Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » больно.


больно.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Draco & Nicole
начало июля 2016 г., госпиталь им. Св. Патрика
http://savepic.ru/12422364.gifhttp://savepic.ru/12387546.gif

Продолжение черной полосы, маленькой и большой трагедии, общих переживаний, борьбы за жизнь и прочие "радости" жизни.


There's a hero
If you look inside your heart
You don't have to be afraid
Of what you are
There's an answer
If you reach into your soul
And the sorrow that you know
Will melt away

And then a hero comes along
With the strength to carry on
And you cast your fears aside
And you know you can survive
So when you feel like hope is gone
Look inside you and be strong
And you'll finally see the truth
That a hero lies in you

Отредактировано Draco J. Marder (2016-12-17 23:38:32)

+1

2

look

https://pp.vk.me/c626919/v626919707/23d03/bIzxwdelfCM.jpg

Прошло пять дней после нашего похода к врачу. Помнишь каким ты был счастливым в тот момент? Мы были самой счастливой парой. Помнишь сколько у тебя было надежд и желаний, а я в каждом готова была тебя поддержать. Я помню твою улыбку и нежные объятья.
Прошло пять дней после того как ты мне улыбался и обнимал меня. Пять дней после аварии. Давно мы на столько не расставались. Впервые это принудительное расставание. Я очень соскучилась. Мне так не хватает тебя. Эти дурацкие врачи не разрешали ходить к тебе, говорили мне нужен покой. Эти глупцы не понимали, что мой покой это ты. Я ждала, когда будут готовы мои анализы только ради одного, чтобы скорей получить выписку и побежать к тебе. Спустя пять дней меня выписывают, а тебя... Мне сказали, что с тобой все хуже. Что весь удар от столкновения ты принял на себя, как это глупо. Твоя жертва не спасла наших ангелочков. Я знаю, что у тебя переломы и многочисленные ушибы, ЗЧМТ, ну и ссадины. Это все что я знаю о тебе, точнее о твоем состоянии. Я попросила Фриду привезти мне чистые вещи и косметику, чтобы я смогла появиться перед тобой в достойном виде. Врачи тебе ничего не сказали о моей потери, потому что ты все эти дни провел в реанимации, а там самое главное лекарство ПОКОЙ. Как можно быть спокойным, когда ты оказываешься в больнице. Странная система. За это время к тебе никого не пускали, учитывая твое психологическое состояние. Врачи были очень обеспокоены депрессивными наклонностями. Они думают, что любая информация из вне тебе может навредить. Удивительно, а существуя в четырех стенах и ничего не зная идет тебе на пользу?
Мне разрешили к тебе зайти, прочитав перед этим целую нотацию того что я могу тебе говорить, а чего не могу. По сути я могла только говорить тебе о своей любви к тебе и все. Знаешь, они больны и видима никогда не любили, так как мы.  Представляешь, за 5 дней молчания я могу сказать тебе только три слова: я люблю тебя. Этих три избитых чертовых слова, которые нам и произносить не стоит, так как и так все ясно. На небесах давно, еще до нашего рождения, ангелы все решили: мы принадлежим только друг другу в любых наших обличьях.
Я попросила Фриду, чтобы она нашла у меня в шкафу что-то яркое и приятное для твоих глаз. Чтобы тебе хотелось на меня смотреть. Единственное о чем ни она, ни я не подумали, так это то, что в облегающих платьях все станет ясно. Я не буду затрагивать тему беременности, если ты не захочешь об этом говорить. Не хочу, чтобы ты переживал, потому что знаю каково это на собственной шкуре. У меня до сих пор осадок, хотя меня уверили, что на последующей беременности это никак не отразиться. Один маленький момент, ближайшая беременность будет реальна только через год, а пока я буду насыщать организм химией, которую мне навыписывали.
Честно, мне страшно заходить к тебе в палату. Я боюсь увидеть тебя и расплакаться. Тебе не нужны мои слезы. Это не то лекарство, которое вылечит тебя. Боюсь, что я расстрою тебя и ты впервые не будешь рад мне. Боюсь твоей реакции. Мне трудно представить как бы я отреагировала на тебя, если бы мы поменялись местами. Наверное, я не имею права сейчас поддаваться слабости. сейчас я должна быть сильной как никогда.
Захожу в комнату, которая так же сильно пропахла медикаментами, как и вся больница. Ужасный запах, который ассоциируется у меня если не со смертью, то с потерей. От этого запаха тошно, хочется открыть окна и проветрить твою палаты. Ты задыхаешься здесь. Оборачиваюсь. За нами никто не наблюдает. Ты тихо сопишь. Тихо и медленно подхожу к тебе. Ты бледный. Трудно описать цвет твоей кожи, но он не твой. Твои кудри беспорядочно спутаны. Все же сначала я открываю окно. Скорее это мера для меня, потому что я задыхаюсь. Хочется обнять тебя, но куда не глянь у тебя синяки. боюсь сделать тебе больно. Облокачиваюсь на край кровати и слегка дотрагиваюсь до твоей ладони. Ты тоже весь истыкан катетерами.
- Привет, мой родной - тихо шепчу, что бы не дай б-же не разбудить тебя. Я знаю, сейчас лучше спать. Твой организм знает как вытащить тебя из этого состояния. Убираю волосы с твоего лица и все же ты просыпаешься. Черт, прости-прости. Я не хотела. Поджимаю губы.
- Не хотела тебя будить. - наклоняюсь к тебе и оставляю поцелуй на щеке, которая заросла недельной щетиной. Не хочу отлипать от тебя. Не важно, что ты пахнешь таблетками, это не отменяет того факта, что ты самый родной. Я так счастлива видеть тебя. Только сейчас до меня доходит, что я могла потерять тебя. Это невозможно, это недопустимо.

+2

3

Когда Драко пришел в себя, первое слово, которое он хотел сказать вслух, но из-за отсутствия каких-либо сил просто не смог, было "боль". Боль пронзала всё его тело и, что самое главное, душу. Тревога нарастала, в палате никого не было, но он и не хотел, чтобы кто-то заходил. Зрачки быстро бегали туда-сюда, Драко пытался понять, насколько он пострадал. Самым страшным была мысль о том, что, возможно, он стал инвалидом. Как это проверить? Он попытался резко встать, боль, словно огромным острым ножом, зарубила левое бедро и левую руку. И тогда он закричал. Закричал так, что сбежались все санитары. Они быстро уложили его обратно, вкололи наркотик и вышли. Наркотик... Драко сразу понял, что это не просто обезболивающие, а именно то, что спасало его ни раз от депрессий, а сейчас спасает его жизнь. Только организм Мардера давно привык к таким малым дозам, поэтому боль он чувствовал так остро, что ни о каком сне речь не шла. Первые два дня были самыми адскими в его жизни. Ему сказали, что собрали раздробленное бедро во время операции, она прошла успешно, но потребуется время на восстановление, лежачий образ жизни. Драко не очень привлекало ходить под себя и быть абсолютно беспомощным. Из-за травмы головы ему было тяжело говорить. Нужно было только время, он жив, все хорошо, но время, приправленное острой болью, тянулось, словно вечность, невыносимо, угнетающе, он пару раз подумал о том, что лучше было бы вообще сдохнуть и не мучиться. Из реанимации в общую палату его не переводили, и он сделал вывод, что не всё так просто, как говорят об этом врачи.
И если с бедром и рукой он справится, то в голове происходили странные вещи - полный бардак, он не мог собрать мысли в одну кучу, голоса стали перебивать его внутренний голос, спорить между собой, постоянно что-то бормотать, кричать, и Драко не чувствовал из-за этого тишины и спокойствия. Он неизбежно вступал  с ними в полемику, иногда даже вслух, что вызывало недоумение у врачей, пока не пришла его карта и они не поняли, что он шизофреник. ЗЧМТ может породить новые симптомы. Если бы Мардер мог крепко держать в руках нож, он бы перерезал им горло. На четвертый день боль более-менее утихла, конечно, горело все тело, но уже не так, как в первый день, и он уснул. Наконец-то он смог отдохнуть, ему снились яркие странные сны: то он голым ходил по влажной могильной земле, то тут же брал на руки двоих своих детей и аккуратно опускал их на дно этой влажной земли, медленно напевая что-то траурное и загробное. В следующем сне он уже бродил по летнему полю, держа за руку Николь и целуя ее  в лоб. Они шли, такие счастливые и улыбающиеся, но вскоре поле закончилось, и они оказались на краю огромного обрыва, омывающегося океаном и скалами. Всё таким же медленным, но уверенным шагом, державшись за руки, они прыгнули вниз, синий океан превратился в красную реку крови, на этом моменте Драко открыл глаза и щурится, кто-то открыл окно и впустил в палату лучи солнечного света.
То была Николь, и Драко понял, что всё это время та боль, о которой он так часто думал, была ею.
-Живая. - медленно говорит он, коверкая слова. Ненавидит себя за слабость и беспомощность, за уродство и бессилие, а Николь, как всегда, невероятно красива и сильна. Бровь Драко рассечена осколком, но он этого не знает и не чувствует. Он вообще понятия не имеет, как сейчас выглядит, чувствует только дикое желание снять с себя все швы, повязки, веревки и принять душ вместе со своей Николь в большой ванной, натыканной всякими маслами, пеной. Просто. Как раньше.
Он хочет думать о Николь, говорить с ней, но не хочет, чтобы она видела его и так разглядывала. Драко с удовольствием перевернулся бы на бок, но сделать этого он не может, сказать ей "уходи" тоже, она не так поймет. Это Драко должен был прийти к ней в палату, с огромным букетом цветов, и забрать ее из этого ада, но не наоборот.
- Не смотри. - всё также тяжело даются ему слова. Он протягивает руку к ней, платье облегает ее тело, она худая, хрупкая, тонкая, как тростинка. Драко тяжело вздыхает, он молча смотрит на нее, а глаза его говорят "я всё знаю".
Значит, детей они все-таки похоронили. Как во сне, но только он их даже не видел, да и хоронить некого, маленькие комочки человеческого тела и души так и не успели стать детьми, так и не успели посмотреть на своих родителей. Его жизнь больше никогда не станет прежней. Николь - жива, это греет его, но души их разбились в этой аварии вместе с их детьми. Они - два живых человек, но внутри пусты.
- Тебя не было рядом целую вечность. - ее присутствие облегчает его физическую боль, но только нагнетает душевную.
Он внимательно разглядывает ее тело, останавливается на животе и снова тяжело вздыхает, Драко был уверен, что тот маневр спасет их, но не спас. Он отчетливо помнит эти секунды аварии, надо было поступить по-другому, вывернуть руль раньше, вообще не выезжать к родителям, Николь же просила, Николь не хотела ехать, это была только его инициатива.
- Я виноват. - прошептал едва слышно, осознанно и твердо. С этой секунды он не мог думать ни о чем, кроме собственной вины.

+3

4

Я ни на секунду не задумывалась над тем, что тебя может и не быть. Если есть я, то тебя не может не быть. Это моя нерушимая аксиома. Я могу потерять все что угодно, пережить уход кого угодно, но не тебя. Ты всегда должен быть частью моей жизни, ты неотъемлемая часть меня. Конечно, я понимала, что ты пострадал. Конечно, я думала о тебе и переживала за тебя. Но ни на секунду не сомневалась в том, что ты жив.
- Как и ты. - тихо шепчу в ответ тебе. Было понятно что ты и я страдали эти дни не только от физической боли. Боль могли унять обезболивающие, а отсутствие нас друг у друга и неизвестность ничто не может вылечить и унять. Медицина в этом случаи бессильна, как и во множества других моментах. Медицина настолько ничтожно в современном мире, когда техника властвует над человечеством. А вот человек до сих пор не смог найти контроль над вирусами и болезнями. Как мы слабы и беспомощны, к тому же уделяем внимание не столь важным отраслям. Я бы спокойно могла пережить, грея чайник на плите, нежели в электрическом. Но точно бы не смогла пережить просыпаться без тебя до конца своих дней.
- Не буду - мне так же тяжело выговаривать каждое слово, как и тебе. Только ты физически еще слаб, а я эмоционально. Не могу понять как все это произошло с нами и почему. У нас было счастье всего три месяца. Такие приятные, теплые, уютные, семейные месяца. А сейчас... Тебе еле хватает сил, чтобы протянуть руку ко мне и дотронуться до меня. Такой слабый, беспомощный. Ты никогда не был таким. Ты во всех ситуациях был для меня победителем. Ты легко переживал в детстве ссадины и синяки после драк, повзрослев ты все так же мог приходить с синяками, но просто не обращал на них внимание. Я привыкла к твоим приключениям и твоей беспечности, но не сейчас. К такому тебе не привыкнуть. Такого тебя нужно защищать и заботиться о тебе. Хочу скорее увидеть тебя здоровым, таким же как раньше безбашенным, шальным придурком, которого ничто не может остановить, даже я. Мы сталкиваемся взглядом, когда твоя рука скользит по животу. Не думаю, что сейчас стоит об этом говорить. Давай о нас: тебе и обо мне. Хотя лучше только о тебе. Эта беременность не была нами запланирована. Она возникла внезапно и так же внезапно исчезла. Внезапно сделала меня самой счастливой и так же быстро омрачила мою жизнь. Жить нужно успеть, не стоит оглядываться назад. Там уже ничего не измениться. Только там стабильность: смерть, разбитые мечты, желания, несбывшиеся планы, которые неактуальны. А счастье, дорогие люди, цели - все это со мной в настоящем, об этом нужно думать.
- Прости, я торопилась как могла к тебе. Просто обстоятельства против нас. Но они не поняли, нас нельзя разлучить, ты только моя. - мой голос дрожит, а на глазах слезы. Мой красивый мальчик заперт в своем искалеченном теле. Мне жаль, что все так вышло. Что все это досталось только тебе.
- Что? - я будто не понимаю о чем ты. Как ты можешь? Как ты можешь сейчас о таком говорить. Ты ни в чем не виновен, только если в том, что не смог уговорить меня раньше согласиться на эту поезду, но это не твоя вина. Точно не твоя. Я тебя ни в чем не обвиняю. Ты для меня смысл жизни, воздух, свет, вода - все что мне необходимо это только ты. Не смей обвинять себя. От этих слов по щеке скользит слеза. Как ты смеешь брать столько на себя ответственности? Мне обидно, что ты мучаешься угрызениями совести. - Не смей даже думать так. В этом виновен кто угодно: обстоятельства, звезды, Бог, го точно не ты. Ты сделал все, чтобы спасти меня. Спасибо, спасибо, что всегда думаешь обо мне и жертвуешь собой ради меня. - крепко сжимаю твою руку и плачу.

+1

5

Мардер никогда не был в подобных ситуациях, ему до тошноты противна собственная беспомощность, бессилие, слабость перед обстоятельствами судьбы. [ судьбы или собственной беспечности?] Он слишком молод, чтобы рассуждать на вечные темы, но депрессия, безразличие к жизни в данный момент уже тихо подкралась к нему и поглощает его. Драко никогда ничего не планировал, считая, что все планы все равно рухнут, и действовать придется по факту, но беременность, свадьба... Черт возьми, мельчайшие детали в ярчайших красках до сих пор разгуливают в его голове. Сложно просто взять и поверить в жестокую реальность, хочется вновь принять наркотик, да посильнее, такой, что никогда не пробовал. Хоть героин, барбитураты, метадон. Закрыть глаза - открыть, вновь увидеть ее еще такой аккуратный, округлившийся животик, врача, что посмеивается над ним за незнанием всего процесса беременности. Он, казалось бы, только полчаса назад заявлял всем, что будут близнецы, и баста, а теперь он лежит, временно прикованный к кровати, внутри Николь - пустота, внутри Драко - разъяренные голоса, паранойя, шизофрения, и если говорить по-человечески, по-простому, трагедия и скорбь. В нем было так много бездушности, грязи, разврата, похоти, и за короткий промежуток его душа стала чиста, как у невинного прекрасного ангела, но также был короток этот путь,  и Драко снова сбит с пути, забит в угол, как никогда раньше в его жизни. О Николь он сейчас не думает, она рядом, жива и ходит, значит, все в порядке. Он мысленно отметил эти факты про себя и отпустил, нет, не потому что не любит, наоборот, слишком любит и всегда знал, о чем она мечтает. О семье. А он эту мечту благополучно разрушил. Драко молча смотрит на Николь и тихонько завывает, он будто бы ее совсем не видит. Кто-то скажет, что эмоции его наиграны, этих детей он никогда не видел, можно представить, что их никогда и не было. Но для Драко сам факт потери чего-то, кого-то, созданного им и ей в любви, губителен. Безумие. У него даже нет их фотографий, он не успел посмотреть на них хотя бы краем глаза, он не стал отцом, он их убил. А вдруг они никогда не смогут больше иметь детей?
- Я рад, что ты в порядке. - сухо повторяет он, потому как, если даст волю эмоциям, то из глаз неумолимо потекут соленые слезы, а мужчины не пускают слезы, это унизительно, немужественно, опрометчиво. Она начнет его жалеть, а жалость ему не нужна. Мардер должен быть сильнее Николь в сто раз, чтобы помочь ей,  а не наоборот.
- Езжай домой. - лежать под ее зорким взглядом было неудобно, он бы с радостью остался наедине со своими мыслями, только в голове начался хаос, Драко не вполне понимает, а его ли это мысли. Там кто-то спорит, кричит, выражает свое недовольство.
Он хриплым, едва слышным голосом, просит ее уйти, а его рука еще крепче сжимает ее руку. - Расскажи, что с тобой делали без меня? Где они сейчас? Мы их похороним. - он будто бы бредил, сложно описать его состояние, таким Николь его никогда не видела. Безумный взгляд, голос - не сравнятся с тем, что происходило с ним во время его первого приступа, который застала Николь.
Его рука отпускает ее руку и плавно тянется к плоскому животу.
- Ты в тот вечер должна была стать моей невестой. Невестой, будущей женой и мамой. - говорить стало легче, хотя всё также шепотом. Оказалось, делиться своими мыслями и переживаниями это не так уж и плохо. Правда, Драко переменился в лице, говорил так хладнокровно, а волнение и вовсе исчезло с его лица, глаза хрустальные, зрачки бегают. - Я хочу встать. Хочу курить. Ему искренне жаль, что Николь пришлось пережить потерю детей, а теперь еще приходится терпеть его безумство, но как бы он не старался, здравый рассудок время от времени трансформируется во что-то иное, и эти изменения Николь не может не заметить, ведь никто не знает его лучше, чем она.

+1

6

Я не знаю, что говорить, о чем думать и надо ли все это, если я с тобой. Ничего не имеет значения, если ты и я живы. Ничего не может быть значимее того, что мы вместе. Думаю, мне сейчас гораздо легче, потому что все это я пережила пару дней назад. Пару дней назад я со всем этим смирилась: с аварией, с беременностью, с потерей детей. Самое главное, что моя жизнь стабильна и в ней есть ты, все остальное мы в силах пережить и исправить. В своей голове я смогла разложить все по полочкам и расставить приоритеты. Как объяснить тебе? Как вбить тебе в голову? Что ты единственный мой приоритет. Когда ты заметишь уже, что я помешена на тебе, что вся моя жизнь крутиться вокруг тебя? Что ты мое Солнце, воздух, вода, земля, Вселенная! Мне остается только создать алтарь во имя тебя и приносить там тебе в жертву девственниц. Может тогда ты заметишь обреченность моей жизни? Я обречена на тебя, иначе это не назовешь. Ты совершенно не похож на того, кто сделает меня счастливой (хотя иногда у тебя это получается), но ты тот кто делает меня живой. Ты никогда не отпустишь меня из своего ада, но я не вырываюсь из этого пекла. Я никогда не отказывалась от тебя, всегда смирно переносила твои психозы, а ты решил что эта травма может меня отвернуть от тебя? Как же ты глуп и слеп. Ты так и не понимаешь простую очевидность бытия - я больна тобой. И эта болезнь называется любовь. На каком языке мне это объяснить, чтобы до тебя это дошло. Чтобы твой скудный мозг смог понять эту простую истину. Сейчас мне кажется это самым сложным. Если ты поймешь. что я дышу тобой, то отпадут все бессмысленные вопросы, отговорки, упреки, обиды, разговоры. ВСЕ!

- Я рад, что ты в порядке. - ты становишься сдержанным. Я бы назвала даже это безразличием, но ты не можешь стать ко мне безразличным. Ты не имеешь на это право. Не при каких обстоятельствах! Рад...я тоже рада. В глотке комок. ТЫ испытываешь мои чувства и эмоции. Это просто тест, проверка на прочность от тебя. Я не сдамся. Буду сильной и не расплачусь от обиды.
- Я бы хотела еще немного побыть с тобой - и попожирать тебя взглядом. Не хочется оторвать глаз от тебя. Вдруг ты растворишься до следующей нашей встречи. от тебя можно ожидать все что угодно. Побег ты устроить не сможешь, а вот уползти... Прохожусь взглядом по всему твоему телу. Как же тебе досталось, мое несчастье. Думаю в ближайшие дни ты никуда от сюда не денешься. От этой мысли мне становится спокойнее, это дает гарантию того, что мы еще сможем с тобой увидеться. - Зная тебя, следующая встреча может оказаться не скоро. - еле выговариваю слова. Ты не при смерти, ты относительно здоров, это все дело времени, почему же мне так горестно от происходящего? Мне нравится, что ты меня не отпускаешь. Я тоже не хочу тебя отпускать даже на секунду, чтобы стереть накопившиеся в глазах слезы.
- Все хорошо - ничего хорошего они не делали, раз я стою такая пред тобой, но этого я тебе не скажу. - Значит так сложились звезды и для нас еще не время стать родителями - хотя я не понимаю, если не сейчас, то когда? Для нас это был сказочный период, который спустился до ада. Но тебе не стоит так думать. Ничего не отвечаю про похороны, так как не имею ни малейшего представления что стало с детьми.
- Должна была? - что изменилось? Ты передумал? Я тебе такая больше не нужна? Что за слова. Перехватывает дыхание. Меня охватывает волнение, переходящее в панику. Из-за того что я бракованная ты передумал? Но...я... Ты не даешь мне права задать волнующий вопрос и начинаешь шевелиться, чтобы встать. - Тебе нельзя двигаться, бедро должно восстановится. Ты еще слаб для сигарет. Потерпи немного.

+1

7

От сильного потрясения мои мысли путались, превращаясь в бессмысленную череду глупых выражений, несвязных цепочек слов. Мне о многом надо было тебе сказать, но, увы, в данный момент излить тебе душу я физически не могу. Мне не нравится это место - оно воняет. Этот запах медикаментов, капельниц, операций, чужих слез мне до тошноты неприятен. Еще раздражает тот факт, что я просто не могу подойти к тебе и обнять. И еще больше раздражает моя слабость, которая играет на контрасте с твоей мужественностью и оптимизмом. Когда я говорил тебе, что все у нас плохо? Правильно, редко. Только в моменты приступов или сильных ссор, которых за всю нашу жизнь можно пересчитать по пальцам. Именно сильных, именно скандалов, а каждый день, каждую минуту я всегда заверял тебя, что мы будем счастливы. Песочных замков не строил, но, иногда приукрашивал реальность. Ты ж принцесса, как же иначе, только вот я не принц, я овощ, на которого ты смотришь со слезами на глазах. Твои хрустальные глаза по-прежнему прекрасны и притягательны, только от чего на лице у тебя такая грусть? Ты обижена? Не лучшее место для выяснения отношений.
- Мы их похороним? - и если я для тебя центр Вселенной, то на данный момент все мои мысли забиты погибшими детьми, поэтому я вновь задаю тебе этот вопрос. Да, я в своем уме, хоть и не до конца, да, я понимаю, во что превратились наши дети, более того, я даже представляю эту кашу из маленьких кишок, раздробленной плоти и крови. Но может их можно как-то сшить по маленьким кусочкам и аккуратно положить в хрустальные маленькие гробики, устроить им отпевание, отправить на тот свет со всеми почестями, кинуть горстку земли и разрыдаться. Почему они не заслуживают такого ухода в иной мир? Чем они хуже взрослых? Они не видели этот мир, не успели оставить в нем след своих маленьких лапок, но я буду помнить о них всегда. - Это несправедливо. - насколько сильнее надо было вывернуть руль, чтобы они остались в безопасности? Ей Богу, клянусь, я бы стал инвалидом, только бы они были живы. Хотя на счет будущего времени я бы не был так уверен, что-то все молчат о моем состоянии, со мной точно все хорошо? Вдруг,  я больше никогда не смогу ходить, тогда  я точно сойду с ума.
- Врачи тебе что-нибудь говорили обо мне? Когда я смогу ходить? Только не говори мне, что пару месяцев ты будешь катать меня в инвалидном кресле. - я закатил глаза и глубоко вздохнул. Сигареты мне помогли бы, вы ничего не понимаете.
- Я поражаюсь твоей силе. Ты нужна мне, я вижу обиду в твоих глазах, я не знаю, обманываешь ли ты меня, но я вижу легкость. - не знаю, как это передать словами. Ты будто бы за пару дней пережила это всё, пережила, плюнула и пошла дальше. - Не хочешь меня расстраивать. Ты ведь тоже переживаешь, я знаю. - только не подумай о плохом. Я чертовски рад, что ты сжимаешь мою руку, ты рядом и только о тебе я думал, когда отходил от наркоза. - Мне тяжело это пережить. Думал, что будет легче. Да, ты сама наверное мне не веришь. Драко парится о детях, лол, да? - с сарказмом протянул я и заткнулся. В горле будто нож, говорить так трудно, каждое слово высасывает из меня половину жизненной энергии, но не говорить я не могу. Я понял, что боль в себе держать - это невозможно. надо обсудить всё с тобой, ты мне поможешь, ведь ты мой ангел.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-12-20 22:21:29)

+1

8

Как одним словом описать мою жизнь - боль. Коротко, емко и ясно. Не имеет значение о какой боли я говорю: физической, моральной, психологической, духовной.  Боль несет  один эффект при любой классификации. Каждый раз я разрушаюсь и пытаюсь собраться снова. Справится со своей болью куда проще, чем с болью дорогого человека. Ты знаешь как утешить себя, что себе придумать для оправданий, а с другим человеком все сложнее. Пусть даже ты его знаешь так же хорошо, как себя. В момент боли мы все  разрушаемся по-разному. У каждого свои оправдания и причины для воскресения. Глядя на Драко я не знаю как оправдать ситуацию, не знаю что сказать. Даже не знаю как соврать. Потому что его и ложь не устроит и не успокоит. Сердце обливается кровью, я такая бесполезная стою перед тобой, а хочется быть опорой и поддержкой. От меня нет никакой пользы.
- Если ты желаешь, мы устроим похороны. – от этих слов у меня плывет все перед глазами.  Его желание и рвение говорить о том, что мы потеряли мне не нравится. Я предпочитаю эту тему не затрагивать. Хоть я  и бодрюсь, делаю вид, что все нормально, но ничего не нормально. Потеряв детей, приобрела тебя лежачего. Не имею ни малейшего представления о том как долго ты будешь восстанавливаться, будешь ли ты ходить, станешь ли ты нормальным. И что значит нормальным? Кто устанавливает эти рамки нормальности? Я ничего не узнавала у врачей, для меня самое главное, что ты жив и меня пустили к тебе. Зачем ты пытаешь меня вопросами? На все могу ответить только «не знаю».
- Я не знаю, - резко отвечаю тебе. Я ничего не знаю. Хватит этих допросов. Почему нельзя довольствоваться тем, что мы имеем?  - Тебе было бы легче, если бы мы поменялись местами? Врачи ничего мне не говорили, они тут не слишком разговорчивые.  Хочу удушить тебя. Что ты несешь? Какая легкость? Какая обида? Ты в своем уме? Бесит, что ты смеешь такое говорить. Ты делаешь вид, что побывал у меня в душе и знаешь что я чувствую и что пережила. Твои выводы такие же ложные, как и твое понимание.  – а я поражаюсь тому, что ты сейчас говоришь. Тебе лучше помолчать и поспать – пока не наговорил мне лишнего. Я понимаю, что сейчас нужно найти виновника и жертву, ты не можешь жить без распределения ролей. Этот спектакль тут не уместен. – Если я тебе нужна, то не говори глупостей, Драк. – я до сих пор эмоциональна не стабильна и не готова выяснять отношения, не готова успокаивать тебя. У меня еле хватает сил на себя. Хочется душить тебя в моих объятьях до того момента пока ты не уснешь. Обнимаю тебя как только это возможно в твоем положении, мои волосы закрывают твое лицо, а мое утыкается в тебя. Не хочу, чтобы ты смотрел на меня, а иначе все по-новому будет: истерики, слезы, слюни. Я так привыкла быть плаксой с тобой. – У нас все будет хорошо, совсем скоро. Мы не первые кто попал в такую ситуацию. У меня есть ты, а значит ничего не изменилось, моя любовь. – сжимаю губы. Голос дрожит. Не хочу устраивать мыльные оперы, не хочу. Я же такая сильная, такая легкая. - Я постараюсь уговорить врачей выписать тебя на домашнее лечение, как только ты станешь стабилен, обещаю.

+1

9

Ты согласилась устроить похороны, твой голос звучал отчетливо и звонко, но в нем были нотки опасения. Я не сошел с ума, нет! По крайней мере, я сейчас так себя чувствую. Странно, что ни у кого не возникало мыслей, схожих с моими.
- Я думаю, мы первые, кто попал в такую ситуацию в реальной жизни, такое только в книгах, да фильмах бывает. И то, такую чепуху я сразу же переключал, а сейчас переключать не получается, Никки. - каждое слово дается с трудом, я перемалываю их через себя, и на выдохе получается скомканный сгусток звуков вперемешку с дрожащим голосом.
- Я безумно рад, что ты здесь и сейчас со мной, что с тобой все в порядке. - моя депрессия из-за смерти не рожденных детей пройдет. По крайней мере, я буду стараться, чтобы эта черная полоса прошла безболезненно для тебя, но если честно, справиться с этим недугом будет гораздо сложнее, чем вновь научиться ходить.
- Я не хочу оставаться здесь один. Увези меня отсюда. Я с ума сойду в этих стенах, мне нужны лица. Родные черты лица, скажи врачам, что я сойду с ума, скажи, что это не метафора.  - теплые руки обвивают мою шею, локоны твоих волос нежно падают мне на лицо. Не могу представить, что со мной станет, когда через пару часов ты покинешь эту бледную, вонючую комнату. Заснуть мне не удастся, придется слушать то, что творится у меня в голове. Начну кричать, подумают, что это режет боль и сделают укол, но боль не физическая, с  той никакие уколы не справятся. У меня нет сил тыкать в телефон, строчить тебе сообщения, ты должна остаться со мной, да и телефона попросту нет - он разбился.
- Отец знает о случившимся? - я закрыл глаза, прищурился, представил, как ровно в ту секунду, когда случилась авария, они радостно ожидали нас дома и заканчивали последние приготовления. Отчетливо вижу, как отец первым начал волноваться, позвонил мне несколько раз, но мобильный не отвечал - был разбит. Он набрал твой номер, но эффект тот же. Фрида скажет, мол, мы заняты, остановились посреди дороги и ласкаемся, она то знает, что говорит, но мужская часть семьи будет взвинчена, к полуночи  отец подключит связи, найдет нас, Фрида будет реветь, а мать стоять в стороне и зевать. Может, не зевать, но смотреть на всех каменным взглядом точно будет. Ко мне их не пустят, а пустят ли их к тебе? 
- Я хочу, ты отвезла меня домой и пожила со мной у родителей. - я бы хотел... Но во-первых, надо будет сильно молить врачей о том, чтобы они немедленно меня выписали, а во-вторых, ты теперь дом мой точно ненавидишь, но я хочу в тепло. Мне вдруг стало так не хватать всех близких, даже мать я готов обнять и простить. [ наверное, это порыв временный, искусственный]
Я - тряпка. Я - размазня. И мне больно от того, что ты видишь мое состояние.
- Не бойся, завтра я возьму себя  в руки. Вот увидишь, проснусь, встану и мы снова будем заниматься тем, чем занимались раньше. - ты работать на охеренной работе [ и я не про детей], а я толкать траву, выращивать дурь до посинения, распространять на каждом шагу, в других штатах этой большой страны. Пока я не чувствовал агрессии, желании покончить жизнь самоубийством или убить своими руками все, что мне дорого.
Пока я был на стадии отрицания, следом должен был пойти гнев.

+1

10

Наверное, он прав и в его глазах все выглядит иначе. Он не привык к такому. Я та особа, которая живет книгами и фильмами. Я не вижу разницы между прочитанными историями и пережитыми. И там и там я испытываю настоящие живые эмоции. Для меня нет разницы, если кто-то переживет потерю или я. Я буду сопереживать как самой себе. Я не делю людей и истории. Уверена, что мы не единственные кто потерял детей, мы не единственные кто пережил такую аварию. Этого просто не может быть, в этой жизни уже все случалось впервые и мы переживаем все на повторе.
Ему сейчас тяжелее, чем мне. Он ранимее, он все ближе это переживает, так как у него впервые такая потеря. Он впервые теряет что-то дорогое родное и на самом деле принадлежащее ему. У него на меня меньше прав, чем на этих детей. Благодаря ему у меня было такое маленькое счастье. Маленькое, фантастическое и не с чем не сравнимое счастье. Именно для этого живут женщины, чтобы однажды услышать: поздравляю, скоро вы станете мамой. Драк делает меня счастливой так как только может. Я не смею его обвинять, осуждать и списывать все смертные грехи на него. Мы оба несем ответственность за случившееся.
- В реальной жизни все не так легко и просто, я бы тоже хотела перелистнуть страничку и дойти момента, когда у нас все хорошо. Жили они долго и счастливо. В этом и разница, Драк. - вся разница только в одном, у нас нет выбора перескочить через определенные события, которые не хочется читать. Мы обязаны проживать все целиком и полностью.
- Я тоже рада, что сейчас нахожусь с тобой, моя любовь. Ты же не думал, что я позволю тебе жить без меня. - стараюсь пошутить, но шутка не уместна для нашей ситуации. но я в самом деле не представляю, что может быть иначе: ты есть, а меня нет. Это невообразимо и наоборот. Мы неразделимое целое, которое не может существовать в разных мирах и плоскостях.
- Обещаю, что ты тут будешь недолго - оставляю поцелуй на твоей коже. Недолго это сколько. Сколько ты сможешь быть тут один? Совершенно один. В одиночестве время тянется в замедленном режиме. Час - целая вечность. Я постараюсь завтра снова попасть к нему. мне хочется попасть домой (даже пусть не к себе), чтобы смыть с себя запах больницы. Хочет чуточку побыть в домашних стенах, чтобы принести уют и тепло к нему. Я понимаю, что не смогу спать без него. Не припомню, когда последний раз спала одна, тем более не у себя дома. Нужно будет попросить Фриду остаться сегодня со мной в комнате, хотя бы до утра. А утром я уже буду более менее адекватной. - Не переживай, все делается только для твоего выздоровления. - я бы сама не поверила в эти слова поле того как пережила вмешательство в свою беременность. Трудно поверить, что это делалось для спасения меня. - Завтра как только ты проснешься, я буду с тобой - врачи не смогут убедить меня в том, что это запрещено или идет ему во вред. Во вред ему идет нахождение тут.
- Знает, мы в Беверли-Хиллз, Драк. До твоего дома оставалось совсем немного. Скорая привезла нас в Бевери-Хиллз. Так что сегодня я буду спать в твоей комнате, как в детстве, надеюсь она не слишком изменилась. - улыбаюсь ему, а сама не радуюсь этому. Поддержка семьи Мардеров мне не нужна. Элиас и Фрида это одно дело, а родители. мне страшно представить какие вопросы и комментарии могут от них поступить.
- У меня нет выбора, пока ты не оправишься, мы не вернемся в Сакраменто. Так что не переживай, какое-то время у нас будет почти настоящая семья, как в моих любимых книжках. Внимание, поддержка и семейные ужины. - будет ли все это? Буду ли я чувствовать и принимать все это? Придется постараться, чтобы не вступить в открытую ссору.
- Сексом? - я смеюсь. Но этот вопрос был в его духе. Отлипаю от него и провожу ладонью по его лицу. - Я очень соскучилась, скорее выздоравливай. Мне тошно без тебя. Без твоей мерзкой морды, которая прижимается каждое утро ко мне.

+1

11

- Я бы и не жил без тебя. - я поворачиваю голову, смотрю на тебя и на языке вертится глупое, слабое продолжение моему предложению: "Я и сейчас не хочу." Что за странные суицидальные наклонности? Я, черт возьми, всегда насмехался над нытиками и апатичными ублюдками, а сейчас и сам не вижу смысла жизни. Точнее, у меня есть Николь, а если бы не она, то я бы за секунду придумал, как управиться со своей жизнью, но иногда даже самые близкие люди не сразу могут вдохнуть новые силы, придать всему, что тебя окружает, значение. Я был убит внутри, ничего не хотелось, может, это потому что я прикован к кровати?
- Я не могу описать свое состояние. Это как будто я сам был беременен, а теперь внутри меня пусто, как будто нет ни сердца, ни легких, ничего нет. Огромная зияющая дыра. - я усмехнулся. Сравнение крайне странное, но так оно и есть. Что-то до безумия дорогое мне утеряно безвозвратно. Ее руки снова нежно ложатся на мои тяжелые плечи, теплота разливается по всему телу, я хочу закрыть глаза и провалиться в глубокий сон на пару лет.
- Завтра? Ты сейчас уйдешь? Без меня? - начинаю ныть, словно маленький ребенок. Я почему-то подумал, что она не оставит меня ни на шаг, ни на секунду, я чертов эгоист, ведь ей тоже хочется поскорее сбежать отсюда. Разница  в том, что она сможет это сделать, а я нет. - Я сойду с ума. Я сойду с ума. - пока ее не будет рядом этой ночью, пускай со мной проговорит какой-нибудь врач, медсестра, другой пациент. Говорить с живыми людьми - это нормально, но если никого не будет рядом, а я не смогу уснуть из-за тупой боли, мне придется снова залезать в свою голову, где итак творится беспорядок.
- Омг, я почему-то думал, что мы в Сакраменто. Передавай всем привет, скажи, что пока я никого не хочу видеть. - на мгновение я задумался. Минуту назад я паниковал, что останусь один, но представил, как сейчас меня окружает семьи, и это вызвало у меня тошноту, голова закружилась. Стало быть, я еще не готов к встрече с ними. А если не готов я, то каково тебе?
- Будь, как дома. Но остерегайся матери, не отвечай на ее вопросы, полностью ее игнорируй. Она может шепнуть тебе на ухо, что рада, что мы потеряли детей, может попытаться довести тебя до слез, но ничего подобного не случится, если ты будешь не одна.
- как бы мне хотелось, чтобы она умерла. Я когда-нибудь ее убью, от нее одни неприятности, и не будь ее в нашей семье, возможно, Николь была бы счастлива с нами. - Не хочу, чтобы они приезжали, но совместные фотки скиньте. - я недовольно протянул.
- Черт, телефона нет, купи мне какой-нибудь. - без звонков и интернета я здесь точно сгнию.
- Сексом? Хах, можешь себе представить, что я сейчас впервые про него вспомнил? Он бы не помешал. - я засмеялся, но даже если бы я мог ходить и не было бы этих гипсов и переломов, заняться сексом у меня вряд ли бы вышло. Когда такое потрясение, организм ничего не хочет.
- Мерзкая, небритая морда. Скоро я совсем обрасту, тебе придется меня брить. А еще катать меня в коляске. Кайф, да? - я дотянулся до ее щеки и поцеловал.

+1

12

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » больно.