Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » думай обо мне


думай обо мне

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://pp.vk.me/c604530/v604530102/39b05/Mk_5n6q2Zg4.jpg
Участники: Francesca Fitch & Denivel Simon
Дата: 10 ноября 2016

Отредактировано Denivel Simon (2016-11-27 19:31:05)

+1

2

Сижу в остывшей машине, в ожидании своего чуда. Оно как и обычно не торопливо собиралось, будто не желая оказываться в моей машине, а тем более в моей компании. Почему? Ответ прост, ты не желаешь моих ухаживаний, ты не желаешь видеть, как парнера - меня. Или я ошибаюсь? Но... тогда какое объяснение всему твоему поведению? Что ты задумала? Что за игра против меня и моих чувств? Я же... я же... и так их сдерживаю, стараюсь руководствоваться головой, а не пятой точкой. Что не так-то?
Внимательно утыкаюсь в мобильный телефон, пролистывая стену новостей. Много фотографий, много знакомых и коллег. Приятно осознавать, что кому-то хорошо, что у кого-то семья и кто-то, просто умеет хорошо проводить время. Резко останавливаюсь над одной из фотографий. Отправительно - Денивел Симон. Почему я не отвожу взгляда, почему я не могу улыбнуться так же, как вы... вы... ты.. провела прошлую ночь с другой и день тоже? Подымаю голову и всматриваюсь куда-то вдаль, на ту дверь из которой должна была выйти она, но... выходит та, что только что виднелась на фотографии в полуобнаженном виде.
Трясет, руки дрожат, во рту все пересохло, а сердце сильно, ненавистно сжалось. Хочется выть от этого ощущения, хочется забиться в угол и кричать диким воплем.
Откладываю мобильный телефон в сторону, борясь с порывом выкинуть его из окна, закуриваю сигарету. Вздох, выдох... затяжка, выдох... медленно, не спеша выдыхаю легкие прозрачно-сероватые облака дыма. Сигарета заканчивается незаметно, та заменяется еще одной. В машине появляется более настойчивый запах сигарет - табака и никотина. Психологическая разрядка происходит вовремя, ведь... буквально через несколько минут появляется та, что держит меня уже в постоянном напряжении несколько месяцев. Та, из-за которой мой сон превращается в несколько часовой отдых.  Любой звук способен меня разбудить, даже вибрация, молчу о какой-то мелодии - звонка или будильника.
Ты сводишь меня с ума, Денивел Мори... ты убиваешь меня.
Выхожу из машины и приоткрываю дверь перед девушкой, впуская в чуть теплый салон машины. Усаживаюсь на прежнее свое место и трогаюсь. Ты знаешь куда и почему, мы знаем обе...
- Давно тебя не видела. Как проводила время? - стараюсь натянуть улыбку, но почему-то она получается не такой, как всегда. И правда, почему? А не виделись мы как раз-таки эти несколько дней. Ты не желала, чтобы я приезжала к тебе. И знаешь, с одной стороны я даже счастлива, что каждый раз уговаривала себя не делать этого и не совершать такую вот глупость. Иначе бы... иначе, ты увидела меня абсолютно другим человеком.
Смогу ли я теперь промолчать?
Смогу ли... не давить на тебя?
Да или нет?
Ответ неизвестен. Твой голос чуть живее обычного, даже улыбаешься, но... почему тогда мне настолько противно даже от этого? Каждый человек в определенный момент устает и весь внутренний мир уничтожается, будто высотка под мощью динамита. Вот так и я, разрушенная и никому больше не нужная. Уничтоженная в прах. Всеми силами сконцентрировавшись на дороге, отдаляю от себя болезненные чувства, не давая себе проронить и слезы. Закусываю губу и как в тумане, доезжаю до собственного дома. Припарковываюсь в гараже и выхожу из машины и выпускаю свою гостью на свободу. Действия плавные и отработанные, как и обычно. Несколько минут и мы уже на кухне, в привычных позах и с привычными бокалами, привычная жидкость в бокалах/стаканах, привычный вкус. Все так... как и всегда.
- Ты все еще посещаешь психотерапевта? - около месяца я не спрашивала тебя об этом, или меньше... суть не важна. Есть проблема и она не решена. - Тебя что-то волнует до сих пор? Поделись со мной. Я хочу помочь тебе или хотя бы выслушать. - не думала, что с тяжестью на душе, с болью, я смогу вести обычный и такой привычный диалог, смахивающий на монолог. Ты все так же, по прежнему мало общительна. И знаешь, мне даже это обидно... обидно, потому что ты такая только со мной. Ты скрываешь от меня многое и я это знаю.
- Не скрывайся от меня, пожалуйста. Разве я это заслужила? - голос дергается и повышается, даже не понимаю с чего, да и как... но стою на ногах, облокачиваюсь руками на стол. Еще один порыв, и кажется, кулак столкнется со стеклянной поверхностью столешницы.

+1

3

внешний вид

Мы не виделись почти целую неделю, которую я, если честно, почти избегала тебя и просила не приезжать. Сама до конца не понимаю, почему я себя так вела, пытаясь отстраниться. В итоге мы договорились встретиться сегодня и все шло по плану, но... вчера вечером я уже собиралась лечь спать. Честное слово, я уже даже пижаму надела и умылась, а потом, лежа в кровати, в голову снова лезли мысли о Джей. И клянусь, останься я тогда одна в своей кровати, я бы сошла с ума. Именно поэтому пижаму пришлось снять, надеть что-то более подходящее и ехать в клуб. И очередной поход в это злачное место закончился очередной обнаженной барышней в моей кровати. Надо признаться, что девочка внешне была вполне в моем вкусе - тощее телосложение, короткие волосы, дерзкий взгляд. Правда оказалось, что в постели она так себе. Моя новая знакомая не могла дать мне того, что я хотела. Я не чувствовала власти. А как следствие не испытывала страсти.
Теперь же наблюдая за тем, как она еще только открывает глаза, хотя за окном уже почти вечер, я думаю о том, какого хрена я опять сотворила. Я не должна была спать с ней. Я не должна была тащить ее к себе домой. Не должна. Но все равно поступила подобным образом.
- Джес, просыпайся. Мне пора уходить, - произношу, когда вижу, что девушка уже открыла глаза.
- Я могу остаться здесь и подождать, когда ты вернешься, детка, - девушка улыбается и подмигивает мне, а меня начинает тошнить и от ее улыбки и от ее слащавого "детка".
- Не можешь, - я качаю головой и прикусываю губу, продолжая делать макияж, - и не надо называть меня деткой, пожалуйста.
- Блин, вчера ты была не против, - девушка подымается с кровати и собирает раскиданную по полу одежду, которую спешно натягивает на себя.
- Это было вчера, - я пожимаю плечами, рисуя ровную черную стрелка на своем веке, - а сегодня мне уже не нравится. Сегодня я не хочу, черт возьми! Неужели сразу было непонятно, что это всего лишь секс? И, естественно, это на один раз.
- Дени, ты чокнутая тварь!
- Ну и проваливай поскорее, раз я такая! - я начинаю злиться, но вместо того чтобы удалить с мобильного все фотографии, сделанные вчера до и после секса, я беру и выкладываю одну в инстаграмм, на которой нравлюсь себе больше всего. Должна и другим понравится. Так что, девочка, у тебя будет минутка популярности в инстаграмме популярной модели.
Тем не менее я не выхожу даже чтобы проводить Джес, позволяя ей просто хлопнуть дверью и быстро сбежать по ступеням вниз. Меня все это больше не касается. И, надеюсь, мы больше никогда не увидимся. Случившееся было чертовой ошибкой и осечкой. Просто по той причине, что Джес надеялась на что-то большее, чем просто одна ночь, а мне не нужны отношения. Я могла быть девушкой и женой только для Джей. Только Джей могла заявлять на меня права, как на свою собственность.
Быстро натягиваю на себя  одежду, чем завершаю свои сегодняшние сборы. Внизу меня ждет Франческа. Внизу меня ждет та, кто никогда не причинит мне боли. Внизу меня ждет та, в чьих глазах я вижу любовь, но не могу на нее ответить. Не сейчас по крайней мере. Еще слишком рано. Слишком мало времени прошло. Да и смогу ли я вообще когда-то быть с кем-то такой, какой была с Джей?
Стоит мне выскользнуть из подъезда, как Френки сразу покидает машину, чтобы открыть передо мной деврцу и помочь сесть. Все как всегда - у Франчески манеры на первом месте и она всегда производит о себе хорошее впечатление и держит себя в руках. Вот только мне кажется или в ее глазах сегодня слишком много печали?
- А, ну.. как обычно, - не знаю что ответить на этот вопрос, потому что не могу озвучить правду о том, что почти каждый вечер трахаюсь с новой девушкой. Я знаю, что Фитч это слишком сильно ранит, а потому просто пытаюсь отмазаться от этого разговора как могу. Невинно улыбаюсь и болтаю о том, что на днях ко мне приходила Поль. Она и правда приходила, потому я даже не вру.
Мы быстро доезжаем до твоего дома, но мне все еще кажется, что ты сегодня явно не в себе - в глазах нет прежней живости, губы плотно сжаты, действия резкие и, кажется, иногда ты не слышишь того, что я тебе говорю. Мне хочется спросить, что у тебя случилось, но я почему-то молчу. Боюсь, что от моих вопросов ты взорвешься.
На кухне ты привычно ставишь передо мной бокал с белым хорошо выдержанным вином. Я осторожно отпиваю из бокала маленький глоток, чтобы распробовать вкус. Как всегда идеально. Но ничего другого я и не ждала, ведь в твоем доме просто не может быть плохого и дешевого спиртного.
- Да. Время от времени. Это немного помогает, хотя сначала я считала иначе, - опускаю взгляд вниз и разглядываю жидкость в своем бокале перед тем, как сделать еще глоток. Становится жарко и я стягиваю с себя кофту, оставаясь в топике и брюках. Мне кажется, что все идет как всегда. Мне кажется, что все идет по накатанной и я абсолютно не ожидала того, что ты сорвешься, поднимая на меня голос и требую от меня откровенности.
Неужели ты не понимаешь, что я не хочу ранить тебя своими чувствами к Джей?
Неужели ты не понимаешь, что никогда не услышишь от меня, что я жалею о наших с ней отношениях?
-Не заслужила, - на этот раз своим глотком я осушаю почти половину бокала и чувствую, как спиртное немного ударяет мне в мозг на фоне голодного желудка, - так же думаю ты не заслужила слушать мое нытье о том, как я ее любила. Ты же считаешь ее скотиной, Френки. Так зачем? Зачем мне что-то рассказывать о ней и своих чувствах? - я смотрю прямо в твои глаза. Я смотрю и боюсь того, что доведу тебя до слез, но ты сама напросилась, черт возьми!
Никто не может тягаться с мертвыми.
- Если ты хочешь убедиться в том, что моя жена была чудовищем, я ответственно тебя заявляю - да, была. Она сделала со мной много таких вещей, о которых ты даже подумать не можешь, я уверена. Но я ее любила. И люблю. И буду любить, Френки. Разве это ты хотела услышать?

+1

4

Эти временные паузы так никуда и не делись. Тишина между нашими фразами присутствует и кажется, сегодня она еще более продолжительная, чем обычно. Не понимаю, какого черта... ты творишь со мной, да и с собой тоже... в какой-то миг всплывает воспоминание о разговоре в машине. Там ты чувствовала себя лучше, рассказывала мне о встрече с сестрой. К сожалению, мне не удалось найти тот самый контакт, связь и поддержать полноценно разговор, но... он же был, твою мать. Оказываясь на моей территории тебя будто подменивают, и становишься вся такая правильная и хорошая, придерживающейся каких-то выдуманных принципов... принципов, которые какого-то хера действуют лишь на меня.
Мне надоело это... эта игра в сломанный телефон.
Достаточно нервно пытаешься донести мне какую-то очередную ересь, будто пытаясь оправдаться. Почему... почему мне хочется в этот момент закричать в голос, выкрикнуть самоуверенную фразу "не верю". Возможно... возможно... потому что так оно есть на самом деле. Я не верю, что ты ее любишь и по сей день той же верной любовью. Ты ей изменяешь, ты мне, черт подери, изменяешь. Я в этом уверена... но ты будто не понимаешь этого, пытаешься быть и дальше невинной и пушистой, хотя на деле тварь и сука.
Я не ожидала от тебя такого, Денивел... никогда не могла подумать, что ты сможешь так себя вести. Твое знакомство с Джей абсолютно изменило тебя. Неужели ты теперь пытаешься ей доказать, что сама способна кого-то соблазнить и воспользоваться ей? Не надо...
- Благодаря некоторым своим связям, мне удалось раздобыть некоторую информацию о твоей покойной жене. - поперхнувшись и сделав более серьезное лицо, заострив взгляд и направив его на Денивел, спокойным голосом пытаюсь донести данную информацию. Увидев интерес в глазах пропитанный болью и воспоминаниями, закидываю ногу на ногу, чуть отодвинувшись от самого стола и продолжаю удивлять. - В юном возрасте, после домашнего насилия, была доставлена девушка в больницу. Возможно была короткая кома, но прейдя в сознание она абсолютно ничего не помнила. В течении продолжительного времени девушка не могла вспомнить всего, даже то как ее звали. В эти промежутки времени мед персонал замечали некоторое странное ее состояние, она разговаривала сама с собой, при этом могла вести себя буйно и агрессивно. - смачиваю горло крепким напитком и продолжаю, - в раннем возрасте познала вкус алкоголя и наркотиков, находилась под присмотром органов. Вследствие, оказалась в психиатрической больнице с диагнозом "диссоциативное расстройство идентичности", проще говоря, раздвоение личности. Возможно, она оттуда бы никогда не вышла, но благодаря практиканту, Джейсону Вествуду, она прошла ускоренное лечение, которое как гласилось, положительно сказывалось на пациенте. - закуриваю сигарету и делаю нервно затяжку.
- Возможно, мне известно больше, чем ты думаешь. Возможно... так же, как возможно она бы оказалась в ближайшие дни за решеткой, как серийный маньяк-убийца. А возможно... жили бы вы себе спокойно. - стряхиваю пепел в пепельницу. - Как бы там не было, у нас есть теперь только официальные данные и воспоминания.
- Как бы не было это очевидно, но нет, не это желала я услышать. Ты лучше мне объясни, свою позицию. Еще буквально, десять минут назад, ты мне говорила о своей любви к своей жене, но час назад ты была в постели с другой. Ты трахаешься каждый день с новой... объясни мне, ты кто... кто ты, Денивел? Шлюха? Или пытаешься избавиться от назойливых воспоминаний, а может все-таки доказать что-то своей умершей супруге? Что ты твою мать, творишь? - изо всех сил, пытаюсь говорить спокойно, но в какой-то момент контроль будто покидает меня, голос прорезается и становится грубее и более нервным.
- Но знаешь что больше всего меня вымораживает? То что при этом со мной, ты остаешься по прежнему правильной и верной женой Джей. Если ты не хочешь видеть меня. не хочешь слышать меня. что тебя останавливает каждый раз сказать мне "уходи из моей жизни"? Ты думаешь, что я просто так остановлюсь? Оставлю тебя в покое? Нет, Денивел. Я для себя давно уже все решила. - остаток сигареты дотлел и без человеческой помощи, но зато с ней оказывается в пепельнице.
Меня не волнует сколько денег, сколько времени было потрачено на поиск информации, а тем более на приобретение оригиналов. Возможно, это и не официально и даже в какой-то степени не законно, но меня это уже не волнует.

+1

5

Ты злишь меня. Раздражаешь. Бесишь. Да ты же просто не знаешь, о чем говоришь, Франческа! Черт возьми, да что ты вообще знаешь о боли? О настоящей, сумасшедшей, душащей боли, которая выворачивает наизнанку и ломает изнутри все кости, скручивает в тугой узел все внутренности. Что ты об этом все знаешь? Что ты знаешь о том, каково оказаться подростком в плену у собственных чувств, поломанных надежд и искалеченной жизни. Что ты знаешь о том, каково пережить в восемнадцать то, что  некоторые и в тридцать пережить не могут. Что ты знаешь о том, когда твоя жена мертва, а ты уже никогда не найдешь ответы на вопросы, кого она любила больше жизни? Никогда не узнаешь, использовала ли она тебя или в самом деле считала близким человеком, которому хотела посвятить свою жизнь.  Я слышу из твоих уст историю жизни Джей, и меня почти выворачивает от этого наизнанку. Чувства душат ровно до тех пор, пока я слышу имя Джейсона Вествуда. Я почти подпрыгиваю на стуле от разрывающего меня на части осознания, от чувства собственной беспомощности и всего идиотизма ситуации – человек, который спас Джей, искалечил мою собственную жизнь почти до неузнаваемости, когда мне было пятнадцать. Кажется, я даже не очень слышу все твои остальные слова, потому что в голове ударным молоточком бьется имя.
Джейсон Вествуд.
Джейсон.
Вествуд.
Франческа, ты выглядишь сейчас такой черствой, холодной, словно статуя, словно каменное изваяние. Ты так безразлично выдаешь мне все эти факты. Чудовищные и ужасно несправедливые. Словно ты сама не понимаешь, сколько дерьма выпало на долю моей жены. Словно ты сама не понимаешь, сколько всего испытала я. Да, и в твоей жизни были моменты отчаяния, но просто подумай, мог ли хоть один из них сравниться с тем, что испытала я? А она?
Мне приходится закусить губу, чтобы дальше слушать то, о чем ты говоришь. Я должна уловить каждое слово, не смотря на то, что меня все еще тошнит от ужасного осознания, от безумных фактов, от чудовищности судьбы, которая сыграла с нами такую злую шутку. Со мной.
- Возможно, ты и правда знаешь даже больше, чем я, – мои губы искривляются в болезненной ухмылке, а внутри меня бушует пожар. Самое настоящее пламя сжигает мои внутренности, поглощая остатки души, заставляя меня становиться если не бесчувственным чудовищем, за маской которого я пытаюсь прятаться в последнее время, то маленькой смертельно раненной девочкой. Я беру дрожащей рукой бокал вина и залпом допиваю остатки. Да, не женственно. Да, не красиво. Да, пошло. Мне плевать.- Но ты в самом деле думаешь, что мне надо знать больше? Ты уверена, что хочешь ранить меня еще сильнее? Ты думаешь, что от всего этого непосильного груза я не сломаюсь, а вдруг чудесным образом оживу и стану сильнее? На что ты надеешься, Франческа?
У меня сводит зубы. От злости. От отчаяния. От ненависти ко всему окружающему миру и к себе самой. От несправедливости. Оттого, что ты не понимаешь меня и никогда не поймешь. Мою душу разрывает на части настолько сильно, что я хочу встать и стукнуться головой о стену, пробить себе череп, залить все вокруг кровью. Я хочу вскрыться прямо на твоей кухне, повторяя лезвием старые узоры на моих руках, которые зажили совершенно недавно. Настолько недавно, что вскрыть их заново будет легче легкого. Я уже представляю, как залью своей кровью пол на твоей кухне, забрызжу стены, нарисую пальцами какой-нибудь предсмертный узор.
Нет.
На губах играет абсолютно безумная улыбка. Я эмоционально неустойчива. Нестабильна. Ощущение такое, что когда Джей уходила, она оставила во мне частичку себя – безумную, пошлую, неверную. Ощущение такое, что я настолько сильно не хочу отпускать мою жену из своего сердца, что готова занять ее место.
- Можешь называть меня как угодно. Как тебе нравится, Френки. Только не надо делать больше вид, что ты беспокоишься, ладно? – уж если ты считаешь, что можешь вести себя со мной, как стерва, то почему я должна поступать иначе, - Ты не беспокоишься. Ты злишься, что не смогла получить желаемое. Всегда получала, а тут не можешь. Ведь так? – я беру со стола твою пачку сигарет дрожащими пальцами и закуриваю. Мы обе говорим на повышенных тонах. Мы обе совершаем ошибку, но что делать, если конфликт уже загорелся? - Не осознаешь, но трудно смириться с тем, что умнице и красавице Френки что-то не досталось, да? – скорее всего я говорю лишнее. Я уже вижу, как в твоих глаза плещется гнев.
- Хочешь ударить меня? Так не сдерживайся, давай! – ты, конечно, узнала очень многое. Ты узнала прошлое, узнала грехи, но ты же понятия не имеешь, что делала Джей со мной. Едва ли я испугаюсь, даже если ты сейчас съездишь рукой по моей щеке, оставляя на ней красный след. - Почему ты не думаешь, что с тобой я такая, потому что хочу хоть где-то и с кем-то оставаться беззаботным подростком, как мне это положено по возрасту? Я хотела хоть где-то чувствовать себя нормально. Потому что я думала, что ты не станешь на меня давить, ведь ты единственная, кто всегда обо мне беспокоился! – в моих глазах блестят слезы, а руки дрожат. Я докуриваю сигарету и тушу ее в пепельнице, а затем сгибаюсь почти пополам, утыкаясь лбом в стол и захлебываясь в неожиданных рыданиях.
Моя жена убийца.Я знала это, чувствовала, находила подтверждения этому после ее смерти. Но это были только догадки. Ты же так бесчувственно их подтвердила.А еще Вествуд. Который сам того не зная сыграл в моей жизни столько партий, сколько вообще было возможно. Жизнь издевается надо мной, вставляя палки в колеса так часто, как только может. - Можешь взять то, что хочешь, – шепчу я, не отрывая головы от стола, но уверенная в том, что ты меня услышишь.

Отредактировано Denivel Simon (2016-12-15 20:33:22)

+2

6

Смотрю на уничтоженную девушку, сидящую напротив. Да, за сегодня я услышу много нового о себе. Не впервой. Я не хотела ругаться с тобой, но пришлось. Мне пришлось уничтожить наши отношения, а может даже выдуманные, за считанные секунды. С другой стороны, это могло немного тебя оживить, но нет... тебя это добило окончательно.
Что ждет нас? Что ждет меня? Таков конец с тобой? Или мне только кажется?
Пытаюсь расслабиться и молча выслушать каждое ядовитое слово сказанное тобой, Симон. Как бы сильно не разрывало оно мое сердце, я молчу, молчу сильно сжав зубы и внимательно вглядываясь в твои глаза.
Подымаюсь молча с места и приношу документы, находящиеся в конвертах. Помимо всяческих официальных бумаг, там имеется журнал наблюдений, записи одного из врачей. Не знаю, как он там оказался, но... он больше всех остальных документов создается видимость о человеке. Некоторые листы из него вырваны, даже любопытно, что за заметки на них были... к сожалению, мы об этом так же никогда не узнаем.
- Дарю. - с глухим грохотом документы приземляются на стол, почти у носа девушки.
- Если не хочешь видеть меня, тебя никто не держит. Я не заставляю тебя находится против собственной воли рядом со мной. Если настолько я тебе противна, уходи. Всем чем я могла, я помогла тебе. Грустно, то что ты оцениваешь это как должное, с самой первой нашей встречи. Используешь меня, как и другие, а потом еще издеваешься. - в горле возникает ком, мешающий говорить. В голове начинается бардак, хаотично появляющиеся мысли, спутывающиеся друг с другом. Стараюсь держать лицо и не впадать в депрессию, сдерживаю эмоции, которые только и жаждут вылиться вулканическим залпом наружу и сжечь все вокруг.
- Я никогда не подыму на тебя руки. - Кратко отвечаю на такой интригующий тебя вопрос. Я не знаю, что Джей сделала из тебя... но ты бы... ты бы никогда до такого не дошла, до такого отчаяния и желания быть униженной.
Кто ты, девушка?
Ты уже давно не та... не та, Денивел, которую я любила и хотела быть любимой.
Я зря трачу на тебя свое время и свои нервы, если бы не наша долгая и безумная дружба, возможно, тебя бы тут уже и не было, как обычно это происходит со всеми неугодными и шальными.
- Ты думаешь, что после таких слов мне что-то нужно еще от тебя? - холодно спрашиваю, всматриваясь в плачущие глаза, своими стеклянными и опустошенными. Все к чему я шла, все чего хотела тлело прямо перед носом. С каждой осознанной секундой что-то внутри меня исчезало, делая жизнь серой и пустой тратой времени. Как давно это чувство не приходило ко мне, даже спустя тысяч неудач, но оно оставалось за девятью замками в самых глубинах души. - Я старалась изо всех сил для тебя, грустно, что ты так и не смогла оценить этот труд, и вложенную в него заботу и любовь. Люди по природе эгоистичны и порой не могут признать этого... к сожалению, я не могу утешить свою природу, раз... все так вышло. - с этими словами в очередной раз подымаюсь с места и напраляюсь вон из кухни. Я не хочу ее видеть сейчас, я не хочу думать о ней, не хочу знать, то что она вообще есть сейчас в моем доме. Я устала от всего этого, я устала от самой себя.
Не спеша, захватив бутылку чего по-крепче, направляюсь в сторону спальни. В которой ожидал маленький комочек шерсти, тихо посапывая на своей подстилке. Беззаботное животное, живущие в собственное удовольствие с минимальным количеством эгоизма и с ужасной верностью хозяину. Неужто ты, Денивел, стала такой же собачкой для Джей... такой же верной и податливой для каждой ее безумной мысли. Сажусь на край кровати и делаю глоток из горла чего-то сильно обжигающего.  Отставляю бутылку в сторону, на тумбочку и падаю на кровать. Одинокая слеза проскальзывает по щеке, при болезненном эхе в голове, эти слова... не могут оставить меня равнодушной, они рушат меня и уничтожают.
- И кто из нас все-таки монстр? - нервно прикусываю губу, почти прокусывая ее до крови. Еще немного, еще совсем немного и сердце сожмется, как проколотый воздушный шарик.
Больше... я не наступлю на эти грабли... больше, не позволю собой так манипулировать, никому.... никогда.

+1

7

Я не буду читать эти бумаги, хотя любопытство почти душит меня, выбивая из легких последний имеющийся там воздух, заставляя меня задыхаться и кусать губы почти до крови.
Это жестоко.
Это слишком жестоко, Франческа!
Неужели ты этого не понимаешь? Почему ты бьешь так больно, так свирепо, словно убить хочешь? Ты не просто выбиваешь почву у меня из под ног, ты заживо меня хоронишь. Я совсем недавно потеряла жену. Я все еще помню как она выглядит и стоит мне закрыть глаза, я вижу ее лицо, а подушка с той стороны, где она спала, все еще пахнет ее духами. Я специально ее не стираю. Я специально храню все то, что может напоминать мне о моей мертвой жене. Я никому не дам убить мою память о ней. О нас. Как бы дорога ты мне не была, Френки. Как бы сильно я не хотела тебя терять. Как бы я не ценила твое присутствие в моей жизни, но...
Неужели ты правда не понимаешь, что со мной происходит? Неужели ты не понимаешь, что вся моя душа выжжена, что там пустыня и на ней перекати-поле? Что ты ожидаешь увидеть, когда смотришь в мои глаза? Я уверена, что с первого взгляда в них сквозит лишь пустота, под которой скрывается нереальная по своей силе боль, замешанная на отчаянии.
Почему ты пытаешься сделать мне лишь больнее? Разве любящие люди так поступают?
Это все лишь вопросы, на которые у меня нет ответов. И у тебя их, судя по всему, тоже нет. Мне кажется, что не только тебе тут стоит удивляться и поражаться, будто бы меня подменили, будто бы я стала другой. Ты тоже другая, Френки. Та Френки, которую я знаю, никогда бы со мной так не поступила. Никогда бы не повела себя как сука, никогда бы не вывалила на меня всю эту гору мусора, не обвинила меня во всем. Франческа, которую я знаю, обняла бы меня, стерла с моих щек слезы, поцеловала в кончик носа и сказала бы, что все будет хорошо, что мы справимся. Франческе, которую я знала, я бы поверила.
Возможно, у нас бы и правда что-то получилось. Возможно моя боль со временем бы утихла и я бы смогла открыться тебе, а что теперь? Ты выплюнула мне прямо в лицо, что я тебе не нужна после всего этого. Ты назвала меня шлюхой. А ведь ты просто даже не представляешь, что я чувствую. Не представляешь, какого потерять человека, которого ты так сильно, неистово любил. Даже не просто любил, а был зависим, психически помешан на нем целиком и полностью настолько, что все остальное было не важно.
Когда ты подымаешься из-за стола, окончив свою тираду, я не шевелюсь. Не подымаю головы. Не произношу ни звука. Я испытываю такое опустошение, такое отчаяние, что мне просто непонятно, как от всех этих чувств я все еще не умерла. Ощущение того, что ты не понимаешь меня сводит с ума. Нет, ты не просто не понимаешь, ты даже не пытаешься этого сделать. Ты не в состоянии. Ты никогда не узнаешь, что я переживаю в эти мгновения. Ты никогда не осознаешь, что каждое твое слово вбивает гвозди в мой гроб, хороня заживо. Если бы я могла умереть прямо сейчас, я бы умерла. И в какой-то момент мне правда начинает казаться, что сердце просто не выдержит всей этой муки и разорвется. Я силюсь понять, почему самый близкий человек отказался от меня вот таким образом, когда он настолько сильно мне нужен, но ответа на этот вопрос не существует.
О чем говорить, если ты считаешь меня шлюхой, не разбираясь в причинах и следствии?
По прежнему сидя на одном месте, я вдруг понимаю, что у меня абсолютно нет физических сил. Я не могу сдвинуться с места, хотя мне очень хочется встать и уйти из твоего дома, раз ты все равно покинула меня, бросила на своей кухне, отказалась от общения со мной. Ты всем своим видом показала мне, что твоей крошке Денивел пора катиться куда подальше, но... это не шутка. Я на самом деле не могу пошевелиться. Голова так стремительно тяжелеет, а глаза закрываются сами собой.
Мне надо уйти.
Мне надо уйти, но я так нелепо проваливаюсь в сон и не могу с ним никак бороться. Пытаюсь открыть глаза, но ничего не получается - они сами закрываются обратно с еще большей силой. Сознание стремительно уплывает от меня и я пытаюсь потрясти головой, чтобы вернуть себе здравость мысли, но ничего не выходит.
Френки.
Что же ты наделала?
Что же мы наделали?
Сон ложится мне на плечи тяжелым одеялом, отбирая у меня способность мыслить, но не принося успокоения.

+1

8

Сколько времени пролетает неизвестно, но по прежнему тихо, никаких шагов и полумрак. Ты так и не пришла и не ушла из дома. Все-таки оно подействовало. Чуть ухмыляюсь и подымаюсь на ноги. Голова начинает чуть кружиться, но прежде чем вернуться на кухню, делаю глоток обжигающего рома и только после этого следую на кухню к своему спящему ангелу. Неторопливыми шагами добираюсь до кухни и этого яркого света в конце коридора. Чуть жмурюсь при встрече с яркими лучами лампы, глаза достаточно быстро привыкают и продолжаю двигаться вперед, в сторону света. Узнаю этот родной силуэт лежащий на столе рядом с документами и пустыми стаканами. Запускаю пальцы в белоснежные пряди волос, медленно проскальзываю между ними и... в какой-то момент мне хочется сжать со всей силы пальцы в кулак, поднять за волосы голову и посмотреть на это смазливое и безумно красивое личико, но не делаю этого. Вместо этого до конца расправляю пряди, до самых кончиков и пальцы оказываются вновь на свободе. Подхватываю обессиленное тело на руки. Как давно я брала тебя так вот беззаботно на руки? Меньше месяца назад? Но почему мне это кажется таким давним? Поудобнее располагаю тело на руках, чуть поправляя волосы, скрывающие это личико, мое любимое личико.  Шаг за шагом приближало нас к спальне.  Поднявшись на второй этаж, зайдя в комнату, твое тело аккуратно проваливается на мягкую постельную пелену. Ты не просыпаешься, к счастью. Ты еще пару часов будешь в таком состоянии, а может чуть меньше, а может чуть больше, но я дождусь того момента, когда ты раскроешь свои глаза. А может и не смогу дождаться... кто знает, во всяком случае я постараюсь не заснуть. Еще глоток, а следом еще один - не даю исчезнуть приятному и чуть дерзкому привкусу рома.
Снимаю с себя одежду, оставляя себя лишь в нижнем белье.
Ты желаешь видеть меня чудовищем, почему я должна прогибаться и лишать себя всего? Я побуду им... я ничем не хуже и не лучше твоей покойной жены. Даже любопытно... кто мог быть ужаснее, я или она? - резко усмехаюсь, да пошло все к чертям... я неповторима. Как бы ты обо мне не думала, ты никогда и никого больше не найдешь лучше, чем я...  можешь отказаться от меня, воротить от меня нос, но... ты все равно вернешься ко мне и это будет повторяться снова и снова, пока до тебя не допрет, что я та... та самая, которую ты ищешь в своем замкнутом круге бытия. - в какой-то момент начинаю чувствовать на себе взгляд, первым же делом бросаю взгляд на мордашку Денивел, ее глаза закрыты, а черты лица расслаблены. Бросаю зор в окно. Город жив всегда, не то что люди... иногда, я ему начинаю завидовать. Поворачиваюсь обратно к девушке, оказываюсь на ней и оголяю куколку до пояса.
- Знаешь сколько раз у меня была возможность воспользоваться тобой как вещью? Просто взять у тебя то, что мне так нужно. Но ни разу... еще ни разу в жизни, я не совершила этого с тобой. Так почему, ты думаешь... почему ты решила за меня... что я сделаю это с тобой на сей раз? - подаюсь вперед, нависаю над девушкой, лицо к лицу, упираясь руками в кровать. Вздох... а затем еще один, глаза начинают блестеть, а в голове анархия и беспредельный кавардак, что только в этот момент не пронеслось в черепной коробке. О чем я только не подумала за эти минуты в такой близости. Это тепло манит, эта бархатистая кожа совращает, а черты лица сводят с ума. Сердце самовольно, безвольно колотиться сильнее привычного. Какое-то необъяснимое тепло пробуждается и протекает прямо по венам. Кажется, стук сердца слышится даже в ушах, эхом.
Подаюсь чувствам, накрываю губы Денивел своими и срываю с них поцелуй, безнравственный и жадный. Но даже после утоления жажды, я не останавливаюсь, наоборот это разыграло лишь больший аппетит. Присасываюсь к этим аккуратным губам, вновь и вновь заманивая их в эту похоть и грязь.
Почему только с каждой секундой сердце все больнее и больнее сжимается, вроде бы... еще совсем недавно меня больше не преследовала эта боль, но она вернулась ко мне обратно. Больно... обидно, от своего существования и несправедливости в этом нечестном мире погрязавшем во всем этом дерьме, которому имя - жизнь... жизнь на выживание.
Кто успел, тот и съел.
Но... я так не согласна!
Я готова ломать систему, готова пойти против нее, снова и снова... до тех пор, пока не добьюсь своего удовлетворения.
- Я люблю тебя, Денивел... да... люблю... но зачем ты так со мной? Зачем эти все слова? Ты же знаешь, что я чувствую, знаешь, как восхищаюсь тобой, твоей красотой и душой. Я буду бороться за тебя, до последнего... - ласково поглаживая по щеке, произношу слова уничтоженной души и разбитого сердца.

+1

9

Чужого не бери.
Свое не отдавай.
Зажмурься и умри.
Люби - умирай.

Сон такой тяжелый и прочный, что я замираю в его объятиях и выгляжу так, словно уснула навсегда. Навечно. Во сне я выгляжу спокойной и умиротворенной не смотря на все то дерьмо, что есть в моей жизни сейчас, было до и после. Я выгляжу как маленький ангел, которого хочется баюкать на руках, накрывать одеялом и шептать ему на ушко милейшие на свете вещи. Я выгляжу так, что меня хочется защищать и оберегать, а лучше спрятать за семью замками, а ключи выкинуть в ближайший водоем, чтобы никогда не нашли.
Наверное, именно этого и добивалась Франческа, подсыпая снотворное в мой бокал с вином. Рискованное занятие, учитывая, что не слишком хорошая идея мешать его с алкоголем. Франческа могла и убить меня. Думала ли она об этом? Знала ли она? Стану ли думать об этом я, когда наконец-то раскрою глаза и сонно осмотрю не нашу с Джей комнату. Ответы остаются без вопросов, а Френки тем временем подхватывает мое легкое тело на руки и несет его в кровать, чтобы уложить поудобнее. Остается только гадать, воспользуется ли она моментом и сделает ли то, что так долго и болезненно крутилось в ее голове, пытаясь вырваться наружу поступками.

Я прихожу в себя от того, что чувствую рядом с собой тепло и чье-то тело. Я слышу ровное дыхание и ненавязчивое, абсолютно не пошлое, скорее мимолетное прикосновение чужих рук к своему телу. С одной стороны мне хочется сразу же открыть глаза и закричать, потому что спросонья я не слишком понимаю, кто находится рядом со мной. Воспоминания возвращаются вместе с головной болью и ужасной сухостью во рту. Я все еще не открываю глаз, потому что, если честно, просто боюсь, как они будут болеть, когда я их открою. Вдруг в комнате горит свет? Сейчас это могло бы почти убить меня.
Я вспоминаю, что мы сидели на кухне у Франчески  и сначала все было нормально. Надо сказать, что все продолжалось нормально абсолютно не долго. Я помню, как мы поругались. Слова Фитч все еще всплывают у меня в сознании обрывками, но даже так они продолжают не то что ранить, убивать как яд замедленного действия. Сердце снова сжимается в болезненной агонии, а разум атакуют мысли о том, что, кажется, мы потеряли все, что имели.
Я потеряла жену.
И я потеряла своего лучшего друга.
Мне приходится приложить усилия, чтобы снова на разреветься, настолько обреченной, непонятой и несчастной я себя чувствую. Горечь во рту становится почти невыносимой, какой-то болезненно нереальной и я в отчаянии пытаюсь сменить ход своих мыслей. И только после этого мой одурманенный сном мозг неожиданно понимает, что я не могла уснуть просто так сама. Я не могла отрубиться вот так ни с того ни с сего. Не могла, черт возьми! Вывод только один - это дело рук Франчески.
Вот только зачем?
Я же и без того, грубо говоря, предложила ей себя. Но она не взяла. Не взяла и вовремя сна - чувствую, что я все еще в одежде. К тому же я не связана или что-то типа того. Джей бы не допустила такой оплошности. Джей бы связала меня по рукам и ногами и изнасиловала. Я знаю это точно. В некотором роде моя жена была весьма предсказуема. С другой стороны она всегда превосходила сама себя и умела удивить.
Когда я слышу слова о любви, у меня перехватывает дыхание. Честное слово, мне просто становиться страшно вздохнуть, выдать свое пробуждение хоть как-то. Если до этого я только догадывалась о любви Френки ко мне, то теперь услышала все сама, своими ушами. Пути назад нет. Нет возможности делать вид, будто бы я этого не знаю.
Знаю.
Если честно, то всегда это знала. Ну, по крайней мере с того момента, как стала понимать, что это вообще возможно. Я всегда видела в глазах Франчески восхищение. Всегда знала, что она смотрит на меня как на особенную, на самую лучшую. Почему же она не сделала попытки получить меня раньше, чем это сделала Джей? Почему не использовала свой шанс, когда у нее была такая возможность? И что делать теперь?
Я чувствую, что губы Френки близко, потому что моих собственных губ касается ее неровное дыхание. И тогда я делаю то, чего не должна была делать. И тогда я делаю то, что может повести нас дальше по кривой дорожке прямо в пучину ада, в его бездну, в его распаленное жерло. Я тянусь своими губами к ее губам и накрываю их, прося поцеловать меня без слов. Руками обвиваю шею девушки, притягивая ее к себе, тем самым показывая, что я нуждаюсь в этой близости как никогда раньше.
- Покажи мне любовь, - шепчу я в твои приоткрытые губы, не раскрывая своих собственных глаз, потому что боюсь увидеть на твоем лице отвращение и желание оттолкнуть меня. Если это случится, я едва ли смогу пережить это нормально. Я едва ли спокойно восприму, если ты откажешься от меня.
Я хочу, чтобы ты познала меня прямо сейчас. Я хочу, чтобы твои пальцы прошлись по татуировке прямо у меня под грудью, которую ты никогда до этого не видела. Я хочу чтобы твой язык коснулся пирсинга в моих сосках. Я хочу увидеть удивление в твоих глазах, смешанное с любовью и восхищением, когда ты поймешь, что на самом деле можешь обладать мной в этот момент. Делать, что захочешь и как захочешь. Сколько угодно долго. Как угодно страстно.
- Франческа, пожалуйста... - я хочу умолять тебя быть со мной сегодня и сейчас. Я надеюсь, что моего сбитого дыхания и пары фраз хватит, чтобы ты поняла, что я действительно в этом нуждаюсь. И только так я прощу тебя за снотворное в моем бокале с вином.

+1

10

Хочется рассыпаться на мелкие кусочки прямо над девушкой, от того тяжелого ощущения и таких же уничтожающих мыслей. Продолжая нависать над обессиленном телом, обжигая кожу своим дыханием, кожу этих губ... мгновение... и все пошло не по плану. Глаза широко расширяются, теплое и неожиданное тепло начало бурлить внутри, прямо как жизнь. На секунду не задумываясь отвечаю на этот безумный поцелуй, чуть прикрыв глаза, запустив в волосы свои длинные и шальные пальцы.
Неужели... неужели ты все это слышала? Нет, Денивел, ты же делаешь это не из-за сочувствия ко мне? Ты же... просто жалеешь же меня? Или все-таки ты на самом деле хочешь всего этого? Так что же правда? - пьяные мысли, но здравые размышления заставляют встать между двумя фронтами. Это состояние заставляет быть в таком привычном, но в таком мучительном замешательстве. Мне не хочется и хочется одновременно. Мне стыдно и не стыдно за ту правду, которую так долго скрывала от тебя и не могла никак признаться прямо в лицо. Люди привыкли больше верить словам, чем действиям. Ведь многие не начинают ценить, без устного подтверждения. Что да, я это делаю все ради тебя, детка, а не ради своих каких-то вычурных желаний, хотя желаю чаще всего имеется место быть, особенно если это касается такого драгоценного человека, как ты - Денивел.
Переворачиваюсь с девушкой на бок, руки начинают затекать в этом постоянном напряжении. Неизвестно сколько времени я уже так нависала над тобой. С этими проблемами, с этими заморочками у меня давно не было времени для похода в спортивный зал, что уж там говорить о сне. Синяки под глазами могут это с легкостью подтвердить. Не раз сбывалась эта картина, ложишься в постель и не в одном глазу, а стоит только подняться на ноги и тело просится обратно в мягкую пелену, под одеяло и на подушку. Крутишься, вертишься часами не зная как и заснуть. За десять-пятнадцать минут до будильника наконец-то засыпаешь, но этот сон будто длиться мгновение и вот - работа, здравствуй.
Ты моя болезнь, ты моя жизнь.
Мой личный наркотик.
Разве кто-то еще мог так сходить с ума по тебе? Желая из-за дня в день встретится с тобой, пообщаться о чем-либо, увидеть эту улыбку или просто подарить объятия, в которых ты так сейчас нуждаешься. Сегодня - сейчас, вся эта ванильная история закончится. Это не предчувствие, а уверенность. Ведь ты оторвавшись от моих губ произнесла эти слова, те слова, которые снимают с меня кандалы. Какое-то необъяснимое облегчение испытывает тело, ощущение, будто выросли крылья и я могу летать. Таково это счастье? Вероятнее всего - да.
На лице играет улыбка, а глаза начинают блестеть еще сильнее, зрачки расширенные, тем не менее из-за бликов может создаться впечатление, что те сузились, как у кошек, в виде вытянутых зернышек. Я молчу и просто смотрю на эту расслабленное личико, мои губы все еще по-прежнему близко к твоим.
- Я люблю тебя, Денивел, люблю. - произношу вновь свое признание, оно обжигает горло изнутри. Казалось бы, переживать уже нет смысла, но осознавая, что ты теперь слышишь на сто процентов, делает его еще более тяжелым. Ощущаю себя какой-то малолеткой и это так необычно. Кого ты делаешь из серьезного и взрослого человека? Никак иначе, маленькую и беззаботную девчонку.
Начинаешь умолять меня об этом непростительном деле, но я не могу заставлять таких милашек долго ждать. Да, пора.
Не торопливо, скользя по бархатистому телу срываю остатки одежды, окончательно обнажая свою куколку. Почему-то чутье подсказало начинать снизу, так там осталось больше всего тряпочек прикрывающих сокровенное. Льну к животику, посыпаю ему поцелуями. Стянув последнюю часть гардероба с ножек, руки начинают тянуться к груди, а вместе с ними и поцелуи. Когда с плеча слетает первая лямочка, а затем вторая, а в конце и сам бюстгальтер, глазам не поверилось, но это определенно был пирсинг, а ниже, под грудью и татуировка, частично скрывающаяся до этого момента под кружевами. Холодный металл время от времени прикасался к коже, вызывая мурашки по телу.
Как бы в душе я не была против пирсинга, но он тебе определенно шел. Стараюсь не думать кем он был сделан и в каких целях, не мое дело, но с выбором вы девочки точно не промахнулись. Он придавал какой-то дерзости, чего-то неземного и так идеальному телу. Хотелось все сильнее и сильнее потянуть за пирсинг, услышать эти чуть сдавленные и болевые стоны. По собственному опыту это заводит обоих партнеров. Незамедлительно протягиваю длинные пальцы к соску и в игривой форме оттягиваю сосок за железку, второй рукой мну скучающую "подружку" и притягиваю к шее, как голодный вампир, жаждущий крови красивой и такой вкусной девушки. Стоны кружат голову, заводят, как и ожидалось. Хочется прижаться сильнее, почувствовать близость.
- Ты очень красива, Дени. Ничто так не может передать твою настоящую красоту, как близость с тобой. - чуть позаигрывав с девочкой, чуть приподымаюсь на руке и снимаю с себя лифчик, выкидываю его куда-то в неизвестное местоположение. Накрываю эти сладкие губы страстным поцелуем, протискиваю свою ногу между ножками девочки, прижав к себе как можно сильнее. Коленкой упираюсь в сокровенное местечко и чуть трусь о него. Нижнюю руку запускаю в волосы, а та что находилась еще совсем недавно на талии медленно соскальзывает к груди и грубо ее сжимает, временами не забывая подергивать и за сосок.
Такая влажная. Какая же ты негодяйка, Дени! - ощущается небольшая влага между ног девочки. Как мне стать той, которую ты хочешь? Как мне заполучить твое искреннее доверие? Просто расслабиться и вспомнить все что знаю об этой монете разврата? Да...
- Тебе будет больно... приятно больно и хорошо. - открываю белокурую от своих губ, достаточно резким движением руки, держащие пряди волос в кулаке. Кусаю напоследок нижнюю губу, и переворачиваю малышку на спину. В такие моменты видимо и начинают жалеть об отсутствии наручников или каких-то других подручных средств по близости. Подбираюсь сзади к девочке, между ее ножками ставлю колено, что бы та не смогла сомкнуть свои ножки.
- Бесстыжая девица. Из тебя все течет... - ухмыляюсь и чуть прикусываю нижнюю губу. - Мне нравится этот вид, определенно. - начинаю медленно и плавно проникать в девушку несколькими пальцами, после нескольких толчков внутри, убедившись что та способна принять еще, ввожу еще палец. Разрабатываю малышку. Идет как-то туговато, но чувствуется, что мышцы достаточно хорошо развиты и способны принять больше. После трех, оказывается четыре, сложив пальцы лодочкой. Свободной рукой одаряю одну из ягодичек неповторим теплом, заставляя ту чутка гореть.
Помнится, как-то несколько лет назад я уже шлепала тебя. Тебе это не понравилось, нет... ты не смогла тогда распробовать это, не смогла оценить сполна, не то что сейчас.
Чуть наклоняюсь, одной рукой собираю длинные пряди волос в хвост и ловко ловлю его, натягиваю малышку на себя. Посыпаю выгибающуюся спинку поцелуями, не останавливаясь внутри, продолжая грубо трахать свою единственную и неповторимую.

0

11

Мы снова целуемся, долго и отчаянно, и два года ненависти кажутся мне смешными и печальными одновременно. Ну почему, почему мы не поняли раньше, что созданы друг для друга? Почему между нами всегда была целая толпа людишек, почему?

Ты готова.
Ты наконец-то готова показать мне то, что чувствуешь. Ты наконец-то готова выложиться по-полной, раскрыть мне свою душу и обнажить чувства. На самом деле я не уверена, что это отличная идея. Я не знаю, куда нас заведет эта ситуация и как мы будем жить дальше, тем не менее, я не хочу думать об этом сейчас. И я не совету.думать об этом тебе. По крайней мере стоит отбросить эти мысли до тех пор, пока мы не закончим. Ведь даже если я не могу ответить на твои чувства целиком и полностью, я до ужаса хочу почувствовать тебя. Хочу узнать какая ты настоящая и на что ты способна.
Покажи мне любовь, Франческа.
Выпусти своих внутренних демонов, отпусти их наружу, заставь кружится в вальсе вместе с моими. Мне до безумия интересно какой тандем мы можем создать, что из нас может получиться. Давай, без тебя мне не справится.
И ты ступаешь на шаткую дорожку похоти, которая может выбить землю из-под нас обоих. Ты сдаешься, капитулируешь, выбрасываешь белый флаг. Я осознаю это в тот момент, когда ты стягиваешь с меня лосины, оголяя мои стройные ноги, попутно проходясь по нежной коже руками.
Замираю в ожидании. Умираю от предвкушения. Это именно та игра, которая мне нравится, доставляет удовольствие, заставляет чувствовать себя живой, ведь я обожаю смотреть как девушки реагируют на мое тело, на возможность обладать мной в свое удовольствие. Дело еще и в том, что ты не просто какая-нибудь девушка. Ты особенная. Я люблю тебя, даже если это не совсем та любовь, которую ты хотела бы. Я люблю тебя, а сейчас ко всему прочему испытываю жгучее, опаляющее желание, которое заставляет меня прогибаться в спине, когда ты снимаешь с меня бюстгальтер. Снимаешь и, кажется, забываешь как дышать, пораженная и зачарованная увиденным.
Это смело, Френки?
Я уверена, что в первые секунды, когда ты видишь маленькие штанги с крылышками у меня в сосках, то испытываешь шок, а затем ощущаешь внутреннюю борьбу. Она отражается на твоем лице. Война между черным и белым. Война между хорошим и плохим. Война между влечением и моральными принципами.
Влечение одерживает победу.
Всего спустя секунду твои глаза блестят еще более возбужденно, чем пару минут назад. Каких-то мгновений достаточно, чтобы дьявол в тебе перевесил, восхищаясь темным искусством и красотой увиденного. Я чувствую прилив возбуждения, которое охватывает меня так резко, так неожиданно, так неистово. Сейчас я хочу, чтобы ты взяла меня. Пусть ненадолго, но я хочу чувствовать себя твоей. Хочу чувствовать, что ты можешь дать мне, а что можешь взять. Хочу узнать, способна ли ты быть властной или занежишь меня до смерти? Надеюсь, скоро я получу ответы на эти вопросы и узнаю, как все обстоит на самом деле.
Я вздрагиваю и не могу сдержать стона с первых же прикосновений тонких холодных пальцев к моему соску. Ты с таким любопытством играешь с пирсингом в моей груди, что мне в пору бы умилиться, но это слишком сильно меня заводит, а потому я просто наслаждаюсь твоими руками на моем нежном теле. Твои прикосновения дышат теплом и любовью. Твои прикосновения выдают твои чувства с потрохами. А когда ты говоришь, что я красивая, сердце у меня в груди почти замирает от восторга. И не важно, что я в самом деле знаю, что хороша собой, а комплименты мне делают сотнями. Совсем другое услышать их от тебя. Совсем другое получить признание того человека. который особенно важен - а ты важна мне.
- Спасибо, Френки, - шепчу я в ответ, почему-то очень боясь разрушить магию между нами, - это приятно слышать... от тебя.
Ты хватаешь меня за волосы совсем неожиданно, потому что я ожидала нежности. Я ожидала, что ты будешь вести себя со мной так же, как вела тогда, когда я была еще совсем маленькой девочкой. Но было ошибкой думать так. Я изменилась и твое поведение, соответственно, тоже. Тебе больше ни к чему быть со мной до абсурдности аккуратной, ведь ты можешь не бояться сломать меня и отбить желание заниматься сексом. Тебе больше ни к чему эта осторожность, ведь меня ломали уже столько раз, что я сама научилась ломать.
Твоя рука грубыми прикосновениями мнет мою грудь и я чувствую, как возбуждение стягивается в тугой узел внизу живота, концентрируя желание, заставляя изнывать в ожидании ласки.
Когда ты говоришь о боли, мой мозг и мое тело привычно реагируют легким головокружением и усиливающимся возбуждением. Я закусываю свою губу, когда ты так просто переворачиваешь меня на живот. Мне даже в голову не приходит сопротивляться, ведь я не боюсь тебя. Знаю, что ты скорее умрешь сама, чем навредишь мне. Ведь правда, Френки?
Пальцы легко проникают в меня, совершая пару движений внутри, от которых я испытываю определенное удовольствие, но в голове отчаянно бьется мысль "мало". И ты, словно читая мысли, вводишь в меня еще палец. Вот так гораздо приятнее и я возбуждаюсь сильнее, чувствуя, как стоны срываются с губ, а во рту пересохло. Пальцами неосознанно впиваюсь в подушку, когда ты тянешь меня за волосы на себя, заставляя принять себя глубже. Я даже вскрикиваю от некого дискомфотра, но почему-то прошу:
- Еще, Френки, пожалуйста... Надо еще, - прикрываю глаза, не в силах ни на чем сконцентрироваться и сосредоточиться. Мне и правда хочется большего.
Ты возвращаешься четырьмя пальцами и мне приходится потерпеть, чтобы принять их в себя. Пожалуй, руки всех моих предыдущих любовниц были куда более миниатюрны - с тобой мне правда будет больно. Это осознание холодит кровь, туманит рассудок и сердце в груди делает сальто, заставляя меня испытать новый приступ сильнейшего возбуждения. Если честно, то я нахожусь очень близко к оргазму, но не могу себе его позволить - я хочу получить всю твою руку. Я хочу пережить это. Я хочу чтобы ты услышала как я кричу в твоих руках. Хочу, чтобы ты поняла, как боль для меня смешивается с удовольствием, является неотъемлемой его частью, естественным продолжением.
- Франческа, - дыхание сбивается, я говорю рвано и тяжело дышу, - не бойся. Сделай это. Я смогу.
Я прошу тебя об этом хоть и знаю - такого со мной еще не было. Я прошу тебя об этом, хотя внутренне испытываю страх перед предстоящей болью. Но я знаю, что мне нужны эти ощущения и эмоции. Мне нужна эта боль и твоя власть, так подари мне ее!

Отредактировано Denivel Simon (2016-12-21 20:44:20)

+1

12

Не прекращаешь меня умолять, наоборот, эти слова звучат в четырех стенах все чаще и чаще, а дыхание становится таким горячим. Я чувствую, как температура вокруг нас возросла и кажется, еще чуть-чуть и вокруг начнут появляться клубы тумана, с наших тел начнет стекать пот. Да, мы сделаем этот мир горячее и ярче, это сделаю я. Где-то внутри пробуждается бесстрашный зверь, требующий большего. Я еще не осознаю, какую могу на самом деле создать для тебя угрозу, но не прекращаю верить в свои возможности и впрочем, в опыт. Привычным, дерзким и непоколебимым движением натягиваю волосы сильнее на себя, делая при этом второй рукой толчок. С губ срывается немыслимый стон, заставляющий биться сердце как никогда быстро, но ты от этого не кончаешь. Знаешь и я довольна, что ты решила перетерпеть и дождаться чего-то куда большего. Расслабляя хватку, давая длинным шелковым прядям чуть соскользнуть, так же плавно покидаю сокровенное местечко. Не торопливыми и скользящими движениями касаюсь эрогенных зон, заставляющих вздрагивать и прогибаться, может даже в каком-то смысле, сходить с ума. Минуты идут, а моя Денивел уплывает, куда-то все дальше и дальше, крича, умоляя меня остановиться и оставить в покое замученный бугорок. Кто мог подумать, что можно начать нервничать настолько сильно? Оказывается - можно, убрав руку и присев на колени, осматриваю сверху вниз свою дрожащую снежную королеву. Ты была так холодна ко мне все это время, ты шла против себя и меня, выбирая кого угодно, только не меня. Но я сломила тебя и твое упрямство, заставила думать тебя иначе и доказала уже даже телу, как прекрасно быть со мной, как чудесна эта близость и эти ощущения. Мне не хочется думать, что это лишь секундное замешательство. Ты вернешься ко мне, ты будешь вновь со мной, как когда-то... как когда-то, когда у тебя не было никого настолько близкого, как я.
Кажется, я начинаю сходить с ума, кажется, у меня сносит крышу от всего. И от возбуждения и от твоего вида, от твоей красоты и запаха, твоей реакции, да и просто осознания... что ты здесь и сейчас под мной обнаженная и пылающая.
- Я хочу тебя, Денивел. Хочу тебя... и буду хотеть всегда. Сколько бы раз ты не разбивала мое сердце, оно все равно принадлежит лишь тебе. Я не буду искать легких способов, я буду добиваться тебя до последнего. - подхватываю вновь пряди и натягиваю их на себя, к этому времени пальцы сложенные в лодочку уже ждут и наготове. Чуть подаешься назад, а рука вперед, принуждая насадиться на нее. Этот процесс проходит не гладко, но с приложением кое-какой силы и напора, та оказывается внутри. Не давая и секунды передышки, после настолько звонких вскриков, принуждающих переворачиваться все внутренности, начинаю просто трахать, быстрыми поступательно вращательными движениями. Подымаю голову и внимательно слежу за тем, как твои пальцы впиваются в простыню, как ты пытаешься зацепиться за нее, как можно сильнее... не отпускаешь ее, кажется, еще немного и ты просто начнешь кусать ее, пытаясь заглушить эмоции.
Тебя хватает совсем на немного, но что происходит в следствии, я запомню навсегда, как первый грандиозный фейерверк. Твое тело расслабляется и начинает сжимать меня со всей силой, будто моя рука - бумажный самолетик. С плавностью и аккуратностью покидаю свою девочку и ложусь рядом с ней, обвивая влажными руками ее горячее и дрожащее тело со спины.
- Спасибо тебе. - с улыбкой произношу слова благодарности и прижимаюсь к девушке еще сильнее, пытаясь повторить контур ее силуэта. На деле внутри все уже умирает от желания, но язык никак не поворачивается сообщить это. Может я буду жалеть об этом, может это последний раз, когда мы оказались настолько откровенны друг с другом, может я буду карать себя за слабость и молчание, захлебываясь слезами и отчаянием, но я не произнесу этого вслух. Я не буду принуждать тебя.
Нервно покусываю губу и пытаюсь всеми упреками и силами, отогнать от себя навязчивые мысли не дающие и секунды покоя. Глубокий вздох - выдох.
- С тобой все в порядке? Как себя чувствуешь? - чуть подождав, дав время оклематься, все-таки интересуюсь состоянием девушки. Сегодня я оказалась сама не своя, и на удивление - это покорило меня. Утыкаюсь носом в запутавшиеся белоснежные локоны и делаю вздох, глубокий и сладкий, заполняя все свои легкие твоим запахом, этим смешанным и прекрасным ароматом. Медленный выдох. - Будешь отдыхать? - всеми силами не даю голосу сорваться, быть каким-то не таким. Да на душе уже приземлился очередной булыжник, тянущий на дно, вера остается до последнего, крайне малая - но она есть. Руки не спеша блуждают по красивому расслабленному телу, пытаясь запомнить каждый изгиб.

+1

13

Садистка.
Вот бывает, что люди в прямом смысле садисты, но это не про тебя. Ты другая. Ты собралась меня замучить болезненной лаской, доводя до исступления, заставляя кричать и извиваться, пытаясь сбросить твои пальцы с такого чувствительного клитора. Я была готова к продолжению. Но совсем не к такому. Я была готова почувствовать новый прилив боли, разрывающей меня на кусочки, заставляющей подчиниться. Ты же решила играть по другому, по своим правилам, лаская меня почти до агонии, до смерти, до моих истеричных криков и стонов. Мне уже даже начинает казаться, что я просто напросто возьму и разрыдаюсь от этих эмоций. Это не удовольствие, это пытка, это ненависть смешанная с вожделением, которая кровавым маревом застилает мне глаза. Я ловлю ртом воздух и умоляю тебя прекратить это делать. Сама я не могу сдвинуться с места просто потому, что привыкла быть послушной девочкой и не предпринимать ничего, пока не получу на это разрешение. Интересно, успеешь ли ты заметить эту мою особенность? Поймешь ли, как обстоят дела? Осознаешь ли, что повадки сабмиссива впаяны в меня уже настолько прочно, что каленым железом не изгнать, не избавить от всего этого.
Я хочу отдаваться.
И я отдаюсь.
Целиком, полностью, неистово, со свойственной мне одной страстью.
Ты охлаждаешь мой пыл своими словами о любви, которые заставляют меня застыть в нерешительности, попутно ощущая, что ты наконец-то перестала терроризировать мой клитор, давая передышку. Передышка, конечно, сомнительная, потому что я понятия не имею, как мне отреагировать на твои слова и что сказать. Но, кажется, ты и не ждешь от меня ответа. Или справедливо считаешь, что смазка, стекающая по внутренней стороне моих бедер, говорит лучше, чем слова? Что ж, в этом есть доля правды, Франческа. Если не я сама, то мое тело точно сходит по тебе с ума. И мне стоит забыть о том, какой могла быть Джей. Мне стоит научиться не сравнивать своих настоящих любовниц с той, что была моей первой.
Я забываю как думать, когда ты снова хватаешь меня за волосы и тянешь белоснежные пряди на себя, заставляя меня прогнуться в спине и застонать, забывая все свои мысли, перечеркивая все свои страхи жирным красным крестом. Я ничего не боюсь, когда твои руки порхают надо мной. Я ничего не боюсь, когда ты рядом, Франческа. Ты бы могла стать для меня всем, но...
Боль острым кинжалом пронзает меня и я кричу. Кричу, не скрывая своих эмоций и ощущений. Давай, посмотри, что ты делаешь со мной. Давай, посмотри, какой ты можешь быть. У нас есть шанс, если ты перестанешь считать себя правильной девочкой и вести себя соответственно. И словно соглашаясь с моими мыслями твоя рука ввинчивается в мою влажную глубину, заставляя широко раскрыть глаза в приступе паники и восторга. Боль. Голова кружится от осознания, что такого со мной еще просто напросто не было. Как бы я не хотела сравнивать, но все равно осознаю, что даже Джей не растягивала меня так сильно. И будь я чуть менее опытной, то сейчас бы просто упала в истерике, заливаясь слезами. Но вместо этого я получаю ни с чем не сравнимое удовольствие.
Ты не даешь мне передышки и твоя рука сразу начинает двигаться внутри, я же от этого просто захлебываюсь эмоциями, которые получаю. Возбуждение зашкаливает так сильно, что у меня с трудом получается себя контролировать. Да и если честно, то я вовсе перестаю это делать. В агонии хватаюсь пальцам за простыню, впиваюсь в нее так, что кажется еще немного и разорву ее на клочки. Движения внутри не приводят в чувство, они выбивают землю из-под ног. Минута, другая и я осознаю, что финал невообразимо близко. Фейерверк взрывается внутри меня сокрушительным оргазмом, от которого я кричу так, что где-то в соседней комнате начинает лаять Джекки. Я не слышу этого. Я не слышу вообще ничего, обессилено падая лицом в подушку и пытаясь отдышаться. Я даже не замечаю, как твоя рука покидает мое лоно и прихожу в себя только тогда, когда ты руками обнимаешь меня.
- Спасибо, Френки, - я улыбаюсь, хоть ты и не видишь этого, но должно быть можешь услышать по дрожащему голосу, который слегка охрип от криков. Надо сказать, что в горле все пересохло и я была бы не против промочить его чем-нибудь, но просто не могу пошевелиться.
- Ты можешь принести мне попить? Пожалуйста, - я смотрю на свои руки, которые все еще дрожат и понимаю, что на ноги сейчас подняться все равно бы не получилось. Надо еще будет постараться, чтобы и стакан-то не выронить.
Ты без пререканий подымаешься с кровати и скрываешься за порогом комнаты. Я же переворачиваюсь на спину и пытаюсь сесть на кровати. Между ног саднит и болит - я чувствую это, когда свожу ноги и слегка сжимаю их. Большинство девушек сочли бы это ощущение неприятным, но только не я. Это метка твой власти. Показатель твоей силы. И мне это нравится.
Когда ты возвращаешься, я принимаю из твоих рук стакан, обхватывая его своими дрожащими пальцами и подымаю на тебя глаза, делая глоток за глотком. Ставлю стакан на прикроватную тумбочку, когда чувствую, что достаточно напилась и горло больше не саднит после криков. Маню тебя пальцем, призывая вернуться на кровать, которая, честно говоря, по своим размерам больше похожа на траходром. Ну, по крайней мере если я лягу ровно по середине, то с обоих от меня сторон останется предостаточно места для еще кого-то.
Когда ты ложишься рядом со мной на спину, я сначала легко касаюсь своими влажными после воды губами твоей щеки, а потом просто сажусь на тебя сверху и заглядываю в твои глаза. Меня не смущает нагота и то, как ты откровенно пялишься на мою грудь, словно не решаешься прикоснуться к ней снова, решая, что время отведенное тебе уже вышло. Но ты ошибаешься, Франческа. Если бы было нельзя, разве я бы оказалась сверху?
- Хочешь я сделаю тебе приятно? - шепчу, наклоняясь вперед, прямо в твои губы, а затем провожу по ним языком, слегка дразнясь, - знаешь, после тебя у меня все болит так, что и сидеть сложно... - не даю тебе ответить, а просто поцелуем впиваюсь в твои губы, кусая их.

+2

14

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » думай обо мне