Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » L.A. Noire


L.A. Noire

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[NIC]Roger Mullet[/NIC]
[STA]bad-bad cop[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jTQG.png[/AVA]
[SGN]«L.A.»
“I wanted to catch the guys who thought they could get away with it. It’s supposed to be about justice.
Then somewhere along the way, I lost sight of that… Why’d you become a cop?”
“I don’t remember.”
[/SGN]
'50
Sage Anderson & Roger Mullet
« Come to Los Angeles! The sun shines bright, the beaches are wide and inviting, and the orange groves stretch as far as the eye can see. There are jobs aplenty, and land is cheap. Every working man can have his own house, and inside every house, a happy, all-American family. You can have all this, and who knows… you could even be discovered, become a movie star… or at least see one. Life is good in Los Angeles… it’s paradise on Earth.“ Ha ha ha ha. That’s what they tell you, anyway. »
https://66.media.tumblr.com/c23c80518c35222b41c974210976d0b6/tumblr_nmqeqsOgpa1rodtxdo7_r1_400.gif https://67.media.tumblr.com/97e652f990ed1b685121d1aeadc5399a/tumblr_nmqeqsOgpa1rodtxdo10_r1_400.gif

[LZ1]РОДЖЕР МАЛЛЕТ, 34 y.o.
profession: детектив в отделе убийств;
[/LZ1]

Отредактировано James Hartigan (2016-11-24 00:10:38)

0

2

http://savepic.ru/12314591m.png http://savepic.ru/12259292m.png

- Я не виновата, Хэнк всего лишь купил мне выпить, - отворачиваясь к зеркалу, ровным голосом сказала красивая, но словно до смерти уставшая от постоянных упреков и давления женщина. В голубых глазах уже давно поселилось нарочитое равнодушие и спокойствие, которым она прикрывалась в минуты раздражения, отчаяния или гнева. Ее отец был немцем с юга Германии, художником и очень терпеливым человеком, чтобы переносить все то безумие, что творилось в их стране со словами "случалось и хуже", "каждое помешательство имеет свой край" и "береги себя, девочка" за двадцать четыре часа до того, как получил в висок свинцовую пулю. Сейдж Шнайдер во многом унаследовала его кроткий характер, но темперамент американки-матери, с которой в темноте беспокойной ночи они поспешно бежали в штаты, последнее время давал о себе знать все чаще, - твои ребята зря его поколотили.
Она предупреждала. Она говорила, что с Джоном Рантой шутки плохи. Он не любит, когда кто-то оказывает знаки внимания его подружкам, но Хэнк не счел это серьезным. Сам виноват, а сломанные ребра заживут еще до первого снега.
"Я не сделала ничего," - слишком часто Сейдж это повторяла. Когда оставалась с ним наедине за закрытой из черного дерева дверью. Когда неторопливо оголяла плечо от утягивающего и без того тонкую талию платья, или ласково улыбалась, глядя, как Ранта бережно и почти нежно скользит пальцем по стволу револьвера, а затем целится в пожелтевшую от времени фотографию какого-то политика, канцелярской кнопкой подвешенную на стене. Мужчины. Джон Ранта держал ее около себя с тех пор, как встретил однажды в баре, без денег, красивую, но немного упавшую духом, готовую провести ночь с любым, кто заберет ее в Лос-Анджелес из прогнившей провинции Колорадо. К американской мечте или хотя бы местечку, которое хоть чуть-чуть задевают лучи голливудского солнца. Оказавшись в одном из принадлежащих грубоватому гангстеру коттеджей на побережье, Сейдж Шнайдер стала Сейдж Андерсон. Красивая фамилия для того, чтобы сильным голосом исполнять песни из кинофильмов в кабаке и остаться в памяти многих глазеющих на нее авантюристов, романтиков и искателей приключений. Их много таких, в обжигающем кровь полумраке города грехов. Самоуверенных, всесильных упрямцев, для которых ее голос - всего лишь музыка, лишенная смысла, а сама она - картинка, с которой хочется приятно провести несколько часов. Но став марионеткой в руках мужчины, Сейдж лишилась свободы выбора даже в открытых платьях из нежнейшего шелка, которые Джон Ранта преподносил ей, словно одной из тех манекенщиц, спрос на которых у молодых режиссеров рос с каждым годом, но ни одна из них не превращалась в очередную Мэрилин Монро. Грейс Гарднер, ее знакомая, стала исключением, получив роль в набирающем популярность фильме одной из кинокомпаний. Миловидная, хрупкая брюнетка с длинными ресницами и восковыми чертами лица, она сексуально улыбалась с черно-белого постера, где единственным алым цветом были ее пухлые губы роковой красотки. Однако Сейдж знала, чего ей это стоило, а потому не спешила выпорхнуть из под надежного покровительства Джона Ранты и не завидовала. Жесткое порно за кадром, тиражируемое куда больше, чем проданная кинотеатрам пленка, определенно не та цена, которую была готова заплатить женщина, имеющая все условия для комфортного существования, за несколько месяцев известности и восхищения своими фотографиями. Ведь вероятность выбраться из этого порочного круга живой чрезвычайно мала.
Новость о кровавом убийстве прогремела на весь Лос-Анджелес через двадцать один день после появления новой картины в прокате. Джон Ранта заметно напрягся, когда услышал об этом в утренних новостях, и схватил со стола принесенную Сейдж газету. "Не сейчас", - сделав ей жест рукой, чтобы не тревожила, он вглядывался в убористый шрифт и хмурился, а потом несколько минут переговаривался с кем-то в кухне по телефону, оставив подружку готовиться к вечернему выступлению в одиночестве. Это была почти нормальная жизнь в красивом доме, с дорогой мебелью, зеркалами и большой гардеробной, где женщина готовит завтрак и заботится о приносящем в дом деньги мужчине, если закрыть глаза на его руки, которые были по локоть в крови, пренебрежение в дурном расположении духа и жесткий контроль за каждым ее неосторожно сделанным шагом. Со всем этим Сейдж научилась мириться на протяжении долгого времени. Однако в последние дни Ранта был не внимателен и даже рассеян, обеспокоен чем-то и встревожен. Позже возвращался или вовсе не приходил на ночь, не убирал далеко даже в доме всегда заряженный револьвер. Из чего Сейдж сделала вывод, что его дела шли не очень хорошо, и убедилась в этом в один из вечеров, который пришелся на совершенно обычную пятницу.
В конце недели в местечке под названием «Red Light», баре с весьма разношерстной, но платежеспособной публикой, было особенно людно. Сейдж стояла на сцене в платье из струящей белой ткани, красиво оголяющем стройные ноги при малейшем движении. Ее голос заполнял все вокруг, благодаря хорошей акустике и талантливому пареньку Тиму, сидящему за пианино из красного дерева. Он играл очень мягко, старательно, приглушая звук каждый раз, когда она брала высокую ноту, и не поднимаясь с места даже для того, чтобы выпить воды или немного размяться. Прищурившись, Сейдж пыталась поймать взглядом кого-то из знакомых, но сегодня словно никому до нее не было дела. Женская интуиция, немного диковатая и тонко чувствующая опасность, предвещала нечто тревожное, сбивающее с толку и идущее против обычного порядка.
- Дай мне полчаса, Тим, - опустив руку на плечо паренька и наклонившись к нему, тихо прошептала Сейдж, а затем немного нервно обернулась на сидящего спиной за самым дальним столом Джона. Он что-то напряженно обсуждал с "партнерами по бизнесу", и совершенно не заметил, как Сейдж торопливо спустилась к внезапно пустому от посетителей бару. Лишь на одном из высоких стульев сидел незнакомый мужчина, с заинтересованным выражением лица проводивший ее взглядом.
- Мне ужасно не по себе сегодня, что происходит? - уставшим голосом обратилась к невысокому бармену Сейдж, когда он без лишних слов поставил перед ней бокал с прохладной водой, чтобы промочить горло.
- Что-то не так? Вы слишком пристально на меня смотрите. Здесь так не принято, - обернувшись к незнакомцу, она склонила голову на бок, изучая его черты с любопытством. Широкие плечи, закрытая темная одежда, совершенно обычный, но вызывающий необъяснимое опасение на уровне ощущений мужчина.

[NIC]Sage Anderson[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jTnB.png[/AVA]
[LZ1]СЕЙДЖ АНДЕРСОН, 26y.o.
profession: певица, подружка гангстера;
[/LZ1]
[SGN]~~~[/SGN]

Отредактировано Jean Lensherr (2016-11-20 00:51:31)

+1

3

На первой странице «The Los Angeles Herald» красовался обычный для этого издания громкий заголовок: «Срочно! Жестокое убийство алой розы! Грейс Гарднер найдена мертвой в своем особняке.» А под ним огромная фотография практически на всю страницу, которая явно была слита коронером журналисту этого издания за несколько долларов. На снимке в луже из черной крови в неестественной позе лежала худощавая брюнетка, которой (это было ясно из подписи под) являлась эта самая Грейс Гарднер – набирающая известность актриса пока что второстепенных голливудских фильмов. Но, если бы не подпись, узнать в изувеченном теле на фотографии именно её было невозможно. Далее шел текст из трех небольших колонок, которые занимали оставшееся место на первой странице и имели продолжение ещё внутри на следующих двух. Маллет остановился на части, где, его коллега рассказывал эксклюзивные (трижды ха-ха) детали прямо из места событий и красноречиво обещал всем оповещать о продвижении в расследовании этого неподобающе жестокого убийства. Раздраженно бросив газету на сидение рядом, он пробубнил: гребаный кретин. Ему не нравился Крейн и так, а после того как этот идиот стал шавкой журналюг, начал попросту дико раздражать. Конечно, он не виноват, что именно ему досталась новая должность по связи с СМИ, но от идиотской идеи капитана отделения «быть ближе к народу» (читать: срубить бабла) можно было попросту отказаться и не выставлять за каких-то лишних пару бумажек в таком клоунском виде всех детективов. Но нееет, Крейн всегда хотел быть ебаной звездой. Не получилось геройствовать и расследовать убийства, зато получилось чесать языком - что на кто горазд, это уж точно. Маллет хмыкнул и перекинул спичку во рту из одного угла в другой, а затем глянул на часы: её выступление как раз должно было закончиться или хотя бы близиться к завершению, пора поднимать свой зад. Ещё немного помедлив, чтоб уж точно поспеть к концовке и не иметь соблазна там, у стойки, заказать порцию своего любимого шотландского виски, он вынырнул из своего верного железного друга - пакарда темно-зеленого цвета.
   В «Red Light» он бывал нечасто, попросту потому что подобные заведения не были для людей его положения, заработка и звания детектива. В этом месте завсегдателями была так называемая темная элита города ангелов, чуть ли не на каждого здесь можно было бы завести дело, если бы, конечно, полиция сама не получала от них немалый лакомый кусок прибыли. Маллет не являлся таким уж правильным парнем или принципиальным придерживателем правил, но предпочитал от делишек с этими парнями стоять подальше, пока они не соприкасались с расследованиями, которые он вел и вот тут его коллеги не зря называли безумным и пророчили, что однажды будут выскребать его останки из бетона в порту. Потому что Маллет не умел подтормаживать там, где инстинкт самосохранения громко твердил это сделать. Хотя именно это и спасло его на войне, именно так он заявлял всем тем, которые считали, что он ведет себя порой излишне бесстрашно, а в конце добавлял: "порой нужно поймать зубами пулю, чтоб выжить, даже если это звучит как самоубийство". Единственное на чем сходились все – он был хорошим детективом, когда не прикасался к бутылке.
   Певица, по всей видимости, закончила своё выступление, а на сцене остался только молодой паренек, наигрывающий на фортепиано ненавязчивые мелодии, совсем неплохо так наигрывая, как заметил про себя детектив. Пройдясь по залу беглым взглядом и отмахнувшись от предлагающего найти ему место  официанта, словами: "я за барную стойку", он направился именно туда, куда, казалось бы, ему не следовало. Впрочем, чутье его не подвело, только он присел за один из стульев и заказал нехотя содовую, откуда-то вынырнула именно та, которая ему и нужна была. Он несколько прищурился и незаметно для себя излишне пристально уставился на неё, как он себя оправдывал – чтоб уж точно убедиться, что это она (он-то её только по черно-белой фотографии разок видел), а на самом деле, потому что все те парни из участка не врали: Сейдж Андерсон - чертовски красивая девушка.
   — Простите, мэм, — с чего-то вдруг в несвойственной для него вежливой манере, своим хриплым низким басом прогудел Маллет, сразу же при этом, несколько отводя от неё взгляд, но поймав себя на этом и несколько нахмурившись от осознания того, что только что выставил себя полным идиотом, для вида отхлебнув глоток гадости из стакана, повернулся обратно к ней. — Вы же мисс Андерсон? Или мисс Шнайдер, если быть точным, — добавляет, чтоб дать понять, что знает о ней многое или хотя бы сделать такую видимость. Она не должна воспринимать его как болвана не сумевшего сохранить самообладание из-за её прирожденной эффектности. — Детектив Маллет. — немного помедлив, все же, представляется, когда бармен отходит на достаточное расстояние, чтоб не слышать о чем они разговаривают. Не то что бы он здесь с какой-то секретной миссией, но зачем лишние уши. Затем сразу же следует вопрос, целью которого было скорее произвести видимость того, что у неё-таки есть выбор отвечать или не отвечать на его вопросы: — У Вас есть время ответить на несколько вопросов? — потому что такого выбора не было, — лучше ведь здесь, чем в участке, верно? Давно Вы знакомы с Грейс Гарднер?
[NIC]Roger Mullet[/NIC]
[STA]bad-bad cop[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2jTQG.png[/AVA]
[SGN]«L.A.»
“I wanted to catch the guys who thought they could get away with it. It’s supposed to be about justice.
Then somewhere along the way, I lost sight of that… Why’d you become a cop?”
“I don’t remember.”
[/SGN]
[LZ1]РОДЖЕР МАЛЛЕТ, 34 y.o.
profession: детектив в отделе убийств;
[/LZ1]

Отредактировано James Hartigan (2016-11-24 00:56:44)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » L.A. Noire