Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » "-Согласны ли Вы?" "-А-а-а, еще бы."


"-Согласны ли Вы?" "-А-а-а, еще бы."

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

СТОКТОН (К ЮГУ ОТ САКРАМЕНТО), САН-ХОАКИН, КАЛИФОРНИЯ | 02.12.2016 | ПОЗДНИЙ ЧАС

Сабрина Монтанелли and Адам Шепард
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

"And they lived happily ever after", черный экран, титры. Стоп. Это уже другая история.

+1

2

В жизни не все бывает гладко. Опыт подсказывает, что если сейчас идет затишье, то обязательно наступит какой- нибудь пиздец. Он обычно подкрадывается незаметно. Этот пушной зверек. Это утро ничем не отличалось от других. Подъем. Завтрак. Кофе. Правда уже в другом городе. И не дома, а в придорожном хостеле. Номер забит чемоданами. Тремя. С какой- то ерундой. Это я так на один день собралась уехать. Ага. А как еще иначе должна собираться девушка? Все самое необходимое. Все при себе. Об этой поездке никто из членов семьи не знал. На день. Всего один. И обратно. Потом в следующий город. Перед открытием ломбарда накопилась уйма дел, которые предстояло решить. Я совсем забыла про заказчиков и других клиентов. А мне еще и новую команду связных надо собирать. Расширять территорию видимости. Надоел этот сайт. (Хотя от него и польза была. Анонимность -наше все. Да и невидимость от служб высших. За что мы неустанно благодарим наших хакеров.) Но мне надоели косяки в работе. Я устала от толп наркоманов, которые вечно все путают. Мне нужны адекватные люди.
Мэвис мне скинул парочку пропащих контактов. Один из которых находился в Сан- Хоакине. Контакт без фото. Контакт без возраста. Мистер разорившийся Доу. Надо продумать новые способы. Сделать план. Почему- то я нервничаю. И мысль о предстоящей встречи с новым связным меня пугает. Слегка. Раньше с братом работать было проще. Но нет же. Мы пытаемся доказать свою самостоятельность. Мы пытаемся друг другу утереть нос. Моя фишка в работе: гарантированная анонимность. Прозрачность. Такая прозрачность, чтобы органы правопорядка не смогли докопаться.
Пробежка. Как способ успокоить нервы.  Здоровый образ жизни перед принятием вредного никто не отменял. Душ. Чтение какой-то ерунды на ночь. Обед. Кофе. Такси. Бар. Прям хоку получается какое- то. Ночь. Улица. Бар. Коньяк. Текила. Виски. Если интерпретировать точнее известное стихотворение.
Я сижу в самом дальнем углу. В том, куда меньше всего падает освещение. В том, где официанта фиг докричишься. И это к лучшему. Один коктейль.
Я приехала на полчаса раньше. Местный бар малопримечательный. Мало народа. Дешевая выпивка. Наверняка или паленая, или разбавленная. Иначе как объяснить такой низкий ценник?
-Ты хоть скажи мне, как он выглядит? Как я его узнаю?- Мобильная скайп конференция с Мэвисом. Он где-то тоже пытается найти кого-то. Я рада, что после того благотворительного вечера, мы с ним решили объединиться по части бизнеса. У меня просто нет времени на все. Благодаря своему мажорному образу жизни, он вертится в тех кругах, где молодые птенчики, которые пытаются делать первые шаги в бизнесе, проваливаются. Им голову кружат деньги и золотая ложка в зубах. Ложка, которую они не умеют правильно удержать. Ложка падает. Деньги быстро смываются в унитазе очередного клуба или стрингах стриптизерши. А долги остаются. Бизнес летит к черту. Доверие родителей подшатывается. И единственный выход - это продажа ценного имущества. Да так продать, чтобы не заметили пропажи. Где бы еще  ювелиров толковых найти?
-Я сам не знаю...-Он дальше что-то говорит.  Чем дольше тут сижу, тем больше народа приходит. Шумно становится. Я почти его не слышу. А за мной сейчас еще и столик заняли. Компания. Уже подвыпившие.
-Подожди. Я тебя плохо слышу. Сейчас перейду в другое место. -Достаю несколько купюр. Кидаю их на стол. освобождаю место. Беру вещи. И с мобильником  двигаюсь в сторону туалета. В том закоулке тише. По пути чуть не падаю на парня, когда спотыкаюсь о какой-то косяк. -извините.
Не поднимаю головы и не смотрю. Отхожу в сторону. Около туалета очередь. Встаю в самом конце.
-То есть как это ты не знаешь? А как его должна узнать я?- Кто-то пытается пролезть без очереди. Снова толкают. Отхожу в сторону. Мне особо туда не хотелось. Мне хотелось только поменьше шума. А за мной уже снова толпа.
-Ты там где? Откуда столько народа?-Он видит, что происходит сзади. А я закатываю глаза. Сейчас начнет отходить от темы и подкалывать.- Я его видел один раз. И то после бутылки отборного Джека. Эй. Саби. Кажется, я одного из чуваков сзади, где- то видел.И это ты меня с ним знакомила. Я оборачиваюсь назад. Но никого не вижу знакомого. Того, про которого говорил Мэвис.
-Я никого не вижу..

+1

3

Тяжелый сигаретный дым, повисший в воздухе, смешанный с запахом спиртного и пота, кажется мне после стольких месяцев заточения практически глотком свободы. Я вхожу в незнакомый мне и не вызывающий доверия бар, как в дом к старому другу, и расплываюсь в широкой улыбке. Единственная более или менее приличная рубашка и брюки, которые я отрыл на самом дне своей сумки, смотрятся даже очень неплохо на фоне местной публике. Я прибыл в Стоктон несколькими месяцами ранее с одной дорожной сумкой и обосновался в невзрачной и полузаброшенной квартире, которую мне подогнал Майк - один из моих ребят и, пожалуй, самый преданный и надежный человек. Город славился своей не самой лучшей репутацией и пугающим уровнем преступности, упоминаясь чуть ли не в каждой второй криминальной сводке США. Мне это лишь играло на руку. Из дома я все не высовывался, зато даже если кому из старых друзей и взбрело бы начать меня искать, то при здешних порядках они бы лишь нажили себе проблем. Через связных я вышел Стоктоне на заинтересованных посредников, которые за определенный процент перегнали несколько тачек в другой конец Штатов. Единственные автомобили, которые пережили встречу с Монтанелли, и то лишь потому, что стояли в моем личном гараже. Я смог расплатиться с долгами, и клиенты, хоть и грозились прострелить мне голову (не привыкать), но вроде бы как даже остались довольны.
Дни тянулись бесконечной чередой. Я вынашивал, готовил, смаковал план мести и лишь чудом не слетел с катушек, то срываясь время от времени в приступы агрессии, то вливая в себя литрами алкоголь. Чертова семейка сделала мне слишком много говна, разрушив абсолютно все, что я собственными руками, потом, чужой и своей кровью отстраивал годами. Я до сих пор помню звук разбивающегося стекла, проломленный капот и хруст собственных костей под ударами Лео. Беспомощность и растоптанная вместе с моей физиономией гордость осели обидой, горьким послевкусием и практически маниакальным желанием уничтожить всю семейку, одного за другим, сравнять с землей и дать попробовать на вкус чернозем с привкусом навоза. И я планировал я отнюдь не убийство. Можно лишить людей куда более важных для них вещей. А мертвому-то что? Уже так и так все равно. Я же собирался шаг за шагом разрушить все их сферы влияния и, что еще более важно для итальянцев, семейные отношения.
Сегодня мой последний день в Стоктоне. Я бы уехал еще утром, но встреча с посредником перенеслась на более позднее время из-за полицейского рейда. Как ни крути, но здесь я успел наработать неплохие контакты, терять которые было бы крайне нежелательно. И перед моим эпичным возвращением в родной Сакраменто я хотел уладить еще несколько вопросов по поводу будущего сотрудничества и следующей поставки автомобилей. Заодно меня интересовала обстановка на черном рынке, а антиквариат, как мне было известно, крутился в Стоктоне с завидным успехом.
-Виски, что-нибудь подороже и получше, - я уселся за барную стойку, осматривая посетителей и выискивая глазами нужного человека.
Молодой парень показал бутылку с незнакомым мне названием и какой-то явно левой этикеткой, прокомментировав, что это самое лучшее в ассортименте. Какой контингент - такое и предложение. Кажется, весь город состоял из подпольной торговли, противозаконных товаров и нелегальной деятельности. Параноик во мне медленно начинал давать о себе знать. Привыкнув к тишине четырех стен, я снова чувствовал себя незащищенным в толпе, где в любой момент может оказаться кто-то из моих старых знакомых. На всякий случай я перепроверил ствол под рубашкой и залпом опустошил то, что бармен налил мне в пыльный граненный стакан. На вкус напоминало мочу со спиртом, но хоть немного сняло напряжение. Мне не нравилось, что Свэн опаздывал, и в голову закрадывались не очень приятные мысли, что у того либо возникли проблемы с копами, либо со "своими". Мне не нужно было ни первое, ни второе. Как рискни тот хоть где-то рявкнуть мое имя, то ему за решеткой придется совсем не сладко. Звонить из шумного бара было бессмысленной, поэтому пришлось уйти в дальний конец заведения, к туалетным комнатам и исписанным неприличными надписями стенам. В темных углах тусовались смутные ребята, которые, кажется, уже чем-то обдолбались. Или вовсе не выходили из этого состояния. Я набрал Свэна на экране левого телефона с одноразовой симкой, но через пять гудков женский голос сообщил о том, что абонент недоступен, и я могу оставить голосовое сообщение. Я сбросил вызов, а на экране появилось оповещение о новом смс. Свэн отписал, что будет через неделю в Сакраменто, и после сегодняшнего рейда половину повязали, но это ничего страшного, так как все равно почти всех всегда отпускают.
-Не город, а отделение психиатрии, - я лишь покачал головой, думая, куда мне сунуться сегодня.
Возможность нажраться до поросячьего виска привлекала как никогда. Решив, что у бармена наверняка есть такой же подпольный, но более качественный алкоголь, я направляюсь назад в зал. По дороге меня чуть не сносит с ног девушка, и я хоть и не поднимаю на нее глаз, но ловлю себя на мысли, что я ее знаю. Голос, аромат духов, я на секунду прикрываю глаза, пытаясь уловить воспоминания, но тщетно. Чертово дежавю. Либо это развивающаяся паранойя, либо какая-то там ментальная связь (хотя нет... упаси господи с ней-то), либо у меня уже был наработан цепкий взгляд и повышенная внимательность, но, обернувшись, я узнаю в той девушке Сабрину Монтанелли собственной персоной.
Первая реакция - схватиться за пистолет и обыскать весь бар на наличие остальных Монтанелли. Но я заставляю себя лишь крепче сжать кулаки и досчитать до десяти, представляя, как Сабрина будет со смехом рассказывать дома картину бегающего в поисках Лео и Гвидо Шепарда. Кажется, я одичал за эти месяцы. Я присматриваюсь к девушке, она выглядит так, будто сама кого-то ждет или ищет. Что она забыла в такой глуши, как Стоктон, непонятно. Но вряд ли бы ее послали следить за мной - не лучший кандидат на эту роль. Да и я думаю, что интерес ко мне поутих, пока не рыпаюсь и жить никому не мешаю. У Монтанелли небось теперь вон сколько пространства для деятельности. На кой черт меня-то искать.
Я возвращаюсь к барной стойке и все-таки осторожно осматриваюсь, нет ли где какой-то подтасовки. Впрочем, все соответствует месту и времени. Подвыпившие мужики, полуобнаженные бабы, малолетки в надежде подцепить кого-то с кошельком потолще, юные наркоторговцы незаметно толкают дурь, по углам за столиками народ посолидней - уже не планктон. Я заказываю у бармена коктейль, отсчитывая ему раз в пять больше стоимости. Тот понимает намек и берет напитки из-под барной стойки - явно для клиентуры получше, на что я лишь хмыкаю, понимая, что был прав, когда думал, что дешевое пойло у них на обывателя, у которого лишней десятки даже сверху нет.
-Эй, сладкая, иди сюда, - я подзываю официантку и расплываюсь в самой очаровательной улыбке из серии "я весь такой из себя секс-гигант, да еще и при деньгах" - девочкам ее класса это нравится. -Отнеси-ка этот коктейль вон той юной мисс с телефоном в руке. Да-да, ей. И скажи, что старый друг по ней очень скучал. А это тебе в знак маленькой благодарности... Куда...? Оу, понял.
Я просовываю несколько смятых купюр в декольте блузки и наблюдаю за тем, как официантка направляется в сторону Саб. Половина работы сделана, теперь остается ждать, когда Монтанелли сама меня отыщет. Думаю, нам есть о чем с ней поговорить.
Себе я заказываю еще одну порцию выпивки, получая теперь уже очень даже неплохой виски, прикуриваю и, придерживая на всякий случай одной рукой ствол пистолета, жду. Как и ожидалось, женское любопытство взяло верх, раз через пять минут Монтанелли собственной персоной оказалась за моим плечом. Я узнал ее по запаху все тех же духов. Помню, они были и в тот день, когда мы посещали прием ее матушки.
-Какая неожиданная встреча, Сабрина Монтанелли, - я уверен, что Лео поделился с ней о том, как они уничтожили мой бизнес. -Что же столь очаровательная особа забыла в столь не очаровательном месте? Или же с тобой твой прихвостень братец? Как у Лео делишки? Я что-то по нему даже соскучился.

Отредактировано Adam Shepard (2016-12-06 21:54:50)

+1

4

http://s8.uploads.ru/t/iDyfn.gif
-Значит мне показалось. Слушай. Не знаю я, что это за тип. Ясно. Я знаю только время и место встречи. Он тебя сам найдет. И все.. Чего ты до меня доебалась? Сама эту хуйню придумала.
Не поспоришь. Схема разрабатывалась давно. Схема муторная. Даже отец не до конца, кажется, ее понимает. Наверное, как и я сама. Но зато действующая. Ни один коп не подкопается. Все было кристально прозрачно. Как же много геморроя еще предстоит сделать. Чувствую, как разболелась голова. Выдыхаю. От Мэвиса началась мигрень. Надо на свежий воздух.
-Ладно. Если твой человек не появится через пятнадцать минут, то ты мне будешь оплачивать билет в оба конца. И хостел. И.... Бар. к слову тоже.
Улыбнувшись, отключаю скайп конференцию. Не знаю, где он на это все достанет денег. Это уже будут не мои проблемы. Пятнадцать минут. Я успею выкурить одну сигарету. Чертовы нервы. Делаю шаг в сторону и выхожу из общей очереди.
Хлопаю руками по карманам брюк в поисках пачки сигарет и зажигалки. Редкая, вредная привычка. Но такая спасительная.
-Мисс. Вам просили передать.- Уже практически у выхода,  ко мне подлетает молоденькая девочка - официантка. Сколько же ей? Лет восемнадцать хоть есть? Окидываю ее взглядом. Бокал принимать не спешу. Еще с детства нас учат: не принимать подарки от незнакомцев.
-Кто просил передать?
-Он сказал, что ваш старый друг.-Девчонка расплывается в улыбке. А я сдвигаю брови к переносице. Старый друг? И словно ухожу в себя, прокручивая список своих "старых друзей". Их много. А тех, кто меня ненавидит еще больше. Друзья разными бывают. И не всегда милый знак алкогольного внимания может быть проявлением дружеским.
-И где же этот старый друг сейчас? Ты его видела?- допрос с пристрастием. Нервно начинаю теребить пачку сигарет в руке. Вместо того, чтобы просто забрать бокал. Отпустить девчонку и вылить его в урну. Зачем я все это делаю?
-Он вон там. К слову, ваш друг довольно симпатичный.
-Она указывает пальцем на барную стойку. Парня я не вижу. Вижу только его спину. Старый друг значит. Симпатичный старый друг.  Наконец- то забираю бокал из ее рук.
-Он еще просил передать, что по вам скучал. И...- Она противно хихикает. А мне хочется уже как можно быстрее уйти отсюда. Девчонка берет салфетку с мимо проходящего подноса, который нес официант. Достает из своего декольте ручку. И пишет что-то. Две секунды. И вот, она вручает мне бумажку с номером телефона.
-Можете передать своему другу. Пусть мне позвонит. Моя смена заканчиваться в девять.
Она удаляется. А я  сминаю салфетку и подхожу к барной стойке. Порой наглость границ не имеет. Он сидит ко мне спиной. Через его плечо ставлю бокал с коктейлем на стол. Я не собираюсь его принимать.  И наверное, правильно делаю.
-Какая неожиданная встреча, Сабрина Монтанелли,
Он не поворачивается. Но этот голос... Внутри отчего-то все переворачивается вверх дном. Этот голос... До боли знакомый. До боли раздражающий. До боли ненавистный. Мне уже ни к чему видеть его лицо, чтобы понять кем оказался "старый друг".
-Адам Шепард...- То ли вопрос, то ли утверждение, то ли убеждение. Мигрень снова взяла свое. Шепард натворил в последнее время не мало. Он успел за пару дней настроить против себя всю нашу семью. Почти всю. Не считая матери. "Милый Адам" казался ей идеальным. Не понятно было только каким именно идеалом он был для нее. После приема Шепард  исчез. Первые месяцы я не могла еще отделаться от мыслей о нем. И о том спектакле, что пришлось разыгрывать на приеме. О несостоявшемся свидании на спор. Да и о многих вещах. А потом все само собой забылось. Не было о нем вестей. Ни слуха, ни духа. Словно сквозь землю провалился. Я смогла забыть. И видеть его сейчас перед собой- все -равно, что видеть призрака прошлого.
Адам задает слишком много вопросов. Вопросов, на которые я не хочу отвечать. Особенно на те, что касаются моего брата. Хочу съязвить. Но в горле все пересыхает. Сглатываю подступивший к горлу ком. Кидаю на стол, перед ним, смятую салфетку. Не успела выбросить.
-Я посыльным не нанималась. Это твое.-У меня к нему много вопросов накопилось. Они все стали вихрем крутиться в голове. Я даже не знаю, с чего в принципе начать. По хорошему самое время сейчас развернуться и уйти. Забыть про эту встречу. Про этот город. Наплевать на Мэвиса и дела. Уехать обратно в Сакраменто...И никому про это не рассказывать.
-Так определись, по кому ты соскучился больше: по мне или Лео. Интересно не то, что я здесь делаю. Интересно другое: ты зачем тут? Сменил место жительства?
Зачем-то сажусь рядом с ним. На пустой стул. Теперь могу рассмотреть его лицо. И понимаю, что с нашей последней встречи он очень сильно изменился. Едва сдерживаю себя, чтобы не дотронуться до его щеки рукой.

0

5

Я выдерживаю долгую паузу, с наигранным легким спокойствием докуривая сигарету до самого фильтра, словно пришел сегодня в бар лишь с целью пропустить один-другой стаканчик и расслабиться. Внутри же такое ощущение, что пляшут черти вокруг гигантского огненного котла. Одно лишь присутствие кого-то из рода Монтанелли в одном помещении со мной доводит меня до безумства, картинки из прошлого проносятся перед глазами, будто это было вчера, и мне кажется, что пройдет еще немало времени прежде чем я смогу переступить через тот злополучный день. Злость разрушает меня изнутри похлеще пожара. Злость смешанная с ароматом этих чертовых духов. Знакомый голос возле уха заставляет кровь буквально закипать в венах и брызгать ядовитыми фразами во все стороны, и в то же время я не могу не признать, что рад видеть Сабрину. Мне не хватало наших разговоров, которые и разговорами-то нельзя было назвать. Мои попытки вывести ее из равновесия и ее не менее острые слова в ответ. Наша маленькая игра, которой, я был уверен, мы наслаждались оба.
Мое имя из ее уст звучит так, словно за стойкой сижу не я, а давно умерший и похороненный человек, который вдруг таинственным образом воскрес. Хотя мне и самому так кажется. Я похоронил себя в тот летний день, выпал из жизни на все эти месяцы и сейчас чувствую себя восставшим мертвецом. Я слышу в ее голосе нотки удивления. Странно, учитывая, что встретить меня в Стоктоне после произошедшего куда более предсказуемо, чем ее. Или Лео так ничего и не рассказал драгоценной сестре? Как же так? О столь героическом поступке и промолчать совсем не в его духе.
-Полегче, детка... ревнуешь? - я разворачиваю скомканную салфетку и расплываюсь в хищной улыбке. -Что ли от той молоденькой красотки? Ты ее грудь видела? И попка ничего. Кажется, эта ночь будет не такой уж паскудной, как я думал.
Я демонстративно аккуратно складываю салфетку в четыре раза и убираю в кошелек. Конечно, я не собирался трахаться с какой-то там официанткой из этого вонючего бара, которая небось каждую ночь раздвигает ноги перед новым мужиком. Такие малолетние шалавы меня уже давно не интересовали. Но возможность показать себя в очередной раз перед Сабриной была уж больно заманчивой.
-Не поверишь я вот без Монтанелли места себе не нахожу, - я все еще не оборачиваюсь на девушку, изучая поверхность стойки. -Что ты, что Лео, что папаша ваш, что мать - все как один приросли вот прямо к сердцу.
Мне хочется рассмеяться. Вслух и очень громко. Сабрина не меняется. Эта девчонка все такая же, как и прежде. Хоть что-то в этой жизни остается постоянным. От нее веет родным городом и былыми временами, и мне хочется вернуться домой. Я слишком одичал, слишком отвык от простого человеческого общения и слишком долго был наедине со своей местью. Это разрушает.
-Но не сомневайся, крошка, по тебе из этого списка я скучал больше всех, - я, наконец, поднимаю усталый взгляд на Сабрину, которая садится на стул рядом. - Никто еще не исходил так на желчь при одном только моем появлении. Это все химия между нами. Я еще помню, как ты заводилась с полуоборота. Я всегда знал, что я тебе небезразличен.
Либо Саб строит из себя идиотку, что совсем не в ее стиле, либо она и вправду понятия не имеет о той ситуации. Карты раскрывать я и так не собирался. Если братец ей ничего не сказал, то оно и к лучшему. Может я хоть какую ценную информацию сегодня вытащу, ну или в крайнем случае налажу отношения. В конце концов, надо же мне как-то подбираться к Монтанелли.
-А я можно сказать в заслуженном отпуске, вот решил отвлечься от работы, бизнеса и рвануть из Сакраменто.
Саб смотрит на меня внимательно и глубоко, словно изучает. Я знаю, что мой внешний вид совсем не соответствует человеку, который был на отдыхе. Отросшие взлохмаченные волосы, щетина, на лице до сих остались рубцы, да и в глазах как-то блеск слегка потух. Мне все сложнее разыгрывать из себя клоуна, слишком долго было не перед кем, но я знаю, что снова быстро войду во вкус.
-Ну а чем этот город не подходящее место? - я обвожу взглядом бар. -Почти душевная полупьяная обстановка. На улицах малолетки с битами, карманники, да наркоманы. А какие только слухи о подпольных заведениях не ходят. Как раз для меня.
Я пододвигаю Саб коктейль, который она мне вернула, заказываю еще виски, снова отсчитываю стоимость выше, чем стоит в меню, и прошу на этот раз два стакана - для себя и для девушки. Мне хочется напиться, день был слишком долгим, муторным и голова начинала постепенно гудеть с непривычки от такого шума.
-Да не отравлю я тебя, - я хмыкаю. -Больно надо. Кому я тогда на нервы действовать буду? Давай за встречу. Долгожданную я бы сказал. И, кстати, за нами все еще то свидание. Помнишь? Считай, что спор выполняется сегодня.
Я поднимаю стакан и выпиваю до дна. Вот теперь становится потихоньку хорошо. Сабрина выглядит тоже довольно усталой, я бы даже сказал измученной. Неужели дела идут не совсем гладко?
-Слушай, не мое дело, конечно, но нафига ты сюда сунулась? У тебя на лице написано, что ты затрахалась. В этих местах проблем потом не оберешься. А если еще и свяжешь с кем-то левым, то влетишь по самое не хочу, - я жму плечами, мол, мне-то что, но умнее надо быть, раз уж в серьезные дела полезла. -Как обстановка в Сакраменто? Без меня совсем тоскливо небось было. Ну ничего, у меня сегодня как раз последний день отпуска.

+1

6

Фыркаю. Ревность- не мое качество. Ненависть- да. Безразличие. Любовь. Сострадание. Но не ревность. В какой- то мере он мне был абсолютно безразличен. Сейчас только простое женское любопытство взяло вверх. Мне действительно было интересно, куда он пропал на несколько месяцев. почему здесь и сейчас... Что произошло на самом деле? Наверное по этой причине я не развернулась и не покинула бар. Столкнувшись с Адамом, даже забыла про деловую встречу. Что на данный момент волновала меньше всего. Теперь. Я знаю, что все сказанное Шепардом никогда нельзя воспринимать всерьез и буквально. Адам всегда играл роль шута. Корчил из себя дурака настолько, насколько зритель готов был поверить в то, что он- на голову больной. Со мной его фокусы не прокатывали. Он меня раздражал. Выводил из себя. Выводил из равновесия привычного мира. Я не понимала откуда во мне столько ненависти и ярости к человеку, которого едва знаю? Псих.
-Настолько не находишь, что  решил сбежать с концами в самый отстойный городок в штате?-Язвительная ухмылка. Я не могла понять, что мы ему сделали? Почему такое отношение? Он сам выбрал себе собственный путь. Может быть в чем- то я ему завидовала. В том, что у него хватило решительности не идти за моим братом. Хотела бы я иметь так же свободу выбора. А не выбирать между "долгом", "семьей", "общим делом" и "совестью".
-Я польщена. Думала. что любимчик у тебя Лео. - Смеюсь. И тут, наверное я бы ревновала к собственному брату, чем к каким-то малолетним шалавам. Ревновала бы потому, что Шепард больше внимания и ненависти удивляет Лео, чем мне. Как всегда, брат на первом месте. -Я заводилась от ненависти. А не от желания. Химия тут ни при чем. Меня от одной мысли тошнило, что у тебя с моей матерью что-то было. Тебе никто не говорил, что ты- самоуверенный?
Вдох. Выдох. Я снова начинаю заводиться. На пустом месте. И едва сдерживаю себя, чтобы не выплеснуть ему содержимое того бокала в лицо. Вдох. Выдох. Я не понимаю, что она в нем нашла. Или пыталась найти. Они же разные. И дело не только в разнице в возрасте. Во всем. Я всегда ревностно относилась к папиным очередным "женам", которые почему -то шли по возрасту скачкообразно и менялись, что  не успеваешь их запоминать. (Хорошо, что сейчас все хоть устаканилось. И я уверена в том, что Шей в нашей семье поселилась надолго. К ней у меня никогда не было ревности. Или недоверия. Может в плане того, что Шей вносила в понятие "семья" то же, что и мы все.) Но вот маминых увлечений я просто на дух не переносила.
-О да. Этот город прям олицетворяет тебя самого.-Я не обращаю внимание на пододвинутый коктейль. А смотрю на его лицо, когда ему наконец-то удается сфокусироваться на мне. Он утверждает, что находился здесь в отпуске. -Так что ты на самом деле делаешь здесь?
Дотрагиваюсь рукой до его щеки. Провожу пальцами по свежим рубцам. И хмурюсь. Меня не так просто обмануть. Я заметила, что от прежнего Адама мало что осталось. Что с нашей последней встречи очень многое изменилось. Убираю руку от его лица. И наконец- то решаюсь взять бокал. Кажется. что сейчас самое время выпить.
-Моя мать.  Может быть ей на нервы будешь действовать? Или ты только для другого предназначен?- Я перестаю следить за тем, что говорю и не держу в рамках. Осушаю бокал. Залпом. Настолько быстро, что даже не успеваю ощутить ни вкуса, ни градуса. Щелкаю пальцами. Подзываю бармена. Жестом указываю на стакан Шепарда. И показываю пальцами двойку. Двойную порцию. -Свидание? За тобой. Ты меня тогда перед фактом поставил. А сам даже не позвонил.
И не то. чтобы я прям уж сидела и ждала его звонка. Нет. На следующий день даже благополучно забыла. Протрезвев. -Свидание? Сегодня? Прости. Я как-то не готова для сегодняшнего вечера. Одета не подобающе.Так неожиданно. Да и ты романтик, смотрю.
Смеюсь в голос. Словив пододвинутый барменом стакан с виски. Наполовину осушаю. Останавливаюсь. Взбалтываю слегка в стакане  жидкость. В этот раз не хочу торопиться. Хочу оттянуть вкус. Прочувствовать запах. Автобус уезжает только завтра утром.
-А у тебя на лице написано, что ты- самодовольный болван. Раз уверен в том, что я куплюсь на весь твой бред. Не хочешь по хорошему. Тогда давай играть по моим правилам. Один бокал залпом. И один факт. Игра называется "правда или ложь". Я задаю вопросы- ты отвечаешь.

+1

7

Сабрина попадает в самую точку. Я действительно сбежал (сбежал, поджав хвост, но я называю это инстинктом самосохранения) в одно из самых захолустных местечек штата. Вот только ей об этом знать необязательно. Мне совершенно не хочется развивать тему, как я здесь оказался и чем занимаюсь. Мало ли какие мысли у этой девчонки. Я прекрасно знаю, что доверие опасно и может обернуться ножом в спину. Она человек своей семьи, в том числе своего брата, а тот при виде меня превращается в цербера. Мы с Сабриной остаемся в своих играх по разные стороны этой войны, хоть и по иронии судьбы снова распиваем одну бутылку на двоих.
-С Леончиком видишь ли у нас не заладилось: он мне отказал, а я дважды не предлагаю,- я криво улыбаюсь, вспоминая все нашим с ним свидания на гонках и по части бизнеса. -А с тобой есть еще шансы на красивое продолжение. И да, детка, я уверен в себе, потому что знаю, чего я стою.
И что же они все, как один, прицепились к моей афере с Барбарой? Ей уже давно не двадцать, и она как-то сама в праве решать, с кем и как ей проводить сове время. Никогда не понимал, нахрена люди лезут в чужую постель, и потом еще бросаются какими-то фактами, будто со свечкой стояли. Особенно меня позабавила реакция Гвидо, у которого жены сменяют друг друга так быстро, что я не уверен, что он сам их запоминает. Пора бы старику смириться, что у его бывшей может быть новый роман с кем-то, кто будет порядком моложе ее. Не ему же одному искать себе баб, которые годятся в дочери.
-А ты никогда не приходила к таким умозаключениям, что, возможно, твоя мать счас-тли-ва? Просто по-человечески счастлива, - я действительно попривык за те месяцы к Барби и успел ее немного узнать. -Это все ваш с Лео детский эгоизм и ревность, которую пора бы перерасти. Ей хочется общения, хочется проводить с кем-то время, делиться переживаниями и новостями. Выросшие дети, которые заняты своим бизнесом и приезжают раз в месяц в гости, и то, чтобы устроить скандал по поводу ее личной жизни. Мечта! Тебе не кажется, что она была со мной, потому что ей это было нужно, и она этого хотела?
Еще одна тема, которую мне хочется свернуть уже раз и навсегда. Мне было хорошо с Барбарой. Я знаю, что изначально мои мотивы были лицемерны и лживы, как и я сам. Я хотел сделать шоу, сенсацию, чтобы Монтанелли закипели от злости. Я своего добился, да еще и приобрел очень выгодные знакомства и связи. Но чем больше времени я уделял Барбаре, тем меньше игр мне хотелось с ней вести. Она доверяла мне, и я шаг за шагом узнавал обыкновенную (пусть и чертовски красивую и сексуальную) женщину со своими желаниями, мыслями и чувствами. И понятно, что у нас нет никакого будущего. Я собираюсь с ней встретиться по возвращению в Сакраменто и наплести красивую историю, куда я так пропал, а заодно предложить дружбу. Отчего-то мне кажется, что она не будет против. Нам было интересно друг с другом.
-Наш диалог вряд ли к чему приведет, потому что видно, что ни один из нас не готов поделиться своими планами, - я замираю, когда нежные подушечки пальцев прикасаются к моему лицу и проводят по грубым рубцам. -Саб...
Я отвык от прикосновений и любого человеческого тепла. Все кажется каким-то чужеродным, что с одной стороны хочется отдернуться от чужих рук, а с другой остановить время и не дать оборвать эту короткую связь между нами. Я шумно выдыхаю, понимая, что перестаю себя контролировать, и очередная сигарета инстинктивно оказывается во рту. Девушка убирает руку, а я крепко затягиваюсь, делая вид, что ничего не произшло.
-Я был чертовски занят, вот и не перезвонил, но сейчас, дорогуша, я полностью в твоем распоряжении,- я опустошаю очередной стакан виски, который на этот раз заказала сама Сабрина. -И полагаю, что на фоне местной публики мы в наших брендовых шмотках выглядим очень даже ничего. И смотримся, кстати, тоже. Не так ли?
Я обращаюсь к бармену, который кивает в подтверждение моих, говорит, что мы небось с Саб давно вместе, и снова наполняет наши стаканы до краев. Романтик во мне сдох давно, поэтому я с девушками особенно не церемонился. Да и слишком много времени проводил в компании своих парней. Любые отношения заканчивались для меня с рассветом, и я попросту забыл уже, что существует такое понятие, как "романтический ужин", "пикник на двоих", "поход в кинотеатр с местами на заднем ряду". Я умел быть обаятельным и располагать к себе, но склонность к романтике явно была моей не самой сильной стороной.
-Тоже любишь игры? - я хищно улыбаюсь. -Наверняка и в постели тоже. Всегда знал, что мы с тобой два сапога пара. Только такие правила меня, как игрока, не устраивают.
Внутренний голос вопит мне, что я совершаю ошибку, затевая игры с Монтанелли. Мы ведь нажремся, нажремся так, что обязательно натворим какую-нибудь херню. Вот только желание разведать обстановку в семье Монтанелли настолько сильное, что здравый рассудок в этой битве терпит поражение. Мне подворачивается прекрасная возможность споить Сабрину и вытянуть из нее нужную мне правду.
-Я согласен, но с одним условием, мы играем по-очереди, - я протягиваю руку для рукопожатия, которое подтвердило бы сделку. -Даже позволю тебе, как представительнице прекрасного пола, начать.
Алкоголь постепенно начинает делать свое дело. После каждого стакана я становлюсь все более спокойным в отношении Саб и все более готовым на подвиги.

+1

8

-Шансы на продолжение чего? - Салютирую бокалом и делаю глоток. Задерживаю его во рту. Думая, не выплюнуть ли. Гадость. Редкостная гадость. Этот вечер все больше мне напоминает театр абсурда. Шепард не моя добыча. Да, он был внешне довольно привлекательным. В нем определенно есть та самая "мужская харизма". Толика сволочизма. И флакон обаяния в придачу. Если его выбрала мать, значит в нем действительно что-то было. Западать на ее ухажёров- это уже попахивает порнофильмом.  Делаю над собой усилие и проглатываю виски. Мое лицо перекашивается, словно я съела лимон, в тот момент, когда речь заходит о матери. Я не перебиваю. Молча выслушиваю его "триаду". Наблюдаю за действиями бармена. Это куда более приятное занятие. Допиваю бокал.
-Мне, наверное, этого никогда не понять.- Проговариваю, когда его  речь заканчивается. А больше добавить нечего. Адаму не понять. что это не детский эгоизм. У него не было такой семьи. Барбара- это большой ребенок. Который всегда требует к себе внимание. после того, как они развелись с отцом. И после того как мы выбрали его путь. Я даже представить боюсь, кем бы я была сейчас, останься с ней.  Она всегда была душой компании. Гостеприимной хозяйкой. Ее всегда окружала куча старперов с тугими кошельками. Дамы - бальзаковского возраста. Имениты жены дипломатов. Писательницы. Бывшие жены олигархов, почти потратившие последние деньги, оставшиеся после развода . И мне не понятно было- почему ее тянет на более молодых. Почему их обоих всегда тянет на тех, кто младше? Как может быть счастлив человек, который не знает чего он хочет? Тонкая грань психологии и самоанализа. Разговор под водку, но не под вискарь.
-Я не предлагаю тебе делиться со мной планами. Просто ответь на вопрос. Довольно странно увидеть тебя здесь.
Прежде чем потянуться к очередному бокалу, который уже успели наполнить. Замечаю, как в бар входят несколько байкеров. Ребята из Сынов. Лица знакомые. Кличек не помню. А в нашивки вчитываться лень. Один из них месяц назад чинил мою тачку.  Я давно уже не обслуживаюсь в мастерской брата. К слову, как и давно не заезжаю туда. Лео, как он выразился, сам в состоянии решать свои дела без моего участия. И я в его помощи не нуждаюсь. По отцовской наводке, однажды вспомнила, что и у байкеров есть своя мастерская. Как тесен мир. До блевотины тесен. Парням не составит особого труда сообщить отцу или брату, что они меня видели и в чьей компании. Пофигу. Мне надоело прятаться. К тому же выпивать с "кровным врагом" не преступление. Мобильный телефон истошно издает скайповский гудок. Мэвис. Отклоняю вызов. Сейчас не время для разговоров. Следом приходит сообщение :"Задерживается. Сказал, что через час будет. Дождись." Читаю и выключаю полностью телефон. С такой компанией  мне уже не куда торопиться.
-Мне как- то все-равно.-Закатываю глаза и фыркаю, слушая "комплимент нашей паре" от бармена. Пара? Дикое слово. Да и представить нас вместе тоже не могу. Не стыкуется. Даже опровергать лень. Наверное потому, что это бред. -Даже если ты сейчас резко сорвешься и исчезнешь в закат, я не расстроюсь.
Какая из нас пара? Какая из него партия? Я могу провести параллель между ним и Рикардо, или Тейтом. Возможно, если соединить мысленно качества последних двоих, то получится Шепард? Мне нужна страсть, романтика, эмоции, нежность... Мне нужен человек, который может сочетать в себе несочетаемое. У которого внутри скрыт вулкан...
Припечатываю ладонь ко лбу, закрыв глаза. Он снова все сводит к сексу. Будто ничего другое в этой жизни не имеет значение. Я не против провести ночь. Могу признать это желание, положа руку на сердце. Но о последствиях тоже стоило бы задуматься. Сойтись с Шепардом - навсегда потерять брата. Встать спиной к семье. Потерять Его доверие, любовь и расположение. Но с другой стороны... Мое расположение Лео давно потерял. Я до сих пор злюсь на брата после истории с Тейтом. Мы на тропе холодной войны.  И сейчас, когда мне выпадает такая возможность его разозлить... Слишком заманчивое и рисковое предложение.
-По рукам.-Вытягиваю руку. И смотрю ему прямо в глаза. Рукопожатие состоялось. Эта авантюрная игра началась. Которая не известно чем может для нас обоих обернуться. Отдергиваю руку. И снова дотрагиваюсь до его лица. Рубцов. Внимательно всматриваюсь в  его глаза. В этот раз задерживаюсь чуть дольше. Не надо быть экстрасенсом, чтобы свести "два плюс два". Но мне нужен ответ. Мне нужен еще один повод, чтобы ненавидеть Лео. Ненавидеть брата, который вмешивается в чужую жизнь не только своей сестры...
-К этому причастен мой брат? Если правда- ты пьешь.

+1

9

-Не более странно, чем увидеть тебя здесь, - я поджимаю губы и, слегка наклонив голову набок, смотрю в упор на Сабрину. Помнится, раньше я воспринимал ее по большей части мужиком в юбке, женской копией Лео, которая лезет не в свои дела и пытается не отставать от брата. Я всегда был убежден, что бабам не место там, где мужчины выясняют отношения с помощью стволов и бит, а те, кто полезли, сами виноваты. Никто не будет делать тебе поблажек только потому, что у тебя нет яиц между ног. Впервые я взглянул на Сабрину иначе на том судьбоносном приеме, когда она вышла ко мне в платье, на каблуках, с прической, и не смог не признать, что юная Монтанелли очень даже сексуальна и женственна. Под конец вечера мне становилось все тяжелее выносить ее присутствие, а руки все чаще ненавязчиво опускались на талию.
-На продолжение вечера где-нибудь за пределами этого бара, - я дотрагиваюсь до ее щеки и убираю прядь волос, упавшую на лицо, за ухо, подушечки пальцев мягко скользят по нежной и гладкой коже, спускаясь к губам. -Ты красива, чертовка Монтанелли.
Я одергиваю руку также резко, как это сделала она десять минут назад, словно очнувшись от наваждения. Так дело не пойдет. Я взъерошиваю себе волосы, провожу ладонью по лицу, пытаясь хоть немного прийти в себя и притупить действие алкоголя. В бар с шумом заваливается компания байкеров - татуированные накаченные мужики с волосами до задницы, в коже и с шлемами в руках, и я узнаю Сынов, с которыми у меня дела тоже обстоят не ахти как. Хотя с кем они у меня, вообще, складываются? Кажется, что список желающих моей кончины увеличивается с каждым днем. Между мотоциклистами и "нами" пожизненная конкуренция и пожизненный нейтралитет. Обе стороны уверены в своей охренительности, но при этом мы не лезем в дела друг друга и кусок хлеба не вырываем.
-Узнала их? Хотя о чем это я, они же вроде бы "ваши" прихвостни, как тебе и не знать их. А ты спрашиваешь, что я тут забыл... Этих вон тоже в такую глушь занесло, и непонятно, с какой целью, - с того конца зала нас вряд ли можно разглядеть, да и после пары бокалов пива парни уже перестанут соображать, так что я не особо парюсь, что меня заметят в компании Монтанелли. -Видишь того со шрамом на щеке? Зовется Стрелой. Гоняет так, что равных нет в округе. Он, короче, по младшему брату одного из моих парней так битой прошелся, что тот загнулся, не дождавшись нашего врача. Восемнадцать лет пацану было. Ладно, он может и был нечист на руку, но чтобы так... Вот у меня с тех пор с сынами отношения на ножах.
Я отворачиваюсь от байкеров, не желая привлекать к себе лишнее внимание и устраивать сегодня разборки. С ними я еще разберусь, когда вернусь в Сакраменто, да и Дэни будет рад собственноручно отомстить за брата. Мне красно знакомо это ощущение легкости, когда платишь обидчику по счетам. Именно поэтому я желаю разбираться с Монтанелли без посторонних наблюдателей и посредников.
-К этому причастен мой брат? Если правда- ты пьешь.
К вопросу я был готов, но все равно пришлось сжать челюсть с такой силой, что свело скулы. Я не уверен, в состоянии ли человек ненавидеть так сильно, как я ненавижу Лео. Иногда мне кажется, что эта ненависть меня и погубит, но ничего с собой сделать не могу. Я не могу просто забить на этого маленького самовлюбленного гада, не могу простить ему до сих пор не прошедшие приступы сильных головных болей, от которых я готов выть и лезть на стены, переломанные кости и сотни тысяч потерянных бабок. Сабрина снова касается рукой моего лица, и я чувствую, как она изучает мои шрамы. Слишком интимно, я помню, откуда взялся каждый из них, и в этом виноват ее брат. Условия игры подразумевают под собой честную сделку, а я свое слово держу, поэтому мне не остается ничего другого, как влить в себя залпом весь стакан обжигающего горло напитка и облегченно выдохнуть. Стало определенно лучше. Но мне не до конца понятно поведение девушки, которая словно ищет какие-то зацепки, но не против меня, а против собственного брата.
-Моя очередь, - я цепляю пальцами ее подбородок, приподнимая его, и всматриваюсь в глаза, видя свое отражение в зрачках. -У тебя не ладятся отношения с Лео?

Отредактировано Adam Shepard (2016-12-20 00:34:25)

+1

10

Эта пресловутая секунда тянется слишком медленно. Тяжело спокойно сталкиваться взглядом с человеком, к которому не знаешь, что испытываешь на самом деле. Да и хочешь ли ты этого знать? Все слишком запутанно. Или все просто, и во всем сейчас виноват виски? Мне становится немного не по себе от его прикосновения. Но я не отдергиваю его. Не пытаюсь ударить по руке, вопя "мне не приятно." Я просто завороженно смотрю в его глаза. И пытаюсь понять... Но вот что именно я хочу найти в них? Вошедшие байкеры прерывают момент "уединения ". Как бы напоминая, что в этом клаповнике мы не одни. Наваждение исчезает. Вовремя. И я отворачиваю свой взгляд от Адама в сторону Сынов. Мне лень парировать сейчас какой- то очередной "искрометной фразой" в ответ на предыдущие. Хотя словцо вертелось на языке. Главное искусство в жизни- это умение заткнуться вовремя. И просто в нужный момент взять бокал с виски и выпить его.
Сыны никогда не были нашими "прихвостнями". Да, Клей был старым другом отца. И не более. Были деловые отношения. Нейтральные. Которые приносили пользу обеим сторонам. У байкеров своя жизнь . Свои законы и Кодекс. Они сами по себе. Мы сами. Какое -то время у меня был свой личный интерес к Сынам. Но этот интерес быстро испарился. Мы слишком разные. Из разных  миров. Люди свободы - они сами порой не знают, где будут в ту или иную ночь. Вся их жизнь- это дорога. И дорога сама им подсказывает место и время. Что они тут делают? Остается только гадать. Может просто проездом оказались. Не более и не менее.
Адам указывает в сторону одного из них. Я прищуриваюсь, пытаясь разглядеть того в толпе. Но вижу только спину с эмблемой. Пожимаю плечами. Хочется что-то сказать в ответ. Что-то умное из разряда психологии отношений и конфликтов в криминальной среде. Но вместо этого снова предпочитаю опустошить вновь наполненный бокал. Это их разборки. Я в них не лезу.
На мой вопрос про Лео он молча выпивает. Я прищуриваюсь. Так и знала! Слегка прикусываю нижнюю губу. Чувствуя отчасти вину и за собой. Если бы я не сказала отцу... Я не думала о последствиях. Я и предположить такого разворота событий не могла. В моей памяти всплывает Ник. Перебитый и лежащий на больничной койке. Мысленно накладываю одну картинку на другую. И вместо лица Ника- лицо Адама. А далее лицо Адама сменяет Тейт. И почему из-за меня страдают люди?
Я настолько была погружена в свои мысли и в самокопание, что едва не пропустила вопрос.
И снова эта попытка зрительного контакта. Пытаюсь вспомнить, что нужно дышать. Лео. Стараюсь отвести взгляд в сторону. Но он мне не дает этого сделать. Правило игры- предельная честность. Наказание - сильное похмелье.  Мой брат всегда был причиной многих моих проблем. И разрушенной личной жизни. Тейт. Единственная причина, которую я ему простить никогда не смогу. Причина по которой я больше не появляюсь в его мастерской. Не связываю свою жизнь с гонками. И не звоню ему. Я знаю, что должна быть всегда с семьей. Должна быть всегда на стороне семьи. И в горе, и в радости. И даже после смерти. Я знаю, что то, что пью здесь и сейчас с одним из самых главных врагов брата - не правильно. Я знаю. И убрав руку Адама. Молча выпиваю бокал. Разом. Залпом. Слишком резко. Резко настолько, что алкоголь ударяет в голову. Я чувствую тяжесть и учащенное сердцебиение. Не хорошо. Отворачиваюсь от Шепарда. Берусь руками за край стойки. Подступившая боль сдавливает виски.  Закрываю глаза. И чуть не падаю со стула вниз. Но удерживаюсь. Снова открываю глаза. Я давно столько не пила. Мой обычный рацион - два бокала. Поесть бы. Еды в моем желудке не было с раннего утра. Бармен снова наполняет бокалы. А еще мне нужна капелька свежего воздуха и мягкий диван. И отсутствие колонок с ужасными битами.
Держусь  за край барной стойки  и снова опускаю свою пятую точку на стул. Ерзаю, устраиваясь удобнее. Слежу за тем, чтобы не мимо. Не знаю, сколько времени мне понадобилось, чтобы прийти в себя. И наконец- то в моей голове сформировался новый вопрос. Точно. Адам. Поворачиваюсь к нему снова корпусом. Пытаюсь сфокусировать на нем взгляд. Дважды, чуть не слетая со стула.
-Ты здесь, потому что что -то задумал против моей семьи?

+1

11

Главный недостаток алкоголя в том, что он развязывает язык и руки, стирает все границы в голове и выпускает дьяволов на волю. Самые тайные желания и мысли, которые каждый из нас держит обычно под замком, открываются перед нами, читаются во взгляде, проявляются в резких, дерганных, импульсивных движениях и жестах, отпечатываются на мимике лица. Мы бежим в страхе узнать наши истинные чувства и мотивы, либо даже не догадываемся о них, но чем выше градус, тем слабее контроль над самими собой. Как и сейчас, каждый последующий бокал разбивает еще одну стену между нами, образуя какую-то невидимую, едва ощутимую, связь. Я отчетливо понимаю, что реальность начинает приобретать другую структуру, предметы, люди и даже звуки - все вокруг меняет очертания. Мой взгляд прикован к Сабрине, и я все чаще и больше тону в этих глазах. У меня нет сил бороться с этим наваждением. А может быть я просто не хочу терять эту ниточку.
Монтанелли со свойственной женщинам легкостью, но достаточно уверенно и настойчиво убирает мою руку от лица. Я вспоминаю, что задал минуту назад вопрос, и, как подтверждение моих догадок, Сабрина опустошает очередной стакан. Я вижу, как меняется взгляд девушки, и она отворачивается от меня. Дергаюсь, чтобы взять ее за плечо и развернуть снова к себе, но в последний момент остаюсь сидеть на стуле. Я знаю, как яростно и ревностно итальянцы относятся к понятию семьи, и вполне объяснимо, что Сабрине было не так легко признать свой конфликт с братом и выпить при мне - главном его враге - этот проклятый виски. На секунду мне кажется, что девушка рухнет на пол, но она буквально с монтанелливской силой воли снова берет себя в руки. Разве что на лбу появляется испарина и кожный покров становится более бледным. Честно говоря, мне самому становится немного дурно от этих ударов в колонках, запахов и такого количества алкоголя за короткий срок.
Следующий вопрос девушки не заставляет себя долго ждать, но вгоняет меня в ступор. Градусы в организме дают о себе знать, и умственные и аналитические способности резко падают со ста процентов к нулю. Я старательно пытаюсь не забыть, ради чего я подписался на эту игру, потому что напиться до отключки в мои планы явно не входило. В очередной раз наполненный добродушным барменом бокал - восьмой по счету за вечер - замирает в крепко сжатой ладони. Задумал ли я что-то против их семьи? Конечно. Ради этого ли я здесь, в этом баре? Вообще-то изначально совсем "нет". Пью ли я сейчас, потому что в голове родился план мести? Определенно "да". Я человек правил и слова, и если уже подписался на это безумие сегодня вечером, то не буду опускаться до лукавства и лжи. В конечном счете, я все еще надеюсь, что Саб после всего выпитого напрочь забудет эту ночь. Бросаю короткий взгляд на девушку, а затем утыкаюсь в гладкую поверхность барной стойки с влажными следами от дна стакана. Колеблюсь еще долю секунды, а затем, запрокинув голову, вливаю в себя очередную порцию пойла. Перед глазами даже темнеет на миг. Игра становится слишком опасной. Я идиот, который только что признался в том, что собирается мстить ее семье. Проходит некоторое время, пока я снова не восстанавливаю хоть какую-то связь с реальностью, а когда прихожу в себя, то даже забываю о Лео и Гвидо. В баре начинается самая настоящая подтасовка. Кто-то из местных - на вид порядком выпившая группка байкеров - шумно смеется и косится в сторону Сынов. Один из парней показывает средний палец, второй - указывает на собственный член, явно намекая на что-то в духе "отсоси у меня". Я замечаю, как и среди Сынов поднимается шум, двое из них встают, направляются к столику местных и одним ударом сносят в сторону стол с напитками. Остальные посетители замирают, наблюдая за происходящим, как за сценой из фильма. И лишь немногие, как я, понимают, что сейчас будет много крови, спешат рассчитаться и свалить от греха подальше. "Местные ребята" тоже не промах, набрасываются на амбалов из Сынов, нанося первыми удары. И это их роковая ошибка.
-Это за выпивку... это чаевые..., - я отсчитываю купюры скорее наугад и в спешке бросаю на стойку. -И дай вон ту бутылку с собой, при...приятель. Са-аб, сладкая, если мы не хотим, чтобы... об этом... о на-ас, вернее на-ас кто-то узнал, то нам надо сматывать.
Язык слегка заплетается, и речь становится все более бессвязной. Боюсь, что будет, когда я приму вертикальное положение... С трудом встаю на ноги, меня наклоняет сначала вперед, затем в сторону, приходится бороться одновременно с нарушенным равновесием, резко ударившим в голову с тройной силой алкоголем и тошнотой. Я беру в одну руку виски, другой хватаю за локоть девушку, помогая ей подняться. Хреновая идея, потому что мы оба в состоянии перемещаться, лишь опираясь на что-то...или кого-то. Не особо задумываясь над тем, что я делаю, и не замечая, чтобы Сабрина сопротивлялась, я крепко обнимаю ее за талию, прижимаю к себе, и, шатаясь, мы покидаем бар.
-Блядь, кажется, пронесло, нам только копов не хватало, - свежий воздух слегка протрезвляет меня и приводит в чувства, но ненадолго, потому что я снова открываю бутылку. -Валим от этого клоповника подальше, пока не засветились.
Я все еще придерживаю девушку, но уже более мягко и я бы даже сказал... нежно, готовый в случае чего поймать ее, хоть и не уверен, что таким образом не рухну вслед за ней.
-Ты крутишь нечистые делишки с антиквариатом? - вопрос, который я задавал себе уже не первый месяц, но так и не смог нарыть нужную информацию.

+1

12

Мне кажется,что эта игра была и ни к чему. Просто предлог-как заставить двух людей разговаривать друг с другом. Повод выпить всегда можно найти. И потом, после нескольких бокалов виски я уже плохо улавливала начальную суть идеи. И даже забывала, что был вопрос.Так что можно сказать, выпитый ответ Адама был как само собой разумеющееся.  На который я внимание не обратила.Просто на автомате. Ответ на свой вопрос мне уже не казался таким важным. Меня сейчас заботило больше:как не блевануть, куда бы упасть на мягкое и что съесть.Суматоха в баре тоже мало волновала. Мой взгляд привлекла тарелка с жареной картошкой. Стоявшая далеко. Нас друг от друга отделяли стойка и минибар. Поддаюсь вперед и пытаюсь перелезть (или перелететь) через стойку.Нависаю. Протягиваю руки. И на секунду мне кажется,что картошка вот вот окажется у меня . Как Адам  отдергивает назад и я резко встаю. Правда, чуть не падаю на него самого при этом, слегка перелететь через стул.  Почувствовать почву под ногами и опору, утыкаюсь носом в его плечо. И я чувствую аромат одеколона.
-Ммм..-Хлопаю рукой, как мне кажется, по его плечу, но постоянно промахиваюсь.Все пришло в движение. Я не понимаю, как иду. И почему бар так далеко становится.-Там была  картошка .
Указываю рукой назад. Внутрь бара. Не знаю к чему это говорю. Он меня ведет.Не знаю куда. И даже не пытаюсь сопротивляться. Чувствую, как мои глаза пытаются закрыться.Тело окутывает слабость.И я даже запинаюсь носком правой туфли о какой-то камешек. Мы останавливаемся. Я почти ничего не понимаю из всего,что Адам говорит. Кроме слова "копы".Это меня заставляет ненадолго прийти в себя. И я беспокойно озираюсь по сторонам.
-Копы?Где копы?-Этого действительно нам сейчас не хватало для счастья.Но ни одного представителя правопорядка я не вижу.
-Знаешь. А ты милый. Только т с с .-Хлопаю Адама рукой по его левой щеке.А затем прикладываю палец к своим губам. Кажется,что я давно уже перестала воображать,что несу. -Буэ..-Произношу не связано, наблюдая, как он открывает бутылку виски. От куда успел взять? Пропускаю его вопрос про антиквариат мимо ушей. Мы давно уже не играем. Или играем? В любом случае я отвечать на него не собираласьЭто все-равно,что сделать чистосердечное признание и получить вердикт судьи "виновен","казнить нельзя помиловать".
-Там была картошка. Хочется хот-дога. С обильной горчицей.КорнДог.Во!- Прям как в сказке. Накорми, в баньке попарь,спать уложить, а потом и ответ слушай.Если не забуду. Даже грустно стало без еды. Отцепляюсь от Адама и присаживаюсь на край бардюра у дороги.Забыв,что на мне брендовские брюки. Купленные сегодня в магазине за такую цену в кpeдит, потому что нашивки с собой не было достаточной, что на утро я собиралась их вернуть. Не по карману.  А залезать за лемит расходов бюджета не хотелось. Помнила бы я об этом, когда садилась на грязный бардюр. Воздух должен отрезвлять. Не чувствую как-то.-пффф.
Чувствую,как голова едет и трещит по швам. Запускаются пальцы в волосы и взьерошиваю их. Легче не стало. Ни мне, ни голове. Только прическу испортила. Заметив в руке Адама болтающуюся бутылку. Подцепляю и беру себе. Прикладываюсь губами к горлышку и делаю небольшой глоток.Хлопаю ладонью по бардюру. Приглашая его присесть рядом. Все-равно никуда я уже двинуться не смогу. Меня внезапно передергивает,когда доносится звук выстрела. От бара мы ушли не так далеко.Можно сказать, что почти и никуда не ушли. Выстрел внутри на меня подействовал лучше, чем таблетка аспирина и ледяной душ.
-Там. Валим.Ты бегать умеешь?-Протягиваю Адаму руки, чтобы помог встать. Еда на сегодня отменяется. Или встреча с ней откладывается на неопределенный срок.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2017-01-01 19:35:07)

+1

13

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » "-Согласны ли Вы?" "-А-а-а, еще бы."