В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Не ори на меня! - Сам не ори!


- Не ори на меня! - Сам не ори!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Lee KiBum, Jim Hokkins.
Место: кафе.
Время: месяц назад.
Время суток: вечер.
Погодные условия: дождливо.
О флештайме: клиент всегда прав? Тогда почему на него кричит официант?

Отредактировано Lee KiBum (2012-06-26 23:38:28)

0

2

Ли страдал. А все потому, что из-за дождливой погоды он простыл, с трудом танцевал, почти не трахался и закатывал каждодневные истерики на эту тему Джону. А еще потому, что в его любимом телешоу разошлась пара, в Корее распалась обожаемая группа, Муфаса умер, все тарелки дома были перебиты, и срочно требовалось покупать новый набор и делать ремонт на кухне. И дико, ну просто дико хотелось есть, а совершать сие святое действо было не из чего, ибо в живых остались только кастрюли и пара кружек. Тем более, что в этот злополучный день он провозился с какой-то глупой ленивой соплячкой, которая никак не могла понять, что именно от нее требуется, а если вдруг понимала, то не могла повторить и корейцу пришлось держать под строгим контролем руки, что так и норовили сжаться на детской шее. В придачу ко всем этим драмам-трагедиям ему позвонил Джон и сообщил, что сегодня не придет, ибо работа, блеать. Так что в кафе КиБом шел с вполне определенной целью. Даже с двумя целями! Во-первых, поесть, а, во-вторых, что-нибудь разбить/сломать. И плевать, что придется платить штраф, для успокоения собственной тонкой натуры ничего не жалко.
Только беда настигла и при выходе из метро, ибо зонт благополучно был забыт в просторах студии, а его хозяин сейчас страдал, шагая под дождем, и мысленно оплакиваю свою модную причесочку, которой скоро точно придет конец. Он даже руками тощими пытался её спасти, но что могут две палки над головой? Правильно, ничего. Так что в кафе Ли вошел мокрый, встрепанный и до ужаса злой, что явно читалось в его узких глазах, коими он осмотрел все занятые столики, как будто это они были виноваты в его проблемах. Выискав, наконец, свободный, кореец ринулся к нему, ибо казалось, что сейчас с небес свалятся посетители и займут его место, или вдруг сам стол загорится и исчезнет. Успокоился КиБом только тогда, когда усадил свою тощую задницу на стул и откинулся на спинку, медленно-медленно выдыхая. Отлично, минус одна проблема. Потому что тащиться по дождю куда-то еще ему не улыбалось вот совершенно и кореец даже выдавил какую-никакую приветливую улыбку, принимая меню. Теперь жизнь начинала сиять, настроение приходить в норму и только единорогов не хватало, когда Ли поочередно ткнул пальцем в несколько надписей, не желая лишний раз раскрывать рот. И так вроде понятно, чего он хочет.
Пока заказ готовился, кореец развлек себя бложиком, где пронылся обо всех своих проблемах, словил лайков, успокоений и окончательно пришел в норму. Вот теперь-то точно ничто не сможет испортить ему день и он даже как-то нетерпеливо заерзал, приметив того же официанта с подносом, ибо желудок уже откровенно охреневал от происходящего и требовал срочно пожрать. Даже захотелось погладить его, сказать, мол «не волнуйся, малыш, сейчас-сейчас», но все хорошие мысли и настроение мгновенно улетучились, стоило КиБому заглянуть в тарелку. И, нет, он увидел там не муху и не таракана. Да он был бы рад их увидеть вместо этого! Ли аж в лице изменился, словно поднесли ему блевотину бомжа по цене доллар за грамм. Но там лежало всего лишь мясо.
- Официант! – чуть ли не взвизгнул кореец, сверля того бешеным взглядом и подзывая к себе. Отлично. Рыжий несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь сдерживаться, но все тяготы последних дней внезапно стали наваливаться тяжелым грузом, который бесил вот прям за секунды.
- Это что? – почти прорычал Ли, прихватывая официанта за рубашку и заставляя наклониться, чтобы он точно разглядел, что притащил. – Это мясо, не так ли, да? – голос медленно, но верно набирал обороты, и каждое последующее предложение звучало все громче и отчетливее. – Я разве заказывал мясо? Когда я это делал? Я указал на другие блюда, Вы что, читать не умеете? – отпустив, наконец, парня, КиБом куда громче продолжил: - Я вообще не ем это дерьмо, как можно это жрать вообще, ОНО ЖЕ БЫЛО ЖИВЫМ! – и вот тут он врезал кулаком по столу вообще не глядя, и задел край тарелки, с которой все полетело прямо в официанта, но рыжему было как-то наплевать, ибо от удара тщедушной руки опрокинулась и чашка, кофе из которой уже потекло в сторону корейца. А ЭТО УЖЕ БЫЛО ОПАСНЫМ! У него же шмоточки дорогие! Любимые! А эти штаники! А эта кофточка! А ботиночки с шнурками специально под кофточку! В общем, если не вдаваться в подробности, Ли отскочил от стола чуть ли не с визгом, опрокидывая стул и с облегчением выдохнул, когда обнаружил, что на него не попало ни капли.
- Это ты виноват! – нашел на кого перевести стрелки КиБом и ткнул в официанта пальцем. Хотя виноват был только он сам. Ну, еще шоу, группа и Муфаса.

0

3

Отвратительный день. Просто ужасный. И не в плане погоды или чего-то еще, а только настроение – то самое, когда все раздражает, любой косой взгляд вызывает глухое раздражение, а лишнее движение вспыхивает разными оттенками ярости. И именно в этот день нужно было разбудить рано утром – хотя сам Джим считает, что шесть утра это глухая ночь, и выдернуть на смену, так как сменщик заболел. Ну да, а Джимми с болящей после вчерашней прогулки головой – самое то, на работу. При том, что как выяснилось, народу было не много и тот мальчик, который пришел, вполне справлялся сам, давая Джиму возможность свободного общения с графином холодной воды. Через полчаса отдыха, когда казалось, что стало почти хорошо, идиллия была разрушена тычком локтя в бок и кивком на дальний столики. Этакий мягкий намек – иди работай, лентяй. Очень хотелось послать куда по-дальше, но Джим, в отличии от второго официанта, работал здесь всего две недели и нарываться на неприятности не хотелось.
Но оказалось, что посетитель неразговорчив, что не могло не радовать, так что Хоккинс просто быстро пометил в блокнотике то, во что ткнули пальцем, передал листочек на кухню и вернулся к уже ставшему любимым стакану воды. С каждым глотком остаточная головная боль проходила и возвращалась любовь к жизни, омрачить которую не мог даже тот факт, что торчать на работе еще несколько часов. Еще и еду приготовили на удивление быстро – счастье! Отдать тарелки и спокойно сидеть до тех пор, пока молодому человеку не приспичит еще чего-нибудь. Джим быстро сгрузил тарелки на стол и даже пожелал приятного аппетита, но стоило отвернуться, забрав с собой поднос, как его чуть не снесло звуковой волной. В голову закралось робкое подозрение относительно половой принадлежности клиента, ибо орать таким голосом, по мнению Хоккинса, мужчина не мог. Еще и в такой тональности.
Мясо? Чем это ему не угодило мясо?! Джимми скосил взгляд на кусок говядины, убедился в том, что она вполне прилично выглядит. Не факт, что вкусно, не факт, что свежее, но прилично. Но стоило открыть рот, чтобы объяснить, что именно это и было заказано, как посетитель дернул его за рубашку, вещая что-то о том, что он не это хотел. От визга снова начала болеть голова, а еще было очень жалко рубашку – она одна единственная. Вторую совсем не давно очень хорошо порвали, хотя в этом был виноват сам Джим. Вот только кореец с безумно громким голосом начинал действовать на нервы.
- Это?! Живым?! Да я не уверен, что оно вообще когда-нибудь шевелилось. – Да, как только вернулось утреннее состояние, страх потерять работу помахал ручкой, выпуская на свободу то самое скопившееся раздражение. Робкая надежда объяснить странном орущему человеку, что он не прав умерла в тот момент, когда на единственную рубашку прилетело то самое мясо, которое чем-то и куда-то не угодило «любимому и уважаемому клиенту».
- Ах ты ж… - Появилось нестерпимое желание абсолютно случайно уронить истеричного парнишку в соус, который теперь грязной лужей пребывал на полу, но за это можно было получить огромные неприятности. К сожалению, чувство самосохранения помахало ручкой и Джим швырнул в корейца первое, что попалось под руку – чашку с остатками кофе. Чашка правда пролетела мимо, упав на пол, но вот кофе…
- Я виноват?! – Джим почти рычал, сорвав с пояса передник, и теперь пытался оттереть пятна с рубашки. Становилось только хуже. – Если кто-то не умеет читать состав блюд перед тем, как тыкать в них пальчиками, то это исключительно его проблемы! – Испачканный фартук полетел на пол, как только Хоккинс осознал, что он уже ни на что не годен. Где-то за спиной ругался администратор кафе, оповещая Джима о том, что ему грозят неприятности и если он не остановится прямо сейчас, то работать он здесь больше не будет. Удивительно, но администратор и кореец могли бы петь вместе – уже больно хорошо они орали примерно в одной тональности, словно пытаясь перекричать друг друга.

0

4

Интересно как получатся. Он там и «ах», он там и «ж». Ли аж взъерепенился весь, ожидая услышать явно незаслуженные «комплименты», но вместо этого скакнул в сторону, дабы не умереть от удара кружкой по голове. Какая нелепая смерть. Была бы. Но сейчас за свою жизнь опасаться стоило только официанту, но тот, кажется, вообще не понимал, до каких масштабов раздул трагедию. Потому что кофе, этот гребанный кофе, которого и так почти не осталось, этот гребанный кофе, который уже успел покуситься на его жизнь, вдруг расплескался прямо на несчастного Ли, что аж шикнул от ощущения того, как горячие капли приземлились на кожу. Но это было еще ничего. Ладонь умеет творить чудеса, стирая непрошенных мелких гостей, а вот ниже…
- МОИ ВЕЩИ! – КиБом и руки к небу возвел, мол «за что?» и посмотрел в потолок, словно тот и был самим Буддой, и даже вздохнул жалобно-трагично, будто сейчас заревет. Но, нет, рановато еще было, хотя очень хотелось. Ведь на его чудесной красной фигне ясно обозначилось несколько пятен, которые были ТАК заметны, что не подходили к его сверхизысканному стилю и вообще портили все впечатление. И, самое главное, это никак не спрячешь до самого дома! В общем, мир в сознании корейца только что разломился пополам и осыпался ему на башку осколками ненависти. Бешеной и лютой. 
- Да ты!.. Ты!.. ТЫ!.. – Ли только рот открывал и закрывал, пытаясь подобрать нужное слово, способное выразить ВСЕ его эмоции. Однако тут ему и русский бы на помощь не пришел, так что КиБом благополучно забил и начал сыпать тем, что приходило в голову: - Да ты, блять, идиот криворукий, ты хоть понимаешь, сколько это стоит?! – он бы подошел и даже вцепился бы снова в рубашку, но пальцы поопаслись быть испачканными в том, что когда-то было живым, а теперь красовалось на рубашке официанта. – Да ты три тысячелетия будешь мне это возвращать! И вот это уже твои проблемы!
Еще больше бесило, что на заднем плане вопил какой-то пиздабол, сбивая с мысли. Он тут и сам разобраться может так-то, ему помощники не нужны, тем более, такие стремные, так что Ли, обойдя официанта, ткнул пальцем в мужика в форме и завопил пуще прежнего:
- ТЫ ВООБЩЕ ЗАТКНИСЬ, ДО ТЕБЯ ЕЩЕ ОЧЕРЕДЬ ДОЙДЕТ!
Затем, осмотревшись, КиБом выхватил у сидевшей за ближайшим столиком бабы стакан с соком и пафосно плеснул в официанта, вот даже не промазал, молодец какой. А все потому, что дело ни фига не в деньгах за майку, а в том, что он обязан быть прекрасен олдей олнайт и сейчас у него это возможность безжалостно отобрали. 
- А теперь вернемся к тебе, ты первый в очереди, - прорычал Ли и для полноты картины ему не хватало только рукава закатать. Как жаль, что их не было. Набрав в легкие побольше воздуха, КиБом разразился привычными визгами: - ТЫ ИСПОРТИЛ МНЕ ДЕНЬ, ВИД И ЗАВТРАК, Я ПРИБЬЮ ТЕБЯ К ХЕРАМ, ЕСЛИ ТЫ ЭТО НЕ ИСПРАВИШЬ!
Ну, а теперь можно и выдохнуть и ждать извинений.

0

5

«О, Боги, оно еще и разговаривает.» Это была единственная внятная мысль, которая крутилась в голове в то время, когда возмущенный посетитель продолжал орать, постепенно сбиваясь на ультразвук. Благо ему нужно было иногда делать вдох, иначе Джим уже раскатал бы его по стене в отместку за звенящую боль в голове. Нет, если серьезно, то в головной боли виноват был он сам – нечего было пить вчера, но она почти прошла, а теперь вернулась. Спасибо корейцу.
- И правда криворукий, это ж надо было с такого расстояния кружкой промазать! – Хоккинс фыркнул, сдвинув с пути стул. Чем дольше продолжалась эта комедия, тем больше хотелось убить кого-нибудь. Еще минут пять и будет плевать кого – администратора, охранника или, собственно, посетителя. Даже интересно, будет ли считаться это убийство преступлением, совершенным в состоянии аффекта? Тогда и посадят всего года на три.
А этот кореец правда мужик? Джим скептически опустил взгляд с лица на грудь, а потом и ниже, ибо в его голове не укладывалось, что мужчина может так верещать, да еще и на тему шмоток.
- Ути, бедненький, а ноготки я тебе не поломал, нет? – С издевательски-ехидного тона он таки сорвался на полурычащий, уж больно раздражала вся ситуация. Вот знал, знал же, что не надо было сегодня выходить. Надо было запереться дома, выпить что-нибудь, полистать какой-нибудь журнал, собрать и выкинуть мусор, но нет! Мы же товарищей не бросаем. Мы же подменим. И плевать, что они товарищи совсем недавно и начихать на них. Надо. А, как выяснилось, останься он дома, шансов сохранить работу было бы намного больше. Зато теперь ничего не страшно.
Рявк «клиента» в сторону администратора даже принес какое-то удовлетворение. Как минимум – вопли из-за спины перешли на вполне вменяемую частоту и благополучно игнорировались.
- Я?!  Тебе?! Испортил?! – Джим разве что не шипел. Это хамло теперь еще и на него все сваливать будет?! А кто это все устроил?! Кто потыкал не в те блюда, а потом завижал так, словно его резали прямо здесь, на это же самое блюдо?! И теперь он предъявлял какие-то претензии?! – Детка, если бы тебя волновали твои ди-и-ивные шмотки, ты бы уже взял себя в горсть, дотащился до химчистки и сдал бы вещи тому, кто знает, что делать с несколькими пятнышками. Разве же это испортил? – Хоккинс сощурился, аккуратненько поднял с внезапно опустевшего стола – ну конечно, все уже отошли подальше, не рискуя попасть под перекрестный огонь продуктами – тарелку с каким-то овощным салатиком и двинулся к молодому человеку. – Это не испортил. Вот теперь испортил. – Джим поднял руку с тарелкой и впечатал ее в грудь корейцу. – Овощной. Без мяса. Все, как Вам нравится. – Ехидно, искривив губы в ухмылке и поставив уже пустую тарелку на соседний стол. Было ощущение, что сейчас здесь кто-то взорвется, но Джим уже сбросил напряг и очень демонстративно отряхнул руки.

+1

6

Ну. Вот. И все. Это конец и Ли это знал. Вот только официант явно нет. Спокойный такой, довольный еще и ухмылку изобразил. А вот КиБом изобразил лицо а-ля «я блондинка, мне сказали, что земля круглая, а я думала, что на слонах стоит». У него аж рот открылся, глаза расширились, и вообще вся злость на пару мгновений сошла на нет, уступив искреннему охреневанию, чтобы затем разгореться с новой силой.
- ДА ТЫ ОХУЕЛ! – поорал Ли пуще прежнего, в один момент стряхивая тарелку со стола. Естественно, она разбилась. Но удовлетворения это не принесло. Потому что корейцу сейчас требовалось таких наборов десять, чтобы хоть немного успокоиться. «Немного» здесь ключевое, да.
В шаг преодолев разделявшее их расстояние, КиБом перехватил руку официанта, вцепляясь пальцами так, словно собирался оторвать, и снова начал рушить все каноны. С виду пассивный тощий пидорас сейчас запросто исполнил переброс через плечо да еще и наварить сверху при этом не забыл, когда резко опустился рядом на одно колено и вфигачил кулаком прямо с размаху прямо по лицу. Что там дальше будет делать официант – Ли не волновало, он так же резко встал и отскочил в сторону, чувствуя себя почти удовлетворенным. Почти потому, что администратор там что-то подпёздывать начал, да еще и подбежал и руками замахал прямо перед корейским носом и это выбесило еще сильнее. Вот нет бы просто оставить его сейчас в покое, дать разбить сто кружек, сто тарелок, погнуть двенадцать вилок и одну ложку.
- А, ты пришел по очереди за своей порцией? – прорычал КиБом, с размаху нарезая тому в пах, попутно смахивая с ближайшего стола какой-то стакан, кой тоже постигла печальная судьба в виде смерти. Он тут вообще всех был готов поубивать, и начать хотелось с официанта, хотя тот вроде свое уже получил, но Ли ни фига не успокаивался уже, а бесился все больше и больше, что, разумеется, привело к очередной порции воплей, правда, на родном языке:
- Как я вас всех ненавижу, тупые америкосы, как же вы задолбали меня, черт возьми! Почему вы просто не можете не бесить меня, а?! А ты, - он вновь оказался рядом с официантом и склонился к тому, возвращаясь к английскому: - ты вообще ублюдок, мог бы просто, блять, сказать «извините» и я бы тебе на чай отсыпал. А теперь КАКАЯ НА ХРЕН ХИМЧИСТКА, Я НЕ МОГУ В ТАКОМ ВИДЕ ВЫЙТИ НА УЛИЦУ! ЖИВО ДАЙ МНЕ ЧТО-НИБУДЬ!
Оставалось только начать махать руками, топтать ногами и при этом по-бабски визжать, но Ли сдерживался. Правда, сдерживался.

0

7

Иногда появлялось ощущение, что все тощие парни любят драться. Почти по определению. Или, может, Джим людей вокруг не правильных видел? Но факт оставался фактом – если ты тощ, не будь дохляком. Ибо тогда жизнь станет совсем отвратительной, а зачем оно нам?
Так вот этот злосчастный кореец оказался как раз очередным подтверждением этой странной теории. Вот так глянешь – бац, и все, нет его. Но быстрый, скотина…
Джим почти пропустил момент начала движения, отвлекшись на людей у двери, за что и поплатился, оказавшись на полу быстрее, чем сумел что-то осознать. «А ручка-то не такая бабская, как все остальное.»  И какой нормальный человек будет думать о подобных глупостях, когда ему от души двинули по морде – аж искры из глаз посыпались. Все же расслабился, Джимми, слишком расслабился. Нельзя забывать о собственной безопасности – она ж превыше всего должна быть! Вот только инстинкт самосохранения был убит еще в подростковом возрасте, а вся ситуация внезапно стала настолько комична, что пробивало на хи-хи. Правда это самое хи-хи получилось весьма нервным и очень быстро перешло в состояние истеричного смеха. Даже хохота.
А вообще, забавная ситуация: все разгромлено, запачкано, люди у выхода наблюдают за представлением, администратор носится кругами, а посерединке стоит тощий, громко орущий пацан. И рядышком валяется еще один – потихоньку ржущий себе в рукав. Просто картинка. Из серии «мир сошел с ума, а я и не заметил». Наверное было пора заканчивать весь этот балаган.
- Не мог бы ты.. – Джим осекся, с интересом прислушавшись к воплям на иностранном языке. Звучало забавно, но довольно приятно и красиво. Если бы не лицо и интонация, можно было бы даже подумать, что кореец перестал вещать миру, как тот его обидел.
- Почему? Потому что одна весьма эмоциональная особа соизволила изъявить свое недовольство приготовленной продукцией методом ненаправленных звуковых волн такой частоты, что чуть стекло не потрескалось. – Хоккинс сел на полу и облизнул губы. Кровь всегда оставляла странное послевкусье – такое не объяснишь словами, с одной стороны приятно, а с другой – тянет попрощаться с тем, что попробовал. Наверное это просто противоестественно.
- Я бы предложил тебе рубашку, но она не спасет. – Джим скептически посмотрел на грязные пятна, которые хрен выведешь в домашних условиях. – Единственный чистый здесь – он. – Парень кивнул в сторону администратора и потер глаза. – Я уверен, что он не будет против одолжить тебе что-нибудь из своего гардероба. – После хохота и выброса адреналина, как всегда, приходило состояние опустошенности, некоего упадка сил, нежелания что-либо делать, куда-то идти. В целом – плохое состояние, не способствует трудовым подвигам от слова «вообще». А куда деваться – надо. В смысле – надо было. Теперь уже можно было забыть об этом и косо поглядывать на администрацию, прикидывая, заставят ли оплачивать ущерб. Если заставят – можно сразу продаться в рабство, по-другому не расплатится. Хорошо хоть в воплях произошло хоть какое-то затишье и можно было чуть-чуть поразмыслить над тем, что сейчас было. На самом деле – что мешало ему промолчать? Похмелье? Плохое настроение? Собственная блондинистая голова? А, черт его знает. Это уже не было важным.
- Я приношу свои извинения, да… - Джим кивнул, чуть покачиваясь на полу, как в трансе, из-за чего и особой вины в голосе слышно не было.

0

8

Все вокруг как-то успокаивались. Все вокруг, кроме Ли, которого успокоить в принципе было сложно, тем более что ему тут любимую кофточку подпортили и вообще весь стиль сбили. Вот как раньше было хорошо! Пришел поесть, кругом шарят папарацци, официантки кончают и исполняют желания по щелчку пальцев, а ты сидишь такой весь в милом образе и совсем не раздражаешься. А тут тебе и нахамят, и внешний вид подпортят, и еще что-то там орать будут, пока ты пытаешься прийти в себя. Нет, с одной стороны, это, конечно, здорово, что можно без опаски проявлять эмоции, но с другой – как бы сейчас хотелось спокойно выпить кофе и пойти смотреть сериал с собой любимым в главной роли. А этот официант еще и ржет что-то там, мазохист гребанный, да и рубашку зажимает. Хотя, глянув на его, КиБом понял, что и сам бы такое надевать не стал. Во-первых, это не по стилю, во-вторых, она грязная. А ему нужно чистое. Благо, что побитый вдруг начал генерировать гениальные идеи. И Ли решил идею поддержать, подошел к согнувшемуся пополам от удара администратору, рывком выпрямил его и скептично осмотрел.
- Снимай рубашку, - приказал кореец, и по его взгляду было понятно, что лучше послушаться. Понял это, видимо, и администратор, а потому даже не особо сопротивлялся, когда КиБом с профессиональной пидорской скоростью расстегнул все пуговицы и наскоро стянул ткань с плеч, поморщившись. Господи, что за ужасное тело! Пф, пф, пф. Да и рубашка не то чтобы ахти.
Ли фыркнул, делая шаг назад и покосился на сидевшего на полу официанта. Тот что-то там сказал, но он не расслышал.
- Чего? – громогласно переспросил кореец, рассматривая «приобретение» со всех сторон. Великовато. Ну, да ладно.
Сняв жилетку и повесив ее на стул, КиБом тоже самое сделал с испачканной майкой, только куда более осторожно, дабы что-нибудь еще не запачкать. В общем, устроил незаланированный стриптиз, но ему было все равно, он же так красив. Правда, красота его пошатнулась, когда мешковатая рубашка скрыла телеса и Ли это не устраивало от слова совсем. Он даже застегиваться не стал и стянул ее обратно, швырнув администратору.
- Кому-то не мешает похудеть, - злобно бросил кореец и подхватил свою жилетку, решив ограничиться ею. Теперь он, конечно, походил на совсем уж пидораса, любящего БДСМ, но его больше волновало то, что теперь красные шнурочки на кроссовках ни к чему не подходили. О, как это печально! КиБом так и опечалился, прямо-таки демонстративно рухнув на ближайший стул и прикрыв ладонью глаза. Вздохнул, доставая свободной рукой кошелек, вытянул несколько купюр и швырнул куда-то в пафосном жесте, добавив:
- А теперь обслуживайте меня, я устал, - он обвел взглядом место действа и снова вздохнул. – Я заплачу за ваш ебаный ущерб, налейте мне выпить!
О, да, он так притомился от душевных переживаний, что аж выпить захотел, вот так.

0

9

Шикарно. Просто великолепно. И почему люди не могут сосуществовать мирно? Наверное из-за истеричных особ, которым вечно все не так, не вовремя и не правильно. И здесь был намек не только на вредного корейца, а и на самого Джима, которому было откровенно лень подняться с пола и пойти сделать что-нибудь на благо обществу. Ну или хотя бы отдельному его представителю.
На самом деле, администратор мог бы и не возмущаться так уж откровенно. Посмотреть на дурдом, устроенный в кафе, заглянуло еще несколько человек вдобавок к тем, что уже сидели, и наверняка они что-нибудь да закажут. Вот такая вот маленькая пиар-акция "Устрой драку, привлеки народ".
С другой стороны, Джим совершенно не жалел о произошедшем. Ему полегчало, скопившееся раздражение сбросилось, и теперь все было лениво-сонно. И здесь выплывало великое мистическое "надо". "Надо" встать, отнести на стол дистрофичной жертве моды его траву и можно будет спокойно свалить по-дальше, дабы не попасть под раздачу оплеух тяжелыми предметами от начальства. К тому же вегетарианский салатик, содержимое которого точно никогда не бегало, не ползало и даже не кусалось, уже был готов и сиротливо стоял на краю стойки, чудом уцелев и избежав падения на пол во время небольшой потасовки. Кстати, как можно есть одну траву с овощами, Хоккинс не понимал от слова "совсем". А вот клиент явно был другого мнения. Нашелся зайчик. Кстати, называть посетителей клиентами строго запрещалось. На эту тему было сказано одно: "Клиенты только в банках и публичных домах. Это не банк, а делать публичный дом из приличного кафе, нельзя." Правда и приличного кафе Джим не видел, но не начинать же обсуждение этого вопроса. В конце концов он даже оторвал себя от пола, обошел лужу, осторожненько сдвинул в сторону ногой упавший стул и, стащив тарелку с салатом и столовые приборы, честно донес их до "травоядного" без эксцессов.
- Ваш салат... - Уменьшительно-ласкательный суффикс "-ик" прям таки повис в воздухе. На эту тему тоже была лекция из серии "кофе с перчинкой - и все геи ваши", да и сам Джим понимал, как глупо это звучит, особенно от представителей мужского пола, но уж больно подходящая ситуация была. - Приятного аппетита. - Даже салфеточкой стол протер, перед тем, как поставить тарелку. Не потому что хотелось сделать приятное, а просто салфетка попалась под руку.
Вот теперь можно было расслабиться и придумать, как отмазаться от уборки помещения. Судя по глазам начальства – только закопавшись в землю в ближайшие пару минут. Вот только делать этого он не собирался, зато, дойдя до стойки, поставил поближе к себе пепельницу, вытащил из кармана слегка помятую пачку сигарет и зажигалку. Курить хотелось давно, да и делать ничего больше не хотелось. А потому Джим очень активно игнорировал намеки, стрельбу глазками и кивки в сторону погрома, спокойно затягиваясь довольно легким дымом и краем глаза наблюдал за корейцем. Было интересно: все кончилось или только начиналось?

0

10

Игра стоит
в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Не ори на меня! - Сам не ори!