vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the kids had grown up


the kids had grown up

Сообщений 21 страница 39 из 39

1

• • • • • • • • • •
БАЯЗИД И АМИНА
_______________
сын адмирала флота и его приемная дочь
что будет, когда дети вырастут и узнают, что они не родные?

http://funkyimg.com/i/2kJAf.gif

+1

21

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
Пожалуй, Мина могла позавидовать своему названному брату в его способности отбрасывать все невзгоды на задний план и упрямо пытаться доказать, что судьба была не права, решив наказать двух молодых людей, решивших путешествовать не только в сомнительной компании, но и на не самом надежном судне. Теперь осколки этой контрабандистской шхуны  плавали над бухтой и морем, гонимые все дальше от берега невысокими волнами. Или это всего лишь ей показалось? Как бы там ни было, а девушка не сразу заметила труды Баязида, что гордо, как и положено трофею, стояли на пляже и дожидались своего часа. Единственное, что делала Амина, так это наблюдала с замиранием сердца за тем, как рыбачит ее возлюбленный брат и не могла отвести глаз от него, перестав так откровенно любоваться им. И пусть в этом, казалось бы, ничего такого не было, девушка ничего не могла поделать с собой. Ведь каждое новое движение, сводило ее с ума, и приковывало свое внимание ровно до тех пор, когда он не заметил ее прихода.
- Доброе утро, моя любовь, - тихо и даже с какой-то долей смущения ответила Мина молодому человеку, как только он приблизился к ней со своей добычей. Не хотелось сейчас портить такой момент, скрашенный яркими лучами солнца, самым обычным высказыванием своих опасений и страхов, поэтому она неизменно улыбается Баязиду, стараясь, как и он, смотреть на всю ситуацию не как наказание Создателя, а скорее лишь как на нелепую случайность, исправить которую будет не просто, но все-таки реально.
Тем временем, Баязид рассказывает две свои новости: гордится своим уловом и жалуется на шхуну, что не пережила встречи с рифами. И от этой последней новости девушка едва заметно содрогается – все-таки они могли и не спастись этой ночью. Их могла постичь незавидная участь, в ходе которой им обоим было бы все равно в этой жизни, а мать пролила бы не одну горькую слезу. Прижавшись к молодому человеку, что не стал отказывать и себе, и ей в удовольствии самых обычных объятий, Амина тихо вздохнула, пытаясь унять свою дрожь, избавиться от которой теперь будет не просто. Все-таки великая морская стихия заслуживала этого благовонного страха и так будет всегда, ведь именно она решает, куда отправится то или иное судно – к своей цели или на морское дно.
- Как хорошо, что мы спаслись, - тихо произнесла девушка, обнимая своего названного брата. – Надеюсь, мы не одни, кто выжили в этой страшной беде, - добавила она, не подумав винить контрабандистов в том, что они сделали или не сделали для того, чтобы спасти корабль от шторма и рифов, как это сделал Баязид практически сразу же после того, как они остались в безопасном месте.
Но, как бы там ни было, а жизнь продолжается дальше? И нужно позаботиться о том, чтобы выжить на острове, куда угораздило попасть двух молодых человек. Все же, это было лучше того, чтобы находиться в воде без какой-либо надежды на спасение, держась за какую-то доску, что не пошла ко дну еще чудом. Когда Баязид предлагает ей переодеться в сухую одежду, Амина смотрит на молодого человека немного удивленно. Он ведь хочет сказать, что ей придется надеть на себя чужую одежду, да и еще морскую? О, это же не поощряется в Атлантии! Все-таки девушка должна быть одета в женскую одежду, тогда как у мужчин – своя. Однако в этом отяжелевшем от воды платье, что так и не высохла за все то время, что она провела во сне, ей будет тоже не просто. Не говоря уже о том, что можно банально простыть.
- Да, ты прав… мне нужно переодеться, - соглашается она с Баязидом. – Давай ты пока наберешь воды для похлебки, а я поищу допустимую для себя одежду. Надеюсь, она хоть чистая? – спрашивает Мина, поглядывая на своего возлюбленного, продолжая строить планы на этот необычный день. Все-таки не больше суток тому назад они мечтали о том, чтобы помочь своей матери, тогда как теперь они не представляют, что с ней происходит. – Потом вместе можем почистить рыбу и приготовить, хотя без наших специй – это будет не просто, - тихо вздохнула девушка, желавшая, естественно же, угодить Баязиду даже в такой не простой час, когда они были предоставлены сами себе на небольшом клочке суши посреди огромных водных просторов.
Подойдя к сундуку вместе с Баязидом, Мина выбрала более-менее подходящую одежду для себя, которая еще, к счастью, оказалась более-менее чистой. По крайней мере, от нее не пахло неприятно, как это бывает обычно, не было заметно пятен и много другого, что немного облегчило участь девушки, что была достаточно чистоплотной и любила, чего уж греха таить, богато вышитые наряды, один из которых был все еще на ней.
- Баязид, - окликнула она парня, что как раз только что успел установить над огнем котелок с водой, - ты можешь мне помочь? Не могу развязать платье на спине, - огласила свою просьбу она, сразу же добавив допустимую  причину. – Видимо вчера затянула слишком туго, что и не развязать теперь самой, - конечно же, говоря все это, она подходит ближе к молодому человеку. Отложив на бок свои темные, как смоль локоны, она терпеливо ждет, пока не ощутит облегчения от платья, которое сжимало ее легкие, привычной шнуровкой.
И, как только молодой человек немного потрудился над тонкими лентами платья Амины, она ощутила его прохладную ладонь на спине…
Это, казалось бы, обычное действие заставило девушку прикрыть глаза, чувствуя, как бегают мурашки по телу. Ну, а когда она повернулась к нему лицом, чтобы посмотреть на него через плечо, их губы встретились в незабвенном поцелуе, в ходе которого промокшему платью было необходимо упасть к ногам молодых влюбленных.
- Я люблю тебя... - тихо пробормотала она, не сторонясь своего возлюбленного, пока ее ладони скользнули по теплым от утренней встречи с солнцем плечам молодого человека.

Отредактировано Tony Danziger (2016-12-16 00:42:20)

+1

22

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kJGo.png[/AVA]
-Извини, но морские волки не возят с собой красивых платьев, -засмеялся Баязид, когда его предложение переодеться не было воспринято Миной с энтузиазмом. Но он прекрасно понимал ее, ведь строгие традиции Атлантии не позволяли женщине носить мужскую одежду и к тому же Амина всегда старалась подражать приемной матери, что была образцом красоты и женственности. -Тебе придется переодеться чтобы не замерзнуть и не простудится - не приведи, Создатель такого. И одежда в сундуках чистая и еще не ношеная, видимо их хозяева берегли ее черный день.
Обычно на военном флоте дело с формой обстоит так - командование выдает матросам новую холстину, из которой каждый уже шьет себе подходящую одежду. Некоторые даже достигают в портняжном искусстве больших успехов и даже неплохо зарабатывают на этом, помогая новичкам-салагам. И судя по всему, на частных судах, дело обстояло точно так же, потому как форма, состоявшая из рубахи и длинных брюк, совершенно точно была пошита таким способом. Но тут уж как говорится, незачем привередничать? Уж лучше походить в матросском наряде и теплой фуфайке, чем заболеть, геройски оставшись в мокром платье - к тому же, на совершенно необитаемом острове, незачем соблюдать приличия.
-Мы хорошенько высушим твое платье и когда увидим какой-нибудь корабль, ты снова его оденешь, -пообещал Баязид девушке, охотно начав ей помогать развязывать шелковые ленты на спине ее богатого наряда. В какой-то момент, он не сдержался, прикоснувшись ладонью к нежной коже ее обнаженной спины... и с этого момента их время потекло совершенно по-иному. Мина обернулась к Баязиду, подарив ему поцелуй от которого впору было потерять голову в очередной раз - что собственно молодой человек и сделал. -И я тебя люблю... и никому не отдам, так и знай...
После того как платье упало к ногам девушки, будущий капитан не теряя времени даром, привлек ее ближе к себе, чтобы спустя мгновение мягко опустить на теплый песок, уже нагретый утренним солнцем. Ну а далее была очередная любовная идиллия - по-другому и не скажешь? - от которой не хотелось отрываться, так что пойманная рыба была на время забыта, как и потребность в завтраке...
А теперь, оставим ненадолго двоих влюбленных, нашедших свой маленький рай на необитаемом островке и вернемся в Мориссию. Как раз в этот самый момент, супруге адмирала сообщили, что флагман ее супруга вернулся в порт, чему Андромеда конечно же очень обрадовалась. Ей уже не терпелось показать мужу самый лучший подарок, который она только могла ему сделать - их новорожденного сынишку. А еще, Ани уже успела порядком соскучится по остальным своим детям и собиралась попросить Ардавана чтобы он съездил за ними к Каре.
-Твой папа приехал, -улыбнулась Ани, нежно обнимая сладко уснувшего ребенка. -Он выберет тебе имя... и надеюсь, что хотя бы пару недель побудет дома. Наконец-то мы сможем собраться всей семьей...
Вернувшись домой, Ардаван был очень счастлив, увидев "сюрприз" любимой жены и крепко обнял ее, порадовавшись тому что все прошло благополучно. Младшего сына адмирал назвал Мурадом и улыбнулся, когда Ани в шутку сказала, что этого малыша на флот не отпустит и придумает чем его занять, когда подрастет.
-Милая, все наши дети любят море - это у них уже в крови, -произнес Таас, взяв сына на руки. -Даже у девчонок - ведь и Амина и Руми просто жить не могут без моря. И тебе всегда нравилось бывать у меня на корабле... кстати, надо бы повторить ту чудесную ночь, что мы провели на верфи?
-Ты всегда любил меня смущать, -засмеялась Ани, привычно уже покраснев. -И сейчас снова будешь смеяться надо мной? И кстати о верфи - ты съездишь за нашими ребятами? Я так соскучилась по ним... и ты увидишь, каким взрослым стал наш старший. Когда я увидела его, то не поверила, что когда-то он тоже был таким же крохой как наш Мурад сейчас. Настоящий мужчина - высокий и красивый.
-Моя обожаемая скромница, подарившая мне уже четверых детей - даже после почти двадцати лет вместе, ты все равно так мило краснеешь, когда я делаю весьма неприличный намек, -Ардаван тоже рассмеялся, даже и не подумав сдерживаться. -Я сейчас же поеду за детьми... а что до нашего красивого взрослого сына, то не пора ли нам уже начать переговоры насчет его будущей женитьбы? У него до возвращения в Академию полно времени - обживется и привыкнет к молодой жене и быть может она сделает из него человека?
-Давай подождем Баязида и решим все вместе с ним? -ответила Ани. -Я уверена, что если ты поговоришь с ним спокойно, то он поймет что мы желаем ему только добра. И еще - прочитай письма, что приходили в твое отсутствие. В основном, они от господ, что хотят посватать нашу Амину... Быть может нам удастся сыграть сразу две свадьбы сразу?
Ардаван сдержал слово и поехал в дом старого друга Искандера этим же вечером... даже и не предполагая, что там его ожидает еще один сюрприз. Правда уже не такой приятный как рождение малыша Мурада. В доме родни его встретили только Руми и Ахмед - и оказалось, что Баязид два дня назад уплыл в Анд, чтобы уговорить своего деда приехать к Андромеде и присмотреть за ходом ее тяжести.
-То есть как это он уплыл в Анд вместе с Миной? -переспросил Таас, переведя взгляд с Искандера на Кару. -Но почему вы его не остановили?
-Потому что проще было бы поймать ветер и посадить его на цепь, -ответила Кара, опередив своего сына. -Баязид сказал что Ани плохо и он любыми способами попытается ей помочь. Что плохого в том, что любящий сын готов на все для своей матери??
-Что плохого??? Кара, ты не понимаешь?? -практически рявкнул на родственницу адмирал. -Он опять сделал все по-своему... тогда как должен был приглядывать за младшими. А Амина... как она могла решится на такое?!
-Ардаван, я приношу тебе свои извинения, -вздохнул Искандер. -В тот день когда они уехали, я был на верфи... а матушка посчитала нужным им не мешать. Но если бы это было при мне, я заставил бы Баязида передумать...
-Сынок, дай-ка мне поговорить с любимым деверем с глазу на глаз, -произнесла Кара, мило улыбнувшись сыну. -Я уверена, что смогу все объяснить.
-Ну ладно Баязид - отчаянная голова, так было всегда.., -теперь настал момент вздохнуть Ардавану. -Но Мина... она в жизни не ослушалась нас с Ани! Как она могла???
-А как твоя послушная и добрая жена осмелилась резко отвечать тем кто хаял тебя в Анде? -глазом не моргнув, выдала Кара. -Влюбленная женщина способна на многое, Ардаван - тебе ли этого не знать? А Амина больше не принадлежит тебе и Ани.
-А вот это уже интересно... объяснишь?
-Только слепой не видел, что она давно уже влюблена в Баязида, -госпожа Шенай эль Ами пожала плечами. -И видимо после долгой разлуки, девичье сердце не выдержало... но по сути дела, все вышло к лучшему? Вам не придется отдавать ее неизвестно за кого, пусть даже вы с Андромедой и не получите за нее выкупа... однако, у Ани будет самая послушная и любящая невестка на свете...
-Кара, ты себя слышишь??? Что случилось к лучшему?? -не выдержал Таас. -Ты понимаешь на что ты сейчас намекаешь??? Что Баязид посмел...
-Я ни на что не намекаю, а говорю тебе как есть - для того чтобы ты все обдумал, прежде чем бросишься вслед за непослушным сыном, -совершенно спокойно ответила женщина. -Подумай о том, что девочке которую ты растил, холил и лелеял, придется выйти замуж за нелюбимого человека. Увы, но Создатель не всем женщинам в нашем мире посылает достойных мужей...
-Ты просто... у меня слов нет.., -адмирал лишь рукой махнул, прежде чем выйти из комнаты и обратится к Искандеру. -Друг мой, окажи мне услугу? Сопроводи Руми и Ахмеда к Ани и отвези ей письмо от меня... а я поеду следом за Баязидом и Миной. Хотелось бы надеяться что они не наделали глупостей...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-17 20:52:34)

+1

23

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
Объятия и поцелуи не могли быть более приятными…
Каждое прикосновение, которое ощущала на себе Амина, отдавалось непередаваемыми эмоциями блаженства, в которых она ранее во время предыдущих мгновений близости с Баязидом не позволяла себе погрузиться. Ведь она находила себе так много проблем, которые возникали, словно ледяные глыбы в ее большом сердце – она боялась обидеть родителей и оказаться неблагодарной дочерью. А ведь, так оно и было. Она последовала туда, куда поманил за собой ее единственный и любимый мужчина, ради которого она была готова на все. И надо полагать, что ни отец, ни мать не окажутся довольны тем открытием, которое больно шокировало любого на их месте. Все-таки она уже заранее знала все то, что наверняка скажет или подумает мать – не такой благодарности она ожидала от детей, которых она растила и лелеяла, словно свою самую большую ценность. И понимание этого даже сейчас, когда они с Баязидом находились вдали от дома, заставляли девушку тихо вздыхать, не представляя, как ей быть. Как посмотреть в глаза матери или отца, когда они снова встретятся? А ведь в то, что это произойдет – она не сомневалась. В это верил ее любимый названный брат, и этому поверила она, тогда как сейчас отдавалась ему с большей решительностью, нежели прежде. Когда в песке нашелся камушек, больно впивавшийся в нежную кожу адмиральской дочери, она не оттолкнула своего возлюбленного и не подвинулась, а попросту решила сменить немного диспозицию, устроившись сверху.
И в этот раз она испытала не меньшее блаженство, проявив каплю решительности, которая к тому же была приятна и молодому человеку, что поначалу даже удивился раскованности своей сестры, что еще недавно была послушной и податливой в его объятиях. Но, кое-чему учиться долго не приходится?
После того, как мгновения единения проходят, Мина устраивается рядом с Баязидом, уложив голову ему на грудь. Какое-то мгновение она пытается привести свое дыхание в норму, но каждый раз отвлекается на своего пылкого любовника, что не забывает после этой близости подарить несколько особенно нежных поцелуев, что то и дело взывают к продолжению «банкета» для двоих. Но, для этого у них еще было в запасе неограниченное количество времени, которое они могли провести на этом клочке суши посреди моря, пока около него не будет проходить корабль.
- Мама будет нами недовольна, - словно бы и так было не достаточно причин для волнений, подумалось было девушке, что не стала умалчивать своих мыслей. В прочем, они в итоге оказались не такими уж и грустными, как могли показаться на первый взгляд?
- Представь себе только, что бы она сказала, если бы узнала о том, что мы устроили… - добавила она, все так же держа голову на плече молодого человека, пока солнце ласково согревало ее спину. И пока учащенное сердцебиение Баязида громко отстукивало свой ритм, Мина устремила свой взгляд к морю, где когда-нибудь в будущем будет проплывать корабль, что их подберет. – Я даже не знаю, как смогу оправдаться в ее глазах, Баязид, - приподнявшись на локте, чтобы заглянуть в любимые глаза парня, произносит Амина. – Мне кажется, что тому, что мы устроили с тобой, не может быть прощения – они ведь не учили нас такому, - добавила она, не отводя взгляда в сторону. – Но, помнишь, ты спрашивал меня: не жалею ли я? Так вот, я теперь знаю точно, что никогда не пожалею о том, что поцеловала тебя тогда, и потом пришла к тебе в покои. Никогда я не буду счастлива с кем-то другим, только с тобой. И сейчас, когда мы здесь и можем позабыть о многих условностях, я не могу сказать, что помню, что такое страх. В какой-то степени я рада, что Создатель решил нас наказать именно в такой способ, - добавила кареглазая атлантийка, прежде чем вновь устроить голову на груди Баязида. И ведь в его объятиях она была готова провести еще долгое время, если бы не его бурчащий живот и закипевший котелок воды, к которому даже нечего было бросить пока. Рыбу они так и не разделали.
- Ты еще не думал, что скажешь отцу? – спросила она у будущего капитана, поднявшись и струсив с себя песок, чтобы надеть на себя чистую, но совершенно не подходящую ей одежду. – Я не хотела бы, чтобы ты с ним ссорился, как это у тебя в последнее время выходит все чаще, - добавила она, подойдя к Баязиду. – Обещай мне, что не будешь сразу упрямиться, а постараешься ему все объяснить. Я боюсь, что он и мама от нас отвернутся и это очень сильно ранит мое сердце, - добавила она, честно высказав молодому человеку все то, что хотела. Все-таки тут уже делать было нечего – можно было планировать и обдумывать, дожидаясь определенного момента, а после не терять надежды на то, что реализуются только самые благоприятные прогнозы.
Почистив и разделав рыбу, Амина без труда приготовила рыбу из того, что было у нее под рукой. Конечно, начала она их похлебки, к которой нашла еще некоторые растения, допустимые для подобных блюд. Ну, а после этого остальную рыбу они попросту обжарили. Завтрак получился весьма пресным, но вполне сытным – однако и на нем не будешь получать эстетическое удовольствие.
- Нам нужна соль и хоть какие-то еще продукты, - добавила она после завтрака, решительно взявшись за нож, которым и разделывалась рыба. – Я хочу пойти посмотреть, что тут растет и по возможности попробовать из этого сделать хоть что-нибудь. Может быть, тут будут томаты или хотя бы какие-нибудь фрукты? – пожала она плечами. – Пойдешь со мной? – предложила она, но не стала дожидаться, пока Баязид огласит свое веское согласие или возмущение. Она была полна решительности, которая оказалась заразительной. К тому же, ей хотелось приготовить что-нибудь вкуснее этой пресной похлебки и рыбы.

+1

24

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kJGo.png[/AVA]
Это было нереально чувственно, прекрасно, волшебно... незабываемо?
Пожалуй, у Баязида не было причин роптать на судьбу, что забросила его вместе с Миной на маленький островок в огромном море... ведь даже самый страшный шторм не сумел их разлучить, что можно было расценить как вполне благоприятный знак. И меньше всего сейчас молодому человеку хотелось вспоминать о благоразумии и о том, что рано или поздно придется все рассказать родителям, а они наверняка будут недовольны. Он был готов признать себя виноватым во всем, лишь бы отец позволил женится на Амине, а приехавшего по ее душу графа из Гасконии, послал бы ко всем морским чертям... Хотелось бы конечно надеяться, что адмирал сумеет понять своих детей и не станет сильно гневаться, но зная характер отца, это было маловероятно. Баязид уже представлял себе все что ему будет высказано, пока лежал на горячем песке, обнимая свою возлюбленную - вообще она была права, когда говорила что он словно нарочно ищет ссоры с Ардаваном. Обычно именно так дело и обстояло, хотя будущему капитану подобного не хотелось... но как говорится, долго ли умеючи?
-Мама будет нами недовольна, -тихо и грустно произнесла Амина, едва только ей и Баязиду удалось восстановить дыхание после очередной жаркой близости. Парень едва было не ляпнул, что отец тоже не придет в восторг, озвучив тем самым свои мысли, но решил промолчать. Да и что тут было можно возразить? Мина была совершенно права... -Представь себе только, что бы она сказала, если бы узнала о том, что мы устроили… Я даже не знаю, как смогу оправдаться в ее глазах, Баязид.
-Я знаю, что она скажет, -вздохнул Баязид, проводя ладонью по спине Амины. -Я не должен был так поступать... и мне следовало продолжать считать тебя своей сестрой. Полагаю, что отец скажет тоже самое, когда я попрошу твоей руки. А ведь между прочим они с мамой тоже встречались до своей свадьбы, хотя мама и боялась ослушаться или огорчить как-либо дедушку. И если они поженились по любви, то почему мы должны смирится с тем, что они сделают выбор за нас, подобрав нам спутников жизни? Я так не хочу... и не смирюсь с подобным, слышишь?
Конечно же Баязид не посмел бы пенять родным отцу и матери тем, что они "достигли" его еще не будучи в законном браке - об этом парень без труда догадался, сопоставив дату своего рождения с датой бракосочетания родителей. И сейчас он как никогда мог понять их, ощутив что значит безудержно любить кого-то... Настоящая любовь не приемлет каких-либо людских законов, правил и ограничений и подобна той самой штормовой волне, что сметает корабли на своем пути, словно жалкие ореховые скорлупки.
Но все же... если отец и мать будут настаивать на свадьбе Амины с тем графом, Баязид не собирался молчать. Он добьется своей возлюбленной любым способом! Даже если придется вызвать того гасконского хлыща на дуэль и тем самым избавится от него раз и навсегда.
-Ты еще не думал, что скажешь отцу? -поинтересовалась тем временем девушка, доверчиво заглянув своему пылкому кавалеру в глаза и принявшись одеваться. -Обещай мне, что не будешь сразу упрямиться, а постараешься ему все объяснить. Я боюсь, что он и мама от нас отвернутся и это очень сильно ранит мое сердце.
-Думал... и то что я скажу, ему наверняка не понравится, -ответил Баязид, нежно обняв Мину и вновь притянув ее к себе. -Я люблю отца и уважаю его... но пойми, если он заупрямится и откажется тебя мне отдать, я не стану молчать. Он выбрал себе жену без помощи родителей и они с матерью до сих пор очень счастливы... так почему у нас должно быть иначе? Смотря на них и я мечтал, что у меня будет такая же семья - и что моя жена будет смотреть на меня с такой же любовью и нежностью, а не подчиняясь долгу как это принято в так называемом приличном обществе. Неужели тебе хотелось бы выйти замуж за человека, которого ты совсем не знаешь??
От одной только подобной мысли Баязида реально передергивало... он не мог даже допустить чтобы Амину мог бы обнять другой. Это все равно что позволить вырвать собственное сердце, не иначе...
-Я хочу чтобы ты была моей женой, слышишь? -произнес молодой человек, взяв в ладони лицо своей возлюбленной. -И я клянусь тебе, что никто не помешает мне увезти тебя в Гасконию этой осенью, когда настанет пора вернутся в Академию. А дальше надо будет подождать всего ничего, прежде чем я получу наконец свой корабль и чин морского офицера. Тогда у меня будет полноценное жалованье, а не эти гроши, что положены ученикам. Мы сможем завести себе дом, не хуже родительского...
После этого разговора, они принялись за готовку и завтрак вышел вполне сносным - правда Баязид забыл о том, что можно было добыть соли из морской воды. Но и без оной, двум путешественникам по крайней мере не грозила голодная смерть, ведь все могло быть и куда хуже?
-Милая, я дурак... нас ведь по сути дела окружают просто тонны соли, -рассмеялся парень, услышав предложение Мины. -Я сомневаюсь что здесь можно найти томаты, но зато кокосовые орехи - наверняка. А еще, какие-нибудь съедобные ракушки или крабов... Конечно я пойду с тобой - сейчас, только отвяжу ножик от остроги, вдруг он нам понадобится?
Баязид протянул руку Амине и они оправились в разведку по островку, словно первые мужчина и женщина на свете в первозданном Саду, где правда не нужно было заботится о хлебе насущном. Но и без каких-либо благ цивилизации, двое затерянных в море путешественников чувствовали себя вполне сносно, радуясь тому что могут все свое время посвятить друг другу.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-17 20:40:00)

+1

25

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
— Успокойся. Перестаньте трястись и нервничать. Всё, что с нами происходит, случается именно тогда, когда нужно.
Бернар Вербер, «Тайна Богов».

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

- Не говори так, Баязид, ты просто думал о том, насколько ты голоден – только и всего,
- улыбнулась девушка на слова своего возлюбленного, когда он попенял себя за то, что не позаботился о таком необходимом ингредиенте каждого блюда, которой являлась соль. Да, казалось бы, такая маленькая щепотка, а как знатно она меняет вкус любого приготовленного блюда. Стоит только перебрать с пропорциями и блюдо будет испорчено – об этом знает каждая хорошая хозяйка, которой также в свое время станет и Мина, как только выйдет замуж. Но, пока она еще только мечтает о своем счастливом замужестве с возлюбленным, который был только рад поощрять их самые смелые надежды и мечты, в которых не было и тени страха или опасения.
Возможно, девушке и стоило насторожиться по этому поводу, ведь гнев родителей не принесет им обоим счастья и радости…
Возможно, ей стоило подумать о том, как не просто будет достичь прощения родителей, которые не думали даже о том, что все заветы будут отброшены в сторону теми, в кого они вложили столько терпения и любви, сколько не каждому ребенку доводилось видать за всю свою жизнь…
Возможно, Амине стоило подумать о том, как она попытается оправдаться, в конечном итоге…
Однако, она уже, похоже, приняла те условия, которыми окружила их с Баязидом судьба. Она более не могла бороться с чувствами, как и не могла не наслаждаться теми мгновениями, которые были подарены им самой судьбой, не иначе. О! Эта Злодейка знала прекрасно, как помучить двух влюбленных, и прежде чем выбить почву из-под ног даровала сами небеса, одно блаженство.
- Надеюсь, что мы найдем хоть что-нибудь еще, кроме этих твоих кокосов, ракушек и крабов, - поморщив свой аккуратный и изысканный носик, произнесла в ответ своему кавалеру и своему верному спутнику Амина. Она, конечно же, надеялась на то, что сумеет отыскать что-нибудь более разнообразное для их следующей трапезы. К тому же, кто не знал о том, что моллюски и всякие крабы были едой моряков, а также бедняков. Ее продавали также и на базаре, и Мина видела не единожды, как кто-то нахваливал морские богатства, но обычно на столе семейства адмирала такие блюда не попадались, поэтому девушка решила, что пока есть рыба – чего-то подобного она предпочтет не кушать. Однако, ей пришлось разочароваться в дарах природы, которыми Создатель наполнил этот одинокий клочок суши посреди водных просторов. Увы, но никаких томатов или известных съедобных ягод девушка не нашла. Им с Баязидом достались только коксы, молоко которых утолило жажду для них обоих во время обратного пути к пещере, где и оставались все их вещи. Не заходя в пещеру, расстроенная девушка подалась прямиком к морю, у которого села прямиком на песке, позволяя теплым морским волнам дотягиваться до ее босых ног.
- Ну, что за несправедливость? – внезапно заговорила Мина, как только к ней подошел Баязид. – Почему сейчас море такое прекрасное и спокойное? – сердито глядя на море, добавляет она. Конечно, она была счастлива рядом со своим возлюбленным, однако … беспокойство за матушку все-таки тихонько поедало ее изнутри. – Хоть бы с мамой все было в порядке, и создатель оберег ее от беды, - вздохнула она, почувствовав какое-то прикосновение к своей спине, что было едва ощутимым. Так, словно бы какой-то стальной паучок цеплялся за ее рубашку и пробирался все ближе к коже.
- О, нет… что это?! – испугано произнесла девушка, поднявшись на ноги. – Это какой-то паук, Баязид! Сними его с меня, сними, прошу тебя! – повысив тон своего голоса, потребовала девушка, предпринимая попытки стряхнуть с себя это существо, карабкающееся по ее спине.
И, как оказалось, это был какой-то маленький краб, которого она не заметила рядом с собой на песке. Ну, а бравый моряк, как всегда, решил подосаждать ей, высадив ей его на спину, и теперь был очень даже доволен своей проделкой.
- Это не смешно, Баязид! – заявила Амина, прежде чем направиться к молодому человеку, чтобы дать сдачи, как это бывало когда-то в детстве. Правда, как и тогда, Баязид прекрасно умеет бегать и ей стоит не малых трудов, чтобы нагнать его. – Это ужасная выходка! Я же так испугалась! А тебе еще смешно?! Ну, чтоб тебя, - громко кричала она вслед будущему офицеру флота, прежде чем не нагнала его. И ведь, тут еще стоит хорошенько подумать, кто кого догнал? Очутившись в объятиях своего возлюбленного проказника, Мина не перестала сердито фырчать, но и не избегала от его ласковых объятий. – Ты ничуть не изменился: все так же любишь помучить меня, - добавила она тихо, припоминая не одну проделку, которую устраивал Баязид, привлекая так необычно ее внимание к себе. – Совсем не жалеешь меня, - продолжила девушка, но уже наклонившись к молодому человеку, чтобы подарить ему короткое прикосновение своих губ.

+1

26

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kJGo.png[/AVA]
-Между прочим ракушки это очень даже вкусно! -рассмеялся Баязид, в ответ на заявление своей пассии. Вся Атлантия фактически живет доходами от промысла даров моря, кроме прочей торговли - а уж морякам не привыкать кушать устриц, мидий и прочую живность, что может показаться дамам из приличного общества несъедобной. И да, адмирал всегда старался чтобы стол в его доме был более чем изысканным, так что Баязид нисколько не удивился, когда Мина презрительно наморщила свой нос, говоря о морепродуктах. -Жаль конечно что нам их не приготовить как нужно... но если нам попадутся устричные отмели, ты сама сможешь заценить, насколько они хороши на вкус.
Абсолютно каждая женщина в Атлантии с самого детства учится вести домашнее хозяйство - и даже самая изысканная и богатая леди сама способна приготовить ужин своему мужу или отцу, даже если в доме полно прислуги и есть собственные повара или кухарки. Баязид не раз видел как его мать собственноручно занималась готовкой чтобы порадовать отца, а не просто присматривала на кухне за тем как готовится то или иное блюдо. Молодой человек не сомневался, что и Мина смогла бы приготовить все что угодно, даже из ракушек, что ей так не нравились... но одно дело, готовить на прекрасно обустроенной кухне и совсем другое - находясь на необитаемом острове. Счастье еще что здесь была пресная вода, ведь уже за это стоило поблагодарить Создателя?
-Ну, что за несправедливость? -произнесла Амина, после того как Баязид уселся рядом с ней на горячем песке перед кромкой воды. -Почему сейчас море такое прекрасное и спокойное? Хоть бы с мамой все было в порядке, и создатель оберег ее от беды...
-Почему несправедливость? -парень допил очередной кокосовый орех и положил его рядом с собой наблюдая за тем как крохотные крабики тут же облепили его, спеша полакомится вкусной белой мякотью. -По-моему Создатель был очень добр к нам, подарив эти дни в покое и тишине... и мы сейчас проводим время почти как муж и жена. Я тоже надеюсь что с мамой все хорошо и беспокоюсь за нее - но она самый лучший на свете человек, так что с ней не должно случится ничего плохого...
Продолжая говорить, Баязид поймал одного из маленьких крабов и посадил его на спину Амине - совсем как бывало в детстве пугал ее, поймав большого жука или стрекозу. Его всегда смешило как она боялась всех этих насекомых и чего уж греха таить, шутнику влетало за подобные проделки от матушки... но сейчас парень просто не удержался повторить все.
-О, нет… что это?! Это какой-то паук, Баязид! Сними его с меня, сними, прошу тебя! -бедняжка Амина мигом вскочила на ноги, стараясь стряхнуть с себя крабика, чем немало насмешила Баязида. И как бывало в детстве, он бросается от нее наутек, буквально давясь от смеха, заставляя побегать за собой прежде чем позволить поймать себя. Хотя... кто еще кого поймал? -Ты ничуть не изменился: все так же любишь помучить меня...
-Прости... но это было так смешно, что я не сдержался, -улыбнулся Баязид, обнимая Мину и в очередной раз жарко целуя ее. -А еще... я снова безумно хочу тебя. Ну не хмурься и поцелуй меня?
Итак... двое безумно влюбленных были вполне довольны своим маленьким раем лишь для двоих и пока что даже и не предполагали, что помощь для них была уже в пути и совсем скоро и идиллия должна была подойти к концу. Если бы корабль Ардавана и сопровождавшие его галеон и абордажная шхуна не застряли в полосе штиля, то адмирал был бы на островке уже день спустя после отплытия из Мориссии. Но из-за капризов погоды, "Владыка морей", "Каффа" и "Полярная звезда" оказались в нужном месте лишь после того как дождались попутного ветра. И по правде говоря, Таас даже и подумать не мог, что найдет своих детей на том самом острове, где его команда обычно пополняла запасы питьевой воды...
Оказавшись поутру вблизи островка, он был занят тем что читал письмо Кары, о котором едва не забыл, после всех новостей о Баязиде и Амине. Но его родственница была прежде всего женщиной деловой, так что написала адмиралу послание, раз уж их разговор не затянулся надолго и не дошел до нужной темы.
-Создатель всемогущий... что за женщина... Никогда не упустит своего, -вздохнул Ардаван, перечитав следующее:

Мой дорогой деверь!

Нам с вами не удалось обсудить одну очень важную тему и я надеюсь, что вы уделите ей достаточно своего внимания, как только перестанете сердится на Баязида и Амину. Все дело в том, что я нашла как устроить счастье вашего с Ани старшего сына Али - уверена, что вы поддержите мое начинание, ведь ему давно уже пора жениться и стать респектабельным человеком.
Видите ли, у меня есть добрая подруга, которая овдовела около двух лет тому назад - она живет по соседству, а ее покойный супруг был лордом и главным законником Аданы. В настоящий момент, родственники делают попытки лишить эту достойную леди наследства, так что ей необходимо новое замужество, дабы не пришлось возвращаться в дом своих родителей в Мориссии ни с чем. Поговорив с ней и узнав о ее бедах, я рискнула предложить ей в качестве перспективного жениха нашего дорогого Али и моя подруга пожелала познакомится с ним лично. Так что вам, дорогой деверь, не следует упускать столь выгодного момента, ведь госпожа Айше неприлично богата и хороша собой!!! У нее есть двое здоровых и прекрасных детей, так что она сможет подарить наследника и нашему Али.
Обсудите мое предложение с Андромедой и Али, а затем как можно скорее пришлите мне ваш ответ. Передайте пожалуйста милой Ани, что я целую ее и чудесного малютку, что принес счастье и радость всей нашей семье.

С неизменным уважением,
Кара Шенай эль Ами.

Показав это послание старому другу капитану Сауту, Ардаван приказал спустить шлюпку, чтобы матросы пополнили запасы пресной воды - даже и не предполагая, кого они привезут с островка. Тем временем, Баязид заметив хорошо знакомый корабль, тяжко вздохнул, показав на него Амине.
-Может быть еще не поздно спастись вплавь с этого острова, любимая? Это ведь "Владыка морей"... его невозможно перепутать с другими кораблями, настолько он велик. Местного фарватера ему точно бы не хватило... и потому он не подходит ближе к острову.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-17 23:53:44)

+1

27

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
Баязид без особенного труда умудрялся принести улыбку на лицо своей названной сестры, которую теперь так нежно и не по-братски обнимал сейчас, прижимая к себе. Возможно, ей стоило смутиться тому факту, как быстро и легко они позволили себе нарушить все заветы, которым их обучала в детстве матушка, но разве любовь не требовала этого? Она не позволяла им сторониться друг друга, а лишь приближала, словно две половинки единого целого, что идеально подходили друг другу. Даже если разбить чашку – она разлетится на несколько кусков так, что и не собрать все будет воедино. Они же были другими, совершенно другими и оба это понимали, глядя сейчас друг другу в глаза, даря каждый новый поцелуй, прежде чем не вернутся к своим заботам по обустройству их скромного быта на этом безлюдном острове.
- Мне и хотелось бы, чтобы мы не покидали этот остров, - в перерывах между поцелуями, прошептала Амина своему возлюбленному, что не терял зря времени, и уже скользнул ладонями под широкую рубаху, которая красовалась сейчас на ней. – И вместе с тем, я хочу вернуться домой, узнать, что с мамой все хорошо, и уже открыть занавес тайны перед нашими родителями. Жить в незнании и в неопределенности – наверное, не может быть ничего хуже этого. Хочу уже быть твоей по закону, чтобы никто не разлучил нас, - добавила она, вновь поцеловав Баязида, от которого же в следующее мгновение сбежала точно также, как он это делал еще сам недавно. Но, в отличие от молодого человека, Амина побежала не вдоль берега, а навстречу безграничному морю, в водах которого она познала весь спектр эмоций, начиная от страха и ужаса перед стихией, которая всегда очаровывала ее, и заканчивая самой обычной радостью. Именно радость переполняла ее сейчас, а еще счастье и любовь – ведь ничто не преграждало им быть вместе, словно бы их персональная сказка началась на этом острове в ночь того страшного шторма, уцелеть в котором посчастливилось только им.
- Ты меня не поймаешь! – дразнила она парня, сбегая от него дальше к морю, пока вода не начала доставать до самой талии. Именно тогда девушка решительно атаковала своего пылкого возлюбленного, заставляя его замедлить свое наступление, укрываясь от соленых брызг. И тут, стоит сказать, что нечто подобное они тоже частенько устраивали в прошлом, когда были детьми. Вот только тогда, поймав Амину, Баязид не обнимал ее так, как делал это сейчас, увлекая за собой в море, где они оба могли почувствовать себя невесомыми, словно легкие перышки, и подарить друг другу себя. Правда, после этого купания обоим пришлось отыскать в сундуке, добытом из шхуны контрабандистов. Избавившись от одежды прямо в море, где они провели, по меньшей мере, больше часа в бесстыдной, как сказала бы любая атланттийка, близости. Так что, и не заметили, как морские волны унести их одежду вдаль, откуда ее было и не достать…
Но, ничего страшного?
В конечном итоге, при всем своем желании, девушка могла еще переодеться в свое платье, в котором и отправилась в путешествие. Вот только, в морской воде оно потерпело не самые лучшие перемены. К тому же, стоило ли греха таить, ведь на острове мужская одежда была более удобной. Так что, Мина осталась верна тому дикому предложению Баязида и снова облачилась в чистую одежду из сундука, что была ей велика, но зато не мешала готовить тем вечером ужин, на который молодые люди поймали множество крабов, что оказались вполне съедобными и даже вкусными.
Время на острове шло своим чередом и после захода солнца молодые люди позволили себе еще окунуться в теплом после жаркого дня море, после чего провели еще много часов без сна, пока слишком яркие лучи солнца заставили их подняться на ноги. В прочем, ярко блиставшее на небе солнце, быть может попросту хотело показать, какой сюрприз их ожидал сегодня? Трое хорошо знакомых кораблей находились неподалеку и в увиденное Мина даже не верила. Она замерла на месте, наблюдая за тем, как шлюпка приближается к их берегу и пытается предположить, как покажется на глаза отцу.
Вот и закончилась их сказка?
Вот и пришло их время вернуться к реальности и дать ответ за все, что они успели натворить…
- Почему ты так говоришь? – спросила Мина в ответ на слова своего драгоценного мужчины. – Там наш отец, он нас спасет – может быть, он уже нас ищет? Переживает? Ох, я даже не знаю, что и сказать ему, но я так соскучилась по нему, и хочу уже узнать, что с мамой… - высказалась девушка, прежде чем их заметили матросы из корабля адмирала, что были очень удивлены своей «находке». В прочем, справиться со своим удивлением оказалось и не под силу также самой Амине, что последовала в шлюпку, позабыв о том, что она одета совершенно неподобающе.
В конце концов,  ее мысли были далеко от окружающей ее реальности. Хаотично соображая, она не знала, как начать разговор с отцом, что и не ждал своих детей посреди морских просторов, но держал путь в старый-добрый Анд, на полпути к которому и потерпел крушение их корабль.
- Папа! – произнесла Амина, прежде чем подбежала к Ардавану, а точнее упала к его ногам с радостью и одновременно с боязнью того, что он мог бы им сказать. – Мы даже не надеялись на то, что так скоро сможем увидеть тебя. Пусть Создатель продлит твои годы, отец! Как наша мама? Мы так боялись за нее, а в итоге … ничего не вышло из нашей затеи, - честно выдала она, нерешительно подведя глаза на мужчину, которого всю свою жизнь называла своим отцом, ведь другого она не знала. Именно он дал ей имя, свою любовь и заботу, а она …
Мина пустила не одну слезу, прежде чем опустить взгляд, в котором было все, кроме искреннего сожаления. Там был страх перед гневом и разочарованием отца, но больше не было места сожалениям, которые еще пару дней назад грызли ее подобном мышее душу изнутри.

+1

28

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kJGo.png[/AVA]
-Потому что наш отец будет явно недоволен нами, Мина... и в этом можно не сомневаться. В данный момент мне очень хочется сбежать куда-нибудь вместе с тобой, -вздохнул Баязид, но выбора у него и Амины по сути уже не было? Им пришлось отправится на "Владыку морей", где их и встретили Ардаван и Саут... и молодой человек предоставил своей возлюбленной возможность первой начать беседу с отцом. Вообще, можно было даже и не гадать, зачем адмирал решил вновь выйти в море после и без того тяжелого и долгого рейда?
-Здравствуй, любимая моя, -первой мыслью адмирала, после того как он увидел своих детей была - хвала Создателю, они живы и здоровы! И неважно, что дочка предстала перед ним в совершенно неподобающем виде, сейчас это было совершенно неважно. -С мамой все хорошо - и в тот самый день, когда вы уехали к Каре, она благополучно разрешилась от бремени. У нас родился здоровый сын.
Произнося "когда вы уехали к Каре", Ардаван бросил такой взгляд на Баязида, что тому стало немного не по себе - это пока отец говорит вполне спокойно? Надо полагать, что он попросит Амину уйти и тогда уже начнется капитальная головомойка...
-Хвала Создателю... мы молились о том чтобы все прошло благополучно.., -осторожно произнес Баязид. -Отец... мы всего лишь хотели попросить деда приехать и помочь матери. Боялись за нее и будущего ребенка, пока вас не было рядом...
-Я вижу, тебе есть о чем рассказать мне? -коротко и сухо ответил Ардаван, после чего повернулся к старому другу. -Саут, отведи Амину в мою каюту и скажи Селиму чтобы позаботился о ней. Ты наверное ужасно голодна, милая моя? Но все уже хорошо и скоро мы будем дома. Ступай с Саутом.
Итак, все вышло именно так как и подумалось Баязиду. Отправив Мину, Ардаван направился к носу огромного боевого галеона, где в данный момент не наблюдалось никого из команды. Остановившись, адмирал развернулся к своему сыну.
-Ну а теперь... рассказывай все как есть и не вздумай солгать мне. Объясни какого черта ты потащил с собой Амину в Анд? О том почему ты посмел ослушаться свою мать, я спрошу тебя немного позже...
-Я не собирался вам врать, -ответил молодой человек. -Без Амины мне не мила эта жизнь... и я не хотел расставаться с ней. Она любит меня, а я ее... и с этим уже ничего не поделаешь. Я пытался бороться с этим чувством до своего приезда домой, однако оно сильнее меня.... прошу вас, отец, если вы меня любите и желаете добра, позвольте жениться на ней...
-Ах вот оно как.., -Ардаван нахмурился, посмотрев на самонадеянного и непослушного мальчишку. -Если я тебя люблю? Да как ты вообще смеешь говорить мне такое?! После того что ты сделал, тебе должно быть стыдно смотреть мне в глаза! Неблагодарный... так-то ты отплатил мне и своей матери??
-Я виноват перед вами... но я не жалею о том что сделал, -Баязид тяжко вздохнул. -Вы тоже любите и знаете как сложно удержать это чувство в себе. Я люблю Амину и не отступлюсь от нее, вы меня знаете. Если отдадите ее другому, ему точно не жить, это я вам обещаю.
-Создатель... чем я заслужил такого сына? -Таас покачал головой. -Да как ты смеешь, ставить родному отцу условия, мальчишка! Ты сейчас должен был умолять меня простить тебя за то что ты сделал!! Но что я вижу? Тебе кажется, что ты поступил правильно, соблазнив невинную девушку... кого же я воспитал...?
-Но ведь вы... вы тоже встречались с мамой до свадьбы! -выпалил Баязид, хотя и прекрасно понимал что вступает на весьма тонкий лед, говоря о давнем прошлом. -И вы когда-то говорили мне, что сделаете все ради своих детей... но почему же сейчас вы отрекаетесь от меня?? Быть может потому что Али давно уже заменил вам родного сына и вы его любите больше???
Ответом на эту пылкую тираду была хорошая оплеуха. Едва ли не впервые в жизни, Таас не сдержался, после того что ему "выдал" любимый сынок. В первую минуту после услышанного, у адмирала реально слов не было, чтобы ответить что-либо глупому и вредному мальчишке - да как он вообще посмел коснуться столь щекотливой темы??
-Я не желаю тебя видеть и говорить с тобой, -наконец произнес Ардаван. -Ты всегда был непослушным и своевольным, но сегодня перешел все границы дозволенного. Посидишь в трюме, а когда действительно раскаешься в своих словах, мы поговорим. Возможно я действительно совершил ошибку, когда старался быть строгим с Али и не позволял себе его баловать - он более послушный и благодарный сын чем ты, хотя он и не нашей с Андромедой крови! Первый помощник!
Подбежавший моряк почтительно поклонился адмиралу. Даже зная что у командующего важный разговор, помощник остался неподалеку как и подобает хорошему служаке.
-Приказываю отвести моего сына в трюм и заковать в цепи как бунтовщика. Посадить на хлеб и воду до самой Мориссии! -отдал приказ адмирал. -И чтобы никто не смел говорить с ним без моего позволения...
-Слушаюсь, господин, -кивнул первый помощник, после чего обратился к нарушителю спокойствия. -Вы должны пойти со мной и советую сделать это без сопротивления.
-Спасибо, отец. Вы буквально только что доказали как любите меня, -тихо сказал парень, прежде чем уйти с палубы. Ардаван вернулся в свою каюту, где его ждала дочь, уже успевшая переодеться в надлежащее платье - вот только к еде Амина не притронулась и увидев отца, тут же подошла, спрашивая о Баязиде.
-Сядь дочка.., -указав дочери на кресло, Таас уселся напротив нее. -А теперь расскажи мне все с самого начала. Я хочу наконец узнать всю правду, какой бы она ни была...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-21 02:37:46)

+1

29

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
Амина не могла не обрадоваться встречи с отцом, пусть даже та встреча должна была стать в некоторой степени предопределяющей. Именно сейчас должна была разрешиться судьба двух пылких влюбленных, которые не побоялись гнева небес и родных, и приняли то решение, которое не должно было принадлежать им. Но, что можно было поделать еще в их ситуации? По правде говоря, Амина в последнее время, проведенное возле любимого, уверилась в том, насколько их отношения были правильными. И, быть может, подобное утверждение звучало не совсем правильно, однако у девушки не было иного выбора: она слишком сильно любила и боялась потерять своего возлюбленного, что до сих пор хранил молчание, и ответил своему отцу немногим погодя. Но, прежде они услышали благую весть, что на время заставила позабыть о многих не сказанных ранее вещах, которые оставались темным пятном на душах двух молодых людей, пожелавших предопределить собственную судьбу самостоятельно.
- Хвала Создателю, - обрадовалась Амина за свою мать, оглянувшись на Баязида, что попытался объяснить их тайную поездку в Анд, что пошла полностью в разрез с планами молодых людей. – Пусть растет малыш на потеху матери и отцу, а матери дарует счастливые годы подле своих детей, - добавила темноволосая девушка, ощутив, как избавилась от одного из тяготящих ее грузов.
Все-таки одним волнением стало меньше.
Однако оставалось столько еще несказанных слов! И в тот самый момент, когда Ардаван обратился к своему сыну, Мина отчетливо почувствовала в тоне своего отца перемену. Казалось, он пытался сдержать свой гнев, который переполнял его изнутри. И, право дело, девушка даже не подозревала о том, что тетя Кара уже успела разоблачить двух пылких влюблённых. Она только поднимется с колен, чтобы испуганно оглянуться на Баязида, мысленно надеясь на то, что он не успеет наговорить лишнего отцу. Была бы ее воля, она сама попыталась бы просить пощады у отца и прощения, на которое они не заслужили, но… как она скажет о том, как еще этим утром она позволила себе забыться в объятиях Баязита? Как сказать о том, что будь ее воля, она повторила бы все именно так, как случилось, ведь время, проведенное с любимым, не пугало наказанием, скорее было достойной платой за счастье, которому не хотелось давать даже малейшей возможности заканчиваться.
- Хорошо, как пожелаешь, отец, - только и ответила Мина, прежде чем последовать за давним другом их семейства, который продолжал службу под руководством адмирала атлантийского флота, что был не просто действенной и грозной силой. Стараниями адмирала Тааса флот был самым современным и продвинутым во всем цивилизованном мире.
Конечно же, дорогой к каюте адмирала, Саут поинтересовался у Амины об ее самочувствии и настроении, не только потому что того требовали приличия. Этот мужчина был одним из первых, кто взял на руки названную дочь Ардавана и Андромеды. Он предвидел судьбу девушки, если можно так сказать, поскольку именно он огласил опасение относительно хранения некоторых секретов, что имеют не самую лучшую привычку открываться в самый неподходящий для этого час. Хотя, пожалуй, можно было бы сказать, что узнала Мина правд именно тогда, когда она была ей так нужна.
Оставшись наедине, Мина получила возможность переодеться в прилично платье, которое ей предала заботливая (порой даже слишком) тетушка Кара. Конечно же, очень скоро Селим принес еду, которую подавали этим утром к столу адмирала. Вот только ни один кусочек в горло кареглазой красавицы так и не полез. Казалось, она время остановилось на время, пока над ней витала неизвестность.
- Отец? Ты пришел один? – искренне удивилась Амина, когда в каюте оказался один Ардаван без своего сына. – А где Баязит? – тут же добавила она, но ответа так и не последовало. Вместо этого Таас предложил ей присесть на стул и поговорить на весьма туманную для нее тему.
Он хотел узнать обо всем, что случилось, пока он был в рейде. Да?
Выполнив просьбу отца, девушка присаживается на стул, после чего какое-то время, обдумывая то, что должна была сказать мужчине, ставшего ей лучшим из отцов.
- С самого начала… - тихо вздохнула девушка, нерешительно заглянув в глаза отца. – Что же, - глотнув немного воздуха, начала девушка, - когда приехал Баязид с Али, мы все очень обрадовались. Я встретила их в порту тем утром еще когда корабль не причалил к пристани, - вела свой рассказ Мина, проматывая в собственных воспоминаниях то утро, когда она стала снова счастливой от одной встречи с названным братом. Теперь, после всех этих происшествий, казалось, что это было не пару дней тому назад, а месяцами ранее. – Матери тогда уже нездоровилось, и Баязид сразу захотел отправиться в Анд, чего матушка не позволила. Но, вы знаете, какой упрямый Баязид – когда решит что-то, он идет к намеченной цели, - мягко улыбнувшись сказанным словам, Амина продолжила. – Когда он предложил поехать мне с ним, я заколебалась, но не отказалась, хотя и должна была отговорить его. Но, поймите, как сильно было волнение и страх, что с нашей матерью может что-то случиться, - вела дальше Мина, прежде чем остановилась, и поняла какой-то частичкой души, что не этого ожидает от нее отец сейчас.
– Я не знаю, что вам сказал Баязит, отец, но я знаю, что виновата и не заслуживаю вашего прощения. Единственное, на что я могу уповать так это на вашу доброту, которую я предала, - говорила она, начав давно уже умываться слезами, хотя и старалась сдержать себя, свои эмоции при себе. - Все-таки чувства оказались сильнее, - добавила она опустив глаза на руки, что лежали на ее коленях и теребили подол ее платья.

+1

30

[NIC]Ardavan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2m8SN.png[/AVA]
По воле судьбы Ардавану было суждено стать главой большой и дружной семьи... и он всегда старался уделять максимум внимания каждому из своих детей, как родных, так и приемных. Али и Мину адмирал любил не меньше чем Баязида, Руми и Ахмеда, так что ему было особенно больно услышать от вредного сына упрек в том, что он кому-то отдавал предпочтение. Если говорить начистоту, то Али едва только попав в семью Таас уже пошел служить на флот, где и проводил большую часть своего времени, будучи при этом благодарным и послушным сыном - таким о котором молят Создателя все родители. Если же говорить о Баязиде, то Ардаван надеялся что когда-нибудь родной сын прославит его имя, так что люди хаявшие адмирала прикусят свои злые языки, обсуждая лишь то как много он сделал ради укрепления королевского флота. Но вместо того чтобы сделать что-то полезное, неблагодарный мальчишка как всегда решил поступить по своему, соблазнив наpванную сестру и призвав позор на головы своих родителей.
Ардаван сам не знал, чего хочет услышать от приемной дочери... но надеялся что она в отличии от Баязида найдет подходящие слова, чтобы объяснить свое поведение.
-Мина... ты понимаешь, что поступила неподобающе и я вправе наказать тебя так же как Баязида? -ответил адмирал, выслушав дочь. -Неужели мы с матерью плохо воспитали тебя? Так почему ты считаешь, что вправе делать все что тебе вздумается?! Когда Баязид позвал тебя плыть с ним, ты должна была остаться в доме Кары! И приказав тебе рассказывать обо всем без утайки, я хотел услышать о том, как долго длятся ваши отношения... смотри мне в глаза и не вздумай солгать!
С самого появления в доме Ардавана, Мина никому и никогда не создавала проблем - была настоящим подарком от Создателя, любящей и преданной дочкой. Ани не один раз говорила своему мужу о том что этот добрый и ласковый ребенок был послан им не зря... и Таас даже в самом страшном сне не мог представить себе, что Амина способна устроить подобные неприятности. Хотя... можно ли было назвать случившиеся неприятностями?? Как уже было сказано выше, это был просто позор, если не сказать больше... Вспоминая о том как Андромеда мечтала о хорошем будущем для Мины, Ардавану хотелось тяжко вздохнуть - ведь дочка могла легко получить лучшую партию, о которой только могла мечтать любая атлантийская девица на выданье, получить титул и положение в обществе. Амина всегда знала как родители ее любят и что сделаю все ради нее... так почему же она поступила именно так???
-Ты прекрасно знаешь, что мы с матерью считаем тебя своей... и так было всегда! -не выдержав, Таас поднялся со своего кресла и прошелся по каюте. -Мы не хотели чтобы узнала правду о своем происхождении... потому что боялись что это разобьет тебе сердце. В тот день когда Ани принесла тебя, мы поклялись что у тебя будет все самое лучшее, как и у всех наших детей и тебе не придется пожалеть о том что мы приняли тебя в нашу семью. Али повезло меньше... он всегда знал что не родной нам - и к нему я был строже чем к тебе, Баязиду и младшим, но тем не менее заслужил упрек в том что люблю его больше чем своего родного сына. Я просто хочу понять... за что Создатель наказал меня неблагодарными детьми???
Ардаван действительно мог бы понять чувства Баязида к Мине... потому как знал что значит сильно и преданно любить. И он не стал бы разлучать детей, несмотря на возможный скандал, если бы они пришли к нему как и подобает покорным и любящим своего отца чадам и рассказали все как есть. Но нет, Баязид решил сделать все так как ему хочется и при этом заставил Амину забыть о послушании и долге перед родителями!
-Я был слеп... когда занимался по большей части делами флота и позволив вашей матери заботится о вас. Увы, но она слишком добра и даже заподозрить не могла, чем вы двое решили "одарить" нас, -продолжил адмирал, оглянувшись на свою приемную дочь. -Саут говорил мне как-то раз, что ты не должна была узнать правду... и теперь я с ним согласен. Надо было в свое время подтвердить тот слух, что разносили торговки на базаре - будто бы ты моя родная дочь от любовницы. Быть может тогда всего этого бы не было??? Ответь мне как на духу, Амина, как давно продолжаются ваши отношения с Баязидом... и насколько далеко вы успели зайти...
Таасу хотелось надеяться, что Кара ошиблась, когда утверждала что Баязид и Мина якобы были близки... но зная насколько дражайшая родственница была ушлой и чертовски умной, надежда была весьма слабой.
-Итак?
Ардаван вновь уселся в кресло напротив дочки, не представляя как ему быть. Если все действительно зашло уже слишком далеко, то ему придется позволить Мине стать женой Баязида, чтобы избежать еще большего позора. Зная вредного и непослушного мальчишку, стоило опасаться худшего - что Кара была права и дурное дело уже свершилось.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-19 04:16:47)

+1

31

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
Когда что-то страшное в детстве происходит, бывает очень просто справиться со своим страхом, попросту закрыв уши обеими руками и зажмурив свои глаза, чтобы не видеть и не слышать того, что так пугает в ночи. Так Амина делала всегда в детстве, когда начиналась жуткая буря и гром с молниями не давали никому спокойно поспать, насладившись заслуженным отдыхом. Поначалу она иногда еще сбегала в родительские покои, дрожа от страха, прежде чем не появились младшие братья и сестры, которым родительская забота была более предпочтительна. И тогда Мина начала пробираться к своему главному защитнику – Баязиду. Вдвоем пережить непогоду было всегда проще, поэтому она, по правде говоря, даже не знала, как ответить на слова отца о том, как должна была поступить – остаться у тети Кары вместе с младшими, и не слушать уговоров своего названного брата. Однако, как могла она бросить в этот не простой час она того, кто был всегда рядом с ней? Каждую минуту, когда ей было страшно до дрожи, Баязид находил возможность подбодрить ее, обнимая ее и даря успокоительное тепло, что лишь недавно стало испепелять их обоих изнутри. Все-таки родственные отношения неустанно отошли на задний план, едва только стало достоверно известно о том, что торговка оказалась права и кареглазая Амина не была родной по крови дочерью адмирала и его жене, а всего лишь подкидышем, наверняка, какой-то женщины, что нагуляла ребенка в незаконной связи.
Так, может быть, сейчас с ней сыграли злую шутку гены матери? Она сама поддалась соблазну любви и не устояла в тот момент, когда желанный и любимый мужчина проявил настойчивость.
Быть может, дело было вовсе не в воспитании, а в крови, что блуждала жилами молодой девушки, жаждущей любви именно Баязида?
О, если бы она могла знать наверняка, что ответить отцу, и как сгладить свою вину…
Он просит ее смотреть ее в глаза, после чего поднимается из своего стула и меряет шагами свою каюту, что была ему настоящим домом, пока он был в море. Здесь все говорило о том, насколько адмирал был предан своему делу, ведь он бывал тут настолько часто, насколько только мог себе позволить. И, наверное, если бы не определенные трудности, то и его семя чаще бывала на этом корабле?
Тяжко вздохнув, Мина уронила не единую слезу, прежде чем не поднялась следом за Ардаваном со своего места, но в отличие от него, девушка не осмелилась сделать и шагу в ту или иную сторону. Единственное, что она могла сейчас делать – горько глотать собственные слезы, понимая, насколько сильно ранила чувства своего отца, что дал ей все.
- Я виновата, отец, и мне нет прощения. Прошу, накажите меня со всей строгостью, но не наказывайте Баязида – его вина не так велика, как моя, - начала было девушка, прежде чем опуститься на колени перед отцом и поцеловать край его одежды. – Да, я знаю, что преступление мое не может иметь оправдания и, если вы решите отказаться от меня, я все пойму. Ведь вы с мамой не заслужили на такую дочь, как я, пусть я и раскаиваюсь в том, что не смогла побороть грешного чувства внутри себя, что зрело в моем сердце уже давно, - сквозь слезы говорила Мина, не останавливаясь ни на мгновение, чтобы обдумать свои слова. – Пожалуйста, не наказывайте строго Баязида, накажите меня – это моя вина, - повторила она еще раз, прежде чем решиться рассказать обо всем своему отцу. Нет, не о том, как радовала ее ревность брата, и он ввязывался в драки с теми парнями, которые осмеливались проявлять ей знаки внимания, и отвечали на ее неумелый порой флирт. Тогда это было всего лишь невинной детской забавой, а ведь истинная история началась немногим позже…
- Еще до того, как мы с Баязидом узнали правду о том, что мы с Али не родные вам по крови – это стало настоящим облегчением и одновременно с тем моим проклятьем, отец, - смахнув с лица не одну слезу, что протоптали себе тропинку и стекали по ней снова и снова, произнесла Мина. – Баязид всегда был близок мне, вы знаете об этом… но с каждым разом я все больше замечала, как сильно он мне симпатичен, не взирая на то, что он мой брат. И стоило мне только грешно подумать  о том, как сильно бы я хотела такого мужа, когда и случилось так, что на базаре мы услышали правду. С той поры я не могла остановить себя и совершила страшное преступление, открыв свои чувства Баязиду, и поцеловала его год назад. Тогда он не знал, что ответить мне или просто испугавшись вашего гнева, ушел, оставив мои слова без ответа. А когда вернулся, он был полон решимости и нетерпения воссоединиться. Особенно, после того, как прочел одно из писем, что пришли в ваше отсутствие… - рассказав практически все, девушка совершенно не представляла себе, как рассказать отцу о том, что еще он хотел знать. Как сказать, что она ничего не стоит? Никто из знатных лордов не захочет брать в жены ее. В прочем, она и не желала идти под венец с другим.

+1

32

[NIC]Ardavan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2m8SN.png[/AVA]
Как и следовало ожидать, Амина горько расплакалась, когда принялась рассказывать Ардавану историю своих взаимоотношений с Баязидом. И она в отличии от названного братца не позволила себе перейти грань дозволенного... заявив отцу, что вина лежит лишь на ней одной и прося наказать только ее. Таас лишь вздохнул, слушая свою приемную дочку и пытаясь понять, где, как и когда он и Ани могли допустить ошибку в воспитании своих детей?? А ведь они всегда старались не разделять родных и приемных детей и давать им только самое лучшее, при этом не слишком их балуя... но судя по всему слишком сильно любили их?
-Мина... ты понимаешь, что ты рушишь свое счастливое будущее? -тихо произнес Ардаван, налив и протянув дочке стакан с прохладной водой. -Мы с твоей матерью мечтали, что ты выйдешь замуж за достойного человека, которого мы тебе выберем и будешь счастлива, живя в достатке и заняв положение в обществе. Но ты почему-то выбрала Баязида... этого неблагодарного и своевольного мальчишку, который понятия не имеет что такое ответственность настоящего мужчины! Он просил у меня позволения на тебе женится... но я сомневаюсь что он понимает о чем просит. Где и на что вы будете жить? Баязид ведь еще не закончил свою учебу и не получил чин офицера... Создатель всемогущий - я сам не верю, что говорю все это тебе! Тебе - самой послушной и хорошей дочери!
Адмирал тяжко вздохнул, посмотрев на дочку. Кара была права, говоря о том, что влюбленная женщина способна на многое... а ведь Мину воспитывала Ани, умевшая быть отважной если ее близким грозила какая-либо беда. Вот и Амина сейчас была полна решимости заступится за своего любимого, несмотря на все возможные последствия. И что Ардавану теперь было делать?
Можно было конечно поступить просто... отказавшись от непослушных детей и бросив их на произвол судьбы. Или, к примеру, все же выдать Амину за одного из перспективных женихов, что сватались к ней - правда это тоже был не вариант, после того как Баязид пообещал что избавится от соперника. Зная своего сына, Тасс предполагал, что отчаянная голова выполнит свои посулы и тем самым тоже обречет себя на гибель.
Значит, оставалось лишь одно?
Позволить детям поженится и жить своим умом... и надеяться на то, что когда-нибудь Баязид поймет что родные отец и мать ему вовсе не враги.
-Ты так и не ответила на мой вопрос, Мина.., -продолжил Таас. -Я хочу знать, насколько далеко вы успели зайти? Не заставляй меня разжевывать тебе, что это значит... Судя по всему, Создатель решил что я слишком счастлив, послав мне сегодняшний день.
Ну а пока шел этот невеселый разговор, Саут спустился в трюм, где в цепях сидел непутевый сын адмирала и принес ему тарелку мясной похлебки и стакан щербета.
-Ого... мне казалось, что отец приказал держать меня на хлебе и воде..., -произнес Баязид, посмотрев на давнего друга своего родителя. -Или вы решили игнорировать его приказы?
-Хватит уже валять дурака, отчаянная голова - лучше поешь и внимательно послушай меня, -ответил Саут, отдав упрямцу тарелку и стакан и усевшись рядом на большой бухте пенькового каната. -Сейчас не время для глупой гордости, Баязид... и отец тебе не враг. Зачем ты сам себе копаешь яму? Ты итак уже натворил дел...
-Я всего лишь сказал правду... он никогда меня не любил! Али был его любимым сыном..., -буркнул Баязид, принявшись за еду. Может и следовало бы отказаться от этой подачки, но голод был сильнее вредного упрямца... -Был и будет! И раз он решил отказаться от меня, я не стану просить разрешения чтобы женится на Амине...
-Какой же ты дуралей..., -Саут лишь вздохнул. -Ты говоришь откровенную ерунду, за которую тебе должно быть очень стыдно. Твой отец всегда очень тебя любил - с той самой поры как узнал что ты должен появится на свет. А Али они с твоей матерью пожалели, потому что бедняга стал жить на улице по вине собственной семьи! И стал для них сыном еще когда они даже не были женаты... он не просто любит Ардавана и Андромеду и почитает их как родителей - а боготворит их. Тебе должно быть мало знакомо подобное чувство? Послушай доброго совета старого друга, Баязид... когда отец захочет поговорить с тобой, попроси у него прощения. Подумай о том, что у тебя нет и не будет людей ближе чем он и твоя матушка.
После того как Саут ушел, парень сначала доел вкусную похлебку и выпил прохладный щербет, а потом уже задумался о собственных словах. Все что он наговорил отцу было более чем жестоко и грубо... а ведь Ардаван был вправе наказать своего вечно непослушного сына? Прислонившись спиной к борту трюма, Баязид вздохнул - ведь действительно можно было объяснить все как-то иначе? А он в очередной раз все испортил...

+1

33

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
Счастливое будущее…
Будто эхом раздались слова отца перед девушкой, которой попросту нечего было сказать. Ведь, что было ей поделать с собой? С теми чувствами, что лишь укоренились в ее сердце за последнее время? Казалось, все самые счастливые моменты в ее молодой жизни проходили неизбежно при участии Баязида, с которыми они находились практически всегда. И ведь, наверное, никто даже не мог допустить мысли, что однажды наступит тот день, когда они увидят друг в друге не брата и сестру, а кого-то больше?
Прекрасно понимая, что сейчас ей лучше покорно помалкивать, Мина не решилась ответить своему отцу о том, что для нее было бы настоящим счастьем вовсе не брак с каким-нибудь лордом, устроить который мечтали ее родители и, пожалуй, все, кто, так или иначе, растили темноволосую девушку, видели ее жизнерадостность. В прочем, разве была она просто жизнерадостным ребенком? Давно уже была не ребенком, что старался угодить своим родителям, готовым дать ей абсолютно все, что только было в их возможностях. Она знала, как стоит поступать правильно, чего от нее ждут, но все равно поступила так, как подсказало ей сердце в тот давний день на тайном корабле. Она нарушила баланс между желанным и недостижимым, решившись переступить ту грань, разделявшую ее и Баязида, что сейчас, по всей видимости, нес наказание из-за нее. И в своих карих глазах Амина по-прежнему видела своего возлюбленного невиновным, как и сказала об этом адмиралу. Он ничего не сделал бы, если бы она не дала ему надежды, если бы ни поддалась его объятиям, что были для нее подобны теплому покрывалу, без которого не обойтись в самую холодную ночь года.
Приняв стакан с водой, девушка только всхлипнула, но даже не пригубила его, опустив ладони, сжимавшие стакан себе на колени, куда и устремился ее взгляд. И, может быть, пора было уже взять себя в руки и подумать о том, как уговорить отца простить их с Баязидом, но чувство безграничной боли, которую она причинила своим дорогим родителям, которые заменили ей настоящих, словно бы не отпускало ее из пучины тихого страдания. А ведь в каждом сказанном Ардаваном слове была легко уловима боль и разочарование, к которым были причастны они с Баязидом. Вот только единственное, что могла сейчас Мина – молча глотать слезы, е поднимая глаз на отца, которому необходимо было знать не часть истории, но всю ее, от и до.
Но, как говорится, раз уж умудрилась переступить все заветы, знай, как и сказать об этом?
- Дурная кровь, отец, по всей видимости, течет в моих жилах и свела на нет все то, чему меня учила матушка, - тихо пробормотала сквозь слезы девушка, заведомо зная, как это разозлит Ардавана. – Я не достойна, отец, называться вашей дочерью после всего, и переступить порог вашего дома не осмелюсь – моя вина велика. И я молю Создателя, чтобы более ни одна дочь не оказалась такой не благодарной блудницей, как я. Те несколько дней, которые мы провели с Баязидом на острове, … мы знали, что это счастье не будет вечным, но мы были счастливы, живя подобно супругам, - тихо произнесла она свою тираду. – Но вы знаете, что во всем виновата я – позвольте мне понести наказание. Возможно, тогда моя совесть хоть немного успокоится. Позвольте мне понести наказание вместе с Баязидом…- добавив ко всему вышесказанному, добавила Амина, решив все-таки замолчать, давая возможность Ардавану принять решение относительно ее участи.
Вот только отец решил, что будет слишком большой радостью и облегчением для двух влюбленных – позволить им видеться или разговаривать. Приказав названной дочери ожидать в отдельной каюте. Он не стал садить ее под замок, но не разрешил спуститься к Баязиду в трюм, где он нес свое наказание под бдительным оком стражи, что не купилась на просьбы Мины, так и не разрешив ей хоть слово сказать любимому. После нескольких неудачных попыток пройти в трюм, Амина вышла на палубу, где и подойдя к высокому борту корабля наблюдала за тем, как огромный и корабль бороздит море, приближая их к дому в Мориссии. Там на них ждала мама, что даже не подозревала о той выходке, что устроили ее дети, от чего девушка не могла найти себя покоя.
Ведь, как было решить все те проблемы, к которым она привела?
Возможно, стоило броситься в море, пока никто не видит? Уж тогда, пожалуй, точно одной проблемой стало бы меньше, - грешно размышляла кареглазая атлантийка, прекрасно зная, что те мысли были от лукавого. Но, как могла остановить себя? Она не хотела огорчать родителей, но нанесла им ужасную боль, забыть которую будет не просто,  если вообще возможно. Но, главное, чего не хотела Амина, так это терять любимого после того, что они пережили не только на острове.
Однако, как это часто бывает, Создатель не только посылает нам не только испытания, сомнения, но и своего посланника, который поможет пройти все. И этим посланником можно было в полной мере назвать именно капитана Саута, что подошел к Амине, заметив то, с каким убитым видом она смотрела на волны. Думал ли давний друг семьи о том, какие мысли ходили вокруг юной девушки? В прочем, это было не так уж и важно, ведь стоило ему положить свою ладонь на плечо девушки, как она поспешила отбросить темные мысли подальше от себя и обнять того, кто всегда был к ней добр.
- Дядя… - обратилась она к капитану Сауту, как обычно это делала, - почему мы желаем именно то, чего не можем получить?

+1

34

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kJGo.png[/AVA]
Саут прекрасно понимал недовольство Ардавана своими непослушными детьми... но при всем при этом не мог не пожалеть их - оба были слишком молоды и глупы чтобы понять одну-единственную вещь: родители не отвернутся от них чего бы не произошло в этой жизни. Но юношеский максимализм и фирменное "таасовское" упрямство судя по всему берет свое? У капитана "Каффы" не было своих детей и он любил кареглазую возмутительницу спокойствия словно родную дочку - и к тому же, приходился ей крестным. Если адмирал мог заставить себя не замечать слез дочери и ее грустного лица, то Сауту подобное было не по силам... особенно, когда он увидел как Амина вздыхая смотрит на морские волны. И кто знает, что сейчас творилось в ее душе?
-Моя милая девочка... кто сказал тебе, что ты не получишь того что желаешь? -Саут улыбнулся, когда девушка крепко обняла его. -Пойми своего отца и не сердись на него... потому что Баязид наговорил ему много дерзостей. Вам нужно было все сделать иначе - прийти к нему, рассказать о ваших чувствах и попросить совета. Однако, Баязид решил что родители его не поймут и все сделал так как ему хотелось. Да-да - и не сверкай на меня глазами! Я знаю что ты говорила своему отцу и не согласен с тем что ты виновата во всем одна. Создатель заповедовал, что мужчина должен вести женщину по жизненному пути и следовательно он должен быть мудрее своей избранницы. Забудь о плохих мыслях, прошу тебя... лучше подумай о том, какой тебе скоро достанется муж? Придется его воспитывать наравне с вашими детьми, чтобы он наконец перестал вести себя словно мальчишка.
С этого самого момента, Саут старался поддерживать Амину - так же как и ее непутевого избранника, которому заботами капитана так и не удалось посидеть на хлебе и воде. А перед самым прибытием в Мориссию, Саут приказал снять с мальчишки цепи и распорядился принести ему чистую одежду и воду чтобы привести себя в порядок. Ардаван на это самоуправство старого друга лишь вздохнул...
-Я знаю, что ослушался вашего приказа... но мне подумалось что Баязиду незачем представать перед Ани в заморенном и изможденном виде. К тому же мне кажется что он уже одумался..., -объяснился перед своим командиром Саут. -Дайте ему возможность попросить прощения?
-Знаю что ты хотел как лучше, старый друг... потому и не велел охране тебе мешать, -ответил адмирал. -Мне нужна от тебя еще одна услуга. Найди пожалуйста скромный дом, где-нибудь неподалеку от базара. Одноэтажный и без излишеств, чтобы наши новобрачные могли переехать туда сразу же после свадьбы.
-Так значит вы решили их поженить? -поинтересовался Саут.
-Что мне еще остается? После того что рассказала Амина, у меня просто нет иного выбора..., -вздохнул Ардаван. -Создатель, дай мне сил рассказать обо всем жене? Она наверняка будет расстроена.
Ну а что же Баязид? Приведя себя в порядок и переодевшись, он первым делом поспешил к Амине - и пока корабль швартовался возле причала в порту Мориссии, крепко-крепко обнял ее , покрыв все лицо возлюбленной жаркими поцелуями.
-Я очень скучал по тебе.., -он улыбнулся, когда Мина прижалась к нему всем телом, не желая отпускать из своих объятий. -Саут сказал, что отец кажется согласен поженить нас... надеюсь что он не передумает. Но сейчас нам предстоит самое сложное испытание - надо как-то все рассказать маме.
Дорогой до дома, Баязид попытался упросить отца поговорить с ним и позволить еще раз спокойно все объяснить. Но Ардаван не стал слушать, посоветовав непутевому сыну приберечь свое красноречие для Ани... ведь любимая супруга адмирала еще понятия не имела, что в действительности произошло.
-Отец... пожалуйста простите меня за те глупые слова, что я вам сказал, -произнес молодой человек уже возле самого дома. -Я совершил непозволительную глупость, когда посмел быть грубым с вами. Знаю что я плохой сын и не надеюсь, что вы простите меня прямо сейчас, но быть может со временем я заслужу ваше прощение?
-Ступай к матери и расскажи ей сам что натворил, -коротко ответил Ардаван, после чего обернулся к дочери. -Мина - иди пока что к себе. Я думаю что после Баязида придет и твой черед объясняться.
Вздохнув, Баязид поднялся на второй этаж, застав в спальне родителей поистине умилительную картину - Ани баюкала на руках младшего сынишку, после кормления. И в первую минуту, эта картина заставила парня совершенно забыть обо всем что произошло... ведь с его матерью и братишкой все было хорошо и это было самое главное?
-Матушка... хвала Создателю, вы в добром здравии! -Баязид буквально бросился к Ани, присев около ее ног и поцеловав сначала ее руку, а затем и маленький кулачок Мурада. -Я так боялся за вас и за брата...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-22 05:14:34)

+1

35

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
- Дядя… - тихо вздохнула Амина, взглянув своими заплаканными глазами на лучшего друга отца, что всегда был частым гостем в их доме, а поэтому и видел, как росла приемная дочь адмирала в новой семье с самого первого дня и до сих пор. Пожалуй, можно было смело утверждать, что именно он сумел найти подходящие слова не только для самого старшего Тааса или Баязида, что находился под бдительным оком стражи, но и для Мины, что была готова думать, что угодно. – Я не виню ни в чем отца, ведь он будет вправе выгнать меня из дома после всего, что я сделала, - не громко добавила девушка, словно бы боясь говорить громче. Будто бы отец мог услышать и воплотить ее самое страшное опасение в реальность. В прочем, более она ничего не могла сказать – Саут был прав, говоря о вине Баязида. Ему стоило подумать, что и как говорить отцу, прежде чем выдавать все свои новости. И ведь она говорила ему об этом! Вот только, кто слушает женщину? Надо полагать, что даже в браке ей будет стоить не малых усилий возможность добиться от Баязида того, что она захочет попросить. Баязид – не отец, что умеет идти супруге на уступки, если она изредка у него что-нибудь попросит так ненавязчиво и осторожно. Это все Мина наблюдала годами – она росла и видела, как идеально подходят отец с матерью друг другу и даже не представляла себе, что где-то в другом доме может быть иначе.
Однако, Баязид был всегда более упрямым. Он был не только напорист, но и требователен. Он не уступал ни в чем, если уж принял решение. И в этом он был весь такой, каким его понимала и любила Амина.
- Муж? – улыбнулась сквозь засохшие на глазах слезы девушка. – Если бы это было так… - вздохнула она, глядя на морскую гладь, по которой бороздил галеон адмирала, направляясь в Мориссию. – Если бы только я могла бы быть рядом с Баязидом, но и при этом не огорчать отца и мать… Пожалуй, именно об этом я больше всего сожалею, дядя. Я не хотела, чтобы они переживали это сейчас. И мама… я даже не осмелюсь посмотреть ей в глаза, - тихо добавила она, пока капитан Саут продолжал ее обнимать, пытаясь успокоить.
- Ступай в свою каюту? Отдохни и немного поспи – скоро мы будем в Мориссии, - ласково попросил Амину капитан, прежде чем сопроводить ее в каюту, которую ей выдели по приказу адмирала Тааса. И тут она, конечно же, не имела сил сопротивляться. Тем более, на палубе было ветряно и можно было, если не простудиться, то обветрить кожу лица, что нисколько не украсит ее ни в глазах матери и отца, ни любимого Баязида.
Проведя ночь в каюте, девушка без особенного труда уснула – сказалась усталость и мягкая постель, которой они с Баязидом были лишены на острове. Только перед самим прибытием к порту Мориссии, что виднелся издалека, юная девушка проснулась и, умывшись, привела себя в порядок, прежде чем выйти на палубу. Поговорить с отцом или хотя бы пожелать ему доброго утра у нее не нашлось решительности, однако вскоре ей представилась радостная встреча – и она стоила всех пролитых слез накануне днем.
- Баязид, как я рада, что могу снова тебя обнять. Думала, что уже не смогу этого сделать, - честно призналась Амина, ответно обнимая молодого человека, не смотря на то, что их могли видеть буквально все моряки, служившие на галеоне адмирала, если бы им было дело до двух юных влюбленных. – Баязид… почему ты так расстроил отца? Что ты ему наговорил? У меня просто сердце кровью обливается, - не смотря на то, что парень решил ухватиться за хорошее, Мина не могла не высказать ему того, что думала относительно вчерашнего разговора. – Я ведь тебя просила подумать ,что ты ему скажешь… - добавила она следом, не разрывая своих объятий. В прочем, их пришлось разорвать, ведь домой следовало как-то возвращаться, чтобы никто не тыкал пальцем в них. Хотя, надо признаться, что теперь, проезжая следом за отцом и названным братом в сторону дома через базарную площадь, ей казалось, будто бы все торговки смотрят на нее с укором и считают, словно бы она соблазнила своего брата, и теперь за это будет гореть в адском огне.
- Хорошо. Как пожелаете, отец, - нерешительно произнесла Мина, замешкав, прежде чем поторопиться выполнить просьбу отца. А ведь, кажется, еще вчера она была решительности более не возвращаться под крышу родного дома? Ее руки едва заметно дрожали, когда она ухватилась за перила, начала подниматься в свою комнату, тогда как Баязиду пришлось направиться в покои родители…
Можно было без труда представить себе, какая милая картина предстала перед Баязидом? Привычно уже Андромеда держит на руках своего новорожденного сына, что мирно уже спит и не может удержаться от возможности его поцеловать. Она уже слышала, что задумал ее упрямый сынок – удумал съездить за дедом в Анд! Ну и что поделаешь с этой горячей головой? По-доброму, она должна была отругать своего сына, что ослушался ее. Но, разве она когда-то могла оставаться по-настоящему и надолго сердитой?
- Ну, а разве могло быть иначе, Баязид? На все воля Создателя, мы все под ним ходим, – улыбнулась Ани старшему своему сыну, что с почтением прикоснулся к ее руке, которой она коснулась его щеки. – А ведь ты когда-то тоже был таким же маленьким? И нося тебя под сердцем я тоже боялась того часа, когда придет время. Но, так уж повелел Создатель, что каждая новая жизнь рождается в муках. Когда-нибудь у тебя тоже будут дети и так переживать ты не сможешь буквально обо всем; бросая все, и мчась в Анд к дедушке, что не всегда сможет спасти всех и вся – ты не подумал о том, что мог навредить себе? И зачем только потащил за собой сестру, Баязид. Ты всегда был своенравным и не послушным – но это уже слишком, - добавила она, прежде чем уложить в кроватку младшего сына, что сладко уснул. – Я не таким тебя воспитывала, Баязид. Разве нет? И что я скажу твоему отцу? Как я воспитала тебя? – добавила она, не представляя себе, какие еще новости ожидают на нее уже в следующее мгновение.

+1

36

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kJGo.png[/AVA]
Баязиду оставалось лишь вздохнуть, слушая свою добрую матушку... она ведь даже и представить не могла что устроил ее обожаемый первенец? Возмутитель спокойствия семейства Таас попросту не знал как начать что-либо объяснять - если с отцом ему приходилось спорить и ругаться, то с матерью совершенно точно такого не случалось. Она конечно же расстроится когда узнает всю правду?
-Мама... я должен вам кое-что рассказать... и я знаю что вы будете недовольны мною, -тихо сказал молодой человек смотря как Ани укладывала Мурада спать. -Даже если я скажу что сожалею и буду просить прощения у вас и отца на коленях, то вы вправе от меня отказаться... Я не хотел вас расстраивать...
После такого начала Андромеда поспешила присесть, тогда как ее непослушный сын уселся возле ее ног, не зная как начать этот разговор. Но и молчать тоже было бы глупо? Как говорится - после драки кулаками не машут?
-Вы спрашивали зачем я повез с собой Мину.., -решительно продолжил Баязид, прижавшись щекой к ладони матери. -Все дело в том... что я люблю ее и не могу без нее жить. С тех пор как мы узнали тогда на базаре что она приемная дочь, словно тяжелый камень свалился с моей души... ведь нам обоим казалось что наши чувства греховны и непозволительны. Я пытался бороться с собой, клянусь вам и хотел ее забыть - даже пробовал увлечься другой. Но любовь к ней сильнее меня...
Посмотрев на свою мать, будущий капитан тяжко вздохнул. Ани пока что не перебивала его и он понятия не имел, сердится ли она или расстроена?
-Мама... я надеюсь, что вы сможете меня понять... вы ведь тоже любите. Но если вы не простите меня, то я умоляю вас не лишать Амину вашей любви и расположения - во всем виноват только я один. Я испортил ее счастливое будущее...
От Саута Баязид уже знал, что Мина пыталась выгораживать его перед отцом и винила лишь себя одну в том что произошло. Однако, старый друг отца был прав... и мужчина обязан нести ответственность за свои поступки и за свою женщину. Особенно когда она доверяется ему настолько, что уже нет и не может быть пути назад. И даже если матушка сейчас не простит своего непутевого сына, она не должна сердится на Амину...
-Я готов отвечать за то что сделал, мама..., -тихо добавил молодой человек. -Из-за меня Амина не сможет сделать ту выгодную и блестящую партию о которой вы говорили... Я ужасный человек, потому что сделал все так как хотелось мне - увез Мину, прекрасно зная что она не станет мне возражать даже боясь вашего наказания. Но эти несколько дней на необитаемом островке были самыми лучшими и счастливыми для нас обоих...
Наверное и Мина и ее непутевый жених еще долго будут вспоминать маленький клочок суши, по воле Создателя затерявшийся в лазури бескрайнего моря? Ведь именно там они были абсолютно и безмятежно счастливы? Так как только могут быть счастливы двое людей, обожающих друг друга...
-Из-за собственной несдержанности, я обидел отца, когда он забрал нас с того острова... но я очень боялся что он решит наказать меня и разлучит с Аминой. Заставит ее выйти замуж за того хлыща из Гасконии, что присылал отцу письма. Одна только мысль об этом уже заставила меня потерять голову...
Так странно... смотреть в глаза своей любимой матери и при этом чертовски бояться того что она ответит в следующую минуту. Баязид мог себе представить, что Ани расстроится и конечно же поддержит отца, как делала всегда... но все же надеялся, что мать хотя бы попытается его понять. Она тоже влюбилась в Ардавана будучи совсем юной, причем когда ситуация в Анде оставляла желать лучшего - тогда была эпидемия и каждый человек в городе понятия не имел, суждено ли ему дожить до лучших времен. Зороастр как-то сказал что любовь способна не только возвышать человека до небес, но и спасти от любой беды... быть может поэтому Ани и Ардаван избежали печальной участи, хотя черная смерть и ходила вокруг них кругами? Ведь очень много матросов умерло тогда на "Каффе", как и бедных детей в приюте за которым присматривала Андромеда.
-Прошу вас, мама... не молчите... Меньше всего мне хотелось огорчать вас или показаться совершенно неблагодарным в ваших глазах.., -взмолился Баязид. -Я очень люблю вас и умоляю попытаться меня понять...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-23 23:37:14)

+1

37

[NIC]Andromeda Sharaf el Din[/NIC]
[STA]супруга адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mkFh.gif[/AVA]
Предназначение каждой женщины – выйти замуж и стать матерью, чтобы привести в этот бренный и такой жестокий мир новую безгрешную душу и воспитать ее самым лучшим образом, чтобы она могла стать тем светлым лучом среди ночи. И горе той матери, что не сумела воспитать в своем ребенке лучшие качества, что как тонкий стебель редкого растения должен был стремиться к лучшему и быть тем лучшим для окружающих людей. Определенно, супруга Зороастра Шараф эль Дина преуспела в этом, не смотря на то, что так быстро призвал ее Создатель к себе. В народе все любили и хорошо относились к Ани, что стала супругой адмирала атлантийского флота, ведь ее дела были такими благими – она помогала бедным сиротам, кормила их и давала хоть какую-то надежду выжить в этом жестоком мире. Гюнеш, ее младшая сестра, тоже не отставала от Андромеды – выйдя замуж в весьма юном возрасте за достойного юношу, она также занималась благими делами, что были угодны Создателю. В прочем, Тан продолжил дело своего отца и был способным его учеником. К тому же не было ни единого больного, что был бы им не доволен. А это уже значит так много! В нынешнем мире угодить людям, можно сказать – непосильная задача.
Однако, как воспитала Ани своих детей?
Растя своих любимых чад, Андромеда вкладывала в каждого из них все свое сердце и всю свою душу, надеясь, что они понимают ее науку и нежность, не воспринимая ее за малодушие. Она изредка повышала к детям тон своего голоса и, надо сказать, делала это уже так давно, что и не помнила, когда в последний раз громко ругала детишек? Кажется, то было еще когда Баязид был маленьким озорником и едва не свалился с причала в воду, когда они ходили встречать Ардавана на пристань вместе с Аминой. Тогда молодая еще мать попросту не успевала разрываться на двух сразу детишек. Ведь Мине хотелось на ручки, тогда как Баязид хотел уже оказаться уже на руках у отца, корабль которого только причаливал к берегу. О, как же она испугалась тогда! Страх заставил ее отругать сына так, как она этого никогда не делала, но уже спустя мгновение она пожалела об этом. Она поняла, что не должна была кричать, ведь мальчишка не понимал, как рисковал грохнуться в холодные морские воды причала. Да и ей не стоило приходить одной без няньки. В прочем, как и не стоило подходить настолько близко к краю причала.
Так что, горе мать решила, что была сама виновата в этом? Собственно, с той поры она не изменила своего мнения по этому поводу. Все-таки на своих ошибках умные учатся…
И все-таки, теперь, когда Баязид заговорил, а она присела на тафту, не перебивая его, женщине подумалось, что она все-таки была не такой уж и хорошей матерью. Она пропустила тот момент, когда ее сын стал смотреть иначе на девушек и на свою сестру в частности. Она совершенно упустила из виду то, как Амина смотрела на своего брата. И, нет, неважно было то, что дети не были родными по крови. Они воспитывались, как равные и кровные дети адмирала, ни в чем не зная нужды. Они получили не только образование и кров над головой, но и любовь родителей, которые добивались от них обоих лишь одного – они хотели, чтобы дети были не только послушными им, но и доброй компанией своим спутникам по жизни.
Но, разве могла Амина составить партию своему брату?
- Ох, Баязид, что же ты такое говоришь… - выдохнула Ани после долгого молчания, прежде чем жестом попросить сына подать ей воды. На время ей показалось, что перед глазами все померкло. Мир обрел более мрачные цвета, и ведь это было действительно так!
- Ты обидел отца, поставил под сомнение репутацию не только своей сестры, но и всего дома, Баязид… - произнесла Андромеда, покачав голой. – Как мне понять это, мой непослушный сын? Не важно, какой крови Мина – ты не должен был позволить себе увлечься ею. Она твоя сестра – видимо ты забыл об этом. И что люди скажут? Как мне выйти после такого из дома и людям в глаза смотреть?! После такого они точно скажут, что я плохая мать. И думаешь, они на этом остановятся? – спрашивает она, заглядывая сыну в глаза.
Ох, глупенький, маленький мальчик, полный отваги, но все еще не понимающий, в каком не простом мире живет!
– Нет, мой дорогой, они не остановятся, и будут продолжать терзать душу тебе, Амине и всем твоим младшим братьям и сестрам! Ты не ее будущее под угрозу поставил, ведь ты все-таки, если бы не твой упрямый характер, был куда более приемлемой партией для такой девушки, как Мина. Ты поставил под угрозу будущее всей своей семьи, ведь теперь люди будут домышлять то, чего, возможно, не было. Ты ведь не позволил себе прикоснуться к сестре под крышей этого дома? – Ани пыталась не только образумить сына, но и постараться объяснить ему то, что значит всего лишь один поступок. Но разве горячая голова поймет? От этого супруга адмирала обронила не одну слезу со своих темных глаз, прежде чем тихо вздохнуть, снова обращаясь к сыну. – Пойми, мы тебе не враги, сынок. Но есть определенный порядок. Есть правила… и есть честь. Представь себе, что кто-то также поступил бы с твоей младшей сестрой. Чтобы ты тогда сделал? Я тебя воспитывала иначе, но вся моя наука прошла мимо тебя…

+1

38

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kJGo.png[/AVA]
Конечно же Андромеда расстроилась, услышав всю правду от своего непослушного сына... если не сказать больше? И Баязид прекрасно понимал это, как знал и то что его мать была совершенно права. Да, он не должен был позволять себе увлекаться Миной и тем самым ставить под удар репутацию всей семьи - однако, жизнь устроена так, что в ней всегда присутствуют слишком много "если"...
-Мама... я не знаю что еще сказать вам, чтобы вы меня услышали.., -тихо сказал Баязид, подав Ани стакан воды. -Поймите меня... Мина всегда была для меня самым близким и дорогим человеком и я словно чувствовал, знал, что она предназначена именно мне. Поэтому тот день когда торговки на базаре открыли нам правду, заставил нас обоих вздохнуть с облегчением. И что такого мы сделали? Мы ведь никого не убили, просто хотим быть вместе... вся Мориссия знает, что Амина не родная дочь вам и отцу. Ему всего лишь нужно будет подтвердить у кадия факт удочерения...
Судя по всему и Андромеда поняла, что ей не убедить упрямого сына в том что он виноват? Однако, она все же не сдавалась, использовав решающий аргумент и задав вопрос, который Баязид решил оставить риторическим - насчет того имела ли место быть любовная связь под крышей их уютного дома.
-Если бы дело касалось моей родной сестры, я бы вмешался не раздумывая и наказал того кто ее обидит... но в том-то все и дело, что Амина по крови не сестра мне.., -вздохнул будущий капитан. -Прошу вас... умоляю - убедите отца позволить ей выйти за меня замуж. Я не хочу без нее жить.
Ани с тяжким вздохом отпустила своего непутевого сына, после чего прежде Амины к ней зашел Ардаван. Он лишь руками развел и вздохнул, рассказав жене все что успел узнать от беспечных влюбленных детей... и что по сути дела теперь не оставалось иного выбора кроме как поженить их.
-Я не хочу и не могу простить Баязиду то что он устроил... потому после свадьбы они покинут этот дом, -высказал свое решение Таас. -Наш сын считает что достаточно повзрослел для того чтобы нести ответственность за жену - пусть так и будет. Единственное что я сделаю для них - найму дом до конца лета. Баязид еще горько раскается за свою самоуверенность... потому что никто не будет ему помогать. Так я решил.
Собственно говоря... даже самые завзятые сплетники в Мориссии не особенно перемывали кости адмиралу, когда стало известно о подготовке к скромной свадьбе Баязида и Амины. Не так уж и редко воспитанницы и воспитанники благородных семейств соединяли свои судьбы - куда интереснее стала сплетня о том что Мустафа Али собрался жениться на вдове лорда Аданы. Вот здесь было о чем почесать языки, ведь эта дама по своему положению в обществе была гораздо выше Таасов из Нотеры и ее отец носил высокий дворянский титул. Быть может, если бы рыночные торговки знали о том, что Ардаван и Ани нашли Али буквально на улице, их разговоры были бы еще более интересными...?
Но так или иначе, благодаря Али пересудов о Баязиде и Амине удалось избежать и прошло несколько дней подготовки, прежде чем в присутствии законников был совершен сговор и составлен документ о браке. После этого, как и полагалось по обычаю, молодые люди стали мужем и женой перед лицом Создателя в большом соборе Мориссии. Будь обстоятельства этой свадьбы немного другими, Ардаван наверняка бы позвал гостей и устроил настоящий пир, радуясь вступлению своего сына во взрослую жизнь... но он решил что его непослушным детям будет достаточно обычного праздничного ужина, на котором присутствовали Саут с женой , в качестве самых близких и верных друзей семьи. Молодоженам было позволено провести брачную ночь в родительском доме и уехать на следующий после свадьбы день - и они пока что понятия не имели, что Саут с Эсмой постарались устроить в маленьком скромном домике все как можно уютнее и позаботились о мебели, кухонной утвари и прочих мелочах.
Вечером праздничного дня, Баязид дожидался Амину в своей комнате - как и полагалось, она должна была прийти после него - и думал о том, что его свадьба навсегда перечеркнула прежние отношения с отцом и матерью. Он и Мина выбрали друг друга, однако за это придется заплатить слишком дорогую цену, как и за все хорошее в этой жизни. Зная что отец не станет больше помогать, Баязид уже старался придумать как ему быть... и на какую работу наняться в городе, чтобы его жена ни в чем не нуждалась.
Но как бы ни было - его заветное желание сбылось и незачем было роптать на свою судьбу. Главное что Амина будет рядом, а остальное уже не так уж и важно?
Баязид обернулся, когда дверь его комнаты открылась и с радостью обнял свою теперь уже законную супругу. Для того чтобы "завершить" свадебный обряд, ему оставалось лишь собственноручно снять богатую ярко-красную вуаль, что скрывала лицо Амины.
-Вот теперь мы вместе навсегда и нас никто уже не разлучит.

+1

39

[NIC]Amina[/NIC]
[STA]приемная дочь адмирала[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kK3E.jpg[/AVA]
Какие еще мог слова произнести своей матери сын, чтобы успокоить сейчас ее сердце, что было похоже на разбушевавшееся море в штормовую ночь? Пожалуй, никаких слов не нужно было более говорить. Все было уже сделано и, что бы еще не сказал Баязид, Андромеда попросту не смогла бы его понять – к счастью или нет, но она сама не была на месте своих детей, родного сына и приемной дочери. Ее любовь была большой и обескураживающей, дарила крылья и отнимала дыхание. Так было всегда, еще многие годы тому назад, когда она сбегала на тайные свидания с Ардаваном, когда он впервые поцеловал ее и прикоснулся к ней. И со временем это не изменилось. Любовь же детей, которые воспитывались в равных условиях, как брат и сестра, были ей не понятны – откуда могло взяться это чувство, если не от лукавого? Ох, если бы она могла хоть как-нибудь приблизиться к истине, что скрывалась за самым обычным чувством, которое могло испепелить судьбы многих, не только старших, но по-прежнему не разумных детей.
- Возможно, когда-нибудь со временем я и смогу тебя понять, сынок. Но сейчас мне сложно смириться с теми новостями, которые ты приносишь мне в этот день – это ты тоже должен понимать, ведь ты давно не маленький, раз уж решил сам кроить свою судьбу, - весьма серьезно произнесла Андромеда, подойдя к своему первенцу. – Я надеюсь, что вы с Миной не пожалеете о том, что поступили так своевольно – я поговорю с твоим отцом об этом и, может быть, он согласится. Однако я также надеюсь, что ваши дети никогда не заставят вас испить из чаши огорчения, - прикоснувшись к щеке Баязида ладонью, в которой еще недавно поддерживала головку самого младшего из своих детей, Ани тихо вздохнула. Не хотела более говорить горьких слов ему, чтобы не подумал, будто бы она ему желает зла, ведь это было не так. Вот только …
Стоило ли это слов?
- Ступай к себе, приведи себя в порядок с дороги и сегодня отужинаешь в своих покоях. Подумай о том, как будешь поступать дальше, ведь если твой отец согласится выдать за тебя Амину – тебе придется как-нибудь ее содержать, -  добавила она, обняв своего непослушного сына. И ведь, было бы на кого нарекать? Сама воспитала его таким, не воздействовала на его бурный нрав и не смогла заметить того, что начало происходить у нее прямо под носом.
Когда сын ушел, Андромеда недолго пробыла одна в своих покоях с маленьким сыном, что пока еще не мог доставить никаких хлопот. А ведь верно говорят: большие дети – большие проблемы? Не один раз тихо вздохнув, прежде чем в покои вошел глава их семейства, и женщина сразу же подошла к нему, чтобы обнять.
- Прости, мой милый. Я виновата в том, что не заметила ничего и так плохо воспитала нашего сына, что он дерзит тебе. Мне очень жаль, и, конечно же, ты прав, - не может не согласиться с тем решением, которое огласил муж. Тем не менее, она не торопится отпускать его от себя, и влечет за собой на тахту, чтобы усесться рядом с ним и просто немного побыть рядом с ним. Уж больно долгой была их разлука – сначала он был в рейде, а после за детьми отправлялся в путь, тогда как у нее не было удовольствия даже просто насладиться его присутствием. В прочем, теперь им предстояло еще и начертить свои будущие планы относительно их совместного будущего – предстоящей свадьбы, жилья для молодоженов и, конечно же, как ей прийти к дочери. В прочем, тем вечером Андромеда сама зашла в покои своей дочери, что и без того была в слезах. Так что, надо ли говорить, что серьезного разговора не вышло, как с сыном?
- Моя дорогая, не нужно плакать – что сделано, то сделано, - приглаживая длинные темные волосы Амины, произносила Ани, как и делала когда-то в детстве. Правда, тем вечером она так и не рассказала дочери о том, что отец уже начал подготовку к свадьбе, которую они запланировали небольшой и скромной. В любом случае, тут гордиться было нечем? Пусть даже никто не мог знать наверняка, что устроили дети в пути…
А что же Амина?
Девушка всем сердцем надеялась на то, что родители не отвернутся от нее. И пусть в последние дни она практически и не видела Баязида, но узнав о том, что ей следует готовиться к ночи хны – не могла найти себе места. Она не дерзнула спросить, за кого же все-таки ее выдают замуж – увы, она была слишком испуганной пташкой, чувствовавшей за собой тяжесть вины. Однако, она с особенным замиранием сердца слушала те слова, что западут ей, пожалуй, на всю жизнь в душу, когда Андромеда взяла ее руки в свои и, начав выводить хной на них узоры, говорила о том, какой должна стать женой своему мужу.
- Будь послушной женой – люби и оберегай очаг своего дома, всегда находи сил для мужа. Ведь с той поры, когда их судьбы будут соединены – они опора друг для друга, - говорила Ани, и Мина тихо слушала каждое слово, понимая, что именно за Баязида ее выдают. В прочем, младшая сестренка подсказала ей эту весть – по большому секрету, хотя и не понимала, как такое было возможно. – Пусть у вас будет одно сердце на двоих, одни цели и раздор никогда не придет в ваш дом, - завершила свое пожелание Андромеда, прежде чем вручила свой подарок Амине. После этой ночи, проведенной в компании лишь немногих женщин из их семьи, под их пение и разговоры о супружеской жизни, наступило утро, а после и был заключен брак, для которого не было необходимости присутствия жениха и невесты…
Но, в тот момент, когда пришла пора идти в покои к своему теперь уже законному мужу, Амина нисколько не тревожилась. Скорее даже наоборот, была счастлива тому, что их мечта сбылась, пусть даже для многих свадьба их имела какой-то свой горький привкус.
- Иншаллах, мой Баязид, - как только она оказалась перед своим возлюбленным, произнесла Мина, улыбнувшись ему осторожной улыбкой, после чего сделала еще один шаг навстречу ему. – Эта радость нам горько обошлась, любовь моя. Поэтому, это самое ценное, что может быть только у меня, - добавила она, прежде чем подарить поцелуй своему супругу, давая волю своим чувствам, нисколько не робея. Ведь, разве они впервые оказывались во власти желания друг к другу?
- Ты – моя награда и мое наказание, - усмехнулась новоиспеченная супруга будущего моряка, прекрасно зная, что уже на следующий день им придется переселиться в свой дом, что наверняка будет многим скромнее того, в котором им доводилось жить. Но ведь не в этом счастье? – Ты должен знать, что мне не важно, где мы будем жить, Баязид. Теперь мы вместе – это самое главное, а уже где – это мелочи, когда ты меня любишь и согреваешь своей любовью, - добавила она, лишь ненадолго прервавшись для того, чтобы подарить очередной поцелуй мужчине, по которому она скучала так сильно в последние дни и уже не знала, чего ожидать…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the kids had grown up