Когда-то очень давно... только вступив на путь хитроумной и безжалостной...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+32°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Уйди, останься, исчезни


Уйди, останься, исчезни

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Квартира Дайаны

Diane Nielsen & Nicolas Kane
http://se.uploads.ru/xRUGc.gif http://s7.uploads.ru/VUCuA.gif

Все тайны однажды становятся известны. Только последствия от этого довольно плачевные.

+1

2

[indent] Стоило ли мне поехать за ней в тот же момент, как только узнал об уходе? Да, наверное стоило, но внутренний голос шептал о том, что нужно время, чтобы остыть и переварить обрушившуюся информацию. Мне бы точно это время было нужно.
Когда я вернулся со смены, меня встретил только укоризненный упрек собственного сына, мол он меня предупреждал, что стоило рассказать раньше. По началу я не понял того, что именно он подразумевает, но когда взгляд упал на журнальный столик в гостиной, всё встало на свои места. Дайана узнала о том, кто виноват в аварии двухмесячной давности.
Я оттягивал этот момент настолько, насколько это было возможно. Думал, что таким образом смогу уберечь Нильсен от лишней нервотрёпки, ведь её здоровье только-только начало приходить в норму, а лишний стресс был бы очень не к стати. Хотя, скорее всего, да чего лукавить, я молчал лишь потому, что не мог даже представить, что произойдёт, когда она узнает. Я был ещё не готов рассказать о том, что причиной её слепоты был именно я. Не важно, что тормоза отказали не по моей вине, но я должен был изначально всё внимательно проверить и только потом сесть за руль, а я уповал на судьбу. Сейчас уповать было не на кого, как и сил, чтобы сорваться и поехать к ней.
Надеюсь правду говорят, что утро вечера мудренее.
[indent] Утром, первым делом, я позвонил заведующему отделения хирургии и договорился о внеплановом выходном. Естественно, так просто мне его не дали, только при условии того, что следующие две субботы я останусь дежурить с лаборантами. Кто бы знал, насколько эти студенты тугодумы, словно все азы хирургии они проспали, а чтобы пройти проходной, просто отвалили ректору денег и на этом разошлись. Что же, ничего не поделаешь, я не мог просто оставить её одну со всеми этими раздумьями и загонами, которые, я уверен на сто процентов, не давали покоя Дайане всю ночь. Перед тем, как ехать, я хотел позвонить и поговорить, но трубку она не брала, а потом назойливый женский голос сообщил о том, что аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети.
Впервые за лет десять я собирался куда-то в такой спешке, что не успел завязать галстук, который является неотъемлемой деталью моего внешнего вида. Наблюдая за моим кипишом, сын открыто усмехался, мол сейчас перед его глазами не взрослый мужчина, а провинившийся подросток, которого вот-вот бросит девушка. Я бы поспорил с этим маленьким засранцем, но было в его словах что-то, что меня действительно не на шутку беспокоило.
[indent] Пока я добирался до квартиры Дайаны, я думал о том, что нельзя было оставлять последний счёт за лечение на кофейном столике. Ведь я всегда убираю их в отдельный, запирающийся, ящик в моём рабочем столе, а в этот раз меня срочно вызвали на операцию, так что я не успел всё убрать. Целых два месяца я всё убирал, хотя отлично знал, что даже если Нильсен найдёт эту бумагу, она ничего не узнает и всё равно убирал, а в этот раз, зная что ей вернулось зрение... Не идиот ли?
[indent] Припарковав свой Dodge, влетаю в нужный подъезд, переступая с ноги на ногу в ожидании лифта. Никогда не задумывался о том, что лифт едет так долго, что быстрее было бы подняться пешком, но как только я был готов сорваться к лестнице, как прозвучал короткий звонок и двери лифта открылись.
Что-то подсказывало мне, что всё будет не так просто, как хотелось бы и за обычный разговор, чтобы объяснить всё, мне придётся повоевать. В такие моменты я ненавижу быть правым. Нервно перебираю пальцами по металлической балке, которая служит ручкой опоры, стараясь не придумывать себе лишних проблем. Нужно было решить, что я скажу Дайане, когда та откроет дверь. Тот факт, что её может просто напросто не оказаться дома, я старался не рассматривать, ведь в этом случае мне придётся разыскивать её по всему городу, что значительно усложнило бы ситуацию. Что же, пока я надеялся на тот вариант, где она будет дома. Конечно, не ждать меня с распростёртыми объятьями для примирения, мол я всё понимаю, но хотя бы дома.
[indent] Двери лифта, наконец-то (кто придумал такой медленный механизм, как двери лифта!?), открылись, я направился к таким знакомым дверям квартиры Дайаны. За эти два месяца, в этой квартире я бывал чаще, чем в собственном доме. 
Замерев возле двери, я в полной мере осознал, что понятия не имею, что мне нужно говорить и как вообще начать этот грёбанный разговор, который репетировал с того дня, как Ди начала идти на поправку. Да что уж там, я прокручивал этот разговор с того дня в больнице, как закончилась первая операция на глаза. Вот только я представлял это в более благоприятной обстановке, где я сам ей рассказываю о событиях того дня. Не вышло.
Звоню в дверь, а сам пытаюсь не сойти с ума от ожидания и представления того, что сейчас происходит с моей девочкой. Хотелось бы мне знать о чём она сейчас думает, хотя нет, лучше мне этого не знать.
Тишина.
Прошло ещё немного времени и я вновь решил позвонить.
Ничего.
Осознание того, что сейчас именно тот, злосчастный вариант, где Дайана не вернулась домой, приходило медленно и неохотно. Я готов был сделать шаг назад, но услышал шорох. За это время, что мы были здесь, я успел возненавидеть эту дверь со слабой шумоизоляцией, из-за которой Ди было так тяжело спать по ночам, но сейчас, почему-то, был безумно рад этой двери.
- Дайана, - обращаюсь я в некуда, надеясь, что меня всё же услышат. Утыкаюсь лбом в дверь и добавляю, - Нам надо поговорить.

Отредактировано Nicolas Kane (2016-11-21 23:10:55)

+1

3

Просто говорите друг другу правду
Почему именно я? Почему со мной? Почему я не могу жить счастливо и без всяческих приключений и проблем, которые постоянно присутствуют в моей жизни? Почему на моем жизненном пути всегда случаются какие-то неприятности и встречаю их одних мудаков, начиная от моего бывшего мужа и заканчивая моим нынешнем возлюбленным?
Я никогда не найду ответы на эти вопросы и никогда не узнаю правду. Еще сутки назад я и знать не знала, что все произойдет именно так. Что я найду эти долбанные квитанции, которые просто напросто разрушат мое счастье. Хоть я и потеряла зрение, но я радовалась, что появился человек, которого я искренне полюбила, который заботился обо мне, хотя я прекрасно понимала, какой обузой я для него была. Мне казалось, что он любил меня такой какая я есть: сложную, с кучей заморочек. Наверное, я заблуждалась. Теперь, в свете сложившихся событий, мне кажется совсем по-другому. Он был со мной из-за жалости. Жалости и чувства вины за то, что сбил меня. Чувства вины за эту аварию.
Я смутно помню как я добралась до дома. Это было настолько затуманено, что, не дай бог что случись, и я бы снова оказалась на больничной койке и еще с кучей различных травм. Хватит одной. Я от нее еле оправилась.
С его дома я уехала в обед и все время я не могла найти себе места. Всяческие попытки отвлечься не увенчались успехом. Мне еще нельзя было долго напрягать глаза и заниматься работой, но мне так отчаянно хотелось забыться, что я выложила все усилия, чтобы закончить реставрацию  картины, но в итоге психанула и занялась собственным творчеством. Штрих темно-синей краской, еще один, еще, еще и еще... Кисть и столик с красками и различными баночками с диким грохотом летит на пол, а я, заливаясь слезами, обессилено падаю на пол.  Я не знаю, что мне делать. Я не знаю, как мне поступить, чтобы было правильно.
Остальная часть моего дня была проведена на кровати, свернувшись в калачик и с головой укрывшись одеялом. Я слышала как от звонков разрывался мой телефон, но я не хотела разговаривать, даже если это был не Ник. Хотя зачем ему звонить? Я узнала правду, а значит смысла со мной сюсюкаться больше нет. Я не вижу в этом смысла. Я готова его отпустить. Наверное.
Я вру сама себе. Я спряталась под пледом как в домике, не желая никого в него пускать. Моя гавань с кучей собственных идиотских мыслей. Я люблю его. Люблю всем сердцем и душой, но в то же время дико ненавижу. Но в тот же момент ненавижу себя за собственную никчемность...
***
Эта ночь была для меня пыткой. Я то засыпала и уходила на время от этих проблем, то резко просыпалась от гнусных снов, вспоминая ту аварию, но уже четка видя лицо Ника. Это было для меня пыткой. Под утро я уснула более крепко и, к моей превеликой радости, ничего не чувствовала и не видела снов. Я так устала, что уже пора было немножко оставить меня в покое.
Я проснулась от звонка в дверь, но и не сразу рванула её открывать. Почему? Я не хотела никого видеть. Кто бы это ни был, я искренне желала, чтобы он ушел. Образовалась некоторая давящая тишина, которую развеял очередной звонок в дверь. Я не хотя поднимаюсь с кровати и иду к двери, но не спешу ее открывать. Еще пару секунд и я слышу его голос. Тот голос, который радовал меня на протяжении двух самых сложных месяцев моей жизни. Хотелось по старой привычке, рвануть к двери, отворить её и броситься к нему в объятия, но какой-то внутренний барьер теперь не позволял мне это делать. Я застыла на месте. Мое сердце начало отбивать бешеные ритмы и вот-вот выпрыгнет наружу. Я медленно, на носочках, крадусь к двери, хотя знаю, что скорее всего мои движения все равно слышны. Я прислоняюсь лбом к двери, прикоснувшись к ней рукой. Мне так хотелось, но я не могу. Я молчу. Молчу и не говорю ни слова. Мне слишком сложно. Я не хочу казаться слабой. Я не хочу расплакаться.
Я молчу еще несколько минут, но потом все-таки решаюсь обмолвиться и подать признаки жизни.
- Уходи... - я делаю секундную паузу. Слишком сложно даются слова. - Пожалуйста.
Я прислоняюсь к двери спиной и уже медленно сползаю вниз. Как я устала.

+1

4

[indent] Ненавижу такие моменты, когда не могу сделать, что-либо или объяснить причину, а единственный способ понять, как это сделать - посмотреть в глаза человеку напротив, вот только дверь закрыта, а в ответ, еле-еле слышно, глухое - "Уходи".
Сам толком не понимаю, что именно сейчас должен сказать Дайане, может сделать или ещё что.
У меня слишком долго никого не было и я привык всегда находится наедине с самим собой, когда не нужно предугадывать мысли и желания партнёра, когда у тебя не щемит в груди от если слышного голоса, который просит тебя уйти. Я разучился понимать банальные вещи в человеческом общении, оставляя в жизни место только для работы. Так было проще, - всегда есть какие-то нормы, планы, стандартные ситуации и заученные движения, где каждый твой неправильный или нервный вздох, рука дрогнет и человек может погибнуть. Там ты отлично контролируешь свой разум и свои действия, ведь по другому просто нельзя. С живыми людьми так не получится, им нужно объяснять о чём ты думаешь, чего ты хочешь или наоборот - не хочешь.
[indent] Медленно сжимаю руку в кулак, пытаясь хоть как-то концентрироваться и не натворить глупостей, которые мне не свойственны, но вероятны. Да, я не смогу сказать, что я спокойный и уравновешенный человек, всё совсем наоборот. Мне всегда приходится контролировать свои эмоции, свой гнев или другие бурлящие чувства, хотя и скрываю всё за пеленой воспитания и приличия.
Я так воспитан.
Естественно, я понимал то, как происходящее смотрится со стороны, особенно учитывая то, что она нашла квитанцию именно об оплате лечения, а не одну из множества других. Мне много конфликтов пришлось решить, только что бы Дайану всё это не коснулась ещё больше. А по возможности, не коснулось вообще. Знаю, что со стороны может показаться, что я делал всё из-за вины. Да, так оно изначально и было, вот только в первую очередь я чувствовал вину за то, что не успел тогда и виноват сейчас. Но это нормально, когда ты понимаешь ответственность и пытаешься исправить то, что натворил. Разве нет?
Можно ли обвинять человека в том, что в нём есть совесть, чем сейчас не каждый может похвастаться, что он просто хороший человек!? Не факт. И неужели мы не имеем права привязываться к человеку, узнавая его, находясь с ним так много времени?
Конечно, я рассматривал тот факт, что все мои возникшие чувства, всего лишь Двухфакторные эмоции, возникающие в стрессовых или опасных ситуациях, их ещё называют "эффектом подвесного моста". На чувство вины накладывается стресс, волнение за жизнь, в моём случае пациента, огромное количество проведения совместного времени и вот вам подвесной мост.
Вот только время шло, а чувство становилось сильнее. Мне даже пришлось умудриться сходить пару раз к знакомому психологу, чтобы разобраться в собственной голове. Не вышло. Всё закончилось отдалёнными темами, но в себе я всё же определился и не сомневался.
Ну, почти.
[indent] Стучу в дверь. Получилось достаточно громко и сильно, что я почувствовал лёгкую вибрацию, которая исходила от двери. Кажется я перестарался.
- Я не уйду, пока мы не поговорим, - громко произнёс я, отстраняясь от двери.
Оставлять всё в таком состоянии я просто не мог. Терпеть не могу, когда нет конкретной определённости в происходящем, да и лучше сразу поставить все точки над "i". Не было смысла оставлять этот разговор на потом, запираясь каждый в своём собственном мире, надеясь на то, что напряжение развеется и всё забудется. Не развеется и не забудется, всё так и останется висеть мёртвым грузом на душах каждого из нас. Будем мучатся вопросами, а что было бы, если бы остался и настоял на своём. По крайней мере я - точно. Лучше я сейчас буду сходить с ума подбирая слова, чтобы меня выслушали и услышали, чем потом корить себя за бесхребетность.
- Хочешь что-то спросить, узнать или высказать, так сделай это глядя мне в глаза, - чувствую, как голос становится громче, чёрт. Не этого я добиваюсь, но лучше довести её до бешенства и узнать, что она думает обо мне на самом деле, чем вот так стоять перед немой дверью и слушать, не ушла ли она, - Но не смей убегать.
[indent] Да, я не спорю, что нужно было начать разговор раньше, но я бы всё равно его начал, немногим позже, но я бы рассказал Дайане всё, как было с самого начала и про аварию, и про собственные сомнение, и про нынешнюю уверенность. Я в первую очередь - врач и моя работа заботится о своих пациентах, особенно, когда причиной их проблем стал я и только потом уже - Ник Кейн, который влюбился в девушку, которую сбил.
Чёрт, стою и пытаюсь как-то оправдать свои поступки, пока она там всё глубже зарывается в себе.
- Давай же, Ди, - тяжело выдыхаю я, - Открой дверь.

+1

5

Я чувствовала как ком подступает к горлу. Как начинает не хватать воздуха. Я чувствую как подступают к глазам слезы. Это пытка. Пытка, которой я долго не вытерплю.

Сидя на полу и подпирая эту дурацкую дверь, которая в данный момент нас разделяла, я все еще надеялась на то, что он психанет, развернется и уйдет, забыв обо мне навсегда. Я так надеялась или хотела на это надеяться, что начинала ненавидеть себя еще и за это. Я чувствовала себя настолько никчемно, что мне становилось жалко. Жалко саму себя. А я больше всего на свете ненавижу, когда меня жалеют.
У меня много вопросов. Очень много. Но я не осмелюсь их произнести. Я чувствую спиной, как он стучит в дверь и срываюсь. Я срываюсь и начинаю реветь. Твою мать! Я меньше всего хотела реветь именно сейчас. Долбанный манипулятор, стоящий за дверью, давит на меня сильнее, чем могло казаться. Я вскакиваю с места, но дверь так и не открываю. Все еще надеюсь, что Кейн уйдет, хотя что-то твердит мне, что он должен остаться.
- Уходи! Нам не о чем разговаривать! - выкрикиваю я, уже своим дрожащим голоском и уверенно направляюсь на кухню, в поисках чего-нибудь крепкого и алкогольного. Врезаюсь в стул, который с грохотом падает и забиваю на него. Мне нужно успокоится. Достаю бутылку коньяка с верхней полки кухонного шкафчика, благо мои запасы никто не опустошил, и уверенно наливаю себе пол стакана, которые потом отразятся для меня не в лучшую сторону. Делаю не уверенный глоток, а потом осушаю все содержимое стакана, мысленно послав все к черту.
- Твою ж мать! - выругалась я, скорчившись от неприятного вкуса алкоголя во рту. Я уже пожалела о содеянном, но у меня не было пути назад.
Он выводит меня из себя. Я не понимала этого, но у него это прекрасно получается. Особенно в тот момент, когда пьянящая жидкость растеклась по моему телу. Я спешу налить себе еще и снова выпиваю, выслушивая все то, что он там говорит. Я никогда не интересовалась тем человеком, который меня сбил. Я не знала кто он и мне так спокойно жилось на белом свете. Хотя с другой стороны я понимаю, что не узнай бы это сейчас, это бы сплыло потом и неизвестно, что на самом деле было бы хуже.
Хочешь что-то спросить, узнать или высказать, так сделай это глядя мне в глаза. Его слова как клеймо отпечатались в моем сознании. Я психую и со всей силы швыряю стакан в соседнюю стенку. Гребанный придурок.
Моментально я уже подлетаю к двери и отворяю её, но ни на секунду не смотрю ему в глаза. Слишком много чести. Я тут же отхожу обратно на кухню, начиная поиски очередного стакана, который скрасит мое ужасное настроение.
- Ты хотел поговорить? У тебя есть минута. Не больше. - мой голос пойти спокоен, но внутри меня бушует море эмоций, который вот и просятся выскочить наружу. Я еще пару секунд мнусь на месте, а потом разворачиваюсь и сразу срываюсь на крик, не давая произнести ему хотя бы словечка.
- Почему ты не сказал мне? Почему не сказал мне сразу? - я не смотрю ни на него, ни в его глаза. я не хочу смотреть. Я знаю последствия. - Зачем ты здесь? Твой долг исполнен. Ты мне ничего больше не должен. Ты можешь спокойно жить своей жизнью. Я больше не буду твоей обузой, которой по стечению обстоятельств иногда еще приходилось трахнуть! Так?
Алкоголь уже давал о себе знать, потому что я не пыталась сдерживаться в выражениях. Я выливала ему свою душу. Я хотела сделать ему больней. Задеть за живое и сделать так, как он сделал мне. Низко? Возможно, но сейчас я не могу по-другому. Это слишком пожирает меня изнутри.
Я опираюсь о столешницу, стоя к Нику спиной. Я не могу на него посмотреть. Не могу увидеть, что он чувствует. Не хочу показать себя и показать насколько слаба я. У меня не хватает смелости и сил это сделать.
- Ты хотел видеть меня такой? Ты влюбил в себя глупую девчонку, которая повелась. Зачем? - мой голос затих и я опустила голову. - Ненавижу. Я тебя ненавижу.
Я не уверена говорю ли я это ему или пытаюсь доказать себе. Я ни в чем не уверена.

+1

6

[indent]Раздался грохот и я готов поклясться, что в квартире что-то разбилось. После этого прошло буквально пару секунд, за которые я отошёл от двери на два шага, опасаясь резких движений и их последствий. Дверь громко распахнулась, ударяясь ручкой о стену. Честно сказать, я был готов даже к тому, что от такого удара стена начнёт осыпаться, но нет, уцелела.
Дайана тут же ушла на кухню, так что я спокойно зашёл, запирая за собой дверь. Спокойно... тут я немного преувеличил, а точнее, очень много. Было трудно держать себя в руках, особенно, когда вот она, стоит передо мной, вся такая распылённая и обиженная. В этот момент я боролся с желанием подойти и обнять Дайану, вот только это была не самая лучшая идея, не сейчас. Так что приходилось контролировать себя. К тому же, эта гнетущая атмосфера... будь это фильм, в комнате заметно стало бы темнее от этой мисс.
Мельком оглядываю кухню и вижу разбитый стакан, немного мокрый пол и едкий запах алкоголя в воздухе. Ну, да, конечно, сидя на антибиотиках и множествах лекарств, для быстрого восстановления роговицы, она пьёт крепкий алкоголь. Куда вообще делась её голова и врач? Ах, ну да, я и есть её лечащий врач.
Не думаю, что сейчас самый нужный момент упрекать её в неосторожности и халатном отношении к собственному здоровью, так что, подавляя своего внутреннего врача, я просто тяжело вздохнул. Подавить желание высказать недовольство по поводу того, что мои труды нагло губят, было очень тяжело, но правильно.
[indent]В следующий момент Ди наконец обратила на меня внимание и я уж было решил, что мы действительно сможем спокойно поговорить и выяснить ситуацию, которая привела нас к конфликту (что-то я ощутил на себе плохое влияние психолога). Но увы - ошибся.
Стиснув зубы, я старался дать ей высказаться о накипевшем. Ведь её голос дрожал, а глаза были красными, да и мешки под глазами говорили о многом. Во мне боролись два человека: один - хотел успокоить, сказать, что всё хорошо, не напрягай глаза, а то могут быть последствия от такого напряжения, а вот второй... Второй хотел просто усадить девушку на стул, заткнуть ей чем-нибудь рот и заставить слушать всё, с начала и до конца. И борьба была равной, так что я продолжал молчать, наблюдая за тем, как капилляры наливаются кровью, а голос срывается на крик.
Каждое её слово, словно тупым ножом в спину - не смертельно, но очень больно. Шумно сглатываю, продолжая стискивать зубы, пытаюсь найти что-то, что можно положить в руки и срывать свою пробуждающуюся злость, чтобы не натворить лишнего, но держусь из последних сил.
[indent]Последней каплей стало то, что она решила, будто была для меня обузой и то, что наши ночи, когда мы сходили с ума друг от друга, теперь предстали перед ней, как обычный "трах по обстоятельствам". Серьёзно?
Я облокачиваюсь спиной о браную стойку и понимаю, что на лице расползается ироничная усмешка. Наверное, это нервы.
Выдыхаю, тихо посмеиваясь над собственным идиотизмом. Я же понимал, что вот так оно и будет, что это самый логичный вариант того, что она подумает, когда узнает. Так какого чёрта так скверно на душе?!
- Так вот, как ты на самом деле думаешь обо мне, - немного откинув голову назад, словно в поисках опоры, монотонно произношу я. Ди, как раз выговорилась, высказала все свои мысли по поводу Нас и пожалуй, настала моя очередь. Было так тихо после её звонкого крика, что мой собственный голос казался мне слишком низким и грубым, словно совсем был не моим, - Очень мило с твоей стороны.
Хотел я сказать, что мол "после того, что я для тебя сделал", но не стал, ведь это была исключительно моя инициатива, да и вина всё же лежала именно на мне. Да, я мог не заморачиваться, остаться на месте дтп, пока Нильсен везут на скорой, а потом кладут под скальп того, кто никогда не оперировал подобных пациентов. Тогда, на аварии, я не знал о том, кто дежурил в тот день и только после приезда понял, насколько был прав, что приехал. Кто знает, что стало бы с её глазами, если бы мы вовремя не успели. Но это были лично мои проблемы, как врача, которого я решил сейчас послать к чертям и послушать того, кто подсказывает - эмоции наружу!
- А знаешь, - всё тем же монотонным голосом, с нотой усмешки, начинаю я, - Ты ведь меня раскусила.
Опускаю голову и поворачиваюсь лицом к брюнетке. Мне хотелось смотреть на неё в этот момент, неважно, что она там себе надумала, но я хочу, чтобы она действительно всё это видела. Как на губах играет усмешка и пускай это реакция на стресс, вот только она об этом не знает. Конечно, она же меня совершенно не знает, как и о моём прошлом, и о причинах моих действий. Зачем? Ведь важно лишь то, что её гордость задета бумажкой, напоминающий мне о собственной вине.
- Все эти два, грёбанных, месяца. Мне приходилось ухаживать за тобой, беспокоиться о проделанной мною работе, чтобы одна ненормальная не сглупила и не испортила всё. А потом ещё и непонятное внимание с твоей стороны, а ведь было даже удобно, - Ник, заткнись немедленно... Но я не мог, я продолжал монотонно, почти находясь на грани шепота. - Но вот ты влюбилась в меня и теперь даже не смешно.
[indent]Пауза продлилась несколько мгновений, после чего меня резко повело в непонятном направлении. Резко выдыхаю и со злости сношу всё, что стоит на барной стойке в пределах вытянутой руки. С грохотом всё полетело на пол.
- Это ты хотела услышать? - голос срывался до крика, утихал и снова срывался, - Чем, просто скажи, чем я заслужил такое мнение о себе? Да, я не сказал тебе, но почему ты не подошла ко мне? Почему не спросила, у меня? Нет! Ты сложила мнение обо мне и убежала! Неужели не ясно, особенно сейчас, почему я не говорил?!
Я репетировал этот разговор, хотел сделать всё правильно, а в итоге... мне сообщают о том, что я самый последний человек, который из жалости вкладывает кучу денег, чтобы спасти её зрение и затащить в койку. Замечательно, ничего не скажешь.
- Я, как идиот, волновался о ней, не хотел лишний раз тревожить, - наконец выдыхая говорю я, - Конечно, легче обвинить меня в жалости к себе, чем разобраться и просто задать вопрос: "Почему?" Давай, продолжай копаться в себе, у тебя это отлично получается.
Достаю первую попавшуюся бутылку, открываю и делаю глоток. К чёрту посуду. Меньше под руку попадётся, меньше будет стёкол на полу.

+1

7

Алкоголь - враг мой. Особенно тогда, когда я нахожусь в состоянии глубокого отчаяния. Последний мой запой, после воскрешения мужа, затянулся на неделю, а вытянула меня оттуда приставучая Лекс. Хотя в тот момент времени я была ей за это благодарна. Сейчас я совершенно наплевала на зрение, на то, что я пила антибиотики и различные лекарства. Сейчас мной руководила обида, которая стояла превыше всех этих проблем на данный момент. Эта обида глушила меня изнутри. Твою ж мать!
Он выводил меня из себя. Он видел это и знал, что у него это прекрасно получается. Я не знаю, делал ли он это специально, или это просто случайность, но меня бесило то, что все это случилось именно с нами.
Я высказалась, но мне все было мало. Я хотела кричать, повторять то, что уже говорила, лишь бы он понял, какую боль он нанес моей душе и сердцу. Я не злопамятная, но мне надоело терпеть предательство от тех, кого я искренне успела полюбить. Любовь - это уже пытка. Пытка, которая заставляет нас страдать и мучиться. На время я заткнулась, пытаясь сосредоточить свое внимание на его словах. Мне было интересно его мнение, тем более то, что он говорил мне сейчас и казались правдой. Казались правдой после того, как я себе уже многого напридумывала. Женский мозг может придумать некую иллюзию, в которую будет верить и доказывать собственную точку зрения. Я не исключение.
Я слушала внимательно, но постепенно начала ощущать, как медленно мое тело покрывается дрожью. Меня это злит. Злит та "правда", которую он мне изливает. Я итак все это знаю и ни в коем случае не хочу услышать снова. Снова и снова повторять не обязательно. Медленно сжимаю руки в кулаки. Чувствую как мои ноготки впиваются в кожу. Я ненавижу тебя, Николас Кейн. Ненавижу!
- Заткнись! - хриплю я сквозь сжатые губы, и все так же не поднимаю взгляда собственных глаз. Лучше бы я тебя не видела. Так было бы лучше. - Пожалуйста... Остановись...
Мой голос срывается на шепот. Я сдерживаюсь из последних сил, чтобы не сорваться и не натворить глупостей, о которых потом, скорее всего, я буду жалеть и обвинять себя. Его голос срывается на крик, а я вздрагиваю на месте от неожиданности. В какой-то момент я напомнила себе школьницу, которую отчитывают за плохое поведение. Только, к сожалению, я уже давно не школьница и с этим пора заканчивать.
- Хватит! - срываюсь я и, сама того не ожидая, выбиваю бутылку из его рук, от чего та с грохотом вдребезги разлетается на части. Я испугалась, но не пожалела о содеянном. Так было нужно. Тем более я в этом доме хозяйка и говорить пора мне.
- Волновался? Не хотел тревожить? - я усмехаюсь, опуская взгляд в пол. - Ты лишил меня зрения. Ты заставил два месяца жить в темноте. Ты не сказал мне об этом сразу. Тебе приходилось за мной ухаживать, ты прав. Ты вложил в меня много денег. И я их верну. Все до последней копейки. Мне ничего от тебя не нужно.
Как ни странно, но сейчас я говорю спокойно. Дрожь в теле немного ушла, но не исчезла окончательно. Я поднимаю взгляд вверх и впервые за время нашего общения сегодня, смотрю ему прямо в глаза. В эти полюбившиеся мной глаза. Я не могу оторваться, но я слишком обиженна. Он слишком сильно меня задел.
- Тебе же нравилось трахать меня? - я чувствовала, что сейчас совершу ошибку и переборщу, но алкоголь в крови не позволял мне остановится. - Я могу расплатиться с тобой.
Я стягиваю с себя легкую кофточку серого цвета и отбрасываю её на пол, оставаясь в одном лифчике. Я хотела его разозлить. Я все еще хотела его задеть.
- Ты этого хочешь? Тебе это было нужно? Бери! Чтобы твои старания по уходу за мной не были напрасны...

+1

8

[indent]Сейчас у меня всё отчётливее появлялось чувство того, что не нужно было приходить сюда. Просто оставить всё так, как есть и жить дальше. Сердце болело бы и в этот раз сын не смог бы подавить желание напиться.
Мы бросали друг другу слова, которые никогда не уйдут из моей памяти, никогда не перестанут вертеться в мыслях при виде этих голубых глаз, этого звонкого голоса. Если бы я не пришёл, это стало бы обычной драмой без логического завершения, где каждый решил убежать от проблем. Вот только я так не могу, мне нужно завершение, даже если после этого разговора я не смогу даже взглянуть на ту, которую так полюбил.
Говорят, человек со временем помнит только хорошие моменты, так как разум пытается защитится от стресса и других последствий напряжённости, но со мной такое не пройдёт. Теперь, глядя на эту бутылку вина, я буду вспоминать о том, как Дайана перечеркнула своими словами всё то, что я так долго пытался показать. Эти тёплые чувства, которые я отказывался дарить кому-либо после смерти Мери, а здесь... здесь мне бросают мои же слова в совершенно вывернутой интерпретации.
- И что бы ты сделала? - вновь беру инициативу, стараясь не позволить ей кричать, но сам перехожу на повышенные тона, - Давай-ка мы представим, что после операции я сообщаю тебе о том, что именно я сбил тебя тогда? Чтобы ты тогда сделала? А я скажу тебе, что. Ты бы отказалась от моей помочи и растоптала все старания. Хорошо, тебе плевать на меня, я отлично это осознал, но ты бы погубила труд многих и осталась слепой!
[indent]Сложно было понять, слушает ли она меня, да я сам уже себя не слышал, особенно, когда Ди решила расплатится со мной своим телом. Первое, чем меня накрыло - отвращением. Я до ужаса брезглив, женщины лёгкого поведения для меня являются чем-то потусторонним, словно вирус или рак в теле человека. И тут ОНА решила так опустить себя.
- Давно ли ты стала проституткой!? - ничего против них не имею, особенно в далеке, где меня нет. Мое лицо исказилось в гримасе отвращения, - Если ты хотела упасть в моих глазах - у тебя получилось.
[indent]Мне вдруг стало так спокойно, словно что-то разбилось и теперь не мучает зудом и надоеданием. Шумно выдыхаю, окидывая взглядом полу оголенное тело, больно кусаю губы, подавляя нарастающий ком в груди. Не кричу, не кидаюсь бутылками... просто ослабляю галстук, после чего быстро стягиваю его и вешаю на ладонь.
- Значит решила расплатится, - голос настолько холодный, что мне становится страшно за собственные действия. Последний раз в таком состоянии я был после аварии, тринадцать лет назад, когда нашёл этого пьяного ублюдка и чуть не отправил его на тот свет. Здравый смысл гаснет с каждым словом Ди и я боюсь, что после содеянного мы просто не сможем быть вместе, - Да будет так.
Резко подхожу к ней, чтобы Ди не успела от меня сбежать или ударить, захватываю руки, быстро обматывая их галстуком, после чего закидываю на плечо.
Я не знаю, чего она добивалась, но единственное, что я могу сказать - допрыгалась.
Игнорируя нападки, брыкания и недовольства, которые летели в мой адрес не самым приятным образом, я пересекаю гостиную и прохожу в ванную комнату, заботясь о том, чтобы Нильсен не ударилась головой об косяк. Не знаю, что она надумала, но на самом деле я очень заботливый человек и готов ради любимого на всё. Ради любимого человека, а не ради проститутки.
Опрокидываю её в в душивую кабину, попутно закрепляя свой галстук на небольшом отголоске трубы, ведущей к переключателям. Только бы не порвала галстук. Как только я был уверен, что Дайана не сможет освободить руки, я принялся снимать с себя одежду: пиджак, рубашка и ремень полетели на пол. Я расстегнул пуговицу и молнию брюк, когда забрался к ней в в душевую. Протягиваю руку к тёмным волосам, словно хочу вцепиться, штаны начинают спадать и я тут же меняю направление, включаю холодный душ.
В каком бы состоянии я не был, я никогда не смогу так с ней поступить, не с человеком, которого я так люблю. Хотел напугать её, а в итоге сам от себя ужаснулся.
[indent]- А теперь, послушай меня.
Весь забрызганный и мокрый, я вылезаю из душевой кабинки, делая воду тише, чтобы не застудить брюнетку. Мне действительно тяжело и неприятно на душе, хотя здесь сложно сказать, кто из нас прав, а кто виноват. Мы оба могли поступить по другому, но по глупости своей, не сделали. С Дайаной, я никогда не знаю, что именно меня ждёт, словно я всегда стою на крою прорости и в спину дует сильнейший ветер.
- Я никогда бы, намеренно, не причинил тебе вред, - устало глядя в глаза говорю я, - И уж тем более, никогда не считал тебя чем-то мне обязанной, обузой или чего ты там себе ещё придумала? Верить мне или нет - твой выбор.
Снова нагибаюсь к ней, одной рукой удерживая ноги, а второй лицо, чтобы не брыкалась сильно. Притягиваю к себе и целую в губы. Целую так, как никого и никогда не целовал, вкладывая в него все те чувства, что у меня есть к Дайане, даже если она растоптала их и попыталась выбросить к чертям.
Отстраняюсь, отводя взгляд. Не хочу сейчас видеть выражение на лице Нильсен, мне и так тошно. Большим и средним мальцами протираю свои глаза, словно это поможет мне снять пелену гнева.
Не помогает.
Развязываю галстук и собираю свои вещи с пола. Нет смысла разговаривать с человеком, который тебе не доверяет.
- Можешь ненавидеть дальше, но моя минута закончилась.
Как можно скорее выхожу из ванной комнаты, оставляя за собой мокрую дорожку. Громко хлопаю дверью и ухожу.
[indent] И вы решили, что я уйду вот так? После того, что она мне наговорила, после плевка в душу? Да сейчас! Мирно иду на кухню, стараясь игнорировать весь тот срач, что мы натворили и достаю ещё одну бутылку вина.

Отредактировано Nicolas Kane (2016-11-23 21:01:22)

+1

9

А он ведь прав. Я бы не стала даже разговаривать с ним, не то что влюбиться. И не было той небольшой сказки, которая у нас была еще сутки назад. Я бы просто выгнала его и, возможно, до сих пор была бы слепа, а может быть и на всю оставшуюся жизнь. Боже, какая же я дура. Как я устала от всего этого.
- Мне не плевать на тебя! Мне не плевать на тебя, твою мать! - выкрикнула я, смотря прямо ему в глаза. Я чувствовала как сдают нервы, как подкашиваются ноги. Я переставала понимать, что происходит, что мне говорят и что творю я. Я провалилась в какой-то свой маленький  мир и перестала слушать Ника. Я пропускала его слова мимо ушей.
Я на секунду закрыла глаза, а когда опомнилась осознала тот факт, что мои руки уже связаны.
- Ник, ты сбрендил?! - мои глаза по пять копеек, испуганные и ошарашенные. Я ляпнула сдуру, а он, на мой взгляд, воспринял все всерьез и открылся передо мной в новом свете. Я пыталась выкрутиться, выбраться, закричать, но, кажется, у меня это слабо получалось. Он даже не обращал на это внимание или просто терпел. Я правда начала бояться, когда в ванной комнате, я оказалась привязана к трубе, а мой, так называемый, возлюбленный на полном серьезе начал раздеваться. Я уже готова была закричать, чтобы меня спасали, а не ждать, пока меня изнасилуют. Хотя фактически, я сама была в этом виновата. Если бы не мой длинный, пьяный язычок, ничего бы такого не произошло точно. Обида делает из нас врагов, а это очень плохо.
Я испугалась. Я правда испугалась и, кажется, тут же протрезвела. С моих прекрасных глаз, вместе со струями воды уже лились слезы. Я начинала бояться его, бояться сказать хоть слово и пошевелиться, чтобы снова не совершить глупость. Слушаю, но пропускаю слова мимо ушей. Частично слушаю, но лишь немного. У меня не хватает сил что-либо сказать либо воспротивиться. Я реву, осознавая, что очень от этого устала. Осознавая, как я все-таки переборщила.
- Не надо... - еле слышно, хрипло, шепчу я, хотя понимаю, что он не услышиит. Мне нужна хоть какая-то защита. Просто защитная реакция.
Он возвращается ко мне снова, а я по сильнее вжимаюсь в стену. Теперь я боюсь его. Совсем немного, но страх присутствует. Меня трясет, но я не понимаю от чего: либо от холода, либо от внутреннего страха, который я ощущала в данный момент. Он целует меня, а я от неожиданности вздрагиваю и не знаю, что стоит предпринять. Я целую его в ответ и чувствую как таю в его руках. Я люблю его. А он любит меня. Я чувствую его. Я не видела его, когда влюбилась. Я научилась чувствовать его без зрительного контакта. Мне так хочется прикоснуться к нему. Дотронуться рукой и ощутить тепло его тела. Только сейчас я понимаю, какой я была дурой и что на самом деле могу потерять. Только глупая гордость берет свое.
Он уходит, а я скольжу вниз по стене, садясь на мокрый пол, под прохладные струны воды. Я не знаю что мне делать. Я запуталась в себе, запуталась в ситуации. Извиниться? Первоначально виноват был он, но сейчас виноватой сделали меня? Это ведь тоже не правильно. Обида никуда не ушла, но через минут пять я нахожу в себе силы подняться и выйти с ванной. Я медленно и еле слышно прохожу на кухню. Все еще сомневаюсь в том, что делать дальше. Я подхожу к нему и смотрю прямо в глаза. В такие завораживающее голубые глазки. Мне все еще обидно. Я зажмуриваю глаза и с размаху даю ему пощечину. Эта жгучая боль отражается где-то внутри меня, но мне нужно было это. В эту же секунду, я крепко его обнимаю, прижавшись к нему в этой мокрой холодной одежде. Мне это нужно. Я повторяю себе это снова и снова.

+1

10

[indent] Всё не то, всё не так.
Делая череду хороших глотков, я понимаю, что вино для меня кажется не более, чем приторным соком, которому даже не удаётся утолить мою жажду. Сладость напитка, отдаёт в кончик языка, не обжигая его, и я полноценно осознаю, что сейчас нужно что-то крепче, чем бакал "Изабеллы". Обхожу домашний бар, чтобы найти бутылку какого-нибудь крепкого алкоголя и чем крепче он будет, тем комфортнее я стану себя чувствовать.
Нахожу заветную жидкость и пытаюсь налить себе в стакан, в тот, которому повезло остаться цельным и не разбиться. Почему пытаюсь? Потому, что мои руки дрожат и я сам толком не могу понять от чего.
Меня раздирает злость за слова, что здесь были озвучены столь пылко, за растоптанную гордость, за болезненный скрежет в груди. Гнев, ярость, разочарование и дикое желание обнять её. Ух, если бы так не любил, точно прибил бы ещё там, под струёй холодной воды, которая теперь стекает по брюкам.
Делаю несколько глотков, да что там, фактически залпом выпиваю всю коричневатую жидкость и шумно ставлю стакан на стол, после чего хватаюсь за голову и стараюсь опять ничего не разбить. Сейчас бы я многое отдал за пластиковую, небьющуюся посуду, чтобы спокойно можно было кидаться ей в стены. Пытаюсь дышать глубоко и равномерно, говорят это помогает успокоиться и прийть в норму, но выходит не очень.
Как же мы к этому пришли? Неужели всему этому раздору виной недомолвка? Хотя, тут сложно судить о том, действительно ил я тогда поступил не правильно, ведь я действительно уверен, что гордыня и самолюбие не позволили тогда Дайане принять мою помощь, а я не смог бы просто остаться в стороне, просто такой я человек. Что было бы, теперь уже не скажешь, но вот к чему это нас привело... Один стоит на кухне и пьёт бурбон, а вторая, сидит в холодном душе, напуганная до нельзя.
[indent] Сейчас перед глазами у меня стояло её заплаканное лицо, искажённое ужасом происходящего. Да, я хотел её напугать, проучить за брошенные в гневе слова, но слишком увлёкся. Два идиота, которые не могут объяснить, что произошло и кто в этом виноват. Наверное, если бы я не был тем, кто я есть, было бы проще. Мне бы не пришлось заботиться не о чём, чувствовать вину, а потом ещё и привязанность. Не нужно было бы бороться с самим собой, чтобы не перейти за рамки врач-пациент и так мучиться, когда всё же перешёл.
Ди стала для меня особенной. Девочкой, которую я готов баловать и радовать, ведь даже Лэс видит эту подростковую влюблённость. Тогда бы я не стоял сейчас здесь, не пил второй стакан бурбона, пытаясь заглушить ту боль, которая нарастала в груди от одних только слов, которые эхом отдавались в моей голове. Конечно, ей было проще поверить в то, что я могу взять её силой, чем в то, что я действительно не желал ей зла и полюбил всем сердцем. Вот что причиняло мне боль.
[indent] Не могу смотреть на весь этот хаос вокруг себя, но продолжаю, словно истязая себя, заставляя понять простую истину - вот так всё может и закончится. Нужно просто поставить стакан, развернуться и уйти. Дать нам обоим остыть и, может быть, вернуться... Нет, если бы я сейчас ушёл, сжёг бы все мосты, порвал все связи и снова ушёл в себя. Так было бы проще.
Ставлю стакан и пытаюсь найти вещи, не могу вспомнить где они. Знаю, что из ванной выходил с ними в руках, а теперь их нет. Оглядываю гостиную, после чего возвращаюсь на кухню. На стульях лежат, все скомканные и мокрые. Чёрт. Ищу в брюках телефон, чтобы вызвать такси, попутно выходя из этого хаоса под названием - кухня. Не могу решить, что мне делать. Я готов сейчас уехать, но готов ли?
Минутная пауза и я пытаюсь убедить себя, что если она выйдет, если захочет, чтобы я остался - я останусь. Ну, а если нет... Словно чувствуя мои мысли, из ванной комнаты выходит Дайана. Сейчас она напоминает мне брошенного под дождём котёнка, которого выгнали из дома за провинность, вся такая невинная и зарёванная. Во мне снова кричит врач, который тут же замечает красную полосу кровавых капилляров на правом глазу и, вот-вот появится такая же на втором.
Тихо подходит ко мне, а я всё равно не могу сейчас смотреть в эти бездонные глаза, хочется отодвинуть и уйти, ведь в голове всё ещё кружиться грубое:"Я больше не буду твоей обузой, которой по стечению обстоятельств иногда еще приходилось трахнуть!"
[indent] Раздаётся громкий шлепок. В этой тишине, которая висела в квартире, это действительно было громко. И больно. Голову немного повело в сторону, а щека тут же почувствовала жжение. Ноющая боль медленно растекалась в все стороны и начинала пульсировать.
[indent] Ауч.
Хотел было выразить своё недовольство по этому поводу, но меня тут же обняли холодные и мокрые руки. По инерции я развёл руки в стороны, но чувствуя, как прижимается ко мне Ди, как бешено бьётся её сердце, было тяжело не обнять её в ответ. Собственно моё билось в унисон, так что о чём тут говорить. Мысленно пытаюсь сопротивляться, стараясь убедить себя, что это не последний наш скандал, а я слишком скверный и запоминаю все слова брошенные в гневе... Мне может это сильно аукнуться, но ничего с собой поделать не могу. Ведь это Дайана, моя Дайана! Одна рука укладывается на плечи, а вторая ложиться на голову, тут же начиная перебирать мокрые волосы.
- Всё будет хорошо, мы справимся, - говорю я, нежно целуя макушку. Не знаю, кого я пытался убедить этими словами, её или всё-таки себя. Скорее себя, хотя тут сложно определиться.
[indent] Да пусть всё катится к чертям.
Крепче прижимаю к себе, обнимая свою ненаглядную Ди, злобную, вредную, эгоистичную, но такую любимую. Пока мой врачебный инстинкт полноценно не взял вверх, просто пускаю всё на самотёк. Наклоняюсь и прикасаюсь губами к шее, незаметно, почти неуловимо, словно губы просто скользнули по коже, а потом начинаю покрывать поцелуями каждый кусочек её шеи, медленно перебираясь к скулам. Запах тела дурманит и у меня просто напросто начинает сносить крышу. Провожу ладонью по спине вниз, очерчивая ягодицы и прижимая к себе. Пусть ненавидит меня в своё удовольствие, у неё на это будет целая жизнь.
Поднимаю на руки, словно принцессу и несу в сторону спальни. Да, я хочу её. Особенно сейчас, всю такую беззащитную, продрогшую. От одного представления мурашки бегут по спине, но для начала, я хотел её согреть.
Аккуратно укладываю Дайану на кровать, тут же впиваясь в эти сладкие губы. Пускай творит, что вздумается, но теперь, когда она сама ко мне подошла, я не отпущу её вот так.
Немного отстраняясь, освобождаю место, чтобы окутать. Её тело подрагивало и было просто ледяным, а ведь я был уверен, что выключил воду, когда уходил. Закутываю её, превращая в милую гусеницу, после чего накрываю своим телом, чтобы моя будущая бабочка, никуда не делась и вновь накрываю любимые губы поцелуем.
- Малыш, - сквозь поцелуй, шепчу я, - Переезжай ко мне.

Отредактировано Nicolas Kane (2016-11-25 00:07:11)

+1

11

Я переборщила. Я знаю, что я переборщила со своим гневом на него, ведь он делал все во благо для меня. А я, маленькая неблагодарная девочка, которая умудрилась устроить ему скандал. Мне было стыдно, но с другой стороны меня можно было понять. Я узнала то, чего не хотела бы знать. Ту правду, которую я бы тоже предпочла бы скрыть. Нам было бы проще жить. Проще жить вместе и не думать об этом. Но мы ведь два упертых идиота, которые не могут жить в вечной любви, совсем без скандалов. Наверное... так было бы скучнее жить.
- Прости меня, - тихонечко говорю я своим продрогшим голосом и знаю, что он меня услышит. Я так крепко в него вцепилась и никак не хотела отпускать. Никогда. Он тянул меня ко дну, но в то же время был моим спасательным кругом. Сейчас, стоя прижавшись к нему, я понимала, что чтобы не случилось, чтобы не произошло, я не хочу и не могу его отпустить. Он слишком сильно засел мне в душу, в мое сердце, чтобы взять и отпустить.
Мне надоело совершать ошибки одной. Я хочу делать это вместе с ним, анализировать вместе и не отпускать его руку тогда, когда будет сложно. Я хочу помогать ему, хочу заботиться и хочу тоже самое получать в ответ. Мне не хватает больше сил, чтобы произнести хоть слово. Мой бедный мужчина, который настрадался вместе со мной. Я чувствовала как бешено бьётся его сердце и понимала, что ему это тоже дается не легко. Мы все пройдем. Он прав. Мы с этим справимся. Вместе.
Иногда мы понимали друг друга без слов. У нас совпадали желания. Неужели мы не имеем права быть счастливыми?

Еще через мгновенье я уже лежу на собственной постели и главное, что вместе с ним. еще некоторое время назад я убивалась горем и страдала тут же, зарывшись с головой в свои собственные мысли и не вылезая с под одеяла. Я искренне надеялась, что все вернется на круги своя. Я надеялась, что у нас все снова будет хорошо. Надеялась, что ничто не помешает нам быть вместе.
Мне очень хотелось побыстрее снять с себя эту всю мокрую одежду. Я очень хотела согреться, но только не с помощью одеяла. Я очень хотела согреться от тепла его тела. Такого родного и близкого. Такого желанного. Чувствую прикосновение его губ и наслаждаюсь этим спокойным моментом, пока не слышу такой значащий для меня вопрос. Небольшой шаг на новую ступень наших отношений. Я итак очень часто проводила в их с сыном доме. Мне кажется и с ответом тянуть тоже не стоило.
- Я не против. Я люблю тебя, - так же тихо, шепотом проговорила я. У меня не хватало ни сил, ни смелости заговорить громче. Я исчерпала свой лимит громкости. Я пыталась выбраться с этого, так называемого кокона.
- Согрей меня, - секундная пауза, - пожалуйста.
Сейчас мне казалось, что мы не виделись довольно значимый промежуток времени. Мне кажется, что я так сильно по нему соскучилась, что не могла просто лежать, молчать и бездействовать. Нам нужно было это идеальное завершение вечера. Нам нужно было сбросить всю негативную энергетику, которая за это время накопилась у нас двоих. Мы сами это заварили и сами из-за этого пострадали. Какие же все-таки влюбленные глупые люди.

+1

12

[indent] - Я знаю, - с полуулыбкой произношу я и провожу пальцами по её щеке, такой мягкой и прохладной.
Я, как самый взрослый и ответственный человек, который в какой-то степени, как врач, отвечает за жизнь девушки, что лежит подо мной, не должен был держать обиду или злость. Хотя, если наконец-то выдохнуть и трезво оценить ситуацию, я и не обижался, вот только произнести вслух то, что безумно влюблен в Дайану, всё же не мог.
Предлагая ей переехать ко мне, я имел очень корыстные цели, за которые потом могу нарваться на очередной скандал с разбитой посудой и дорогим алкоголем. Вот только оставить вот так всю ситуацию, я просто не могу. Мне необходимо присматривать за ней, проверять её здоровье и то, что любимый человек будет рядом - огромный бонус ко всему перечисленному. Вот только... Не знаю, вероятно, я просто накручиваю себе лишнего, это и не мудрено, учитывая то, как долго у меня не было нормальных отношений. И всё же, то, как быстро и уверенно согласилась Ди - меня пугало. Навряд ли, она предсказала мои действия и поняла, что после таких бурных разборок, в ходе которых я готов был её самолично порвать и изнасиловать, лишь бы она наконец поняла, что я не стану причинять зла... Что для меня будет легче выразить собственные чувства в таком серьёзном шаге, как проживание вместе... Не знаю.
Когда Нильсен пытается вырваться из построенного мною кокона, у неё ничего не получается, по небезызвестным причинам:
первая - я всё ещё лежал на ней и двадцати килограммовая разница была очень даже ощутимой;
вторая - локтями я зажимал её плечи, перекрывая возможность двигаться, тоже самое и с её коленями;
ну и третья - меня дико забавляла эта её беспомощность. Я мог наблюдать за этой картиной вечность.
[indent] Моя маленькая чертовка продолжает елозить, тем самым значительно усложняя наше с ней положение. Да, я безумно хотел овладеть Дайаной, прямо сейчас окунуться с головой в бездну удовольствий, тем самым заставляя наши тела согреться и почувствовать друг друга. Забыть про этот злосчастный разбор полётов, который нас даже толком ни к чему не привёл. Очень хотел, но если бы мне просто нужен был секс, я бы не стал останавливаться там, в душевой кабине. Было бы проще трахнуть её именно там, когда эмоции зашкаливают и секс является наилучшим способом показать свои чувства, хотя там скорее всего была бы именно жестокость, нежели что-то тёплое или страстное. Вот только я не считал себя животным, которое будет поступать именно так. Для меня эти отношения были чем-то абсолютно новым, особенным и тем, чем я непременно хочу дорожить. И я буду это делать, хочет она того или нет.
На самом деле, всё это я бы стал говорить себе, чтобы успокоиться, не натворить глупостей и мне бы не пришлось заново начинать те мучения, которые пережила Ди, а ведь так и будет, если сейчас не расслабить её глаза. Наверное, именно по этому люди обычно говорят - никогда не спи с лечащим врачом, добром это не закончится. Они же в самый не подходящий момент вспоминают про чувство долга и тем самым портят всё атмосферу. Ага, по себе знаю.
- Будь хорошей девочкой, - тихонько шепчу я у самого уха брюнетки, - И мы к этому ещё вернёмся.
Целую её в лоб и аккуратно переваливаюсь на бок, после чего уже спокойно встаю с кровати. Мне нужно привести Ди в божеский вид, успокоить свои нервы по поводу лопающих капилляров, которые делали Нильсен похожей на кровососа из фильмов ужасов и только потом, когда мой нервяк пройдёт, можно вернуться к приятному разговору те-та-тет.
- Сейчас дам тебе сменную одежду и пока ты переодеваешься, сделаю маску на глаза, - произнёс я, открывая дверцы шкафа, откуда достал сменную футболку и натянул её на себя. Да, у меня были сменные вещи, так как я достаточно долго здесь обитал, пока к Ди не вернулось зрение, - И даже не думай, сейчас, со мной спорить.
[indent] Перед тем, как уйти на кухню, я вручил Дайане комплект одежды, чтобы та не сидела в мокрых вещах, да ещё и в пастели. Считайте меня занудным старпером, но даже под одеялом она может простудиться, а мне меньше всего хотелось бы, чтобы она болела. Вот переберётся ко мне, так и посмотрим.
Я строго на строго запретил Ди вылезать из кровати, пока я не приду и будет просто замечательно, если она будет мирно лежать с закрытыми глазами.
"Чёрт, - выругался я, зайдя на кухню, - Лэс будет не в восторге от этой новости..."
Мне было действительно тяжело понять, почему мой сын так критично относится к Дайане. Если раньше, когда она не видела и я был постоянно с ней, Лэс фырчал, но понимал, что я не могу бросить человека в беде, а когда я понял, что Ди мне не безразлична, даже больше - она мне действительно нравится, он просто встал в штыки...
Что же, этот вопрос мне предстоит решать, но будет это чуточку позже, а пока мне нужно сделать маску на глаза Нильсен, пока меня самого трясти не начало. Я прекрасно понимаю, что эта ситуация выбила нас из колеи, но волнение за её здоровье никуда не делось.
В ванной комнате я нашёл вату и марлю, так что сделать чайную маску, проблем не доставит. Через несколько минут я вернулся в спальню с небольшой миской, в которой был чёрный чай для смачивания, вата и марля.
- Ложись, - произнёс я и тепло улыбнулся, - Мучить тебя буду.

+1

13

Уверенность в моем голосе и такое быстрое принятие решения пугало меня саму. Я понимала, какой отчаянный шаг я совершила в данный момент. Еще несколько минут назад я скандалила, страдала и искренне пыталась ненавидеть этого человека, а сейчас так легко согласилась с его предложением. Возможно, он сам это сделал сгоряча и нам стоит еще раз подумать над этим решением, но... но я не готова была заговорить об этом сразу, прямо сейчас. Не хватало смелости что-ли.
Я отчаянно пыталась выбраться, как бы сильно он меня держал и не выпускал. Некая защитная реакция, упорство, которое мне хотелось показать. Да, у меня ничего не получалось, но я пыталась и доказывала самой себе, что я еще готова бороться. Да, через пару минут я сдалась, но не потому что я не могу. Просто потому что, я не могу так долго сопротивляться дорогому мне человеку.
Будь хорошей девочкой... Как бы это не было бы правильным, но мне не хотелось быть той самой хорошей девочкой, которой он хочет меня видеть. Я хочу вести себя плохо, делать наоборот и назло, чтобы потом наоборот оказаться наказанной. Неужели я так многого просила? Дадим ему время покомандовать и снова включить врача, который так отчаянно пытается меня вылечить. Нет, конечно, все-таки я ему за это очень благодарна и он это, конечно же, знает, но иногда эта забота по поводу моего здоровья здорово напрягает. Когда мне так отчаянно хочется на немного забыться, не вспоминать об этом, то он так же отчаянно портит мои желания и планы своими лекарствами, осмотрами и  всякой ересью. Я понимала, что с одной стороны в нем борется чувства долга, как врача. Но теперь я осознала, что это чувство некого долго, в связи со сложившейся ситуацией. Чувство вины после аварии. Сейчас... Возможно, что я все еще обижалась и где-то в глубине души ненавидела его за это, но в то же время, уже сейчас, не могла его в этом винить. Если бы не авария, то мы бы не познакомились и не насладились бы тему счастливыми моментами, которые подарила нам судьба. Все в нашей жизни не случайно и не правильно кого-то винить в том, что произошло.
- Маску? Ты серьезно? - недовольно воскликнула я, наконец-то вылезая из под одеяла. - Ну не включай сейчас супер крутого доктора. С моим зрением все в порядке.
Очередная защитная реакция, хотя, возможно, моим прекрасным голубым глазкам и вправду не помещала бы маска, которая бы немножечко сняла с них напряжение. После операции и всего того, что пережили мои глаза, мне и вправду стоило бы начинать о них заботится, а не пускать все на самотек. Я чувствовала усталость в глазах, чувствовала как болит голова, но не предавала этому должного значения, потому что сейчас, в данный момент времени, меня волновало совершенно другое.
Да, видимо спорить и возражать что-либо было бесполезно, поэтому я временно заткнулась и молча переоделась. Натянула лишь теплую кофточку и осталась в трусиках, чтобы хоть как-то подразнить этого засранца, который зациклился на моем здоровье, а лучше бы немного уделил мне внимания.
Хоть мне и напрочь запретили вылезать из постели, я, конечно же, не послушалась и уже успела убрать мокрые вещи куда подальше, чтобы они здесь не мешались и вернулась в комнату через пару минут. Возможно, мои глаза и выглядели болезненно, покрасневшими, но по сравнению с тем, что я проревела такое большое количество времени, они выглядели еще даже очень симпатично, что не могло не радовать.
- Мучить? - переспросила я и в этот раз послушно улеглась на кровать, потому что сейчас сопротивляться не было смысла. Он все равно выполнит задуманное, а мне бы все-таки не помешало снять некий дискомфорт в глазах.
Он начал свои процедуры и я не мешала ему, а несколько минут пролежала молча, ни произнося ни слова и обдумывая какие-то моменты моей жизни, которые уже произошли и которым еще суждено произойти.
- Ты вообще собирался мне когда-нибудь сказать? - вдруг поинтересовалась я, тихонько, без криков. Мне все еще хотелось какой-то правды. правды, в которую мне хотелось бы верить. - Если бы я не узнала, ты бы так и молчал?
Зря. Я понимаю, что, наверное, зря вернулась к этой теме, но жду ответа. Минута, две, три... Он что-то говорит, а я кажется снова потерялась в собственных мыслях и все сказанное пропускаю мимо ушей. Я резко сажусь и снимая, так называемую, "маску" с глаз, смотрю своими голубыми глазками на Кейна.
- Ты уверен в том, что я должна к тебе переехать? Мы оба знаем, что меня там никто не ждет. Мне не будут там рады и может... может мне все-таки стоит остаться здесь? Здесь в собственной квартире и жить как прежде? Я не хочу портить ваши с сыном отношения и приносить в нашу жизнь новые проблемы, Ник. - вот. вот то самое волнение, сомнения и вопросы, которые я все-таки решилась озвучить. Я так легко согласилась на переезд, но не сразу подумала о последствиях, а с моей стороны это было совершенно не правильным.

+1

14

[indent] Вот, вроде, волне себе разумный человек, состоявшийся врач, хороший отец и... собирается наложить на глаза вату с чаем. Ну, в жизни тоже бывают огорчения, ничего не поделаешь. Этой ерунде, которую я пафосно называю маской, научила меня моя Ба, которая всегда мучилась от перенапряжения глазных яблок. Она слишком много читала, так что в этом не было ничего удивительного. Именно она,  врач с многолетним стажем, выдала секрет чистых газ, мол чёрный чай хорошо снимает усталость. Никогда бы не поверил, если бы не опробовал на себе. Что же, опыт победил и я начал использовать это сам, пациентам, естественно, такого не советовал, а вот дома - очень даже. Так что не было ничего удивительного, что к Нильсен я пошёл именно с этим рецептом.
- Естественно, - признаюсь, я немного ёрничал, но не лишать же себя такого удовольствия, - А ты думала, все будет так легко и просто?
На меня так много вылилось негатива, что легкое послевкусие горечи, я просто обязан был оставить, но вовремя себя остановил. У меня есть некоторые черты, которые способствуют сотворению различных пакостей, особенно, когда меня обвинили в том, чего я не совершал. Как говориться: "Если тебя незаслуженно обвинили, вернись и заслужи". Раньше это было больной темой для меня, сейчас, с возрастом, я стал контролировать данные привычки, так что остались легкие колкости, которые я стараюсь исключить.
[indent] Дайана послушно улеглась на кровати, оставив для меня чудный вид её ножек, которые она так и не прикрыла. Дразниться, засранка, по белью вижу - дразниться. Что же, это отличный момент, проверить собственную выдержку ибо она у меня, в последнее время ужасно пошатывается.
Присаживаюсь рядом, так, чтобы было удобно проводить манипуляции в миске и переносить всё это на глаза. Времени заняло не много, буквально несколько минут и на глазах Ди уже была чайная маска, которая успокоила моего измученного внутреннего врача. Вот только теперь стало сложнее себя сдерживать. Вот она, лежит, даже не брыкается... Одно удовольствие наблюдать за такой картиной, хотя наблюдать было мало.
Терпи Ник, ты можешь... если бы.
Теперь я мог перебраться на другую сторону кровати и мирно прилечь, наслаждаясь легким затишьем, которое длилось не долго. Естественно, что она хочет знать ответ на вопрос, который так поколебал её спокойствия и я не винил Ди, правда хотел подольше насладиться этой мимолётной атмосферой умиротворения.
- Я бы рассказал тебе всё, когда был бы уверен, что моего участия в твоём лечении больше не требуется, - вздохнув, ответил я. Это действительно было так, мне нужна была уверенность, что в случае чего, с ней всё будет хорошо, - Я не знал, как ты отреагируешь, когда узнаешь, так что, на всякий случай, решил подстраховаться и дождаться твоего выздоровления.
Не могу с уверенностью утверждать или предполагать, что последует за моим ответом, но это уже будет более спокойно и мирно, нежели пол часа назад, когда в кухне звенела посуда и бились бутылки.
[indent] Настал тот момент, когда слова льются рекой, а волнение отражается в подрагивающих руках и широких глазах. Дайана почти тараторила, выдавая всё новые и новые сомнительные доводы, которые должны были образумить меня и всё отменить. Правда, всё это вызвало обратный эффект. Я молча лежал, подпирая головы ладонью и улыбался, предоставляя своей возлюбленной возможность выговорить все волнения, которые у неё возникли после небольших раздумий. Теперь я был более спокоен за свое решение и её ответ. Правду говорят: первая мысль - всегда правильная.
- Значит, никто не ждет, - слегка с издёвкой переспросил я, делая акцент на "никто", - Так и скажи, что просто не хочешь жить со мной под одной крышей.
Естественно я говорил не серьёзно и по моему лицу это было прекрасно видно. Нет, я порой рублю с горяча, но даже такие решения мозг выдает вполне себе обдумано. Это приходит потом, но всегда правильно. Так что я был полностью уверен в собственном решении. Да, будет тяжело, но никто и не обещал, что всё будет легко. Я сажусь, чтобы иметь возможность спокойно смотреть в эти бездонные глаза, которые так и манили собой.
[indent] - Рано или поздно, Лестер всё поймет, - провожу тыльной стороной ладони по её щеке и тепло улыбаясь, продолжаю, - Ты у меня - замечательная, скандальная, но всё же замечательная. Я уверен в том, что вы найдёте общий язык.
Притягиваю к себе за подбородок и впиваюсь в губы. Не знаю, что она там задумала, оголяя свои обалденные, но у неё получилось. Углубляю поцелуй попутно укладывая девушку на лопатки, руки нагло очерчивают контуры тела, добираясь до оголенных ножек. Провожу ладонью по внутренней части бедра, после чего останавливаюсь и смотрю прямо в глаза:
- Мне же не придется тебя снова привязывать? - лукавая усмешка и я снова впиваюсь в её губы своими, лишая возможности говорить и тем более отвечать на мои подтрунивания. Если ранее меня останавливало её напряжение, теперь сдержаться сил нет. Я слишком устал себя контролировать. Будь что будет.
Задираю кофту и начинаю покрывать живот поцелуями, плавно переходя к бёдрам, попутно оказываясь между ножек. Превосходный вид. ничего не скажешь, особенно когда закидываешь ножку на плечо и начинаешь покусывать под коленной чашечкой. И не злопамятный я, с чего вы взяли? Я вновь возвращаюсь к губам, стараясь понять, расстёгивается ли кофта, которую я сам просил надеть, ну бывает. Руки уже вольно блуждали под кофтой, сминая всё, к чему прикасались.
- Просто доверься мне, - я говорил это не только про снятие кофты, но и про нас в общем. Пока Дайана мне всецело доверяет - у нас всё будет хорошо.

+1

15

Как бы он не сопротивлялся, я готова сделать все возможное, чтобы добиться нужной мне цели. Он включил врача, а я хочу, чтобы включил мужчину и насладился прекрасным моментом, чтобы затереть всю нашу ссору к чертовой матери. Он был виноват, но и я тоже не ангел, который подлил масла в огонь.
Он проводит эти процедуры с чаем, хотя не была уверена в их действительности. С одной стороны он врач, ему виднее, но с другой я осознавала какой это бред, но все равно доверялась ему и соглашалась на сие действия. Может это и вправду поможет мне хоть немного снять накопившееся в глазах напряжение. Хоть чуть-чуть.
Но все-таки совсем без движения я лежать не собиралась, а немножко решила пустить свои замечательные ножки вход. Совсем чуть-чуть. Совсем незначительно и может незаметно, но вдруг мне это поможет. Кто знает. Я аккуратно, медленно сгибаю стройную ножку в колене, по лучше открывая вид на черные трусики с легким кружевом по краям. Я знала, что ему понравится и в конце концов ему придется сдаться, как бы он не пытался сопротивляться. Сейчас это необходимо было нам обоим и каждый из нас постепенно начинал это осознавать.
Я молча выслушала то, что он ответил на мои вопросы и не стала возникать. Зачем? Сейчас я просто восприняла информацию, намотала на корочку и запомнила на будущее. Нет, я не злопамятная. Только иногда. Но, возможно, вспоминая это потом, в нашем, надеюсь, светлом будущем, я даже буду его благодарить за то, что он для меня сделал.
- Понятно, - тихо отвечаю я и ничего больше не добавляю. Сейчас я просто не вижу в этом смысла. Продолжать то, из-за чего мы можем снова разругаться... Нет. Я получила ответ и пока новых вопросов не возникло, я хочу замять эту тему. Хотя бы на пару секунд, минут, а может даже дней. Тем более сейчас у нас появилась небольшая, а может и большая, проблемка, связанная с переездом.
Да, правильно говорят, что первое сказанное решение и является правильным, но только разные факты настораживают меня и заставляют сомневаться. Я знаю как ко мне относится Лестер и знаю, что к хорошему мой переезд не приведет, а это означает, что нас ждут новые ссоры, новые проблемы и не дай бог что похуже. Этого мне хотелось меньше всего.
- Поймет? Ник, он настроен против меня. Ты видел это сам, а если мы съедемся то скандалу не миновать. Да мы с ним передеремся. Разве ты этого хочешь? - поинтересовалась я, уставившись на возлюбленного своими прекрасными голубыми глазками. - Я хочу с тобой жить. В этом нет никаких сомнений. Но ты же понимаешь, что это просто не возможно. Все сведется к тому, что я через неделю, месяц максимум вернусь сюда, в собственную квартиру, а ты, скорее всего, в конце останешься на стороне сына. Женщины приходят и уходят, а дети остаются и я бы тоже так сделала. Но я не хочу ведь тебя терять. Я боюсь этого.
Да, страх и вправду присутствовал и, возможно, даже читался в моих глазах. Да, Лестер был для нас преградой, которой я боялась. Но была и еще одна причина моего страха. В моей жизни уже был один переезд, потом свадьба, а потом муж - подонок и его фиктивная смерть, которая оставила отпечаток в моем подсознании. Поэтому я боялась этого переезда тоже. Один раз я уже оступилась и обожглась, я не хочу, чтобы было так же. Нет, я понимаю, что Ник и Оуэн - это два разных человека, которых нельзя даже поставить рядом. Ник совершенно другой и относится ко мне совсем по-другому. Я его люблю, но все равно меня что-то тревожило. И честно, я еще не могла осознать до конца что именно.
Я хотела сказать что-нибудь еще, но он не дал мне это сделать и перебил все мысли, впившись в мои сладкие губки. Я добилась своего. Я добилась нужного эффекта. А это значило, что несмотря на все наши ссоры он все еще меня хочет и не может устоять, поэтому в данном случае моя внутренняя богиня начинала ликовать от собственной небольшой победы. Я отвечаю на поцелуй и полностью подчиняюсь его действиям. Нет, я люблю сопротивляться и делать наоборот, но сейчас мне этого не хотелось. Дыхание постепенно учащалось, а я начала забывать обо всем, что с нами произошло. Глупые ссоры и глупые скандалы. Мы к ним еще вернемся, но не сейчас. Сейчас существуем только я и он. И никого больше. Я выгибаюсь как змейка от его мучительно-приятных поцелуев и действий, а потом стягиваю с него футболку, подбираясь ручками к его прекрасному телу, но и помогаю со своей кофтой, стягивая её с себя, оставаясь только в трусиках.
Доверься... Я могла полностью довериться ему сейчас и я очень хотела довериться ему во всем, но это было слишком сложно. Меньше всего я хотела думать об этом сейчас. Мы к этому еще вернемся. Потом.

+1

16

[indent] Дайана продолжала настаивать на том, что переезд - это очень плохая идея. Дошло вплоть до того, что посыпались варианты, мол они с моим сыном могут подраться. Вот честно, если хочется так отпираться, нужно аргументы по убедительнее придумать.
- Во-первых, - всё с той же ехидной улыбкой, начал я, - Лестер слишком воспитан, чтобы ударить девушку. Так что я тебя успокою, драться он с тобой не будет. И я знаю, что это было сказано скорее фигурально, но всё же. Во-вторых, я хочу, чтобы люди, который я так люблю, были рядом со мной, а не в разный частях города. И, наконец, в-третьих, ты вот сейчас кого убеждаешь, меня или себя? Мне нужен только твой ответ, а с остальными проблемами будем заморачиваться по мере их поступления.
Не люблю я придумывать проблемы, даже если они действительно будут, они будут потом, так зачем мучить себя до того, как на тебя всё это свалиться. Конечно, давайте ещё представим, что будет, если ещё и сестра явиться с её дурным характером и манией влезть во все, что её в принципе не касается, что я тогда должен делать? Завтра ещё не наступило и нужно наслаждаться тем, что есть здесь и сейчас. Мне не нужны грандиозные причины для решений, я их могу найти в любой момент, но зачем об этом думать сейчас? Мы здесь, одни в своём маленьком, немного запутанном, мирке и этого достаточно. По крайней мере мне, а если Ди не готова к переезду, так я её не тороплю. Ну, первые пару дней.
- Я же не обещал, что будет просто? - целуя в шею шепчу я, - Пройдём мимо двух проблемных тарана и всё будет хорошо.
[indent] Знаете, сейчас, когда я покрываю это прекрасное тело поцелуями, когда так сносит крышу, что трудно здраво мыслить, я понимаю одну вещь - сейчас я возвращаюсь в те далёкие времена, когда нужно было наслаждаться друг другом. Только в такие минуты я полноценно понимаю, что имеет в веду Лэс, когда говорит, что во мне просыпается подросток. У нас никогда такого не было, мы были поглощены учёбой, а друг на друга не было времени.
И снова я подсознательно возвращаюсь к Мери, вот только теперь я не вижу её лицо перед собой, как это было раньше, сейчас передо мной только Дайана, её сладкие губы, нежное тело, безмерно голубые глаза и чудный голос, который срывается от моих ласк, которые становятся более настойчивыми, я бы даже сказал наглыми. Раньше я многого себе не позволял, так как думал, что Она может держать на меня обиду, ведь я всё же нашел человека, которого действительно готов полюбить всем сердцем, заставить трепетать всю нашу жизнь.
Мне захотелось отвезти Ди на могилу, представив их друг другу, чтобы попросить у покойной жены благословения. Я уверен, что она сможет повлиять на мою судьбу.
И это говорит скептик... Да к чёрту всё. Все проблемы потом, все решения - потом.
[indent] С меня уже сняли футболку, а на ней уже не было ничего, кроме знойных трусиков, от которых я мечтал избавиться, но скорее дразнил себя.
Провожу ладонями по нежному телу с идеальными формами, заостряя своё внимание на груди. Да, я хочу сорваться, хочу взять её прямо сейчас, но это будет слишком просто и слишком скучно. Мне нужно, чтобы мы оба сходили с ума от желания. Продолжаю углублять поцелуй, накрывая её тело своим. Даже ткань домашних штанов не может скрыть моего возбуждения, так что я могу благополучно чувствовать её тепло.
Ёрзаю, дразня не то ли себя, не то ли её. Мне нравится её целовать, так что я не отказываю себе в этом удовольствии, отстраняясь от губ и переходя на шею, потом ниже к ключице, покрывая влажной дорожкой поцелуев грудь. После чего снова возвращаюсь к губам, легко целую и у самого уха спрашиваю:
- Чего ты хочешь? - немного покусываю за мочку уха.

+1

17

Просто... Просто не было и не будет никогда. И я осознавала это с каждым днем своей жизни. С самого первого дня моей жизни никогда не было легко и просто. Оуэн, брак, фикция, авария, потеря зрения... Все это наваливалось на меня постепенно и никогда не давало передохнуть. Вздохнуть спокойно и думать, что все будет хорошо. Я всегда пытаюсь верить в чудеса. Я жду чуда, только эти чудеса если и случаются, то очень-очень редко, что меня порой очень огорчает.
Съехаться вместе - это уже очень ответственный шаг в наших с Ником отношениях. Это понимала не только я, но и он. Хотя я еще не до конца понимала, правда ли он осознает всю ответственность этого решения. Я правда его любила и дорожила им. И отказать ему в этом предложении с моей стороны было бы не правильным. Но были вещи, которые мы друг о друге не знаем и я не уверена в том, что должны знать. Наше прошлое должно остаться в прошлом или все-таки все тайное становится явным? Я пока не нашла ответа на этот вопрос и может именно поэтому скрываю небольшую частичку из своего прошлого о моем неудачном замужестве. Все шло своим чередом: мое выздоровление, наши отношения. Но вот подходящего времени, для раскрытия моего маленького секрета, времени еще не нашлось.
Вроде бы и ничего серьезного, но чем больше я откладывала этот разговор, тем больше я осознавала тот факт, что не знаю как отреагирует на это Кейн. Каждый из нас что-то таит. Но только он во благо для меня, а я... я не знаю с какой целью я молчу.
Оуэн - это неприятность. Неприятность, которая после своего воскрешения еще иногда пытается до меня докопаться: то с желанием вернуться, то с выпрашиванием денег, которые сейчас были ему так необходимы. Я боялась этого. Я не хотела, чтобы эти два упертых человека встретились лицом к лицу. Я не хочу рассказывать то, как со мной поступили, потому что знаю, что ему это не понравится. Я запуталась в собственных мыслях и действиях и уже не знаю, что мне с этим делать...

Я хотела, чтобы наслаждались друг другом. Растворялись в друг друге и хотя бы на время забыли о проблемах. Хотело, чтобы сейчас ни существовало никого, кроме нас двоих. Меня и его в нашем маленьком мире, который постепенно мы строим собственными силами, через ошибки и невзгоды. Мы справимся со всем, пока будем любить друг друга.
Его губы и сладкие поцелуи, его руки и прикосновения сводят меня с ума. Я забываю обо всем. Мне кажется, что иногда я просто перестаю дышать наслаждаясь таким дразнящим наслаждением. Наши сердца бились в унисон и казалось, что вот-вот выпрыгнут наружу. Пульс заскакивал, учащенное прерывистое дыхание и сладкие стоны то и дело периодически срывающиеся с моих губ. Он сводил меня с ума, не позволяя больше здраво мыслить.
Извиваюсь, под стать его поцелуем, и ощущаю как нарастает напряжение между нами. Мы боремся друг с другом пытаясь насладиться, но в конце концов один из нас будет вынужден сорваться, не в силах больше совладать с собой и терпеть. Эти прекрасные чувства, которые нам необходимы.
- Тебя, - хрипло и тихонько произношу я на выдохе, и продолжаю, - Я хочу тебя.
Я заставляю его перевернуться и сажусь сверху, пристально вглядываясь в его глазки, полные желания. Пора немножечко поиграть по моим правилам. Я наклоняюсь вперед, так близко к его губам и обжигаю их горячим дыханием, не касаясь сразу.
- А чего хочешь ты? - шепчу я и целую его. Жадно, желанно и страстно. Так, как не целовала никогда, но так хотелось. Сегодня каждый из нас немножечко переступает через себя. Чуть прижимаюсь грудью к его груди, но не надолго и тут же отрываюсь от его губ.

+1

18

И вот я уже лежу на спине, чувствуя на себе её горячее тело - жар, что сводит меня с ума и заставляет желать большего. Играет, я чувствую её задор, этот юношеский азарт, который так и кричит: "я тоже так могу". Боже, как она прекрасна! Сжимаю простынь в кулаки, когда горячее дыхание обжигает мои губы, но не касается. Дразнит, хочет почувствовать... что? Власть или силу? Нет, Дорогая, всё будет не так.
Обхватываю бёдра и двигаю чуть ниже, чтобы она полноценно почувствовала моё желание и то, с каким трудом мне удаётся сдерживать себя. Ткань смягчает, но я всё равно чувствую, как ткань её трусиков трётся по моей ширинки. Срываю сладкий стон губами, захватывая в свои объятия, притягивая к груди, чтобы между нами было как можно меньше пространства. Как же мне нравиться водить пальцами по её спинке, очерчивая контуры тела и чувствовать, как по коже пробегает волна мурашек снова и снова.
Нежно касаюсь губами её шеи, плеч, её потрясающе красивой руки, пальчиков... Ещё немного, не дам тебе вернуть эту агрессию, которая играла в глазах несколько мгновений назад. Я слишком дорожу тобой и сегодня, сейчас, хочу быть максимально нежным с тем, кого так полюбил. Пусть она скандалит столько, сколько будет угодно её душе, пока Ди готова бороться за наши отношения так же, как и я, мы всё сможем пережить, даже если это агрессия исходящая из нас самих.
Подношу эти сладкие пальцы к губам и целую вместе с ними, через них, облизывая и заигрывая. Отпускаю пальцы и провожу языком по нижней губе, увлажняя, зазывая. Целую, пальцами зарываясь в густую копну волос и притягивая ближе, словно есть куда.
Придерживаю и вновь укладываю на спинку, не на секунду не разрывая поцелуя. Приоткрываю глаза, надеюсь встретится взглядом, словно хотел понять, готова ли она продолжить, позволит ли зайти так далеко, как я того хочу, наплевав на разногласия, ссоры, истерики, отбросив всё. Поглотить друг друга без остатка и сожаления. Эти сверкающие голубые глаза заставляют меня улыбаться и я ничего не могу с этим поделать. Упиваюсь её губами, покусывая, слегка оттягивая. Никогда не испытывал ничего подобного. Хочу ещё, ещё и ещё.
Это была Любовь, без остановок и без диких страстных порывов, которые обычно поглощали наш разум целиком и полностью. Это была песня нежных прикосновений и поцелуев. Когда моя девочка лежала, я нежно касался руками и губами пальчиков ее ног и бедер, животика, спинки… Словно я пытался покрыть всё её тело своими поцелуями...
Такой реакции я еще не видел… Она сводила меня с ума!!! Её тело дрожало как в лихорадке, щеки порозовели, Дайана издавала такие проникновенные стоны, что я еле удерживался, чтобы не войти в нее… Такую выдержку нужно иметь.... ведь все плывет от Желания...
Я стянул с себя брюки, оставаясь в боксёрах. Хотелось избавиться от одежды полноценно, но тогда бы моя выдержка точно лопнула. Не думал, что у меня будет такой азарт от ее реакции на мои нежные ласки...
Сладкий стоны становятся громче, требовательнее, но я не собираюсь спешить, ведь у нас впереди целая ночь. Аккуратно, одними пальцами, стягиваю кружевное бельё, начиная целовать живот, ниже, вот я касаюсь губами зону бикини и возвращаюсь к губам. Возбуждённой плотью касаюсь её киски. Ткань всё ещё мешает, но даже так я отчётливо чувствую пульсацию наших желаний. Захватываю её руку и опускаю вниз, прикладывая пальчики к напряжённой плоти.

Отредактировано Nicolas Kane (2016-12-06 19:37:51)

+1

19

Мне хочется дразнить. Хочется издеваться над ним так же, как это делает он. Мне так отчаянно этого хочется, но я не могу совладать с собой. Его жаркие поцелуи, обжигающие прикосновения и ласки... Они сводят меня с ума, заставляя сладко постанывать от получаемого удовольствия. Мне больше не хотелось скандалить. Не хотелось бить посуду и кричать о том, что он предатель и я его ненавижу. Сейчас я могу доказать, что это не так. Каждый из нас сейчас осознает, насколько сильно он друг другу необходим.
Он был нужен мне как воздух. Глоток свежего воздуха, которого иногда мне так не хватало. Только сейчас я осознаю, как искренне его люблю. Нам не нужны слова, для того, чтобы это сказать. Не нужно, как подросткам, писать друг другу любовные слова. Мы понимаем все без слов. Мы - две частички единого целого. Где-то такие разные, но все еще вместе, не смотря ни на что и благодаря всему. Мы взаимозависимы. Мы частички друг друга, жизнь без которых теряет смысл.
Он медлит, а я не хочу больше терпеть, но не могу позволить себе сорваться первой. Сидя сверху, я в очередной раз касаюсь его губ поцелуем, а потом медленно спускаюсь вниз, обжигая его тело легкими поцелуями. Пусть ощутит какого это. Пусть ощутить какого это дразнить меня. Начиная шеей и заканчивая низом живота, покрыв чуть-ли не каждую клеточку его прекрасного тела. Я чуть поерзала на месте, прикоснувшись, сквозь ткань трусиков, к его возбужденной плоти. Я хотела, чтобы он сорвался. Знала, что еще чуть-чуть и он сорвется и всё будет не только так, как хочет он.
Он снова держит надо мной власть, а я не могу не повиноваться. Его прикосновения были так приятно-мучительны, что заставляло мое тело дрожать от волнения и удовольствия. Я теряла разум и лишь пыталась стремиться к тому, чего так отчаянно хотела. Чуть прогнув спинку, я чуть запрокинула голову назад, насколько это было возможно сделать лежа на кровати. Я тут же закусила нижнюю губу и в эту же секунду сорвался очередной стон, который я так отчаянно пыталась скрыть. Он мучил, а я хотела показать, что я не сломаюсь от его мучений, что очень плохо получались. Мы играли друг с другом, в какую-то незамысловатую игру, пытаясь что-то друг другу доказать.
Приоткрыв свои голубые глазки, я смотрю на него, желая увидеть его реакцию. Мои пальчики чуть сжали его возбужденный член, сквозь мешающую ткань, а мне казалось, что я вот-вот прокушу губу до крови. Свободной ручкой я хватаю его руку и медленно провожу по своему телу, останавливая на груди и сжимая её через свою, в очередной раз прикрывая глазки от наслаждения. Шумно выдохнув, я чуть ослабляю вторую руку, чуть поглаживая сквозь ткань, а потом сжимаю чуть сильнее. Он временно оказался в моей власти. Возможно, не надолго, но это меня радовало. Я не буду спешить. Я жду пока это сделает он. Отпускаю руку и провожу её по его спине, чуть проводя ноготочками. Легонько, совсем чуть-чуть и еле заметно.

+1

20

Мы горели, тонули в ощущениях друг друга, было так приятно, когда она сама показывала, чего и где хочет. Как рука вольно вела мою ладонь на мягкую грудь, заставляя сжимать и ласкать. Я быстро менял направление и уже в тот же миг ласкал языком второй сосок, слегка покусывая его от возбуждения. Во мне боролось желание заставить её кричать от удовольствия и в то же время, я хотел слышать тихие, но сладкие стоны, которые молят о продолжении и о чём-то большем.
Когда пальчики касаются моего напряжённого члена, шумно выдыхаю, прикрывая глаза. Не знаю, чего я добивался растягивая наше удовольствие, наше поглощение друг другом, но проигрывать я не хотел однозначно.
После очередной волны поцелуев, которые раскинулись по всему телу возлюбленной, милая слегка раздвинула ножки и я увидел, как из ее разгоряченной плоти вытекает прозрачный сок на простыню… какая она вся мокрая… Дальше всё происходило как-то по инерции, пальцами вошел во влагалище, а затем смазал ей губы соком… и жаркий, очень долгий поцелуй… Я сминал её покусанные, немного набухшие от желания губы и понимал, что схожу с ума. Мой пульс громко стучал в ушах, а дыхание давно сбилось от вожделения.
Не знаю, как долго продержался бы, если она продолжит в таком духе, так что перехватываю ладонь и нежно целуя в запястье. Аккуратно опрокидываю руку на простынь и хватаю за бедра, чтобы уложить свою малышку на живот. Приподнимаю, чтобы она подняла свою попку и просто целую в поясницу, до самого копчика проводя влажную дорожку языком.
Ввожу в киску два пальца, продолжая покрывать спинку поцелуями, которые плавно переходили в укусы. Двигаю пальцами, заставляя сок вытекать с потрясающими звуками, которые услаждали мой слух. Добираюсь до нужной точки и намереваюсь довести до оргазма, вот только это будет слишком не честно с её стороны, так что я захватываю её пальчики, провожу по упругой попе и заменяю их вместо своих.
- Продолжай, - шепчу я, дотягиваясь до набухших от поцелуев губ.
Ох, этот вид меня заводит ещё больше, так что долго наблюдать со стороны я просто не мог. Не давая пальчикам остановиться, начинаю ласкать язычком клитор, намеренно задевая пальчики.
Останавливаю её, резко повернув к себе лицом, накрываю её влажные губы своими, после чего опускаю боксёры и нежно вошёл...
Замираю, чтобы перевести дыхание, чтобы сорвать с её губ сладкий стон. Я чувствовал себя, словно подросток, который впервые попробовал вкус женской плоти. Я солгу, если скажу, что у нас с Дайаной был уже подобный секс. Сейчас всё было по другому, словно раньше было что-то, что мешало и не позволяло нам полноценно почувствовать друг друга, но не сейчас. Я всем своим телом ощущал, как Ди содрогается подо мной, как сжимает меня внутри. Чёрт, как же это приятно. И вновь я могу очерчивать её тело своими пальцами, играть с возбуждёнными сосками и целовать. Бесконечные поцелуи, стройное и горячее тело неистово возбуждали меня… в тот момент я не думал о себе и о своем члене, хотя он то и дело погружался в разгоряченную плоть.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Уйди, останься, исчезни