Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Представьте себе пригород Сакраменто ранней весной? Когда округа расцветает ...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » когда дети становятся взрослыми


когда дети становятся взрослыми

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ГОНКОНГ | 17 АВГУСТА

Семейство Картер
http://67.media.tumblr.com/30fb24c0d66f9ac0d09d1b8343df8c44/tumblr_o3s5g2lNoH1qcdtheo8_250.gif http://funkyimg.com/i/2k4Zk.gif

Лив приезжает к родителям в Гонконг, где её ждёт не только приятное времяпрепровождения с семьёй, но и серьёзный разговор с родителями.

Отредактировано Olivia Carter (2016-11-24 16:29:38)

+1

2

Привычная картина в совершенно непривычном пока еще времени: Бет в компании Алекса готовит завтрак для их семейства, пока Дилан и Лив все еще спит, а глава их семейства торопится на работу. Росс забегает на кухню лишь за тем, чтобы быстро ухватить свою порцию сэндвича и блинчика, свернув который он обмакивает в сладкий джем, прежде чем запить все лишь немного остывшим кофе. Они слегка проспали сегодня. В прочем, привыкнуть к этой стране, к смене часовых поясов было не так уж и просто, пусть даже чета Картер пробыла в Гонконге не один и не два дня. Да, они уже успели подняться на Пик Виктории, из которого словно на ладони можно было увидеть мегаполис, в котором так разительно сочеталась красота природы с техническим прогрессом, не обошедшим стороной даже Азию.
Поздним вечером в Гонконг прибыл самолет Оливии, что решила навестить своих братьев и родителей в Гонконге, пока у нее было время до начала серьезной учебы в колледже. И, конечно же, это не могло не порадовать Элизабет с Россом, что уже успели соскучиться по своей старшей дочери, что уже вела по-настоящему самостоятельный образ взрослой жизни, во что с трудом все-таки верилось. Пусть, да, Лив будет не единожды восемнадцать, но для своих родителей она всегда будет оставаться их ребенком, о котором они начали заботиться в возрасте, когда еще сами были почти детьми. Но, сейчас это кажется таким не существенным? Кажется, что все было так гармонично и правильно, тогда как из повзрослевшей юной леди они хотели продолжать сдувать пылинки, лелея ее словно самое драгоценное создание в мире.
Пользуясь тем, что самый младший сын занят уминанием за обе щеки своих любимых блинчиков, глава семейства дарит супруге по-настоящему поцелуй, ведь на губах Росса все еще чувствуется сладкий джем. Улыбнувшись этому, Бет торопится повторить короткий поцелуй, чтобы слизать остатки сладкого джема с губ мужа, которому уже следовало бежать на работу… Его ждали к определенному времени в определенном месте (на месте строительства, кажется?). В общем, не имея среди своих привычек свойства опаздывать, мужчине следовало поторопиться. Особенно, если он хотел вернуться пораньше домой, дабы провести всем вместе вечер и сходить в тот самый ресторан, который так им обоим понравился. Все же в честь приезда дочери хотелось провести время как-то особенно.
- Ты такой же порой сладкоежка, как и Алекс – весь в джеме, - по-доброму улыбаясь мужу, произносит женщина, желая лишь в который раз подчеркнуть сходство самого младшего сына с главой их семейства. – Ладно, беги, и возвращайся поскорее, - торопит она супруга, но вовсе не потому, что ей легко отпустить его  на работу. Просто, она еще может его порядком задержать, а создавать не благоприятное впечатление на коллег Росса ей не хотелось. – И обязательно позвони во время ланча. Может быть, наша принцесса проснется, а также принц до позднего вечера читавший книжку, и мы сходим куда-нибудь все вместе, - добавляет она, прежде чем муж простится с Алексом, что порядком объелся сладкого и его щеки были все в джеме, который еще немного и засохнет и будет липким пятном. Они проводят Росса к двери, прежде чем направятся в ванную, где Элизабет отмывает сына от завтрака, что как у довольного кота оставался на щеках «на потом». Конечно, они пока не возвращаются в детскую или родительскую спальню, возле которой находится комната, в которой спала их спящая красавица, дабы не тревожить сна старших детей. Все-таки у Лив был сложный перелет, который они тоже пережили и, надо сказать, надолго запомнили.
- Мама, а когда проснется Лив? – спросил Алекс, по-деловому сложив руки на столе, из которого Бет убирала использованные тарелки в посудомойную машинку.
- Не знаю, мой хороший, - пожала плечами Бетс. – Она устала из дороги – помнишь, как и мы долго-долго летели сюда? Нужно дать ей немного поспать, - добавила она, надеясь объяснить доступно младшему из сыновей, что следует с пониманием отнестись к желанию кого-то поспать, пусть даже он соскучился и хотел уже поиграть во что-нибудь со своей сестрой. – Давай дадим времени до полудня, и приготовим что-нибудь вкусное? Ты ведь мне поможешь? – предложила она, принявшись за готовку чего-то достойного обеда не только для спящих детей, но и для них с Алексом, а также и Росса, что мог также освободиться раньше с работы. По крайней мере, Бет надеялась на такую возможность, по крайней мере сегодня.

+2

3

Наш с Томасом тур в Париж прошёл более чем хорошо. Даже не смотря на то, что природа распорядилась лишить приятного времяпрепровождения. Но и без всего это мы хорошо провели время. Была рада зайти в своё любимое кафе и даже встретить бабушкину подругу. Меня как обычно сразу и не узнали. Зато сколько каждый раз комплиментов можно услышать. Сказали, что я очень похожа на бабушку в молодости, только волосы и глаза более тёмные. Да, она была шикарной женщиной, хотя я и плохо её помню, но все родные говорят, что я её копия.
Вернувшись в Сакраменто, я провела всего несколько дней дома, чтобы хоть немного привести себя в чувства после долгого перелёта и очередной смены часовых поясов. Правда смена часовых поясов снова ждёт меня, что больше всего и утомляет в поездках и сбивает весь режим. Но не смотря ни на что, я обещала своим любимым родителям, что обязательно приеду к ним в Гонконг. Правда не знаю, как долго пробуду там, но я уже за это время успела по ним соскучиться. Да и меня ждёт очень серьёзный разговор с мамой. Не знаю рассказала ли она уже папе то, о чём узнала несколько дней назад или нет. Хотя я даже и знать не хочу, если честно. Правда я не хотела, чтобы мама об этом узнала, даже больше, чем ей следовало. Но рано или поздно это должно было случиться, но не в таком виде, конечно. Это уж был перебор. Всю дорогу до Китая думала, как же я буду смотреть матери в глаза. При каждой этой мысли я вспоминаю её лицо и внутри меня всё переворачивается. Наверное, так же мне было стыдно, когда родители спалили ту вечеринку в марте. Вот так шаг за шагом, а тайное становится явным. И вот так малышка Олли стала открываться родителям совсем с другой стороны. С той стороны, которую их девочка так долго скрывала.
Всю дорогу в Гонконг я не могла уснуть. Все эти мысли в голове о родителях, о Томе, да и вообще шум самого самолёта совсем не даёт возможности расслабиться. Хорошо, что времени очень много и можно сделать то, что так долго откладывала все эти дни. Даже смогла часик провести трансляцию для своих подписчиков. И плевать было на всех тех, кто хочет спать. У них в ушах беруши. И если они под рёв самолёта смогли уснуть, то и под мой голос смогут. Я и видео успела смонтировать. И обложку к нему сделала в фотошопе. Осталось лишь загрузить, что я сделаю уже по прибытии.
После полуночи по времени в Гонконге мой самолёт приземлился. Получив свой багаж, я направилась к выходу, где меня ждал папа. Он ничего мне не сказал, даже никаких колких фраз, в которых хотя бы на долю читалось то, что он знает о случившемся в Лос-Анджелесе. Я радостно его обняла и, чмокнув в щёку, села в машину. Гонконг настолько яркий город, что мне на момент показалось, что на улице далеко не ночь. Да и людей в это время суток столько, сколько даже в Сакраменто нет ночью. Ну как мне показалось. Я как заворожённая смотрела на все эти яркие билборды, экраны с рекламой. Я даже сделала фотографию, когда мы остановились на светофоре и выставила её в Снэпчат, указав то, что я прибыла в такое шикарное место. Конечно же, первый о моём приземлении узнал Томас. Он мне тысячу раз сказал, чтобы я обязательно ему сообщила, когда приземлюсь. Волнуется. Это так мило.
Приехав с папой в пункт назначения, мы вышли из машины и направились в сторону многоэтажного здания. Вот это размах, вот это габариты. Очень интересно увидеть всё это днём. Незнакомые города всегда кажутся в разное время суток совершенно разными. Часто можно не заметить днём то, что замечаешь ночью или наоборот. Зайдя в квартиру, я окинула взглядом помещение и тихо направилась за папой в комнату. Моя личная комната. Она меня ждала столько времени. Всех я увижу только утром, а может и днём. Надеюсь, что мой организм быстро перестроится вновь. Смыв макияж и переодевшись в футболку, которую я стащила у британца, я без сил рухнула в кровать. Усталость дала о себе знать. Морфей забрал в своё царство слишком быстро, успела только моя голова коснуться подушки.
Проспала я слишком много, но даже долгий сон не прибавил мне бодрости. Перекатываясь с одного бока на другой, я старалась поспать ещё, но бросила эту идею, когда всё-таки посмотрела на время. Уже давно за 12 часов дня, а это значит, что я проспала половину суток. С тяжёлой головой и веками, с горем пополам я пошла умываться. Правда не с первого раза попала в дверь. Просто ещё не привыкла к новому месту, а может просто спросонья. Умывшись и переодевшись в удобную одежду, я наконец-то вышла из комнаты. Уже приблизившись к двери, я услышала голоса и разговоры.
- Всем доброе ут... день, - приветствую своих родных, завязывая волосы в хвост. - О, Дилан, ты даже встал раньше меня. Вот это неожиданность, - прохожу мимо старшего из младших братьев, теребя его волосы.
- Ооо, приехала... - Брат цокает, не отрываясь от книги, - я думал хоть здесь от тебя отдохну.
- Я тоже по тебе соскучилась, Дилли, - чмокаю его в щёку и быстро отбегаю, когда тот внезапно хочет сделать захват моей голове. - Это любовь, - пытаюсь сдержать смех, но когда смотрю на маму, то смех быстро подавляется. Как мне не хватало этого строгого, но в тот же момент такого мягкого взгляда родителей, когда мы начинаем с Диланом дурачиться. - Мамуля, доброе "утро", - подхожу к любимой маме, чмокая её в щёку. - А где самый маленький?

Отредактировано Olivia Carter (2016-12-24 00:45:31)

+2

4

- Мама, а мы тоже пойдем с Оливкой на ту высокую гору, куда мы ходили с папой и Диланом, когда приезжали? Помнишь? Там еще было прохладно, и мы покупали теплую одежку, – спросил Алекс у своей матери, когда забрался рядом с ней на стул и наблюдал за не сложными манипуляциями по приготовлению обеда, что станет для некоторых также и завтраком. Малыш, наверное, забрался бы полностью на стол, если бы только смог забраться на него самостоятельно, чтобы рассмотреть все и попробовать прежде, чем какой-то из ингредиентов попадет в то или иное блюдо. Определенно, самый младший Картер будет с малых лет приучен к кухне и, кто знает, может быть уже в скором будущем он станет одним из самых известных шеф-поваров?
Ох, мечты, мечты…
А ведь когда-то, помнится, своей матери на кухне составляла компанию маленькая Оливия. Когда ей было всего два года, она с удовольствием делала заказы любимых вкусностей, которые Элизабет старалась приготовить для нее. И, конечно же, Лив старалась во многом помочь своей матери – точно также, как это делал сейчас Алекс. Правда, по большей мере это лишь называлось помощью, поскольку маленькие детские ручки не были способны в своих кулачках удержать нужное количество муки, обязательно роняя большую ее часть то на стол, то на пол, а то и на себя. Но, самым главным было все-таки то, какие положительные эмоции вызывало совместное времяпровождение для матери и ее тогда еще единственного, первого ребенка. И порой Элизабет задумывалась о том, насколько бы изменилась жизнь, если бы они все не вернулись в Сакраменто из Бостона. Наверняка они продолжали бы ютиться в той двухкомнатной квартире на Бейкон Хиллс? В прочем, теперь это было уже совершенно неважно.
Сегодня на обед женщина решила поставить перед собой высокую цель угодить всем своим детям, поэтому этот прием пищи должен был стать одновременно и вкусным, и сытным, и диетическим, учитывая то, как печется каждая леди в семействе Картер о своей фигуре. Правда, беременной женщине все же предполагается отказаться от диет и просто правильно и регулярно питаться. Так что, прежде всего на Дилана ожидали вкусные сэндвичи с курицей буффало и сыром на гриле. Эти сэндвичи уже стояли на тарелке, тогда как сейчас Бет нарезала тонкими слайсами яблоко, что должно было стать такой себе подставкой для легкого фруктового салата. Ну и, конечно же, финальным блюдом была роллы с овощной начинкой, тогда как на десерт – ягодный крем. Именно этот самый крем с нетерпением дожидался Алекс, ведь он уже понемногу пробовал каждую ягодку из отдельного контейнера, хитро улыбаясь ей каждый раз, когда Элизабет его «ловила» на горячем.
- Не знаю, малыш. Может быть, пойдем, - пожимает плечами женщина, отвечая сыну, в очередной раз посмотрев на него, когда он отправил в рот ягодку смородины. И как тут было не порадоваться за то, что ребенок кушает полезное? Помнится, заставить Дилана кушать фрукты, было той еще проблемой.
- А ты хочешь еще раз туда сходить? Та гора, о которой ты говорил, мое солнышко, называлась «Пик Виктории», - спросила она сына, напомнив ему название той горы, где они были почти в первый день своей прогулки городом. Тогда им представился чудесный вид погружавшегося в сумерки города, тогда как вечером они наблюдали за красивой игрой света из парохода.
Алекс согласно кивает в ответ на слова матери, тогда как в это время на кухню приходит Дилан. Парень уже выспался и даже успел привести себя в порядок – наверняка связывался со своими одноклассниками по скайпу?
- Так, давай не раскатывай губу, а помоги нам с Алексом, - потребовала Бет у сына, что сразу же потянулся к сэндвичам. Правда, взяв все-таки один, парень поинтересовался тем, что может сделать для общего блага, тогда как Бет ему указала в сторону кофе и чая.
- А я буду сок! – попросил самый младший Картер у своего старшего брата, которому оставалось только вытащить из холодильника бутылочку с любимым соком младшего и подогреть его, чтобы не пил холодным.
Собственно, труды на кухне продолжались недолго, и уже в скором времени все было готово. Так что, все могли занять свои места. И, конечно же, Алекс получил желанный десерт, который грозил мальчишке знатно запачкать его. В прочем, это происходит уже в самое скорое время, поэтому Алекс быстро сбегает в ванную, чтобы умыться – правда, как он это сделает самостоятельно, остается лишь наблюдать и ожидать, как всегда особенного результата.
- Доброе-доброе утро, дорогая, - поприветствовала дочь несколькими мгновениями погодя Бет, как только она подошла к ней, поцеловав в щеку, а после плюхнулась на один из свободных стульев. Судя по всему ей было не просто пережить смену часовых поясов, что было легко заметно по выражению ее лица. Правда, усталость нисколько не помешала очередной пикировке между старшими детьми, по которой Бетс даже успела соскучиться немного. Как бы там ни было, а без их Олли дом более не казался полным. – Сейчас прибежит наша маленькая радость, - ответила она, улыбнувшись дочери. – Как тебе спалось, дорогая? Давай, завтракай, и мы позвоним папе, поинтересуемся, какие у него планы. Он сегодня обещал освободиться пораньше, чтобы мы могли все вместе куда-нибудь сходить. Ты уже знаешь, что хочешь увидеть в Гонконге? – спрашивает Элизабет, придвигая к дочери тарелки со всеми вкусностями, чтобы она все попробовала и ничего не забыла.

блюда на столе

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/23/d2/52/23d25227b608cd005ebadb2716997f47.jpg
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/e1/45/bd/e145bde2ba6367ee25a6b892d3f1bbab.jpg
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/73/fa/da/73fadac220a6ddb7b3ea7ef3cbbb8473.jpg

+2

5

Многие считают своим домом то место, где они выросли, где они живут. Но для меня дом везде, где есть мои родные и близкие. От Гонконга до Сакраменто - 11 тысяч километров. В Сакраменто прошла практически вся моя жизнь. Хотя почему практически? Вся моя сознательная жизнь прошла в столице Калифорнии. И вот не смотря на то, что я так далеко от родных стен, здесь, в Гонконге, рядом со своей семьёй я чувствую себя как дома. И пускай я так мечтаю о свободе и даже уже начала самостоятельную жизнь, но почему-то периодически мне очень не хватает этого семейного уюта, который создают все члены семьи. Те несколько дней, которые я провела одна (ну как одна, с Томом, но без семьи же), мне даже стало не хватать ажиотажа. Даже по Дилану соскучилась. Ведь я так привыкла к нашим вечным перепалкам с ним. Кажется, что мне ещё долго нужен будет как воздух этот бодрый заряд. А как же приятно приходить на кухню, где во всю пахнет едой.
Сажусь за стол, осматривая его. Как обычно мама радует не только количеством еды, но и оформлением. Слюнки сами собой начинают течь, когда видишь и представляешь вкус лежащей перед собой еды. Эх, еда. Как же тесно она связывала нас с мамой в детстве. Я даже до сих пор помню некоторые моменты, когда мы вместе с мамой трудились на кухне. В носу даже сразу же стоит запах пирогов, которые мы готовили.
- Такое чувство, что я не ела больше суток, - тянусь за салатом на яблоке и сразу отправляю его в рот. - Ммм, как обычно, очень вкусно, - не успеваю прожевать, когда хвалю мамин завтрак. При людях я никогда не говорю с набитым ртом, но ведь именно с родными людьми можно забыть про все правила приличия и вести себя как ребёнок. Только с ними я могу по-настоящему дурачиться и не получу никаких замечаний. Меня даже поддержат. Я старшая сестра двух братьев - как тут не куражиться?! Встав со стула, подхожу к раковине, рядом с которой стоит чистый стакан. Сев обратно за стол, наливаю себе воды. Во рту всё пересохло. Действительно, словно я была без еды и воды сутки. Но и не удивительно, такая разница во времени. Сейчас я прям нахожусь в будущем. И это будущее пока мне нравится. - Я спала как убитая. Всё-таки такой долгий перелёт, ещё и смена часовых поясов. Но скоро привыкну. В Париже ведь привыкла, - в этот момент я поняла, что задела тему, которой так боялась всё это время. Ведь была надежда, что мама уже и забыла обо всём и сейчас я сама же ей напомнила. Ох, дурная голова! Быстро тянусь за сэндвичем и делаю несколько больших укусов, кивая на мамины слова про папу. Ох, как же я надеюсь, что папа ничего не знает. Хотя, всё равно когда-нибудь он узнает, что его ягодку попортили. - Я ещё не думала, куда можно пойти.
- Лиииив!
Откуда-то издалека слышен приглушённый крик, который сопровождался громкими шагами. Через несколько секунд на кухне появился Алекс, который быстро подбежал ко мне.
- Привет, мой хороший! - Поднимаю своего самого младшего братишку и усаживаю к себе на колени. Он сразу обнимает меня за шею, потягивая мои волосы, от чего становится очень больно голове, но я терплю. - Скучала по тебе очень-очень. Кстати, я привезла тебе сувенир. Потом пойдём посмотрим его, хорошо? - Малец послушно кивает головой и пересаживается на свободный стул.
- А мне хоть что-нибудь привезла? - Дилан внезапно оживляется и даже откладывает книгу в сторону.
- А ты мне что, а? - Брат только хочет что-то сказать, как я его перебиваю, - а вот и всё.
- Мам, вот что она начинает?
- Да ладно, привезла, конечно. Я ни о ком не забыла. Я, кстати, думала, что сегодня может посидеть дома, ну или пройтись куда-то недалеко. А то мне кажется, что моего заряда бодрости не хватит надолго. Тем более, что вы тут уже за это время наверняка посмотрели всё и знаете, что можно глянуть. Кстати, мне нужен пароль от wi-fi. Он же тут есть, да?

+2

6

Бет улыбается, слыша слова дочери. Конечно, позади у нее был утомительный и длительный перелет, от которого ей нужно было уже начать понемногу отходить. А как лучше было по ее мнению отойти от усталости? Пожалуй, лишь только один – заставить себя шевелиться и хотя бы ненадолго заставить себя пребывать в движении, не то, расслабившись, можно провести вовсе не один день, а целую неделю в постели, пытаясь безуспешно привыкнуть к новому графику. Однако, в то мгновение, когда Лив вспоминает в разговоре о Париже, женщина оглядывается на свою внезапно повзрослевшую дочь. Наверное, пройдет не один и не два дня, прежде чем Картер в полной мере примет взросление своей старшей дочери, у которой уже вполне могла быть своя собственная личная жизнь, ничем не менее пассивная, нежели у нее самой в юности. Правда, Бетс все-таки позволила себе увлечься, если можно так сказать, будущим мужем, не имея за спиной никаких серьезных отношений. Можно в полной мере утверждать, что она полностью вступила во взрослую жизнь только в Бостоне, приняв не только новые для нее чувства, но и ответственность за каждый свой поступок.
Вот только, может в полной мере ее дорогая и любимая дочурка быть настолько же ответственной? Наверное, проблема каждого поколения родителей в том, что они боятся, как бы их дети не наломали дров, забывая о том, какими они были в их возрасте. Но, порой даже помня, они не в силах справиться с собственным беспокойством о детях, которые вполне могут переплюнуть всех их ожидания: и хорошие, и не самые положительные.
Тихо вздохнув, миссис Картер мысленно возвращается к тому телефонному инциденту, который она услышала до их продолжительного перелета во время отдыха в ЛА. Сейчас уже эмоции немного поутихли, но женщина так и не забыла о том, что дочь задолжала ей разговор тет-а-тет по этому поводу. И, пожалуй, она постарается устроить его уже в ближайшее время, поэтому пока она ничего не спрашивает и не пытается напомнить о желанном разговоре дочери, иначе мальчишки наверняка донесут до отца, будто бы у Олли и матери есть какие-то интересные секреты. Впрочем, они есть. Но, порой неведенье будет лучше знания.
Тем временем на кухню влетает самый младший Картер, сразу же привлекая к себе внимание старших. Алекс, конечно же, очень рад видеть свою сестру – еще бы, он ведь ее так ждал - и незамедлительно обнимает ее.
- Ну и зачем было тратиться на сувениры? Главное, что приехала, – достаточно серьезно обращается Бет к Лив, качая головой на перепалку, которую они устроили с Диланом. – У вас и так уже много мелочей, которые некуда уже складывать, - добавила она следом. Конечно, они с Россом никогда не скупились на подарки детям, особенно, если они несли собой пользу. Вот только ей не хотелось, чтобы дети переусердствовали в своей любви к подаркам и походили вскоре на своего деда, что любит дарить вовсе не приятные маленькие и скромные подарки. Пожалуй, желая одарить своих внуков, Уоррен забывает о понятии скромность и разумные рамки. Чего стоило авто, которое он подарил Лив на день рождения? А ведь это был не единственный его подарок.
- Дилан, дай сестре пароль от wi-fi, - попросила женщина у сына.
- Мама, а как же твоя просьба проводить меньше времени в сети? Оливии это разве не касается? – с долей ехидства и с явной целью задеть сестру, произнес Дилан. – Она же не вылезет из своего мобильника, - добавил Дилан, будучи в какой-то степени правым. Но, и ограничивать дочь Бетс тоже не хотелось?
- Ничего страшного, потерпишь немного несправедливости. К тому же, ты должен был сделать задания и по электронной почте скинуть своей учительнице на проверку. Сделал? Ну, я так и думала. Так что, выдавай сестре пароль и давай к заданиям. Скоро папа придет, и мы что-нибудь придумаем для нашего досуга, так что не тяни, - добавила она, заставив сына выполнить просьбу сестры, а после поползти в свою комнату делать домашнее задание.
- Так, а ты мой хороший, кажется, обещал навести порядок у себя в комнате, разве нет? – обращается она к Алексу, что хмурится почти как Дилан, не желая чего-то выполнять. Правда, в отличии от старшего брата, Алекс пока не способен выкручиваться. Можно в полной мере сказать, что именно младший из Картеров был самым послушным, поэтому он соглашается под предлогом «спрятать игрушки и позвонить папе, может он купит ему что-нибудь?» (знакомые условия, да-да!). Ну, а Бет остается пока наедине с дочерью. – Только не торопись убегать, - предупреждает она Оливку, начав понемногу убирать со стола за сыном. Дилан, как всегда поел, и как истинный мужик, забыл убрать свою тарелку. – Кажется, ты мне должна кое о чем рассказать, - намекнула она дочери, надеясь, что услышит то, что надеется. Например, что она ошиблась, и это было не то, что она подумала? Впрочем, со слухом у миссис Картер было все хорошо. – Расскажи мне все, как есть. Не скрывай, и не выдумывай. Я не хочу, чтобы у нас были с тобой секреты, которые в итоге будут так нелепо открыты. С кем ты была в Париже? Это ведь не Наоми была с тобой тогда? – зная о том, насколько фривольные бывают взгляды у молодежи, Бет не могла не высказать подобного предположения.

+2

7

Я бы может с удовольствием и не пользовалась день-другой интернетом. Всё-таки порой социальные сети очень утомляют, но, к сожалению, я без них никуда. Я привязана к интернету, привязана к Штатам, где и протекает моя жизнь. Даже сейчас я понимаю, что за свой внезапный отпуск я должна буду хорошо так потом поработать. Все дела, которые я могла вместить в те несколько дней в Сакраменто - я вместила. Очередные поездки в Лос-Анджелес и в Сан-Франциско. Я не ною и не жалуюсь, просто уже сейчас пытаюсь представить свой примерный план на дни, а может и недели вперёд. И мне нравится. Мне нравится это движение, хоть родители вот уже год точно не видят в этом ничего хорошего. Да, простое увлечение может внезапно перерасти в профессию. Почему нет?
Когда братья собрались и ушли по комнатам, я было хотела уже пройти за Диланом, чтобы он дал мне пароль и наконец-то поставила загружаться своё видео, но упомянутый ранее Париж сыграл против меня. Я хоть и пообещала матери всё рассказать, но это так чертовски сложно. Но ведь главное начать этот самый разговор, а там уже как-то что-то да и пойдёт.
Тон матери уже сразу предал мне некоторое волнение. После той вечеринки дома я вообще боюсь серьёзных разговоров с родителями. Да кто вообще любит эти разговоры? Не думаю, что есть где-то человек, который только и ждёт, чтобы поговорить о чём-то важным, выяснить отношения или расставить все точки над "i". Хватаю яблоко с фруктовым салатом и быстро кладу его в рот, чтобы хоть на немного отсрочить этот разговор. Раньше это прокатывало, но сейчас кажется уже нет. Смотрю на маму, которой кажется тоже немного нелегко даётся начать разговор, но её часть хотя бы в большей мере уже закончилась.
Рассказать всё как есть. Да, я обещала ответить на все её вопросы. И ведь никто меня не тянул за язык. Я сама об этом сказала. И только сейчас немного жалею об этом. В любом случае рано или поздно все бы обо всём узнали. И даже интересно, как долго я бы смогла скрывать этот факт. Два месяца уже удалось, а там может и до полугода недалеко, а на Рождество мы бы с Томом уже собрались с духом и показались родителям. Кто знает, может и даже раньше.
- Мам, присядь лучше тогда, - указываю маме рукой на место напротив меня. Всё-таки я хочу видеть её, чтобы знать как и в какой момент лучше рассказывать, а в какой момент лучше ускорить своё повествования, чтобы сказать самой, а не благодаря маминым вопросам. Притягиваю к себе ягодный крем, от которого исходит безумно вкусный запах. - В общем, да, я была не с Наоми. И вообще она к этом не причастна, - ковыряю ложкой десерт, но попробовать его почему-то пока нет желания. Начало положено. Уже хорошо. Осталось подобрать слова и начать рассказ о Томасе. - В начале июня я познакомилась с одним, - я выдержала секундную паузу, думая как лучше обозначить британца, - парнем. - Молодец, Лив. Мама сказала не выдумывать, а ты. Но с другой стороны я ведь не вру, Томас же парень, подумаешь, что он старше меня на... 12 лет? Не так важно ведь. Верно? - Мы с ним встречаемся два с половиной месяца. И он порядочный. Ждал моего совершеннолетия. И пальцем ни-ни, - чувствую, как краснею. Всё-таки эта тема не для разговоров по-душам с мамой. С подружками - да, но ни как не с родителями. - Скорей всего я была бОльшим провокатором. - Говорю чуть тише, вспоминая, кто вообще был инициатором всего этого. - Он сделал сюрприз - поездку в Париж. И ужин. Всё было классно. - Вспоминаю о том, что случилось после клуба и что было в отеле, точнее в отелях. По телу пробегают мурашки, ноги на секунду сводит, а внизу живота приятно покалывает. В этот момент даже понимаю, что я скучаю по своему британцу. Мы не видели друг друга всего сутки, но уже кажется, что прошла неделя. - Он хороший, правда. - Я снова вспоминаю то, что было в те дни. Если бы отец знал, что было, то он бы точно не оценил к мне такого отношения. Только вот дочь любит это. Даже, если я сопротивляюсь, то где-то внутри я ловлю кайф от этого напора, от этой грубости. Всё равно я была виновата во всём этом. Я - провокатор, мазохист. Но Томас знает, как правильно чередовать кнут и пряник. - Но мы пока не спешим со всеми официальными знакомствами. Как только так сразу, я обещаю.

Отредактировано Olivia Carter (2017-01-11 00:24:54)

+2

8

Родители и дети – вечный вопрос для любого жителя планеты Земля. Ведь сколько не существует этот мир, всегда находится не одна причина для споров и ссор детей со своими отцами и матерями. Самой Элизабет пришлось попасть в немилость своих родителей, которая больно ранила ее в само сердце, когда она была немногим младше своей дочери, что сидела нынче на этой кухне перед ней и должна была сообщить ей что-нибудь о себе важное. Что-нибудь, чтобы ее мать более не терялась в догадках и не строила нелепых и, возможно, совершенно необъективных предположений о том, что происходит с ее дочерью. Увы, но она обнаружила себя далеко не той матерью, что может без особенного труда прочитать то, что на сердце у ее ребенка. И, конечно же, ей хотелось бы, если это только будет возможно, исправиться, познать свое дитя, которое для нее, пожалуй, останется таковым же, каким было в детстве еще на долгий промежуток времени.
Но, для начала она должна была узнать правду, какой бы она не была. Пусть это будет первым шагом, а тогда Бетс подумает, как быть дальше, как уберечь лодку их с Лив отношений в теплых водах доверия, которые ее собственная мать когда-то не сохранила. Ведь однажды потеряв ту нить доброты и тепла, восстановить ее такой же крепкой оказалось невозможным.
Когда Лив просит свою мать присесть, Картер согласно кивает, и устраивается на одном из стульев так, чтобы сидя наблюдать за дочерью, что не торопится приподнимать занавес тайны. Она лакомится яблочком с салатом, а после и десертом, который приготовила ее мать не так давно специально для своих детишек, чтобы они кушали только самое полезное и вкусное даже в этой далекой и чужой им стране. И тихо вздыхает, стоит только начать девушке говорить – так неуверенно и осторожно, словно бы она шла по хрупкому льду.
Тому факту, что Оливия была тогда, в тот самый раз, когда они разговаривали по телефону, не с Наоми, пожалуй, порадовал Бет. Как бы там ни было, а у женщины были более традиционные взгляды о семье и отношениях, нежели нынче у большинства жителей Калифорнии, где они с Россом растили своих детей. Однако, тот молодой человек о котором повела беседу девушка дальше свою речь, все-таки заинтриговал Бетс. То, с какой интонацией она отзывалась о своем таинственном парне, что дожидался ее восемнадцатилетия (кое-кто с юности этого не стал дожидаться!), говорили миссис Картер о многом, если не обо всем.
Так неужели ее дочь влюбилась?
Это было, пожалуй, прекрасно! И так волнительно, что Бет не могла сохранить серьезное выражение лица. В частности, когда девочка сказала о том, каким она оказалась провокатором-искусителем. Впрочем, у женщины и появились свои причины для опасений: это какими средствами нужно обладать, чтобы свозить девушку в Париж? Явно этот парень был сыном богатенького папаши, или же был достаточно обеспеченным, доработавшись до определенного звания и положения, раз уж у него были возможности…
- Послушай, Лив, - начала было Элизабет, как только дочь договорила. – Я не хочу давить на тебя или влиять на твой выбор – ты уже большая девочка, пусть это не просто нам с твоим папой принять. Для нас ты всегда будешь той маленькой Ливи, которую нужно оберегать и защищать от всего, что может ее огорчить. А ведь только настоящие чувства могут огорчать и волновать настолько, чтобы от речи о нем горели глаза счастьем, - продолжила женщина, поднявшись со своего места, чтобы пересесть рядом с Оливией. – Ты не глупенькая девочка и знаешь должно быть, что я была уже в твоем возрасте, когда ты должна была появиться на свет. И мы с папой не ждали какого-то определенного дня или срока, из-за чего твой молодой человек заслуживает должного уважения. Но, я хочу тебе сказать, что мы с папой готовы быть рядом с тобой, что бы ни случилось. Ведь когда-то мои родители не оказали нам должную поддержку, и я знаю, каково это, - продолжила женщина, тихо вздохнув, припоминая былые дни. Дни, в которых они с Россом были бы счастливы даже в самой бедной лачуге. – Просто дай всегда знать, где ты и с кем – не ври мне, ладно? Как бы ни было сложно, я постараюсь все понять, - добавила Бет, надеясь, что все-таки дочь ее услышит. Но, конечно же, одних слов будет не достаточно…

+2

9

Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются люди. А то, что я стала совершеннолетней ничего не значит. Тем более, что если я поеду в тот же самый Нью-Йорк, то там никакая я не совершеннолетняя. Процесс взросления настолько странный и индивидуальный, что имеет даже спорный характер. Взять того же Эйдана. Ему тридцать лет, взрослый дядька, публичный человек, которого любят не только в Северной Америке, но и за океаном. Только вот когда посмотришь на него или послушаешь родителей, то понимаешь, что он ещё то дитё. Взрослое дитё, за которым ещё так же нужно иногда присматривать. А со мной... я же, наверное, чуть противоположное. Да, я тоже ещё тот ребёнок, за которым нужен глаз да глаз, но как-то я более взрослая уже в свои года. Меня нужно опекать только из-за этого. А ещё из-за отсутствия жизненного опыта. Хотя, родителям же всё равно сколько лет, они всегда будут опекать и волноваться за своего ребёнка. И когда мне будет 25, и 35, да наверное даже в 50 я всё так же останусь для своих родителей малышкой Олли. И это не плохо. Ведь кто-то совсем не получал и не получает в данный момент родительскую заботу, тепло и ласку. Правда и некоторым родителям не стоит перегибать палку. Ведь я знаю людей, которых родители уж слишком опекали, от чего их дети даже часто избегали с ними контакта.
Вижу заботу в маминых глазах. Она садится рядом и поворачиваюсь к неё лицом, положив локоть на стол. В груди до сих пор чувствуется волнение, но когда большая часть уже рассказана, то становится куда проще. И как я и говорила, что для родителей я всегда буду ребёнком, что и подтвердили слова матери. С одной стороны это так мило, а с другой... ну главное, чтобы эта опека была вменяемой. Во что я верю. Улыбаюсь маминым словам, когда она говорит о том, что Томас заслуживает уважения. Да, в глазах родителей он явно заслужил уже плюс. Только знали бы родители какой же это был тяжёлый период для нас двоих. Я страдала, потому что мне не давали, чего я так хотела, а Том страдал... потому что он сам выбрал этот путь страдальца. Он мог всё сделать проще "одним движением", но увы. Через тернии к звёздам.
Тяжело вздыхаю вместе с матерью, когда та вспоминает о их прошлом с папой. А ведь моя мама тоже быстро повзрослела, только вот немного в другой степи. Я успела познать почти все запретные плоды, а вот мама уже стала мамой, как бы странно это не звучало.
- Просто дай всегда знать, где ты и с кем – не ври мне, ладно?
Прикусив губу, киваю маме, но сама понимаю, что в очередной раз могу соврать маме. Ведь мы, дети, должны тоже оберегать наших родителей. Я знаю, что не смогу рассказать маме всё. Ведь я знаю, что она очень сильно будет переживать, а если я буду где-то далеко, то она не будет спать. Иногда проще соврать или не договорить ради спокойствия родителей.
- Я постараюсь. Ведь ты, наверняка, сама знаешь, что порой что-то лучше не говорить сразу, а потом. Но я всегда буду держать вас с папой в курсе, даже если буду далеко от вас, - кладу голову на плечо мамы, крепко обняв её. - И я обязательно когда-нибудь вас с ним познакомлю. Я думаю, что он вам понравится. Он, кстати, англичанин и так забавно говорит. - Чуть морщу носик в улыбке, подняв голову, чтобы посмотреть на маму. - Этот британский акцент такой странный. Первое время я даже не всегда могла разобрать, что он говорит. - Всё чаще ловлю себя на мысли, что никогда ещё не чувствовала таких эмоций раньше. Неужели я влюбляюсь? Хотя я так часто влюблялась, что наверняка бы узнала это чувство. Или же до этого всё было совсем не то? С одной стороны это пугает, ведь это что-то неизвестное, а с другой, я люблю всё неизведанное. Это разжигает азарт, интерес.

+2

10

Для того чтобы проложить дорожку доверия, определенно должно пройти какое-то время. Город в один день не построишь, как ни как. И пусть Элизабет всегда старалась быть хорошей матерью своим детям, с пониманием относясь к их потребностям и интересам, она понимала сейчас, что где-то упустила что-то важное. Наверное, можно в вину этому поставить собственную молодость – она ведь была еще очень юной, когда взяла впервые на руки свою дочь. Да и, в какой-то степени, можно сказать, она росла вместе со своей дочерью, стараясь дать ей всю свою любовь и заботу, которой была лишена с самого детства она. Как бы там ни было, а никакие няньки и воспитатели не смогут заменить того материнского тепла, в котором так нуждается малыш. Впрочем, их в семье было трое и им никогда не было скучно. Так что, женщина была рада тому, что и у них с Россом была большая семья. Впрочем, с младшими они могли и припоздниться?
Пожалуй, никакие сокрушения не помогут Бетс, ведь они ей не укажут ей на ошибку, которую она допустила. Да и было ли место быть ошибке? Иногда, как бы ни поливал цветок, он растет именно так, как ему вздумается. Он тянется к солнцу, а не к воде, которым его подпитывают. Так и с ребенком, которому приходит время, чтобы выйти из дома своих родителей и жить без той семьи, которая всегда будет ему рада, но никогда не сможет подарить ему яркое солнце.
- Иногда лучше не говорить все сразу… - повторила за Оливией Бет, покачав головой в ответ.
И откуда она нахваталась таких мыслей? Ее опыт говорил об обратном. Кто знает, если бы она подготовила своих родителей к знакомству с Россом, они отнеслись бы к нему изначально иначе?
Впрочем, Лив всегда была скрытной, но хитрой. Во многом она напоминала ей и Уоррена, и Джанин. Даже тетушку Софи, которая всегда славилась в их семье, как женщина весьма искушенная в увлечениях. Оставалось надеяться, что судьба склонит Лив к постоянству и не заставит долго блуждать в бурном море одной.
- Что же, мы подождем того времени, когда ты захочешь нас познакомить с твоим избранником, дорогая. Но, ты же знаешь, что для твоего отца – не найдется того молодого человека, что будет достоин тебя. И не потому что он плохой парень или британец – уверенна, это будет не так, - обнимая дочь, повела дальше разговор с дочерью Бет. Она узнавала эти теплые нотки, с которыми говорила ее дочь о своем возлюбленном. – Раньше я не понимала, почему твой дед с бабушкой не хотели сразу принять мой выбор, который я обрушила им на голову, как снег среди августа, - раньше на эту тему Элизабет не говорила с дочерью. Было не просто вводить ее в курс того, что так сильно обижало ее тогда и жгло до сих пор. Но, наверное, дочь была достаточно взрослой, чтобы узнать уже правду. – Когда я сказала матери и отцу на ужине ночью перед Рождеством, и что я беременна – они не поверили мне. Думали, пожалуй, что это было не самой лучшей моей шуткой. Вот только я не шутила тогда. Они считали все ошибкой, и теперь я понимаю, как не просто бывает примириться с тем выбором, который делает еще очень юный ребенок. Всегда боишься, что он обожжет себе крылья и больше не взлетит. Поэтому не затягивай со знакомством, - добавила она вдумчиво. Пожалуй, сегодня был особенный случай для подобного разговора, правда, как знать, к чему он приведет в итоге?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » когда дети становятся взрослыми