Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Зачем любить? Зачем страдать? Убей его. Делов-то, бл*ть.


Зачем любить? Зачем страдать? Убей его. Делов-то, бл*ть.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Панда и Олень - целостный зоопарк;
Место: Чикаго, дом Пандоры и ее родителей;
Время: в промежутках между тринадцатым и двадцать первым июня;
Время суток: скучный день;
Погодные условия: зашибись все. +20, солнышко, теплый ветер, все дела;
О флештайме: так получилось, что Рэн, пребывая в Чикаго, решил навестить Нору. Замечательная идея! И, может быть, он даже выживет!
Или история о трагической судьбе Роминой головы и имущества семейства Витман. Это не я, оно само упало! (с)

Отредактировано Pandora Witman (2012-06-27 14:27:17)

+1

2

Первое июня... Чувствую, этот день я помечу в своем календаре. Еще точно не знаю как, но помечу. Уже четыре с половиной дня я в городе и все никак не собирусь зайти в гости к Пандоре, то уговариваю себя, что много дел, то срочный вызов на работу, то слишком поздно, то еще что-то, но в итоге я знаю, что это всего лишь пустые отговорки. Что я ей скажу, когда появлюсь на пороге роскошного особняка?
«Привет, извини, что вот так взял и уехал, ничего не сказав». Но по сути так и было. Так что сейчас я шел, да, именно шел, вдыхая теплый летний воздух и придумывая отмазку. В голове вертелось столько мыслей! Вы даже себе не можете представить. Я волновался, я даже боялся ее. И летящих в меня стульев с порога. И ножей. И может быть еще чего то по хуже.
И вообще, чего это я переживаю? Может, ей все равно, и она не заметила моего почти полугодичного отсутствия.
Итак, я продолжал свой путь в раздумьях о нас. Да, в то время я и Нора в моей голове звучали как четкое «мы». У нас не было романа и официальных отношений, но каждый знал, что в перспективе они могут быть. Но я сбежал. Согласитесь, если бы я хотел отношений, я бы не покинул Чикаго. И Пандора действительно мне начинала нравится, я смотрел на нее как на женщину и корил себя за эти мысли, потому что ей шестнадцать лет, шестнадцать! Это даже не восемнадцать и тем более не двадцать один.
И наверно, она думает, что я сбежал и бросил ее потому что она мне не нужна, но это не так. Просто я не хочу ответственности. А Мейнард… Он всегда смотрел на меня так, что если с головы Норы упадет хотя бы волосок, и он хоть раз услышит от нее жалобный писк в свой адрес – я труп. С тех пор я мечтал о девушке-сироте. Круглой.
Как-то пусто. Сейчас, все ближе и ближе подходя к шикарному большому дому, который уже показался на горизонте, я не чувствовал ничего, кроме любопытства. Она изменилась? Чем она занимается? Что происходит в ее жизни? И что я почувствую, когда снова увижу ее. Милый ребенок – всегда открытая, добрая и доверчивая, хотя может я и заблуждаюсь, но Нора для меня всегда была воплощением чего-то чистого и непорочного.
Ну все. Я встал у ворот, поднимая глаза на окна, день… Ничего не видно, не видно, есть ли кто в коттедже и чем этот кто-то занимается. А если у нее есть парень? Что бы я сейчас почувствовал, если увидел его?
Слабо улыбнувшись, я коснулся пальцем дверного звонка, раздалось мелодичное «дилинь» и сердце предательски екнуло, в большей степени от того, что я так и не придумал, что именно я ей скажу. Буду действовать по ситуации.
Уже буквально через пару минут дверь открыла… Панда.
Я расплылся в идиотской улыбке.
- Ну вот такой я у мамы дебил, да. – А что, хорошее оправдание моему подлому побегу.

Отредактировано Randal Andrews (2012-06-27 02:00:47)

+2

3

Внешний вид

http://cs10113.userapi.com/u70633678/148399830/z_e7f23340.jpg

Наверное, не зная того сама, я тоже помечу этот день в своем календаре. Сейчас я об этом не знаю и, в общем-то, занимаюсь абсолютно среднестатистическими делами: пью чай, валяюсь на диване и пялюсь в потолок. Скучно. Хоть на стенку лезь. Говорят, что затишье всегда перед бурей. Но я-то всего лишь надеялась, что меня в кинотеатр будут впускать. Как максимум.
В саду мирно себе остригал кустики наш садовник и я, полная решительности разбавить свой день хоть парочкой слов с кем-то, направилась к нему. Родителей - нет, кота - нет, друзья - уехали. Особенно огорчает ситуация с котом.
- Диего, ну поговориии со мной! - законючила я, и парень, ухмыльнувшись, ничего не сказал. Чертова испанская задница. Вечно с ним так. Единственное, что спасло садовника, это - звонок в дверь. И меня, признаться, он тоже спас. - Офигеть, Диего, кто-то сохранил только что тебе жизнь, - недовольно пробормотала я, торопливо пробираясь сквозь многочисленные коридоры моего дома. Большие особняки сами по себе, в принципе, хороши. Но не тогда, когда ты находишься в них практически один. Само по себе одиночество мне нравится, но вот полная скука, вызванная им - неа.
И вот я, совершенно не ожидая подвоха, открыла дверь. С улыбкой, конечно же. Как полагается всем вежливым хозяйкам. Однако, после того, как я увидела, КТО стал внезапным гостем, моя улыбка исчезла сама собой. На самом деле, я сама не знала, как себя вести. Хотелось и улыбнуться, и посмотреть на него жутким орлиным взором, и обнять, но... в общем, сейчас, как-то автоматически, я надела маску полной растерянности. И я была растеряна, честное слово. Потому что во мне сейчас боролось неимоверное количество эмоций, которое хотелось выплеснуть на голову Рэндалу. Пока что я держалась. В моих глазах нельзя было прочитать ничего, кроме полного смятения и растерянности. А, может быть, и можно. Откуда мне знать?
- Потрясающе, - монотонно и как-то холодно вымолвила я. То ли плакать, то ли смеяться от такого объяснения. «И это все, что ты мне можешь сказать? Тогда, Рома, ты прав: ты действительно у мамы дебил», - наверное, стоило сказать это все вслух, но мне хотелось... больше. Намного больше. Не тупое «вот такой я вот у мамы дебил». А что-нибудь еще, чтобы понять, как мне себя вести с этим человеком. Если бы на моем пороге внезапно появился Савьер - я бы в него запульнула вазу и даже слушать не стала. Но Эндрюс - не Мэтлок, что огорчает в этой ситуации меня больше всего. Так бы было намного легче. - Поразишь меня еще своим юмористическим навыком или зайдешь и попробуешь как-нибудь по-другому? - произнесено все это было с крайне серьезным лицом, но в голосе, как полагается, слышался сарказм. Не знаю, что он там думал, но, в любом случае, я не собиралась быть милой и веселой девочкой. Как минимум потому, что я его в данный момент и ненавидела, и была рада видеть, и не хотела обнаружить, что это всего лишь сон такой прикольный. Хотя, действительно прикольно. Ничего не скажешь. Даже слишком.
Как мне жилось без Ромы? Нормально. Никто не обещал любви до гроба, но это вовсе не помешало мне открыть для себя новые эмоции и истины. Например, сомнения в своей неотразимости. Я всегда себя любила и считала, что я умная, красивая, оригинальная, веселая... а что теперь? Не знаю, если человек сбегает от тебя, значит, не такая уж ты и особенная. «Незаменимых людей нет»? Отвратительно, в общем-то.
Угораздило же меня влюбиться в этого придурка. Сначала я злилась, потом я копалась в себе, потом... а потом - суп с котом. Решила его навестить в Сакраменто. Моя идея позорно провалилась и я внезапно поняла, что мироздание сделало все, чтобы принципы Эндрюса не нарушались. Я могу поклясться кому угодно, что мне еще никогда не было так больно. В плане взаимоотношений с мужчиной. Но в нашем случае все равно кому-нибудь было бы больно. И пусть уж лучше будет мне, потому что я-то переживу. Я не из тех, кто расклеивается. Пусть даже не думает, что я внезапно стану лирической девой. По крайней мере в вечной депрессии ходить не собираюсь. Все проходит, и это пройдет. Хотя было много нюансов. Даже сообщение мне об отношениях с Региной в виде анекдота - это уже край неуважения. Он так старался перевести все наши недоотношения в шутку, что я, надо признаться, даже сама начала сомневаться в том, что между нами что-то есть. А правда: есть ли? Нет, не так. Было ли? Что он чувствовал? Иногда становится интересно. Я не люблю говорить о чувствах (и я не знаю, в курсе ли он). Просто тупо не умею. Не мое это. Но иногда так хочется сказать. Рома, не представляешь, как хочется. Но не надо.
- Проходи, - я кивнула головой куда-то в глубь коридора и, наглухо захлопнув дверь, провела Эндрюса... на кухню. Ну да, на кухню. А куда его еще вести? Все это время я молчала, но совершенно не слушала, говорил Рэн что-нибудь или нет. Будто в белый шум погрузилась. Мне явно требуется перезагрузка. Именно поэтому я слегка потрясла головой и решила на вский случай уточнить кое-что. Все также спокойно. В конце концов... я все еще не понимаю какую из эмоций мне пока на него выплеснуть. Но, думаю, чуть позже ему будет весело. И даже мне будет. - Прости, ты что-то сказал?

ОФФ

Если честно - невероятный кошмар *рукалицо* Но пофиг.
А еще я забыла про дуэль Т_т

Отредактировано Pandora Witman (2012-06-27 13:26:04)

+3

4

Пандора встретила меня… Нормально. На удивление спокойно, в меня не полетели стулья, туфли и прочие сподручные предметы. Очень странно. Хотя с чего они должны в меня полететь? Может я слишком много общался с Рей последнее время и забыл о том, что Нора как бы девушка интеллигентная?
Она даже была гостеприимна и пустила меня в свою обитель. Я присвистнул, давно я не был в этом особняке и сейчас после мой двухкомнатной квартиры он мне казался таким огромным и бесконечным, мы шли и шли по коридорам, и никто из нас не решался нарушить молчание. И вот, наконец-то кухня, ну да, а я чего ожидал увидеть. Я подошел к девушке ссади, кладя руки ей на плечи и наклоняясь к уху так, что мой нос коснулся ее шелковых прядей волос:
- Я спрашивал, скучала ли ты? – На самом деле весь наш путь я молчал, но если ей что то послышалась, то я без труда «повторю».
- Как школу закончила? – Пара вопросов из серии банальных, но мне действительно были интересны ее академические успехи. Или не успехи, не важно, это не изменит моего к ней отношения.
Нутром я чувствовал, что она злится, да, именно злится, но почему то не показывает? Гордость? Интересно, а на что она злится больше? На то, что я уехал и ничего не сказал или на то, что я просто уехал? Ну ведь я приглашал ее в гости.
- Зря ты не захотела ко мне в гости в Сакраменто, там хорошо, тепло очень. – Я отстранился от девушки, обходя ее и вставая так, чтобы ей было хорошо видно мое лицо, мои глаза. Вообще люблю говорить глаза в глаза.
- Ты так на меня смотришь, будь то я в чем то виноват или должен тебе денег. Что не так? Я приехал в командировку, на две недели, до двенадцатого июня. Хочешь, прогуляемся, а то эта обстановка на меня как то давит.
Ну да, тут словно витает дух родителей Доры и голосит «если с нашей дочери упадет хоть волосок – ты труп». Я тяжело вздохнул, потому что прекрасно это помнил, а волосок с ее головы бы точно упал, и не один, потому что не могут два человека быть вместе и никогда не ссорится, не зря же существует понятие «притирка характеров и бла-бла».
Я отвернулся от нее, подходя к окну и отодвигая занавеску. Во дворе не происходило решительно ничего интересного, садовник остригал кусты и даже не повернулся в  сторону дома, около его ног бегала какая то большая лохматая собака. – У вас новая псина? – А может она и вовсе была соседской.
В воздухе повисла пауза. Как то не клеилась наша встреча, наверно потому что как всегда как и со всеми последнее время – я чего то не договорил.
Вздохнув и сев на стул, я смотрел на стоящую передо мной Нору. Красивая, довольно высокая и статная девушка с пухлыми очерченными губами, копной смольных волос и глубокими шоколадными глазами. У нее был звонкий голос, широкая открытая улыбка и совершенно нелогичная логика. Пандора была прелестной дочерью своих родителей и очень многое унаследовала от своей матери, только была добрее Лисианассы что ли, или не такой независимой. Насси была недосягаемой во всех отношениях женщиной – красивой, умной и безнадежно женатой. А вот ее дочь… Даже удивительно, что у этой женщины могла быть такая дочь.
Я повернулся и взял с полки игрушку, розового лемура с большими, нет, просто огромными глазками, старого и потрепанного:
- Милая игрушка, откуда она у тебя?
Но Нора посмотрела на меня так, что я понял, ей не до игрушек. Ладно, окей, молчу.
Усадив лемура на стол, я рискнул предложить поесть:
- Может, чаю нальем? – И да, не мешало бы распахнуть окно и впустить в кухню свежий летний воздух.
В коридоре послышались шаги и на кухне появился отец Доры:
- А этот что тут делает? Все нормально? – Он смотрел на меня так, словно я Джек-Потрошитель и пришел за его дочерью.
Убедившись, что не вершится ничего криминального, он удалился, а я… Я встал, обнимая девушку за плечи и проводя рукой по волосам.
- Прости, если я тебя обидел, я правда не хотел. Мы можем все исправить и я обещаю больше так не делать.
Глупо и смешно, но с ней я чувствовал себя таким  же школьником и мне было жутко стыдно за то, что я обидел эту малышку, эту девочку, похожую на цветок, открытую всему миру, слишком честную и прямолинейную для него.

+3

5

[mymp3]http://music25.my.mail.ru/file/11a2e20bb39f251dee9c4e337ca19228.mp3|Смотри в меня в упор[/mymp3]

Я какая-то тихая. На меня не похоже. Обычно у меня эмоции бьют через край, а тут: стою, молчу, слушаю и даже пытаюсь понять все сказанное. По крайней мере, внешняя оболочка не выражала ничего особенного. Задумчивость, серьезность, некая заторможенность - и все. Где же Пандора Витман? Ау, огненная леди! Очнись уже!
- Мне очень хочется сказать, что мне было все равно, но это не так, - «Меня от тебя тошнит. Кто ты такая, и что сделала с Пандорой Витман?» - «Разговоры с самой собой - признак шизофрении. Пошел к черту, дорогой голос разума». - «Ах, да. Извини. Совсем забыла, что я - нерабочий инструмент. Как и твой мозг, в общем-то». Отвечать напрямую я не стала, потому что надеялась, что до пустой головы Рэна все и так дойдет. - Отлично. Никого не убила, если ты к этому, - учеба, учеба, учеба. Черт возьми! Это было, пожалуй, последним, что в данный момент интересовало меня. Школа, честно говоря, никогда не представляла для меня никакой ценности. Пришел, поспал, пожрал, ушел. Как-то так и жили.
- Ты же знаешь, что я - не ты. Я не могу просто так все бросить и уехать, - ага, сарказм. Причем явный. Просто меня это уже начинало... раздражать. Да-да, я чувствовала, что лирическая дева во мне подыхает с каждой секундой. Учеба, мой взгляд, все дела - отличные темы. Зачем он это говорит? Или он не знает, что сказать? Не суть как важно. - Я на тебя смотрю нормально. И все прекрасно. Почему ты видишь в моих действиях что-то, чего нет? - ну я и лгунья! Оно же, это что-то, есть, черт возьми. Только мне нужно было делать вид, что я вся такая не злюсь. Страдаю - да, но не злюсь. Обычно страдающим побольше сочувствия. И совесть обидевшего грызет куда хуже. Конечно, сначала, когда он только появился на пороге, заторможенность и лирика заработали во мне с новой силой. Но теперь, вспомнив все, что произошло за несколько месяцев, сознание вопило о чем-то куда более типичном для Пандоры Витман. Я закипала. Потихоньку. - Это не наш пес. Соседский, - вот такой вот скомканный разговор получается. Он задает вопросы, что-то говорит, а я... а что - я? Монотонно отвечаю, стараюсь скрыть закипающую во мне злость. Или уже не стараюсь. Господи, почему я так много думаю об этом? О том, как себя вести, как смотреть, что делать. Наверное, мне хотелось еще немножко посмотреть на дальнейший наш диалог. Может быть, мое сердце оттает и я прощу абсолютно все? Бывает же так. Скажешь одну фразу, а кому-то изменишь всю жизнь. Утрировано говоря.
- Дааа, она очень милая, - увидев свою старую игрушку, я даже на секунду расслабилась и почувствовала какое-то мнимое спокойствие. Сколько воспоминаний с ней связано, а! - Мне ее мама купила лет десять назад. Точнее, отвоевала у одной железной леди, - тогда было страшно. А сейчас - смешно. Как быстро летит время, не так ли? Оглянуться не успеешь, а детство пройдет. И годы пролетят. И круто, и печально, в какой-то степени.
- Хорошая идея, - и вот, когда я уже было хотела пойти заварить чай, а отец - набить Эндрюсу морду (черт возьми, и откуда он только вечно берется?), Рэн подошел ко мне и обнял за плечи. Злость не унималась и закипала все с большей силой. Последней каплей, как водится, стало последнее предложение. «Я обещаю больше так не делать? Ох, Боже. Я так лет в десять извинялась». Настало время, наконец, вспомнить, кто я такая. А кто я такая? Пандора Витман. Дочь одних из самых опасных людей. Синоним огня. Избалованная девчонка. Не так уж и много, но вполне достаточно для этой минуты.
- Ты так больше не будешь, - повторила я за мужчиной, издавая горький смешок. Казалось, что я смеюсь, чтобы не заплакать. Казалось. - Кофемолка, ты слышала? Он так больше не будет! - а вот теперь я говорила с таким агрессивным весельем, что даже напугала саму себя. Я прошла чуть вперед, избавляясь от ноши в виде рук Эндрюса на моих плечах. - Ну слава Богу, а то я уже заволновалась! - я повернулась к музыканту лицом. На моих устах играла абсолютно странная, недружелюбная улыбка. Между нами оставалось некоторое расстояние и я не хотела его сокращать. - Какой же ты, Рома, все-таки, - я замолчала, прекратила улыбаться и кинула на мужчину серьезный взгляд, - идиот, - и все-таки... я не удержалась. Да, я взяла один из стульев и швырнула прямо в него. Ну, не совсем в него. Рядом. Несмотря на то, что я была зла, калечить его вовсе не собиралась. - Вот какое у меня мнение на твое полугодичное отсутствие в моей жизни! - Господи, как я была зла! Сердце колотилось словно бешеное, я еле успевала делать огромные глотки воздуха. Как будто кросс бегала, честное слово. Я была распарена до предела. - Как ты посмел, - схватив со стола крушку, я запулила ею куда-то по направлению к Эндрюсу, - вообще, - вторая кружка полетела туда же, - сюда заявиться, - в этот раз я кинула будильник. Мне кажется, что меня убьют. Сначала Рома, потом - родители. Я кидала все, что попадется под руку. - и говорить мне, - прощай, ваза. В тебе все равно никогда цветов не было, - что больше так не будешь? - нет, на этот раз я ничего не кинула. Я стояла такая... распаленная душевным жаром. Своим жаром. - Почему ты думаешь, что можешь просто так исчезнуть из моей жизни, а потом внезапно появиться и сказать: «Прости, если я тебя обидел, я правда не хотел»? - я беспомощно развела руками. Надеюсь, Мейн сюда не припрется. А то Рома действительно умрет. - Сколько тебе лет, Рома? Семнадцать? Тринадцать? Почему я поступаю логичнее, чем ты? - забавно. У меня логика отсутствует, но я при этом умудряюсь не наломать дров. - Фраза, сказанная тобой на пороге, просто потрясающая! Безусловно, больше ничего ты мне не мог сказать, да? - чтобы еще сделать? Куда себя деть? Я металась взглядом от угла к углу, совсем не зная, чтобы еще из моего потока эмоций вылить на бедную голову Ромы. - Отлично! Тогда я согласна с твоим изречением! Ты - дебил, и еще какой! - черт, я сама не заметила, как начала кричать. Я кричала все это время, представляете? На весь дом! Как я хочу, чтобы никто не пришел меня спасать. Почему все считают, что меня нужно спасать от Ромы? - И вообще, - ах, точно! Как я могла забыть про ту замечательную женщину с кедами? Он не знает, что я приезжала. Ну да пофиг, - вали к своей Бруклин! - я зашвырнула тарелку и судорожно вздохнула. «Ты что, рыдать собралась? По какому поводу? От злости или ситуации в целом? Могла бы объединить». - «Отвали. Я плачу раз в десятилетку». - «Что-что? В жилетку?» - Не сомневаюсь, что она превосходно целуется, - кто меня за язык тянул, а? - И да, - на этом я должна была завершить, наверное, речь. Но в груди внезапно появилась тяжесть. Вся злость уже вылилась и чувствовала только неимоверную слабость. У меня кружилась голова, - я, черт тебя подери, - снова в моей руке появилась чашка, - я скучала! - но на этот раз, как только я собралась отпустить фарфор в свободное плаванье, моя рука безвольно повисла. А сама я... просто рухнула на кушетку. Недавний метательный снаряд легко выскользнул из рук, разбиваясь об кафель. А ваша Панда... уткнулась лицом в ладони. Нет, я не плакала. Я просто устала. Так бывает, когда много орешь и наконец выплескиваешь то, что так давно хотел выплеснуть. «А вот это ему было совершенно необязательно знать», - я судорожно вздохнула, потому что понимала - голос разума прав. Права я. «Заткнись».

Отредактировано Pandora Witman (2012-06-29 00:27:23)

+3

6

Чаепитие с самого начала как-то не задалось и на все мои попытки загладить вину тоже, хотя внезапный отъезд не такая уж и провинность, Нора реагировала очень колко. Внешне в ее словах не было ничего такого, открыто агрессивного, но вот эта холодная интонация и отстраненный взгляд меня напрягали. Ну все мы взрослые люди, мало ли что может случиться, не стоит вести себя как упрямый подросток и совершенно меня не слушать. Не слышать!
- Хватит ерничать, - Я взял ее за плечо, но Дора вырвала свою руку из моих объятий, кажется, стоило предварительно позвонить и подготовить красавицу к моему визиту. Или вообще не появляться на пороге.
- Да почему же я идиот то? Ну да, каюсь, я уехал, по работе, Нора, по работе! У меня не было времени тебя предупредить, как только появился интернет, я написал тебе на почту, а ты даже не ответила мне. Приглашал в гости, но тебе это не больно надо. Так хули ты сейчас строишь из себя обиженную и оскорбленную, ты просто ничего не видишь кроме своей персоны. Ну?
Опачки, не успел я захлопнуть рот, как в меня что то полетело, я отпрыгнул к столу, глядя на Пандору с укором.
- Ты что творишь? – Но сейчас мне нужно было спасать свою голову, а не задавать философские вопросы.
- Блин, ну я же тебе писал, успокойся, - Я повысил голос и хотел подойти к девушке, но мои попытки пресекли на корню.
Около моей руки об угол стала разлетелась вдребезги красивая фарфоровая кружка.
- Нора, я уехал по работе, ты меня вообще не слышишь, я потерял телефон и не мог тебе позвонить, - Ложь, телефон мой никуда не пропадал, но не скажу же я, что не звонил только потому, что мне было стыдно и я не знал, что сказать. И так всегда, я сначала сделаю глупость, а потом сожалею, или делаю вид, что ничего не случилось, или вообще скрываюсь. Обычно последнее. Да, исчезнуть из жизни, оставив после себя лишь пыльный ворох воспоминаний – моя любимая тактика, без прощаний и сопливых объяснений, раз и навсегда. Только вот зачем? Пандора не сделала ничего, чтобы я с ней так обошелся, но на тот момент жизни мне так хотелось и я считал, что поступаю правильно.
- Я пришел узнать, как у тебя дела, вообще то это нормальное проявление вежливости, - А о том, что вот так взять и исчезнуть, это не очень то и думал.
Над моим ухом пролетел еще один предмет сервиза и я пригнул голову, закрывая ее руками.
- Да ну хватит! – Но нет, в этот раз в мое плечо врезался будильник. Ну все, маленькая пакость, я сейчас до тебя доберусь и больше ты не будешь крушить все вокруг. А знаете, Панда в гневе, она такая Панда, мне нравилось наблюдать за ней: за тем, как вздымается ее грудь, а пухлые губы жадно хватают воздух, как глаза цвета кофе горят ненавистью, или мне так только кажется?
- Мне двадцать шесть, если ты забыла, - Я улыбнулся, кажется, атака предметами прекратилась, на чтобы похожа кухня после выплеска эмоций брюнетки – сложно описать цензурными словами: у меня под ногами валялись осколки разных цветов, ручка он кружки, чайная ложка, салфетки, что там еще полетело на пол в порыве эмоций?
- Хорошо, я дебил, козел, скотина голодная, это все? – Я поднял вверх обе руки, признавая свое полное, полное поражение. Безоговорочное. Но что, теперь хода назад нет и пути к примирению отрезаны?
- Хватит орать, а то сейчас полдома сбежится. «И кастрируют», следовало добавить. Я, конечно, не боялся родителей Пандоры, но пересекаться с ними и вдаваться в объяснения, почему их чадо бомбит кухню, тоже как то не хотел.
Вздрогнув, я увернулся от очередной тарелки. Кажется, парад летящих в меня предметов еще не закончен.
- Хватит бить посуду, - Я устало вздохнул, делая еще один шаг на встречу в Доре.
- Какая Бруклин? Откуда ты о ней вообще знаешь?
Ну да, я писал, то живу с Региной, о Рей и словом не обмолвился, неужели она за мной следила?
От этой мысли глаза на лоб чуть не вылезли, как я был удивлен.
Да, я мог сейчас залить Норе в уши о том, что не знаю никакой Бруклин и эта девушка мне никто, и если у нас что-то и было, то исключительно по пьяни, но я не хотел, потому что это бы было ложью, а я не хочу потонуть в своем же вранье.
- Откуда ты про нее знаешь? Я пару месяцев встречался с Региной, ты прости, - Хотя за что я извиняюсь, наше отношения так и не переросли в отношения мужчины и женщины, что-то больше, чем дружба, но недолюбовь. – Девушке было негде жить и я приютил у себя, так, ничего особенного. – То, что я с ней спал, юной Витман знать не обязательно. – Она готовила еду и следила за квартирой, вот и все. И ее звали Регина.
Малышка устало плюхнулась на кушетку и я решил, что наконец то смогу к ней подойти.
- Я тоже скучал. – Опустившись перед ней на колени, так, чтобы мое лицо поравнялась с ее, спрятанным в ладонях, я коснулся пальцами ее густых темных волос.
- Поэтому и пришел узнать, как ты. И не обязательно встречать меня настолько гостеприимно, мы бы хватило одной чашки чая.
Я обнял девушку за плечи, прижимая к груди и чувствуя, как колотится ее сердце. Неужели мои отъезды и приезды могут для кого то быть небезразличными?
- Ну ладно, прости, я вот в Чикаго всего на две недели, потом поеду в Сакраменто. Расскажи, ты как? Только серьезно. Сейчас же каникулы? Чем занимаешься?
Ну да, такие банальные вопросы ни о чем, хотелось верить, разрядят обстановку и помогут нам успокоится, обоим, потому что я сейчас чувствовал себя самым последним человеком на свете.
Я люблю Нору, искренне люблю, как друга, как младшую сестру, как свою единомышленницу, я хочу о ней заботится, но я хочу это делать безопасно для своей жизни.
- Как насчет секса втроем? Я ты и твоя собака? – Заметив удивление на лице Норы, я поспешил добавить:
- Шучу, - И потрепал ее по волнистым волосам.

+3

7

В данный момент я хотела лишь одного: чтоб он заткнулся. Или сказал что-нибудь утешительное (три ха-ха). Чего я ждала? Ничего. Я уже полгода ничего не жду. Или делаю вид, что не жду, а на самом деле представляю себе невесть что. И как вообще можно так жить? Самое смешное, что я действительно его практически не слушала. Сидела себе, уткнувшись носом в ладони, и думала. Обо всем на свете. Ушла в белый шум, можно сказать. А потом как-то так резко вынырнула и поняла: да, я снова тут. С ним. Черт!
- Хватит ерничать, - повторила я на манер Ромы, медленно принимая удобное для разговора положение, - хватить бить посуду, - снова съязвила я, кидая взгляд на то безобразие, что самолично устроила. Ну и звездец. Меня уроют! Точно уроют! - Что мне еще прекратить делать, о великолепный Рэндал Эндрюс? - странно, но несмотря на белый шум, все сказанное Рэном отлично отложилось в моей глупой голове. Он же так думает, правильно? Ну, что я идиотка полная. - Впрочем, - я на секунду замолчала и склонила голову на бок, рассматривая мужчину с каким-то странным огнем в глазах, - пошел ты в задницу, понял? Что хочу, то и делаю. Я, в конце концов, на своей территории, - ага, и могу делать все, что мне заблагорассудится. Только... стоп. Кажется, я слышу шаги. А это может означать только одно: сейчас мне вдарят люлей по самое не хочу. Без единого слова я схватила Эндрюса за рукав и потащила его в сторону сада. Сад у нас большой. И в нем очень много мест, где можно скрыться от любопытных глаз. В общем, так мы и оказались там, где оказались. Завела я бедного Рэндала в самую чащу нашего сада, дабы Мейн не мог преждевременно нас разогнать по разным углам. А может, не нужно было скрываться? Нажалуюсь отцу и на следующий день мы тихо похороним Рому в саду, без всякого шума. «Господи, о чем я думаю?»
- Что ж, продолжим? - спросила я, отпустив руку мужчины и отойдя на безопасное расстояние. Как бы не воспламениться и не убить его к черту... - Во-первых: никогда, - я повысила голос, чтобы Эндрюс понял, насколько серьезно я сейчас говорю, - ты меня слышишь? - если я этого сейчас не скажу, то он продолжит шутить в такой манере. А люди всякие бывают. - НИКОГДА больше не шути, - фух, ну теперь словно камень с души. Миссия выполнена. - Я тебе запрещаю. А еще я тебе запрещаю приближаться к собакам! - шутки шутками, но перестраховаться стоит. Собаки ни в чем не виноваты! - Во-вторых: забудь о том, что я сказала. Не скучала я. Вообще. Ясно? - жалкая попытка забрать свои же слова обратно, но что я еще могла поделать? Я не хочу, чтобы у него в голове появились мысли о том, что он как-то может влиять на мою жизнь. - А в-третьих... - и я замолчала. Потому что «в-третьих» не было. Просто хотелось высказать все, что я о нем думаю. - Не твое дело, откуда я знаю про Бруклин! - нет, ну не буду же я ему рассказывать про то, что ради него плелась в Сакраменто? Не буду. Никогда и ни за что. Я пока что в своем уме. - Хочешь послушать рассказ о том, что я думаю насчет сложившейся ситуации? Оу, ладно! Нет проблем, амиго! - я подняла с земли какую-то мелкую палку и начала сдирать с нее кору. А то придушу этого придурка. - Я думаю, что ты поступил, как последний козлина. Я и представить не могла, НАСКОЛЬКО твои принципы нерушимы и священны. Видимо настолько, что ты даже не подумал меня, - на тот момент еще твою девушку, - предупредить о своем внезапном отъезде! - моему взгляду сейчас бы сам Ганнибал Лектер позавидовал, ей-Богу! - Куда круче сделать вид, что меня и не было никогда, лобзаясь на дискаче с замечательной Бруклин! О да, она - просто находка! Самое забавное во всем этом, что ты, черт тебя подери, не мог написать мне одно нормальное письмо. О чем? Ну, например, о том, что мы все-таки не будем вместе и какая-то Бруклин оказалась куда шикарнее меня, тупой зажравшейся малолетки, с которой у тебя ничего, кроме нескольких поцелуев и не свершившегося траха, не было, - не знаю почему, но мне хотелось... рыдать? О да. Рыдать. От злости. - И ты, конечно, не мог мне позвонить и сказать: «Знаешь, Панда, иди-ка ты в задницу! Я нашел себе во всех отношениях идеальную Регину»? А потом перезвонить и добавить: «Не, Регина - не то. А вот Бруклин - ну женщина мечты! И по возрасту подходит»? - веточка, которая не дала мне желаемого мною спокойствия, была успешно отправлена на траву. В тени деревьев не было жарко, но лично я чувствовала, что скоро сдохну от жары. Очень странно. Я же перепадов температуры не чувствую. - Как я? Отлично! Не поверишь: буквально месяц назад пошла в клуб, нажралась там, подобно свинье, и... о да, переспала черт знает с кем! И теперь я беременна! - в наигранной радости я выкинула руки вверх, якобы своим видом показывая Роме «сюрприиииз!» - Ну что, поверил в эту байку, да? - я замолчала. Забавно, но даже сама не заметила, как по моим щекам уже во всю текли слезы. Все-таки от злости тоже можно рыдать. И от обиды. Казалось, что мне уже давно нужен был такой всплеск эмоций. - А еще у меня из-за тебя макияж потечет, - типично женский выпад - это да. Но я просто не знала, в чем его еще обвинить. В том, что он меня довел? Хороший вариант, но пришел слишком поздно. Сейчас я уже не походила на разъяренную пантеру. Возможно, меня можно было даже потрогать, потому что я снова окунулась в детство. В то время, когда слезы решали все. Не покупают игрушку? Ревем! Не хотят играть в казаки-разбойники? Ревем! Хотим есть? Ревем! - Давай уже, - шмыгнуть носом раз, - переходи к моей любимой части «Давай останемся друзьями», - шмыгнуть носом два. - Я тебя пошлю, - шмыгнуть носом три, морская фигура замри, - к черту и пойду убирать безобразие, - шмыгнуть носом четыре... интересно, он вообще понял что-нибудь? - на кухне, - и да, мой голос звучал... ну, как у любого плачущего человека. Срывался. Иногда я шмыгала носом (шучу-шучу: я шмыгала часто) и замолкала. Вытерев левую щеку, я судорожно вздохнула. Ненавижу это лето. Особенно июнь. И день рождения праздновать, пожалуй, не буду.

Отредактировано Pandora Witman (2012-07-08 22:50:47)

+3

8

Из ничего ничего не выйдет. (с)

Все правильно, глупая была затея, находясь в Чикаго заходить к Пандоре, пытаться с ней поговорить и надеяться на то, что все будет хорошо. Хорошо бывает только тогда, когда люди смотрят в одном направлении, а когда каждый тянет одеяло на себя… Нет, зря я к ней пришел, наверно, я слишком другой и мой разум для нее подобно разуму инопланетянина, - далек, непонятен и недоступен.
Меня послали в задницу, спасибо, что не дальше, и знаете, я не буду на это отвечать, я вообще не обязан стоять и слушать как меня поливают дерьмом. Любой нормальный человек бы давно развернулся и ушел, а я чего-то стою и жду. Чего? Озарения? Что по щелчку моих пальцев сознание этой девушки изменится? Да не изменится, люди не меняются, верно?
Ясно, ясно, я кивнул, чтобы она не сомневалась в том, что я все слышу и понимаю. Не скучала? Ладно, я же не заставлял, я скучал и не стыжусь этого, ни капли, скорее я рад, что когда то не так давно нас с ней связывало… что-то.
Дальше я оказался еще и козлиной, ну что поделать. Знаете, после всех этих ее речей у меня вообще пропало всякое желание заводить серьезные отношения, у меня и с Норой их не было, а я выслушал ушат чудных эпитетов в свой адрес, а если бы у нас было все серьезно? А потом бы так случилось, что я встретил другую? Это нормально, люди встречаются, влюбляются, расстаются, да, может быть я поступил не очень хорошо с одной лишь поправкой, я вообще не знал, что Нора расценивала наше общение, временами дружеское, временами большее как отношения. Что я чувствовал к ней сейчас? Ничего. Пустота. И быть может сожаление о том, что мы так и не нашли общий язык, хотя я и не пытался, я просто слушал, соглашался и не хочет ничего объяснять, а зачем? Она в силу возраста не поймет, что у нас все равно бы ничего не было по серьезному, по настоящему, потому что не вижу я себя рядом с шестнадцатилетней девчонкой, да и не возраст главное, а ее отношение, ее мышление, оно тоже далеко не взрослое.
Я хотел извиниться перед ней снова, но неожиданно подумал о том, что еще одно стопятое извинение ничего не решит, только снова унижаться, ради чего?
Дальше началось о шикарности Бруклин, и я закрыл глаза рукой, убейте меня сразу? Что за мания сравнивать. Да, мне нравится Брук тем, что она попроще что ли, не закатывает истерик, ну таких вот, настоящих, хотя и Нора тоже раньше была вменяемой…
- Да, мне нравится эта девушка, убить меня? Ты должна понимать, что чувства – это то, что контролировать сложно, нельзя любить или ненавидеть на заказ, откуда я знал, что улетая по работе на пару недель я ее встречу? А Регина… Этой девушке просто было негде жить и я ее приютил, не было у меня с ней никаких отношений, - и это было почти правдой, ну да, я сводил ее пару раз в ресторан, мы пытались друг другу понравится, и что? Опять же из ничего ничего и не вышло. – И с Бруклин вряд ли будут, потому что сложные вы все такие, я не могу.
Дальше моя любимая часть, слезы, и я совершенно не умел успокаивать девушек, тем более сейчас, когда мы на взводе.
- Скажи, чтобы я ушел и больше никогда не появлялся в твоей жизни? Что я козел и паршивец испортил ее тебе? Что я недостоин вообще видеть белый свет только потому, что чувствую, не так, как ты хочешь? Скажи, и я уйду и больше тебя не побеспокою. Потому что я устал объяснять тебе простые вещи. Да, я был не прав, но знаешь, Нора, какая девушка, такое и отношение, наверно не ото всех я уезжаю, ничего не сказав, потому что иногда проще исчезнуть с лица земли, чем слушать бесконечные оскорбления. Извини, что заехал к тебе, это была глупая затея. И не надо рыдать, этим уже ничего не исправишь. – Я подошел к Пандоре, обнимая ее за плечи и притягивая к своей груди, закрывая глаза и думая о том, что если бы мы меньше обсуждали все это, было бы гораздо лучше, если бы мы просто могли закрыть глаза на все что было и переиграть… Вот только я уже не знаю, хочу ли что-то переигрывать, забывать и начинать по новой. Зачем? Я погладил ее по спине, слушая тихие всхлипы.
- Ну все, успокойся, знаешь, это пройдет. Извини, я не хотел никогда тебя обижать, ты очень хороший человек, просто так бывает, что в жизни каждой хорошей девочки обязательно встретится мудак, который все испортит, просто я не нарочно, ты знай. Я не хотел узнавать Бруклин, я не хотел с ней общаться, но… Может быть через полгода я встречу еще кого-то, а ты не должна из-за этого переживать, я просто тебя недостоин, детка.
Я коснулся губами ее лба. Не желая отпускать из своих объятий, я бы мог так стоять и стоять, долго-долго, слушая ее тихое дыхание, вдыхая запах ее шампуня, чувствуя тепло ее тела, но это ничего не решит. И что бы я не говорил, я не верну время назад, не перестану в ее глазах быть последним негодяем, и она не поймет, что люди не виноваты в том, что чувствуют не как надо… Я бы даже на колени перед ней встал, если бы это что-то решило, но нет, это не решит ничего. Гребанная жизнь, в ней всегда все идет не так, как надо, чьи то надежды и мечты рушатся в угоду другим, и если бы я мог разорваться, сделать так, чтобы все все понимали и видели как я, я бы это сделал, ну а если я вынужден выбирать, то я выбираю того, кто меня понимает, кто хочет меня понимать.
Я взял ее за запястье, наклоняясь и целуя ее в ладонь.
- Ладно, пойду я, - И все, и можно бы было добавить что то из серии «не грусти», «все будет хорошо», «увидимся», но я был настолько апатичен и где то на своей волне, что уже ничего не хотел говорить. Да, в глубине души мне хотелось услышать в след «останься», «подожди» или «не уходи», но я знал, что не услышу ничего, поэтому ускорил шаг. Любая боль вскоре проходит, время лечит, и уж если я пережил потерю Джеймс, эту я тоже переживу. Я не оглянулся, я просто шел из сада прочь, смотря себе под ноги и думая о том, что вряд ли мы еще когда-то увидимся, гордость же.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Зачем любить? Зачем страдать? Убей его. Делов-то, бл*ть.