vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » The dust of the dead words


The dust of the dead words

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


.
С А К Р А М Е Н Т О| 20.08.2016 | Н О Ч Ь


* * * * * *
В наше время, говорят, сказок уже не существует. В наши годы, говорят, уже не верят в чудо. В нашу эпоху, говорят, уже все не так как раньше. Но не слишком ли много говорят эти люди?
Так давайте же разложим карты и узнаем правду.
Маленькая сказка современного лада к вашим услугам.
* * * * * *


[AVA]http://i83.fastpic.ru/big/2016/1203/1e/3dceafb2ecf805bca737dd63c766bf1e.png[/AVA]

[STA]Joker Fate[/STA]

[SGN]http://i85.fastpic.ru/big/2016/1203/8f/65c391a76237d36cdd39db97bf84328f.png[/SGN]

Отредактировано Nikita Šelma (2016-12-03 15:04:30)

+1

2

Весь день был наполнен сумрачными, невыразительными силуэтами. Поначалу это были несшиеся по ту сторону окна пейзажи: мерно плывущие, запрыгивающие друг на друга и уходящие на спад, моментами превращаясь в абсолютную пустошь горизонта. Затем это обернулось в коробки кубов и параллелепипедов, льнущих макушками где-то там – высоко, – к небу или лениво растягивающихся, словно кот, вдоль тротуара, становясь приземистыми, расстилающимися по земле жилыми телами. Мгновенья, когда это заменилось пустыми, ничего не выражающими лицами людей Никита не приметила: они встречались и когда взор пожирал мирно посапывающую природу, и, уж тем более, когда голод взгляда блуждал по архитектуре строений. Куда ты не отправишься – всегда встретишь человека. Другой вопрос состоял в том, что этим людям твоя персона окажется всего лишь ненужным пазлом чужой картины, как и они тебе. Так всегда, пока не сойдешься с кем-то достаточно близко…
Высадите, пожалуйста, на следующем повороте, – Шельма машинально сощурила в очередной раз глаза, на которые игриво запрыгнул солнечный заяц, слепя и не позволяя рассмотреть в салонном зеркале заднего вида шофера. Пальцы осторожно прошлись по линии роста волос, нерешительно забираясь под парик и почесывая не унимающуюся, зудящую кожу головы, ухудшая свое положение возрастающим желанием. Никто не предупреждал, что это будет столь невыносимо: жарко, все чешется и ее – накладку своей временно новой шевелюры, – постоянно нужно поправлять. К слову: в авто со сломанным кондиционером это оборачивалось в не просто испытание, а и вовсе в проверку духа и сил в полевых условиях, длящуюся бесконечно долго. Самое противное заключалось в том, что это воистину был неприятный дискомфорт, а не просто приятно покалывающая душу боль. И почему от города до города так далеко?
Машина остановилась, а вместе с тем кошелек опустел на пару крупных купюр, словив в себя мелкие гроши сдачи и вновь пропав из виду в чехле с гитарой; в этаком панцире визуально рискующим перевесить свою обладательницу и повалить, обратив ее в маленького, неповоротливого жука, определенно точно не способного подняться на свои двои без помощи постороннего. Не виолончелистка, конечно, но рыжая выглядела не менее неустойчиво, даже не смотря на то, что ступни венчали кроссовки.
Автомобильный навигатор сменился телефонным: до квартиры ее знакомого, чтобы оставить у того инструмент на роспись, а чуть позже и себя, оставалось совсем немного – 160 метров вглубь лабиринта зданий, как глаголил поводырь, изъясняясь механическим голосом в затычках наушников. Только вот последний был не в курсе особой, невольной жажды глобального топографического кретинизма и к этому не был подготовлен.
Когда Ник покинула обитель своего знакомца наручные часы бежали своими стрелками к полуночи, тревожно поблескивая стеклом, ловящим на себе отблески бесчисленных фонарей, вывесок и других мерцающих огней света.
«А дел-то меньше не становится»: пронеслась в черепной коробке мысль, когда пятерня, выступая в роли расчески, рассеянно пробежалась по искусственным прядям, приводя их в относительный порядок на ходу. Теперь толстовка и джинсы не казались таким уж плохим выбором на вылазку: ни тепло, ни холодно. Самое то.
Вся ночь была наполнена резкими, запутанными углами. Они водили кругами, окончательно сбивая с курса и внушая еще большую неуверенность в том, какое направление выбрать. Они сменяли свои открытые пути тупиками, больше похожими на свалку и одновременно пристанище недоброжелательных даже в отношении кормящей руки живности. Они надолго пропадали, вынуждая идти вдоль бока многоэтажки, выжидая мгновения, когда вновь можно будет повернуть, послушно следуя зову ведущего эха в ушах, чтобы ежесекундно забыться и снова отринуть подсказку с мобильника, веря в то, что этот путь неверен и уже мелькал перед глазами. Все сооружения подобны друг дружке, как бы сильно они не отличались. Другой вопрос уже в том, что свой неприметный домишко ты узнаешь из тысячи, играючи разбрасываясь аргументами на неоднократно повторенный вопрос: «а почему?». Так бывает всегда, когда корнями врастаешь в какое-то место...
У вас есть девушка? – приветливо улыбаясь, раз из раза задавала Никита вопрос проходящим мужчинам, переходя на более углубленную проверку почвы, когда получала утвердительный ответ. Сбор информации, как бы могло не казаться ее лучшему другу, составлял в жизни их совместного проекта подавляющую часть и вес, определяющий развязку сюжета. «Что вам в ней нравится?», «Как вы познакомились?», «Кто предложил встречаться первым?»: список, давно избитых и неоригинальных запросов в интернете начал применяться и в реальности, наконец-таки преодолев стадию расспросов в социальных сетях разношерстных собеседников. Однако почему никто не предупредил, что люди так неохотно идут на контакт и рассказывают о своей личной бытовухе, спеша поскорее избавиться от незнакомого общества? Почему все ко всем так подозрительны?
Взгляд замер на возникшей перед самым носом компании, наперекор друг другу что-то неразборчиво бубнящих, рискующих вот-вот повалиться на петляющую то влево, то вправо Шельма, старающейся подстроиться под алкогольный лад шага незнакомцев. Растерялась конопатая вконец, когда запястье обожгло болью от хвата чужой руки. Мобильник, словно сигнализация, встревоженно запищал, знаменуя о том, что заряд на аккумуляторе иссяк и техника отключается. Собственно, потерять сознание от страха готова была и сама обладательница Самсунга, пытающаяся не явственно высказывать отвращение к пыхающему в лицо запаху перегара.
А нам позадаешь вопросы? – словно ни в чем не бывало, самодовольно лыбясь заворковал захватчик, уперто пытаясь притянуть к себе избранную жертву, молчаливо увиливающую, не хуже ужа, пока в противоположную сторону дергали попутчики.
Желания временно стать ящерицей и откинуть конечность аки хвост было сейчас в комиксистке в достатке, однако судьба так уж распорядилась, что отбросился парик, когда капкана из пальцев распустился, создав весьма двусмысленную ситуацию.
За полночь. Гей-клуб напротив. Вроде как женщина, которая выглядела совсем не того пола после неожиданного недооблысения. Яркие вывески. Недоумевающие взоры и повисший в воздухе вопрос.

+1

3

Очередная ночная рабочая смена. Может, кому-то работать по ночам и кажется утомительным, но только не Кристин! Нет, она не стала бы отрицать, что бесперебойная громкая музыка путает мысли, а среди подвыпившей клиентуры нет-нет да попадётся какой-нибудь недружелюбный товарищ, но в целом ей нравилось здесь работать. Впрочем, тогда, несколько лет назад, у неё, сбежавшей из Техаса девицы, и выбора-то не было - толерантность толерантностью, но даже в Калифорнии далеко не каждый работодатель готов приютить девушку с мужским паспортом. Кристин повезло иметь приятелей в местном ЛГБТ-сообществе - иначе она, может быть, и эту работы не получила бы. Нелегко быть барменом, когда ты выросла в консервативной семье на техасской ферме и ничего толком не знаешь о спиртных напитках - пришлось быстро учиться прямо на месте, и к счастью для Крисси, она оказалась способной ученицей и замечательно оптимистичным, неунывающим человеком. Наверное, оптимизм и стал для неё ключом к нынешнему пути - хватило бы у неё сил и смелости начать трансгендерный переход и бороться за свою истинную личность в ином случае? Много воды утекло с тех пор... Теперь и документы женские, и вместо кадыка всего лишь тонкий шрамик, но впереди ещё долгая-долгая дорога...
Сегодня в клубе устроили своеобразную рок-вечеринку, и Кристин почти расстроилась, когда на пост за барной стойкой заступил её сменщик. Она отлично повеселилась, пританцовывая на рабочем месте не хуже клиентов, и охотно попрыгала бы ещё под подвижную музыку, но девушку поджидали куда более приземлённые дела: предстояло прогуляться до круглосуточного магазина, купить кое-какую еду - может, заодно прихватить что-нибудь вкусненькое для кота? - и домой, конечно, отправиться пешком - разве можно упустить шанс насладиться ночной тишиной, этой особой атмосферой, проникнуться которой возможно только после наступления сумерек, когда редеют улицы, а любимый парк превращается в живописное уютное место?
К сожалению, обитателями ночных улиц являются не только безобидные птички и честные граждане благородного демократического американского общества.
Пройдя несколько метров своим привычным маршрутом, Кристин притормозила, уставившись на совсем не привычное зрелище. Группка из мужчин самого внушительного и недоброго вида окружила андрогинную хрупкую девушку, и выражение лиц всех участников ситуации не предвещало ничего хорошего.
Пожалуй, будь на месте Крисси другая типичная американка, та бы удрала от греха подальше и ограничила своё вмешательство звонком в полицию, но Кристин не жаловала службы правопорядка и вообще всё, что со скрипом относится к государственному аппарату, и не стушевалась перед лицом опасности, решив взять борьбу за справедливость в свои руки. Обладательница и без того высокого роста, вдобавок обутая в кроссовки на мощной платформе, с лицом, раскрашенным ярким макияжем, и волосами, в которых мелькали разноцветные пряди, она казалась инопланетянкой, сошедшей на Землю для мирных переговоров. Мирных, честное слово.
- Ребята, отпустите её, - вполне дружелюбно посоветовала Крисси.
- "Её"? - недоверчиво хмыкнул один из парней. - Да это чёртов пидор! Он притворялся бабой!
- А ты вообще иди своей дорогой, - хмуро добавил его товарищ, сверля непрошеную помеху взглядом исподлобья.
В отличие от озадаченных мужчин, Кристин прекрасно понимала, что перед ней девушка - уж у неё-то глаз был намётан на порой специфическую внешность созданий всякого пола. А мысль о том, что кучка гомофобов собирается учинить расправу над ошибочно предполагаемым трансвеститом мгновенно разозлила трансгендерную защитницу до состояния разъярённого быка. Ведь на месте несчастной девочки мог быть настоящий парень в парике, мог быть обычный трансгендер, такой же, как сама Кристин... вот она, хвалёная демократия! Сколько зла и горя вытерпела Крисси от "натуральных" мужчин в своё время... Хорошо ещё, если потенциальные романтические партнёры просто заявляли твёрдым голосом, что "им не по пути" и прочую ересь, но ведь находились умники, готовые "выбить всю дурь" из головы "членодевки". "Дурь", конечно, не выбивалась, а вот пара суставов  - бывало.
Мимолётные воспоминания о печальном жизненном опыте придали Крисси уверенности.
- Какая вам разница, во что одет человек?! Это его личное право, парня или девушки! Отпустите её, кому говорю!
Голосистая высокая девица, с неожиданным напором гаркнувшая на компанию гопников, на миг ошеломила их, но уже в следующий миг они пришли в себя, хватая в цепкие объятия Кристин, которая явно напросилась на неприятности.
Чего незадачливые хулиганы не знали, так это того, что их жертва обладала фактически телом здорового молодого парня, пусть и слегка перестроенного женскими гормонами, и ничуть не уступала по силе своим среднестатистическим ровесникам. Кроме того, она выросла на техасской ферме...
С мощью, которой никто не ожидал от пёстрой чудачки, Крисси вырвалась из чужих рук и так двинула локтём близстоящего оппонента, что тот охнул от боли и удивления и машинально отскочил в сторону.
- Послушайте, я против насилия, честное слово, - объявила девушка, в противоречие своим словам сжимая руки в кулаки, - давайте, вы просто оставите нас в покое и уйдёте? Я сильнее, чем кажусь. А ещё я знаю охранников, работающих в заведении через дорогу. Стоит мне закричать - прибежит подмога, и тогда вы точно окажетесь в меньшинстве. Давайте не портить друг другу такой душевный вечер.

[NIC]Christine Laurent[/NIC] [AVA]https://s16.postimg.org/udcit4m11/image.jpg[/AVA] [LZ1]КРИСТИН ЛОРАН, 22y.o.
profession: барменша в гей-баре
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

+1

4

В черепушке звенело ни хуже, чем если бы мощная лапища огрела по затылку, оглушив. Сумятица лиц, все нарастающих, прибавляющихся в числе, что-то бурно обсуждающих. Только вот что? Кто они все такие? И сколько этих «их»? Обрывки высказанного исчезали в памяти, как если бы песок просеивали через сито и это воссоздавало все больше и больше вопросов. С каждым разом до рассудка долетало все меньше и меньше фраз, меньше и меньше звуков, истончаясь буквально в безмолвие непонимания. Унять дрожь было просто невозможно. Тошнило. Знобило. Не хватало воздуха. Коленки подкосились, и неверная рука остервенело впилась в запястье выступившей в защиту девушки, хватаясь за нее будто за последнюю спасительную нить в бытие. В данный момент важнее устоять на своих двоих – остальное будет чуть позже. Наверное.
«По крайне мере не забьют ногами».
Ник глубоко вздохнула, стараясь выудить из протяжного звона в черепной коробке хоть что-то осмысленное.
Какая вам разница, во что одет человек?! – похоже, это высказывалась ее спасительница – отныне, когда взор был виновато потуплен в пол, сложно было что-либо определить, ведь это вполне могла очутиться и просто беседа мимо протекающих незнакомцев, треплющихся о своем. Гитаристка невольно отпрянула, неловко потирая пальцы о друг дружку, будто смакуя послевкусие касаний к чуждым шмоткам. – Это его личное право, парня или девушки! – горло першило, словно в нем поперек рыбьей костью что-то застряло. Наверное, слова благодарности? – Отпустите её, кому говорю!
«Да, это определенно "спасибо "»: бледной тенью метнулась в сознании очередная неуместная мысль. И как это только возможно? Буквально мгновение назад Шельма ощущала, как стан окутывала липкая патока сковывающего, пьянящего ужаса, а ныне же – стоило всего лишь осознать, что ты уже не так уж и беспомощен, – голова сама машинально запрокинулась, выставляя гордо вскинутый нос. Край взора заприметил яркие пряди где-то там – намного выше, чем сейчас находилось собственное темечко. И не было ли это тем сокровищем, что неумолимо охранял лепрекон на том конце радуги? Быть может и нет, но для Никиты пока что это была одна единственная правда в жизни. Ее еще одно маленькое чудо в истории существования.
Послушайте, я против насилия, честное слово, – сказанное резало слух; обжигало, словно накаленная добела сталь. Осознание того, что отныне проблема лежит и на чужих плечах – а после демонстративных клацаний челюстей по оба берега баррикад это было очевидно – подступило как-то ленно. Как будто бы это и не было существенно. «Иначе отчего же сразу не дошло?» – парировало отражение на негодование, если бы у того был свой голос. Следовало спешно размышлять о том, что же предпринимать и как, ведь время одинаково безразлично ко всем, а люди такие разные. Да, две головешки на одной шее было бы сиюминутно очень кстати. – Давайте не портить друг другу такой душевный вечер.
Только что делать, если этот вечер уже подпорчен? – еле слышимо обратилась Ник в никуда, вновь подхватывая незнакомку за запястье, едва ощутимо то стискивая в робком захвате, намекающе оттягивая назад, словно призывая заступить за свою спину или же обернуться. Миг геройства, что уж там. – В общем-то, я тут ничего против насилия не имею! – уже замахиваясь, пытаясь не заикаться, неразборчиво выкрикнула конопатая, мгновением спустя втюхав ближайшему неприятелю ступней в пах, тут же отскочив, чтобы крутануться на пятке. – Как и против вечерней пробежки… – сквозь стиснутые зубы просипела уже после рыжая, рванув на себя блондинку утягивая ту в противоположную во второй раз растерявшейся компании сторону.
Теперь перед глазами уже расплывались шероховатые поверхности стен, увиливающие, петляющие, не менее лихо самой Шельма, которая волочила – или все же волочилась? – за собой – или правильнее будет все же перед собой? – безымянную. Голова опять гудела от калейдоскопа непонятных, непостоянных и маловажных событий и забот: как действовать, куда идти, что будет, если догонят? Все давило, слепя и водя за нос: картинка окружающих обстоятельств смазывалась в кашу, отвратную и одинаковую куда не глянь. Возможно, она успела упасть и счесать коленки даже сквозь джинсу, удариться локтем и подвернуть лодыжку. Или же этого всего не было? Все казалось сном и одновременно реальностью. Но что точно и наверняка она знала, так это то, что сейчас было совсем не больно. Вообще никак не было.
Никита в очередной раз споткнулась и выплюнула свой вдох, сбиваясь с дыхания: никак не удавалось хорошенько вздохнуть, чтобы поднажать… Спорт – никогда не был сильной чертой рыжей. «И что я только наделала?!». Думать уже было поздно. А вот оборачиваться… Слишком страшно. Она даже не находила в себе сил переступить свое же "я" и обернуться или же вслушаться в крики и отзвуки бегущих людей – только наглость упрямо идти вперед. Схожий с десятками предыдущих закоулок стал прибежищем для остановки. Ломанные конечности свесившихся с крыш теней укрыли, словно навес, позволив глазам немного отойти от мчащихся повсеместно горящих очей города. Рассеянный взгляд пробежался по циферблату часов, губы выписали беззвучный вопрос: «сколько мы бежали?».
Всего пара минут. Так мало времени прошло, – разочарованно констатировала факт гитаристка, утирая свободной пятерней испарину на лбу, припав спиной к отрезвляюще прохладной стенке. – Прости… Они могут пойти в твой бар теперь, чтобы искать нас там, да? Наверное, нам нужно двигаться в противоположное от этой точки направление? – уста поджались, высказывая нарастающее волнение, хватка, все время соединяющая ладони, оказалась неожиданно хрупкой и распалась. Страх – поразительный двигатель людских сердец, позволяющий им преодолевать собственноручно выстроенные запреты, точно их никогда и не было, а что же случается, когда он пропадает? Пальцы, что были переплетены недавно с посторонними, все еще были пленительно теплыми. Рука на автомате нырнула в карман толстовки, прячась. – Эм… То есть… Мне. Хах… Конечно же мне! Прости. Постоишь тут еще чуть-чуть со мной? Хочу отдышаться… Они же нас не догонят..?

+1

5

Несмотря на своё боевое настроение, Кристин и правда не хотела вмешиваться в драку. Она вообще была против насилия во всех его проявлениях, поэтому наивно надеялась, что грубияны внемлют её словам и оставят девушек в покое.
Новый виток агрессии пришёл с неожиданной стороны - сама жертва уличных хулиганов вдруг атаковала одного из ближайших неприятелей, очень точно и прицельно врезав ему в самое уязвимое место. Кристин растерялась; когда она заступилась за хрупкую девицу, ей и в голову не пришло, что та может так отчаянно и бесстрашно драться. Впрочем, драчунья, вероятно, сама удивилась собственной храбрости и тут же её растеряла, потому что мгновение спустя Крисси уже бежала за незнакомкой, цепко сжимающей её запястье.
- Погоди! - заступница попыталась притормозить беглянку. Конечно, после такого рукоприкладства оставалось только либо спасаться бегством, либо ввязываться в борьбу с мужчинами, численно и физически превосходящими своих соперниц, но бармен всё ещё рассчитывала на помощь знакомых охранников, а теперь, когда обезумевшая от страха девчонка уводила их обеих совсем в другую сторону, рассчитывать приходилось только на себя и удачу. К счастью, адреналин придал незнакомке сил и скорости, а Кристин всегда бегала быстро; заминка растерянных преследователей позволила их жертвам оторваться на приличное расстояние. Чудом, не иначе, девушкам удалось запутать след и скрыться от погони.
- Ну ты даёшь! - Крисси всплеснула руками, когда они сделали наконец остановку, прекратив улепётывать от давно отставших парней. - Зачем же ты так? Нам вовсе не обязательно было убегать, я могла бы позвать помощь. А ещё лучше - просто разрешить дело миром.
Хотя она смотрела на благополучно спасённую незнакомку с лёгким укором во взгляде, слова Кристин звучали мягко, совсем не агрессивно - так обычно журят детишек со смесью ласки и нравоучений, когда они налопаются сладких конфет до обеда, перебив аппетит. А закончив говорить, Лоран улыбнулась своей широкой дружелюбной улыбкой, превратившись в образец приветливого спокойствия и умиротворения - сложно теперь представить, что именно она несколько минут назад так гневно прикрикнула на гомофобов, да ещё врезала локтем тому, кто пытался её схватить.
- Всё в порядке. Не думаю, что мы в опасности, - она огляделась на всякий случай, - ты ведь не деньги у них украла. Не будут они так заморачиваться. И за бар не переживай - у нас ребята подкованные, ненавистников всегда хватает, к сожалению.
Пока девушка восстанавливала сбившееся дыхание, Крисси воспользовалась шансом как следует рассмотреть бедняжку. Внешность у той и правда была достаточно андрогинная, чтобы при плохом освещении спутать с женственным мальчиком.
- У них ведь остался твой парик! - запоздало осенило Кристин. Она огорчённо нахмурилась, но тут же вновь просияла улыбкой. - Хочешь, я отдам тебе парочку своих? Они мне всё равно больше не нужны. Только они у меня дома, придётся зайти. Заодно угощу тебя чаем - тебе, кажется, не помешает подкрепиться после такого приключения, а? - она подмигнула незнакомке, кивая в сторону аллеи.
Да, пригласить домой только что встреченного человека, накормить, напоить, что-нибудь подарить - вполне в духе Лоран. Что же в этом такого? Парики ей действительно больше не нужны, свои волосы давно отросли. А девушка не такая уж незнакомая - они ведь вместе пережили ту ещё авантюру! Знакомство - не более, чем просто формальность. Кстати, пора к ней прибегнуть: всё-таки удобнее знать, как друг к другу обращаться.
- Меня зовут Кристин, но можешь звать меня просто Крисси, - представилась добродушная спасительница, уводя будущую гостью за собой на дорогу, - а тебя?
***
Жилище Кристин не выглядело роскошным или богатым, потому что таковым не являлось. Квартирка была тесная и старенькая, в ней было мало мебели и пространства, зато много света и каких-то ненужных вещей и побрякушек - плакаты со  знаком хиппи и музыкальных групп той эпохи, флажки лгбт, парочка гирлянд из искусственных цветов, ловцы снов и прочие эзотерические штучки. Навстречу выбежал чёрный кот, который с радостным урчанием потёрся о ногу хозяйки и с осторожностью принюхался к гостье.
- Это Джаггер, - Крисси представила зверушку как полноправного члена семьи, - он очень ласковый, можешь его погладить, если хочешь. Он привык к гостям.
В подтверждение этих слов Джаггер, усвоив запах нового человека, доверчиво потёрся и о ногу Никиты, довольно вздымая хвост.
- Идём на кухню, я заварю чай. Ты предпочитаешь чёрный или зелёный? И как относишься к мяте?
Хозяйка провела Никиту в маленькую кухоньку, усадила на стул и подошла к аппарату, явившемуся в современный мир из машины времени, не иначе - старому магнитофону, работающему на кассетах. Настоящих плёночных кассетах!
- Музыка нам не помешает, да? - с улыбкой предложила Крисси, доставая обувную коробку, битком набитую этими самыми кассетами. - Выбирай, что поставим!
Коробка очутилась перед Никитой. Как и можно было ожидать, музыка тоже словно вернулась из прошлого - 60-е, 70-е, 80-е... хозяйка же занялась чайником.
- И что привело тебя в тот переулок? Чего эти парни от тебя изначально хотели? - поинтересовалась девушка, копаясь в заварочных пакетиках.

[NIC]Christine Laurent[/NIC] [AVA]https://s16.postimg.org/udcit4m11/image.jpg[/AVA] [LZ1]КРИСТИН ЛОРАН, 22y.o.
profession: барменша в гей-баре
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

+1

6

Шея инстинктивно пыталась вжаться в плечи, спрятав чумную головешку внутри панциря ребер и это, разумеется, никак не получалось. И почему люди не черепахи? В любом случае, если блондинка возжелала устыдить свою попутчицу, то вышло у нее это на ура – алый покусал лицо, залив его краской смущения, а голова налилась еще и поиском решения возникшей жажды, изъявленной, как запрос: "как научиться проваливаться сквозь землю, бесплатно и без СМС?". Ни внешний вид, ни звучание тембра незнакомки не спасало ситуации, ведь смысл Ник осознавала по-своему, не решаясь поднять взгляд, развеяв надуманную иллюзию, и не веря сейчас собственным ушам. Ведь не могли нравоучения иметь такую мягкую форму. – Я привыкла справляться сама и не хотела вовлекать непричастных людей. Трудности же мои, – голос звучал так робко и неуверенно, что невольно придавал сказанному позицию вопросительного предложения. Правда ли этого она добивалась? А было ли это возможно? Для нее или же в целом? Губы поджались, исказив рот в сплошную напряженную, стянутую линию. Да, девушка была права, но Нике, тем не менее, от этого еще сильнее не хотелось, чтобы все обернулось иначе и шанс, с последствиями вплоть до контактирования с полицией, стал бы осуществлен. «Если прознает отец... Если я стану еще большей проблемой...». Руки накрыли щеки, стиснув их, выдавая высокую степень встревоженности по тому, чего так и не произошло.
Все в порядке, – словно наперед зная случай в семье своей спутницы, произнесла кареглазая, обадривая и успокаивая ощетинившиеся размышления. Такие случайности были всегда приятны и кстати со стороны других. Клетка тела продолжала сжимать и разжимать свои костяные прутья, напитывая владельца кислородом и спокойствием, которое неожиданно подступило вместе с мыслью о том, что кто бы это ни был, но именно этот человек ее не бросит. И откуда такие ощущения? Зеленоглазая не понимала, но развеивать их тоже не желала.
Не переставая восстанавливать дыхание, уже спокойно сгорбатившись, уперев ладони в колени, облокачиваясь таким образом на саму себя, конопатая внезапно для себя обнаружила что начала улыбаться. Ее спасительница беспокоилась о парике. Том самым, который был безвозвратно – так ли это было на деле? – утерян в неравном недосражении с алкогольными прислужниками. Ни о себе, ни о том, что за ними могут в данный момент следовать, ни о клубе, в котором, как поняла Шельма, работала безымянная, а о вещи, никому не нужной и уже даже забытой. Позабытой всеми, кроме нее. Тихий смех сам собой обронился с уст: еле различимый – его легко перепутать даже с приглушенным кашлем.
Хочешь, я отдам тебе парочку своих? Они мне всё равно больше не нужны. Только они у меня дома, придётся зайти. Заодно угощу тебя чаем - тебе, кажется, не помешает подкрепиться после такого приключения, а? – Гитаристка кивнула, даже не задумываясь, все так же лучась и радостно щурясь, выпрямляясь и небрежно проходясь по одежде легкими касаниями, оправляя ее. Разве вероятна возможность наличия негативных целей в приглашении в гости у той, кто только что бежал с ней, сбивая подошву обуви и кружа поворот за поворотом? Нет. В это как-то не верилось. О таком даже не было желания размышлять. – Меня зовут Никита. Спасибо тебе, – ровняясь с Кристин, ныне стараясь подстроиться под шаг той, вымолвила рыжая, сунув большие пальцы в задние карманы джинс.

... х Х х …

Ник нерешительно переступила порог, входя в чужие владения, сразу же принимаясь любопытно шарить взглядом по пространству, изучая незнакомую местность. Захламленный различными вещами узкий коридор, полупустая вешалка, тумбочка, серия идентичных крючков – скорее всего туда Крис вешает ключи. Или, быть может, зонты? По крайней мере так делали в семье Никиты, в той, что отказалась от нее. Точнее, в той, что не смогла быть с ней. Но эта квартира не вызывала того дискомфорта, что таили в себе воспоминания о российской комнатушке: здесь не властвовал запах алкоголя, а на кухне не встречала пьяная мать с трясущимися конечностями, что вскоре всунет записку в ладонь и отправит за новой бутылкой в долг. Нет, это был совершенно другой мир, пусть и имеющий парочку совпадений с тем, что запечатлела память: в конце концов, нет ничего исключительного. Пальцы прошлись по стене, лаская шероховатый узор обоев: секундное желание отвлечься от размышлений, разрушив одну картинку калейдоскопа на другую, не более. Блондинка в этом тоже помогла, развеяв молчание и заговорив, представляя свою маленькую общину: она да кот. Джаггер, будто бы осознавая сказанное хозяйкой, потерся о штанину новоявленной гости, оставляя на той пару неприметных, темных волосков: не хуже, чем пропуск перед клубом. Черный, с горящими, словно драгоценные каменья глазами, сразу видно, кто властвует на данных территориях: он сразу приглянулась девчушке, уже было готовой подхватить животное, но... Кристи решила иначе, высказав предложение пойти к сердцу ее обиталища. Или правильнее будет – к желудку?
Я пью, все, что бесплатно, – немного подумав, с задержкой ответила гитаристка, присаживаясь на выделенное за столом место. – Так что мое отношение и к мяте будет... позитивным? – промолвить "безразличным" так и не удалось, это было бы несколько грубо, хоть и подобранная замена содержала в себе каплю лжи: Шельма действительно не было дела до вкусовых различий, которые она практически не ощущала. Что с мятой, что без – лишь бы не кипяток в кружке, разбавленный каким-бы не было порошкообразным, гранулированным или другим любым веществом. Кофе-чай-коктейль. Какое различие, если дают и не бьют? Перед лицом всплыла коробка, прерывая цепь шествующих дум, и рыжая потянулась к ее содержимому, доставая одну из кассет, полагаясь на волю случая и сразу же протягивая обратно владелице, чтобы, как она и говорила, музыка составила им компанию.
Крисси, включив магнитофон принялась хозяйничать. Похоже, гости были частыми элементами ее жизни.
«Мне следует предложить ей помощь?».
Я опрашивала людей, – приложив согнутый палец к подбородку, зажав его между большим и указательным, начала конопатая. – А им, как я поняла, захотелось дамочку в друзья, чтобы продолжить развлекательную программу и поднять ее на уровень-другой повыше. До этого все было хорошо. Да и не сказать, что произошедшее – плохо, – улыбка легла тенью на губы, стоило зеленоглазой кивнуть головой в знак согласия с самой собой. – А как ты там очутилась? Работаешь в том клубе? Или просто частый гость и потому знаешь больше?
Чайник, поставленный на плиту, тоненько засвистел: ни дать, ни взять, воистину дом, словно из прошлого. И как бы в нем смотрелись предметы будущего? Наверное, выбивались бы из общей картины, становясь лишним центром композиции. Хотя… Может это было в корне неверно и их сейчас не удавалось приметить именно потому, что они вжились в атмосферу пожелтевших страниц былого? – Ах, ты мне напомнила ведь. У тебя есть парень? Как вы познакомились? Какие черты считаешь в людях привлекательными во внешнем виде и в характере? – ручка, задранным хвостом возникла в одной руке, исписанный блокнот на пружине – стиснут в другой.
Много материала не бывает.

+1

7

Чайник зашуршал, выбрасывая в воздух клубы обжигающего пара, словно огнедышащий дракон. Кристин, успевшая раскидать заварку по чашкам, ловко добавила следом кипящей воды, и кухонька моментально наполнилась приятным ароматом свежей мяты.
- Вот сволочи! - она скрипнула зубами, вспомнив хулиганскую банду, с которой двум девицам пришлось устроить небольшие разборки. Ишь, развлеченьице себе устроили! Ох, как хорошо, что она проходила мимо...
- Со мной всё просто - я работаю в том клубе, ты угадала, - Крисси улыбнулась, ставя перед гостьей предназначенную ей порцию чая, и устроилась напротив со своей. Джаггер не замедлил запрыгнуть на колени хозяйке и принялся с беспардонным любопытством обнюхивать содержимое нагревшейся кружки, - уже несколько лет. Я переехала сюда из Техаса, и с работой мне поначалу было нелегко, вот я и устроилась барменом туда. Но я не жалею, я люблю свою работу, честно, - искренняя улыбка девушки не давала шансов усомниться в её честности.
Следующие вопросы, прозвучавшие из уст Никиты, несколько сбили Кристин с толку. Она не ожидала расспросов о своей личной жизни, да и не совсем понимала, почему новую знакомую так интересует этот аспект. Впрочем, когда та открыла блокнот, явно приготовившись что-то писать, Крисси сопоставила два и два.
- Ух ты, у тебя необычное исследование, оказывается, - она растерянно улыбнулась, скользя взглядом по поверхности столика и не зная, за что им зацепиться, - ты журналист или социолог? Или, может быть, психолог?
Глупо пытаться перевести тему - гостья всё ещё ждёт ответа, напомнила себе Кристин, и будет грубо лишать её необходимых данных.
- Хм, нет, парня у меня нет. Мне нелегко строить серьёзные отношения. Для таких как я это большая проблема даже в наш потрясающий толерантный век в столь замечательном месте как Калифорния, - ей ужасно не нравилось касаться темы своей трансгендерности и обсуждать какие-то её подробности, поэтому Лоран ответила максимально обтекаемо, не называя вещи своими именами. Может быть, Никита поймёт, а может, и нет. К тому же, Крисси ещё не знала, как сама гостья относится к трансгендерным людям, - а на внешность я, честно говоря, мало обращаю внимание. Если внешний вид человека и играет роль, то точно не главенствующую. Порой он сильно расходится с тем, что у тебя внутри, - уж кому, как не Кристин, это знать лучше других?
Она задумчиво почесала котика между ушами, постучала покрытым ярко-жёлтым лаком ногтем по ободку кружки.
- Что касается характера... даже не знаю, я могу ужиться с любым человеком. Наверное, - она тихо засмеялась, - ну, мне нравится, когда у людей хорошее чувство юмора и когда в них присутствует доля оптимизма. Могу сказать, что я очень не люблю жестокость и насилие, поэтому мне не нравятся черты характера, вызывающие их частое проявление. Вот как-то так... плохой из меня респондент, - Кристин улыбнулась, - надеюсь, я хоть немного тебе помогла. А для чего тебе это исследование нужно? Уж очень необычная тема. Ты ради этого опроса нарядилась в парик? Кстати! - девушка исчезла и через мгновение вернулась с ещё одной коробкой. - Вот здесь все мои парики. Можешь забрать, какие пригодятся, я ими уже не пользуюсь.
Теперь Джаггер перелез на колени к гостье и оттуда сунул любопытный влажный нос в коробку с париками.
[NIC]Christine Laurent[/NIC] [AVA]https://s16.postimg.org/udcit4m11/image.jpg[/AVA] [LZ1]КРИСТИН ЛОРАН, 22y.o.
profession: барменша в гей-баре
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

+1

8

Вот сволочи! – смешно морща нос, Никита наблюдала за новоиспеченной знакомой, подоткнув щеку ладонью с натянутым на нее повыше рукавом. Она сама ни разу так не считала, более чем привыкнув к схожим происшествиям в России. Только это были необязательно пьяные. И в основном не русские. А еще на машине и свистящие вслед... Вот если сказать, это, то, наверное, разговор затянется о том, что, мол: водка, балалайка, медведи? Но рыжая все же бездействовала – спорить ничуть не хотелось – то ли харизма Крисс подавляла, то ли где-то глубоко в душе чувство солидарности поддерживало это ругательство. Наверное, всего понемногу.
Чашка, кошка, сама владелица квартиры, все это постепенно возникало напротив, как будто бы по щелчку пальцев: девушка бойко расправлялась с мелкими заботами гостеприимства, попутно отвечая. Ответы вызывали новоявленную пачку вопросов: «Почему ты переехала в Сакраменто?», «Тяжело работать барменом?», «За что ты любишь свою работу?». Нет, конопатую ни разу не интересовало почему заведение для людей нетрадиционной ориентации и как туда взяли женщину – скорее, были более любопытны истоки данности, которые не угодно теребить настойчивыми расспросами – каждый всегда рассказывает столько, насколько может или хочет подпустить к себе человека. Ник и не спрашивала. Просто молчала, пока не сообразила про личные скелеты в шкафу.
У тебя есть парень? Как вы познакомились? – улыбка невольно натянулась на уста, стоило осознать, что от одной потаенной крайности одну назойливую персону-приключение кидает в другую.
«Чего и следовало ожидать». Кристин, видимо тоже испытав неловкость, попыталась полюбопытствовать в ответ или же отшутиться: наверное, тут тоже было два в одном. Персты рассеянно заскользили по виску и нырнули за ухо, оправляя короткие кудри. И откуда такое маниакальное желание оправить волосы?
Хм, нет, парня у меня нет, – вязь букв растянулась на расчерченном листе, выводя синим на белом чужие фразы, медленно срываясь в небрежный набросок. Нерешительные мазки взора бегали по лицу собеседницы, рукам, плечам, подмечая общие и отличительные детали. И все же здесь было что-то не так: слишком нетипичное сложение для особи ее гендера – широкие плечи, шея, трапециевидные мышцы, запястья, пальцы... Взгляд задержался на ключицах, дабы развеять возникающие иллюзию. Или то были не просто фантазии разыгравшегося вдохновения и намеченных планов? Ведь она и зарисовывала для комикса нового персонажа мужского пола... Черновик подходил к своему завершению: сегодня было получено много материала. – А для чего тебе это исследование нужно?
Я, – Крис поспешила за коробкой с искусственной шевелюрой, спохватившись и вспомнив о начале пути их знакомства. Голос сорвался на шепот, предназначенный только для себя. – Пишу истории?
Вот здесь все мои парики. – коробка потеснила кружку с чаем, заняв почетно местечко на мебели и удостоившись внимания кота, перекочевавшего на другие колени – не по своей воле, а по прихоти любопытства и петляний кормилицы, разумеется. Загребущая пятерня прошлась вдоль шерсти, оглаживая животное, пока то старалось по лишь понятным ему инстинктам завоевать вместилище прядей и сеток, усевшись в него. Глаза нерасторопно пробежались по кареглазой, изучая тщательнее.
У тебя длинные ноги, завидую, – улыбнувшись, закрывая блокнот, проговорила Шельма, аккуратно пересаживая ушастого на свое сиденье, вставая из-за стола, оставляя на его поверхности свою канцелярию. – Я позвоню и сообщу, где я нахожусь, если ты не возражаешь? У меня тут пропущенный просто, – навигатор уже мелькал на экране телефона, открывая для мелкой секрет ее нынешнего местонахождения. Не спеша кивнув зачем-то, гитаристка осторожно вышла вначале из кухни, а потом закрылась и в туалете. На мобильнике торопливо набирался текст сообщения: «Макс, похоже, меня пытаются изнасиловать или что-то в этом роде! Он спас меня от каких-то алкашей, но наряжен в женскую одежду, да и выглядит так, что ни узнать – если бы не знала мельком анатомию... Еще и в дом свой привел! А вдруг он это все подстроил? Я ведь на одном месте стояла достаточно долго! Забери, меня, пожалуйста, я сейчас прибываю по адресу Х Х Х. Сможешь забрать меня или мне сразу в полицию звонить?..».
Вот так, собственно, и появляются близкие фаянсовые друзья, не только во время интоксикации алкоголем или еще чем-нибудь, как вы могли подумать. Истинные соратники врываются в твою жизнь в час нужды и опасности.
«Ну, почти всегда»: вспоминая, что ее спасительница именно тот случай, поправила сама себя веснушка, причмокивая губами.
В дверь постучали, вынуждая напрячься и душой, и телом: Крис интересовалась все ли в порядке. Но как и что может быть в норме с разумным, который подозревает другого в довольно темных делишках и именно потому заперся в уборной комнате, ища спасения в подобном уединении? И что вообще лучше ответить? Истину, надеясь, что то окажется неправдой?
«А если это правда?». Иви жадно сглотнула, утирая покрывшийся испариной лоб – по крайней мере создавалось впечатление, что тот вспотел. Вот тебе и финита ля фи комедия...
«А что отвечать-то?!».

+1

9

Несмотря на то, что Кристин притащила коробку с париками, желая помочь несчастной гостье, чей реквизит остался в руках у банды уличных хулиганов, заинтересовался париками скорее Джаггер - по-кошачьи любопытное создание, он тут же залез в коробку передними лапами, обнюхивая содержимое. Никита же с поразительной скоростью убежала в коридор кому-то звонить - наверное, вспомнила о каких-то важных делах.
- Конечно, говори спокойно, не торопись, - заверила её хозяйка, улыбаясь девушке вслед, - если тебя ждут дома, я могу вызвать такси, - Крисси была бы рада сама подбросить новую знакомую до нужного места, но у неё не имелось личной машины, хоть она и сдала на права. Пока не по карману, да и Бог с ней, пешком ходить гораздо полезнее! А для таких вот непредвиденных случаев существует служба такси.
Значит, Никита вовсе не социолог, а писательница! Ничего себе! Интересно, зачем ей нужны данные столь необычного опроса?
Видимо, Джаггер тоже задался этим вопросом - пушистый зверёк теперь обнюхивал чужую вещь, тот самый блокнот, в котором гостья записывала собранную информацию.
- Фу, Джаггер, не трожь, - Кристин попыталась отогнать чересчур любознательное животное прочь, - нельзя! Это чужое!
Кот недовольно мяукнул и спрыгнул со стола, сваливая за собой многострадальный блокнот - то ли случайно, неудачно рассчитав траекторию прыжка, то ли нарочно, из кошачьей вредности.
Хозяйка со вздохом наклонилась за упавшей вещицей. Удивительное дело, книжица раскрылась от удара на последнем исписанном месте - наверное, Никита плохо её закрыла - и Крисси замерла в недоумении, встретив лицом к лицу собственный портрет, глядящий на неё с бумажной поверхности.
Это и правда была она, вне всяких сомнений! Никита оказалась не просто ответственной писательницей, но и талантливой художницей - несмотря на стилизацию под что-то вроде комиксов и небрежность наброска, ей удалось передать поразительное сходство черт лица. Кроме одного странного недочёта, который бросался в глаза при первом же взгляде на рисунок: Кристин была изображена... мужчиной? Ну, не совсем уж прям мужчиной - молодым парнем далеко не брутального вида, но ошибиться невозможно. В блокноте дразняще красовался портрет парня с чертами Кристин - парня, того самого Кристофера, которого Кристин уже давно убила в себе. Убила, потому что никогда им не была! Потому что природа посмеялась над ней, заперев в чужом теле, как птицу в тесной неуютной клетке - а теперь та же насмешка смотрела на неё с бумажной страницы, рождённая пером девицы, с которой они познакомились пару часов назад!
- Что это... что же это... - как и всегда в подобных ситуациях, разум тут же отказал трансгендерной девушке. Паника, чудовищная паника захлестнула её с головой, все пережитые эмоции - обида и отчаяние отвергнутой, которую ей приходилось так часто испытывать, отвергнутой всеми - любовниками, кое-какими знакомыми, даже родной семьёй - всколыхнулись в ней, как разрушительная волна цунами, не знающая преград, уничтожающая всё на своём пути и грозящая вконец уничтожить психическое здоровье Кристин. Воспоминания, как призраки прошлого, восстали из своих могил перед её глазами: первые попытки жить в образе девушки, последовавшая вскоре попытка самоубийства, больничные палаты, ничего не понимающие родители... Как она надеялась, что переехав в Калифорнию, сменив документы, она заживёт той самой жизнью, о которой всегда мечтала! И она жила, и даже, пожалуй, была счастлива - у неё даже хватало сил делать счастливыми других... но прошлое не отставало, оно лишь затаивалось, как изголодавшийся хищник в кустах, и нападало, кусалось, напоминало о себе, будто бы одного взгляда в зеркало на своё обнажённое тело не хватало!..
Крисси отшатнулась от блокнота, попятилась через всю кухню, пока не наткнулась на плиту - к счастью, остывшую. Тяжело дыша, она сверлила насмерть испуганными глазами злосчастную страницу, будто та превратилась в ядовитую змею и собиралась вот-вот наброситься - впрочем, змей Кристин, бывшая жительница техасской глубинки, не боялась, а вот рисунка, неосторожно сделанного Никитой... Как же она догадалась? Неужели Кристин, несмотря на все свои усилия и медицинскую помощь, всё ещё настолько походила на мужчину, что её можно было раскусить всего за несколько минут?..
К счастью, Джаггер помог любимой хозяйке, устыдившись своего поступка и последствий, которые он вызвал: подбежав к блокноту, умный зверь тыкнул лапой страницы, перевернув несколько. Кошмар девушки исчез, сменившись какими-то другими набросками.
- О Господи, - выдохнула Крисси, очнувшись, словно вышла из гипнотического транса. Она издала странный звук - не то икнула, не то всхлипнула. Джаггер успокаивающе потёрся о ноги хозяйки - длинные, как заметила гостья.
Гостья! Кристин пришла в себя достаточно, чтобы начать потихоньку соображать. Она не хотела, чтобы Никита, вернувшись, застала её в таком лихорадочном возбуждении, с наверняка покрасневшими от сдерживаемых слёз глазами. Кстати, что-то она долго не возвращается... подняв чужую вещь и устроив её на столе, откуда она так неудачно упала, Кристин рискнула высунуться в коридор, прислушалась. Тишина - не было слышно женского голоса, не было слышно вообще каких-либо признаков жизни. Здесь никого не было. Хм, вот это уже странно. Куда Никита подевалась? Всё ли с ней в порядке?
Крисси насторожилась, моментально отодвинув собственные страдания на задний план. Квартирка у неё крошечная - уж точно не те хоромы, в каких можно заблудиться или потеряться. Быть может, Никита зашла в туалет? Догадливая хозяйка уставилась на дверь, увидев подтверждение своей догадки: створка плотно прилегала к косяку, намекая на запертый замок, а над полом сияла тонкая полосочка света. Однако и из этой деликатной комнаты не доносилось никаких звуков.
Несколько секунд Кристин в раздумьях смотрела на дверь. Не вламываться же к человеку в туалет? Мало ли, какая может быть ситуация... но в том и дело. Мало ли! Вдруг Никите стало плохо? Вдруг она упала в обморок? Вдруг она чем-то больна, и недавняя пробежка вкупе с нервным потрясением спровоцировали приступ? Надо перестраховаться - пусть лучше Крисси покажется глупой или бесцеремонной, чем упустит драгоценное время!
- Солнце, ты в порядке? - девушка осторожно постучала, изо всех сил прислушиваясь. - Ответь мне, пожалуйста!
Тишина. По спине Кристин прошёл лёгкий холодок.
- Солнце! Слышишь меня? - она повысила голос, машинально дёрнула ручку. - Ты цела? Ответь мне, Никита, честное слово, ты меня пугаешь!
Пожалуй, все шансы на то, что бедняжка в сознании, были исчерпаны. Кристин надеялась, что ситуация не настолько серьёзная - может быть, гостья, незнакомая с местным замком, случайно закрылась и теперь не может выйти? Или же кто-то, кому она звонила, сказал ей плохие или неприятные вещи, и та теперь плачет? Но в обоих случаях Никита всё же отозвалась бы.
Кристин быстро начала соображать - она не теряла голову в экстраординарных ситуациях, особенно если другим людям требовалась срочная помощь. Ей уже приходилось вытаскивать из туалета перебравших друзей, которые умудрялись так запереться, что не справлялись с замком при попытке выйти обратно. Молниеносно метнувшись на кухню, она схватила нож, вернулась к преграде и подцепила лезвием задвижку, отпирая дверь. Нож тут же отбросила подальше, чтобы не мешался в радиусе пары метров - главным образом, конечно, чтобы Никита не поранилась - и распахнула створку.
Глаза горе-спасательницы едва не вылезли из орбит, а брови взметнулись к волосам - она ожидала увидеть скрюченное на полу бессознательное тело, а увидела вполне себе живую и невредимую девушку, судя по её выражению лица, удивлённую и перепуганную не менее самой хозяйки - ещё бы! Испугаешься тут, когда к тебе врываются в туалет!
- Уф, солнце, - Кристин улыбнулась, не сдержав такого глубокого вздоха облегчения, что сдула парочку взлохмаченных прядей со своего лица, - ну ты меня и напугала... я решила, что тебе стало плохо, вот и... ты чего же мне не отвечала? Эй, с тобой всё порядке?

[NIC]Christine Laurent[/NIC] [AVA]https://s16.postimg.org/udcit4m11/image.jpg[/AVA] [LZ1]КРИСТИН ЛОРАН, 22y.o.
profession: барменша в гей-баре
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

+1

10

Тихий, быстрый стук в дверь. «Тук-тук-тук»: так же встревоженно билось в клетке костей сейчас сердце Никиты, готовое утихнуть в любой момент, как случилось это с ударами о древесину рукой Крис. Задрожала ручка, проворачиваясь в противоположные направления: дрожала и сама рыжая, не замечая этого, ошалело уставившись на единственную преграду, разделяющую ее и обидчика. Да, именно обидчика. Зачем, в противном случае, Кристин было приводить ее в свою квартиру? Это было необычно. Если помощь девушка принимала от кого угодно, то последовавшие после сцены, такие, как зазывание в гости в уединенное гнездышко, вызывали много подозрений. В конце концов, часто вас приглашают к себе после странной потасовки переодетые мужчины? У Шельма, по крайней мере, это был первый инцидент такого рода, а потому довериться можно было лишь собственным чувствам, горланящих не пуще "спасительницы", только вот они молвили о том, что нужно бежать. Только куда? Как? Выбрав дамскую комнату, конопатая сама угодила в капкан. Ни окон. Ни других выходов. По ту же сторону имеющегося – поджидала она. Вернее, он: тот, кто вызвал этот калейдоскоп возводящихся и вновь рушащихся эмоций, нахлестывающих друг на дружку и оглушающих, сосредотачивая все вокруг взбеленившегося сердцебиения.
А вдруг серийный убийца? Если припоминать лекции, то много таковых внушали ощущение защиты и доверия, а радужный порождал подобных впечатлений с избытком. Приветливый, улыбчивый и, если не приглядываться, – того же пола. Как можно что-то заподозрить в простом приглашении отдышаться и прочувствовать надвигающуюся угрозу после таких событий?
Да. Это было похоже на истину.
Мелкая попыталась сглотнуть вставший комок игл в глотке. Зрачки сузились до скромных точек.
Хлопок! Рукоять звучно чмокнула стенку: скорее всего останутся следы-вмятины и на стене, и на металлическом стане атакующей.
Все произошло как-то внезапно. Мгновения нагнетающей тишины и... Он уже ворвался. Ник видела лезвие ножа. Видела, как барьер медленно, осязаемо тает вместе с приподнимающейся задвижкой, крошащей ее иллюзорный щит. Видела все, но не могла сдвинуться с места, пораженная страхом: о, этот монстр не скромничал и накинул гитаристке на плечи плащ оцепенения сразу, сойдясь ожерельем клыков на шее. Ох... Это было молниеносно и бесконечно долго.
«И так закончится моя жизнь..?».
Я... – ноги подкашивались, но отступать и так было некуда – спина уже давно вжалась в вертикальную поверхность, прильнув всем существом к узорчатой плитке, позволяя забиться в угол в прямом значении этой фразы. – Я... – слезы накрапывали, застилая и без того пустой, подслеповатый взгляд, заставляя тушь потечь, а ресницы слипнуться в пучки: их было не остановить, они секли лицо натрое, влажно поблескивая в искусственном свете. Мысли неслись встречными порывами, врезаясь, сплетаясь клубками змей и тут же обращаясь в ничто. Впервые было так, что зеленоглазая размышляла обо всем сразу и не думала ни о чем одновременно. – Я никому не расскажу, – голос не узнать, это и назвать-то им сложно было – комбинация хрипов, всхлипов и стонов. – Ничего не расскажу, правда.
На экране высвечивалась красная трубка: звонок завершился.
... х Х х …
Взгляд жадно впивался в поверхность пола, буравя его в ожидании. Понурые плечи, сутулая спина, опущенная голова – это свободно узнаваемые клейма стыда, легшие неестественно легко на стан Никиты после того, как пазл собрался воедино, явив истину. Было невыносимо неловко...
В коридоре, словно стараясь устыдить девушку лишь еще сильнее, раздавались тихие отклики разговора Кристин с полицейскими, мягкий шелест бумаги – кажется, она им показывала подтверждающие ее слова документы – и, в завершении, щелчок закрывающейся двери. Блюстители порядка прибыли буквально сразу на место "преступления" – похоже, недалеко располагался участок – но и не менее молниеносно, как и сама мелкая, приняли поражение. И нужно же было так сглупить?
«Вначале делаю, потом думаю, да..?».
Отзвуки передвижения Крис табуном мурашек скакал вдоль позвоночника, вынуждая затаить дыхание. Три. Пять. Всего восемь шагов ей понадобилось для того, чтобы попасть на кухню: ноги были действительно длинными.
Прости, я об этом даже не подумала, – не отрывая взора от своих носок пролепетала Шельма поджимая уста. Нет, ну а кто бы смог додуматься до такого поворота судьбы? Веснушка, выросшая в России, полноценно впитав острые, немногочисленные грани менталитета своей страны, даже не могла и задуматься о таком исходе, не то что поставить его в ряд предполагаемых вариаций. И если существование в целом транссексуалов ее не особо удивляло, то вот так вот столкнуться с одним "из" самой ноздря к ноздре, да еще и быть спасенной после – было за чертой реального и осуществимого в понимании гитаристки. Хотя сейчас, если вдуматься о точке их соприкосновения... Гей-бар, парики, нетипичная внешность, возможная помощь от старожила заведения и не поверхностные знания происходящего и возможностей верзил – все становилось так просто и логично, однако... – Мне правда жаль... Там, где я выросла попросту такого нет. Ну... Может и есть, но об этом никто не говорит. – зубы привычно пронзают нижнюю губу.
Да, отрезвляющая боль будет в данный момент лучшим союзником.

+1

11

Не хочешь себе зла - не делай людям добра. Существует такая поговорка, но Кристин всегда была с ней в корне не согласна. Даже сегодняшний случай не поколебал убеждения миролюбивой девушки, хотя ситуация, прямо скажем, вышла весьма досадная. Прокручивая в голове события вечера, Крисси недоумевала, почему её действия показались Никите столь подозрительными. Что же странного в том, что она предложила перепуганной девчонке, буквально вырванной из лап каких-то уличных уродов, перевести дух и напиться горячего чая - он же успокаивает? А ещё она обещала подарить Никите парик - старый-то реквизит пропал в тёмной безвестности улиц. И потом, гостья откликнулась на приглашение! Кристин не тащила девушку силой, ничем не дала повод подозревать себя в каких-либо бесчестных намерениях... и тем не менее, ей приходилось сейчас разбираться с полицейскими, которые топтались в дверях, с недоумением почёсывая затылки.
- Ну, раз ни у кого никаких претензий нет... - протянул мужчина, крутя в руках оба паспорта Лоран: новый и старый, - мы поедем, наверное. У нас хватает работы - настоящей работы. До свидания, берегите себя, мистер... простите Бога ради, мисс Лоран!
Полицейский протянул документы Кристин, заискивающе улыбаясь. Ещё бы! В наш чудесный век толерантности полиция Калифорнии опасается иметь дело с ЛГБТ: ляпнешь что-нибудь не то, ну вот как сейчас, так и иск в суд схлопотать можно.
- Всё в порядке, - с трудом выдавила Крисси, - до свидания, господа полицейские. Ещё раз извините за недоразумение. Хорошего вам дня.
С облегчением повернув замок, девушка спрятала один из паспортов обратно в сумку, а другой - в тайное местечко, где хранила старые документы на всякий случай - вот как раз вроде того, что случилось сегодня. Шумно выдохнув, она поспешила вернуться на кухню, где временно оставила гостью в обществе одного лишь кота и наполовину опустевших чайных чашек.
Казалось, Никита пыталась просверлить глазами дырку в полу, чтобы провалиться в неё сквозь землю.
- В жизни всякое бывает, - Крисси постаралась улыбнуться, но улыбка вышла нервной; у неё мелко дрожали руки и дёргался глаз. - Не бери в голову. Считай, это было маленькое приключение, ха-ха - ну и вечерок выдался, а?
Хозяйка ничуть не злилась на несообразительную девицу. Никита не хотела никому причинять вред, это было очевидно; глупышка перепугалась, всё ещё взвинченная после уличной атаки, а на эмоциях человек способен выкинуть много чего... Однако Кристин пришлось пережить несколько крайне неприятных моментов, заставивших её изрядно понервничать. Она распахнула дверцы шкафчика, служившего ей баром - ассортимент напитков внутри не отличался большим разнообразием, с рабочим местом не сравнится, но кое-какие запасы у девушки имелись. Поколебавшись, Крисси вытащила на свет одну из бутылок - сейчас ей требовалось что-нибудь покрепче чая.
- Может, хочешь чего-нибудь выпить? - она улыбнулась Никите, кивая на содержимое шкафчика. - Я же работаю барменом, помнишь? Могу намешать что-нибудь вкусное.
Себе техасская девица налила виски и опрокинула его в себя, не жмурясь. Нет, пьяницей она не была, но и не падала навзничь после одного бокала вина.
Никита наконец осмелилась оторвать глаза от пола. Её зарёванное лицо пришлось ополоснуть водой, унёсшей с собой остатки всякой косметики, и теперь гостья и правда казалась похожей на мальчишку - самую малость.
- Интересная у тебя внешность, - задумчиво улыбнулась Кристин, скользя внимательным взглядом по очертаниям чужого лица, - ты часто красишься? Мне кажется, я знаю макияж, который идеально тебе подойдёт. Давай-ка немного порисуем, это очень успокаивающее занятие! Согласна?
Едва дождавшись ответа, Крисси приволокла здоровенную косметичку, больше похожую на переносной чемоданчик гримёра.
- Только помоги мне немного с цветовой гаммой, солнце; у меня не очень хорошо со зрением, цвета путаю. Выбирай, что возьмём за основу? У меня тут много всего!
[NIC]Christine Laurent[/NIC] [AVA]https://s16.postimg.org/udcit4m11/image.jpg[/AVA] [LZ1]КРИСТИН ЛОРАН, 22y.o.
profession: барменша в гей-баре
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » The dust of the dead words