и прощаюсь с ним. Чуть покачиваясь и ёжась от холода и боли в ступнях, подхожу к подъезду и наконец-то захожу внутрь. Кабинка лифта и вот я уже наконец-то дома. Первым делом, сняв обувь, иду на кухню, где пью таблетку аспирина. Как-то не хочется, чтобы на утро голова раскалывалась. Чуть пошатываясь направляюсь в спальню. Стягиваю джинсы, из-за которых ноги уже безумно тянет. Всю одежду кидаю на стул. Завтра разберу. Ставлю телефон на зарядку и наконец-то иду в душ. После ванных процедур возвращаюсь в спальню. Сажусь перед спальным столиком. Снимаю наконец-то украшения которые забыла снять перед душем. Каждый раз после вечеринки забываю правильный порядок действий. Снимаю серьги, убираю их в коробочку, после чего тянусь снять свой браслет, но не обнаруживаю его на руке. Чёрт, где он? Лишь через минуту я вспоминаю, что отдала его Эйдану. Беру мобильный в руки, садясь на край кровати и пишу сообщение дяде в WhatsApp, чтобы он не забыл передать мне мой браслет. Обычно он быстро отвечает, но я кладу телефон обратно на прикроватный столик и возвращаюсь к своим процедурам перед сном. Правда сна ни в одном глазу. Убираю все свои баночки и бутылочки и скорей бегу в кровать, накрывшись на половину одеялом и положив на колени ноутбук. Сна и в правду совсем нет, поэтому включаю запись вчерашнего ток-шоу "Джимми Киммел в прямом эфире". Как бы я хотела побывать у него в гостях. Я обожаю его ток-шоу. Во время просмотра всё проверяю ответил ли мне Дин, но он даже и не прочитал сообщение. Не поверю, что он уже спит. После конца передачи, включаю тихо музыку и решаюсь позвонить дяде. Конечно, всё это может подождать до утра, но всё-таки этот браслет мне очень дорог и я хочу знать, что он у него. Беру мобильный и нажимаю на иконку с фотографией дяди. Он точно ещё не должен спать. Долгие гудки и наконец-то отвечают на звонок.
- Дин, я тебя не разбудила? - Задаю лишь один вопрос, на который я так и не получу ответа, потому что на мой вызов отвечает совершенно незнакомый мне голос. Мужчина на том конце спрашивает моё имя и интересуется кто я. Может Дин потерял мобильный и его кто-то нашёл? - Оливия Картер - племянница владельца телефона. А кто Вы? - Мужчина представляется оперативником и сообщает то, к чему абсолютно каждый не готов. Услышать о смерти родного человека не готов никто. К такому вообще невозможно подготовиться, только если человек смертельно болен. В этой ситуации люди каждый день, если не каждый час, ждут госпожу Смерть в гости. - Подожди-подождите... - выпрямляюсь сидя на кровати, из-за чего ноутбут падает в сторону. - Это что шутка? Розыгрыш? Какой мёртв? Я его видела пару часов назад! - Не замечаю, как мой голос начинает срываться на нервный крик. Но мужчина уверяет меня, что всё правда и даже даёт трубку кому-то из своих коллег. Нет, это явно какой-то розыгрыш! Этого не может быть. Может кто-то из друзей Эйдана решили пошутить. Но это не смешная шутка тогда. Полицейский предлагает приехать на место происшествия. Несколько раз я точно на момент не слышала, что мне говорят, так как в голове всё ещё не укладывается, что же происходит. Записываю адрес под диктовку и сразу же после этого вызываю такси. Надеюсь, что хоть одна машина будет свободна в этот бурный день. Диспетчер говорит, что машина придёт через полчаса. За это время я успеваю переодеться и... наверное это всё на, что меня хватило. О том, чтобы накраситься у меня даже не возникло мысли. Сложив всё в маленький рюкзак, я натягиваю кроссовки и выходу из квартиры, закрыв дверь. Ждать лифта у меня даже не хватает терпения, и я мчусь вниз по лестнице, минуя три этажа. Сердце бьётся как сумасшедшее, а всё тело трясёт. Кажется, что меня даже пробрал озноб. Протягиваю таксисту бумажку с адресом, который он вбивает в навигатор. Вижу его удивлённый взгляд, когда он оборачивается на меня, но не задаёт лишних вопросов.
Дорога оказалась довольно длинной, а за несколько метров стали виднеться красно-синие огни. Подъезжая к ним всё ближе и ближе, мне казалось, что я нахожусь во сне и всё это просто происки моего воображения. Машина останавливается, но я не могу двинуться, тело словно окаменело и стало тяжелее.
- Девушка, приехали. - Не знаю какой раз меня зовёт водитель, но я откликаюсь и не сразу соображаю, что должна заплатить за дорогу. Достаю из рюкзака кошелёк и оплачиваю проезд карточкой.
Выйдя из машины, я не сразу смогла понять и что же теперь делать. Что дальше? Нужно сделать шаг навстречу вперёд, но понимая, что меня может ожидать что-то не хорошее, я просто не в силах сделать этот шаг. По телу пробегает снова дрожь то ли от прохладного ноябрьского воздуха, то ли от этой ситуации. Вокруг много людей, несколько машин полиции. Нет, это сон! Это просто кошмарный сон, который скоро закончится! Закрываю глаза на несколько секунд и стараюсь их открыть, в надежде, что я проснусь в своей тёмной спальни, но увы и ах. Мигалки на машинах бьют в глаза и в голове, кажется, приходит осознание того, что всё это реальность. Жестокая реальность, которая как сон никогда не закончится и не забудется через несколько минут. Делаю первый шаг, за ним второй. Шаги словно раздаются громким топотом в ушах, а внутренние органы сжались в один комок. Я уже даже не могу понять насколько быстро бьётся сердце, но его стук отдаёт в виски. Не знаю даже к кому обращаться, поэтому какое-то время стою за полицейской машиной, осматривая всех стоящих.
- Вы заблудились? - Я резко поворачиваю глаза в сторону говорящего, но не сразу понимаю, что от меня хотят. - Девушка, здесь нельзя находиться!
- Я... мне... мне сказали, что... -  Язык просто не поворачивается сказать, что мой дядя может быть мёртв, но надо. Иначе меня просто выпроводят отсюда. - Я племянница Эйдана Картера. Мне сказали, что он... он... - Мне словно перекрыло дыхание, от чего я ни слова не могу произнести дальше, но кажется мужчина понимает в чём дело.
- Я Вас провожу, - он кладёт руку мне на спину и ведёт дальше. Хочу ли я что-то видеть? Скорее нет, чем да. Но я хочу убедиться, что это просто шутка. Дурацкий розыгрыш или ошибка.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » 0.1. involuntary manslaughter