Когда-то очень давно... только вступив на путь хитроумной и безжалостной...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+32°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Watch how you go


Watch how you go

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2koRu.gif http://funkyimg.com/i/2koRv.gif

Jeremy Bennett & Ashley Scott
конец октября 2016, старшая школа, Сакраменто

Отредактировано Ashley Scott (2016-12-02 15:13:40)

+1

2

Поправляю чёрти как набросанную пачку контрольных на столе и подхожу к окну. Знаете на что я променял очертания серо-синих холмов из окна моей квартиры в Лос-Анджелесе? На макушки мелких садистов мелькающие на парковке, и заныривающие в салоны дорогих машин. На наручных часах zenith, обвивающих моё запястье, 14:45. Гудбай, вторник. Остались среда, четверг. А пятница уже не считается. Озвучиваю эту находку в телефонную трубку моему собеседнику. Творческий застой. Даже в твиттер уже не пишу, и по телефону не самый лучший собеседник.
- Твою ж мать, хочу курить, - я достаю сигарету, пока что укладывая телефон на стол, не сбрасывая вызов. Не курил три урока подряд: то у девушки в чулках в сетку возникал вопрос по моему предмету, то у парня, пахнущего пиццей из школьной столовой.
Зажигалка. Даа. Щёлкаю колёсиком, и порядок, господи. Делаю пару глубоких затяжек, не отходя от преподавательского стола, и только потом проворачиваю ключом в замочной скважине, закрывая дверь в кабинет, чтобы никто не зашёл. Препод в сигаретном дыме, как холмы Пасадены в тумане промозглого холодного утра. 
- Пока Купер пишет свои дурацкие книжонки, как раньше ему казалось, что все люди добрые, и он может ходить по миру в тапках, потом ему казалось, что все вокруг его ненавидят, а потом он понял, что он маленькая рыбка в большом пруду безразличия, - я хохотнул, вспоминая строки из книги своего главного конкурента-писателя, который всегда критично высказывался на мой счёт во всех телешоу, а сам то! - я, наверное, загремлю в тюрьму за совращение малолеток. Хотя ещё спорный вопрос, кто тут кого совращает, - выдуваю бунтарскую струйку сигаретного дыма по направлению камере видеонаблюдения. Если не смотрят, то моя фортуна всегда со мной, если смотрят, мне всё равно попадёт. Я прекрасно понимал, что делают старшеклассницы, когда одевают короткие юбки, еле прикрывающие маленькую, круглую попу, майки с глубоким декольте и высокие каблуки, и садятся на первые парты. Или сильно покачивают бёдрами, уходя.
Я был одним из самых молодых преподавателей в школе и прекрасно подходил на роль желанного трофея в коллекции начинающей нимфоманки и королевы вечеринок. Но я хорошо сдерживался, похвально держал субординацию, и даже кайфовал от повышенного внимания, пока не увидел в дверях Эшли Скотт, прогулявшую пару первых уроков. Это было просто вау. Высокие каблуки, длинные стройные ноги, худые коленки, край короткой юбки на преступной отметке, будоражущей воображение, плоский живот, большая грудь, пухлые губы, глаза большие, карие с приятным кофейным оттенком и гладкие, чёрные волосы - она задержалась в дверях, бросив на меня быстрый, оценивающий взгляд, после чего прошла к своему месту, цокая каблуками, под сопровождением моего охуевшего взгляда. Мне оставалось только думать весь оставшийся урок, что она подумала обо мне.
Несколько раз я задерживал на ней взгляд во время уроков. Иногда даже прослушивал, заданные мне вопросы кем-то, и говорил удивлённым школьникам, что мы ещё вернёмся к этому. А когда она подошла близко, сдавая контрольную работу сегодня, я затаил дыхание, чтобы не спалиться, насколько оно тяжёлое и сбивчивое, оттого, что эта красивая нахалка, просидевшая в телефоне все сорок пять минут, совсем близко. И я бы мог дотронуться до неё.
Мне было интересно. Я даже начал ждать те уроки, когда должен был прийти её класс. Очевидно я тоже был ей не безразличен. Это я заключил, когда столкнулся в коридорах с ней и её подружками, и услышал про себя кучу критики, что меня никто не принимает всерьёз, я посредственно веду уроки. И что со мной нашли какие-то фотографии в сети. Часть критики принадлежала Эшли. "Здравствуйте, девушки", - сказал им я, обогнав их, и хитро улыбнувшись, оставляя их думать, слышал я их слова или нет. Я хотел, чтобы Эшли чувствовала лёгкую вину передо мной, чтобы думала об этом случае.

- Хватит смеяться над Купером и плеваться ядом. Да, он смешной и странный, но ты то когда что-то напишешь? - спрашивает меня Ирвин в трубке, прервавший свой гогот. Но в этот момент я вижу знакомую фигурку, оглядывающуюся на парковке. Она кого-то набирает на мобильном телефоне, и, кажется, я знаю кого.
Это точно Эшли. Судя по гладким волосам, к которым всегда хотелось прикоснуться, они, наверное, очень мягкие и вкусно пахнут. Судя по короткой юбке, после которой я видел пару снов, и хотел их вернуть, переставляя будильник на более позднее время. Судя по высоким каблукам, на которых она идёт по парковке очень медленно, наверное, устала ходить целый день. Видимо, её парень, забиравший её обычно после школы сегодня по какой-то причине не приехал. А это значит, что у меня есть шанс познакомиться поближе.
Я не видел ничего плохого в том, что попытаюсь узнать её получше. Ведь её парень был практически моим ровестником. А может даже старше. Да и сама она явно уже не ребёнок. Отлично умела пользоваться косметикой, и иногда красиво смеялась с шуток парней из баскетбольной команды. Явно флиртуя и красуясь.
Я сгребаю дурацкие контрольные в сумку, нарушая правило любого преподавателя. Проверяй работы на рабочем месте, иначе потом, дома, нихуя ту не сделаешь. И быстрым полубегом я миную лестницу и выбегаю на крыльцо школы.
Подхожу к Эшли мягкими шагами. Делая вид, что тоже как раз покидаю школу.
- Мисс Скотт? Я вижу, ваш родственник или... друг сегодня куда-то пропал? - спрашиваю я, поравнявшись с ней. И чувствуя тонкий запах её парфюма. - Вам, наверное, нелегко будет добираться домой на высоких каблуках. Я, может, что-то путаю, но по-моему, слышал, что вы живёте на противоположном конце Гринхэйвен, и я могу вас подвезти, здесь недалеко, - я дружелюбно улыбаюсь осторожной улыбкой, прокручивая в ладони ключ с трезубцем.

Отредактировано Jeremy Bennett (2016-12-03 00:39:16)

+1

3

Красный огонек веб-камеры в верхнем углу экрана медленно погас, и Эшли Скотт с шумом втянула носом воздух, собираясь с мыслями. В комнате пахло сладким кремом для рук, а еще корицей и ванилью от ароматических свеч, которые заказывала через интернет Нэнси, стараясь сделать их новый дом уютнее при минимальном из возможных освещении. Ей было непросто, но Эшли уже почти перестала замолкать на полуслове, оглядываясь на сестру и замечая на ее лице бледные, не исчезающие шрамы. Что до Питера, он научился делать вид, что ничего не происходит. До него Эшли было далеко. Перед глазами все еще стояла новостная статья одного из журналов, которые брат приносил раз в пару дней и оставлял повсюду - на прикроватной тумбочке, барной стойке или в подушках дивана, в гостиной. Периодически там появлялись короткие строчки об отце, - Эшли знала, он ждал их, - но в этот раз фото Хэнка занимало целый разворот. О нем много написали. Сдержанно улыбаясь, глядя в фотокамеры репортеров, он что-то отвечал на их вопросы, в то время как за его спиной, облаченной в темно-синий пиджак Henry Poole, мелькала заметная в любой толпе рыжеволосая Саммер Гринлоу, помощница и секретарь. Эшли терпеть ее не могла, приторно милую стерву, которая почему-то нравилась абсолютно всем. Хэнк был рад, что строительство новой ветки практически завершилось, выражая готовность перерезать красную ленточку. Он был рад, что теперь его поезда, блестящие и современные, смогут перевозить из одного штата в другой в несколько раз больше людей. Хэнк Даймонд был хорошим бизнесменом, с крепкой хваткой и острым умом, у него многое получалось. Деловые встречи, мероприятия, общение с простыми рабочими перед яркими вспышками, все было... но на тридцатый день рождения единственного сына Хэнк так и не приехал. И даже не позвонил ему до полудня, как это сделали многочисленные родственники из Сиэтла и Флориды. Питер все понял, но Эшли была вне себя от ярости. Она накатала очередной гневный пост на страничке компании в сети, пропустив первые два урока в школе, и потом еще что-то с разных ников и профилей, прежде чем отправить на емейл Саммер очень резкое и злое письмо с просьбой напомнить о Питере отцу.

---

Через пару дней он подвез ее утром школу, но не поцеловал по привычке в щеку и не пожелал хорошего дня. Ничего не сказал об уроках и о том, что ей нужно быть серьезнее в последний год перед университетом. Обычно Питеру не нравились короткие юбки, высокие каблуки, которые Эшли скупала коробками, - они уже не помещались большую в гардеробную, - и яркая помада, которой сестра иногда красила губы. Но в этот день Пит почему-то даже не проводил ее взглядом, быстро развернув автомобиль и покинув территорию школы.
Эшли думала о нем, когда отправляла смс прямо с урока. "Все в порядке, Пит?" и шепотом делилась с Фрэнком, одноклассником с соседней парты заднего ряда, своими проблемами. "Может, у него девушка появилась? Не знаешь, парни ведут себя так? Он нервничает ужасно." На что Фрэнк мялся и неловко пожимал плечами. У него не было новенького астон мартина, девушки или стильного костюма, как у их молодого учителя у доски. Фрэнк не знал.
- Черт! - глядя в наспех нацарапанные на вырванном из тетради листе ответы, Эшли чувствовала, какую оценку получит, отвлекаясь на разные вещи весь долгий и скучный урок. Мистера Беннета она старалась игнорировать вот уже второй день, смутившись едкому замечанию одной из приятельниц, имевших на него виды, - "Он посмотрел на тебя так, будто трахнуть хочет!".
- Ты новенькая. Знаешь, что о нем говорят?
- Он оставлял автографы на груди своих фанаток, когда кто-то из них случайно забывал карточку, книгу или блокнот...
- Но его книги так себе, если честно...
- Хотя про секс он пишет очень горячо!
- Как и выглядит на этом фото.. смотри, Эш! - кто-то подсовывает ей мобильник, нажимая на кнопки и перебирая очень хорошего качества картинки. От одной к другой меняется освещение -  с клубного на другое, приглушенное, лица и цвет волос девушек, марки алкоголя в их руках и на столах.. и всюду взгляд Эшли выхватывает дерзкое, самодовольное или красиво скучающее выражение Джереми Беннета. Учителя литературы в самой обычной старшей школе Сакраменто. Которому ужасно идет этот хищный блеск в темных глазах и мокрая от вечеринки на пляже майка, прилипшая к хорошему прессу. Черт...
- Не слушай Бри, мистер Беннетт был популярным писателем, очень классным, видишь? - компания черлидерш и еще пара девчонок вместе с ними увлекает Эшли в коридор, - Бри злится, что он не обращает на нее внимания, а ведь от этих чулков в сеточку даже Дюк из футбольной команды с ума сходит.
Вместе со всеми Эшли смеется и видит, как лицо Бри меняется от раздражения до высокомерной обиды.
- Ему бы в "Супер Майк" сниматься, а не про Эмили Бронте рассказывать, - поправляя волосы, Эшли пренебрежительно фыркает. Она уже чувствует себя своей в этой школе и ведет себя очень смело, расковано. Выпускает когти, чтобы порисоваться, привлечь внимание или, например, почувствовать себя выше горячего ажиотажа вокруг симпатичного учителя. - Остынь, Бри!
Отворачиваясь к зеркалу, Эшли бросает в адрес старшеклассниц еще пару фраз. Опрометчиво насмешливых, с толикой злорадства. Что считает их помешательство глупым, а уроки Джереми невероятно скучными. И предпочитает послушать coldplay в наушниках лузера-Фрэнка, чем рассуждения о творчестве Хемингуэя. Ее голос бесцветный, отвлеченный на отражение в зеркале, негромкий и немного растягивающий гласные. Поневоле Эшли хочется слушать. Но колючая критика прерывается неожиданно, когда другие девушки внезапно замолкают..
Все, кроме Эшли.
- ... интересно, что случилось с его карьерой, если от посредственных книжек он перешел к еще более посредственным лекциям и урокам.
- Здравствуйте, девушки.
Становится ужасно неловко. Эшли удивленно оборачивается, и делает это, пожалуй, слишком резко. Встречается с насмешливым темным взглядом и не успевает произнести ни слова, в молчаливой растерянности провожая фигуру учителя глазами. 1:0, Джереми Беннет.
- По крайней мере, теперь он тебя точно запомнил,- комментирует увиденное подошедший со спины Фрэнк.

---

Большие часы на высоком здании школы отсчитывают три часа, и время тянется до невозможности медленно. Эшли идет по парковке, закинув на плечо спортивную сумку с вещами для плаванья, потому что тренировку отменили, и немного нервничает. Мобильный Питера недоступен, и Нэнси не знает, где он. Брат ведет себя странно последние несколько дней. Останавливаясь посреди парковки и переступая с ноги на ногу на высоких каблуках, Эш замечает, как по лестнице вслед за ней спускается высокий мужчина. Он оглядывается и торопливо направляется в ее сторону. Даже в лучах полуденного солнца, ослепляющего уставшие от света глаза, в его силуэте безошибочно угадывается Джереми Беннетт, и Эшли замедляет шаг.
Он догоняет ее довольно быстро и ведет себя очень доброжелательно. Мягкий спокойный голос совсем не кажется дерзким или грубым, каким бы мог быть у того парня с фото.
- Хотите подвезти меня? - после недолгого молчания в ответ, брови Эшли ползут вверх с небольшой насмешкой. Медленно продолжая движение, она отворачивается и самодовольно улыбается. Потому что знает, как он игнорирует других. Прохладно, сдержанно, испытывая чужое терпение. Знает и о его сомнительной репутации. Помнит, что сказала в школьном коридоре легкомысленная Бри. Тем не менее, Эшли нравится этот осторожный, совсем не напористый взгляд, и она притормаживает свой порыв ответить ему резковатым отказом. Как это делают все красивые девчонки с характером, чтобы подогреть к себе интерес.
- Мой друг задерживается, - или вовсе не приедет раньше пяти, когда заканчивается тренировка. - Но я планировала пройтись, здесь рядом готовят неплохой кофе на вынос, на другой стороне улицы.
Нужно признать, его план был совсем неплох. Но Эшли играла по своим правилам, наблюдая за реакцией с закравшимся в мысли любопытством. На уровне очень тонкой женской интуиции она чувствовала, что предложение прокатиться вместе не вызвано благими намерениями. Симпатичные преподаватели литературы с дурной репутацией на страницах вычищенного от старых фото инстаграмм не подвозят хорошеньких школьниц, не имея личного интереса.
- Вы торопитесь? - остановившись напротив Джереми так, чтобы солнце слепило глаза ему, она склоняет голову на бок и улыбается одними уголками губ. Очень милая, совсем юная, а на деле... такая же маленькая провокаторша.

Отредактировано Ashley Scott (2016-12-03 01:00:52)

+1

4

Не очень люблю держать мятную жвачку где-то за щекой, чтобы она не мешала разговаривать. Она стала холодной, бесформенной, безвкусной, обычной резинкой. Но мусорной урны не было поблизости. Зато от меня не разит дымом, после выкуренной  сигареты. Только мягкий запах обновлённого парфюма с морскими нотками. Последнее время я столько дымлю, что половину зарплаты спускаю на одежду, и сегодня опять мне нужно заскочить в химчистку и забрать свежие шмотки. Не так легко быть преподавателем и бывшим писателем одновременно, от мыслей о неуспехе которого спасают только неприятности моих врагов и полные лёгкие невесомого сигаретного дыма.   
- Хотите подвезти меня?
- У меня доброе сердце, - губы растягиваются в широкой улыбке, глаза посмеиваются, пожалуй, я выкрутился. Хотя я явно веду себя не типично, как хищник на охоте. Мои глаза сейчас живые, хотя раньше в них читалась бесконечная скука. Я чувствую на себе игривый и соблазнительный изгиб бровей мисс Скотт в поддельном удивлении. Выдерживаю с достоинством царапающий, насмешливывй взгляд, и отвечаю вызовом, хотя преимущество явно на её стороне, потому что, чёрт возьми, да, я хочу трахнуть эту девушку, что еле сдерживаюсь. Чтобы не затолкать её в машину и не завалить прямо на заднем сидении, задрав юбку и взяв её грубо и жадно. Воспользоваться тем, что я сильнее.
Улавливаю нехорошие искорки азарта в её глазах: ей льстит моё внимание, или она что-то задумала?
- Я удивлён, что вы совсем не устали, и готовы идти до дома пешком. Не представляю, как вы, девушки, ходите на таких высоких каблуках. Я недавно выбросил конверсы all star из-за слегка помявшейся подошвы, - хмыкаю. - И на кого пытаетесь произвести впечатление? - с невинным лицом озвучиваю я вопрос, который должен остаться риторическим, потому что я убираю заинтересованность в интонациях. Немного ругаю себя, что я довольно многословен и открыт, немного нервничаю, и, наверное, поэтому говорю больше слов, чем от меня требуется. Мы идём рядом, фигурально выражаясь, плечом к плечу, только её хрупкие плечики находятся значительно ниже моих.
Так глупо и необычно притворяться, что мы просто учитель и школьница, когда моё сердце учащённо бьётся из-за каждого её взмаха рецниц, вздоха и осознания, что она рядом. В минимуме одежды, тёплая, дышит, и её грудь немного вздымается, тормоша мою фантазию. Ловлю себя на мысли, что моё дыхание становится предательски прерывистым, и сложно говорить длинными фразами с надменными интонациями в голосе, жадно не глотая воздух после каждой пары слов. Не понимаю, что такого в этой девушке, что к ней тянет магнитом? Обычная красивая девушка, таких очень много. Какие-то долбанные животные инстинкты. Блядь.
- Если что у меня в машине есть пара дисков: years & years, the weeknd, James Arthur, или что вы предпочитаете слушать? - я отключаю сигнализацию, почти уверенный, что Эшли всё-таки согласится принять моё предложение. В конце концов, она мне задолжала, чтобы сейчас строить из себя строптивую стерву. Я разыгрываю козырь из рукава: - Я имею в виду, в наушниках на моих уроках, - я слегка сощурил глаза, но это был не злой прищур, просто очень выразительный. Возможно даже слегка подбадривающий типа "я всё видел, но ничего страшного, просто лучше больше так не делать". Строю из себя внимательного преподавателя.
- Мой друг задерживается.
- Друг или парень? Не рановато отношения? Мне кажется, он вас старше лет на десять, - откровенно лезу не в своё дело, но без напора. Просто как человек поддерживающий беседу.
- На самом деле, у меня нет никаких планов, помимо проверки ваших работ, - развожу руками. Понимая, что в химчистку такими темпами я сегодня не попаду. - Я в этом городе живу недавно. И могу составить тебе компанию, - не замечаю, как внезапно перехожу на "ты", принимая приглашение девушки. Как ещё я мог поступить? - Я слышал в коридоре, что ты говорила, что я посредственный писатель. Кто не посредственный? - я напоминаю Эшли о её небольшом косяке в коридоре. - Если это сложный вопрос, то какой хочешь взять кофе?

Отредактировано Jeremy Bennett (2016-12-03 03:04:55)

+1

5

Эшли знает, что он лукавит и прекрасно понимает, ради кого так стараются старшеклассницы, когда красят ресницы удлиняющей тушью и выбирают помаду естественных цветов, чтобы выглядеть более привлекательно и невинно. Кто-то из них идет дальше, и покупает туалетную воду из рекламы, обещающей сходящих с ума взрослых мужчин, или, совсем уж запрещенный прием, - футболку без лифчика на последнем уроке. Помнится, именно за это отправили домой и запретили появляться в школе Хайден Бакли. Бедняжка до выходных просидела дома, отправляя в инстаграм фото нового маникюра и селфи из огромного зеркала в просторной, пустой гостиной. Миссис Тейлор, обычно очень сдержанная и тактичная, минут десять вопила о дурных нравах в вестибюле, когда Эшли краем глаза заметила, с какой неприятной ухмылкой мистер Беннет сворачивает в коридор. "Осечка вышла", - глубокомысленно протянула находившаяся рядом Бри и проводила мужчину жадным, заинтересованным взглядом, - "Хайден можно понять". Потому что в том черном пиджаке Джереми и правда выглядел очень сексуально.
Интересно, сколько еще таких небрежно стильных вещей есть в его гардеробе? Под которым он так самоуверенно ставит длинный хештег "я-серьезный-учитель-литературы-и-мне-не-интересны-несовершеннолетние-девчонки" с того момента, как только вошел в класс. Только подумать, сколько всего ему, наверное, пришлось выкинуть или убрать подальше... вот бы посмотреть.
- И на кого пытаетесь произвести впечатление?
- Не на вас, мистер Беннетт, - покачивая бедрами и скрестив на груди руки, Эшли неторопливо идет рядом. Она очень убедительно делает вид, что перебирает кнопки мобильного телефона, отправляя одну смс за другой, но спустя несколько секунд все же переводит на Джереми очередной насмешливый взгляд, отвлекается, - Знаете, парням из футбольной команды тоже нравится, как смотрятся на шпильках задницы их подружек. Кроме разве что Бри, она действительно сходит по вам с ума.
Огоньки в глазах выдают в ней типичную избалованную вниманием девчонку, которая играет с парнями, когда ей этого хочется, и не подпускает к себе слабых лузеров типа Фрэнка. Однако последнему каким-то образом все же удалось подобраться к френдзоне.
- Я не мешала никому, - перехватывая поудобнее сумку, Эшли останавливается рядом с автомобилем. Она не ощущает вины или угрызений совести. Что плохого в музыке? Но взгляд Джереми не выражает упрека. В нем читается что-то, от чего желание задеть его плечо своим случайно - усиливается, а сердцебиение, до этого ровное, заметно учащается. Он пытается ее уколоть, задеть или заставить почувствовать неловкость. Самоуверенный, высокий, с красивыми мышцами под темной рубашкой, - ни мгновения Эшли не сомневалась, что это так. Из головы все еще не идут некоторые из тех чертовых фото. Интересно, в какой фитнес-центр он ходит? А может быть, бегает по утрам?
- Я понятия не имею, что хотел сказать всем нам Хемингуэй, как и Робби Джонсон, которому вы поставили F, - давая понять, что слышит его на занятиях, Эшли тихо фыркает. Но затем, преодолев секундную заминку, все же делает шаг вперед, неожиданно сокращая расстояние и приглушенно добавляя, - может, и это оцените?
Скрываясь в тени автомобиля Джереми, она протягивает ему белый провод наушника, оставляя второй себе, но понятия не имеет, что там сейчас играет. Крис Браун с Рианной и их пошлыми песенками или более поверхностная и яркая Рита Ора. А может быть что-то в духе Канье Уэста, и Эшли просто повезло?
- На что претендует мой музыкальный вкус, мистер Беннетт? - затевая опасную игру, Эшли даже не представляет, как сильно его провоцирует, когда смотрит снизу вверх с приоткрытыми слегка губами и лукаво улыбается. Когда опускает темные ресницы, улавливая ритм знакомой мелодии и отворачивается, чтобы позволить Джереми перевести дыхание. Пожалуй, это немного жестоко, но Эшли нравится, как напрягается рядом с ней его тело, и те мурашки, которые слабой дрожью пробегают по ее собственной коже при каждом глубоком вздохе ставшего слишком тяжелым воздуха.
Когда Джереми спрашивает про парня, ответ приходит не сразу. Какое-то время Эшли думает, что сказал бы обо всем этом Питер? Она не сомневается, брат был бы в бешенстве от ее легкомысленных выходок и смелости в общении с учителем.
- Друг.. - протянув очень мягко, вспоминает его слова, оказавшиеся очень кстати пару месяцев назад, когда на Нэнси напали, - "ты можешь мне доверять, милая, мы же друзья", и едва сдерживает сдавленный смешок, - а может и парень. - все это выглядит ужасно забавно, волнующе, опасно. Но в конце концов Эшли признается без особенного смущения в голосе, - На самом деле, брат. Он подвозит и забирает меня иногда. Я не хотела вас обидеть в коридоре, и если честно, то вообще не читала ваших книг. Вся старшая школа знает, о чем они, просто слухи, - пожимая плечами, Эш отключает звук и прячет в сумку мобильник, - Я вообще мало читаю. Мне нравится Джеки Коллинз, ее книги приятно полистать в дороге, чтобы отключить голову и посмеяться. Она пишет про таких красоток, как Бри, которые когда-нибудь выскочат замуж за популярного агента и появятся вместе с ним на разворотах глянцевых журналов, - невольно она вспоминает о Хэнке и Саммер. И о своей матери, в представлении очень похожей на Бри через много лет, - А с кофе сложнее.

+1

6

В книгах и фильмах люди всегда говорят правильные вещи, и все запретные отношения развиваются постепенно, красиво: и кого угодно можно понять. Но на деле всё по-другому: Эшли наговорила уже достаточно колких гадостей, и мы, как два совершенно чужих человека, шли по парковке, которую наполнял ветер развивающий её распущенные, гладкие волосы, а я размышлял будет ли у нас секс, и где я хочу её нагнуть. В моём кабинете, в туалете кофейни, в машине. Совсем типичная мысль для меня при встрече с любой красивой девушкой. Она подозревает об этом. Тем лучше; значит, ей нравится эта игра. А я пытаюсь понять, почему к некоторым людям ужасно тянет в сексуальном плане, и на них реагирует каждая клетка тела, хотя в них нет ничего особенного. Даже наоборот: дурной характер, плохое воспитание, уже слишком распущенная и не невинная малолетка. Кто угодно бы сказал, это мерзкое описание. Но её мало: мало её близости, хочется прикосновений, поцелуев, сорванной одежды и ритмичных движений в ней. Я хочу её, мне не даёт покоя эта мысль. Опьяняет как слава читателей и хорошее виски.
Я никогда не хотел наброситься так на Ингрид, с ней всё было проще и комфортнее. К Эшли тянуло на уровне животных инстинктов. Что я еле сдерживался.
- Не на вас, мистер Беннетт, - Эшли вызывающе выгибает бровь, и ломает наигранные отношения учитель-ученица, и без того трещащие по швам.. Её ответ дерзкий, резкий, обезоруживающий на какой-то момент. Но подумав, я понимаю, что хороший парень или педагог никогда не получил бы от девушки такой критики, он бы услышал, что-то типа, что он милый, неплохой, а значит, Эшли очевидно бросает мне вызов, и заинтересована. Она не боится травмировать мою самооценку или задеть меня, потому что считает, что я клёвый?
- Не забывай, я всё ещё твой учитель, - поправляю я спесивую, самоуверенную девчонку, желая её ударить или трахнуть. Настолько раздражают самоуверенные огоньки в её глазах и развратная и сладкая улыбка на пухлых губах. Каждое движение краешков рта призывает целовать её до крови и опухших губ.
Когда Эшли говорит о парнях из футбольной команды, я почему-то ещё больше закипаю, но может быть это и не ложь, и ей они действительно нравятся. Впрочем, им никогда не стать лучше меня. Уж я то это знаю, и я даже издаю рваный, самонадеянный смешок.
- Кроме разве что Бри, она действительно сходит по вам с ума.
- Наверное, я бы не хотел это знать, - тихо протягиваю я, привыкший к липнувшим ко мне девчонкам.
- Я привык к популярности, - я ухмыляюсь и слегка щурю глаза, вглядываясь в черты лица девушки. Эшли смело подходит предельно близко, и в моё ухо вталкивается наушник с кислотной дурацкой музыкой. Эшли совсем рядом, строит насмешливые ужимки, коварно улыбается, я ощущаю её дыхание рядом, и особенно отчётливо чувствую её запах. В конце концов я не выдерживаю, опускаю ладони на её талию и решительно толкаю к машине. Всё происходит быстро, я прижимаю Эшли спиной к двери моей тачки, и обняв ладонями её смазливое и издевающееся лицо, целую девушку в губы. Сначала потягивая нижнюю, и проскальзывая языком ей в рот. Я жадно её целую, терзая её язык своим в настойчивом поцелуе.
- Я знаю, что Бри хотела бы оказаться сейчас здесь, - с надменными и хрипловатыми нотками говорю я, тяжело дыша, прервав поцелуй. Я всё ещё прижимаюсь к Эшли, и она чувствует каждый рельеф моего накачанного и тяжёлого тела, вдавливая её лопатки в жёсткую, неровную поверхность боковины машины. - Мне ещё не говорили "нет", - шепчу ей я, обжигая горячим дыханием её ухо и шею, - И ты не скажешь, потому что у меня точно есть преимущества перед парнями футбольной команды, ты это знаешь. И ты замучаешь себя, если так и не узнаешь, какие, - в моих глазах пляшут черти.
Ладони опускаются и слегка задирают края короткой юбки, её кожа такая нежная и упругая, а в висках только и пульсирует "Господи, что я делаю". "Что если кто-то меня увидит из окна школы?" Что если бы мою несовершеннолетнюю дочь, когда-нибудь зажал в пределах школы её учитель и сунул ей язык в рот? Когда-то я всерьёз задумывался о семье и о детях, когда встретил Ингрид Смит. Пока не увидел её, садящуюся в автомобиль владельца кинокомпании, и радостные, счастливые лица их обоих.
Одной рукой я приподнимаю бедро Эшли, и скольжу по её ноге ладонью к приподнявшейся коленке. Я прижимаю её ногу к своему бедру, другой ладонью вдавливаю её маленькое плечико в дверь машины, не давая девушке выбраться, и ещё плотнее вжимаюсь в её тело, а губами целую её шею, прокладывая влажные дорожки, и нежные, влажные губы со вкусом сладковатой помады.
Что же, очевидно мало мне было скандалов вокруг моего имени. Не представляю, что сделают со мной разъярённые родственники Эшли. И не понимаю, с какой стати, я не имею права к ней прикасаться. Девочка давно созрела, и не маленькая. А мне не так много лет, я не старый извращенец. Сейчас я чувствую тепло жар её тела, и мне хорошо. "Но почему ты такая сука, Эшли Скотт?" - с досадой думаю я.

Спустя несколько минут, оторвавшись от её губ, я опираюсь ладонью о крышу машины на полупустой стоянке и пытаюсь привести в порядок дыхание и мысли. То, что сейчас здесь произошло - это явная катастрофа. Сколько сексуальных красоток крутили передо мной задницами в школе, и только что я первый раз сорвался.
- Чёрт, - тихо произношу я, и смотрю на неё шокированным и слегка взволнованным взглядом.

Отредактировано Jeremy Bennett (2016-12-29 08:53:11)

+1

7

Она не ожидала, что все закончится именно так. Что притворно незаинтересованный, скучающий взгляд, редкие улыбки и неторопливые, медленные шаги по школьной парковке на невероятно высоких каблуках, от которых мышцы на красивых ногах заметно напрягаются, заставят Джереми сорваться. С поражающей любого мужчину стойкостью он терпел все их провокационные выходки, дерзких и совсем уже не маленьких старшеклассниц. Тревожащие воображения юбки, тонкие лямки светлых маек под грубоватыми джинсовками и пиджаками h&m, к которым у мисс Тейлор, строгого директора, не было претензий. Молодой учитель невольно оказался в центре внимания юных хищниц, одной нагловатой ухмылкой и отлично сидящим костюмом заставив интересоваться пыльными книгами тех, кто каждое утро начинал с селфи в зеркале и ленты инстаграм.
Она чувствует его губы на своих, замирая и не в силах пошевелиться, ощущая, как бешено колотится сердце и как своим телом Джереми прижимает ее спину к прохладному металлу и стеклу. Воздуха не хватает, когда поцелуй становится настойчивее, и в этой внезапно вспыхнувшей химии растворяются всякие мысли - о том, что нужно быть осторожной, об осуждении людей, которые могут узнать, о слепой и безумной ярости Питера, который поднимет самые давние приятельские связи, чтобы тот, кто прикоснулся к его сестре, пожалел об этом, как о своей худшей в жизни ошибке. Но сильные руки все еще удерживают Эшли на месте, и все внутри охватывает нетерпеливое, нарастающее возбуждение, которое заставляет кожу гореть и хотеть его до болезненного напряжения, предательски возникающего внизу живота. В ее широко распахнутых глазах очевидно читается страх, когда Джереми на секунду отстраняется, царапая ее щеку своей щетиной и шепотом произнося сводящие с ума, самоуверенные слова. Его голос приглушен, но раздается в ее голове вкрадчивым эхом, в то время как пальцы с аккуратным маникюром сами тянутся к пряжке его ремня, цепляясь за нее и немного царапая кожу. Джереми прав, она не чувствовала ничего подобного с парнями, которых знала в Сиэтле и которые пытались ей понравится здесь, увлекая красивыми жестами и рисуясь на публике, чтобы в конце вечера или в пустой раздевалке после уроков им однажды что-то перепало.
- Хочешь меня? - с издевкой выдыхая, Эшли смотрит в его карие глаза, встречаясь с их опасным блеском. Приближаясь к лицу Джереми так, что губы почти касаются его губ, вкрадчиво шепчет, - Настолько, что готов ради этого сесть? - показывая весь свой спесивый характер, Эшли кажется, что она знает, о чем он думает. И провоцирует еще более жестоко, забывая окончательно о грани, которую никто из них не должен был переходить. Молодой учитель очень неплохо держался в этом бассейне с похотливыми и гламурными пираньями, а новенькая старшеклассница, чья репутация еще не испорчена, могла неплохо устроиться в калифорнийской школе. Но что-то сломалось в них обоих, заставив поддаться физическому, почти животному влечению, которое счел бы дикостью любой, кто отодвинул бы в этот момент шторы окон на втором или третьем этаже, и взглянул внимательно на задний двор.
Руки Джереми скользят по оголенному от дорогих тряпок бедру, но Эшли не вырывается, а послушно следует каждому уверенному движению. Встречаясь с его глазами, когда в ее собственных читается колючая, острая, словно лезвие бритвы, злость, прерывисто, сквозь тяжелое дыхание угрожает, - Тебя посадят на несколько лет, - и вздрагивает от настойчивых, жадных, но очень приятных прикосновений. На шее быстро бьется едва заметная синеватая жилка, и по телу разливается приятный жар, от которого хочется прижаться к Джереми сильнее, притянуть его ближе, чтобы, целуя ее, он отчетливо слышал, как сильно рискует.
На парковке тихо, и кроме глухих ударов в висках, шуршащей о его темные джинсы юбки и звуков нетерпеливых поцелуев, Эшли не слышит ничего. Поддаваясь мужчине физически, как взрослая женщина она увлекает его собой эмоционально, давая почувствовать, как хорошо ему может быть, но лишь для того, чтобы жестко остановить потом. Оставляя наедине с опасными соблазнами, фантазиями, желанием. Зная, что будет сниться ему в самых пошлых снах, а днем, сидя в просторной аудитории, обязательно поймает пару внимательных взглядов, скользнувших по ее ногам и груди. Из всех своих подопечных Джереми Беннет выбрал единственную, которой нравилось его дразнить до необъяснимого, но яркого, словно наркотик, кайфа. Чтобы посмотреть, как сорвавшись однажды, он сорвется вновь. Похоже Эшли Скотт все-таки сравняла счет, и это 1:1?
- Чёрт, - приходя в себя, он останавливается, и напряжение, охватившее все тело, слегка ослабевает. Поправляя юбку резковатыми движениями, Эшли несколько раз поднимает на мужчину темные глаза, - он все еще очень близко, - но не произносит ни слова. Губы словно горят от того, что только что произошло, но подходящих слов, чтобы что-то ответить не находится. И Эшли отталкивает его грубым ударом в грудь, чувствуя, как ладонь упирается в твердые мышцы под теплой тканью рубашки. Выскальзывает и делает пару шагов в сторону, подхватывая с земли спортивную сумку. Эти движения кажутся немного ломанными, потому что изнутри ее все еще бьет не утихающая, слабая дрожь.
- Думаешь, я не видела, как ты на меня смотришь? - выровнять тон голоса от сбитого и все еще немного спешащего дыхания не получается, и Эшли опускается до тихого шипения, - Сколько тебе? Тридцать? Хочешь еще одну историю для своих пошловатых книжек?
Поток мерзостей прерывает мелодия мобильника, вибрирующего где-то во внутреннем кармане, и Эшли отвлекается, сверкая гневным взглядом и поспешно принимая вызов. Питер чем-то взволнован и говорит, что не сможет приехать за ней сегодня, предлагая взять такси или узнать, кто из приятелей живет неподалеку. Но все в порядке, Эшли понимает, как сильно он занят, и неприятно ухмыльнувшись в трубку отвечает, что справится сама. Почему-то ей кажется, что Питер начинает превращаться в Хэнка. В мелочах подобные случаи происходят все чаще, усугубляясь с каждым днем, что совершенно точно не предвещает ничего хорошего. Когда брат отключается, Эшли еще какое-то время держит мобильный в руках, раздумывая, что делать дальше. Злится. На старшего брата, на Джереми, на себя, что кажется доигралась, увязнув в истории, от которой такие как Бри, завидуя за спиной, назовут ее шлюхой.
- Да пошел ты... - прерывая вязкое молчание первой и презрительно бросая в адрес Джереми еще одно оскорбление, Эшли разворачивается в направлении школьных ворот. Закрывает глаза и слышит, как ровно стучат каблуки. Губы все еще ноют от жадных к ним прикосновений, и ей ужасно хочется обернуться, но делать этого нельзя. Представить сложно, какой пыткой и неловкостью с этого дня станут для нее уроки литературы. А ведь Эшли Скотт и без того не слишком любит читать...

+1

8

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Watch how you go