внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Make America hate again


Make America hate again

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

САКРАМЕНТО | 10.11.2016 | ВЕЧЕР

Alessia Altieri, Vincent Fiore, Michael Rinaldi, Frank Altieri
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Хорошо, что есть родственники, способные вытащить из полицейского участка.

[NIC]Vincent Fiore[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/PaXyw.jpg[/AVA]
[SGN]-[/SGN]
[LZ1]ВИНСЕНТ ФИОРЕ, 21 y.o.
profession: студент, квотербек "Сакраменто Стейт Хорнетс";
[/LZ1]

Отредактировано Frank Altieri (2016-12-29 12:55:17)

+2

2

Страсти по выборам все сильнее закручивали гайки в нервах американского общества, заставляя людей то там, то тут, выходит на улицы. И в зависимости от своих приоритетов, нравов и жизненных принципов, радоваться или плакать от того, твой ли кандидат победил или его скинули вниз. Университет тоже не остался в стороне, и студенты курса экономики, выросшие в свободных взглядах на постулаты общественной жизни, стали будущими заложниками политики нового президента. Алессия, слегка испачканная в краске, сидела на корточках и расписывала плакаты, которые до этого парни прикрепили к деревянным «ручкам». Остаться в стороне она не могла, да и не хотела. Каких бы консервативных взглядов не придерживался ее отец, сама девушка росла в более свободном обществе, принимая все «чудачества» и перемены поколений. Порой грубые выражения отца в отношении нетрадиционно смотрящих на жизнь людей, бесили ее. Ну вот какая ему разница кто и как распоряжается своей жизнью? У самой Лесси была подруга, близкая, предпочитающая девочек, и это им обеим не мешает быть близкими по духу, иметь одинаковые увлечения и просто понимать друг друга с полуслова. И что там будет говорить отец, станет ли поддерживать его мать, девушке было почти все равно. А та часть, что было не почти все равно, переживала, что Алессия не понята родителями, что между ними иногда вспыхивают скандалы и уже много раз она слышала от отца запреты. Но ничего не мог поделать с ней, ведь в университете его не было, чтобы контролировать дочь.
- Готово, - отерла пот со лба, девушка выпрямилась, вытирая кисточку тряпкой. – Пока донесем до машин высохнет.
- Чую будет еще та потасовка, - Филипп, парень с иссиня черными волосами, искусственно закрашивающих его блондинистый оттенок, подал Лесси сумку. – Уверена, что за тобой не надо приглядеть?
- Не каркай, - они двинулись к университетской стоянке, - надеюсь, что копы будут держаться на расстоянии. Да и я не одна.
Звонок Винса был для нее неожиданным. Сколько себя помнила, особых интересов совместных у них не было, и что подтолкнуло Фиоре ей позвонить тоже не успела выяснить. Алессия могла догадаться, что отец и отец Винсента о чем-то опять говорили за чашкой кофе с коньком, но пока ей не было выдвинуто никаких «пожеланий». А может у него в университете тоже такие протесты есть, да он не смог попасть, приехав домой. В любом случае, увидеть его Лесси всегда была рада. Правда истиной причины его желания присоединиться к демонстрации, ей была не известна, но сейчас, слишком возбужденная будущим «представлением», девушка не задумывалась об этом.
Они отъехали дружным потоком из нескольких машин, чем вызвали дружные аплодисменты тех, кто оставался в университете, на занятиях. Единство студенческого общества, ощущение «кулака» придавала уверенности в том, что все, что они делают и есть правильное. На самом деле, Алессии было все равно, кто стал бы в итоге президент, но вот такое отношение избранного к мигрантам, уверенная в правильности своих взглядов на расы, которыми населена Америка, а точнее жуткий расизм, которым Трамп не чурался «хвастаться», не была итальянке по душе.
Винс ждал их у начала улицы, где было договорено собраться всем, кто решил выразить свое мнение обществу, сделать выпад, выдвинуть свои требования и просто заявить о своем не согласии с правильностью выборов. Девушка вытащила из машины сумку, в которой лежали заранее заготовленные марлевые маски, на случай атаки газом, положила в рюкзак. Туда же отправилась пара баллончиков с распылением перцовой пыльцы.
- Привет, - обняла Фиоре за плечи, оставляя на его щеке поцелуй, как традицию, сунула тому в карман пару баллончиков тоже. – Пусть будет. Мало ли что дальше произойдет.
Организованная толпа двинулась по улице, и Лесси старалась ничего не пропустить, но и не потерять Винса из виду. Люди скандировали лозунги в поддержку Клинтон, обвиняя Трампа в начавшемся расколе внутри общества, медленно, но верно, приближалась к улицам, на пересечении которых стоял отряд копов, вооруженных шитами и дубинками.
- Интересно, за углом танки не стоят?

[LZ1]АЛЕССИЯ АЛЬТИЕРИ, 20 y.o.
profession: студентка;
relations:Mum, Dad,  Junior & Mark
[/LZ1]
[NIC] Alessia Altieri [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jNaW.jpg[/AVA]
[STA]На баррикады! Главное не волноваться[/STA]
[SGN]Каждый человек имеет право высказаться[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-12-25 23:01:23)

+2

3

Интересы Винсента на самом деле были далеки от политики, по большому счету его интересовал лишь футбол. Ну и еще девчонки разумеется. К счастью благодаря первому от вторых отбоя у него не было. А как иначе? Он ведь был основным квотербеком университетской команды, пусть в этом сезоне Хорнетс и не блистали, выиграв лишь две игры из семи, конкретно к нему вопросов не было. По числу точных пассов Фиоре занимал четвертое место в дивизионе, что же касалось затянувшейся серии поражений, знающие люди связывали эти неудачи с бездарным менеджментом. Впрочем, сегодня движуха в кампусе была не по случаю игры, все дело было в выборах, а точнее в их результатах. Достаточно взглянуть на данные о национальном составе жителей штата, чтобы все стало на свои места. Относительно университетов, молодежь всегда была основным электоратом демократов, им были близки лозунги о свободе, равенстве, братстве. Университеты Калифорнии сочетали в себе оба фактора одновременно, здесь училась молодежь со всего мира: арабы, азиаты, индусы. Не удивительно, что ксенофобские речи Трампа студенческой средой не поддерживались. Нацепить на себя значок или надеть бейсболку с фамилией одиозного миллиардера, значило почти тоже самое что нарисовать свастику себе на лбу. Многие открыто сравнивали его с Гитлером. И даже если кто-то задумывался о том, чтобы все-таки за него проголосовать, об этом вслух не говорилось.
Винсент, тем не менее, голосовал за Клинтон - не только из обещания Мадонны взять за щеку у каждого проголосовавшего - какой-либо неприязни к эмигрантам он не испытывал. Среди его друзей были и чернокожие, к примеру, Оделл Таунсон, капитан защиты в их команде, они тесно общались не только на поле, но еще часто напивались вместе на вечеринках. Несмотря на цвет кожи тому впрочем, тоже дела большого до политики не было, пидорасы с его слов были и в том лагере, и в другом, но все же пропустить митинг он не мог. Для кого-то эти шествия - способ проявить свою гражданскую позицию, а для кого-то просто повод потусоваться... или даже подраться, было среди молодежи немало и тех, кому нравилось участвовать в столкновения с полицией, они сознательно провоцировали служителей правопорядка, устраивали на улицах беспорядки и от этого получали определенный кайф. Оделл Таунсон был как раз таким, именно он, угощая Винсента прохладным Хайникеном, убедил того в необходимости посетить сие мероприятие и быть может поучаствовать в становлении истории (если вдруг в ходе протестов результаты выборов пересмотрят).
- Твоя подруга - ну та чикса из Калифорнийского - там ведь тоже будет? - защитник привел еще один довод, согласно которому его друг должен сегодня пойти с ним. С Алессией они не так давно случайно встретились на одной студенческой вечеринке, там он и представил их с Оделлом друг другу. - А она ничего такая, говна в башке конечно навалом, но мордаха и все остальное, что надо. – Показал большой палец вверх. - Девственности ее лишил? Признавайся, - подтолкнул локтем Винсента, от чего тот выплеснул себе на футболку пиво, и выругался ему в ответ:
- Да пошел ты. Ты бы за языком следил, она мне как сестра, - оттолкнул трехсотфутового* Таусона и, схватив со стола салфетку, принялся вытирать майку. - Знаешь, кто ее отец? Фрэнки Альтиери. Я блять и не думаю об этом. - Рискни лишить такую девственности, папаша узнает и тут же заставит жениться. А у Винсента, тем не менее, были другие планы на свою молодость, ему еще в национальной футбольной лиге карьеру делать, а не в грузоперевозках, как было принято в их бандитской семейке.
О том, что не думал, Винни конечно же солгал, поэтому сам от себя не ожидая - должно быть выпил слишком много пива - и позвонил Алессии. Зная, что она также на митинге, он считал неправильным не встретиться с ней. Буквально на днях они виделись на похоронах и не общались практически - слишком сильно все были потрясены случившемся. Сейчас Винсент намеревался извиниться за это, он ведь ушел раньше всех с церемонии, просто не мог там находиться, а на поминки не явился и вовсе, отправившись вместо этого в бар с друзьями, из-за чего поругался с отцом.
- Привет, - обнял ее в ответ, когда, наконец нашел среди толпы, и также поцеловал в щеку. - Это что такое? - Сунул руку в карман. - Ого, да ты подготовилась, - усмехнулся, обнаружив газовый балончик. Винсент не считал, что эта вещь ему необходима, но говорить об этом не стал. - Твои родители в курсе вообще, что ты в этом участвуешь? - прокричал ей в ухо, что было шуткой, разумеется. Вокруг было уже достаточно громко, поэтому и приходилось орать, митингующие, увидев полицейских, тут же прибавили напора, где-то в толпе вспыхнул файер, затем еще один. Студенты начали выкрикивать оскорбления в адрес вновь избранного президента. Винс оглянулся по сторонам - тысяч десять или двадцать митингующих здесь было.
- Танки, ха, да эти лошары ничего нам не сделают, они в штаны обделаться готовы, - прокомментировал опасения Алессии чернокожий друг Винсента.
- Слушай ты извини, что я тогда ушел, мне было не по себе, - игнорируя то, как толпа начинала заводиться, Винни все же принес Алессии извинения, хотя и понимал, что в первую очередь не перед ней ему следовало это делать. -  Ты Луку не видела с того дня? - дня похорон. – Она не обижается на меня? Эй, ты, смотри куда прешь! - оттолкнул чувака нацепившего платок себе на морду, тот налетел на Алессию, едва не сбив ее с ног. Парень был то ли подвыпивший, то ли под кайфом, и просто не заметил их. Глянув же на крепкого Фиоре связываться не решил, и, поднявшись с асфальта, на который упал, отправился дальше куда шел.
- Я тоже против Трампа голосовал. - Фраза не "за Клинтон" была не случайна, как и многие Винсент голосовал именно против миллиардера. Такому человеку как он, Фиоре считал, нельзя было доверять управление сильнейшей страной в мире, тот мог управлять только конкурсами красоты, все знали о его скандальности и импульсивности, он был как обезьяна с гранатой, не знаешь чего от него ожидать. - За Клинтон ведь больше голосов было? Так какого хрена? - Винс хоть и учился в колледже, не очень разбирался во всей этой теме, он просто хотел поддержать разговор.
Шествие же тем временем продвигалось по главной улице старой части города, бедняги, чьи автомобили не успели свернуть на прилегающую дорогу, очень скоро стали первыми жертвами, их машины лишились фар и стекол. Хулиганы с битами в руках, пришедшие только для того чтобы поучаствовать в погромах, подлетали к проезжавшим тачкам, провоцируя беспорядки. Пока они с Алессией разговаривал Оделл швырнул зажженный файер в редуты легавых, которые глядя на происходящее, начали теснить митингующих с улиц. Заметив точное попадание, Винс хлопнул друга по плечу:
- Отличный бросок! Дай-ка мне эту штуку. - Тогда как Алессия запаслась газовыми баллончиками и марлевыми масками, Винсент с друзьями запасся файерами и дымовухами. - Получай! - Швырнул, угодив прямо в шлем полицейскому - иного от квотербека, чьей основной задачей на поле было раздавать пасы, и не ожидалось.
А было и в самом деле весело, вот только Оделл очень скоро получил по ногам резиновой дубинкой и свалился на асфальт. - Бежим! Бежим отсюда! - потянул Алессию за собой, когда легавые перешли в контрнаступление, оказаться на месте Таунсона он совсем не хотел.
_____
300 футов – примерно 140 кг
[NIC]Vincent Fiore[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/PaXyw.jpg[/AVA]
[SGN]-[/SGN]
[LZ1]ВИНСЕНТ ФИОРЕ, 21 y.o.
profession: студент, квотербек "Сакраменто Стейт Хорнетс";
[/LZ1]

Отредактировано Frank Altieri (2016-11-18 23:02:36)

+2

4

- Чувствую, тут намечается не просто прогулка, - засунула руку Фиоре обратно тому в карман, в которой тот держал вытащенный баллончик, - а рисковать твоей головой мы не имеем права. Кто нам на матчи будет бесплатные билеты доставать? Так что пусть будет. А ты чего его притащил? Его же видно за милю. Отличная мишень.
Движение немного осилило нажим вперед, что пришлось всем встать плечом к плечу. Нечто революционное витало в толпе, что невольно начинаешь будоражиться внутри, чувствуя, как волнами по телу пробегает адреналин.
- Родители? – она рассмеялась, постучав пальцем по своему лбу, громко ответила ему, пришлось слегка повернуться в сторону Винса. - Да я бы уже в подвале сидела под охраной. Будто ты не знаешь моего отца. Да еще мать бы подключилась Опасно, не смей. Меньше знают, крепче спят.
К ним протиснулась ее подруга, с кривой ухмылкой посмотрев на Винса, а потом на его друга. Но ничего не сказала. Но это пока. Менди, учась на юридическом, умела мастерски поставить на место любого. С ней мало кто связывался в перепалке. Но Алессии она нравилась. Девушки прошли не одну воду и не один костер студенческой жизни, оставаясь верными друг другу. Посмотрев на руки подруги, она увидела бутылку с хвостиком из тряпки, слегка запнувшись, что слова застряли на языке.
- Посмотрела бы я на тебя, когда в твою физиономию упрется ствол башни. Да они на все сейчас способны. Всю страну трясет, как на вулкане.
Они продвигались вперед, что увидеть лично Алессии что там впереди было сложно. И лишь, по словам рядом идущих или полетевшим первым камням и фаерам можно было понять, они приблизились к первой линии сдерживающей толпу обороны полицейских.
- Да я понимаю все. Отец когда сказал, что Никки погибла, я в шоке была. Попыталась дозвониться до Луки, но у нее был отключен телефон. Оказалось, ее уже забрали с университета. – Тот день в Лесси убил небольшую частичку души. Никки была безобидной девчонкой, полная противоположность сестре. Уж на кого бы она могла подумать, что жизнь короткая, так это на Луку. С ее то приключениями. Но чтобы Никки. Алессия напросилась с отцом сразу, чтобы поехать к ди Марко. – Видела. Она дома сейчас живет, не хочет оставлять мать одну. Дядю Джона ж дома не удержать. Ну не мне тебе говорить. Сам знаешь все. Не думаю. Ей было не до обидок. Может даже не заметила, что ты ушел. Твой брат молодец. Не ожидала и от своего такой поддержки. Хоть и раздолбаи, но не отходили от нее. Не переживай. Ты просто позвонил бы ей и все.
Алессия вскрикнула, когда на ее ботинок наступил парень, которого вытеснила толпа, что девушка едва не упала, цепляясь за рукав куртки Винса и спину подруги. Не мудрено все это, в таком плотном шатающемся потоке.
- Да кстати, познакомься. Это Менди. Менди, это Винс. Друг моего детства. Ага, глубоко детства. Один горшок на двоих, - соединила руки парня и подруги. – Ты не отрывайся от нас, поняла. Я потом что буду тебя искать по толпе?
- Не дергайся. Все будет в лучшем виде. Приятно познакомиться, друг.
Менди отвлекли, и Алессия с Винсом дальше стали пробираться по улице, уносимые толпой вперед. Верха никогда не слышат низы, делая все так как им надо. Зачем блюсти интересы всех, когда на свои бюджета не хватает?
- Это мне напомнило Россию. Читала как-то, - Лесси притормозила, когда gеред ней в сторону пошатнулся ряд, шедший впереди, - что у них никак не скинут партию власти. Что мол везде кричат об одном, а все равно с подавляющим большинством вылезает Путинская команда. Может и у нас пришло время этому? Купленным выборам. У этого красномордого денег больше чем у пяти бюджетов нашей страны. Думаешь эта его жена модель за красоту с ним? Он женат уже третий раз. Пусть Клинтон и покувыркался в постели с Моникой, что опять не доказано ничерта, но живут. Пиар не пиар, все равно. Да черт! - она отпихнула в спину девушку, которая буквально вывалилась на них. – Держись на ногах!
Менди пошла стороной от них, но Лесси увидела, что та хочет сделать. И как раз друг Винса закидывает фаер вперед. Похлопала парня по плечу, но тут же перевела их взгляды на подругу, которая была поднята сокурсником на спину себе, забросила горящую бутылку в ряд копов, что та разбивается о шлем одного, обдавая его жидким огнем. Асессия не успела остановить Винса, так как видела как прорубая ударами дубинок толпу рассекли на две части и его друг оказался на передовой, а там и до нее и Фиоре недалеко. Почувствовав, как ее буквально тащат, вскрикнула, когда толпа закрыла Винсента от нее, что кисть ее руки осталась там, а сама Лесси тут.
- Больно! – она попыталась оглянуться, что творится за спиной, как послышался оглушительный рев. Кое-как выдернув руку, девушка развернулась. Темнокожий друг Винса отпихнув копа, перекатился через голову, при этом выхватив палку у полицейского.
Оставить его одного нельзя, и Лесси, подначиваемая скандирующим маршем голосов, адреналином, оказалась позади него, просунув руку под его рукой. В ладони был зажат баллончик. Парень ударил копа по шлему, что у того защита лица слетела, как в этот момент Лесси нажала на вспрыск. Полицейский расставив от неожиданности руки, тем самым дал молодым людям оттесниться в глубь.
- Давай! Уходим, - парень прикрыл газа рукой. – Прости. Но я другого придумать не смогла. Черт! Винса потеряла!
Потянув за куртку друга Фиоре, Алессия буквально вдавливалась спиной в толпу, лишь бы скрыться.

[LZ1]АЛЕССИЯ АЛЬТИЕРИ, 20 y.o.
profession: студентка;
relations:Mum, Dad,  Junior & Mark
[/LZ1]
[NIC] Alessia Altieri [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jNaW.jpg[/AVA]
[STA]На баррикады! Главное не волноваться[/STA]
[SGN]Каждый человек имеет право высказаться[/SGN]

Менди

http://funkyimg.com/i/2jSbq.jpg

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-11-29 01:19:52)

+2

5

- Кого притащил? - уточнил, кого или что имела в виду Алессия. - А.. Оделла? - Обернувшись, глянул на своего здоровенного приятеля. Скорее уж это Таунсон притащил его, но не суть. Его габариты и в самом деле видно было издалека, однако подшучивать над лишним весом решались далеко не все, в основном друзья, остальные же побаивались этого огроменного афроамериканца. Помимо внушительного веса, у него и рост был не маленький, как раз такие как он и играли в футбол на позиции защитников, блокировали линию нападения и защищали квотербека во время розыгрыша мяча. - Так и задумано, он будет отвлекать внимание на себя, - усмехнувшись, хлопнул Таунсона по мясистому плечу. Кажется, тот так и не понял, что речь велась о нем, сходу погрузившись в атмосферу протестного шествия.
Когда они заговорили о родителях, Винс ухмыльнулся и согласно кивнул головой. Его старик был тем еще параноиком, в сравнении с ним отец Алессии казался вполне адекватным, тот хотя бы в приметы не верил. Мэнни к примеру строго настрого запрещал выкидывать мусор после заката солнца, опасаясь должно быть накликать визит федералов. Ни о чем так Винс не мечтал, как окончить школу поскорее и свалить из родительского дома. Сейчас он жил в университетском кампусе и возвращаться в дурдом, где провел детство не собирался. - Можно подумать сами они ничем опасным не занимаются. - Тот еще вопрос, где и с кем им жить безопаснее, не случайно ведь время от времени они заставляют свои семьи уехать из города, о том, что тем временем происходит, им гадать не приходится. Конечно, с кем-то из посторонних Винсент об этом никогда не разговаривал, но с Алессией, чей отец также был гангстером (бизнесменами они только сами себя называли), мог быть откровенен.
- Ты права, позвоню ей. - А может и в гости следовало зайти, принести чего-нибудь вкусного для Луки и тети Карлы. Самостоятельно он сроду ничего кроме яичницы не готовил, но полагал это не сложно, в интернете было полно рецептов с картинками. Что касалось их младших братьев, Винсент как раз другого от них не ожидал, те были с Лукой близки, учились долгое время в одной школе, постоянно проводили вместе время на улице. Про них с Алессией такого было сказать нельзя, как только начали взрослеть, они наоборот отдалились друг от друга, встречались только во время праздников, когда их семьи собирались вместе. В остальном круг общения был совершенно разным, они и сейчас в разных университетах учились, и интересы их мало пересекались.
- Эй, давай без этих подробностей, - смеясь, перебил Алессию, когда та начала рассказывать о горшках, потом перевел взгляд на Мэнди и протянул ей руку. - Привет. - Девушка была одета весьма вызывающе, даже не верилось, что у этой "умницы-дочки" (как же часто в свое время ему приводили Алессию в пример) была такая подруга. Вообще следовало признать, что девушка сильно изменилась, и это касалось не только ее форм, она уже не была той зубрилой. Конечно, и дальше продолжала добросовестно относиться к учебе, но теперь и общественной деятельностью различной занималась, была из тех, кто постоянно пытался что-то изменить, не в мире, так хотя бы у себя в городе, колледже, на улице. - Ну, да, наши родители очень давно дружат. - Он опустил взгляд на ее руку, в которой та держала бутылку с зажигательную смесью, в народе известную, как коктейль Молотова, в сравнении с этой штукой их файеры казались детской забавой. - Ты ведь не собираешься этим бросаться? - Поинтересовался у Мэнди.
- А что такое? Ты испугался? Можешь отойти подальше, - насмешливым тоном ответила ему подружка Алессии.
- Кто испугался? Я испугался? - Станет он тут выслушивать такое от девчонки. - Я говорю, смотри не промахнись. - Адреналин переполнял и Винсента тоже, страха он и в самом деле не испытывал, тут было возбуждение, они ведь с Оделлом по пути сюда еще и травки дунули, так что готовы были не только Трампа свергнуть, но и Путина с Ким Чен Ыном если понадобится.
-  Да хрен знает. - Пожал плечами в отношении денег Трампа и возможности подкупа. Согласно информации в тех же газетах, Клинтон потратила на избирательную кампанию куда больше средств. И стояли за ней не только работяги, не стоило этого отрицать. – Говорят, русские хакеры повлияли на итоги выборов, Путину выгодна победа Трампа, с ним у власти он может делать все что захочет. - Вот эта версия казалась Винсу более правдоподобной. О России и Путине в их прессе писали и говори достаточно много. О хакерских атаках и влиянии на президентские выборы Кремля рассуждали не только жадные до сенсаций журналисты, но и передовые государственные деятели.
Однако, дальше о политике поговорить возможности им не дали, после того как Мэнди все-таки кинула бутылкой в копов, начался настоящий ад, те будто озверев, накинулись на протестующих. Конечно, всех и каждого избить и арестовать они не стремились, их целью были лишь те, кто проявляли наибольшую активность, потеряв своих лидеров, толпа разбежится сама. И конечно в первую очередь они начали давить толпу в их направлении, ведь бутылка полетела с их стороны. Винсент обернулся и заметил, что Алессии рядом не было, толкаясь, он начал высматривать ее в толпе.
- Лесси! - окрикнул девушку. Он заметил, как та помогала Оделлу, которого пару минут назад Винс принял решение оставить. Каким-то чудом девушке удалось отбить у легавого этого громилу, но на помощь получившему в глаза перцовым спреем стражу порядка, уже спешили другие. - Вот черт. - Выругался Винсент, наблюдая за происходящим. Насчет Оделла он не волновался, сделать этому толстокожему громиле больно было не так уж и просто. А вот Алессию оставить Винни не мог, глядя на ее несвойственную девушкам отвагу, он словно воодушевившись этим, уже и сам готов был мчаться совершать подвиги. Один из полицейских сбил с ног Алессию. Вооружившись транспарантом с лозунгом «Трамп не мой президент» Винс ударил того по горбу, сломав надвое палку на которой держался лист фанеры, потом врезался в стража, рассчитывая что у Алессии будет возможность подняться и бежать. Однако тут же к ним побежало еще двое, Фиоре почувствовал, как его ударили дубинкой сперва по плечу, потом по ноге, от чего та подкосилась, и он упал. Прижав лицо итальянца к асфальту, полицейский застегнул у него за спиной наручники.
- Ну, все ребятки, доигрались. - Прозвучал рядом низкий голос копа. – Крис, тащи его в машину. И девчонку тоже забирай, это кто-то из них бутылку кинул. – Скомандовал кому-то из своих, потом вновь обратился к студентам. - Знаете, что вам грозит? Покушение на жизнь офицера полиции. Вы в серьезное дерьмо вляпались.
Тут у Винсента округлились глаза. Когда его резко подняли с земли, парень увидел, что на Алессию с Окделлом также нацепили наручники. Что же касалось Мэнди, ее по близости не было. Естественно он не собирался выгораживать подружку Алессии и был готов рассказать всю правду, ну или почти всю - о том, что они с этой Мэнди были вместе лучше, пожалуй, помалкивать, чтобы соучастие не пришили.
- Это были не мы. Какого черта вы творите?
- В участке разберемся.
Всех троих закинули в автозак, помимо них в нем уже немало народу набралось, и стоило железной двери за ними захлопнуться, машина тронулась. Кажется, они и в самом деле вляпались в серьезные неприятности. Винс глянул на сидящую напротив нее Алессию, на скуле у нее был синяк, волосы растрепаны. Оделл тоже выглядел не лучшим образом, но учитывая, что красавчиком он никогда и не был, в глаза это бросалось не так сильно, конечно.
- У тебя тут синяк,  - Винсент пальцем коснулся ее скулы (перед тем как закинуть в автозак, наручники с них сняли). – Не больно? Все будет в порядке, - попытался успокоить девушку, хотя у самого, по правде сказать, уверенности в этом никакой не было. – Они разберутся, что Молотова кинули не мы и отпустят нас, главное не сознавайтесь, что эта Мэнди была с нами. Бросали не мы. А кто бросил? Мы не знаем, не видели. – Негромким голосом провел инструктаж, как им следовало отвечать на вопросы полицейских. Оделл кивнул головой, выслушав наставления друга, потом глянул на Алессию:
- А ты смелая, не ожидал такого от девчонки… Винс, ты видел, как она тому копу в глаза баллончиком брызнула?
- Так, выходим, ребятки, приехали. – Автомобиль остановился, и тяжелая дверь вновь отворилась. Люди в форме начали одного за другим выводить их. Первым Оделла, потом Алессию и наконец, вытолкали Винсента.
[NIC]Vincent Fiore[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/PaXyw.jpg[/AVA]
[SGN]-[/SGN]
[LZ1]ВИНСЕНТ ФИОРЕ, 21 y.o.
profession: студент, квотербек "Сакраменто Стейт Хорнетс";
[/LZ1]

Отредактировано Frank Altieri (2016-11-20 16:38:01)

+2

6

Пока разбушевавшаяся молодежь отстаивала свою гражданскую позицию на улицах Сакраменто, трое вполне себе взрослых итальянцев сидели за укромным столом в  кондитерской "У Марко". Они потягивали эспрессо из фарфоровых чашечек и вполголоса, почти шепотом, разговаривали. В том числе затронув и происходящие в городе события.
- Я в инете читал, там та еще заруба! Машины бьют, "молотовы" бросают! – оживленно рассказывал Ал Ринальди, в котором, очевидно, еще не заснули юношески-бунтарские инстинкты. – Говорят, легашам там крепко досталось! Конкретно вломили! Тут Альберто даже не выдержал и хлопнул крепкой ладонью по столу – так, что одна из чашек подпрыгнула, обрызгала белоснежную скатерть коричневыми каплями и чуть не опрокинулась. Опрокинулась бы, если бы ее не придержала морщинистая длань Сэла Айеллы. Тот умудрился простудиться – и потому сидел в мохнатом свитере по горло и шарфе, а уж хрипел как сломанный патефон. Но своей обычной степенной назидательности отнюдь не утратил. – Чему ты радуешься, блин? Что пидорасы и черножопые наш город громят? Тебе здесь жить. Видимо, не ожидавший такой реакции Ринальди-младший захлопал глазами и смешался. Слизнул с губ налипшую молочную пену,  приподнял бровь.  – Эй, я рассказываю просто! Но мы же против копов, что нам, за них страдать что ли? Мало они наших пиздят да в тюряге морят? "Дядя Сэл", как в мафиозных кругах почтительно называли ветерана восточной, а затем, и южной команды, несогласно нахмурил седые брови. Ему явно не нравилось, что совсем еще свежеиспеченный "славный парень" возражает ему, человеку, произносившему клятву еще в пятидесятых. Шутка ли -  старику пошел уже десятый десяток, и три четверти своей долгой жизни он провел на улицах. – Причем тут копы, блять? Какие-то малолетние полудурки тачки громят, стекла бьют, крушат все к херам собачьим! Если бы там моя тачка была – то я бы прямо с битой туда пришел и черепа бы им проломил. Майк, а ты что думаешь? -  уточнил Айелла, обращаясь к третьему присутствовавшему за столом человеку.
Майк Ринальди, внимавший всему этому вполуха, на мгновение оторвался от горячего напитка. Его мысли были сейчас далеко. Потратив несколько секунд на обдумывание вопроса, он наконец с ноткой раздражения ответил.  – Сэл, да нахуя мне об этих гондонах думать даже? Детство в жопе играет. Дебилы сопливые. А затем вернулся к разговору, который несколько минут назад прервал вломившийся со своими "свежими новостями" Ал. – Так вот, хорошо. Я поговорю с Фрэнком, Сальваторе. Но ты меня удивил –  ты же у нас дальше озера Тахо, со своими удочками, никогда не путешествовал. Тут оба итальянца усмехнулись – правда, Майк белозубо, но безрадостно, а дядя Сэл – беззубо, но с энтузиазмом. Речь шла о том, что старейший солдат Семьи Торелли попросил руководство позволить ему четыре-пять месяцев в году, в разгар пляжного сезона, проводить во Флориде. Мол, врачи прописали ему солнце и морской воздух. – Что поделаешь, Майк, я не молодею. Кости не те, что прежде. – протянул Айелла, но тут же понизил голос и под столом сложил пятерню пистолетом. Озорно ухмыльнулся, показав розовые, как у младенца, десны.  – Но если надо выполнить работку будет – ты сам знаешь, я всегда к услугам. Майк через силу хохотнул и похлопал дедка по плечу. Он любил этого сукина сына – и за то, что тот, несмотря на свой возраст, сохранял бодрость духа, и за огромный опыт, и за то, что в свое время Сальваторе был близким другом его дяди Винса. Интересно, что при этом тот он никогда не стремился к власти – когда Винценцо в 1993 году сел в тюрьму, то он хотел сделать действующим шкипером Айелло – но тот наотрез отказался. Может, из скромности, но скорее – из осторожности. И шанс сделать шаг вперед тогда выпал более молодому Джо Нери.  –Ну а что с твоими интересами тут? Или ты подарить кому намерен? – на этот произнесенный очень негромко вопрос Майкла ветеран организованной преступности ответил очередным смешком. – Ага, сейчас. Для меня Болди-Гриль за всем присмотрит. Речь шла о Балдассаре Грилленцони,  еще живущем кузене одного из ранних боссов Торелли. В отличии от двоюродного брата, абсолютно лысый, c толстенных очках мафиозо ко многому не стремился – весь свой век помогал Сэлу Айелле с его грабежами, букмекерским операциями и тому подобным. Интересно, что его так и не "выпрямили", несмотря на почтенную родословную и долгую службу Семье. Другие бандиты между собой шутили, что, может, это и произошло когда-то тогда, в шестидесятых, да Балдассаре забыл – ибо тот отличался старческими провалами в памяти и стремительно, в отличии от своего патрона, шел к маразму. И это Майка не устраивало, и вряд ли устроило бы и Мэнни – но выразился он деликатнее. Он наклонился совсем близко к уху Сэла. – Да, но Болди не "посвященный". А ты сам понимаешь, могут возникнуть ситуации, терки… Разумеется, я, Фрэнк тебя всегда прикроем, но cам знаешь, береженого… Ведь дергать тебя придется. На мгновение Сэл погрузился в раздумия. Майк опасался, что тот предложить "принять" его конфидента – но Айелла, видимо, сообразил, что тогда подручный приобретет от него независимость. И высказал иную идею.  – Этот сын шурина моего, Ники-младший…Парень с головой, порядочный. Может, попрошу его тоже за своими делами присмотреть, пока отдыхать буду.  Значит, Спинелли. Тот и так богат  - а подобный расклад усилит его влияние. Несмотря на то, что, из-за возраста, Айелла отошел от большинства активных дел команды, у него еще остались некоторые рэкеты, в том числе в Фолсоме и Фресно. – Ладно, я переговорю с Фрэнком. – повторил Майк. Затем он крепко пожал старику его покрытую многочисленными пигментационными пятнами пятерню,  поцеловал в дряблую щеку. Тот поднялся и медленно, опираясь на трость, пошел к выходу.
Когда Сальваторе удалился, то улыбка мгновенно исчезла с губ Майка. Он посмотрел на Ала. – Ну так что ты выяснил? Он с облегчением вздохнул – ибо мог теперь закончить, в принципе, мало его сейчас интересующий разговор и вернуться к тому, что сильно занимало его мысли. К тому, что приключилось с Берн.
Осознание, что такое произошло, до сих пор не полностью принималось его рассудком. Какая-то сука подрезала его девушку на дороге, и в результате она теперь была в больнице с тяжелой травмой, обездвиженная. С травмой, которая, может, оставит ее инвалидом на всю жизнь. В какие-то мгновения Ринальди накрывало бешенство, в какие-то просто неверие. Почему в жизни столько херни происходит по чистой случайности? – Этого парня  Морган Бейтс зовут, у него раньше были... проблемы с вождением. Но ,видимо, пьян он не был – мудак просто. Имя того шофера Ринальди уже знал. Оно ему напомнило о Нормане Бейтсе, маньяке из хичкоковского фильма "Психо", поклонявшемуся трупу матери.  – Но мы его не нашли пока. Как вышел с больнички со своими царапинами, хер знает куда пропал… Дома его нет. Тут Майк раздраженно оттолкнул чашку и прошипел. – Ну и хули ты тогда приперся сюда, если ничего не выяснил? Ал вскинул руки. – На днях все будет, Майк! Некоторое время оба Ринальди молчали. А затем андербосс медленно, с расстановкой, сказал. – Когда я его найду – я ему сердце вырву, Ал. Выдавлю глаза, отрежу яйца. Сам, лично, вот этими, блять, руками. Он продемонстрировал племяннику свои ухоженные, c аккуратно подстриженными ногтями, пальцы – и тот по взгляду дядюшки должен был понять, что тот не шутит. Но все же возразил.  – При всем уважении… Тебе не надо так подставляться! Позволь я все сделаю, для меня это было бы честью, помочь тебе… Майк покачал головой. – Это мою женщину он искалечил, Ал. Мне и платить за это. Но Ринальди-младший не сдавался. – Ну а если федералы знают, что ты с Берн встречаешься? Если ты засветишься – начнут ей мозги ебать, вдруг обвинят в организации убийства или еще херне какой? Неожиданно высказанная зачастую легкомысленными родичем умная мысль заставила Майка задуматься. В самом деле – Рикардс и так хватало проблем.  Он посмотрел на таящиеся на дни чашки остатки гущи и сливочные ошметки, затем заметил.  – Ты прав. Надо сделать так, чтобы ей ничего не предъявили.  Подтянуть гуталинов. Пусть его ограбят типа. А при ограблениях бывает всякое – в том числе и тяжкие телесные. Иногда такие, после которых даже поссать без чужой помощи не сможешь.  – Ракимовских? – деловито спросил Ал, но Майк качнул головой. – Нет, лучше из тех, кто с нами особо не контачит.  Молодой "посвященный" почесал подбородок.  – Найдем таких, не вопрос. Заместитель главы мафиозного клана скептически поднял брови.  – Сначала мразь ту найди. Когда Альберто ушел, то его старший родственник на какое-то время остался один, погруженный в размышления. Он с утра не ел, потому чувствовал сильный голод. Время от времени он бросал нетерпеливые взгляды в сторону кухни, где уже готовился его заказ.  Наконец оттуда вышел сам Том Марко, владелец –  и поставил перед своим нередким посетителем блюдо с дымящейся аппетитной выпечкой. – Вот, Майк. Пирог с курицей и майораном. Взяв в руки нож, Ринальди начал разрезать хрустящую корочку – но тут в кармане его джинсов зазвонил телефон. Это был серый айфон, который Майк использовал только для не связанных с криминалом "белых" контактов. Мобстер глянул на экран – это был его племянник, Винс Фиоре. Звезда университетской футбольной команды, гордость родителей, в особенности отца. Того, к слову, сейчас не было в городе – проехал проведать их строительные участки близ Сан-Диего. Италоамериканец поднес мобильный к уху.  – Алло. Здорово! Как дела? В следующую секунду тон Майкла изменился. – Что? Не веря своим ушам, он переспросил. – Как в полиции? Какого хуя ты там  делаешь?

+3

7

Возбужденная толпа молодежи, как море, как девятый вал – опасно, крайне опасно и малейшая ошибка может привести к потере всего. Вот как сейчас Лесси потеряла Винсента. Оделла ударили, что приседая тот потянул так и не отпустившую его куртку Алессию, заставляя девушку повалиться сначала на него, а потом скатиться, оказавшись рядом н земле. Краем глаза, девушка увидела приближающиеся к ним ботинки, подхватила парня под руку, скрипя зубами, пытаясь понять:
- Ну, давай! Нас же сейчас либо затопчут, - но она не успела договорить, как сверху ее накрыл тот, кто пытался сначала обезвредить громилу, а уж ее, хрупкую труда не составит утихомирить. Очутившись на спине, после того как ее сбили, Лесси рыча, пиналась ногами, отбиваясь от пытающегося ее ухватить за руки копа, - пошел на хрен!
Оделл поднимался, вставая на руки. Алессия попыталась скрыться под ним, отползая, прочь от взбешенного полицейского, как тот, закатив глаза, стал падать почти на нее.
- Винс! Винс! – как она боялась, что потеряла его. Девушка карабкалась за Оделла, который был просто горой мышц, ловя на спину все удары, которыми пытались остановить и его, и Алессию. Она уже начала было подниматься, как получила по ногам, с криком от боли упала сначала на колени, а потом и вовсе была прижата к асфальту. От удара искры буквально посыпались из глаз. Кто-то давил на шею, заставляя ее не шевелиться вовсе, но е слегка замутило. Голова резко закружилась. Девушка попыталась пошевелить челюстью, чтобы понять, не сломала ли, но было очень больно. Господи, только челюсти сломанной мне и не хватало!
Щелкнули наручники и ее за плечи поставили вертикально. Толи солнце такое яркое, толи у нее и правда искры все еще фейерверчат, но Винсент был в каком-то странном ореоле света. Ну да, до ангела ему уж точно далековато. Попытка открыть рот удалась с трудом, и в связках что-то щелкнуло. Но потом стало легче. Алессия провела языком по зубам. Целые. Их подпихнули в спину, чтобы двигались к автобусу, и получилось так, что Лесси шла за Винсентом, оглядываясь, высматривая Менди. Та показалась в толпе, хмурая, видя, как подругу уводят. Лесси помотала головой, давая знак, чтобы та даже не высовывалась. Если у нее и Винса есть шанс выйти чисто за дебош, то Менди отец или дядя Менни отмазывать не станут.
Сев на сидение, девушка протянула руки, чтобы сняли браслеты. Запястья уже пылали. Лесси посмотрела на Винса, слегка вымученно улыбаясь.
- Прогулка оказалась короткой, - но тут она замерла, когда Винсент слегка склонился к ней, проводя пальцем по коже лица. Было немного странным видеть от него такую заботу. Но предавать значения сейчас не стоило. Ситуация была вынужденная на заботу о ближнем. – Красавица, наверное, да? Чуть совсем, - соврала. Зачем делать Фиоре раздраженным еще сильнее. А он станет, не усмотрел же, будет корить себя. – Будет. Как иначе то? Не думаю, что нас тут сильно долго будут держать. Там еще много людей.
Страшно и подумать, что будет дальше. Ей никак нельзя было отделяться от Винсента. Им надо договориться, кому звонить будут. То, что вытаскивать будут обоих, кто бы не приехал по чьему бы ни было звонку – Алессия и Винс выйдут отсюда вместе. Это закон семьи. Их Семьи. Поманив его к себе, уперлась в его плечо лбом, зашептала:
- Ты подумал, кому мы будем звонить? – пальцами она перебирала манжет своей куртки, - я не буду звонить отцу. Он меня на пороге участка в ступеньку впишет, что не отличить будет. Есть варианты?
Винс лишь кивнул, дернув ее за кончик волос, подмигивая. Весело.
В участке их посадили в одну камеру, забив ту едва не полностью. А в соседней сидели другие парни. Лесси не аккуратно повернулась к парням, как ее тут же хватили сзади за волосы, притягивая к решетке.
- Винс! – только и успела вскрикнуть. По шее поползла рука, слегка душа Лесси. Девушка попыталась выцарапать глаза тому, кто стоял сзади, брыкаясь, но, видя, что Фиоре уже нависает над ней, замерла, боясь, что он промахнется и попадет в нее. Из глаз хлынули слезы….
… - Ну что сказал дядя Майк? – она с надеждой ждала ответа от Винсента. Дядя Майк! Как она сама не догадалась то. Он единственный может их вытащить и, не отчитав как малых детей. Он не был таким строгим как ее отец, или дядя Менни.
[LZ1]АЛЕССИЯ АЛЬТИЕРИ, 20 y.o.
profession: студентка;
relations:Mum, Dad,  Junior & Mark
[/LZ1]
[NIC] Alessia Altieri [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jNaW.jpg[/AVA]
[STA]На баррикады! Главное не волноваться[/STA]
[SGN]Каждый человек имеет право высказаться[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-12-01 00:59:40)

+1

8

Винсент и сам смутился. Увидев реакцию Алессии, а именно ее удивленный взгляд в ответ на его прикосновение, он поспешил убрать свою руку. Кажется, это было лишним. И в следующую минуту охотно сменил тему, дабы избежать неловкого момента:
- Ничего он тебе не сделает, - усмехнувшись, возразил девушке, не ожидая даже, что та не захочет бежать к папочке, а ведь будучи младше, постоянно так делала. - Твой старик ведь теперь как Аль Капоне блин, типа главный, - продолжил, имея в виду, что отец девушки являлся боссом Семьи. Какой именно Семьи они с Лесси прекрасно знали и между собой - их чернокожего приятеля легавые отвели в сторону - вполне могли разговаривать открыто. - Для него не проблема это решить... Ладно, если боишься, я позвоню своему. – Выбор, в общем-то, был у них не самый большой, а торчать здесь до утра (парень был оптимистом) Винсенту совсем не улыбалось. Что сказать своему старику, он найдет, в крайнем случае, переведет стрелки и ткнет ему тем, что тот сам его не лучше. Винсу не раз приходилось наблюдать за тем, как на отца надевали наручники, один раз даже в присутствии его друзей, от чего ему хотелось сделать вид, что он его не знает. В общем, пока мобильники у них отобрать не успели, Винсент изловчился и незаметно сделал звонок отцу, однако тот как назло трубку не брал, упорно звонить ему времени не было, посему следующим номером парень набрал своего дядю.
- Мы на митинге были, там беспорядки начались, ну и короче нас задержали, - коротко объяснил, что он делал в полиции. – Сможешь вытащить? До бати дозвониться не могу. Где он вообще? – Тут у него прямо из рук отобрали мобильник, не ожидая этого, Винс даже номера участка назвать не успел. Впрочем, он его и не знал, будучи не частым гостем в таких заведениях.
Фиоре огляделся по сторонам. Нет, один раз его задерживали копы, когда он превысил скорость, устроив среди дня небольшую гонку с другом, но тогда все ограничилось штрафом, и ночь проводить в полицейском участке ему не пришлось. Сейчас дело обстояло иначе. Отобрав личные вещи, их шумной галдящей гурьбой провели вниз на два лестничных пролета под землю, где располагались камеры предварительного заключения, и один за другим студенты набились в тесную клетку. Вместе с преступниками молодых бунтарей садить благо не решились, но вот бомж, по мнению легавых, был для тех вполне приемлемым сожителем. Грязное вонючее тельце распростерлось вдоль одной из скамеек. Поморщившись, Винсент отвернулся и уткнулся лбом в холодные прутья тюремной решетки. И здесь ему предстояло ночевать? Спать на полу? А где туалет, черт возьми? Вопросы сыпались один за другим, и не давало покоя то, что с дядей ему договорить не срослось.
Услышав зовущий его звонкий голос, парень резко обернулся. Что вдруг произошло он не понимал, лишь увидел как Алессию лапает какой-то мудак из соседней клетки. Чтобы добраться до него, девушку пришлось оттолкнуть. Винс успел ухватиться за его куртку.
- Я те руку оторву, еще раз тронешь ее! - Грозно предостерег его. К счастью в соседней камере по большей части также находились студенты с митинга, они оттолкнули извращенца и тот, забившись в угол, больше попыток рыпаться не предпринимал.
- Держись рядом со мной, - обнял Алессию за плечи, увидев на ее глазах слезы. Девушка мелко дрожала от страха, и Винсент инстинктивно прижал ее к себе сильнее. Что сказал дядя Майк? Дословно повторять Фиоре не стал, слишком много ненормативной лексики. – Мы не успели договорить, но я ему сказал, чтобы он вытащил нас отсюда. Попробую еще раз позвонить ему или отцу. – Вытянув шею Винс глянул на висевшие на противоположной стене часы, на них было девять вечера, прошло около часа с тех пор как он звонил дяде. А еще в дальнем конце помещения Винсент заметил письменный стол с компьютером, за которым сидела молодая девушка в форме.
- Эй! – Постучал ботинком по решетке, привлекая внимание охранявшую их полицейскую, затем высунув руку через решетку, помахал ей, чтобы та подошла. – Мэм, можно мне позвонить? У меня младшая сестра одна дома, - соврал без зазрения совести. Когда она подошла ближе, он продолжил, - послушайте, я квотербек «Сакраменто стейт хорнетс», - какая никакая, а знаменитость, учитывая, что футбол был национальным спортом номер один, а других команд играющих на сколько-нибудь серьезном уровне у них в городе не было. – Это недоразумение какое-то, меня здесь держат ни за что, дайте хотя бы позвонить, у меня должно быть такое право.
- Хорош тут глазки строить. – Грубым голосом оборвал его тот самый легавый, который сюда привез. Сержант Эндрю Миллер. Полицейский взял у своей коллеги ключи и отворил клетку. – Пошли. И ты тоже, - скомандовал Винсенту и Алессии. - А ну заткнулись все! – рявкнул на остальных, пытаясь унять стоявший гул. Вокруг был какой-то ад. Кто-то продолжал бунтовать, кто-то следом за Винсом просили дать им позвонить, кто-то требовал выпустить и не в силу большого ума оскорблял полицейских. Миллер отвел их к своему столу, поставил еще один стул рядом и велел обоим присаживаться. За вечер ему надо было оформить всю эту толпу, кому-то выдвинуть обвинения, кому-то вынести предупреждения, кого-то отпустить. – С вами вроде еще один был?
Винс промолчал.
- Ну, хорошо. Фамилия, имя.
- Винсент Фиоре.
Коп молча, ухмыльнулся и внес имя в базу.
– Дата рождения?
- 17-03-1995
- Сержант Тейлор, - Миллер обратился к своей коллеге, - проводите мистера Фиоре. На память фото нам свое оставишь, в профиль и анфас. – Глянув на Винсента, пояснил. - Потом вернешься – сделаем отпечатки пальцев. – Сержант махнул рукой, мол, проваливайте отсюда, и перевел взгляд на Алессию. – Ну-с, леди, теперь представьтесь вы.

[NIC]Vincent Fiore[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/PaXyw.jpg[/AVA]
[SGN]-[/SGN]
[LZ1]ВИНСЕНТ ФИОРЕ, 21 y.o.
profession: студент, квотербек "Сакраменто Стейт Хорнетс";
[/LZ1]

Отредактировано Frank Altieri (2016-11-30 06:58:53)

+2

9

Почему-то за такой ее поступок отец мог с ней поговорить не словами. Откуда такое сомнение в его лояльности к ее интересам. Ведь пойти на демонстрацию, понимая заведомо, что это кончится не хорошо, хоть где ты там стой, для семейства Альтиери было выше понимания. Тем более, что не сын рванул туда адреналин слить, а именно дочь. Та маленькая, примерная и послушная Лесси. Вот уж на кого не подумали бы. Оторванная от дома учебой, занимающей все ее мысли и свободное время, давало возможность Алессии видеть многое, общаться с различными людьми, впитывая настроение окружающих и поступать так, как хотелось дочери итальянца. Все же поколения отличались. И как бы не старались ее родители воспитать Лесси в традициях своего народа, они не могли девушку посадить под купол и не допускать ничего и никого к ней.
- Твои слова, да отцу в уши. С ним можно наедине поговорить, но если начинает подпевать мама, подливая масла в огонь, то тут не остановить локомотив по имени Френк Альтиери. Да твой такой же. Вспомни, как нас ругали за разбитую вазу какой-то там эпохи. Не помню, по сколько нам было. Я думала дядя Менни лопнет от натуги. Как он орал, - Лесси улыбнулась, - а эти трое малявок, сидели на полу и смеялись над нами. Так хотелось треснуть Джуна, Томми и Луку. – Кивнула на слова о положении отца, Алессия усмехнулась. – Дома он не Аль Капоне. А отец с ремнем в штанах. И мне порой кажется, что ему не составит труда его оттуда вытащить.
Пока все топтались, кто кричал Несправедливо, кто молча смотрел на дверь с мыслями на лице Рвануть или не удастся, Лесси стоя чуть в стороне, смотрела на Винса. И когда первая попытка дозвониться у него не увенчалась успехом, прикрыла рукой глаза, молясь, чтобы второй звонок был успешнее. Но тут их стали сбивать в кучу и оттеснять к лестнице, что вела куда-то вниз. Девушка посмотрела на Винсента, вопрошая Куда это, аккуратно ступала по ступенькам, путаясь в ногах рядом идущих. Это было ее первое такое путешествие в участок. До этого она несколько раз выкупала отсюда друзей. Но чтобы самой стать заложником стен и решеток, не случалось...
Винс с такой силой ее рванул на себя и тут же куда-то в сторону, что Лесси услышала треск куртки. Девушка вклинилась в толпу студентов, которые ее поймали, не дав упасть, и с двух камер на того козла пошли едва не лавиной. Вот и стало по-настоящему страшно. Алессия не была трусихой, но сама обстановка настолько давила на нее, что слова просто исчезли из головы, оставляя там сплошные эмоции и страхи. Плача, она вцепилась в куртку Винсента, пытаясь отдышаться, а второй рукой провела по его спине, ухватилась за плечо парня, закусив пальцы.
- Нннне успели? Получается, он не знает где именно мы? Винс, я не хочу тут ночевать, - всхлипнула, озираясь из-за его плеча. Кто сидел на полу, кто подпирал стену и решетки, а кто просто тихо переговаривались. – Надо что-то делать.
И Винс нашел. Лесси присела на корточки у внешней решетки камеры, которая выходила в коридор, запустила руки в волосы, массируя голову, которая от удара об прутья гудела, не сильно, но приятного мало. Другие, заслышав слова Фиоре, тоже вспомнили о своем праве на один звонок, а кто-то вообще без звонка хотел отсюда выйти, начали потихоньку гудеть. Маленькое помещение два могло сдержать эту какофонию голосов, что казалось, гудит все вокруг: прутья решетки, пол, ее тело. Золотое правило, чем примернее ты ведешь себя, тем быстрее тебя пожалеют. Наверное. Хотя добиться сочувствия у копов, соратников которых облили огнем, избили, затоптав нерадивых толпой, было практически не возможно. Лесси оглянулась на голос и поднялась, когда ей указали на выход. Она не отставала от Винсента, идя как приклеенная, дико озиралась. Толпа, которую сдерживали стены и решетки, начала орать пуще прежнего. Девушка села на стул, смотря в одну точку. Шок не отпускал ее, что она не услышала, как ее спросили.
- Эй, ты что оглохла? Как орать и нарушать закон, так они живее всех живых. А теперь прикидывается сидит. Фамилия спрашиваю.
Алессия очнулась, но стул рядом был пуст. Девушка пыталась найти глазами Фиоре, но его не было.
- Алессия Изабель Альтиери.
Полицейский замер, поднимая на нее взгляд. Вероятно, его что-то заставило застыть с занесенной над журналом рукой.
- Вот это улов. Один, - кивнул куда-то в сторону головой, - вторая. Слышишь, Эндрю.
- Что? – кто-то откуда-то отозвался.
- Ее фамилия Альтиери.
- Это кого?
Лесси ощутила себя обезьянкой, на которую теперь пялились двое мужиков. Появился Винс, но его отправили в камеру. Коп по имени Эндрю облокотился на стол руками и пристально рассматривал итальянку. Поцокав и похлопав напарника по плечу, мужчина молча отошел, но взгляда с нее не отвел.
- Дата рождения.
- 2 ноября 1996 года, - прошептала в конец запуганная этим поведением копов Алессия.
- Чего? Голос потеряла?
- 2 ноября 1996 года.
- Забирай.
Ее проводили в какую-то комнату, где взяли отпечатки пальцев, и всучив тряпку, отправили в камеру. Оттирая руки, она молча посмотрела на Винса и отвернулась. Ее терзали мысли о том, как полицейские отреагировали на ее фамилию. Нет, она знала о «работе» отца, но чтобы уж так их фамилия была на слуху у каких-то рядовых было для нее едва не откровением.
- Слушай, а если они упрутся и не отпустят нас? – она резко повернулась к Фиоре, делая пару шагов в его сторону. – Что делать?
Поплевав на руки, Алессия стала яростнее оттирать краску. Сколько им тут предстоит просидеть, пока их найдут, договорятся. А тем временем других стали забирать по два человека на процедуру установки личности.
[LZ1]АЛЕССИЯ АЛЬТИЕРИ, 20 y.o.
profession: студентка;
relations:Mum, Dad,  Junior & Mark
[/LZ1]
[NIC] Alessia Altieri [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jNaW.jpg[/AVA]
[STA]На баррикады! Главное не волноваться[/STA]
[SGN]Каждый человек имеет право высказаться[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-12-04 02:54:46)

+2

10

То, что Майк понял из отрывистых объяснений Винсента, заставило его прямо-таки обалдеть. Несколько секунд он попросту хранил гробовое молчание, зачем все же переспросил. – Кого это нас? В каком вы участке? Про Мэнни (который должен был срочно выехать в Сан-Диего по строительным вопросам) он ничего ответить не успел – потому что внезапно в трубке раздался какой-то шум, а затем разговор прервался и послышались гудки.  – Винс? Ебаный в рот! – матюгнулся мобстер, поняв, что, видимо, у его племянника отняли сотовый. Некоторое время он в прострации сидел перед нетронутым пирогом и размазывал ложечкой кофейную гущу по донышку чашки. Только что Ал ему рассказывал про молодых придурков, что, бунтуя против избрания Трампа президентом, громили город – а оказывается среди них был его ненаглядный племянничек, любимец родителей. Мафиози даже не знал, чего сейчас ощущал больше – беспокойства или злости. Наконец, словно очнувшись, он встал и,  бросив купюру на стол, зашагал к выходу из кафе, одновременно вытаскивая из карманов свой очередной временный, с левой симкой, мобильник. Именно из тех, что он использовал для деловых разговоров. Некоторое время итальянец стоял возле ведущих в кондитерскую ступенек и размышлял – кому именно надо звонить? Попробовал было набрать Фиоре – но тот действительно был недоступен. Оставалось действовать самому. Другой вопрос был – как за это взяться?
На содержании у Семьи Торелли было немало сотрудников правоохранительных органов, иначе они не смогли бы действовать так долго – и, что уж там говорить, зачастую так в наглую. Однако преимущественно они относились к низовым звеньям различных структур и отделам – и могли решать локальные задачи. Здесь же было даже непонятно, в какую сторону копать – судя по тому, что поведал Альберто, беспорядки происходили в разных частях города. Самое верное было в этом случае обратиться к тому, кто видел всю картину целиком – и, соответственно, мог на нее повлиять.  Отойдя от здания еще немного, Майкл набрал номер, которым они вообще пользовались весьма редко и осторожно. Сэмуель Р. Клайд, заместитель начальника городской полиции. Главный ресурс и главный контакт клана во всей системе охраны порядка
Некоторое время андербосс слушал гудки, надеясь, что тот ответит. Здесь было пятьдесят на пятьдесят – ведь Клайд наверняка сейчас находился на службе и брать с собой левый телефон ему особого резона не было. Скорее даже стремно – вдруг неожиданный обыск или что-то подобное? Уж лучше такой хранить где дома, в укромном местечке – особенно после процесса Гвидо и тому подобной херни. Для себя Ринальди решил, что если такое произойдет – то он начнет прозванивать  всех через кого можно косвенно выйти на высокопоставленного легавого. Однако наконец вызывающие у Майка досаду звуки прервались и раздался мужской голос.  – Алло. Обрадовавшись, что с копом удалось соединиться быстро, преступный авторитет было обратился к тому по имени, но человек на другом конце трубки его поправил. – Это Спенс. Сэм мне телефон оставил. Майк снова ругнулся. Получатся, cотовый находился у Спенсера Клайда, родного брата и, по совместительству, "мешочника" заместителя шефа, через которого тот зачастую контактировал с теневыми структурами. Этот самый Спенсер владел фирмой, занимавшейся проектированием, где главным инженером трудилась жена Сэмуеля. Этим все сказано многое – именно через нее к старшему из Клайдов поступало большинство легализованных откатов. – Мне надо очень срочно поговорить с Сэмом. Очень срочно. Набери ему и скажи, чтобы позвонил. – нетерпеливо сказал Майкл, не слушая возражаний жуликоватого бизнесмена, затем бросил трубку. И начал мерить  шагами небольшое расстояние между своим тюнингованным "рэйнджровером", кафетерием "У Марко" и двумя стоявшими на углу улицы фонарями. Вытащив из кармана портсигар, он нервно вертел его в руках – и думал о том, насколько серьезно вляпался его юный родич и сможет ли он его вытащить из этой передряги. Здесь ведь могло быть что угодно – от профилактического задержания до какой-то серьезной хуйни. Политические аресты – они такие. Наконец мелодия рингтона заиграла – и Майк поднес мобильник к уху. Из нее донесся баритон Сэмуеля – почти такой же как у Спенса, но чуть более хриплый. – Привет, в чем дело? Я на совещании был, давай отложим… Однако Ринальди не стал слушать возражений и здесь – прекрасно понимая, что (скорее всего, говорящему из автомата) полицейскому с ним беседовать вовсе не хочется. Вот получить его деньги – так всегда пожалуйста.  – Сэм, надо срочно пересечься. Тут проблема нарисовалась– моего племянника арестовали. Некоторое время в трубке слышалось сосредоточенное сопение – видимо, Клайд обдумывал сказанное. Наконец он без особого удивления отозвался.  – Ала? Ничего такого не слышал. За что, за нарушение условий выхода по досрочному, что ли? Майкл про себя признал логичность его реакции –  тот и должен был быть уверен, что речь идет именно об Альберто. С его-то уголовным прошлым и нынешним родом занятий. Однако Майклу предстояло сделать заместителю шефа сюрприз – сегодняшняя история не была хоть как-то связана с мафией. По крайней мере, с их мафией – а вот с той, что сидела в Вашингтоне, пожалуй что, напрямую. – Да нет, блять! Винса Фиоре, другого племянника моего! Пацан совсем, студент, футболист! Cхватили по беспределу какому-то, телефон отняли. Из-за этих демонстраций хуевых. Затем последовало оторопелое молчание. Явно Клайд не ожидал, что здесь будет нечто связанное с отстаиванием либеральных "прав и свобод". На Майка Ринальди это было ведь никак не похоже. – Так твоего племяша с теми долбаными хиппи повязали? Я выясню сейчас. Давай через полчаса за старыми складами на Суттервил-Роад.
Забравшись в джип, Майк завел мотор и выехал на дорогу.  Включил радио, решив послушать музыку – но вместо этого по популярному каналу вещали об уже обрыдших Майку событиях. Ведущая быстро, делая профессиональные глотки воздуха между фразами, тараторила.  - … Cообщают о совершившихся задержаниях участников антитрамповских митингов. Мирные протесты против избрания миллиардера президентом Соединенных Штатов  вылились во всплеск уличного насилия и стычки демонстрантов с полицией. По поступившим сведениям, у разошедшейся либеральной молодежи обнаружили травматические пистолеты, шокеры и холодное оружие… Ринальди раздраженно потыкал в кнопки и болтовня сменилась грохотанием тяжелого рока.  Добравшись до пункта назначения -  группы низких кирпичных строений с красноречивой надписью "Сдается"  - Майк припарковал тачку на таящейся за ними вытоптанной площадке и стал ждать. Очень скоро из-за угла появился "шевроле крузе" синего цвета. Автомобиль остановился – и затем из него выбрался тот, кого Ринальди и ждал. Cэмуель Реджинальд Клайд, заместитель главы полицейского департамента Сакраменто, собственной персоной.
Видимо, в конторе Сэм переоделся – и потому был не в форме, а в джинсовой куртке, кроссовках и белой майке. Однако он все равно смотрелся представительно, чем-то напоминая Клинта Иствуда– высокий,  стройный, худощавый,  с аккуратным седым ежиком и бесстрастными серыми глазами. Клайда обожали приглашать на всякие мероприятия,  вроде открытия парков и больниц, где он торжественно разрезал ножницами шелковую ленточку. Нередко видели его и в школах – там коп рассказывал ученикам о общественной безопасности и законопослушном  образе жизни. Мало кто бы подумал, что этот человек находится в давней смычке с организованной преступностью.
Легаши переходят на кривую дорожку по разному. Большинство из них – в душе те еще жадные сучата, которые изначально одевают значок, чтобы с помощью него получить деньги и власть. У некоторых все начинается с одного шага. Так было и с Сэмуелем Клайдом, который в двухтысячном году был еще только лейтенантом и ему понадобилось от Джо Нери некая помощь. С тех пор прошло шестнадцать лет, Сэмуель рос в рангах и – с Семьей работал уже не по житейским обстоятельствам, а ради выгоды.
- Ну, ты выяснил? – без особых прелюдий спросил Ринальди, глядя на заместителя начальника полиции в упор. Тот развел руками. Всегда спокойный и флегматичный, он таким же оставался и сейчас. – Да. Херовая ситуация, Майк, я прямо скажу. И из прокуратуры интересуются, и один кент из  мэрии уже звонил. Журналюги так и вертятся. Когда узнают, что там там твой племянник и дочь Альтиери… От последних  слов Ринальди едва не покачнулся. Ему будто молотом по голове ударили – и первая злобная мысль была о том, что когда он вытащит Винсенса оттуда, то все ебало ему раскурочит. Это ж надо – поволочь на митинг дочь дона и при этом не сказать об этом дяде. – Что, блять?! Там Алессия? Точно? Так, все, я хочу, чтобы они оттуда вышли, и немедленно! Сердце в груди Майкла лихорадочно застучало. Все это казалось скверным сном – мало проблемы с Берн, так теперь еще такое говно. Как он об этом Фрэнку расскажет? Сэмуель же уже возражал на его требования. – Майк, это нереально! Там есть показания, cвидетельства. Им шьют нападение на сотрудников полиции – она брызнула из баллончика в лицо одному из офицеров, он ударил другого по спине. Их дружки кидали "молотовы" вообще! Майкл вновь изрыгнул долгую и витиеватую брань.  – Я закопаю его. – промелькнуло у него в голове, хотя сейчас (в отличии от большинства случаев) гангстер такого делать не собирался. Делиться своим возмущением насчет поведения отпрысков не стал – но увеличил напор.  – Как это, нахуй, нереально? Ты должен нам помогать, не так ли, Сэм? А это наша семья, понимаешь? Это даже не бизнес, а родная кровь. Если ты в этой ситуации не поможешь – Фрэнк это как плевок в лицо воспримет. Последнее Майк сказал многозначительно. Легавый на какое-то время задумался, потер подбородок.  – Легче во время следствия все развалить. Тут и требовать будут не так много, думаю – год тюрьмы, два косаря штрафа… Однако Майку такие перспективы не показались радужным – и он был уверен, что его мнение разделят и счастливые отцы этих образцовых чад. Он вновь повысил голос.
– Сэм, они не минуты, блять, там сидят не должны. Там не должно быть наших имен, понимаешь? Послушай, ведь при таких вот арестах, при демонстрациях, всегда путаница, много людей зря хватают. Вот и помоги. Если кому еще бабла закинуть надо – так и скажи. Но помочь ты обязан. Заместитель шефа на какое-то время опять погрузился в размышления. Затем быстро потер ладонь о ладонь и сказал. – Ладно, попробую. Сделаю пару звонков сейчас. Вернувшись в свое авто, он извлек телефон – а Майк, прислонившись к своему внедорожнику, стал мрачно курить сигарету. Длилось все довольно долго – коп разговаривал, Ринальди разбрасывал вокруг бычки. Наконец Клайд вернулся.  – Кое-что сделать можно. Беспорядки эти происходили на территории двух участков. Их закрыли в участок Шелдона – а это тот еще мудак упертый. Я их переведу в соседский к Мартинесу – там, сам знаешь, решить попроще… Майк кивнул.  – Тех офицеров, на которых ваши ребятки напали, я знаю. Один спит и видит перевод в главное управление. Я решу. Но с прокуратурой и мэрией занять сложнее, чтобы не шумели. Бабок потребуется много. Сто штук. Ринальди было приоткрыл рот, чтобы сказать, что Клайд совсем уже ахуел. Но затем передумал и вытащил телефон – не ему же платить. Попытался соединиться с Фиоре-старшим, затем с Фрэнком – но оба раза безуспешно. У второго был сигнал "занято". Тем временем, Сэм продолжал описывать ситуацию. – Ты пойми, сам Мерфи приказал составить список арестованных и ему предоставить – хуй знает зачем, может какие политические игры с Долорес… Но на ваше – наше – счастье, связным от мэрии Аберкромби, и он еще не успел это сделать… Речь шла об одном не слишком чистоплотном чиновнике из окружения мэра.  – Плюс в участок дать понадобится, а они очкуют – им и компьютерах подчищать, и все такое… Майкл усмехнулся одними губами – при всех этих гладких речах, он понимал, что большинство себе на карман все равно положит Сэмуель. Мартинесу уйдет максимум пятнашка. Вот человек из мэрии– другой коленкор. Относительно его Клайд неожиданно выдал важную информацию. – Знаешь что мне этот сучок Аберкромби сказал? Ему Чарльз специально поручил – отслеживать все о родственниках… ваших и друзей ваших. Понимаешь куда ветер дует? Ринальди понимал – чем ближе к выборам, тем более исполняющий обязанности градоначальника нервничает и хочет найти надеть на них узду. Тогда подкупить того пса, что он хотел на них выпустить – неплохая идея. Но главное – освободить Алессию и Винсента. После еще одной тщетной попытки дозвониться до босса, Майк cогласился.  – Хорошо. По деньгам с Фрэнком утрясешь. Поехали, я их из участка заберу. Но Клайд покачал головой. – Ты что, тебя сразу заметят. Я тебе их выведу. Не став возражать, Майкл в очередной раз запрыгнул в "рэйнджровер" - и они двинулись. Через какое-то время  андербосс остановился возле сквера напротив участка, куда должны были доставить Лесси и Винса. Закрыв машину, он сел на скамейку и начал нетерпеливо ждать.

+2

11

- Блять! - Выругался Винсент, услышав в очередной раз не голос дяди, а оператора, сообщившего о том, что набранный номер не доступен. После того как были сделаны фотографии и сняты отпечатки пальцев, Фиоре выпросил-таки разрешение сделать телефонный звонок, но успехам эта попытка вновь не увенчалась, парню разумеется не известно было, что Майкл сменил в телефоне сим-карту, и теперь все что оставалось - это ждать. Отдав обратно свой сотовый сотруднику полиции, он вернулся в камеру и с поникшим видом сел на край холодной скамейки. Взглянул на Алессию, когда та обратилась к нему, и ответил ей честно, пожав плечами, - я не знаю. - Ему был двадцать один год, его никогда не задерживала полиция, отец и школа тем более такому не учили, так откуда ему было знать все эти процедуры? - Черт, у нас игра завтра вечером с Портлендом , мне надо выйти отсюда. – Возможно, у Алессии тоже на ближайшие дни были какие-то планы, но Винс думал сейчас в первую очередь о себе. Чтобы играть в футбольной команде, не достаточно быть талантливым спортсменом, нужно иметь хорошую успеваемость и не иметь проблем с законом, одного их ресивера, к примеру, федерация студенческого спорта отстранила на две игры за вождение автомобиля в пьяном виде (и это помимо штрафа и лишения водительских прав, разумеется). На первый взгляд вроде бы и ничего страшного, но не стоило забывать о конкуренции, Винсент был не единственным квотербеком, претендующим на первый номер в команде, и он не хотел бы, чтобы его место занял кто-то другой. Впрочем, паниковать по этому поводу и биться головой об стену парень не собирался, внешне своих переживаний он старался не демонстрировать, убеждая себя в том, что Майкл их вытащит, ну или, по крайней мере, сумеет дозвониться до отца.
- Когда выйдем отсюда, может, сходим вместе куда-нибудь? – После паузы длившейся несколько минут, пробовал разрядить обстановку. Понимая неуместность этого предложения – все-таки не самое романтичное место и время он выбрал - Винс не удержался и негромко усмехнулся. Ему казалось, эта передряга сблизила их, сейчас они сидели плечом к плечу и парень вовсе не возражал, чтобы Алессия положила на него свою голову. Поэтому он продолжил, сидеть-то им тут, по всей видимости, предстояло еще долго. – Ты где любишь бывать? – Спросил у нее в продолжение своего предложения куда-нибудь сходить. - Можно в кино. Тебе какие фильмы нравятся? – Заодно видимо и узнают друг друга получше за эту ночь...
В это время полицейские, понимая, что камеры переполнены, начали часть людей забирать и отвозить в другой участок.
- Роджерс, Брайант, Минг. На выход. – Сержант Миллер уже закрывал за ними решетку, как получил на рацию новые указания. Остановившись, он назвал еще две фамилии, - Фиоре, Альтиери. Живее, - поторопил и их тоже. Уговаривать Винса было не нужно, схватив одной рукой куртку, второй, Алессию, парень последовал за офицером.
- Переводим этих к Мартинесу, у него в участке больше мест.
- Угу. – Не отрываясь от сэндвича, охранник нажал на кнопку у себя в компьютере и тяжелая металлическая дверь открылась. На их запястьях вновь защелкнулись замки наручников – таковы уж были правила – и всех студентов вывели на улицу, где поджидали две машины, одна была обычной патрульной с мигалками, вторая принадлежала сотруднику со званием постарше. Мужчина в костюме и с полицейской бляхой на ремне подошел к Миллеру и пожал ему руку. Он был средних лет, довольно упитанный. Костюм был на нем не дорогой и носил он его небрежно, в общем, был типичным легавым, живущим на вшивую зарплату и платящим с нее кpeдиты и алименты.
- Привет, как оно? Давай этих двоих ко мне, а остальных к Гроссману в машину.
Через несколько минут Алессия и Винс сидели на заднем сиденье форда, куда их везут, он толком не знал, так же не знал, что с ними будет дальше, и вся эта неопределенность, по правде сказать, по душе Винсенту не была. В отличие от первого автомобиля они не стали подъезжать к участку, проехав мимо него, форд остановился возле сквера располагавшегося неподалеку. Их выпустили из машины и сняли с запястий наручники, что происходило, Фиоре не понимал ровно до тех пор, пока не увидел в стороне черный рендж ровер, а затем и его владельца. Это был дядя Майкл. Врубившись, наконец, что к чему, парень широко заулыбался, он был, несомненно, рад такой развязке.
- Я же говорил, что все решится, - кивнул Лесси. – Пошли. – Весь страх мгновенно улетучился, он даже забыл поблагодарить полицейского (наивно полагая, что тот сделал это просто из уважения к их родственникам)  и направился к дяде. – Спасибо что вытащил, я знал, что тебе не сложно будет их убедить.

[NIC]Vincent Fiore[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/PaXyw.jpg[/AVA]
[SGN]-[/SGN]
[LZ1]ВИНСЕНТ ФИОРЕ, 21 y.o.
profession: студент, квотербек "Сакраменто Стейт Хорнетс";
[/LZ1]

+2

12

Конечно, исключать провал демонстрации было бы глупо, но надеешься то на лучшее. Ты хочешь быть неуязвимым, точным в попадании, быстрым, и чтобы при этом толпа расступалась и пропускала тебя, давая скрыться. Но такое только в идеалистической модели межклассовой борьбы возможно. Стоп, Лесси, что за суррогат в голове. Девушка ждала ответа от Винсента. Она понимала, что у него удалось позвонить еще раз, и что провалился звонок в никуда, отчего его лицо было едва не кислее лимона. Впрочем, как и у нее. Аромат тут был не из парфюма Шанель, что когда шевелился бомж, лежавший в углу, все замирали и старались не дышать. Лучше Нет, чем не знаю, от которого веет такой безнадегой, что Алессия сжав руки в кулаки, впиваясь ногтями в ладони, пыталась перетащить боль из головы в руки. Хоть оправдать ее можно. А ту, что внутри, в мыслях – от дурости, как сказала бы ее бабушка. Девушка села рядом с Фиоре, сплетая свои пальцы в замок.
- А у меня билет на завтра в национальный парк, - вздохнула она. У каждого что-то свое нудное и дорогое ему. Так у Винса был футбол, у нее оранжереи и растения, которые она не только выращивала, но и фотографировала. – Нас вытащат, - Алессия положила голову ему на плечо, прикрывая глаза.
Сама девушка давно, едва не с первого курса, была активной участницей всяких акций, но никогда до сегодняшнего дня не участвовала в таких погромах. Сейчас, когда она в уме прокручивала события, то сожалела о том, что не прорвалась за Винсом в толпу. Но вот о том, что ее палец нажал на распылитель баллончика, девушка не жалела. Защищая друга, пусть не своего, пусть Винсента, она н отступала от своих правил – Свой значит спасай. Так говорил всегда отец, так говорит ей ее Семья. А уж разбираться, кто прав и виноват будете потом, когда угроза жизни минует.
Алессия пожала плечами, едва видимо улыбнулась, но глаз не открыла, а лишь вытянула вперед ноги, обутые в берцовые ботинки. Они никогда никуда не ходили вдвоем. Не звали друг друга, хватало того, что семьи у них большие и постоянные дни рождений и были теми днями свиданий. Правда малые дружили. Но им не удалось сохранить ту дружбу, время разогнало их по своим углам.
- Если мы останемся живыми, то я только «за» буду. – И правда. Что ее ждет дома? Знает ли отец? Кто их отсюда вытаскивает? Звонок дяде Майку ничего не значил. Все мы люди, не боги, и сделать так, как нужно нам, не всегда удается. – Где люблю бывать? За город ездить. Там столько мест, которые можно пофотографировать. Люблю пляж, где вода набегает на берег, оставляя белых «барашков» загорать на песке. В парке. – Ее страсть к цветам, возникшая несколько лет назад, когда бабушка подарила девочке первый ее цветок в горшке, переросла в маниакальную потребность видеть, как растут растения. Отец даже отвел ей отдельную светлую комнату под цветы, что появлялись в их дом е со скоростью света. И устав спотыкаться, мужчина отвёл дочь в западное крыло дома и сказал Уберешь тут все, раскидаешь что куда, комната твоя, делай что хочешь. А потом проснулась страсть все это фотографировать. – Позовешь на матч? Я могу хронику игры сделать в виде фотографий. Да и на футболе давно не была. Последний раз с Роджером. Но ему это не очень нравилось. Хотел порисоваться передо мной. А правила знала я лучше него, что он постоянно, А этот что побежал? А за что очки дали?
Алессия поморщилась. Видать бомж опять уютно устраивался на лавочке, что кто-то крикнул, если еще раз, то его сквозь решётку просунут на улицу.
- Ой, - улыбнулась девушка, открывая глаза. – Это тайна. А то ты больше не предложишь куда-то сходить. – Почувствовав, что плечо Винса вздрогнуло, будто ожило, она подняла на него взор. – Ну, ладно-ладно. Я люблю драмы и романтические комедии. Банально да? Поэтому давай на ретро сходим. С Чаплиным что-нибудь. А у тебя что на первом месте, кроме футбола стоит?
Но им договорить не дали. Алессия вся поджалась, сев ровно, провожала взглядом тех, кого выводили, называя фамилии. Она подсознательно ждала, что и их позовут, но когда начала закрываться дверь, вдруг прозвучало Фиоре и Альтиери. Лесси перевела взгляд на Винсента, не веря в то, что только что услышала. Она подлетела, как та куртка, которую схватил Винс и под давлением руки парня, едва не побежала за ним вдогонку. На улице, она зажмурилась, прикрывая глаза рукой. Но ее тут же опустили и на запястье щелкнули наручники. Внутри тоже что-то сковало, и сев в машину, она теснее придвинулась к Фиоре, боясь, что его выпустят, а ей не дадут времени выбраться. Девушка посмотрела на профиль парня и перевела взгляд на дорогу.
Когда же они проехали мимо участка, Лесси ущипнула Фиоре за руку, взглядом показывая свое удивление и вопрос. Но тот пожал плечами. Вскоре машина остановилась возле парка. Что это? Квест Убеги от копа за шестьдесят секунд? Лесси стала оборачиваться, пока не заметила, куда смотрит Винсент. Каково же было облегчение, когда из-за машины показался дядя Майк. Они быстро уходили от машины полицейского, не замечая, как Майк и коп переговорились условными знаками.
- Дядя Майк! – Алессия чуть ускорилась и потянулась обнять друга своего отца, но наткнулась на такой суровый взгляд, что отступила, чуть оказавшись впереди Винсента. – Мы можем все объяснить. – Девушка тут же начала строить оборону. Но плотно сжатые в тонкую нить губы Ринальди говорили о том, что его мало заботит всякие оправдательные речи.
[LZ1]АЛЕССИЯ АЛЬТИЕРИ, 20 y.o.
profession: студентка;
relations:Mum, Dad,  Junior & Mark
[/LZ1]
[NIC] Alessia Altieri [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jNaW.jpg[/AVA]
[STA]На баррикады! Главное не волноваться[/STA]
[SGN]Каждый человек имеет право высказаться[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-12-09 22:10:10)

+2

13

Пока Майк ожидал племянника и дочь лучшего друга, глядя на бетонную коробку полицейского участка, через его голову пронеслось множество различных мыслей.  Все происходившее здесь было странным, будто символичным – отцы этих детей сделали все, чтобы их отпрыски вели законопослушный образ жизни, не повторили их решений. А в итоге те также попали в поле зрения правоохранительных органов   - неужто это голос крови такой? Ведь сами Майк, Фрэнк, (да и Мэнни тоже) имели немало проблем с копами уже тогда, когда были намного младше Алессии и Винса.
На самом деле самым большим (впрочем, приятным) удивлением в жизни андербосса было то, что за те двадцать с половиной десятков лет, что он провел на улицах, его так ни разу и не посадили. Однако и в участках, и в СИЗО ему побывать пришлось – особенно в юности, когда гангстер не отличался осторожностью и промышлял мелким криминалом вроде ограбления грузовиков. Несколько раз за свою жизнь он был близок к небу в клеточку – но ему всегда удавалось выйти сухим из воды. Насчет будущего итальянец, впрочем, не обольщался  - он понимал, что, как любой из "славных парней", должен быть готов к тому, что в какой-то момент его лимит удачи истечет.
Время текло – и Майк начал нервничать. Он не доверял стражам порядка, от этих падл всегда можно было ожидать какой-то подставы или подляны. Как и от продажных, так и от так называемых честных, предпочитающих сосать Системе, а не конкретным нанимателям.  Потому когда юноша с девушкой наконец показались на горизонте, Майк испытал немалое облегчение. Он быстрым взглядом окинул их – те  были помяты, но без видимых травм. Фартануло  – ведь легавые, как любая корпорация, за своих глотки порвут. И к насилию прибегают вполне себе с готовностью - недаром, несмотря на многочисленные связанные с этим скандалы, американские полицейские продолжают с готовностью стрелять при первых признаках угрозы своей жизни и здоровью. Истинных или мнимых.
Впрочем, первый всплеск радости быстро прошел (к хорошему привыкаешь быстро) – и сменился раздражением на то, что подрастающее поколение доставило bv своим поведением  такие проблемы. Оно усугублялось неприятным ощущением в животе – ведь из-за этой возни Ринальди пропустил обед, и его мучил голод. Когда Лесси подбежала к нему, он молча, сурово, взглянул на нее, показывая, что не расположен ко всяким так обнимашкам. Слова о том, что они ему что-то там объяснят, он пропустил мимо ушей. Указал на "рэйнджровер" и проронил лишь одну фразу. – Садись в машину. В этот момент заговорить решил его племянник – и вот тут гнев Майкла, до того окуклившийся и дремавший, наконец прорвался. Значит, Винс считает, что речь идет о какой-то мелочи?
- Да конечно, всегда пожалуйста. Если что, не стесняйся. В следующий раз Белый Дом заминировать можешь. – с ложным радушием ответил мафиози своему юному родичу, одновременно стягивая с правой руки драгоценные перстни – еще не хватало костяшки повредить из-за молокососа. Затем, когда студент  с ним поравнялся, Майкл положил Винсенту одну пятерню на плечо, а другой – плашмя, чтобы удар не вышел слишком уж сильным -  хлестнул того по лицу. Что называется – дал оплеухи. Затем еще раз – так, чтобы  в ушах зазвенело. А затем резко толкнул племяша в грудь, оттесняя к автомобилю. Надо отметить, что молодой спортсмен был куда крепче и мускулистее своего старшего родственника – но зато в том был инстинкт убийцы, которым в парне отсутствовал. В молодости андербосс выучился одной простой вещи – в драке важно не то, кто сильнее, а кто агрессивнее и обладает большей волей к победе. Не одолеешь другого на кулаках – уйди и вернись с битой, кирпичом, стволом, и преврати его череп в кровавые осколки. И потом другие качки уже будут обходить тебя стороной – как стадо быков обойдет логово тигра. Винс этой школы  не прошел и этого понимания наверняка не получил – и наверное, оно и к лучшему? Или нет?  – Я тебе поздравляю. Ты сегодня опозорил свою семью. Все будут знать, что Фиоре у нас теперь  вместе с педиками и черножопыми за престарелую феминистку сражается. –прорычал Ринальди, словно выплевывая каждое слово. При этом он не отпускал будущую футбольную звезду, прижимая ее к полированным дверям джипа.  - Еще и рискнул дочерью Фрэнка, позволив ей в этом говне участвовать. А потом зассал – и сразу к дяде? Герой революции, блять. Надо было им позволить тебя закрыть. Глядишь, научился бы чему за годик-другой. Столько гемора от тебя. Тут Майк сердито покачал головой. – Только ради отца тебя и выручаю. Садись в тачку давай.

+3

14

Неожиданно, но ему понравилась та поэтичность, с которой Лесси описывала места, в которых любила бывать. Винсент даже представил себе этот пляж, теплый песок и свежий морской бриз. Как и многие молодые люди, не обремененный лишними заботами, в душе он был романтиком и мечтателем, и футбол был далеко не единственным его увлечением.
- Конечно, приходи, мои родители на все игры ходят, можешь и ты с Джуном прийти, ну или без него, сама решай, - улыбнулся, мысленно находясь в этот момент уже где-то далеко за пределами тесной вонючей камеры. Он некоторое время помолчал, затем все-таки спросил, - а Роджер это кто? Твой парень? – Учитывая, что Алессия была девушкой вполне себе миловидной, ничего удивительного в том, что у нее был бойфренд, Винс не находил. По правде сказать, он и флиртовать с ней не думал (место и время для таких планов было не самым подходящим), все получалось как-то само собой, ему просто нравилось находиться с ней рядом, болтать о всякой ерунде, держать ее за руку. - С Чаплиным? Ты серьезно? Нее, - усмехнувшись, протянул парень и отрицательно замотал головой. - Они же черно-белые блин. И немые. Это до сих показывают в кинотеатрах? Точно не в домах для престарелых? - Ему действительно о таком не известно было, разве что речь могла идти о каком-то кинофестивале, на который, по мнению Винсента никто кроме старушек не придет. Фиоре с сомнением посмотрел на Алессию, он в свою очередь, как и большинство парней, любил боевики и фантастику, ну и фильмы про спорт как само собой разумеющееся. Последние умели вдохновлять и мотивировать, особенно ему нравились киноленты, основанные на историях реальных спортсменов, быть может, когда-нибудь такой снимут и о нем. - Кроме футбола... - тут он задумался, не решившись сказать про вечеринки и девочек. Последних, пользуясь своим итальянским обаянием, в клубах он снимал довольно легко. На молодого спортсмена обращали внимание не только те, кто выставляли ценник за время, проведенное с ними. - Люблю рисовать, говорят, у меня неплохо получается. - Многие и в самом деле говорили, что у него талант, однако Винс нигде этому не учился. Больше всего любил рисовать людей, делал карандашные зарисовки у себя в блокноте. Здесь они, пожалуй, были схожи с Алессией, в число увлечений которой входила фотография.
Но предложить нарисовать ее портрет парень не успел, отложив эту милую беседу на потом, они встретились с дядей Майком. Нет, Винсент, конечно, подозревал, что доволен его родич не будет, но полагал, обойдется без рукоприкладства. Во-первых, тут была Алессия, во-вторых, отцом тот ему не был, в-третьих, парень и в самом деле полагал, что проблем у его дяди возникнуть, не должно было, он ведь не убил никого, в самом деле... Или лучше бы убил? Лицо горело от хлесткого удара, но поднимать в ответ руку на дядю Винсент не стал. Слабее он не был, дело было в другом. Глядя на звериный оскал Ринальди, парень попросту боялся его и, будучи в курсе репутации своего родственника, не исключал, что если перегнет в ответ тот мог даже убить. Впрочем, промолчать он все равно не смог, слова дяди казались ему абсурдными, так что язвительный комментарий последовал незамедлительно:
- Опозорил? Лучше бы я шею кому сломал или наркотики толкнул? Или что там у вас принято? – Винсента несколько удивляла эта система ценностей, согласно которой дружить с черными было большим грехом, нежели все то, чем занимались его отец с дядей. Младший Фиоре глянул через плечо на Алессию потом попытался высвободиться. Педиков Винс тоже не жаловал, но вот среди афро-американцев у него было достаточно приятелей, все-таки он играл в футбол, а в этом спорте 70% игроков были черными. – Я не за Клинтон, а против Трампа, он расист и ни черта не понимает в политике, это ж блять как Канье Уэста президентом выбрать, тебя самого не волнует все это? И что мы сделали-то вообще? – Искренне возмутился несправедливости всех этих наездов и обвинений, как и своего задержания в целом. - У нас пока еще свободная страна, мы имеем право высказать свое мнение.
По поводу Алессии парень промолчал, не став говорить того, что Альтиери пошла бы на митинг и без него, с одной стороны он признавал правильность слов Майкла, но в том лишь смысле, что не сумел увести ее, когда начались беспорядки. Фиоре не думал, что все могло закончиться именно так, обычно на таких мероприятиях им всегда удавалось уйти. Тут возражать парень, в общем, не стал, и прежде чем сесть в машину, попросил родича, зная, как Лесси тряслась от мысли, что обо всем узнает ее отец:
-   Не говори дяде Фрэнку, что Алессия там была, пусть он не знает ничего.

[NIC]Vincent Fiore[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/PaXyw.jpg[/AVA]
[SGN]-[/SGN]
[LZ1]ВИНСЕНТ ФИОРЕ, 21 y.o.
profession: студент, квотербек "Сакраменто Стейт Хорнетс";
[/LZ1]

Отредактировано Frank Altieri (2016-12-07 22:47:15)

+2

15

Когда ты не один попадаешь в такую ситуацию, то и переносить легче. Вот и сейчас, сидя плечом к плечу, просто вспоминая что-то из своей жизни, делясь тем, что тебе дорого, молодые люди немного становились ближе, не понимая того, что это первая ступенька в мостике, который они, повзрослев, перепрыгнули. Но он ведь растет с нами, давая каждому пойти в ту сторону, куда повелит твое сердце или кто тебя поманит, поведет.
- Хорошо. Джун будет рад. И я буду рада, - приглушенно произнесла, не шевелясь, будто не расслышала то, что сейчас сама сказала. – У меня идея, сделать панорамную съемку твоей игры. Сложно это. Там надо поле не в торец рассматривать, а вдоль. Но если ты мне достанешь билеты с шикарными местами, то все будет. – Подвигала ножками, обутыми с мощные ботинки, рассмеялась тихо. – Нет. Роджер это простачок, безобидный любитель пончиков. Он на одном курсе со мной учится. Как-то так сложилось, что ему не интересно с парнями, его привлекает биология в более углубленном изучении. Но, а так как я тоже этим увлекаюсь, да еще и растениями, то мы нашли весьма много тем для разговоров. А когда он спросил, что я нахожу в этой игре, где мужики в защите таскают по полю мяч-дыню, решила сводить его на матч. Правда увидела я не так много, потому что постоянно отвечала на его вопросы.
Ее «нет» могло показаться слишком торопливо сказанным, будто для Алессии сейчас было важно показать, что она не влюблена. Но думать об этом не стала. Не до того. Важно ценить то, что есть сейчас, в этой камере, с этим «ароматом» и Винсом, который вновь появился в ее жизни неожиданно. Даже не заметила, как ее рука оказалась в руке Фиоре, и что потирает его ладонь пальцами. Все так обыденно, привычно, или это некое чувство защиты обоих от происходящего.
- Серьезно! Это шедевры. Ты что? – Алессия удивленно посмотрела на парня. – Они более чем не немые. Столько всего передает игра актеров, что современные фильмы порой мне кажутся тупыми, для неандертальцев. Прекрати! Теперь, после такого невежества с твоей стороны, мы определенно пойдем на Чаплина. Не обсуждается, Фиоре! Я знаю такой кинотеатр.
В очередной раз открылась решетка, впуская обратно двоих бунтовщиков, чтобы забрать других. Алессия проводила их взглядом, уютно устроилась на плече Винса. Почему то Лесси думала, что Фиоре такой же ограниченный, как и ее брат. С Джуном у нее хорошие отношения – моя комната, твоя комната. Они были словно из разных миров. Лесси немного завидовала той дружбе с Тонни и Лукой. Они с Винсом были самыми старшими из всех детей, а те, кто был еще старше их, совсем не интересовались их обществом. Вот и приходилось быть ни туда, ни сюда.
- Рисовать? – Винс никогда не говорил об этом, что и стало откровением для девушки. Она с придыханием слушала дальше, а точнее слушала бы, если бы не офицер, который назвал их фамилии.
Такого дядю майка она не знала. Он всегда ей улыбался, даже когда отец в шутку ворчал, что он избалует девчонку, позволяя из себя вить веревки. На что тот лишь усмехался и продолжал потакать детским просьбам. Из всех друзей отца, именно дядя Майк был улыбчивым, всегда откликался на ее просьбы. Даже отец Фиоре, был для девочки каким-то угрюмым, с громким голосом, таким басом, что казалось, на твою макушку давят, когда он говорит. Отчего Алессии он казался грозным. Но подарки дарил классные. Или мама ему подсказывала?
Дернувшись на сухой голос, который казалось бы, поднеси спичку и все вокруг загорится, Лесси неуверенно потопталась на месте, переводя взгляд с одного мужчины на другого, не убеждена, что должна оставлять их наедине, все же обошла машину и села в салон дорогого автомобиля. Алессия не сразу заметила, что дядя Майк бил по лицу Винсента, но когда все же увидела, то стала держать эту гадскую ручку, которая не поддавалась, казалось, назло ей заклинила, ведь щелчка центрального замка девушка не слышала. Наконец-то, дверь распахнулась и Лесси вылетела, припадая на руки, и тут же цепляясь за машину, поскальзываясь, огибает ту. Девушка буквально ворвалась между мужчинами, понимая, что на нее дядя Майк руки не поднимет.
- Вы не имели права его бить! Не выслушав, чисто так по своему усмотрению, взяли и ударили! – она едва могла дышать от возмущения. Она даже перешла на более официальный тон, отбросив свойское обращение на «ты» - Даже на смертной казни дают право последнего слова! Он не приглашал меня туда, так просто совпало, что мы там оказались, и нам повезло, что в той, - махнула куда-то рукой, явно показывая место демонстрации, - толпе, мы смогли разглядеть друг друга. Да совпадение. Случайность. Считайте как угодно, но бить не имели права.
Она выдохлась. Смотреть в глаза дяде Майку ей стало неприятно. В этот миг в ней будто разбивался образ того человека, которого маленькая Лесси всегда ждала в гости, того доброго дяди Майка, который всегда прятал для нее в кармане конфету, маленькую игрушку, и всегда удивлялся, когда девочка это находила, придумывая историю – как же это могло случиться. Алессия силой ухватила Винса под руку и увела за машину, чтобы сесть с ним на заднее сидение. Она демонстративно отвернулась, чтобы не видеть взгляда Ринальди в зеркало. Девушка не отпускала руки Винсента, боясь чего-то. Пыталась рассмотреть след от пощечины, но в затонированном салоне это было не возможно.
Через некоторое время они остановились возле дома Фиоре, но девушка будто замерла, чувствуя как рука, что она держала, мягко пыталась освободиться от ее оков. Резко повернулась, словно на что-то решилась, и прежде чем Винс покинул машину, поцеловала парня, прижав его лицо к себе, взяв то в ладони.
- Все будет хорошо.

[LZ1]АЛЕССИЯ АЛЬТИЕРИ, 20 y.o.
profession: студентка;
relations:Mum, Dad,  Junior & Mark
[/LZ1]
[NIC] Alessia Altieri [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jNaW.jpg[/AVA]
[STA]На баррикады! Главное не волноваться[/STA]
[SGN]Каждый человек имеет право высказаться[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-12-18 19:29:33)

+3

16

Ответ Фиоре-младшего был весьма дерзким – и Майк не собирался  терпеть такое. Еще раз основательно тряхнув родственничка, он с ложным недоумением нахмурил брови.  – Что за херню ты несешь, какие наркотики? И у кого это "у нас"? Чтобы я такого больше не слышал. Может, некоторые его коллеги и расслаблялись настолько, что открыто обсуждали свои дела даже при детях, но андербосс к ним не относился. И Винсу, и Томми, и остальным своим племянникам он всегда говорил одно и то же – никакой мафии нет, в криминале они с их отцом не участвуют. А повторять эти антиитальянские инсинуации –  просто оскорбительно. Потому по существу комментировать выпад молодого спортсмена он даже не стал – хотя понятно, что, заделайся тот банчилой или сломай кому шею, обрадовался бы Майкл не больше. Однако в таких поступках хотя бы можно было бы найти здравую мотивацию – а вот попадать в тюрягу из-за дуры Клинтон являлось, с точки зрения гангстера, вообще полным маразмом. Пусть и не старческим, а юношеским.  – Расист? А ты у нас, парень, значит, от негров балдеешь? Очень нравится, что они ни хера не делают, получают из наших налогов поcобия, живут в своих районах в грязи, как свиньи– а им наше правительство коллективно задницу вылизывает? Или ты мечтаешь, чтобы к нам куча муслимов этих гребаных сюда наехала, которые будут дома взрывать и баб насиловать? Трамп защищает простых американцев, трудолюбивых, которые здесь живут и работают. Таких как твой отец, например, или дядя Фрэнк. Ринальди был огорчен, что старший сын Мэнни откуда-то набрался всей этой толерантной ерунды. Впрочем, понятно откуда – им теперь это в школах вдалбливают и телевизор о том вещает. Может, с Дональдом это как-то и изменится – а то скоро одни педерасты вырастать будут.  -  Канье Уэст? Трамп управлял многомиллиардным бизнесом уже тогда, когда Хилари еще Биллу трусы с носками стирала. И ты, еще ничего не добившись в жизни, позволяешь себе оценивать такого человека? А не много ли на себя берешь? Ты кто такой вообще? Ринальди снова разгорячился и повысил голос. У него самого много было вопросов к Трампу – в частности, совершенно не нравилась мысль, что тот может назначить государственным секретарем сучка Джулиани, из-за которого некогда село столько мафиози. Однако по сравнению с Клинтон тот был явно меньшим злом – а дурацкая приверженность подрастающего поколения всей этой дерьмократической мути его подбешивала. Тем более из-за нее теперь их родители попадали на бабки, а Организация была вынуждена использовать связи, которые обычно берегла для чего-то серьезного. – Что вы сделали? Дай припомнить… Пытались пришить копа? Поджоги устраивали? Чужие тачки били? Ты это "выражением мнения" называешь? Может я тоже вот так тебе еще раз самовыражусь, блять? – неизвестно, как далеко зашла бы… оживленная беседа между любящим дядей и его племяшом, но тут из автомобиля выскочила Алессия. Она пылала возмущением – наверное впервые видела Майкла таким. Преступный авторитет посмотрел на нее – и его рука, украшенная золотым браслетом, было занесенная для очередной затрещины, опустилась.
Эту девушку (а для него – девочку) Ринальди знал с самого ее детства. Это был первое дитя Фрэнка, его гордость – до этого,  в отличии от озорного Джуна, не попадавшая в никакие скверные истории. Маленькая Лесси была добрым и умным ребенком – и Майк всегда был рад ее побаловать, принести игрушку или сладость. Как впрочем и ее брата, с которым иногда, не чинясь, играл в футбол или учил стрелять из духовушки.  И, хотя был на нее сейчас сердит, не хотел, чтобы она наблюдала расправу над Винсентом -  пусть и заслуженную. Но и смягчаться он не собирался.  – Предлагаешь мне его еще и по чужому усмотрению ударить? Например, твоего отца… или его отца? – ответил итальянец, намекая, что, когда упомянутые почтенные джентльмены узнают о проступках будущей спортивной звезды, то будут только за то, что ему дали дополнительной пизды. Да наверняка сами и присоединятся. –  А слов вы сегодня наговорили достаточно – и первых, и последних. Больше я ничего слушать не желаю. – жестко завершил мужчина, и наконец устроился за водительским сидением. Подождал,  пока непутевые отпрыски его корешей не усядутся сзади  - и тронулся с места. Некоторое время – впрочем недолгое, минуты четыре – он хранил ледяное молчание.  Потом все же заговорил.  – Вас легко могли на пару лет за решетку отправить. К наркоманам, дегенератами, извращенцами и тем черножопым, что ты так любишь… Тут бы и оценил .... все прелести межрасовой дружбы. Последняя ремарка Ринальди была адресована Фиоре  - и косой взгляд был брошен на него же. – Всю бы жизнь себе поломали нахрен. Но что меня больше всего возмущает – насколько наплевательски вы к своим родителям относитесь. Они вкалывают почем зря, чтобы дать вам образование, чтобы вы на нормальную работу устроились -  а вы, вместо того, чтобы благодарными быть, еще им забот добавить решили! Вы понимаете хоть, что вас не за красивые глазки освободили? Тут Майкл перевел взгляд на Алессию.  - Знаешь, мне теперь видно… как ты любишь и ценишь отца cвоего. Он живет ради вас с Джулс и Джуном и Марком, только о вас и думает. Тебе прекрасно известно, что он серьезный бизнес ведет и сколько у него конкурентов, которые только и мечтают его подставить. Не помнишь, как в том году его по фальшивому обвинению уже пытались закрыть? Имел Ринальди ввиду ту самую ситуацию с расхищением профсоюзного фонда. Тогда им удалось разрушить на самом деле вполне обоснованное обвинение при помощи заместителя городского прокурора, Вивиан Броулен. – Ты себе представляешь, что было бы, если бы газетчики узнали об этой ситуации? Твоему отцу мало бы не показалось – понаписали, что это он беспорядки спонсирует или что-то типа того. А этим мразям, его врагам, много не надо – и твоего папу бы схватили и бросили в тюрьму, просто потому что у него дочка решила в революционерку поиграть. Тут Майкл свернул в сторону дома Мэнни. Припарковался недалеко от сада.  И сурово подытожил. – В общем, мне жаль Фрэнка. Он считал, что у него любящая дочь – видимо, ошибался. Здесь заместитель главы мафиозного клана кивнул Винсенту. – Выметайся давай. И не вздумай мою сестру тревожить, понял? Сам Майкл, откровенно говоря, объясняться с Силь насчет этой истории не желал – ему хватит и предыдущих забот и бесед с Фрэнком.  И потом пусть малый сам выкручивается – и несет ответственность как за возможную ложь, так и за правду. Потому, когда юноша вышел, мобстер (хмыкнувший при виде того, как Лесси целует засранца) нажал на газ – и сорвался с места. Когда он снова выехал на дорогу, то услышал рингтон мобильника. Это был, собственно, сам дон – видимо, Альтиери наконец увидел пропущенный звонок. Пропустивший мимо ушей предложение Винсента не сдавать его подружку Майкл тут же поднес сотовый к уху. – Фрэнк? Я тут к тебе еду, ты дома? Дочь твою везу – и знаешь откуда? Из полицейского участка! Она в этой фигне антитрамповской участвовала, прикинь?? Им покушение на жизнь полицейского шили, вандализм и еще черт знает что! Уже когда они были близко от виллы босса, то Майкл решил наконец поинтересоваться у дочери друга насчет сцены у дома Фиоре. Им двигало истинное любопыство и желание прояснить для себя "уголовно-династические" связи, которые могут образоваться.  Cвязи - или же нежелательные последствия. - Так вы, значит, с моим племянником того...  встречаетесь? Свадьбу, надо думать, в кутузке праздновать решили?  - ехидно спросил он у Лесси.

+3

17

- Да хватит уже, мне не десять лет, - закатил глаза Винсент, не желая слушать тот порожняк, который гнал его дядя, парня откровенно раздражал тот факт, что из него пытались делать идиота. - А то я не знаю, чем вы с отцом занимаетесь. - Фиоре младший не раз слышал в криминальных новостях знакомые ему фамилии - одного убили, другого посадили. Так, к примеру, Джозеф Нери, на которого "работали" его отец и дядя, уже пятый год мотал в тюрьме. Ал, кузен Винса, вышел не так давно, Фиоре самолично навещал его в местах не столь отдаленных. Мистер Монтанелли, у которого его младший брат вместе с Джуниором Альтиери устроили в прошлом году погром, и вовсе не слезал со страниц газет и экранов телевизоров. Журналисты в открытую называли его боссом мафии и не верить им особых оснований у Винсента не было. В заговор против итало-американцев, о котором ему твердил отец он упорно верить отказывался. Какой к черту заговор? Почему-то Тони Ромо, квотербека "Даллас Ковбойс", никто в связях с мафией не уличает, хотя его фамилия и оканчивается на "о". Нет, стереотип такой, конечно же, имел место быть, этого Винс отрицать не мог, но все же для полиции такая чушь основанием для ареста не являлась.
- А что ты предлагаешь? Сжигать их как Гитлер в печах? Выслать обратно в Африку? Или может рабство вернуть? - Предложить такое в современном мире мог лишь только умалишенный, поэтому вероятнее всего его дядя своими словами призывал к тому, чтобы не делать ничего, оставить все как есть, пусть живут в грязи и дальше, не имеют доступа к образованию, нормальной работе, возможности жить, наравне с белыми людьми. Ему вероятно невдомек было, что в таких условиях человек куда охотнее пойдет на преступление, просто чтобы накормить себя, что сейчас и происходило. - Трамп защищает недалеких умом американцев, - оспорил утверждение о "простых и трудолюбивых", хотя одно с другим могло быть, и связано, если речь о фермерах с Техаса, - а точнее говорит им то, что они хотят услышать. Это же полный бред и близко не граничащий со здравым смыслом. Как ты можешь его поддерживать?
Впрочем, для Фиоре не было открытием, что его родня критично относится к различного рода меньшинствам, его отец как старый сторожевой пес охранял свою территорию и дальше условного забора его мысли и взор не простирались. Винс в принципе не считал его идиотом или деревенщиной, ему воспитание не позволяло так думать о родном отце, но все же иногда эта ограниченность раздражала молодого парня. Неужели трудно было понять, что новоизбранный президент своими речами только усугублял ситуацию, способствовал усилению расистских настроений в обществе, и в перспективе это едва ли поможет снизить уровень преступности среди темнокожего населения.
- Я гражданин Соединенных Штатов Америки. - Пытаясь перекричать дядю, ответил на вопрос, кто он такой. - И я имею полное право оценивать человека, от которого следующие четыре года будет зависеть моя жизнь. Я даже имею право выбирать этого человека, мне наша конституция это позволяет.
Конечно, на мировоззрение парня во многом повлияли школа и колледж, что касалось последних, либеральная атмосфера была неотъемлемой их частью. И в своей правоте Винсент не сомневался ни на минуту, отказываясь даже представить противоположную точку зрения, сформированную у более старшего поколения, заставшего времена расовой сегрегации.
- Все в порядке, - попытался остановить Алессию, когда та выскочила из машины и чуть ли не грудью встала на защиту. - Я могу ответить за себя сам. - Не хватало ему еще за спинами девушек прятаться. Однако остановить этот вихрь было не просто, Лесси принялась объяснять, что встретились они там случайно. Майкл же слушать не хотел, и заявил вдруг, что их могли посадить. В последнее Винсу верилось слабо. Сидя на заднем сиденье автомобиля, в который они трое спустя определенное количество времени все-таки загрузились, он в очередной раз возразил своему старшему родственнику:
- Да мы, правда, не сделали ничего, это другие жгли тачки и дрались с копами, а мы просто оказались рядом. Так ведь? - глянул на Алессию в поисках поддержки. Когда же дядя продолжил свою скучную речь о любви к родителями, Винсент вымученно вздохнул. Любой психотерапевт вам скажет, что считать себя по гроб жизни обязанным родителям не нормально, вы должны жить своей жизнью. Но что касалось итальянцев, их менталитет был устроен иначе, забота об отце и матери была для них долгом, и именно на это давил сейчас Майк изрядно на взгляд Винса драматизируя. Услышав теорию о том, что отца Алессии могли из-за них обвинить чуть ли не в попытке государственного переворота, парень не сдержался и усмехнулся. - И откуда у "простых трудолюбивых" американцев столько врагов? - Намекнул на них с мистером Альтиери и подвесил этот риторический вопрос в воздухе.
- В общем, я все понял, нам нужно засунуть свое мнение в задницу и не высовываться. - Не без сарказма подытожил все сказанное дядей. – Иметь гражданскую позицию и отстаивать ее – удел разного рода пидарасов. – Выразился тем языком, на котором разговаривал его родственник. Винсент был даже рад, что они доехали. Он вообще-то снимал квартиру вместе с другом не далеко от колледжа, но Майкл по старой привычке привез к дому родителей. Что ж, одолжит у матери тачку и доедет сам, не гнать же дядю вместе с Алессией на другой конец города, чтобы потом им, по сути, возвращаться обратно.
Фиоре было двинулся, чтобы открыть дверь и убраться, как вдруг Алессия коснулась его лица и поцеловала… Что это было парень даже сообразить не успел, слишком неожиданно все произошло. Еще и в присутствии дяди. Впрочем, послевкусие осталось на губах приятное.
- Я тебе позвоню, - пообещал ей, перед тем как уйти.
[NIC]Vincent Fiore[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/PaXyw.jpg[/AVA]
[SGN]-[/SGN]
[LZ1]ВИНСЕНТ ФИОРЕ, 21 y.o.
profession: студент, квотербек "Сакраменто Стейт Хорнетс";
[/LZ1]

+2

18

Лесси не понимала разговора «кулаков и пощечин». НУ вот толку? Это всего лишь обозлит того, кому надавали леща, сделает человека «глухим» к доводам, которые оппонент пытается до него донести, в итоге испортит отношение и разворошит улей, который не так уж и скоро сможет успокоиться.
- Я ничего не предлагаю, кроме как прекратить размахивать руками у всех на виду, - посмотрела на занесенную ладонь дяди Майка, Алессия перевела взгляд на ходивших по парку людей, которые то и дело оборачивались на громкую компанию. – Не обвиняйте Винсента в том, что каждый сделал по своему усмотрению. Я уже сказала – мы не вместе туда пришли! Я даже не знала, что Винс там окажется. Поэтому каждый отец должен разбираться со своим ребенком отдельно. И мой отец не имеет права предъявлять ему что-то, как дядя Менни мне.
Выпалила на одном дыхании, потому что слова об ее отце дались девушке с трудом, и остановись она, начала бы запинаться и дрожать вся, в том числе и голосом. А так пусть дядя Майк видит, что и разборок с отцом Алессия не боится. НУ как не боится… Так, слегка. А там как уж пойдет. Лесси дернула плечом, когда Фиоре попытался «отмазаться» от ее защиты.
- Можешь, но ту один против него, - кивнула на Ринальди, Лесси посмотрела на Винса, слегка обернувшись, - не выйдет, как сам уже понял. Не бойся, лицом пожертвовать ты еще успеешь.
Ей было обидно, что Фиоре принял ее защиту, как мамину юбку, под которую его пытаются затолкать. Но это не так. Во-первых Лесси была в брюках. Во-вторых, она не равнодушная сволочь, чтобы просто сидеть в машине и наблюдать, как Винса почивают пощечинами. В-третьих, своих всегда защищают. Так было с детства. Сев в машину, Алессия откинулась на спинку сидения, пальчиками поглаживая обивку кресла. Дядя Майк не унимался.
- Ну что нам теперь пойти и застрелиться?! – воскликнула она. Одно и тоже говорит ведь, только разными словами. Та же фигня, только вид с боку. – Винс, я ему уже говорила это. Ты же видишь он и слышать ничего не хочет. – Приподнялась, положив ладони на водительское сидение, Алессия уже открыто буквально перла на дядю Майка. – Я все знаю. И что теперь, мне сидеть в  норе и постоянно оглядываться, как бы не подмочить репутацию отца? Ну, извините, что так вышло. Что мыслю не стандартно итальянскому понятию «забота о ближнем». Пффффф, - в молчаливом жесте указала на Ринальди Винсу, прикладывая ладонь ко лбу. – Тогда зачем ты нас вытаскивал? Ну пошел бы жалеть отца сразу. Я не понимаю. С вашими связями так трудно было заткнуть рот кому надо? Дядя Майк, ты, что к совести взываешь?
Алессия внутри вся клокотала и от возмущения, что их не поняли, и от страха перед отцом. А донести до них с дядей будет сложно. Конечно, кто они такие? Так, сопливые детки, что из подгузников не выросли. Едва за Винсентом захлопывается дверь, как машина рванула с места, опрокидывая Лесси на сидение.
- Ай! – словно мячик покатилась в сторону поворота. Но больше повода заговорить с собой она не давала. Теперь выдержать отца и можно отдохнуть пойти. Но разве дядя Майк будет собой, если не перекроет кислород во всех «баллонах». Лесси зло ударила кулаком в сидение, когда услышала, как тот во всей красе расписывает отцу их с Фиоре похождения. – Того, - показала пальцами кавычки, девушка посмотрела в зеркало заднего вида в глаза Ринальди, - это вы там с женщинами. Мы просто дружим. А если ты на счет поцелуя, то он был в щеку.
Нечего ему знать о том, что это приключение всколыхнуло внутри Алессии в отношении Винсента. А может это так, обострение чувств решеткой камеры, не больше. А это «позвоню» ни о чем не говорит.
- Какая еще свадьба? Что ты себе напридумывал? Я напомню, что с Винсентом Фиоре я дружу вот с таких вот лет, - показала невидимого ребенка лет двух. – Сколько себя помню, он всегда был рядом. Так что еще хотели увидеть после того, как вытащили нас из-за решетки? Хотя ничего такого увидеть ты не мог. – Лесси закатила глаза, и едва машина остановилась на подъездной дорожке к дому, тут же выскочила из машины. Отца, судя по тому, что кроме машины дяди Майка, больше не было, дома не было. – Спасибо, что подбросил. Дальше я сама. – Но Ринальди и не думал уезжать. А наоборот щелкнул сигнализацией, шел следом за ней. – Ну вот куда! – замахала на него руками. – Все, можешь ехать по делам, у вас же их куча! О неееет!
В ворота въехал автомобиль отца. Алессия взвыв, повернулась и пошла домой. Теперь то уж точно не отвертеться от нотаций.

[LZ1]АЛЕССИЯ АЛЬТИЕРИ, 20 y.o.
profession: студентка;
relations:Mum, Dad,  Junior & Mark
[/LZ1]
[NIC] Alessia Altieri [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jNaW.jpg[/AVA]
[STA]На баррикады! Главное не волноваться[/STA]
[SGN]Каждый человек имеет право высказаться[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2017-01-22 18:50:51)

+3

19

- Знаю одно шикарное место - Роял Плаза. Поехали туда? - Красивая темноволосая девушка, сев рядом на пассажирское сиденье черного Порше Панамера, достала из маленькой блестящей сумочки пакетик с белым порошком и, высыпав его себе на запястье, шмыгнула своим вздернутым носиком. Ей было двадцать семь, днем она работала в офисе, а по вечерам отрывалась с подружками в клубах, в одном из них, а именно в "Доллз", Фрэнк с ней и познакомился две недели назад.
- Эй, ну-ка выкинула это дерьмо, - отобрав пакетик с кокаином, Альтиери выбросил его в окно, настолько быстро, что девчонка и сообразить ничего не успела. - В моей машине этого быть не должно. - Строгим, но спокойным голосом произнес, взмахнув перед ней указательным пальцем, и девушка тут же опустила свою пятую точку обратно в кожаное сиденье. Одного урока двадцатилетней давности ему хватило, отправляться еще раз в тюрьму он не собирался, тем более из-за такой глупости, как два грамма кокаина.
Мужчина завел двигатель и потянулся к телефону, забытому им в машине два часа назад. На экране высветилось несколько пропущенных, в том числе от Майка. Фрэнк рукой отодвинул от своего лица лезущую к нему с поцелуями девушку и прислонил к уху трубку. Обычно его друг по пустякам не звонил, об этом же говорила и периодичность поступивших от него звонков.
- Привет. Нет, не дома... ЧТО? - Услышав о том, что его дочь была в полицейском участке и ей шили покушение на жизнь полицейского, Фрэнк не поверил своим ушам. Что это за бред вообще? Уверенный в том, что это какое-то недоразумение он намеревался разобраться во всем немедленно и естественно ни в какую Плазу ехать уже не собирался. - С ней самой все в порядке? - Это разумеется, волновало его в первую очередь, в особенности после того что не так давно произошло с Ники Ди Марко. Не стоило забывать, что для Фрэнка как для отца важнее его дочери в жизни ничего и никого не было. - Я сейчас буду.
Понимая, что вечер обломался, забравшаяся к нему на колени девушка, надув обиженно губки, сама слезла обратно на пассажирское сиденье и начала поправлять одежду с прической.
- Мне надо уехать, вот возьми, вызовешь себе такси, - не мелочась, сунул ей стодолларовую бумажку на проезд. И стоило той оказаться на улице, сам захлопнул за ней дверь.
Нет, к тому, что его сын накосячил и влез в очередную переделку, он давно уже привык. Но Алессия? В полицейском участке? Впрочем, несмотря на ее прилежность, Фрэнк был в курсе, что характер у дочери далеко не слабый и если той взбредет что-то в голову, добиваться своего она будет всеми способами, будь это спасение щеночков или выборы президента, поставит на уши всю округу, привлекая внимание людей к "проблеме". Касательно последней "проблемы" к слову Альтиери прекрасно знал, какие у его дочери политические взгляды и спорить с ней зачастую было просто бесполезно. Как большинство молодых людей в ее возрасте она жила идеалами, Фрэнк же в отличие от нее подходил к этим вопросам более практично, его не волновало счастье черножопых и разного рода извращенцев, он думал о себе и своей семье, о том, чтобы его дочь и жена не стали жертвой одного из этих нигеров, о том, чтобы его сын не вздумал наряжаться в женские платья, о том чтобы он сам был спокоен за свое и их будущее. И с этой точки зрения в президентстве Трампа он плохого ничего не видел, ему даже нравились традиционные взгляды новоизбранного президента, большинство белых трудоспособных американцев мыслили также.
Подъехав к дому, Фрэнк увидел, что автомобиль его друга уже был рядом, он даже заметил выходящую из него Алессию, а значит эти двое приехали буквально только что. Не обняв, не поцеловав и даже не поздоровавшись с отцом, Лесси ускорившись, пошла в дом, как Альтиери предполагал, прятаться в своей комнате, ну или же за спиной у матери.
- Ты там далеко не убегай! - крикнул ей вслед. Бежать за ней и ловить он не собирался. Зачем? Более того, поравнявшись с Майком, придержал возле ворот и его. Сперва он хотел узнать обо всем от него лично, чтобы не слышала жена и не перебивала дочь. Кроме того надо было выветрить запах женских духов. Хотя бы попытаться, ведь времени заехать в "502", чтобы там качественно провонять табаком у него сейчас не было. Отогнув ворот рубашки, он понюхал его на предмет посторонних запахов и следом полез в карман пальто за сигаретами.
- Какое блять покушение на копа? Я ничего не понимаю. Что там произошло? - Принялся расспрашивать друга. Стало даже немного стремно от того, что Алессии помог не он, ее отец, а Майкл. Впрочем, пока ясности не было, окончательных выводов Фрэнк делать не спешил, в конце концов, пропущенных звонков от Лесси у него на телефоне не наблюдалось. А вот поблагодарить Ринальди вне зависимости от обстоятельств, пожалуй, стоило, тот в очередной раз продемонстрировал свою верность и как лучший друг выручил в трудной ситуации.
- Да, спасибо, что вытащил ее, - приобняв его, похлопал по плечу. - Клайд постарался? - Догадался, что без помощи их высокопоставленного знакомого тут вряд ли могло обойтись, слишком уж серьезные обвинения согласно словам друга выдвигали легавые против этой горе-революционерки.

+3

20

Слушая Лесси, Майк только качал головой. Вот в этом и была проблема с нынешним поколением. Мозгов еще не нажили, а ячества и самомнения полные штаны. Едва сойдя со школьной скамьи, они бросаются принимать глупые решения - а когда старшие благородно вытаскивают их... из пахнущих фекалиями последствий, то, вместо "спасибо", огрызаются. Ни разума, ни благодарности, ни чувства ответственности. Неужели они были такими же? Ну уж точно нет.  - Очень жаль, что, столько времени живя у отца, как у Христа за пазухой, ты не научилась хоть сколько-то ценить его заботу. Представляю себе как при таком эгоизме ты своих детей воспитаешь. Мне даже слушать тебя противно. Сурово нахмурился и перестроился в другую полосу. - Я вам помог потому что забочусь и о тебе, и о Винсе. А наверное зря. Пора бы тебе понять, что сама отвечаешь за свои действия, и что никто не обязан "затыкать кому-то рот",  вытаскивая тебя из дерьма всякого. Ринальди  недолго повозился с радио, переключая каналы. Вскоре заиграла бодрая мелодия в стиле "кантри". Итальянец не был поклонником этого жанра - но сейчас ему не было дела до музыки. Когда они высадили Винса, мафиози cначала ответил Фрэнку по телефону. - Да, цела-невредима, не беспокойся. Мы будем сейчас. А затем  отправился в сторону дома дона. Всю тираду насчет отношений Алессии и племянника он вроде как пропустил мимо ушей - хотя на самом деле принял к сведению. Дружба? По мнению Майкла, между мужчиной и женщиной она была крайне редким явлением - и обычно представляла собой нечто весьма сомнительное или переходное, под которым кто-то из двоих прятал иные эмоции или вожделения.Если этот (или эта) "кто-то" не был, конечно, сраным гомосеком или ковырялкой, вроде тех, с которыми  дорогие чада Мэнни и Франческо объединились в политической борьбе.  - И да, по крайней мере, пока ты себя не содержишь и живешь за счет отца - то должна заботиться о его репутации. Если уж благодарности не испытываешь, хотя бы это во внимание принимай. У жилища лучшего друга Майк остановился - и увидел, что там же уже притормаживает автомобиль Альтиери. Не обращая внимание на бросившуюся внутрь дома девушку, мобстер шагнул Фрэнку навстречу, развел руками. - Бо, да там вообще пиздец полный. Прикинь, Алессия и мой ебанутый племянник... Винс, в смысле... намылились вместе с теми cafoni, что сегодня машины громили. Типа против избрания Трампа. Кидали там "молотовых", как при гребаном Аль Капоне, с копами пиздились. Дочь твоя какому-то в харю из баллончика брызнула,  а Винс другому смазал. Слава Богу, ему хватило ума мне отзвониться, когда замели их... Увидев, что Фрэнк достает сигареты, Майкл тут же выудил свою золотую,с несколькими драгоценными камнями, зажигалку "Картье" . Нажал на кнопочку - и из крошечной коробочки услужливо вырвался язык огня.  Подставив зажигалку  своему representante, андербосс продолжил. - Им там, блять,  чуть ли не терроризм шили. И торопиться надо было - прикинь,этот хуесос Мерфи оказывается приставил хера одного специально все делюги отслеживать, как -то с нами или родными даже связанные.  Ищет, падла, как бы нас прессануть Когда старый приятель его поблагодарил, то Майк также похлопал его по спине, приобнял. Проникновенно сказал. -  Сompare, ты ж меня знаешь, я все для тебя и твоих детей сделаю. Всегда и везде. Затем вернулся в делу. - Ага, через Клайда пришлось, там же такой кипишь из-за этой хуйни поднялся. Около участков уже журналисты, блять, мудями трясут.  И потом плавно перешел к самому неприятному.  - Клайд теперь считает  - что ему сто тонн должны. Типа и себе любимому, и участковым, и человеку Мерфи,  чтобы об аресте Лесси ему не докладывал. Пожевал губами. - Может и  гонит насчет Мерфи, чтобы бабла побольше стрясти - хотя фантазией никогда не отличался вроде. Тут у Ринальди опять кольнуло в желудке - да так, будто туда ему туда пику воткнули или трезубец какой-то.  - Слушай, у тебя пожрать нет чего-нибудь? Я из-за кутерьмы этой с утра на ебаной диете сижу.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Make America hate again