Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » got to my head


got to my head

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2k3N4.png
[NIC]Oliver Morgan[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2jAKn.png[/AVA]
[STA]things we lost in a fire[/STA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2f5ak.gif[/SGN]
[LZ1]ОЛИВЕР МОРГАН, 22 y.o.
profession: студент в вечных подработках, идиот с зажигалкой
[/LZ1]

+2

2

Кожаный руль лежит в ладонях, как влитой, и автомобиль обнимает колесами дорогу, левое почти касается белой линии аккурат посередине, посеревший от солнца асфальт вытянулся тугой, ровной линией вперед, убегает куда-то до горизонта и пропадает. Бесконечная дорогая, бесконечный асфальт, бесконечная сплошная, которая всё тянется и тянется, и кажется, что вы будете ехать так целую вечность, но никогда не надоест, никогда не захочется остановиться. Ты обводишь взглядом пейзаж вокруг и не можешь перестать улыбаться, золотая земля Калифорнии, даже зимой не укрытая снегом, осталась позади, и прямо сейчас остался позади закат, и небо там всё еще багрово-красное, а впереди, прямо перед вами, уже голубое и у горизонта - темно-синее. Наконец-то можно снять солнечные очки, и разглядеть всё в естественных, правильных цветах.
Ты смотришь в зеркало заднего вида. В очередной раз, и, наверное, не совсем отдаешь себе отчет в том, что рано или поздно, взгляд возвращается к зеркалу, к тому, что оно отражает. Кого отражает. Глядишь на дорогу, конечно, но она не занимает тебя так же сильно, как происходящее в автомобиле. Потому что шоссе на отшибе, вы решили срезать и таким образом быстрее добраться до пункта назначения. И машины встречаются действительно редко, ты переживаешь разве что за каких-нибудь змей, или черепах, или Бог знает кому еще приспичит вылезти на дорогу, прямо под колеса вашего автомобиля. Но постоянно отвлекаешься. На чертово зеркало. На то, кого оно отражает.

Расклад простой. В Солт-Лейк-Сити проходит фестиваль, на который вы во что бы то ни стало решили попасть. Десять часов езды на автомобиле, никаких самолетов, вы пока еще не сколачиваете миллионы, да и вряд ли когда-то будете сколачивать. Кроме того, поездка на авто... было в этом что-то. Заставляющее улыбаться, заставляющее сердце биться быстрее. Завораживающее, тревожащее, ты бы сказал, что почти романтичное, но для этого нужна девушка под боком, которая правда нравится, а Алисия... ну, нет. Ты вздыхаешь каждый раз, когда подруга твоей сестры как бы невзначай касается твоей руки, твоего локтя. Улыбаешься, чуть смущенно, но скорее напряженно, потому что не в большом восторге от её внезапной влюбленности. Или что это вообще...
Алисия, Кейт - твоя сестра, и Оливер. Ты бы предпочел, чтобы рядом, на пассажирском сидении сидел Оливер, потому что с ним веселее, но вам, в общем-то, не оставили выбора. Вроде бы не разбитые по парочкам, но ты точно знал, что нравишься Алисии, а Кейт, кажется, приглянулся Оливер. Санта Барбара... Никуда без отношений и влюбленности, всегда обязательно нужно... ты ловишь взгляд Оливера в зеркале и отводишь глаза, смотришь теперь прямо на дорогу. Нет, вообще-то, никакой разницы нет, да? Кто и где сидит, совершенно без разницы, потому что ничего не мешает вам переговариваться, и шутить, и слушать музыку. В дороге уже добрых четыре часа, и до сих пор нигде ничего не затекло, до сих пор не осточертело осознание, что впереди еще целая ночь дороги, тихая музыка из динамиков, и разговоры. Даже не потому, что боишься уснуть, а потому что интересно. Действительно интересно, и может быть, Алисии захочется спать. На заднем сидении спать намного удобнее. Кусаешь губы и обреченно отзываешься на сестринское "тук-тук", обожает шутки подобного плана, и может достать ими кого угодно. Кто там? — спрашиваешь обычно ты, потому что ей невероятно сильно хочется продолжить шутку.

Ты не можешь перестать радоваться, не можешь перестать улыбаться. У вас самый настоящий отпуск, ты не сбежал, бессовестно забив на учебу, не махнул рукой и не решил, что всё срастется как-нибудь само. Самым прилежным образом выпросил себе несколько выходных дней, собирался отработать по приезду, но прямо сейчас ощущал себя бесконечно легко и счастливо, пять дней отдыха, когда можно ни о чем не думать и ни о чем не переживать. Одна песня сменяется другой, и хриплый голос из колонок: if I could fly... Ты не против, вообще-то, но фыркаешь и переключаешь, потому что узнал исполнителя. Под протестующий возглас Кейт. Нет, не надо сейчас, ладно? Не надо про любовь.
К тому, что раздастся оглушительны хлопок, а затем из под капота повалит черный дым, ты готов не был. Машина останавливается сама собой, и ты хмуришься, выбираясь на проезжую часть. Оглядываешься и ни живой души, редкие, действительно редкие фонарные столбы и опускающиеся на землю сумерки.
Открываешь крышку капота и отмахиваешься, дым продолжает валить, надеешься, что пойдет на убыль.
— Ты что-нибудь понимаешь в этом? — как настоящие мужчины, как положено, проверять машину вылезли именно вы вдвоем. Вот только, в твоем конкретном случае, это было бесполезно, ведь когда отец звал тебя покопаться вместе с ним во внутренностях старого бьюика, ты отказывался и уходил гулять, или в свою комнату, к играм или фильмам, или книгам по Гарри Поттеру, верите или нет, огромный-огромный фанат, с фигурками, волшебными палочками, масками и прочей дребеденью. Разумеется, в шкафу под кроватью, где никто теперь уже не найдет. — Потому что я ничерта, но вряд ли что-то хорошее... — в общем, да, логично. Вряд ли.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2jmRm.png[/AVA]
[NIC]Dylan Darling[/NIC]
[STA]fix it[/STA]
[LZ1]ДИЛАН ДАРЛИНГ, 20 y.o.
profession: студент, будущий пожарный
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2jmTG.gif http://funkyimg.com/i/2jmTK.gif http://funkyimg.com/i/2jmTJ.gif http://funkyimg.com/i/2jmTL.gif
Why don't you be you? And I'll be me?
[/SGN]

+3

3

Не то чтобы ты не доверял Дилану за рулём. Он отлично водит на самом деле, так что ты почти сразу перестал его подначивать по поводу того, что он мелкий, его даже в клубы не во все пускают по настоящим документам – ну и куда ему за руль, честное слово?.. Но нет, водит он действительно отлично, просто ты сам водитель. Тебе хочется нажать на газ и укатить по пустому шоссе быстрее, стремительнее. Включить на радио что-нибудь в духе саундтреков ромкомов, где герои в конце также уезжают на машине в красивый закат, и девушка с развивающимися волосами непременно высовывается если не из крыши, то из окна точно. Вы ничего такого не делаете, это ведь не фильм, но от этого не пропадает ни восхищение дорогой, ни возмущение, что ты вёл бы иначе, где твои педали, где твой руль, что за ограничение? Так что ты почти не возражаешь, позволяя затащить себя на заднее сидение, но это не мешает тебе отвлекать Дилана разговорами и толчками в плечо. В конце концов, за окнами темнеет, а водитель не должен спать, даже уставать не должен, вы не хотите улететь в кювет!

Ты отвлекаешься на рассказ Кейт, у них семейное обаяние, надо отдать должное, нелогичное, но сбивающее с ног обаяние. Видимо, ты кажешься ей достаточно заинтересованным: эта случайно положенная на колено рука, аккуратно поправленная её руками прядь твоих волос, разговоры - это уже начинает надоедать. Тебе не хотелось бы с ней ссориться, честное слово, она ужасно милая, а ты не можешь перестать чувствовать себя невероятно счастливым, осознавая себя частью компании. Люди, которые реально хотят тебя видеть, которые тебе рады. Друзья. Настоящие, самые обычные, без всяких твоих чокнутых заморочек и непонятных компаний, в которые ты попадал, а потом исчезал также бесследно, вызывая разве что мимолётное беспокойство. Друзья. Ладно друзья и Алисия, которую ты мало знаешь, но…

Но она клеится к Дилану, чёрт, очевидно, что ты не в восторге.

Так вот, тебе не видится ни одного достаточно вежливого способа сказать Кейт «да, я знаю, что эта рука там не случайно, но я тут самую малость запал на твоего брата, так что не могла бы ты не делать всё весьма неловким? спасибо». Ты просто не представляешь, как положено вести себя в компании, что говорить, чёрт, ты никогда по-настоящему не был частью компании. В них всегда так или иначе получаются парочки, да, это тоже какое-то негласное правило? Или только когда дело касается фестивалей? Или вообще случайно так получилось, а? Как обычно, никаких шансов, что кто-то выдаст распечатанную инструкцию с полным перечнем правил поведения, так что ты просто делаешь вид, что всё так и должно быть и продолжаешь слушать. А потом смотришь на зеркало, на секунду, просто так, ловишь там взгляд Дилана, сосредоточенный на тебе, и не можешь не улыбнуться ему. Серьёзно, эти чёртовы мускулы, отвечающие за улыбку, абсолютно отказываются повиноваться. Это Дилан, ему нужно улыбаться – вот их рабочая инструкция в последнее время, не слишком то хитрая. Учитывая, что почти первой мыслью при знакомстве с Диланом было не сметь с ним флиртовать, и уж тем более не сметь интересоваться. Провалено.

Может, девчонки скоро устанут? Они с самого утра носились в попытках что-то очень важное собрать в дорогу, подготовиться, у них уже просто не должно быть сил…

Ты водитель, ничего удивительно, что на оглушительный хлопок ты пытаешься продавить пол в поисках несуществующей там педали тормоза. – Твою мать, а! – Выскакиваешь на дорогу прямо за Диланом, вы такие молодцы, так уверено умеете стоять над открытой крышкой капота, откуда всё валит и валит чёрный дым, не предвещая ничего хорошего. Пиздец вашим планам добраться к утру до места, ладно. – Что-то понимаю, но не слишком много… - Мальчик из маленького городка, конечно, ты таскался с отцом в гараж и обожал использоваться запчасти вместо игрушек, только это было так давно, будто в прошлой уже жизни, так что твои знания о машинах отличаются удивительно избранностью и отрывчивостью. Например, хочется всех успокоить, сказать, что машина просто перегрелась, вот сейчас вы тут немного постоите, ты покуришь под возмущённым взглядом Дилана, сообразишь одно кривое кольцо из дыма, и вы поедете дальше. Было бы офигительно. Только от перегрева не идёт чёрный дым. Светлый, будто под капотом генератор тумана, а вот у вас там определённо что-то адское пытается вырваться наружу. – Пиздец чему-то в топливной системе, прости, точнее не могу. – Ты разводишь руками, признавая свою беспомощность. Что-то в топливной системе это просто офигеть как информативно, даже если ты правильно вспомнил, продолжить поездку вас поможет только магия. Или новая машина, да. – Будем перед девчонками делать вид, что мы спецы, или без боя сдадимся и позвоним всем службам спасения сразу?

Ты, конечно, звонишь, чувствуя себя полнейшим идиотом. Да, сэр, нет, сэр, я не знаю, что точно с машиной, да, сэр, я понимаю, что у вас это было единственным развлечением в жизни, но мы тут в двадцать первом веке, если у меня ломается машина, я просто иду к спецам, и они это чинят, так что, может быть, вы просто пришлёте кого-нибудь, что мог бы нас забрать или помочь с машиной, потому что это было бы очень неплохо? С чистой совестью достаёшь сигареты. Ну ладно, один маленький виноватый взгляд – да, ты помнишь, что это вредно, и может всех вас сжечь. Но этой чудесной ночи и вам двоим посреди шоссе недостаёт именно сигарет. У вас даже пейзаж неземной, потому что вокруг невадские пустыни, выглядящие примерно как Марс, если бы на Марсе были кактусы. – Сказали, что если у нас ничего срочного, мы подождём. Постараются прислать кого-нибудь часа через три-четыре, самый край утром, а мы пока можем поймать какую-нибудь проезжающую машину. Или просто поспать. Учитывая, как редко тут кто-то бывает, скорее поспать, - затягиваешься ещё раз, и смотришь на девчонок в машине, что-то друг другу объясняющих. А тут такая чудесная ночь, нет в них романтики дорожных путешествий, никакой… – Всегда хотел поехать на машине через всю страну. Теперь у меня есть поправка: в таком случае мы ремонтируем машину перед поездкой и не берём девчонок. – Мы. Поехали, а?
[NIC]Oliver Morgan[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2jAKn.png[/AVA]
[STA]things we lost in a fire[/STA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2f5ak.gif[/SGN]
[LZ1]ОЛИВЕР МОРГАН, 22 y.o.
profession: студент в вечных подработках, идиот с зажигалкой
[/LZ1]

+2

4

Ты не знал. Честное слово, не знал, а так бы обязательно пустил Оливера за руль и, более того, вытребовал бы себе место рядом, на пассажирском сидении, ссылаясь, конечно же, на длинные ноги и возможность отодвинуть сиденье подальше, чтобы не сидеть на заднем, с коленями прижатыми почти к груди. Удобно, вот тут тоже твой рост весьма пригодился.
Водить машину было замечательно, но никогда ты не упирался особенно, никогда не делал это с той особенной страстью, которую увидел бы у Оливера. Просто это то, что ты делал, никто из вашей семьи не был большим поклонником вождения, поэтому за руль садился обычно ты, потому что всё равно, и какая, в общем-то, разница? Можешь и ты.

Ты отчетливо ощущаешь, как тебя накрывает волной разочарования. Хотел бы знать, хотел бы понимать. Не стоять бестолковым истуканом над внутренностями автомобиля, не чесать в задумчивости затылок. Ты смотришь на Оливера в растерянности, не совсем понимая, откуда взялось это чувство, и почему так неприятно что-то скребется в груди. Оливер не знает тоже, но понимает чуть больше, и скрежет превращается в навязчивое жжение. И ты даже почти расстроен, как замечательно было бы залезть сейчас под капот, оценить всё взглядом человека знающего, ввернуть умную реплику, испачкать в масле руки, но починить, без особого труда и за какие-нибудь несколько минут. Произвести впечатление, только, что не мало важно, приятное впечатление. Забавно в данной ситуации лишь то, что тебе совершенно плевать на то, как ты выглядишь в глазах Алисии, и уж тем более ты бы не стал переживать из-за Кейт, которая и без всяких там впечатлений прекрасно знает, какой ты балбес. Тогда что..?
— Звони, — стараешься не выглядеть слишком расстроенным, ну или списать бы всё на поездку, которая вот-вот накроется медным тазом, только... Ты не против, вообще-то. Прохладный в этот зимний вечер воздух, красновато-желтая земля вздувшаяся вокруг вас буграми, клочки редкой зелени торчат то тут, то там. Пейзаж, который не войдет даже в сотку самых красивых на земле, вот только тебе плевать, ты умудряешься найти очарование даже в такой местности, потому что это же твоя жизнь, и твоя страна, твоя дорога. И кто-то сейчас мечтал бы оказаться на этом самом месте, лицезреть клочки травы и холмы своими собственными глазами. Ты не против, и вглядываешься в горизонт позади вашей машины, он всё еще горит, но уже скорее догорает, алая кромка у самой земли. Красиво. Надеешься, что девушки не будут слишком расстроены внезапной задержкой, а еще надеешься, что, может, они теперь так и останутся в машине? Сам ты внутрь пока не собирался.

Изо всех сил стараешься не коситься, ну правда же стараешься! Курение - личное дело каждого, и замечая виноватый взгляд только фыркаешь: — Не смотри на меня так, папочка обещает больше не ругаться, — конечно же, ты помнишь. В смысле... Не "конечно же", а "почему-то". Вспомнил уже намного позже, истинный жираф, реплика дошла до сознания спустя целую неделю после того, как была произнесена. И почему-то смутила, слишком много "почему-то", но ты предпочитаешь сосредоточиться сейчас на том, что из-за Оливера тебе почему-то хочется курить, ну просто тянет взять в руки сигарету, и всё тут. И хочется поругаться, если быть совсем откровенными, словно если повторить реплику сотню раз, она произведет на человека впечатление. Ты бы повторил, не поленился. Сотню, или даже тысячу, а может и того больше. Просто хочешь как лучше.

— Мы? — ты улыбаешься растерянно, ворошишь волосы на затылке, оглядываешься на машину с девушками. — Ты хочешь поехать со мной? Через всю страну? — не то, чтобы ты был удивлен... — На машине? — ну давай же, хватит тупить! Нет, ты точно не удивлен, скорее польщен, потому что, да, вы общаетесь, но знакомы всего пару месяцев, почему с тобой? Почему мы?
Ты хочешь подумать об этом. Нет, не в смысле, что ты сейчас начнешь отмазываться и тянуть задумчивое "ну не зна-а-аю, я поду-у-умаю" обычно означающее отказ, ты не против, согласен, но тебе хочется подумать об этом. Закрыть глаза и представить, какого это было бы, не в шумной компании, не в тесноте, без девчачьего жужжания под ухом. Бесконечная, пустая дорога, карты, заправки, один пейзаж заменяет собой другой, а в США их сотни. Тебе нравится. Губы сами собой растягиваются в улыбку: — Да, круто, мне нравится. Можно весной, когда станет теплее, — потому что ты любишь тепло и не любишь одежду. Особенно ту, которую нужно надевать на себя слоями. К черту все эти куртки и свитера...

Тебе. хочется. курить. Ты хмуришься и разглядываешь сигарету в руках Оливера, ну ладно, хорошо, от одной же ничего не будет, да? Открываешь рот, чтобы попросить, и пытаешься представить реакцию Оли, когда мистер Зануда вдруг решит, что и сам не против потравить организм никотином. Открываешь, но сказать так и не успеваешь. Хлопает дверь, из машины выбирается Алисия, почему-то одна. Кейт видимо решила быть человеком, и остаться все-таки в машине.
Она говорит про закат и про то, что было бы неплохо заглохнуть полчаса назад, чтобы насладиться видом. Затем начинает демонстративно тереть голые руки ладонями и загадочно смотреть в даль. Вздыхаешь, изо всех сил стараясь не выдать вздохом обреченность. Тебе не холодно? Конечно холодно. А хочешь куртку? Конечно, она хочет куртку, и плевать, что у неё есть своя, осталась в машине. Стаскиваешь с себя джинсовку и протягиваешь ей, честное слово, так даже лучше. Прохладный воздух холодит кожу, и да, ты правда не любишь одежду. Верхнюю.
Смеется, потому что, естественно, утонула в твоей куртке и подчеркивает разницу в размерах, это тебе почти льстит, во всяком случае, ты улыбаешься и незаметно для себя выпрямляешься, становясь еще выше. Очевидно, быть высоким и большим тебе очень нравится.
А вот дальше... начинает болтать что-то совсем-совсем не интересное, ты именно по этим разговорам решил, что она скучная, и что отношения, или что она себе там напридумывала, у вас точно не получатся. Какие отношения, когда ты только и делаешь, что пытаешься не поддаться зевоте?
Вариантов развития событий не слишком много, и раз спать пока очевидно рано... Вы отходите к самому краю дороги, садишься прямо на асфальт, на его край, и ноги вытягиваешь вниз, по пригорку, под подошвами кед хрустит и скатывается сухая земля. На самом деле, хорошее место для того, чтобы посидеть, и вид красивый, только...
Господи, ну обязательно, да? Влезть посередине, между тобой и Оливером, прижаться поближе, потому что холодно же, зима и всё такое. Ты обводишь взглядом горизонт, и даже случайно кидаешь на Оли жалостливый взгляд, потому что... помогите. Прекрасно осведомлен о собственной периодической неловкости, и не хотел бы давать каких-то там ложных надежд, даже случайно.
— Слушай, Алисия, если холодно, давай ты пойдешь в машину? Там наверняка Кейт еще скучает... — ты знаешь, что должен был сказать по-другому. Знаешь, что должен был отправить развлекать Кейт Оли, и знание к тебе это приходит даже до того, как девушка смотрит на тебя очевидно обиженно. Поднимается и уходит, не сказав ни слова, а ты остаешься в растерянности. Обижаться-то на что?? Или её, прости Господи, чары, должны были моментально сразить тебя наповал?
Блять. Отлично, теперь тебе стыдно... — Я слишком резко, да? Или нормально? — не то, чтобы паникуешь, но не любишь такие вот ситуации, поэтому решаешься на осторожный вопрос: — Блин, может извиниться..? — и совсем уже устало, потирая переносицу: — Хорошо что Кейт решила не выходить, если бы еще и она к тебе начала клеиться, это было бы совсем пиздец странно...

[AVA]http://funkyimg.com/i/2jmRm.png[/AVA]
[NIC]Dylan Darling[/NIC]
[STA]fix it[/STA]
[LZ1]ДИЛАН ДАРЛИНГ, 20 y.o.
profession: студент, будущий пожарный
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2jmTG.gif http://funkyimg.com/i/2jmTK.gif http://funkyimg.com/i/2jmTJ.gif http://funkyimg.com/i/2jmTL.gif
Why don't you be you? And I'll be me?
[/SGN]

+2

5

Папочка обещает больше не ругаться, какая прелесть. Фыркаешь, и дым валит отовсюду, словно ты крутой огнедышащий дракон, сдерживающий пламя. Фр-фр, смотрите, человек, который может дыхнуть на вас огнём. Папочка. Тебя всё время тянет шутить так дальше и дальше, сделать что-нибудь стереотипно гейское и посмотреть, получишь ли дозу возмущения, очередную тень страха на лице – как это, мистера натурала коснулась очередная тень ужасной темы, он, конечно, не гомофоб, но не настолько же, не надо! Не дай бог появится голубое пятно на… какого бы ни была цвета аура гетеросексуала, на ней не место голубым пятнам. Ты почти уверен, что ничего такого не будет, никакого притворства, шутка – ответ, забыли, проехали, ты друг, так что всё в порядке. Но, оказывается, есть что-то неловкое в ситуации, когда в шутке гораздо больше правды, чем стоило бы. - Большим мальчикам можно курить, эй.

Ты не знаешь, почему странный романтический настрой, преследующий тебя, словно ты первый раз влюбившаяся девчонка с воспитанием из 18 века, лучше, чем откровенное издевательство, за которым легко было бы прятаться. Хей, сексистские сравнения. Мальчикам не положено быть романтичными, ценить закаты и мечтать о поцелуях под луной, слишком приторно и сладко, но ты не можешь ничего с этим поделать. Тебе двадцать два, ты по уши влюблён в нормального обычного человека, и имеешь право на такие мысли. И всё-таки, иногда стоит затыкаться. Ты смущаешься, смотришь куда-то в сторону на силуэты гор и прячешься за сигаретным дымом, не зная, что делать с его вопросами. Конечно, не мы. Ты и кто-то другой из тех двух с половиной дорогих тебе людей, при чём здесь вообще Дилан, а? Он же не виноват в твоём ощущении, что всё правильно, что с этим человеком всегда всё будет правильно. Такое иногда преследует после знакомства, когда тебе не нужны годы совместных испытаний, чтобы считать человека другом и близким, это нелогичное ощущение, вспыхивающее в голове. За полгода ты испытал его дважды, словно в своей жизни вообще не можешь выбирать друзей, довольствуйся теми, которых предоставила судьба. Они, вроде, неплохие ребята. Конечно, не вы поедете, кто-то другой, вон, пусть сам Дилан с Алисией – отличный романтический подарок на окончание учебного года.
Но он соглашается, и ты недоверчиво разглядываешь его лицо, ожидания подвоха. Не стоит так плохо думать о людях. Ты ловишь взгляд на сигарете у себя в руках, и на секунду действительно хочешь выкинуть её в темноту асфальта под ногами. Чёрт с ним, что ты привык к сигаретам, что они стали нужны тебе как настоящему наркоману, привыкание; стараться быть лучше – это ведь тоже нормально для влюблённых? Возможно, ты переоцениваешь свои чувства к Дилану. Или недооцениваешь многолетние крепкие отношения с сигаретами, ты не можешь бросить их просто так! Чтобы проявить уважение и хотя бы допустить такую мысль, стоит признать - у тебя действительно проблема с сигаретами. И ты непременнейше это обдумаешь, когда в твоей жизни будет чуть меньше поводов нервничать. Потому что ты видишь улыбающуюся Алисию и хочешь сразу достать ещё одну сигарету, без перерыва, не докурив даже предыдущую – зачем-то ведь дали людям две руки, можно этим пользоваться.

Господи, она же просто раздражающая до нервного тика. Даже если забыть обо всем остальном, а ты можешь, на самом деле можешь, тебя бесят эти бабские ужимки, наспускные выстрелы глазами и жалоба, что ей холодно. Оденься, дура, в машине есть куртка, твоя личная куртка, вместо того чтобы Дилан теперь был вынужден стоять и мёрзнуть, как настоящий джентльмен поделившись своей одеждой. Идиотка. У тебя нет никаких претензий к девушкам вообще, и влюблённым девушкам в частности, но тебя мутит от такого, ещё немного, и она перейдёт с имён на приторную патоку из зайчиков-рыбок-кисонек, и тогда ты сможешь окончательно сбежать из машины через окно, не в силах это больше выносить. Что, кто-то реально покупается на такое актёрство вместо приятнейшего чувства настоящей заботы о человеке?

Ты лишний на этом празднике жизни, но зачем-то тащишься месте с ними, падаешь на склоне чуть дальше и вертишь в руках зажигалку, щелкая пламенем, словно не заинтересован вообще, чем они там занимаются. В конце концов, кто здесь главный романтик, если не ты? Должен понимать, пусть хоть кому-то будет хорошо, просто блядь… Тебе-то зачем на это смотреть? Тест на великомученика? Они смотрят на тебя по очереди, оба с не слишком счастливым выражением лица. Алисия явно велела тебе убираться, и ты остаёшься сидеть из чистого упрямства, посмотрим, кто кого перебодает! И ещё почему-то Дилан с нечитаемым лицом сильно далёкого от счастья человека. Что, рыбкакиска плохо целуется и обнимает холодными руками? Какая жалость, всё сочувствие мира к ногам Дилана, блин…

- Если ты не собирался иметь дело с насмерть оскорблённой девушкой, определённо стоит. Впрочем, может ты их специально злишь, нравится? – И улыбаешься, не в силах ничего поделать. Правильно, Алисия, тебе же холодно, иди грейся, пока окончательно не остыла машина, ещё не факт, что вы сможете её завести и включить хотя бы печку, а она такую возможность упускает… Ты придвигаешься ближе, чувствуя желание укутать самого Дилана, даже если он не влезет в твою куртку и греть будет каждую руку по отдельности. Ну и куда эта идиотка забрала одежду, серьёзно, её единственное оправдание – сейчас где-то далеко на севере раздают мозг, и ей очень-очень надо срочно встать в очередь. Ветер нагло проверяет, как у вас тут на склоне дела, и ты ежишься, прячешься в клубок, и будешь так сидеть вечно. – А можно ещё больше обидеть девушку, а пойти отобрать твою куртку. Холодно же! И заодно рассказать, как надолго мы тут, а то такие молодцы... – Конечно, это ничего не значит, но всё равно, ты слегка торжествуешь. Потому что ты лучше. Потому что не бесишь людей вокруг до такой степени, что тебя нагло отшивают. Потому что ты сидишь тут, не чувствуя неловкости от тишины, и тебе можно. Выкуси, Алисия.

- Кстати, про Кейт… – Чёрт, ты не знаешь даже, как сказать это Дилану, хотя чего уж проще: «я НЕ хочу спать с твоей сестрой, как тебе радостная новость?» - Может, ты ей скажешь, что я не заинтересован? Она прелесть, но я сейчас… – Ты сейчас, да. Отличная, всё объясняющая фраза. – Мне уже всё кажется пиздец странным, но я полный лошара в отказах. – Обычно у тебя нет повода отказывать, нет даже желающих затащить тебя в канитель с постоянными отношениями и правилами игры, вроде куртки и прочих жестов. Нет, определённо нужна ещё одна сигарета, и пусть Ди читает тебе хоть целую лекцию. Он будет читать, ты – слушать, не вникая в смысл слов, оставляя один только голос; а вокруг пустыни и почти уже закончившийся закат. И сигарета, да. Идиллия. Издевательски протягиваешь ему пачку, - Точно не хочешь? А то я собираюсь окончательно покончить с жизнью и выкурить две подряд, твоя психика выдержит без никотина?
[NIC]Oliver Morgan[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2jAKn.png[/AVA]
[STA]things we lost in a fire[/STA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2f5ak.gif[/SGN]
[LZ1]ОЛИВЕР МОРГАН, 22 y.o.
profession: студент в вечных подработках, идиот с зажигалкой
[/LZ1]

+1

6

Ты оглядываешься, смотришь за своё плечо и провожаешь Алисию взглядом до автомобиля, когда она огибает его, хлопает дверью, занимая свободное заднее сидение, и сестра очевидно начинает лезть с вопросам, считав с лица что-то неладное. Слегка морщишься, не понимая, почему обязательно отношения должны быть такими сложными. Тем более, когда это даже не отношения вовсе, хилый зародыш, которому не суждено превратиться во что-то путное. Почему так стыдно и мерзко на душе, когда говоришь кому-то "нет", почему мы вообще выбираем не тех людей, а потом жалеем, и всем от этого жутко неприятно.
Но честное слово, можно не думать об этом сейчас? Отворачиваешься и вздыхаешь, чувствуешь себя последним козлом, но правда, пожалуйста, разберемся с этим немного-немного позже? Прямо сейчас тебе не хочется ничего портить, не хочется корить себя, испытывать вину, или стыд. Еще успеешь, у вас впереди целая поездка.
— Нет, не нравится. И тебе не понравится, поверь мне, если она будет злиться все эти дни, — потому что оно всегда так. Накосячил один, под раздачу попало всё живое, до чего можно дотянуться. Не удивишься, если сейчас претензии предъявляются Кейт, но не хочешь поворачиваться и проверять.

Тебе нравится. Этот холод, и ветер, забирающийся под футболку. Нравится вид, нравится одинокий сверчок, стрекочущий в редкой траве, нелепые кактусы, и чистый воздух, желтая земля и темно-голубое небо, тут чертовски красиво, и ты не можешь не думать об этом. Делаешь глубокий вдох, и где-то глубоко внутри поселяется дрожь, разрастается, пронизывая всё тело, по коже бегут мурашки, от холода, конечно, но тебе всё еще не хочется вставать и возвращаться.
— Да нет... — ты возражаешь несколько робко, на случай, если Оливеру очень хочется встать и пойти в машину. Тогда бы и ты мог встать, не остался бы сидеть тут один, замерзшим дебилом. — По-моему я еще не готов столкнуться с последствиями своего... — хмуришься, не совсем понимая, как правильно это назвать. — Не холодно мне, короче, — врешь, но совсем немного. Холодно, но не настолько, чтобы ты не мог терпеть.

Смотришь на него скептически, затем хмыкаешь: — Ты точно сейчас рядом находился? Хочешь сказать, что у меня с отказами что-то нормально? — ты бы расстроился. Серьезно, самым настоящим образом расстроился бы, если бы у Оливера, например, было хорошо с отказами. Это бы означало, что у него есть опыт, и еще, что он...
Пачка сигарет появляется перед носом очень вовремя, когда мысли уводят тебя в какую-то совсем странную сторону. Несколько секунд разглядываешь её, затем переводишь взгляд на Оли: он смотрит нахально и явно издевается. Зависаешь буквально на секунду, тупо уставившись на вздернутый уголок рта, на губы, на щеку со следами бритья, явно недавно брился, еще нет щетины. Сидите совсем близко, наклонись чуть-чуть в сторону, и плечо коснется плеча. Тебе нравится, как он ухмыляется, нравится то, что ты видишь перед собой, и это так странно, что сводит живот. Дальше всё как-то само собой: ухмыляешься в ответ, видимо, перенимая настроение, и лезешь пальцами за сигаретой, собираясь пожалеть об этом уже совсем скоро. Но не прямо сейчас, так? И это главное.
— Моя психика не выдержит, если ты сдохнешь от рака. Или если сдохну я, следом за тобой, — фыркаешь и слегка наклоняешься вперед, прикуривая. Сигарета лежит в пальцах... привычно и непривычно одновременно. И первое, что ты чувствуешь, вдыхая сигаретный дым вперемешку с воздухом: какой он неприятный на вкус. Горький, наполняющий рот и словно оседающий на языке, морщишься и давишься кашлем, правда, почти сразу же затягиваешься снова, жадно и нетерпеливо. Вторая идет немного легче...
— Счастлив? — вглядываешься в его лицо, желая прочитать эмоции. Он удивлен? Доволен? Может быть, разочарован..? Ну, наверное, не стоит всматриваться настолько пристально, хэй, давай, отведи взгляд, смотри, вот трава, земля, на них тоже можно смотреть.

Плечо. Мысль об этом вспыхнула в твоей голове так ярко, что теперь не хотела гаснуть. Если наклониться вбок совсем немного, можно коснуться его плеча, если пересесть левее - можно так и сидеть, рядом. Но ты не должен, определенно не должен, это странно, когда достаточно пространства, когда есть где сидеть, парни не сидят плечо к плечу, не сидят рядом. Он не так поймет, это слишком странно, да ты сам себя едва ли понимаешь. Но тебе так хочется. И внезапно находишь себя с повернутой к Оливеру головой, гипнотизирующим узор на его куртке. Это ведь так просто. Наклониться, одно маленькое движение, чуть-чуть в сторону... Облизываешь губы и шумно сглатываешь слюну, прекрати-прекрати-прекрати.
Растерянно... Ты смотришь на Оливера растерянно и скорее отводишь взгляд, ощущая ко всему прочему еще и досаду. Потому что слишком часто выглядишь растерянным, говоришь что-то невпопад, не знаешь или не умеешь, переспрашиваешь, тупишь. Последнее, чего тебе хочется - выглядеть растерянным, и просто блять, как от этого избавиться, куда деться?
Вы о чем-то говорили, да? Ты подносишь сигарету к губам почти нервно, одно настроение стремительно сменяется другим, и только чувство досады укореняется внутри всё сильнее. — Но я скажу ей. Правда, когда доедем. Или когда просто рядом никого не будет, — про Кейт, да, вы говорили про Кейт, у тебя получилось вспомнить.

— Я клянусь, она сейчас будет ныть, что я опять курю. Это у нас, видимо, семейное, — пытаешься сменить тему, пытаешься говорить, перестать думать о чертовом плече, перестать вести себя, как последний идиот. Вместо этого, кажется, делаешь только хуже: — Но мам, я уже достаточно большой, и могу сам всё решать, — специально повышаешь голос и кривляешь, передразнивая хуй знает кого. Серьезно, надо перестать. И потом сразу, резко, почти без перехода, просто потому, что ты как на иголках в эту секунду: — Наверное, я даже рад, что машина сломалась. В смысле, плохо, что мы опоздаем на фестиваль, но тут красиво, и вряд ли бы мы настолько заметили это из машины...

[AVA]http://funkyimg.com/i/2jmRm.png[/AVA]
[NIC]Dylan Darling[/NIC]
[STA]fix it[/STA]
[LZ1]ДИЛАН ДАРЛИНГ, 20 y.o.
profession: студент, будущий пожарный
[/LZ1]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2jmTG.gif http://funkyimg.com/i/2jmTK.gif http://funkyimg.com/i/2jmTJ.gif http://funkyimg.com/i/2jmTL.gif
Why don't you be you? And I'll be me?
[/SGN]

+1

7

Потерянное поколение – это не про вас, нет, молодёжь не потеряна, потеряны такие идиотки, воспитанные на сопливых подростковых романах и не менее сопливых глупых фильмах, ежегодно пачками штампующихся по любому более-менее заметному поводу. Очевидно, что рождество это повод влюбиться, чтобы на день всех влюблённых сойтись, романтично поцеловаться под салюты на день независимости, сойти с ума от костюма по поводу хэллоуина и закончить дело предложением руки и прочих органов на день благодарения. Иные праздники вписываются по необходимости. Господи, почему вы не можете просто честно сказать им «нет», как было бы всё проще! Но вам ещё ехать вместе и да, конечно, Дилан целиком и полностью прав, даже липнущая к нему идиотка куда лучше обиженной идиотки, которая, небось, ещё и найдёт себе на фестивале какую-нибудь большую новую любовь. И Кейт со своими намёками. Чёрт. Как было бы лучше, если бы ты мог с чистой совестью заявить «я гей, прости». Но нет, Оливер Морган – уже больше двадцати лет успешно сочетает нелюбовь к обществу вообще с бисексуальностью и отсутствием определённого типажа. «Мне много кто нравится, но не ты» стало бы невероятным хитом среди отказов, самый верный способ заработать себе вечного врага. – Спорим, она сейчас будет дуться, а потом решит, что у тебя плохое настроение из-за машины? Будешь снова, как идиот, без куртки, и ещё каким-нибудь зайчиком в придачу.

Ты не знаешь, что такого особенно в сигаретах, словно автоматически добавляющее привлекательности. Это должно быть нелепо – он действительно давно не курил, судя по тому, как заходится кашлем, ему и нельзя курить, он у вас смелый и сильный спасатель, ему людей из огня вытаскивать и светиться в местных новостях героем, это ты не знаешь, кем вообще будешь, а он молодец. Ну а ты, что ты? Ты любуешься, думая, что зря он бросил, ему идёт. И то, как странно он складывает губы, выдыхая дым, и как лежит сигарета в чуть напряжённых пальцах. Ты, задумавшись, вдыхаешь дым глубже и чуть им не давишься. – О, да, простой способ сделать человека счастливым – показать тебя с сигаретой. – Смеёшься, касаешься лёгким толчком. Хей, не спи, всё в порядке? Не спрашиваешь, пусть это вопросы висят молчаливым непониманием. Видишь, как медленно он сглатывает, как перекатывается по шее кадык, и чёрт, тебе определённо не положено залипать на этом зрелище. Ты, вроде как, просто друг, ничего особенного. – Зато если мы будем подыхать от рака, нам дадут морфин. Будет крутая трагичная смерть, «и курили они долго и счастливо», пока не умерли с запрещённой дозой морфина в крови. – Что?..

Под этим взглядом почти неудобно – растерянным, изучающим. Будь всё иначе, а ты немного наивнее, точно бы решил, что вот Дилан сидит сейчас тоже, тебя разглядывает и любуется. Но ты знаешь, что он натурал, и не особенно надеешься на чудо. Просто задумался, настроение накатило и взгляд надо куда-то упереть, а тут такой замечательный Оливер – живой, шевелится, успешно заполняет тишину в эфире каким-то бредом и отвлекает от полной меланхолии. Ты делаешь это снова, из упрямства и чистого протеста – выдыхаешь дым ему в лицо, наклоняешься и почти падаешь, теряя равновесие. Почти – ровно до чужого плеча, к которому можно прислониться, улыбаясь, на секунду чувствуя себя пьяным. Какой с пьяного спрос, правда? А у вас с собой есть что выпить, и раз уж в ближайшее время машину точно не вести… Пьяному тебе можно много, очень много, и ты не будешь. Не хочешь придумать себе больше, чем есть на самом деле.

- Спасибо. Ну, знаешь, за Кейт, за счастливого меня по поводу сигарет. Не знал, что ты такой романтик… Конечно, девочкам нравится, а я всё искал ключ к твоей популярности. – Ухмыляешься. Ну конечно, это шутка, ты бы ведь никогда не сказал такого всерьёз, быть такого не может. Что, это безопасно – говорить правду, издеваясь над ней всеми возможными способами? Ты почти сам себе веришь, если не считать извечного вопроса – ты гениальный актёр, или просто жалок? Когда это всё пройдёт, станет ровным и спокойным, а не спонтанными всплесками нежности? И не мыслями, что вот сейчас можно чуть дотянуться, чтобы поцеловать, и ничего он тебе не сделает, и даже в морду не даст, скорее всего. Только расстроится, что теперь ему ехать с кучей обиженных людей.

Ты оборачиваешься, в машине открыто окно и девочки что-то показывают друг другу. Натыкаешься на взгляд Кейт, пронизывающий и пристальный. Словно она знает всё про тебя, про вас, понимает прекрасно, что вы бросили их двоих в машине, толком ничего не объяснив, а теперь сидите плечо к плечу, любуясь на закат, и это не просто так. Она умная девочка, может, с ней и говорить не придётся? Ты думаешь это почти с надеждой, а потом с таким же отчаянием, она же сестра, чёрт, она действительно совсем не дурочка, даже если иногда утруждает себя сделать вид. Блядь, если тебе не кажется, то ты так чертовски влип. Она поднимает брови и ты качаешь головой, ничего, вон, Алисия что-то настойчиво показывает, не хочешь посмотреть?
Чёрт, чёрт, чёрт. Может, у тебя уже параноидный синдром, придумываешь то, чего нет? Ну пожалуйста?

Ты отправляешь вниз ещё один окурок. Природа, прости дурака.

- У тебя всё в порядке? – А теперь выглядишь чуть виновато, задавая вопрос. – Ну в смысле… Ничего не случилось, просто настроение?

[NIC]Oliver Morgan[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2jAKn.png[/AVA]
[STA]things we lost in a fire[/STA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2f5ak.gif[/SGN]
[LZ1]ОЛИВЕР МОРГАН, 22 y.o.
profession: студент в вечных подработках, идиот с зажигалкой
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » got to my head