Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » playing with fire


playing with fire

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2jYv7.png
Vincent Jervis & Jean Lensherr
ноябрь 2016. Лос-Анджелес.
"Я уточнил у моего агента Оливии, будет ли она на предпоказе фильма для своих и небольшой afterparty. Мне повезло, и у моей влиятельной голливудской любовницы нашлись дела поважнее в Нью-Йорке, с её мужем. А раз Оливии не будет, значит, я смогу взять мою девушку Джин с собой, и похвастаться ей перед коллегами, чего уже давно хотел".

+1

2

- Ясно, - пробормотал в телефонной трубке уставший и севший голос. Хит был расстроен, когда Джин сказала, что находится в Лос-Анджелесе, а не в Сакраменто, как обещала, чтобы поехать с ним вместе на музыкальный фестиваль в Айову через пару дней. Они это делали вот уже много лет, но сейчас Джин предпочла ему быть рядом с Винсентом Джервисом, уютно устроившись в номере отеля с видом на красивый пляж и море.
- Я в порядке, можешь не беспокоиться, - зачем-то добавил после неловкого молчания Хит, и тихое дыхание сменилось короткими гудками. Он отключился, не дав ей даже придумать оправдание или сказать, что они смогут поехать куда-то вместе в другой раз, и на душе от этого разговора остался неприятный тяжелый осадок.
Остановившись у окна и все еще прижимая мобильный телефон к щеке, Джин вздрогнула, когда дверь в комнату открылась с коротким щелчком. Вероятно, с ее лица все еще не вполне сошли задумчивость и напряжение, поэтому улыбка получилась немного натянутой.
- Привет, - пряча в задний карман короткой юбки источник плохих новостей и отключая звук, Джин встретила Винса у порога, мягко целуя в щеку, обнимая и чувствуя, как от приятного запаха парфюма по телу медленно распространяется скользящее, вкрадчивое тепло. Последнее время они редко бывали не вместе, словно соскучившись друг по другу так сильно, что проведенные порознь несколько часов уже становились чем-то необычным, нарушающим привычный порядок вещей. Поэтому когда Винс предложил поехать с ним на предпоказ нового фильма в ту неделю, которую она обещала провести с Хитом, Джин согласилась, даже не вспомнив о лучшем друге. Это пугало.
- Я выбрала платье и каблуки, - обвивая руками его шею и приподнимаясь, чтобы коснуться губ между произнесенными шепотом словами, Джин немного успокоилась. Она позвонит Хиту позже и попробует все объяснить, еще раз. Как делала снова и снова, когда он говорил ей, что связываться с Джервисом вновь - до нелепого глупо. После всего того, что он сделал. После измен, тонн вранья и разгульной жизни, которую вел, если следить и верить сводкам новостей на сайтах про знаменитостей. Если слушать то, о чем говорила ей Мег.
Мобильный телефон в заднем кармане негромко завибрировал, сообщая о пришедшей смс`ке, и Джин осторожно высвободилась из тесных объятий. Позволяя Винсу бросить в кожаное кресло неподалеку тонкую куртку и оценить подобранные для выхода в свет каблуки, на черную коробку с которыми Джин указала, одними губами произнося "посмотри". Она крутилась рядом с ним, в домашней майке на тонких лямках, из под которой был заметен краешек кружевного лифчика, в оголяющей бедра юбке и почти без макияжа. С любопытством оценивая произведенный от тонких и ужасно высоких шпилек эффект.
- Они будут отлично смотреться, как считаешь? - Джин очень хотелось выглядеть сногсшибательно в месте, где будет много коллег Винсента по съемочной площадке, каких-то режиссеров, роль у которых его еще ждет своего часа, знаменитостей и других людей, с которыми он общался изо дня в день. Чтобы первые фотографии репортеров из глянцевых журналов, ожидающих их у кинотеатра, получились идеальными, и вечер прошел именно так, как они и планировали. Как Винсент этого хотел.
- Сексуально, правда? - позволяя Винсенту приобнять себя за талию, Джин отвлеклась. Его пальцы настойчиво скользнули немного ниже, когда на экране мобильного появилось всего лишь одно короткое, но очень резкое слово. "Дура". И все внутри словно онемело на две короткие секунды. Еще мгновение она просто не могла вздохнуть, с силой сжимая телефон и опуская вниз руку. Винс не видел ее глаз, и не мог заметить мелькнувшую в них очень быстро тень смятения и боли. Хит зацепил ее сильно, дотянувшись до уязвимого места из душного, нагоняющего тоску Сакраменто. Заставив закусить губу, чтобы сохранить самообладание и не бросить на эмоциях что-то в духе "вот черт", не отшвырнуть в сторону телефон. Вместо этого Джин лишь прижимается к Винсенту сильнее, чувствуя спиной широкие плечи, крепкий пресс и напряжение через плотную ткань рваных джинсов. В то время как внутри все в ярости, с окрепшей обидой на друга безмолвно дрожит.
- Я люблю тебя, - с тяжестью и ноющим чувством в груди, Джин заставляет себя произнести слова, к которым в действительности не знает, как относиться. Они просто есть в ее голове, и с разными интонациями проносятся в мыслях. Каждый раз, когда она встречается с Винсентом взглядом, и между ними уже что-то происходит, или просто смотрит по утрам, проснувшись первой, становясь очень тихой и осторожной. Или когда Винс готовит для них кофе, читает страницы нового сценария, заинтересованно листает свой инстаграм. Уткнувшись подбородком в его плечо Джин часто спрашивает, - "кто этот симпатичный парень с гитарой?", говорит, что видела кого-то из его знакомых на МТV, и отвлекает-отвлекает-отвлекает. От той жизни, к которой он привык, от публичности, о которой мечтает.
- Я волнуюсь, - оборачиваясь и освобождая руки, чтобы ласково дотронуться до его лица и расстегнутых первых пуговиц рубашки, тихо признается Джин. До откровенного разговора в Малибу в пляжном домике Оливии, этого дня, между ними было слишком много всего, - мешающего, разочаровывающего, сводящего с ума... Его проблемы с Джулианом, личным агентом, карьерой актера. Ее отношения с Люком, потерявшим твердую почву под ногами, обида на Лору и разваливающаяся на части дружба с Хитом. Ничего из этого не исчезло, но стала меньше тревога.
- Мой парень - известный актер, необычно об этом думать, - уголков губ касается теплая улыбка, а на щеках появляются едва заметные ямочки. Присаживаясь на край большого кресла, Джин слегка тянет Винсента к себе, заставляя сделать пару шагов, и смотрит в темно-карие глаза, не моргая, - у которого много фанаток, снимков в журналах и подписчиков..
Ее голос становится немного ниже, а во взгляде играют беспокойные огоньки.
- Мне нужно быть всегда рядом и очень нервничать, чтобы кто-нибудь из актрис или моделей не сделал так, - с хищной, выражающей всю степень женского коварства ухмылкой, Джин царапает ноготками кожу на пару сантиметров выше пряжки ремня, а затем опускает руку чуть ниже. Бессовестно играя с его слабостями и желаниями. Дразня и чувствуя, как Винс немного вздрагивает от ее прикосновений. Она прекрасно знает, что как только появится перед его приятелями и знакомыми в том открывающем стройные ноги платье, которое выбрала, Винс уже не сможет думать ни о чем другом, и получает от этого нереальное удовольствие, занимая все его мысли уже сейчас, за несколько часов выхода в свет.
- О чем думаешь? - об этом внезапно хочется слышать.

Отредактировано Jean Lensherr (2016-11-28 01:33:18)

+1

3

Мягкой походкой иду по коридору Montage Beverly Hills. Остановился у двери в номер и начал шариться в карманах куртки и в джинсах, чтобы найти магнитный ключ. Это не очень легко, учитывая, что у меня в руках костюм, и метрдотель всунул мне в руки небольшую коробку с подарком от какой-то фанатки, очень просившей передать его мне. Ключа почему-то не нашлось. Но я во время обнаружил, что дверь в номер уже приоткрыта, слегка толкнул её и увидел, как Джин стоит спиной ко мне, в открытой майке на лямках, обнажающей худые лопатки и стройную спину, и с кем-то разговаривает по телефону. В мечты о сексе у панорамного окна, как весь Беверли Хиллз видит, что ей со мной хорошо и как прижаты её сиськи к холодному стеклу, врываются тревога и резкий тон Джин. Не понимая, что творю, я внезапно выскакиваю наружу и пробую прислушаться, всё внутри покалывает иголками дурного предчувствия. Джин явно с кем-то ругается. И говорит, что сейчас в Лос-Анджелесе, а не где-то ещё. Со мной.
Шокированный я стою у тонкой дверной щели и закусываю губу. Радую глаз охранников перед камерой видеонаблюдения своей растерянностью. Наверное, так и всплывают шокирующие факты жизни знаменитостей. Выглядит, словно я шпионю. Джин так и не рассталась с Люком? Это Люк, я чувствовал это задницей, обтянутой тесными джинсами H&M. Что если я снова в этом грёбанном отеле, где уже не раз останавливался с богатыми старушками, и снова здесь с человеком, которому не особо нужен? Что если Джин мне до сих пор мстит за Сан-Хосе? Если бы она меня любила, она бы не избавилась от моего ребёнка.
- У вас всё хорошо? – спросила меня роскошная блондинка, идущая мимо и улыбнувшаяся мне широкой соблазнительной улыбкой. В глаза бросился её очень большой рот. Голос у неё низкий и глухой. Я её немного ненавидел в этот момент, так как всё равно не слышал толком, что конкретно говорила в телефонную трубку Джин.
- Ох… да, - я в растерянности потёр шею ладонью, разглядывая её огромные губы, стопудов не настоящие. И огромный бюст. Я слышал, что ненастоящие сиськи холоднее настоящих. Но я ещё не трогал тёлок с поддельными буферами. А может, разница не так велика. – Да. – решительно говорю я. "Уйди, пожалуйста". Но девушка видимо путает мою панику с потерей дара речи после созерцания её прелестей, и просит дать автограф. Я быстро проговариваю, что занесу его в её номер, и она, кивнув, таинственно говорит «уж я на это сильно рассчитываю».
Когда девушка скрывается, покачивая бёдрами, я чувствую, что Джин закончила разговаривать, потому что теперь меня обволакивала абсолютная тишина. Я захожу внутрь. Джин держит телефон у щеки и просто смотрит в одну точку за окном.
- Голливудские холмы как на ладони, неплохо было бы купить там дом, правда?- произношу как ни в чём не бывало. Хлопает дверь.
Джин резко вздрагивает и убирает телефон в юбку, и мне не нравится этот нервный жест.
- Привет, - доброжелательно отвечаю я ей, и натягиваю счастливую улыбку на лицо, сам думая, как бы свиснуть её телефон и посмотреть с кем моя девочка сейчас разговаривала. Я чувствую слегка влажные губы Джин на своих губах. Невесомый и нежный поцелуй, который мог бы обмануть кого угодно, но я чувствую, что Джин напряжена. В объятиях мы немного мнём мой костюм.
- Осторожнее, хотя бы в начале вечера хочу выглядеть серьёзным и не помятым. Готова быть самой охуительной парой сегодня? – спросил я, сощурив глаза, и осторожно рассматривая её лицо, немного приопущенные краешки губ в уголках рта. - Поверить не могу, что иду в костюме. - Я вешаю его на шкаф. Хотел выглядеть рядом с ней серьёзным мужчиной.
- А вот теперь можно продолжить, - я заключил её лицо в ладони и ответил ей на поцелуй, страстно и жадно. И потом мы ещё какое-то время стояли и смотрели друг на друга.
"Может, это был Фредо или Джино?" уже подумал я, глядя в красивые, ненакрашенные широко раскрытые глаза. Даже без косметики у неё были очень пушистые ресницы, такие клёвые. А взгляд всё ещё немного настороженный, как в тот день, когда мы первый раз занимались сексом на диком пляже. И тут же, испортив момент, завибрировал мобильный в её кармане. Старики обычно не пишут смс-ки, и у Джин слишком тяжёлый характер, чтобы это была какая-то её подруга. «Это Люк. Тварь. Жалкое уёбище! Когда же он оставит нас в покое».
Чтобы скрыть свою злость я наигранно и роскошно засмеялся, как часто делал в интервью, когда журналистки задавали вопрос с юмором, чтобы расположить к себе и придать беседе хорошее настроение:
- Это твой мобильный или мой сейчас вибрировал? Похоже, твой. Хм... моя девочка популярнее меня, - сказал я, с лёгкой досадой в голосе. Я настолько привык быть звездой, что мне очень сложно было думать о том, что меня могут предать, использовать и выбросить. Если мне изменят, то об этом узнают совершенно все мои поклонники. И это будет выглядеть так жалко, помимо разбитого сердца. Именно поэтому многие звёзды не заводят длительных отношений. Представляю, что такое переживать разрыв у всех на глазах. - Но готов поспорить, что у меня больше пропущенных вызовов.
Джин рассказывает о туфлях и кивает на коробку. Каким же дорогим всё было в номере! Мне определённо здесь нравилось, я сажусь на мягкое кресло, открываю коробку, но мне не особо хочется смотреть на каблуки, я бросаю пару взволнованных взглядов на Джин, ожидая, когда она проверит телефон, но она выжидающе смотрит на меня. Видимо, ей действительно важно, что я думаю о туфлях больше, чем то, что пришло на мобильник. Я немного успокаиваюсь. Может, я себя накручиваю и её разговор совершенно ничего не значит? И просто нужно выкинуть его из головы?
- Вау, - я охуел от высоты трахни-меня каблуков. В этих туфлях Джин точно завоюет внимание абсолютно всех мужчин. Тех, что не геи, разумеется, которых в шоубизнесе не так мало. Стрёмно об этом думать, но процентов пятьдесят взглядов киношников будут прикованы к моей задницы и накачанным рукам и груди, ты уж прости, Джин. – А я рассчитывал узнать, что же происходит в фильме, в котором я снимался. У тебя крутой вкус. И по-моему, немного изменился со времён Сан-Хосе.
Я закрываю коробку, приподнимаюсь. Джин совсем близко, и я обнимаю её, опустив ладони на талию. У неё такая худая талия, и достаточно широкие бёдра. На ней изящно смотрелось бы любое платье. Но чую, я всё равно захочу его снять уже спустя десять минут, как её в нём увижу. Не хочу показаться жутким невежей, но без одежды она совершенно точно нравится мне намного больше.
- Сексуально, правда?
- Шшшш, - прикладываю указательный палец к её шёлковым, мягким губам, - ты спёрла мою реплику.
Джин без каблуков такая маленькая, прижимается к моей груди, дышит в меня горячим дыханием, и я чувствую, как она наклоняет голову и смотрит на экран мобильного телефона. Который держит сбоку, у моего ремня. Я пытаюсь заглянуть, что там, но она быстро гасит экран.
- Я люблю тебя, - говорит Джин. Когда мы смотрим друг другу в глаза.
Признаваться в любви, и в это время с кем-то смситься – охуительно, Джин Лэншерр! Тактичность - самый высокий уровень.
- Я тоже тебя люблю, - говорю я, не вкладывая в слова особого значения, и не слишком доверяя Джин. Самое худшее признание года. На вечере, которого долго ждал.
«Пожалуйста, скажи, что это не Люк, и что я могу тебе верить», - читается навязчивая просьба в моих глазах. Но я знаю, что Джин никогда не умела читать мои мысли, и угадывать, когда меня что-то беспокоит. Она трогает мой член, и я убираю её руку, возможно, немного грубо.
И чтобы она не обиделась говорю:
- Чёрт. Джин, - в моём голосе слышится укор. - Ты знаешь, чем всё это кончится.
Когда Джин заговаривает о фанатках, я беру подаренную мне коробку. Похоже, на какое-то украшение.
Я подхожу к урне.
– Пожалуй, мне тоже нужно быть начеку. Не самую незаметную девушку я себе нашёл, - с лёгкой досадой произношу я и выкидываю в урну подарок, даже ни разу на него не взглянув. Показывая Джин, что значат для меня все эти фанатки.
- Я думаю, что хочу скорее увидеть тебя в этом платье и в туфлях. А я одену костюм.

+1

4

В коридоре отеля раздаются глухие неторопливые шаги и шум колесиков чемодана от Louis Vuitton, - с другими здесь не появляются. Дверь в их номер прикрыта не плотно, и Джин замечает это совершенно случайно, когда в комнате становится слишком тихо. С серьезным взглядом она наблюдает за каждым движением Винса, внимательно ловит изменения в чертах его лица и ощущает неприятный холодок по коже. Он держит в руках небольшую коробку. Сделав несколько шагов назад, увеличивает между ними расстояние. Послевкусие от недавнего поцелуя немного смазывается, когда Джин хмурит лоб и бесшумно привстает с места.
- Да что с тобой? - нарушая неловкое молчание, она скрещивает на груди руки и отворачивается, не дождавшись ответа. Тихими шагами быстро идет к двери и запирает ее с мелодичным щелчком. Ключ дважды поворачивается в замке, и внутри становится немного спокойнее, как если бы закрытые окна и двери могли решить все их подступающие украдкой проблемы.
Они вместе уже несколько месяцев, но Джин все еще не свыклась с переменами в настроении Винса. С усталостью, беспокойством и напряжением, когда он возвращается со съемочной площадки, или разговаривает со своим агентом, Оливией. Когда невидящим взглядом следит за картинкой нового фильма, скачанного из Сети для совместного просмотра, но думает о чем-то своем и отвлекается на ее неосторожные движения, тихий смех под боком. Иногда Джин кажется, что все у них вовсе не так хорошо, как рассказывает об этом подписчикам набирающий популярность инстаграмм. Что есть что-то, о чем он ей не говорит, умножая и без того многочисленные секреты.
Коробка летит в мусорное ведро и приземляется на его дне с легким стуком. Возвращаясь в комнату, Джин бросает на нее короткий взгляд, а затем оборачивается на оставленное в подушках двуспальной кровати платье. Открытое, короткое, откровенно оголяющее ноги и спину. Очень эффектное, особенно в сочетании с шелковой темной тканью, которую вздрагивающими пальцами Джин сжимала прошлой ночью, когда сдавленно шептала его имя, выгибая спину и чувствуя, как Винс быстро двигается внутри. Конечно, она знала, чем все это может закончится, но все равно вела себя ужасно неосторожно.
- Эй, - замечая, как Винс нервничает, старается скрыть это не очень успешно, Джин мягко зовет его и подходит ближе. Кончики пальцев останавливаются на его лице, а уголков губ касается теплая улыбка. Не хищная, не вызывающая тревоги или подозрений. В переменившемся взгляде читается забота. - Хочешь, я выберу что-то другое? У меня много платьев.
Ласково касаясь немного колючей щетины, Джин не позволяет ему увернуться, чтобы отвести глаза, и как будто бы слышит, как торопливо и гулко стучит в груди беспокойное сердце.
- Кевин сказал, что этот показ важен для твоей карьеры, и все должно пройти идеально, - замолкая до неловкой паузы, почти шепотом добавляет. - Я хочу вписаться.
Нервничает ли она? Волнуется ли, когда Винс задерживается или опаздывает, читает комментарии к своим фото и промо-роликам новых серий, отвечает на важные звонки? Заглядывая через его плечо, часто видит в его телефоне десятки емейлов с самыми разными заголовками, и постепенно начинает понимать, с чем ей предстоит столкнуться. Джин молчит. Потому что знает, что публичность, о которой Винс так мечтал, и внимание, которым наслаждается, не сделают их отношения легче или проще, и боится, что однажды ему придется выбирать. Кажется, именно так расстались Орландо Блум и Миранда Керр, и многие другие знаменитые парочки.
С каждым новым днем, когда они просыпаются под смятым одеялом вдвоем, она говорит ему, что не хочет подниматься так рано, щурясь от солнечного света, проникающего в комнату. Переставляет будильник на несколько минут. Тянет к себе, заставляя опаздывать, или вовсе забирается верхом, целуя в губы и дурачась. Расслабленная, спокойная, Джин не слишком внимательна к мелочам, но очень старается. Готовит кофе или рассказывает о планах на вечер. Иногда приезжает в студию в южной части города и уже знает, как зовут кота болтливого гримера с кучей маленьких кисточек и шлейфом слишком сладкого запаха от Нины Риччи. Режиссер Винса все еще относится к ней немного настороженно, но всем остальным она как будто бы нравится.
Сглаживая момент, Джин думает, как сильно ей хочется все уладить, и кажется, словно Винс действительно расслабляется, не сумев удержаться перед тем, какой милой и нежной она может быть, когда хочет убедить его в своей искренности и привязанности.
- Так то лучше, - не делая больше пошлых намеков, целует в приоткрытые губы и проводит рукой по линии застегнутых на рубашке пуговиц, - Мне нужно привести себя в порядок, не скучай, хорошо?
Отпуская Винсента и отступая вглубь комнаты, Джин снова думает о Хите. Отключает телефон в мысленном обещании перезвонить другу позже. Но не перезвонит. И даже сообщения не отправит, в немой обиде на то непонимание, с которым столкнулась. На нежелание понять. Через пару дней он увидит, как в социальной сети или просто в интернете появятся новые фото, где Джин вместе с Винсентом сияет счастливой улыбкой у дверей красивого, закрытого от случайных зрителей кинотеатра. Может быть, именно на пороге таких мест и заканчивается настоящая дружба, начало которой положено в калифорнийском гетто много лет назад? Так вот просто, под едва греющими лучами осеннего солнца Лос-Анджелеса, с теплом и дыханием любимого мужчины рядом. Может, так и должно было случиться? Еще в тот момент, когда красивая машина Джино впервые подъехала к дешевому автосервису, Логан открыл дверь, и запах бензина, пыли от автомобилей смешался с дорогими Dior от неловких, скомканных объятий.
Она бросает рядом с платьем мобильник, удаляясь в ванную комнату и не запирая за собой дверь. Оставляя Винсента в одиночестве с каким-то тревожным, царапающим изнутри ощущением. От звуков воды, падающей сверху в высокой душевой за прозрачными стенками, отчего-то хочется плакать. Досада, жалость к Хиту, необъяснимый страх перед мероприятием и более далеким будущим на какое-то мгновение заглушают живой интерес, любопытство, желание почувствовать себя частичкой глянцевого мира Винсента, каким его видят все остальные.
- Черт, - быстро моргая, чтобы не растеклась тушь, Джин стоит перед зеркалом, опираясь на белоснежную раковину запястьями. Глубоко вдыхает влажный воздух с запахом цветочного шампуня и ароматических свеч. И почти собирается с мыслями, когда взгляд темных глаз, полуприкрытых пушистыми ресницами, опускается на тонкую серебристую, обвивающую руку цепочку. Сердце пропускает удар, и зрачки расширяются. По телу пробегает вкрадчивый, пробирающий насквозь холодок. Подаренная Люком цепочка становится ужасно тяжелой, и Джин не сразу удается расцепить ее маленький замок дрожащими пальцами. Она не прикасалась к ней уже несколько месяцев, бережно храня в кожаной сумочке и не решаясь выбросить или где-то оставить, а сегодня по ошибке перепутала с очень похожей второй. С украшением, которое купил ей Фредо в неделю их долгой поездки в Нью-Йорк. "Я люблю тебя, милая", - говорил он ей, самолично заменяя один браслет на другой в светлом и просторном бутике Тиффани, потому что Джин рассказала ему о Люке и Винсе, - "Убери это, не нужно возвращать".
Оглянувшись на дверь, Джин прячет цепочку в маленький карман шелкового халата, и еще какое-то время думает о ней, тревожась и переживая. Не о Люке и всего лишь паре пропущенных от него за последний месяц, не о Мег, впечатлительной и чувствительной, с которой Джин не разговаривала со дня своего последнего визита в их дом, а о Винсенте. Потому что он изводит себя каждый раз, когда на глаза попадается хоть что-то, напоминающее о ее с Джефферсонами связи. И если раньше Джин этим пользовалась, провоцируя его на ревность, злость и другие сильные эмоции, то сейчас старалась оберегать от всякого рода связанных с собой беспокойств. "Чувства должны перерастать в семью, а не в комок в горле, который мешает жить", - как-то обронила под крышей дома Клементе Лора, услышавшая их с Фредо разговор о личном, и Джин огрызнулась тогда по привычке.. "откуда тебе знать". Но сейчас, признаться, думала об этом все чаще, когда жалась к спящему Винсенту по ночам, слушая, как на комоде тихо тикают часы в их первом общем, совместном доме.

- Как я выгляжу? - с приближением вечера Джин все больше нервничает, то и дело оглядывая свое отражение в зеркале. Торопливо подкрашивает глаза и скептически оглядывает фигуру, которую красиво облегает блестящая, струящаяся ткань платья. Того самого. Волнуется, и вставая на каблуки, впервые не чувствует себя от этого увереннее. А когда Винс входит в комнату, то и вовсе прислоняется к прохладному зеркалу оголенной спиной. Вздрагивает от пробежавших по коже мурашек. Высокий, выглядящий, как парень из журналов о бизнесе, с личным водителем и кучей дел в ежедневнике, Винсент отлично смотрится в хорошо отглаженном, дорогом костюме. Вероятно, что-то такое носит его отец на деловых встречах или каждый день, и это немного необычно. Фредо бы тоже понравилось, как и любому родителю, мечтающему видеть рядом со своей девочкой успешного юриста или уверенного в себе врача из клиники в центре города. Но достаточно и просто любящего мужчины, потому что слишком много и сам он от этого нелепого стереотипа потерял...
Дождавшись, пока Винс подойдет ближе, чтобы помочь ей с платьем, Джин опускает на его плечи руки и немного приподнимается на каблуках. Чувствует себя совсем взрослой и, поправляя пиджак, тихо говорит, - Всегда мечтала так сделать, - в ее глазах читается осторожное восхищение и невероятное тепло, - Посмотри, это мы.. ты веришь? - отступая за его спину, снова заглядывает в зеркало и бесшумно выравнивает прерывистое дыхание, - Вечер и фильм будут отличными, я уверена, - и лучше ему не знать, что, на самом деле, не очень...

Отредактировано Jean Lensherr (2016-12-04 21:44:37)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » playing with fire