Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Let's get it started


Let's get it started

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://24.media.tumblr.com/tumblr_m6an0hrCVd1rwfek8o1_400.gif
Участники: Sharon & Jessica Raymond
Место: Чей-то дом, потом по обстоятельствам
Время: Май
Время суток: почти 00.00
Погодные условия: Тепло, дует вечерний ветерок
О флештайме: Недавно приехавшая к тете Джессика Реймонд пустилась во все тяжкие. И ладно, если бы просто вечеринка, но девушка с друзьями умудрилась зажечь так, что соседи вызвали полицию. Выслушав предупреждения офицеров, подростки лишь посмеялись в ответ и продолжили веселье. Но что будет, если соседи вновь попытаются угомонить народ, а один из полицейских сообщит эту интересную новость тете девушки, лейтенанту Реймонд? Правильно, хорошего из этого выйдет мало.

0

2

Чем привыкли себя развлекать подростки в возрасте от 18 и до 20 лет? Много чем. Кто-то люблю затусить в клубах, кто-то любит собрать узкий круг своих друзей и посоревноваться в гонках, а кто-то, такие как Джессика Реймонд и её друзья-товарищи, любят завалиться в кому-нибудь домой и устроить потрясную вечеринку, о которой на следующий день будет говорить не только близ лежащие дома, но и весь город. Эта молодежь умеет зажечь. Да и почему бы, им собственно не позажигать-то? Они молодые, целеустремленные, дерзкие. Их жизнь только-только начинается, и в их жизни должны быть вечеринки. Другое дело, понятие меры. В этом, пожалуй, любой подросток-тинейджер, не знает грани. Любому, кажется, что они всего-то чуть чуть добавили звука, а на самом деле, их музыку слышно на другом конце района. Ну, да ладно, не будем говорить про отрицательные вещи нашей молодежи. На это есть другие люди. Такие как, родители, дяди, тетя, все те, кто в ответе за этих маленьких и прытких ребятишек. Но нравоучения в наше время уже не срабатывают. Всё дело в том, что молодежь сейчас, совершенно другая. У нее другие интересы, мечты, цели. И если, молодому человеку или девушке, лет 18-20, говорят родители, что ты не пойдешь туда-то или туда-то, они все равно пойдут и при этом, еще рассмеются вам в лицо. А знаете почему? Да, потому что, вы сами так воспитали этих ребят. Сами в свое время разрешали им ходить на всякие там вечеринки, или как в случае Джессики, вы просто погрузились в работу и не замечали, что творится с вашим ребенком. А уж, если речь зашла о мисс Реймонд, то с этой девушкой весьма интересная история, о которой, если честно не очень приятно рассказывать. Все дело в том, что, будучи умной, красивой, доброй девочкой, малышка Реймонд взяла и влюбилась в первого красавца школы, который был популярен на каждом углу. В силу своей доброты, она поддалась на его чары, а в итоге осталась у разбитого корыта. Он просто воспользовался юным созданием, разбив ее сердечко на мелкие, мелкие кусочки. И в то время, когда ей так нужны были родители, они предпочли заняться своей работой, чем уделять внимание подростку. Тогда-то Джесс и пустилась во все тяжкие. Нет нет, она не оступилась и пошла по наклонной, нет, она просто стала жить, как живут ребята её лет. Стал посещать клубы, ходить на вечеринки, поздно возвращаться домой и необращать никакого внимания на своих родителей. Как они с ней, так и она с ними. А потом, по истечению времени, её отправили к родной тёте, тем самым дав ей волю и свободу. Ведь тётя – это просто тётя. Джесс, её конечно, любит, но воспринимать её всерьез, нет уж, увольте, проще не замечать и поддакивать, если она вдруг решает заговорить или поучить жизни.
-А, ты уверена, что купальники, это не перебор? – поинтересовалась знакомая Джесс, сидя на пассажирском сиденье впереди.
-Конечно, нет. У нас же вечеринка у бассейна. Купальник – это визитная карточка. Не считая кончено алкоголя и отменной музыки. Тем более, там будет полно молодых ребят, а их всегда привлекают девушки в бикини. – усмехнувшись и вдавив педаль газа, машина Джессики рванула дальше по пустынным улицам города, в поисках нужного дома.
Уже спустя 15 минут, дом, предоставленный для вечеринки был заполнен гостями и вечеринка набирала обороты. Если бы не один нюанс. Соседи. Они как всегда всё возьмут и испортят. Вот и сейчас, вечеринка была остановлена, потому что в дом наведались копы. Джессика их терпеть не могла. Ведь они круто подпорчивают жизнь. И это касалось не только вечеринки, но и на дороге, в магазине. Они буквально повсюду и везде. Надоели.
-Ну, что они сказали? Как всегда пригрозили забрать всех в участок и сообщить нашим родителям о нарушении покоя дорогих соседей? – с ухмылкой проговорила Джесс. – Забейте, ребята! Мы не делаем ничего плохого. Мы не дебоширим, не устраиваем драки, не разбиваем окна, мы просто отдыхаем, кайфуем и танцуем под классную музыку. – задорно проговорив все это и подняв свой бокал выше над головой, толпа подхватила настрой Джесс и вечеринка продолжилась. Но не просто и получаса, как в дом наведались все теже лица.
-Ну, это уже не прикольно! Может их тоже пригласить, а? – сделав внушительный глоток своего напитка, Джесс, вышла к непрошенным гостям, вместе с хозяином дома. – Эй! Вам, что не сидится в своем гребанном участке? Чего, вы нам портите уикенд? Катись, отсюда!!!! – выпалила девушка, и только сейчас заметила, что на пороге дома стоит не просто наряд полиции, а ее собственная тётя. – Тётя Шерон? Что ты тут делаешь? – слегка покачиваясь, спросила Джессика.

Отредактировано Jessica Raymond (2012-06-28 13:41:49)

+1

3

Сегодняшний день мало, чем отличался от предыдущих: обычное дежурство, разве что спокойнее было, только драку какую-то разняли, надавали по черепушке виновникам и разошлись. Шерон сидела за пассажирским сиденьем служебного Форда и что-то строчила на своем мобильном телефоне. Напарник сидел за водительским сиденьем и ритмично постукивал пальцем по рулю в такт какой-то песне, доносящейся из магнитолы. Сколько им еще так стоять? Иногда даже хотелось, чтобы что-нибудь произошло, и-то веселее было бы. Сидели так 10 минут, 20, а потом временный напарник решил начать рассуждения на тему работы и большой занятости. Этот человек любил свое дело, да что там, его любила и Шерон, правда, учитывая детей, Этьена и новоприбывшую племянницу, засиживаться на работе не было возможности. Наконец-то в эту скучную дискуссию ворвался голос знакомого офицера, Шерон была рада услышать хоть чей-то голос, но радость быстро улетучилась, когда офицер сообщил о своем последнем вызове.
- Она – что? – в недоумении переспросила женщина, хотя в повторении не было необходимости, она все расслышала, хотелось просто убедиться, что это не злорадная шутка. – Принимай вызов 20.81, - быстро скомандовала Реймонд своему напарнику.
Тот послушно снял рацию и передал оператору о том, что вызов о зашедшей слишком далеко домашней вечеринке принят. По правде сказать, Шерон мало представляла, что сделает с племянницей, когда увидит ее. Одно дело так надебоширить, другое дело связаться с полицией. Подростки, всегда думают, что они на все горазд, им все можно, они уже взрослые. А впрочем, зачем разубеждать, раз взрослые, значит и общаться с ними нужно как со взрослыми.
Слава Богу, напарник частично разделял своеобразные методы работы Шерон, потому не стал спорить с ее просьбой «просто подыграть». Хотя целью было не только довести малышню до сердечного приступа от испуга, но и разобраться с Джессикой. Какой же она милой была раньше, но что случилось? Какая-то неразделенная любовь так изменила человека, что вместо того, чтобы обнять и пошутить, иногда хочется заткнуть ей рот и придушить. Впрочем, игра начинается, и в одном Шерон была уверена точно: она не успокоиться, пока не привьет племяннице хотя бы мизерное понимание ответственности и истинного значения понятия «взрослый человек». Ведь то, что сейчас происходило – выходит за рамки, это не по-взрослому, далеко не так.
Наконец-то автомобиль остановился около нужного дома. Музыка была слышна даже отсюда, не говоря о голосах молодежи. Шерон начала злиться, что себе позволяет это непокорное создание? Надвигаясь к дому, офицеры натянули на руки резиновые перчатки. О да, все гораздо серьезнее, чем могло показаться сразу. Напарник постучал в дверь и ее почти сразу открыли. Перед женщиной предстала племянница, во всей красе – притом, во всех смыслах этого понятия. Реймонд замерла, игнорируя приветствия в свою сторону, она просто боялась, что не выдержит, схватит Джессику за волосы и силком затащит в машину. Но Шер держалась, в конечном счете, она приняла вызов и должна угомонить народ, это и стоило сделать. Правда в том, что Джессика мало представляла себе особенности работы полиции, и тети в частности. Прежние офицеры были крайне вежливы, всего лишь предупреждение, лейтенант Реймонд же менее тактична.
- Работаю, - черство ответила Шерон, проходя внутрь и слегка отталкивая племянницу в сторону. Напарник зашел следом. Все веселящиеся тут же обратили внимание на новых непрошенных гостей. Возможно,  в другом случае женщина бы тоже постаралась отделаться убедительным предупреждением, но присутствие Джесс полностью вывели ее из себя, пришло время показать, кто правит этим миром. Ну, по крайней мере, этим районом. Уж точно не пьяные подростки.
- Ээй, опять полиция, ну…, - слегка выпивший парень, весело решил подкатить к полицейским, он не воспринимал никого всерьез, но ему пришлось заткнуться, когда рука Шерон, закрытая резиновой перчаткой, замкнулась на его горле.
Женщина оказалась выше парня ростом, а потому ей не составило труда пройти вглубь гостиной, продолжая удерживать парня, пытающегося расцепить мертвую хватку лейтенанта. Но тщетно.
- Где тут у вас ящик с трубадурами? – цитируя замечательную комедию «Пришельцы», Шерон начала глазами искать музыкальный центр, не обращая внимания на легкие всхлипы парня. – Да вот же он, - улыбнулась женщина и рывком отпустила нетрезвого подростка. Тот упал на пол и, казалось, даже протрезвел. Пришли в себя и остальные, наконец-то ситуация показалась им серьезнее.
Остановившись около музыкального центра, Шерон еще несколько секунд постояла, как будто что-то оценивая, а после просто вырвала провода из розетки, в доме наконец-то  повисла тишина. Но самое интересное было потом, когда напарник подбросил женщина резиновую дубинку, и лейтенант просто снесла ею аппаратуру со столика. Центр свалился на пол, даже показалось, что одна из колонок развалилась на две части. Напарник довольно усмехнулся, а один из тусовщиков захотел сделать замечание, начав говорить что-то про родителей и про права.
- Не надо…, - схватив парня за воротник и тыкая ему в нос дубинкой, вполне довольно и с ухмылкой проговорила Шерон, - говорить мне… о правах. Могу обидеться.
С этими словами, женщина рывком отпустила смельчака, тот приземлился на пол примерно с таким же грохотом, что и первый. Некоторые выглядели испуганными, они-то привыкли к тому, что копы играют по правилам и бояться слов «адвокат» или «вы не имеете права», но реальность была гораздо суровее. И Шерон бы не стала доводить молодых людей до подобного состояния, если бы не одно обстоятельство, стоявшее сейчас в дверном проеме.
- Я решила, что тоже могу присоединиться к вечеринке! – весело заметила Шерон, смотря на Джессику. – Раз уж моя племянница тут. Что, уже невесело? Ну как так? – наигранно парировала женщина, подходя к племяннице. –  Невесело? – стоя уже в полушаге от Джессики, тихо повторила она вопрос. – Как по мне, так это самая веселая часть вечеринки.

+1

4

С одной стороны, круто быть племянницей копа. Всегда поможет, всегда вытащит твою задницу из какой-нибудь передряги, отмажет друзей, если понадобится. Ну, а с другой стороны, это постоянный контроль. Ничего нельзя сделать противозаконного, всё равно узнают и надают по башке. За это, Джессика и не любили своё родство с Реймондами. Ведь её отец, так же был связан с коповскими делами. В своем родном городе, Джесс всегда была как на ладони. Шаг влево, шаг вправо и отец уже все знает о своей милой дочурке. Кто нахамил ей, кто косо посмотрел, кто посмеялся. Мистер Реймонд никому не давал свою дочь в обиду, и Джесси была ему за это очень благодарна. Она чувствовала поддержку, помощь и опеку, но со временем это чувство просто исчезло. Он как-то отдалился от Джесс. Все больше проводил времени на работе, практически не ночевал дома и всегда был на вызовах. Хотя их тихий и мирный городок, никогда не отличался громкостью и шумностью. У них были свои законы и запреты, которые мирные граждане покорно придерживались. Тем самым, работы у полиции было меньше по городу, и больше по каким-то близ лежавшим городкам и штатам. А потом, она оказалась в Сакраменто, у родной тёти, которая имела прямое отношения к органам власти. Но её она не воспринимала всерьез. Для Джесс, она была просто тётей Шерон, родной сестрой, ее отца.
Джессика никогда не понимала людей, которым в кайф вызывать копов. Словно приехав, их жизни станут лучше, и они попадут в рай. А они подумали о тех, кому они испортили классный вечер? Ведь они сами были подростками. Сами развлекались, веселились и так же ненавидели тех, кто вызывает копов и расторгает их вечеринку. Почему же люди, так любят совершать одни и те же ошибки? Неужели жизнь их не чему не учит? Поразительно просто, вызвать второй наряд ради того, чтобы поспать спокойно ночь. Бред! Просто бред. За то теперь, благодаря этому вызову у бедных подростков будут такие проблемы, что узнав про них, милые и доблестные соседи, раз пять подумали, стоит ли вызывать полиции или может просто нужно было потерпеть, пару часиков и все бы закончилось? Ведь ребята не планировали танцевать всю ночь напролет. Они ведь такие молодые, и количество алкоголя в их крови, определенно возьмет вверх. Один за другим, они бы уходили спать и всё это могло бы закончиться совершенно по-другому. Но, у нас, увы, все будет так, как предписала нам судьба.
-Эй, полегче! – буркнула Джесс, когда её тетя оттолкнула брюнетку и вошла в дом. – Будешь так своих заключенных отталкивать. И что ты себе вообще позволяешь, если ты коп, это не значит, что ты можешь заходить в дом, без приглашения! Кончено, сейчас в юной мисс Реймонд говорила обида и большое количесво выпитого спиртного. На трезвую голову, она бы никогда такое не сказала, потому что прекрасно понимает, что Шерон служитель закона и порядка, а значит, может заходить в любой дом, и даже без приглашения. Но, то, что стала вытворять тётя дальше, просто переходило границы. Ладно бы они припугнули, пригрозили в более строгой форме, но зачем громить все на своем пути, да ещё и «чуть ли не лишать жизни» обычного подростка?
-Ты что, совсем рехнулась? – подбежав к парню, которого Шерон только что отпустила, Джессика присела с ним рядом, а затем гневно посмотрела на тётю. – Ты же его чуть не задушила. Да, кто ты после этого? Джесс могла бы продолжать и дальше, но её друзья решили, что лучше пока промолчать и ничего не говорить. Но, Джесс не так-то просто остановить, если девушка решила говорить, значит, она будет говорить. Поднявшись на ноги и миновав, небольшую кучку людей, Реймонд оказалась рядом с Шерон, которая в свою очередь, сначала выдернула провод и в доме наступила тишина, а потом сделала так, чтобы эта тишина была вечною. Прозе говоря, музыкальный центр бедного парня, который пытался вставить свое «я», больше никогда не заиграет.
-Да, ты просто сумасшедшая!!!! – негодовала Джессика. – Тебе самое место в психушке, а не в работе с местным населением!!! Зачем ты разгромила центр? Мало того, что разрушила вечеринку, так еще и решила бедного парня музыки, а ведь он профессионально занимается ею. И этот центр, был его главной опорой, а ты взяла и все испортила! Ненавижу!! Ещё чуть чуть, и мисс Реймонд могла бы, и накинутся на свою тётю, но благо, её вовремя оттащили ребята и попытались успокоить. Но, разве успокоишься в такой ситуации? Прийти в миг все развалить. Да, кто она такая? Бог? Она не должна была так делать, не имела право поднимать руку на имущество человека. Нормальные служители закона так не поступают.
-Тебя никто не приглашал, на эту вечеринку. А если ты вдруг решила присоединиться, то не считаешь ли ты, что слишком старовата, что ты можешь нам показать, а? – Джесс вновь осмелела и пошла в атаку на свою тётю. – Давай тётя Шерон, покажи свои аппетитные формы, которые скрываются за этим мундиром лейтенанта полиции. – Джессика широко улыбнулась, даже засмеялась, а оживленная толпа за «ухала» и «ахала», требуя чтобы тётя Шерон исполнила желание своей племянницы.
-Ты права, самая веселая часть вечеринки, только начинается.

+1

5

- Вас предупредили! – парировала женщина, когда племянница заявила что-то про психушку и музыкальный центр. – Что ж, раз не поняли по-хорошему, может, поймете так.  Поймете?
Шерон развернулась, смотря на остальных присутствующих. Но те молчали, в отличии от Джессики, никто не осмеливался открыть рот. Возможно, это мудрое решение, ибо если в случае с племянницей, женщина врятли позволит себе распускать руки, что касалось остальных – лучше даже не пытаться. Правда в том, что Реймонд наплевать кто перед ней, в ход пойдут не только руки, но и обвинения в нападении на офицера полиции. И никто не усомниться в словах заслуженного офицера с десятком медалей, тем более, это слово столкнется с лепетом выпивающих подростков. Выбор очевиден.
- Ты не разжалобишь меня смазливой историей, - усмехнулась Реймонд, имея ввиду музыку и этого «несчастного» парня. – Хотите казаться взрослыми? – женщина уже обратилась ко всем остальным, и каждое ее слово было наполнено издевкой. – Прекрасно! Я даю вам такую возможность. Взрослая жизнь сурова, иногда приходится сталкиваться с такими людьми как я. Господи, - внезапно засмеялась Реймонд, - неужели вы думали, что люди в форме точно такие же, как предстают перед вами в сериалах?
Непонятно почему, но эта мысль вызвала смех у лейтенанта полиции. Да, она действительно получала удовольствие от того что смогла угомонить взбунтовавшихся подростков хотя бы на эту ночь. А они все стояли и смотрели, не осмеливаясь открыть рот, особенно видя довольные лица полицейских, это вызывало еще больший страх. Кроме того, все были научены опытом своих сверстников, которые по-прежнему валялись на полу. Но, правда в том, что копам многое позволено, а что самое приятное – никаких последствий, крепкие показания Шерон и ее напарника – с одной стороны, и нежелание иметь неприятности со стороны молодежи – с другой.
- Испортила? – ухмыльнулась Шерон, посмотрев на разломанный музыкальный центр. – А по-моему я его просто разломала… Да? – женщина посмотрела на напарника, тот с усмешкой кивнул. – Да, точно, разломала. Слава Богу, иначе пришлось бы снова колотить по нему. Двинешься, я тебе башку проломаю, - резко произнесла Шерон, смотря на Джессику, но обращаясь совершенно к другому парню, который решил покинуть гостиную. Он, правда, тоже начал говорить что-то про права, поддерживая Джесс. – А что вы сделаете? Пожалуетесь? – эти слова вызвали очередную усмешку со стороны лейтенанта, которая лучше других осознавала невозможность подобного исхода. – Конечно, ведь вам всем уже есть 21 год. Ой, подождите! – наигранно притормозила женщина, посмотрев на племянницу. – Нет, по крайней мере, одному из вас точно нет 21-го. А ведь это так плохо, когда лица, не достигшие положенного возраста, употребляют алкоголь. Плохо настолько, что это запрещено законом.
Трудно судить о возрасте, но если оценивать внешность, не только Джессика была младше указанного возраста. Это упрощало задачу, и Шерон могла делать все, что угодно. Впрочем, она делала все, что угодно и с людьми постарше, никто не решается конфликтовать с полицией, ума хватало, ведь это опасно. Но здесь еще проще. Мало того, что студенты бы ничего не доказали, так еще и сами бы сели или выплатили огромный штраф за распитие спиртных напитков, не говоря о других последствиях, например, исключении из учебного заведения и твердой записи в личном деле, которая бы повлияла на все будущее. Прибавьте к этому воображение полицейских - и картина просто великолепна. Испортить кому-то жизнь за считанные часы проще, как может показаться. Кстати, не стоило расслабляться и ребятам постарше, они несли солидарную ответственность за то, что не пресекли правонарушение, а еще полицейские могли называть их подстрекателями, и все бы поверили. О да, с этим все серьезно, особенно, если Шер решит идти до конца, а она решит, и еще как.
Гневные слова Джессики не вызывали ничего, кроме издевательской улыбки. О да, эта девчонка – настоящий представитель семьи Реймонд, такая же импульсивная, и не умеющая держать язык за зубами. Такая схожесть с одной стороны вызывала гордость, но с другой, особенно в этот самый момент, ничего кроме злости. Как Джессике повезло, что она – родная кровь, любой другой на ее месте бы уже лежал без сознания, вырубленный традиционным ударом каратэ. На слова о вечеринке и о формах, Шерон только усмехнулась. А что, может и вправду продемонстрировать парочку акробатических трюков? Сальто, шпагат, прыжки – лейтенанту Реймонд, как заядлой спортсменке и каратистке с 30-летним стажем посильно многое, о чем все присутствующие даже и мечтать не могут. Подпрыгнуть и вырубить того парня с отвратительным выражением лица? Было бы забавно, но Шерон смогла подавить в себе эти желания. В конечном счете, за всем этим пафосом только одна цель: вернуть прежнюю Джессику Реймонд, вытянуть ее из того дерьма, в которое она сама же себя и затаптывает.
- Видишь ли, детка, - с легкой ухмылкой, приближаясь к Джессике, тихо протянула Шерон, - я уважаю себя достаточно, чтобы показывать свои аппетитные формы более достойной публике. Не понимаю только, откуда в тебе эта неуверенность…, откуда желание напиться до потери сознания и уснуть где-нибудь на помойке?  Почему когда с тобой начинаешь говорить нормально, все перерастает в пустую перепалку и абсолютное игнорирование? Почему, - Шерон начала повышать голос, - твое внимание можно привлечь только таким образом?!

+1

6

Джессика стояла и просто наблюдала за тем, что делает, как ведет себя и что говорит её тётя. В любом другом случае, мисс Реймонд извинилась за свое наглое поведение, попросила прощение и еще поклялась бы так больше никогда себя не вести. Вдобавок, она бы согласилась выполнить любое поручение своей тётушки, чтобы та не дай Бог не позвонила родителям и не потребовала, депортировать несносную племянницу обратно в семью. Всё это было бы уместно, если бы характер и поведение нынешней мисс Реймонд были не из ряда вон выходящим. Странно всё-таки как меняется человек. Раз, и что-то в его мозгу щелкает, и он просто превращает в сгусток зло, порока и похоти. Без объяснений, без слов. Просто, раз и всё. Словно человеку создали близнеца, с полным пакетом отрицательных качеств. А, ведь Джессика никогда не была такой. Она всегда была доброй, отходчивой девушкой, стремящейся изменить мир к лучшему. Она всегда была против криков, ссор, обид. Всегда была на стороне добра, и просила родителей никогда не ссориться. А ведь в ее семье ссоры – были частыми гостями. После того, как мама потерпела крах на работе, и её бизнес был разоблачен, семью Реймонд не переставали покидать скандалы, интриги и расследования. Вот поэтому отец и ушел с головой в работу. Он просто пытался замести следу и очистить имя своей семьи. Ему это удалось, вроде бы. Джессика не знала. Её ведь оправили на попечительство и перевоспитание тёти Шерон. Что ж, пожелаем ей удачи, ведь мисс Джессика Реймонд стала неуправляемым подростков, решившим, что ей в жизни можно всё и, что она сама, без чье-либо помощи справится со всеми трудностями. Ведь она смогла самостоятельно справиться со своей неразделенной любовью и обидой? Да, пускай ужасным способом, растоптав в себе все хорошее, но ведь она сделала это. А значит, сможет сделать ещё кучу другого.
-Почему ты такая жестокая? – в недоумении поинтересовалась Джессика. – Почему? Мы же действительно ничего плохого не сделали. Мы просто отдыхали. Понимаешь? Просто отдыхали. – стараясь сдерживаться, чтобы вновь не наорать на свою тётю, проговорила Джессика. – Хотя тебе не знакомо такое слово, как «отдых». Ты же замужем за своей работой. Ты даже собственных детей воспитать не можешь и потратить на них столько времени, сколько им нужно. Ты, же вечно на работе, на вызовах, ловишь преступников и вправляешь мозги таким дебоширам, как мы. Блестяще, тётя Шерон! – Джесс провела рукой по своим волосам и с усмешкой прикрыв глаза, прислушалась к изречениям Реймонд-старшей. А она всё парировала жесткого, словно перед ней правда стояли взрослые, повидавшие многое в этой жизни, люди. Хотели как взрослые, получите и распишитесь. Да, порой нужно сначала подумать, хочешь ли ты пройти все те круги ада, что проходят взрослые, чтобы и с тобой так общались? Но мы, так устроены, что сначала говорим, потом делаем, а уж на последнем месте думаем. Вот и сейчас, Джесс понимала, что показать, что они взрослые и самостоятельные, пред тётей, был не лучший вариант. С ней, такие штуки не пройдут.
-Я тебе не детка. – недовольно проговорила Джессика, внимательно слушая свою тётю. А что в итоге? Ну, вот сказала она всё, высказала по делу, думаете у Джесс мозги сразу встали на совё место? О, нет! Вы глубоко ошибаетесь. Давление, как моральное, так и физическое, еще больше подначивает человека, быть тем, кто он есть на данный отрезок времени. Покрайней мере так было с Джессикой. Если на неё давили и ли требовали объяснений, в этой особе словно черт просыпался, готовый смести на своем пути абсолютно всё и вся.
-А достойная публика, это что, твои коллеги в твоем участке? Или может твой напарник, - невинный взгляд на офицера с ехидной улыбкой на лице. – чем не прекрасная, и более того, достойная публика. Думаю, вы классно отжигаете, когда ждете очередных вызовов. И, знаешь, моя милая и любимая тётя, я уверена в себе, как никогда раньше. Если бы, во мне её не было, ты бы сейчас спокойненько развлекалась со своими напраничками в своем участке, а я мирно посапывала в совей теплой постельки и не о чем не думала. А, поскольку я здесь, где море алкоголя, как ты говоришь, не разрешенное для лиц недостигших совершеннолетия, следовательно, уверенности во мне, хоть отбавляй. – Джесс усмехнулась и прошла в глубь комнаты. Больше ей здесь делать нечего. Оттискав свою сумку, одев поверх купальника и порео, свитер, мисс Раймонд  достала ключи и в последний раз, как казалось Джесс, обратилась к своей тёте.
-Хочешь знать почему? Потому что, ненужно стоять на моем пути и мешать мне жить. Я не маленькая девочка, чтобы говорить, что такое хорошо, а что такое плохо. Спасибо за вечеринку, тётя Шерон! С этими словами, Джесс развернулась и уверенным и шагами направилась прочь из дому. Сняв с сигнализации свою машину, девушка закинула туда свою сумку, открыла дверь и села на водительское сиденье. Уезжать девушка не спешила. Она просто сидела на одном месте и смотрела в одну точку. Во что же превратилась её жизнь? Где она оступилась? И есть ли у неё возможность, все исправить?

+1

7

Было как-то забавно: из всей толпы только Джессика умудрялась вставлять свое слово и откровенно грубить полицейскому. То есть, грубила она, конечно, в первую очередь, своей тете. По правде сказать, это уже начинало надоедать, хоть ты хватай ее за воротник и закидывай в багажник машины. Но Шерон терпела, героически терпела, понимая, что не может причинить вреда племяннице, это было выше ее сил, потому приходилось лишь выслушивать и отвечать в ответ. Хотя, взрослый, он на то и взрослый, потому что знает, когда нужно остановиться и промолчать, так что некоторые реплики Шерон пропускала мимо ушей. Например, реплики, касающиеся детей. Хотя дело было скорее в том, что женщина не воспринимала Джессику всерьез. Ей всего 20 лет, что она может знать о работе и семье? Как это совместить, как уделять всему достаточно внимания? У нее все впереди, а как можно говорить, если ты с этим еще не сталкивалась? Доля правды есть, но у Шерон хватает смелости признаться в том, что мать из нее никудышная, так что и ранить нечем. Про коллег – это даже смешно. Отличная попытка вывести тетю у себя, но у Шерон, которую ежедневно доставали более изощренные маньяки, грабители и убийцы, был, что называется, иммунитет к таким каверзным репликам. Так что, оставалось лишь смотреть и сдерживаться, чтобы перепалка не зашла дальше.
- Отдыхали? – зато женщина сосредоточилась на других словах. - Соседи дважды жаловались! – Шерон махнула резиновой дубинкой в сторону. - Да даже насрать на соседей. Ты что делаешь? Раз вечеринка, два – все понятно, но ты чуть ли не ежедневно пускаешься во все тяжкие. Это уже не отдых, это образ жизни, и он губителен, когда же ты это поймешь?! 
Кажется, Реймонд даже начала тяжело дышать, настолько сильной ей хотелось достучаться до племянницы. Но ситуация была не подходящая. Дебоширов угомонили, а теперь все свелось к выяснению отношений между полицейским и его родственником.  Не удивительно, что присутствующие начали переглядываться между собой, хотя Шер было наплевать. Честно, иногда опускались руки, иногда хотелось дать Джессике то, чего она так хотела – свободу. Только так, без машины, без оплаты за обучение и квартиру. А что? Хочешь гулять? На здоровье, только зарабатывай на это сама. Но Реймонды…, их семейное единство просто поразительно. Интересно, надолго ли хватит Шерон?
- Правда жизни, детка: пить начинают либо из-за неуверенности, - женщина подошла ближе к племяннице, - либо из-за собственной тупости. Первое ты уже отмела, делай выводы, - Реймонд развела руками, якобы для себя она вывод уже сделала. Думаешь, мало я разрушенных жизней видела? – мысленно дополнила женщина, хотя вслух произносить не стала, это слишком печально, чтобы позволять Джессике вырывать слова из контекста и острить.
Пока Джессика собиралась, Шерон с напарником провели краткий экскурс в аля «что будет, если кто-то откроет рот или, что еще хуже, если соседи снова пожалуются». А будет Армагеддон, женщина пообещала приехать и лично сломать челюсть сыну хозяев дома, и еще сокрушить все «ящики с трубадурами», которые попадутся на пути. Ребята выглядели напуганными, кто-то просто покорно кивнул, кто-то, как стоял, так и продолжил стоять. Джессика же наделась и направилась к выходу, хотя промолчать так и не смогла. 
- Всего 20 лет. Считай, почти ничего. Ты маленький…, избалованный…, капризный ребенок, - делая акцент на каждом прилагательном, уже спокойно произнесла Шерон, - который не знает ничего об этой жизни, кроме того, как тяжело быть отвергнутой. Но и это - … ничто. Потому я и дальше буду стоять на твоем пути, но не для того, чтобы мешать жить, а для того, чтобы мешать портить самой себе жизнь.
Все мы были в том возрасте, когда считали себя самыми умными и полностью отвергали слова взрослых, порой ненавидя их за то, что они делают, за их частые лекции и запреты. А в будущем, когда все складывается не так и жизнь становится невыносимой, жалеем об этом, мечтаем вернуться в прошлое и воспользоваться советами знающих людей. И Шерон есть о чем жалеть, она тоже пошла своим путем, игнорируя слова родителей, но то другое, ее путь не состоял из вечных тусовок и алкоголя. И тут возможно смириться. Но Джессика… Так много людей любили ее и желали лишь хорошего, а она отталкивала всех и каждого, руша свое будущее, пусть сейчас сама этого и не понимала.
Закончив объясняться с молодежью, Шерон только сейчас вспомнила том, что у Джессики есть своя машина. Кивнув коллеге, женщина быстро вышла из дома. К счастью, племянница еще не успела уехать. И Реймонд не знала, что будет делать, что будет говорить, она просто должна была держать Джесс как можно ближе к себе.
- Поедешь со мной, - Шерон появилась, что называется, из темноты, открыла дверь и силком вытянула племянницу из машины.  – Поедешь! – тут же повторила женщина, понимая, что заставить Джессику будет весьма проблематично. - Не страшно за себя? Наверное. И ты права, я не причиню тебе вреда. Но подумай о друзьях. На их то мне точно наплевать.
Что Реймонд сделает, если девушка ослушается? Да вариантов много, результат только будет один и тот же: ни одна компания больше не захочет приглашать к себе на вечеринку девушку, тетя которой таким образом поступает с выпившими подростками.

+2

8

-Черт! – ударив с силой по рулю, выругнулась Джессика. –Черт, черт, черт!!!
Не такой жизни она желала, будучи вдали от своих родителей. Не так она представляла и их отношения с тётей. Может она и права, в том, что Джесс избалованный, маленький и капризный ребенок, но у нее был стержень, где-то внутри. Стойкость и выдержка, которая присуща всем Ремондам. Их отношениям друг с другом, их характерам может позавидовать любой. И, если кто-то давал слабину, этого окружающие практически не замечали. Ведь они семья и каждый поддерживал друг друга, даже будучи на расстояние сотен тысяч километров. Они как мушкетеры: один за всех и все за одного. Весьма понятно стремление тёти Шерон вправить мозги своей племяннице и пустить её жизнь в нужное русло. Чтобы она выучилась, получила диплом. Стала высококвалифицированным работником своей сферы, как они, взрослые Реймонды. Но другое дело, хотела ли этого сама Джессика? По душе ли ей, стремление быть психологом и лезть в личные жизни других людей? Ведь ей самой, пускай подростку, не очень нравится, когда в её личное пространство вторгаются, все кому не лень. Может со временем, с возрастом, Джессика поймет, что окружающие её люди желают ей только добра. Что ни один из её родственников, никогда не пожелает, чтобы она сгнила в том мире, в котором сейчас себя смело утрамбовывала. Да и она, пожалуй, не особо понимала масштабы трагедии, которые могут в итоге получиться. Ведь пока сам не окажешься в канаве и не вылезешь оттуда самостоятельно, не поймешь всей помощи и советов, которые тебе дают окружающие.
Как долго всё это будет продолжаться? Как долго они будут сторожить меня, и учить дисциплине? Черт, возьми, мне не пятнадцать лет, чтобы внедрять в мой мозг идеи о будущем и правильном поведении. Сначала в своих бы жизнях разобрались, прежде, чем лезть в чужую и разрушать её. Шерон никто не просил докучать мне и сталкиваться со мной везде, где только это можно и нельзя. Её лишь просили присматривать за мной. Или я чего-то не знаю? Или мои любимые родители действительно, оправили меня на перевоспитания к этому монстру в погонах?
Джессика сидела не подвижно в своей машине и смотрела в одну точку. Вихрь мыслей сейчас витали в её голове, но самая большая и желанная, была нажать на педаль газа и уехать к черту на куличики. Ото всех: от тети, от города, от друзей, которых у нее теперь поубавиться, от нравоучений, проще говоря, девушка мечтал сбежать от самой себя, от тех жизненных проблем, которые на неё так резко обвалились. А ведь ей просто хотелось банального, поддержки со стороны близких. Невидимой поддержки, невидимого плеча, на которое можно опередить, и почувствовать защиту. А вместо этого…Вместо этого, лишь удушение, как морально, так и физически. Её просто никто не хотел понять. Никто не попытался разубраться, что случилось с этой юной, и такой прекрасной девушкой. А ведь, и отцу, и тёти Шерон это под силу. Они ведь копы, и их работа расследовать любые дела. Но если дело касается семьи, неужели так важно показывать власть и силу над теми, кто слабее тебя? Кто не настолько умен как ты? Неужели, нельзя было решить ту проблему, в которой оказалась Джессика более мирным путем? Почему бы тети Шерон порой не снять, маску железной леди и «я коп и мне на все положить с прибором», в просто женщину, у которой помимо своих, родных детей, появился ещё один ребенок, которому нужно простое, человеческое отношение?
-Никуда я с тобой не поеду! – оказавшись вытащенной, словно паршивый щенок, из своей машины, Джесс пыталась отстоять свою точку зрения. – Никуда, я с тобой не поеду! – по слогам повторила девушка, оказавшись на улице и пристально смотря на свою тетю. -До тех пор, пока ты не научишься обращаться со мной, как с человеком, а не с животным, которых ты сажаешь в камеры в своем участке. Джесс глубоко вздохнула и взглянула на свою тетю. Высокая, красивая, блондинка с прекрасной внешностью, но таким гнильем внутри. Нет, конечно в обычной обстановке тетё Шер и другая, но Джессике она предстает в несамых лучших своих качествах. Не так, о ней отзывался её отец, мать, их общие друзья. Друзья семей Реймонд. Где женственность? Где грация? Где простое человеческое уважение? Это, пожалуй, тетя Шер прятала где-то очень глубоко. Боялась казаться слабой? Бред. Она сильная женщина. Она Реймонд. Тогда, в чем дело? Почему нельзя на миг, стать той, какой Джессика хочет её видеть?
Облокотившись спиной о свою машину и обняв руками себя за предплечья, Джессика устала, откинула голову назад и прикрыла глаза. Когда же всё это кончится? Когда?
-Расслабься тетя Шер. Ты уже не на задании. Ты уже исполнила свой долг. Угомонила непослушную молодежь, выставила меня непонятно кем, дала соседям спокойно досыпать оставшиеся часы. Я больше не хочу отвечать на твои вопросы. Я устала, и хочу домой. В твоей машине, я не поеду. Я не преступница, чтобы садится в коповскую тачку. У меня есть своя, и я хочу на ней приехать в свою квартиру. Если, тебя это не устраивает, - Джесс пожала плечами и посмотрела на Шерон. – то из этой ситуации есть только один выход. – Джесс открыла дверь водительского сиденья, и вытащила ключи из зажигания. –Ты сама поведешь мою машину и отвезешь меня домой. С этими словами, Реймонд обошла свою машину и села на пассажирское сиденье. Пристегнув ремень, брюнетка закрыла глаза и прислонилась головой стеклу. Дело было за Шерон. И, кажется, брюнетка догадывалась, какое решение она примет.

Отредактировано Jessica Raymond (2012-06-30 19:44:10)

+1

9

- Я буду относиться к тебе, как к человеку, когда почувствую хотя бы капельку взаимности! – выпалила Шерон, злостно смотря на племянницу, которая напрочь отказалась куда-то ехать.
Ни один родственник, ни один друг не мог обвинить женщину в плохом отношении. В узком кругу она другая, добродушная, веселая, услужливая – слов много, просто другая. И Джессика могла заметить это, если бы не была занята своими похождениями и не отталкивала тетю каждый раз, когда та пыталась предотвратить попытки саморазрушения. А Шер пыталась, правда пыталась, но когда силы были уже на исходе, о какой человечности может идти речь? Возможно, теперь настала очередь Реймонд-младшей проявить немного понимая.
- Тебе дали все, Джессика! – махнув руками, уже громче заговорила Шерон, которая постепенно начала переходить на крик. - Все, и даже когда ты это просрала из-за какой-то истории, тебе продолжают давать, опять же, все! У тебя есть машина, - женщина начала перечислять, загибая пальцы, - квартира, ты учишься в престижном университете, но продолжаешь вести себя как избалованная принцесса. Вместо того чтобы вправлять тебе мозги, я могла сейчас находиться со своими детьми, но я здесь! С тобой! – Шерон замолчала, переводя дыхание. Она смотрела на племянницу, но вовсе не ждала какой-либо реакции, была уверена просто, что той все равно. - Знаю, ты это не ценишь, - уже спокойнее заговорила женщина, как будто смирившись с выводом. - Так о каком человеческом отношении может идти речь? Сама-то ты когда так начнешь относиться к окружающим? И я  не о тех укурках говорю, - Шерон кивнула в сторону дома, имея ввиду гуляющую компанию.
К слову, некоторые ребята все же решили удовлетворить свое любопытство и с интересом наблюдали из окон за тем, как дальше развивается история. Увидев, что Реймонд повернула голову, подростки быстро испарились. Женщина тяжело дышала, этот эмоциональный всплеск, это рвение доказать свою правоту забрало у нее много сил. А Джессика продолжала гнуть свое. Выполнила свой долг, - мысленно повторила слова племянницы Шерон и покачала головой, нервно усмехнувшись. Долг. Такое чувство, что лейтенант прибыла сюда только ради получения удовольствия от испуганных лиц молодежи и унижения племянницы. Неужели она и вправду думает, что тетя приехала только ради этого? Узкое мышление, но под стать 20-летней девушке, забывшей о том, какой она может быть.
А вот следующие слова, как раз про копскую тачку, стали последней каплей. Многие могут подумать: ничего такого, это уж точно не страшнее того, что Джессика наговорила раньше, но отнюдь.  Профессия полицейского в штатах является одной из самых уважительных. Факт. Но некоторые до сих пор считают копов чуть ли не врагами нации, несмотря на то, что те ежедневно бросаются под пули. А все ради чего? Ради того, чтобы выполнять свои обязанности и очищать улицы от самых страшных мира сего. Неужели и Джессика туда же? Неужели она тоже превращается в подростка, презирающего полицию и считающего классным совершенно противоположные вещи: алкоголь, например, или крутую компанию? Мир катиться к чертям, если кто-то стыдиться сесть в одну машину с офицерами, которые не единожды получали пули при попытке спасти жизнь совершенно незнакомым людям… Сразу возникает вопрос: а вы что в жизни сделали? Напились до потери сознания? Побили друга в туалете? Поделитесь гордостью! В общем, ничего удивительного в том, что Шерон задели эти слова, да еще произнесенные человеком, которого она так любит. Выходит, Джесс ближе к пропасти, чем могло показаться с самого начала. Пока племянница сидела на пассажирском сиденье, Шерон медленно проглатывала то неуважение, которое к ней сейчас было проявлено. Зато потом она приняла решение. Женщина села за водительское сиденье, взяла ключи от машины, но вставлять их в замок не собиралась. Шерон посидела так несколько секунд, а потом резко вылезла из салона.
Не для того я под пули лезу, чтобы выслушивать подобное еще и от родственников, - спокойно протянула Реймонд, хотя в голосе звучала долька разочарования. -  Ключи будут у меня, - и с этими словами женщина спрятала ключи от машины в кармане джинсов. -  Джессика, я пыталась говорить с тобой, как с человеком, - быстро продолжила Шерон, чтобы в девушки не было возможности отреагировать. -  Ты не можешь отрицать. Но сегодня я поняла, что это бесполезно. Что ж, может получиться по-другому. Тебе повезло, мой дом в пятнадцати минутах ходьбы отсюда, - рукой Шерон указала направление. -  Ты можешь либо вернуться туда, - она кивнула на дом, из которого они только что и вышли, -  либо прийти ко мне. Выбор за тобой, но помни, о чем ты меня просила, - имея виду человечность, тихо и чуть ли не с отчаянием проговорила Шерон, после чего развернулась и направилась к той самой копской тачке.
Забавно, но сев машину, напарник, которого Джессика так же попыталась оскорбить в доме, первым делом выказал свое беспокойство по поводу того, что племянница пойдет одна, а уже поздно. Но Шер тут же развеяла все его сомнения. Во-первых, еще вопрос, куда она пойдет. Во-вторых, это район, в котором лейтенант была чуть ли не королевой, которую уважали и против слова которой никогда не шли.
Неохотно напарник все-таки нажал на педаль газа. До дома ехали минут пять, может немного дольше. Шер понимала, что даже если Джессика придет – это ничего не изменит, придет, уснет, а завтра все сначала. Но это тоже шаг, и по крайней мере сегодняшнюю ночь, Реймонд проведет в спокойствии, не переживая за то, что чья-то шкурка попадет в неприятности. До отхода ко сну, Шерон решила немного посидеть на свежем воздухе. Ночь была теплая, она сняла куртку и села на плетеный диван на веранде. Свои мысли стоило разложить по полочкам.

0

10

-Прекрасно! Просто замечательно! – проговорила Джессика, после очередной порции промывания мозгов. Знаете, этот бессмысленный пинг-понг, кто кого обосрет больше, может продолжаться вечно. Ни Джессика, ни Шерон, ни одна из них не сделает первый шаг к примирению и не скажет: «Да, ладно, забей. Я всё понимаю. Все мы совершали, и будем совершать ошибки.» Спокойно так, без ругани, упреков. Ведь когда разговариваешь с человеком нормально, он и реагирует на все положительно. Стоит хоть кому-то, любому оппоненту повысить голос, ты автоматически повысишь свой. Потому, что это заложено в нашей природе. В природе человека. Никто не будет стоять и спокойно слушать, как на него орут. Отсюда и вечные споры, конфликты. А всё из-за чего? Из-за того, что мы разучились слушать и слышать друг друга. Нам, куда проще наорать, затопать ногами, забить кулаками, чем просто взять, спокойно сесть и поговорить. А ведь это большой минус, нам, людям. Из-за простого, человеческого контакта, вся жизнь порой летит ко всем чертям.
За последние минут пять-семь, Джессика и слова не проронила. Она спокойно смотрела и слушала свою тётю. Ну, сколько можно орать-то? Понятное дело, Джесс не перекричит, хотя если постараться, то это можно устроить, не переспорит свою тётю, тогда зачем портить и без того, пошатнувшуюся нервную систему? Пусть Шерон надрывается и пытается, что-то вдолбить Джесс. Поверьте, всё что надо, ей уже давно вдолбили её родители. Шерон ничего нового для Джессики не рассказал. Да, у неё было всё. Да, она была как принцесса, в своем маленьком мире. Да, да, да, черт подери! Это разве плохо? Ей всего 20 лет?! Она имеет полное право на такую жизнь, какую она сейчас ведет. Наступит время, когда что-нибудь «шандарахнет» по голове Джесс, и она обязательно вспомнит все слова: мамы, папы, тети. И мысленно скажет спасибо. Такой момент наступает у любого подростка. Просто сейчас, Джесси хотелось хотя бы немного, хотя бы чуть-чуть, но почувствовать себя свободной, даже если для этого нужно нарушить с вагон правил, и разругаться в пух и прах, с человеком, который за тебя в ответе.
-Тебя никто не просил вытаскивать меня с вечеринки и устраивать весь тот цирк, что ты закатила. – спокойно проговорила Джессика, когда тётя наконец-то сделала брейк, в своих речах. – Не разгроми ты центр, не наговори лишнего и не трогая ребят, сейчас бы ты спокойно сидела в своем доме со своими детьми, а я бы просто ушла спать. Но нет. Ты решила, что нужно обязательно вставить свои пять копеек, на мои пять рублей. Ты же видела, что я была под алкоголем, неужели думала, что промолчу и позволю тебе портить праздник дальше? – Джесс не ждала от тети никаких объяснений. Крутить по двадцать раз одну и ту же шарманку, не было удовольствия. Шерон все равно высказала бы всё так, что в итоге, виноватой, не воспитанной, нахальной, грубой и просто полным дерьмом, оказалась Джессика. Плевать. Уже на все было просто наплевать. Джессике хотелось просто исчезнуть с глаз этой женщины и не видеть её хотя бы пару дней. Она ошиблась в ней. Сильно ошиблась. Та, Шерон Реймонд, которая приезжала когда-то в гости, была видимо близнецом нынешней, с противоположенным напрочь характером.
Сидя в машине, Джессика ждала, когда тетя, наконец, примет решение отвезти её домой, и этот кошмар просто закончится. Но не тут-то было. Видимо Шерон решила просто добить Джесс. Мало ей всего того, чтобы произошло, надо до максимума выжать из этой ситуации. Забрав ключи, от машины Джессики, тётя выставила ещё одно условие: либо Джесс идет к ней дом, одна, пешком, либо возвращается на вечеринку, откуда Джесс была вытащена с позором на всю оставшуюся жизнь.
Ну, это просто маразм! Клиника! Может, она ещё машину конфискует, для полного счастья?
-Ладно! – выскочив из машины, следом за Шерон, прокричала Джессика. – Я пойду к тебе домой, одна и пешком, в одном свитере и купальнике. Только потому, что не хочу больше видеть тебя и слышать, как ты выносишь мне мозг, оправдывая всё тем, что я просто маленький, избалованный ребенок. Если бы ты чуть-чуть узнала меня, после всего, что произошло в моей жизни, ты бы поняла меня. Поняла, что я чувствую. Поняла, почему мои собственные родители, спихнули меня, на твои плечи. Но, ты просто считаешь, что я оказалась на краю пропасти и скоро в неё окончательно сорвусь и спасти меня будет не возможно. – Джесс потерла свой нос и вытерла скатившиеся слезы. Так всегда бывает, когда пытаешься доказать, что ты хорошая и что в тебе не все так ужасно, а тебя напрочь не хотя воспринимать. – Но это не так, тётя Шерон. В пропасть, на краю которой, я стою – твоя вина. Полностью твоя. Хлопнув дверцей машины, Джесс обхватила себя за плечи и быстрым шагом направилась в сторону дома Шерон. Спустя минут 10, Реймонд уже поднималась по ступенькам «предбанника» и открывала дверь ключом, который тётя прятала под половиком, на случай, если будет какая-то нестоль приятная всем ситуация. Войдя в дом, Джессика сразу поднялась по лестнице на второй этаж и зашла в комнату для гостей. Она отлично знала эту комнату, потому что не раз бывала здесь, когда приезжала с родителями в гости. Забравшись на кровать, Джесс укуталась в одеяло, шмыгнула носом и вскором времени уснула. Не хотелось ничего. Не думать…Не объяснять, почему она здесь…Хотелось просто забыть всё, как глупый сон, в которой главную роль сыграла мисс Джессика Реймонд.

+1

11

Шерон мирно сидела на веранде, обдумывая все, что произошло сегодня и в особенности то, что сказала Джессика перед уходом. Да, было неприятно, хотя это немного не то слово, которым можно описать ощущения Реймонд, но пришлось смириться. За все недолгое пребывание Джесс здесь, это был самый крупный конфликт. Девушка сама рыла себе яму, но считала виноватой в этом только тетю, которая и общалась с ней редко, и видела-то не так часто, чтобы посодействовать «падению с пропасти». Но винить кого-то всегда проще, чем самого себя. Потому если Джессике так удобнее, если она чувствует себя от этого легче – пожалуйста, Шерон сожмет челюсть  и признает себя виновной, только бы девчонка сделала шаг назад от пропасти.
Женщина потерла переносицу, ее неустанно клонило в сон. Краем уха, она услышала, как открывается парадная дверь. Шерон слегка склонила голову, прислушиваясь. Наверняка пришла Джессика, наверняка она вне себя от злости. Ну что ж, с чем-то приходиться мириться. Правда в том, что Реймонд не сожалела о содеянном. Видит Бог, это маленькая доля того, что могло быть, если бы в том доме не отдыхала ее племянница. Обычно таким кампаниям, и не только подростковым, достается гораздо больше. Ибо правило гласит: не поняли одного предупреждения полицейских, не поймут и второго. На памяти Шерон, был даже случай, когда вся кампания просто разбегалась в ужасе от вышедших за рамки закона офицеров. Это было даже весело. Хотя методы женщины бледнели и меркли на фоне методов некоторых других полицейских. Были и хуже, были и жестче. Такова реальность. Не хотелось даже думать о том, что бы было, если бы именно эти люди приняли вызов, ведь они бы не стали спрашивать, чьей родственницей Джессика является, а та бы явно не догадалась сказать, что приходится племянницей лейтенанту полиции (что бы очень помогло). В общем, вывод один: в мире столько дерьма…, да нет, даже не в мире, здесь, в Сакраменто – что порой приходится идти на крайности ради безопасности родных и близких. 
Думая обо всем этом, Шерон даже не заметила, как пролетело время. Посмотрев на часы, она с удивлением заметила, что уже почти два часа ночи. Женщина тут же встала,  достала из заднего кармана мобильный телефон. Ребята, оставшиеся на ночном дежурстве, были начеку. Она позвонила в участок, попросила поменять смены, готовая взять завтрашнее ночное дежурство в обмен на свободный день. Согласились. Шерон поблагодарила коллег и, захлопнув раскладушку, направилась в дом. Подымаясь на второй этаж, женщина резко остановилась около комнаты для гостей. Она тихо открыла дверь, как будто хотела проверить, действительно ли в дом тогда зашла Джессика. Да, племянница уже мирно спала, укутавшись одеялом. Шерон вздохнула. Страшно подумать, что завтра все начнется сначала. Потом женщина так же тихо и аккуратно закрыла дверь и направилась к себе в спальню. Сама же она спала не так хорошо, как на то надеялась. В общей сложности, Реймонд удалось поспать часов пять, что было просто отвратительно на фоне предстоящего ночного дежурства. Но это ничего, к этому привыкаешь.
Шерон открыла глаза, как обычно, еще до того как успел прозвонить будильник. Женщина зевнула и потянулась в постели, такое чудесное утро, так не хотелось вставать. Но пришлось. Реймонд сходила в душ, переоделась в домашнюю одежду и спустилась на первый этаж, чтобы сделать себе кофе. Она уже и забыла о вчерашнем. Таков был характер Шерон. Если вчера она посвятила полтора часа рассуждениям о случившемся, то сегодня врятли, ибо не испытывает никакого сожаления. Настроение, к слову, тоже было неплохим, несмотря на тяжелую ночь. Реймонд снова вздохнула и посмотрела на настенные часы, стрелка которых стояла недалеко от циферки «10». Женщина почесала затылок, как будто вспоминая, что надо сделать. А надо разбудить Джессику, если та, конечно, не проснулась раньше и не сбежала. Что врятли, чтобы она, да так рано проснулась… Шерон медленно поднялась на второй этаж и открыла дверь гостевой комнаты. Как и ожидалось, Джессика все еще спала.  Реймонд так не хотелось снова ругаться, она ненавидела портить себе настроение по утрам, только вот Джессика, наверное, не скоро забудет вчерашнюю ночь. Но так хотелось в этом ошибаться.
- Эй, - протянула Шерон, садясь на краешек кровати. – Уже почти 10 часов утра, - она говорила спокойно и дружелюбно, как будто вчера и не вытаскивала племянницу за шкирки из машины. Только вот Джессика, похоже, об этом помнила очень хорошо, и забывать не собиралась. – Слушай…, - протянула женщина, слыша лишь молчание в ответ, - я не буду извиняться. Я сделала то, что должна была и сделаю снова, если понадобиться. Но забудь о ненависти хотя бы…, - женщина показательно взглянула на настольный будильник, - на час. Спускайся вниз, я сделаю тебе кофе… или чай, не знаю, что ты там хочешь.
Шерон вздохнула. Во многом обе были неправы, но признать это – все равно, что выколоть себе глаз. Так же невозможно, и так же болезненно. Вчера Джессика заговорила о том, что тете неплохо было бы узнать ее. Правда в том, что это непросто сделать, когда племянница всегда где-то… там. Думаете, Шерон не хотелось поговорить? Да она радовалась этому ребенку больше, чем сами родители. Еще одна девочка в семье Реймонд! Событие. Поговорить хотелось, но как это сделать, когда Джесс никогда нет. Вот, видимо, женщине суждено было вчера напугать до смерти нескольких подростков, чтобы сегодня Джессика хотя бы пару часов провела в этом доме.
- Ненависть пройдет, Джесс, - тихо произнесла Шерон, наклоняясь и целуя девушку в голову. – Рано или поздно.
После женщина встала и снова спустилась вниз, на кухню. Ненависть пройдет, главное, чтобы не поздно. Реймонд тоже ненавидела своего отца, вернее, считала так, считала до его смерти. А после этого пожалела. Но уже ничего не исправишь, уже было поздно.

+1

12

Мы никогда особо не помним начало сна, ведь так? Мы всегда оказываемся внутри того, что происходит.

Любой человек с уверенностью может сказать, что большую часть своей жизни он проживает во сне. Ведь именно сон, иллюзия, позволяет нам пережить то, чего в реальной жизни никогда не может произойти. Наше подсознание работает так, что наши внутренние мысли и желание, воспроизводятся, когда мы спим. Мы придумываем себе историю, но проживаем её только во сне. Мы помним лишь моменты из сна, но полностью мы его не запоминаем. И опять это все подсознание. Оно захватывает те уголки, те фрагменты, в которых нам комфортнее всего, в которых мы живем и не о чем не думаем. Сны видят абсолютно все. От мало до велика. Нет таких людей, которые не видят сны. Даже те, кто страдают бессонницей, они все равно видят сны. Просто у таких людей, сны отличаются, от снов людей у которых всегда здоровый и крепкий сон.
Джессика никогда не страдала бессонницей. Девушка всегда спала «мертвым» снов. За весь день, набегавшись, находившись, насидевшись в душных аудиториях университета и прослушивая, порой нудные лекций, а потом еще не дай Бог встреча с друзьями или родственниками, девушка сильно изматывалась и когда наступала ночь, Джесс засыпала как младенец. Лишь однажды, гостя у подруги, которая училась вместе с Джесс, пригласила её к себе на ночевку, так как у них был совместный проект, сказала, что Джессика ходила во сне и её видели выходящей из комнаты её старшего брата. Но Джесс, на этот счет ничего не могла ответить. Она просто этого не помнила. И всё скидывала на усталость и крепкий сон.
Сегодняшнюю ночь, Джессика провела без приключений и хождений по дому. Не было на это сил, да и, наверное желания. Джесс и так измоталась руганью со своей тётей и просто спала. Спала, как маленький ребенок, не подозревая и не думая не о чем. Не заботило девушку и то, что наступит утрой, нужно будет вылезти из теплой постели. Показаться на глаза тетё и извиниться. Да-да, вы не ослышались, Джесс действительно хотела извиниться. За своё скотское и противное поведение. Ведь Шерон действительно хотела и желала ей просто, обычного, человеческого добра. Глупышка Джесс, лишь раньше времени почувствовала свободу и желание быть взрослой. Но через это нужно было пройти. Через это все проходят. И рано, или поздно, но ошибки признают.
Небольшая комнатка с большим окном, в приоткрытую раму которого «залетает» вольный ветер, раздувая шторы и наполняя комнату свежим воздухом. На широкой постели, обняв подушку и зарывшись лицом поглубже, спала девушка. Её темные волосы рассыпались по плечам, а на губах застыла ели заметная улыбка. Что-то девушке снилось и определенно хорошее. Хотя мы зачастую может просто улыбаться, когда спим. Что-то внутреннее подталкивает нас к этому. Джессика, скорее всего, улыбалась от того, что её будильник не прозвенит в 6 утра и ей не придется сломя голову нестись в университет, где она училась. Сегодня у девушки был выходной. И проведет она его, в положительном виде. Приоткрыв глаза и щурясь от солнечного света, Джесс повернула голову на голос. На краю постели сидела тетя Шерон.
-Я не виню тебя и не ненавижу. – хриплым ото сна голосом проговорила девушка и перевернулась на спину. Без слов, Джессика выслушала тетю, и знаете, даже не было желания вставить своё Я. Она ведь права. Она умнее, она мудрее и уж точно старше Джесс. Вчера, Шерон вытащила Джессику из очередного дерьма, в которое мисс Реймонд решила себя втоптать.
-Хорошо. Я сейчас спущусь. – потерев глаза и откинув одеяло, проговорила Джесс, поднявшись с кровати. Тётя Шерон ушла, а Джесс лишь с улыбкой посмотрела ей вслед. Ненависть? Я вас умоляю, не так уж сильно Шерон подпортила вчерашний вечер. Ну, подумаешь, музыкальный центр. Папаша этого паренька еще пять ему таких купит. А родственники и поддержку, не за какие миллионы невозможно купить. Довольная собой и своими мыслями Джесс направилась в душ. Переодевшись в махровый халат, Реймонд спустилась вниз и зашла на кухню. Сев на высокий стул и подвинув к себе коробку с хлопьями, девушка высыпала энное количества в свою тарелку. Залив их молоком, Джесс взглянула на тетю Шерон, которая вновь начала что-то говорить.
-У меня нет ненависти к тебе, тетя Шерон. Скорее ненависть к самой себе. Зачерпнув ложкой свой «суп», Джесс оправила ей в рот. Хрусты хлопьями и улыбаясь, Реймонд продолжила говорить.
-Я не понимаю, как ты меня до сих пор не убила?! Я бы на твоем месте уже давно спустила бы курок и плевать, что я твоя родная кровь. Я ведь порядком угробила твою жизнь. Я всего нечего в городе, а уже столько дерьма на нас с тобой вылилось. Но я хочу, чтобы ты знала тетя Шерон. – Джессика повторила свою процедуру с едой. – Я люблю тебя и это факт.

+1

13

На слова Джессики, которые та произнесла еще в спальне, Шерон лишь кивнула, кивнула и улыбнулась. Минуты озарения – это просто прекрасно. И Реймонд понимала, что племянница вовсе не ненавидит ее, она просто так думает, иногда, но и от этого, по правде сказать, было не легче. Надолго ли это озарение? Джессика позавтракает, потом снова отправиться по делам, а вечером, возможно, опять посетит вечеринку с сомнительной кампанией, возвращаясь к мыслям о том, что жизнь в Сакраменто под надзором суровой тети – сущий Ад. Но ладно, все это будет потом, а сейчас, уповая на приятное утро, без семейных драм, Шерон спустилась вниз, на кухню, и начала заваривать себе кофе. Вскоре к хозяйке поспешил Зевс, ожидающий своей утренней пайки. Женщина почесала пса за ухом, но еду он свою получит только после того, как позавтракают все остальные. Пока варился кофе, на первый этаж спустилась Джессика. Шерон проводила ее взглядом, а после сняла с плиты турку и налила кофе в чашку. Все было так тихо и спокойно, что казалось, будто вчера эти двое не были готовы выколоть друг другу глаза. Шерон облокотилась о столешницу и сделала один глоток кофе. Как раз в этот момент Джессика, уже поглощающая свой утренний завтрак, начала беседу.
Конечно, девушка хотела как лучше, она хотела показать, хотя бы сегодня, сейчас, что не питает к тете негативных чувств, они – семья, а Реймонды просто не могут ненавидеть друг друга, что бы не произошло. Но Шерон слушать это было неприятно. Лучше бы девушка ненавидела ее, чем саму себя. Не этого она желала для племянницы. Правда, последующие слова вынудили Реймонд усмехнуться. Она и сама не знала, как со своим импульсивным характером еще не доставила Джессику обратно в Даллас, да в надежно запечатанном мешке или картонной коробке. Семья. Здесь все иначе. С одним племянница переборщила: ничью жизнь она не испортила, чтобы испортить полицейскому жизнь, надо выпить гораздо больше алкоголя и тусоваться с парнями покруче, тех молокососов.
- Ты не испортила мне жизнь, - с усмешкой заметила женщина, присаживаясь напротив Джессики, - уж поверь. Есть люди, которые делают мою жизнь намного хуже.
Убийцы, маньяки, террористы…, - мысленно добавила Шерон, но вслух, конечно, произносить не стала. Было приятно слышать такие теплые слова от Джессики. Может быть, завтра она об этом забудет, но так есть и так будет, это искренне и лейтенант знает, будет знать и завтра, чтобы не случилось. Женщина мягко улыбнулась, смотря на племянницу. Они похожи больше, чем Джессика может представить. Увы, после переезда в Сакраменто та тесная связь, которая была между ними раньше, разорвалась, но еще не поздно наверстать упущенное.
- Помню…, - женщина решила рассказать одну историю, - я тогда еще служила в Вашингтоне, - быстро добавила она, - и увольнительную решила провести в Далласе. Тебе было меньше двух лет, и ты орала пол ночи на весь дом. Ни твой отец, ни твоя мать, ни бабушка, ни другие дяди не могли ничего сделать, - женщина слегка развела руками, - пришлось мне. Уставшая, после перелетов, но я встала и взяла тебя на руки, - Реймонд посмотрела куда-то в сторону, как будто пыталась вспомнить все это и представить наяву, - и ты замолчала, - она снова посмотрела на Джессику и улыбнулась. – Замолчала и улыбнулась мне, а через полчаса уснула.
Шерон смолкла, как будто, этой историей все сказано. Может оно и так. Уже в том возрасте малютка Джессика ощутила некое спокойствие на руках у тети, она почувствовала себя в безопасности и перестала плакать, по какой бы причине тогда не испугалась. Так может и сейчас пора почувствовать себя уверенной, довериться Шерон и рассказать все, как есть. Возможно, именно для этого, женщина и рассказала эту милую историю. Все-таки есть что-то между немногочисленными представительницами слабого пола семьи Реймонд, связывает их что-то, всегда связывало.
- Я знаю…, - неуверенно начала Шерон, которой разговоры «по душам» всегда давались с трудом, - что сейчас мы немного далеки друг от друга. Но вчера ты сказала верно: я не знаю, а значит и не понимаю. Так…, может… пора узнать? Что случилось тогда, Джесс?
Конечно, Реймонд знала причину таких резких сдвигов, но знала отдаленно, в общих чертах. Возможно, пришло время услышать все от первого источника. Если Джессика готова, разумеется. Все-таки, для девушек ее возраста эта серьезная тема, чего не скажешь о более взрослых людях.

0

14

Игра стоит
в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Let's get it started