Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Quicksands


Quicksands

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Motionless

http://38.media.tumblr.com/96017a37806d62b1e3fa35b89adeaa55/tumblr_nafv35Ht0Q1tjsogwo1_500.gif

http://funkyimg.com/i/2kXcU.gif

http://data.whicdn.com/images/224365649/large.gif

http://funkyimg.com/i/2kXbf.gif

Emotionless

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

Отредактировано Shane MacNamara (2016-12-15 09:55:49)

+1

2

Зал растекался безграничными пространствами в кромешной темноте, только тонкая полоска света заставила нескольких недовольно обернуться на нарушителей камерного пространства вне времени. Без извинений и в сопровождении тихого шороха шагов помещение снова погрузилось во мрак, в мгновение вспыхнувший утрированно ярко для расслабленного глаза. Двинулись фигуры на сцене, зазвучал поначалу вкрадчивый и мягкий голос — опоздавшие застыли на месте, затем один из них уверенно двинулся вдоль рядов вниз по ступеням, второй не шелохнулся, заворожённо следя за происходящим на сцене, потом, будто очнувшись, качнул головой и торопливо двинулся следом за спутницей, уже сидевшей на боковом помосте с несколькими другим зрителями.

Был вторник. Холодно. И Эш — впервые в театре.

Вряд ли его отношение к собственному имени можно было назвать остро негативным, но всё же он поморщился, представляясь полным именем (Эшли) и пожимая чернокожему парню руку. Лиза рассказывала о Иэна, пожалуй, она вообще слишком много говорила - вряд ли Уэйв запоминал и четверть из скороговорки, но о её друге-актёре у него было своё сугубо предвзятое мнение. Университетский театральный кружок. Да что там можно ставить — Ромео и Джульетту в новом прочтении? Да и имя — Иэн. Не самому, конечно, хвастать фантазией родителей. Ему представлялся долговязый и бледный парень с веснушками и болезненным видом, восторгающийся Флобером или письмами Анны Франк. На деле рука самого Эша казалась бледнее в контрасте рукопожатия длинных тёмных пальцев.

Иэн Дэй-Льюис. Ни разу не доводилось встречать человека с настолько ему подходящим именем. Непонятно, что кого продолжало и кто из чего происходил. Этот парень словно был на пике нирваны — в полнейшей гармонии с собой. Для Уэйва со взрывным характером и бунтарским духом такой типаж людей был незнаком, он их сознательно обходил стороной и избегал любого общения.

Сейчас же он сидел на одной кровати с Иэном в почти таком же интимном полумраке, какой он нарушил впервые оказавшись на постановке, спустя несколько месяцев. Лопатками он упирался в стену позади себя и крутил в пальцах так и не зажжённую сигарету, периодически останавливая продолжительный взгляд на лице парня. Тогда в театре, на крошечной сцене студенческой самодеятельности он один владел всем залом, завораживал лишь звучанием голоса, приковывал внимание жестом руки, словно в его длинных пальцах были невидимые нити, соединённые с глазами зрителей. Эш не умел восхищаться людьми, но в полной темноте, наблюдая за совершенно необъяснимым действом, странным образом волнующим, он позволил себе такую слабость.

— И что мне-то будет от этой роли? Бабло вы же за это не получаете — чистая самодеятельность, — он уже в третий раз подступался к этой теме и почему-то никак не мог заставить себя сказать решительное "нет", как он и собирался, когда Лиза впервые заикнулась об этом. — То есть я должен играть твоего первого пидораса? — насмешливо хмыкнув, он нахмурился и наконец-то прикурил, тут же переводя взгляд на профиль Иэна. Чёрт его разберёт, о чём он думает.

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

Отредактировано Shane MacNamara (2016-12-15 09:55:37)

+1

3

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

Чёртовы католики. Вся эта ересь, вера в лучшую жизнь, отмаливание грехов, добродетель. Bullshit. Я видел, как и чем полощут мозги закоренелые святоши — личина агнца, сущность волка. Мои родители ничем не лучше. Конечно, я люблю их, это вроде как само собой и разумеется, не подвергается сомнению, но я знаю, что они слабы духом, хотя и свято, хах, верят в обратное. Точнее, они вообще не смотрят вглубь себя. Они смотрят на других, служат отличными психологами, из них получились достойные подражания крёстные родители. Парадоксально, правда? Несущий крест забывает его прижигать к собственной коже, первым делом стремясь приложить её к плоти чужого человека. Будь то сосед, брат по церкви или родной сын. Моей старшей сестре повезло меньше — она поддалась нравоучениям и посвятила собственную жизнь Господу. Лгунья. Подобно своему Создателю, она возлюбила больше всех самого красивого ангела, совершив ту же ошибку, что и свой кумир. Где теперь милая, кроткая Салли Дэй-Льюис? Кудрявая Салли, всегда улыбчивая Салли, самая добрая девочка в округе? Красота обманчива. Я умный парень — я понял это на чужом примере.

Передо мной возник лик ангела. Белоснежная кожа, ни одного изъяна, правильные до тошноты черты лица, мягкие волосы, ни капли суровой, первобытной мужественности, что присуща человеческому роду. Словно сотворённый из мрамора, не без божественного участия. Я протянул руку на автомате, бездумно, встретившись с ним взглядом и на заднем фоне услышав голос подруги, перебитый низким мужским. Эшли. Двуликий обман, взгляд падшего существа. Лиза говорила, что влюблена в него уже не первый год, а собственная низкая самооценка не позволяет признанию сорваться с тонких, потрескавшихся губ. Ей хорошо рядом, в безвозмездном статусе подруги. Добровольная волонтёрская работа, самовнушение, ложь, обман, один из семи смертных грехов. Улыбаюсь, одними губами. Обнажать зубы — слишком откровенно. Я умный парень — я понял, что улыбаться демонам опасно.

Ты прав, уж точно не деньги, — уклоняюсь от более конкретного ответа. — У тебя запоминающаяся внешность. Ты и сам, конечно, об этом знаешь. Почему бы не использовать то, чем тебя одарили? — кто-то свыше, природа, матка матери и сперма отца. Я щупаю почву, выбираю слова, ступаю на тонкий лёд. В воздухе витает крепкий запах никотина, сразу чувствуется, что давно не проветривали. Снизу, сбоку, практически отовсюду доносилась приглушённая музыка. Рок вперемешку с инди. Адский микс. Мне всё равно, я непредвзято отношусь к музыке. Не переношу только якобы христианскую группу Skillet. Дерьмо собачье, а не католики. — Не моего, а Джозефа, — кротко улыбаюсь, задержав взгляд на глазах Эша. Сказал специально или оговорился? Видит ли разницу между постановкой и реальной жизнью? Вряд ли. Откуда ему знать? — Мне показалось, сюжет тебя заинтересовал. Пускай он и простоват в диалогах.

Отредактировано Elaine Ratched (2016-12-15 00:25:53)

+1

4

Быть вежливым, воспитанным, деликатным — то, что родители безуспешно упустили, не успели вложить в Эшли в своём, так скажем, воспитании. Он вырос ровной противоположностью своей внешности. Слишком красив, чтобы быть реальным, чтобы быть хороших, правильным, нормальным. Насколько хорош собой, настолько и отвратителен — об этом не уставала напоминать ему семья за каждым совместным ужином, теперь им старательно избегаемым.

"Эшли, как дела? Сын, сколько уже? Нельзя человека дёргать по этому вопросу! Ты нормально себя чувствуешь, бро?" — в лицо.

"Алиса, ты уверена, что он завязал? Коди, может, проверить, почему он так долго в туалете? Бен, ты не замечал ничего странного за братом?" — за спиной.

Он морщится — сегодня очередное пропущенное семейное собрание, пускай вдоволь обсасывают его кости, парятся, выдумывают очередной его наркотический трип в рай или преисподнюю. В заднем кармане жалобно пропищал мобильный. Даже проверять не станет — сообщение от матери, голосовое послание от отца или напутствие деда. Если ещё и Хоуповский пидр объявится, он точно к херам разобьёт телефон и сменит номер.

— Не запоминающаяся, — равнодушно сообщает Эш, наслаждаясь первой затяжкой и пуская излюбленным жестом дым в потолок, — стоит мне уйти, ты скажешь, что видел просто красивого блондина с голубыми глазами, — с особым удовольствием, будто кайфуя от этого, он усмехается, бросая на Иэна очередной продолжительный взгляд. — Впрочем, бабам большего и не надо, чтобы дать. Красивый парень, играющий гея — их патологическая мечта, фетиш. Почему бы и не воспользоваться, — пожимает плечами и лениво выдыхает дым, разглядывая кудрявые завитки, остающиеся после неспешного движения пальцев в воздухе.

Даже с закрытыми, особенно закрытыми, окнами явно чувствуется сладковатый запах марихуаны. Во рту сохнет. Трава сама по себе безобидна, но Эш буквально задницей ощущает присутствие более тяжёлых наркотиков. Возможно, в соседней комнате, может быть, этажом ниже в запертом туалете или тёмной спальне с приоткрытой дверью. Ему больших усилий стоит остаться на месте. У него всего две мотивации: здесь нет героина — самого пагубного его знакомого, и Иэн — с ним ещё не разобрался, но почему-то нравилось говорить с ним.

— Ты меня понял, — раздражённо отзывается Уэйв, непременно закатив глаза и стряхнув пепел на чью-то подушку. — И из чего такие выводы? — теперь в голосе слышится вызов, взгляд устремлён прямиком на собеседника. На мгновение Эша охватывает ужас — откуда Иэну знать, он никому не рассказывал о том случае, кроме присутствующих там, ни одна живая душа не может знать!

Нет, это всё чёртова паранойя.

Он хмурится, затягивается и на выдохе говорит:
— У кого не было такого момента, когда родители считают тебя больным и хотят вылечить от, по их мнению, недуга. А их никто и не спрашивал. И что в итоге?

Вопрос виснет в прокуренном воздухе, сотрясаемом музыкой и чужими голосами.

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

Отредактировано Shane MacNamara (2016-12-15 09:55:10)

+1

5

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

Вряд ли у меня с ним много общего. Вряд ли вообще общие точки могут быть; Или же я ошибаюсь, и не стоит делать скоропостижных выводов, не быть таким, каким меня тщательно воспитывали родители. Поэтому я отгоняю прочь поспешные, лезущие без очереди мысли, что уступить место вдумчивости и аналитике, пускай и в тесной комнате, пускай и средь сигаретного дыма. Эшли выглядит сытым, это наше самое бросающееся в глаза отличие. Дело не в физической форме, тут скорее наоборот, но поведение, то, как он сидит, как строит диалог с малознакомым человеком. Дерзко. Себялюбиво. Его любят, а его по какой-то причине это не устраивает. Меня мало волнует подобная сторона медали, мне хватит поверхностной информации для собственной безопасности. Я же веду себя сдержанно, скованно, словно сижу на небезопасной земле. Моя поза — скрещенные руки, сутулая спина, вытянутые вперёд длинные ноги, скрещенные в лодыжках — красноречиво говорит если не о закрытости, то о боязливости. Все челобитные люди неплохие психологи, по крайней мере моя мама уж точно. Она по одной только походке вдоль по ковру может перестроиться и предположительно выбрать стратегию диалога. Быть настойчивой или понимающей, молчаливой или болтуньей. Хоть я всячески и открещивался от фундаментального сходства с матерью и отцом, воспитание никуда не деть, и тот воздух, что я впитывал в церковных стенах, запах плавленных свечей и ладана, навсегда пропитался в моей коже; он долговечнее чернил моей единственной татуировки.

Поступив в театральный кружок и постаравшись свести общение с родителями до прожиточного минимума добросовестного отпрыска без угрызений совести, я пообещал себе жить с новой философией. Как-то отец говорил, сидя за рождественским столом в нашей захудалой гостиной, что актёр — это дитя Сатаны. Что актёры отнимают у людей веру, как это делают убийцы, безэмоционально и жестоко уничтожая детей. Что может быть страшнее потери веры? В светлое, безоблачное будущее, в много обещанный и замусоленный молитвами рай?

Сохраняю на губах улыбку, наблюдая, как Эш не без удовольствия делает затяжку подожжённым табаком, обёрнутым в тонкую бумагу, давно потерявшую свой товарный вид. Понимаю, что слишком затянул с ответом, да и сказать мне особо нечего. Эш прав. Он просто красивый парень, блондин с голубыми глазами. Любой другой, уточняющий комментарий в духе "модельной внешности" будет воспринят слишком прямолинейно, а это равносильно оскорблению.
Не мне давать тебе советы, я никогда не располагал толпой бездумного и фанатичного материала, — взгляд стеклянный; озвучив свою мысль, я вижу в чертах Уэйва схожие черты с Родионом Раскольниковым, чуть ли не любимым персонажем театралов, когда дело касается русского театра и постановки драмы. Достоевский умел копаться в омуте души, умел слишком хорошо; его литература была запрещена в нашем доме. — Стоит ли раскидываться? — талантом и/или тем самым материалом. Женщины. Мне хочется поддразнить такого плейбоя, как Эшли. Наверняка, не ходи к гадалке, у него нет отбоя от фанаток. Есть ли вероятность в том, что его имя среди актёров принесёт желанную популярность нашему кружку? Безусловно. — Ты внимательно слушал, — а разве нет? Стираю улыбку, она более не к месту между нами. Затекает правое бедро, меняю положение ног; теперь наоборот. — Родители... — даже не собираюсь скрывать многозначительность собственного вздоха. Как приговор, не подлежащий обжалованию. Как диагноз, бремя, безответная любовь и неизлечимое желание быть кем-то другим. — В итоге они становятся чужими. Создатель губит тебя. Одарив, бьёт по щеке. Накормив до сыта, изгоняет. Родительская любовь — удавка, и шрамы от неё не заживают, — мои слова отдают эхом, звучат искусственно, словно предварительно написаны и выучены наизусть. Хороший ли я актёр? Актёр ли я сейчас?

Отредактировано Elaine Ratched (2016-12-15 01:51:43)

+1

6

Они едва знакомы, по сути — Эш видел парня на сцене в образе, в шкуре совершенного другого человека, сам выступал в качестве неискушённого зрителя, едва ли способного оценить в должной мере увиденное. Но даже за пределами театра и рамок спектакля, Иэн обладал поразительной энергетикой, даже в комнате чужого дома держа в необъяснимом напряжении, он словно тянул всю специфическую атмосферу теми же невидимыми нитями, какими опутывал зрительный зал. Может быть, всё дело в отсутствии общения с представителями подобной сферы или количестве выпитого сегодня.

— Это зависть или сочувствие? — в его интонации нет иронии или насмешки, вполне серьёзно и немного отстранённо, продолжая рвать кончиками пальцев дымку, плавно и лениво, будто под стать звучащему голосу. — Ты вряд ли обделён вниманием, — Уэйв в который раз придирчиво разглядывал лицо парня и не видел в нём ни единого изъяна. В нём не было броской красоты и излишней женственности, сквозящей без всякого на то желания в самих чертах Эшли. Тёмная кожа, карие глаза, короткие жёсткие чёрные волосы — ровная противоположность отражению, скользившем во всех зеркальных поверхностях следом за блондином, оповещая о его появлении. — Ты неправильно ставишь вопрос: стоит ли таким обрастать? — хмыкает словно в такт своим мыслям, а не словам.

В его пальцах гуляет окурок, ещё мигающий в темноте сгорающим табаком. Согнув ногу, Эш с ухмылкой, немного садистской, и любопытством, присущим препарирующему биологу, подносит алую точку к дырявому колену, с нажимом давит на джинсовую ткань, прожигая насквозь и оставляя дырку с опалёнными краями. Сигарета тухнет, кожа пульсирует и горит. Боль его отвлекает от пагубного влечения — искушение слишком близко. Он мысленно представляет, как игла протыкает вену, медленно в неё входит и впускает в кровяной поток героин.

Я не люблю, когда за мной замечают то, что лучше оставить в потёмках, когда в лицо говорят о слабостях, когда становятся свидетелями таинства, не открывшемуся даже мне самому. Именно поэтому старательно пропускаю мимо ушей прямолинейный ответ Иэна и не замечаю. А потом он снова это делает. Заставляет заворожённо слушать его и не отрывать взгляда, льёт отшлифованные слова, гипнотизирует интонациями, играет очередную роль. Какую — стоит ли разгадывать?

— Нихуя себе! — знаток литературы из меня никчёмный, поэтому это максимум, на который я способен, выходя из оцепенения и оценивающе кивая головой. Смысл сказанного запоздало осаживается в голове. Как и в театре тогда, сознание отключилось, полностью поддавшись искусной манипуляции. — По тебе не скажешь, что у тебя дерьмовые родители, — по мне, честно говоря, тоже, скорее — излишнее любящие и балующие. По крайней мере, именно так говорят многие, не нашедшие точек соприкосновения.

— Как ты это делаешь? — от резко нахлынувших эмоций я сдвигаюсь к краю кровати и разворачиваюсь лицом к Иэну. — На кой чёрт тебе эта роль сраного педика, если ты прекрасно справишься и с той, что предлагают мне?

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

Отредактировано Shane MacNamara (2016-12-15 23:39:33)

+1

7

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

Скорее восхищение, — странный, неоднозначный блеск в глазах. — У агнцев должен быть пастух. Быть ему их палачом или нет — другой вопрос, — и это действительно так. Мы сами выбираем, быть злодеями или героями, положительными или отрицательными, плохими или хорошими. Идеал нации оказывается предателем, скандирует на немецком языке лозунг своего врага, меняя сине-красно-белую экипировку на красно-чёрную, вызывая тем самым шквал недовольства и шока на границе с суицидом. Обман, жестокое обращение с взрослыми детьми. Уму непостижимо. — Это верно. Однако, оно не всегда именно то, что мне нужно, — ибо в большинстве своём оно женское. Я не выгляжу как гей, не так ли, Эшли Уэйв? Как гей выглядишь скорее ты, я в этом уверен. В том, что тебе вслед смотрят не только девушки и женщины в возрасте. Сталкивался ли ты уже с этой особенностью собственного жизненного пути? Или тебе только предстоит столкнуться с единственным изъяном своей внешности, если говорить на языке социума. Усмехаюсь в ответ, ничего не отвечаю — лишь пожимаю плечами, считая вопрос риторическим. Обрастать. Звучит в его устах как действительно что-то лишнее, подобное мху, наросту, излишком. Видимо, сам Эш так и воспринимает повышенное внимание к своей персоне. Удивительно, каким неблагодарным может быть человек даже по отношению к единственному ценному существу на этом свете — самому себе.

Настороженно наблюдаю за действиями Эша. Взгляд внимательный, сосредоточенный, подушечки пальцев сильнее вжимаются в тонкую тёмную ткань пуловера. Что он делает? Портит одежду, проверяет себя на устойчивость, повышает болевой порог, развлекается с собственным телом? Не улыбаюсь, но очень хочется. Очевидно, моя ставка сыграет. В воздухе образуется новый аромат — гари, прожжённой джинсы, подгоревшей плоти, свежего ожога. Эш даже не пикнул. Лишь садистки улыбнулся, стиснув зубы. От боли или наслаждения. Даже не знаю, как реагировать на подобное откровенное признание в собственной ненормальности в моём присутствии.

Ты прав, дерьмовые не совсем про них, — натянутая улыбка, меняю позу — забираюсь с ногами на кровать, сажусь по-турецки. Снизу уже вовсю доносится какой-то рождественский ремикс, порно голос Агилеры и сумасшедший микс Dead Mouse. Дичь. Нам бы пора спускаться, Лиза сгрызла остатки ногтей от ревности, убивается не первым и далеко не последним стаканом пунша, но мне пока не хочется. Странный получился канун рождества. — Они скорее ограниченные, — вилами по воде, — а мне проще было свалить и жить в общаге, чем давать им лишний повод убедиться в несовершенстве сына. Ну а ты почему не празднуешь главный семейный праздник в кругу семьи?

Непроизвольно кашляю, скорее от неожиданности, ибо Эш слишком резко меняет позу и смотрит, не мигая, на меня. Выглядит двусмысленно. Забавно и даже как-то кокетливо. Не для него — только для меня и моего внутреннего омута.
Никак, — откровенно, честно, — никак специально, это именно та причина, почему я кайфую от театральной жизни. Примерять на себя роли, маски, чужие слова. Ты никогда не смотрел, Эш, на актёра с корыстной точки зрения?

Отредактировано Elaine Ratched (2016-12-15 23:06:45)

+1

8

Меня мало интересуют люди, но, видимо, по этой самой причине они ко мне и тянутся. В прочем, все в курсе, что дело только во внешности и мудацком характере. А ещё я умею окружать себя именно таким обществом, в котором буду максимально быстро и комфортно катиться вниз. Так было до длительной реабилитации. После — только Лиза задержалась в поле зрения, слишком очевидно втрескавшаяся в меня по уши, но не вешающаяся откровенно. Она даже была иногда милой, когда затыкалась и не пыталась самостоятельно заткнуть своё одиночество. А ещё она вытаскивала меня на всякие тусовки, медийные события и прочие студенческие мероприятия, к которым отношение я имел исключительно косвенное, не будучи студентом.

— Восхищение, — смешок, — скажешь тоже.

Теперь появился Иэн. Он разительно отличался от любого человека, появлявшегося в моей жизни. Да, половина моего семейства повернута на творчестве — художники, тату-мастера, музыканты, фотографы и ещё тысячи их нераскрытых талантов и нереализованного потенциала, который все жаждали отыскать во мне под грудой нездоровой тяги к скандалам, откровенной правде в лицо, тяжёлым наркотикам. Они до сих пор пытались увлечь своей хернёй с вдохновением. Иэн был другим — он не пытался впихнуть своё увлечение, он просто им заражал, никто не говорил так, как он. Пускай во всех этих монологах Гамлета и стихах из Библии я не смыслил ни капли и вряд ли отличил бы одно от другого, но от него они звучали осмысленно, в тему — он не начинал бессмысленное цитирование ради публики. Кроме того, я неожиданно обнаружил в актёрском мастерстве определённую тактику и формулу, и здесь выученные фразы не зависели от долбаного "вдохновения".

— Ну и мне не нужно внимание этих людей, факта это не меняет, — пожимаю плечами, которые, оказывается, затекли и неприятно ноют, — внимания нам хватает.

В одно мгновение оказавшись напротив Иэна и встретившись взглядом, я снова отмечаю, что мы как два антипода, начиная внешностью, позами, его аккуратными вещами и моими, модно-драными, даже свитер, и заканчивая манерой вести разговор, строить диалог. И даже странно, что проблемные родители — общая тема. Даже улыбаюсь такому парадоксу.

— Ну все люди ограничены, — подтянув под себя одну ступню, а вторую опустив на пол, опускаю обе ладони на обнажившуюся щиколотку и подаюсь чуть вперёд. — Только ради этого стоило поступить в университет, — задумчиво произношу вслух, представляя жизнь в общаге со всеми сопутствующими развлечениями, впрочем, мне неплохо жилось и так, не считая семейных собраний. — Видел в фильмах собрание анонимных алкоголиков, когда родные только собираются заговорить об этой проблеме, ждут дружно больного и садятся вместе на выстроенные в круг стулья, чтобы по очереди высказаться и убедить отправиться на лечение? Знакомься — олицетворение моей семьи.

Несовершенство. Отличный эпитет для всех неоправданных ожиданий родителей. Хотя, слишком мягко.

Недоверчиво морщусь и смотрю на Иэна:
— И это ты-то мистер Несовершенство?

Не сдержал ухмылки.

Его откровенность обескураживает, заставляет окончательно растеряться. Талант? Самородок? Как ещё принято называть таких людей? Хотелось разобраться в алгоритме успеха, разложить на составляющие, но Эшу это никак не удавалось. Удивительно, это его не злило, наоборот, ещё больше подогревало интерес к парню.

Дверь распахнулась, залив половину комнаты ярким светом и наполнив густым запахом марихуаны.
— Ебётесь что ли? — пробасил какой-то парень, громко гоготнув.

— Пошёл нахуй! — Уэйв схватил какой-то увесистый предмет, исказив своё красивое лицо гримасой гнева, и швырнул в придурка, но попал в резко захлопнувшуюся дверь. Комната вновь погрузилась в темноту. Что-то с глухим грохотом рассыпалось по полу.

Несколько минут висело глухое молчание, нарушаемое только тяжёлым дыханием Эша. Его бесило, что ощущение отчуждённости, пускай и нарушаемое диким ремиксом и чужими голосами, было с лёгкостью разрушено. Он снова хотел оказаться под влиянием Иэновой игры.

Поэтому я снова нарушил молчание и продолжил так, словно никого стороннего здесь не было:
— Что ты подразумеваешь под корыстной точкой зрения на актёра? Извлекать тем самым для себя выгоду?

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

+1

9

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

Мне не интересно копаться в себе. Не то, чтобы я боялся увиденного, новой информации относительно самого себя и своей сущности. Страх —последнее, что можно испытать, заглянув в зеркало и встретившись с собственным отражением. Мне действительно не интересно. Подобно скучной теме разговора, которая приводит в восторг собеседника, а тебе безразлична вплоть до демонстративного проявления безразличия. Наверное, это одна из разновидностей многоликой скрытности. Возможно. За годы жизни в стенах нашего дома мы с сестрой научились иметь личные, неприкосновенные тайны. Я знал о том, что она тайно встречалась с отъявленным хулиганом в школе, что строго настрого запрещалось родителями, а она была в курсе моих пристрастий к журналам с наполовину нагими мужчинами. Мы не делились тайнами друг друга, не рассказывали их, сидя в тёмной комнате и накрывшись большим квадратным одеялом. Узнали намеренно, дабы в случае чего иметь компромат друг на друга. Какие уж тут чистосердечные и крепкие семейные узы. Ни она, ни я не чувствовали родства — ни друг к другу, ни к помешанными на Боге родителям. Была признательность, любви на автоматизме, но не осознанно и безмерно. Была грань. И каждый из нас её остро чувствовал; она мешала спать в бессонные ночи подобно горошине под несколькими слоями матрацев.

Людям свойственно создавать себе кумиров. Скажи честно — нравится ли тебе быть Золотым Тельцом? — улыбаюсь с прищуром, ведь истинных намерений Эша мне вряд ли понять. Притворяется или же предельно честен? — В таком случае тебе придётся по душе роль в нашем театре. Всё внимание будет обращено твоему персонажу, ты же останешься в тени и вряд ли выйдешь оттуда, — все мерзавцы в этом мире — актёры. Политики, дипломаты, бизнесмены, судьи, полицейские, иные деятели и верхушки мира. Всё — театр, все — актёры. Прописная истина, давно известная фраза, но почему-то никто не задумывается над ней всерьёз.

Молча и с интересом слушаю его красочное сравнение семьи. Так себе картина, надо признать честно. Я усмехаюсь, ибо до чего же она похожа на мою. Только я сидел на позорном месте лишь раз, после которого научился играть роль в пределах дома. Всё чаще родители вели консультации у нас, приглашали грешников XXI века в гостиную, вручая керамическую чашку на побитом блюде, и долго беседовали, иногда вплоть до ночи, о проблемах. Больного человека нужно излечить. Больная душа гораздо страшнее больного тела. Вы слишком много сидите в интернете? Вам стоит прекратить, иначе Сатана проникнет в ваш разум через глаза, испортит голову, мужчин одарит импотенцией, а женщин — бесплодием. Образование и работа за рубежом? Неслыханно, что вы говорите! Бог создал вас и подарил своей семье именно на этой земле, где каждый грамм пропитан кровью предков. Ничего страшного, такие мысли, конечно, греховны, но с крестом на груди и Господом нашим в сердце вы вылечитесь. Аминь. Ещё чашечку эрл грей?

Они считают тебя больным? — удивление нескрываемо сквозит в каждом слове, букве, прочитывается откровенно во взгляде и интонации вопроса. — Творец всегда найдёт в своём создании изъян, если будет смотреть на него слишком долго. Не думал переехать от родителей? Переселиться в общагу, к девушке? — между строк — тонкий лёд, по которому нужно ступать неспешно. Вздрагивают от неожиданности плечи да и весь корпус, когда в комнату вламывается неизвестный субъект. Ан нет, известный своим пагубным пристрастием к спиртному, легкодоступным девкам и сомнительным писателям Уоррен Кинг. Бывает. Подняв бровь, открываю было рот, но меня опережает Эш весьма агрессивной реакцией. Шум, треск, мат. Я и забыл, что мы в чужом доме, заперлись в комнате, сидим в полумраке и давно потерялись для общества, что веселится на этаж ниже. Подобное вторжение в созданную атмосферу возвращает меня к реальности происходящего.

Да, именно выгоду. Как я и сказал, это игра из тени, жизнь в статусе инкогнито. Сегодня на сцене ты нищий с лондонской улицы, завтра — сирота во время сухого закона, вчера ты был геем, притеснённым законами общества. И никогда, — улыбка, — Иэн Дэй-Льюис.

+1

10

— Мне нравится быть в центре внимания, указывая на изъяны в толпе, но не обнажая душу, — ему начинает казаться, что он и сам заговорил непривычным для себя языком, немного поэтично, в своём такте, слегка нараспев. Конечно, не так красиво и естественно, как Иэн.

Вообще-то Эшли всегда предвзято относился к черномазым. Как коренной американец, не из тех, в чьих жилах течёт кровь апачи, а тех, что высадились дохера лет назад на побережье, вырубили леса и отстроили небоскрёбы. С его голубыми глазами, острыми чертами лица, по-холодному белой кожей и светлыми волосами он мог бы сойти и за норвежца, а со своими замашками нациста — за истинного арийца, каким рисовало его воображение под гитлеровским началом. Нигеры всегда казались массой из низшего слоя, способные мериться мотнёй между ног, истеричностью грудастой тёлки или дулом контрабандного пистолета, ограниченные каменными джунглями какого-нибудь Бруклина или юга Чикаго.

В Иэне же плескалось такое море чего-то совершенно чуждого и иного, что цвет кожи и принадлежность к определённой расе воспринимались слишком поздно, уже не играя никакой роли и начиная меркнуть с очередными произнесёнными им словами.

Пускай скудные познания не объясняли суть золотого тельца, даже не вызывали никаких аналогий, но демонстрировать свое невежество Эш не любил и не собирался, тем более если это разом остановит общение.

— Я им дал нихуёвый повод, — мне нравится, что получается произвести впечатление на парня, способного затмить любого, стоит ему открыть рот, поэтому я пожимаю плечами, опуская голову и пряча ухмылку за упавшей со лба чёлкой. Нитка на штанине вовремя попалась — цепляю пальцами и пытаюсь вырвать. — Я с этим завязал, — после длительной паузы резко поднимаю голову — посмотреть прямо в глаза Иэну — и вновь опускаю, продолжая попытки обойтись без сторонних предметов для сокращения шва на один стежок. — Последняя попытка жить с девушкой кончилась капитальным передозом,

А ещё оргией. Но об этом он старается вообще не думать, лучше признаться в наркомании, чем...

— А в универе я не учусь.

Стоит ожидать последующих вопросов, но на каждый из них у меня заготовлен шаблонный ответ. Чем не начинающий актёр, которого так хотят видеть на сцене?

И снова он это делает. Завораживает словами, будто бы соскакивающими со страниц прямо на язык, он сам словно создан не из биологических и химических составляющих и процессов, а из книг, фраз, реплик, чьих-то обрывков жизни, как вышедший не из этого века, но умело вписавшийся. В этом состоит мастерство?

— Идеальная профессия для тех, кто не хочет быть собой, — не вопрос — утверждение. Наконец-то выдрав нитку, щелчком отправляю её в темноту пола и поднимаю взгляд на собеседника. — Нихуёво ты себя раздражаешь, мистер Несовершенство.

На губах Эша появилась ироничная усмешка — слишком знакомая картина.

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

Отредактировано Shane MacNamara (2016-12-16 23:58:19)

+1

11

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

[float=right]http://funkyimg.com/i/2m4i2.gif[/float] — Слышал про архетипы Юнга? Или иначе психологические типы личности по Юнгу, — мой тон не поучительный, скорее, я продолжаю свой рассказ. Не как сторонний лектор и не как заумный профессор, а как безликий собеседник. Продолжая театральную постановку. — Старик Карл обобщил всё человеческое поведение и расписал типажи поведения на двенадцать прототипов. Наше скрытое, латентное поведение, наша сущность. Врождённая тенденция эмоционально на что-то реагировать, — внимательно смотрю на Эша, но не продолжительно — смотрю то ему в глаза, то на свои скрещенные руки и костяшки пальцев. — Шут. Тебе, наверное, этот персонаж, судя по сказкам и общественному мнению, покажется легкомысленным, дураком. Но это не так. Архетип шута противостоит по своей силе и значимости Правителю, Королю, ибо последний органичен обязательствами и нормами, в то время как Шут единственный имеет право говорить правду правителю в лицо. Он в центре внимания, он высмеивает толпу зевак, указывая им на собственные и государственные изъяны, при этом оставаясь с головой на плечах и не обнажая душу, — моя голова опущена, но взгляд устремлён на блондина. — В цирке всегда два весельчака, только вот один из них — изгой, тот, что с грустным выражением лица и гримом, изображающим печаль, второй же любимец публики, юморист. Один — клоун, другой — шут.

Наверное, тебе попалась не та девушка, — забавно, что у него не получилось. Я бы скорее предположил, что это Эш довёл какую-нибудь слабохарактерную красотку до передоза или суицида. Проблемы с наркотиками? Улыбка исчезает за ненадобностью. — Чем же ты занимаешься? — я задаю много вопросов, это выглядит подозрительно? Чувствую себя журналистом, дорвавшегося до общения с красавчиком-моделью или что-то типа того. Бред, но, видимо, и я сам попал под чары красивого демона, раз продолжаю вести разговор, интересоваться его жизнью и проявлять участие в диалоге. Мысленно прошу Лиз увлечься каким-нибудь другим блондином и потеряться в толпе прочих студентов, хотя и понимаю — глупо. Мало кто может сравниться с Уэйвом. — Этим? — рука сама тянется к коленке блондина, и я касаюсь указательным пальцем джинсы, не трогаю голую кожу, разве что взглядом, который решаю не пересекать с взглядом Эша. — Не представляешь себе, насколько.

Отредактировано Elaine Ratched (2016-12-17 01:02:24)

+1

12

Не знаю, преследовал Иэн цель выставить меня полным идиотом или по наитию знал, что подобные заумные вещи вроде "архетип" требуют подробного пояснения. А я даже не пытался сопротивляться, едва ли не разевая рот и продолжая слушать. Плевать, о чём именно он говорит, главное пусть не замолкает. Это как слушать сказку в детстве, сюжет которой ты ещё не знаешь и с замиранием сердца внимательно слушаешь, пытаешься не упустить мелочей. Тем более поднятая тема была мне близка. Я только кивал головой, улыбаясь и жадно ловя каждое слово — вроде, охватывало желание выразить своё мнение, и в то же время не хотелось перебивать, только жадно впитывать. Снова вспомнилось детство с непринуждёнными знакомствами с новыми людьми. Лучшим другом становился именно тот, с кем взапой обсуждал, кто круче — Супермэн или Бэтмэн.

— Никогда не считал шута идиотом или легкомысленным, — тараторю и часто качаю головой, будто это поможет быстрее договорить, — наоборот, один из наиболее реальных персонажей, меня обычно раздражала эта навязчивая вежливость и до идиотизма наивная вера в людей — ну, то, что обычно приписывали основному персонажу. — Задумавшись, подношу согнутый указательный палец к губам и тут же направляю его в сторону парня, выпрямив, — Меня по полкам разобрал, я понял твои аналогии, — оставалось надеяться, что слово я употребил верное, хотя, кажется, должно быть другое слово. — Тогда кто ты? Только не говори, что мистер Несовершенство — это чёртов грустный клоун.

Эш резко сделался серьёзным.

— Я не говорил, что моим передозом, — ухмыльнувшись, он размял шею. — Но ты прав, мне не повезло вообще, — с несколько злобным сарказмом, он ухмыльнулся.

Застыв на месте, он пристально следил за устремившимся к его колену пальцем. Странно бухнуло в грудной клетке. Но он был слишком увлечён, чтобы акцентировать на этом внимание.

— И этим тоже, — пожимаю плечами и медленно провожу ладонью, зарываясь пальцами в корни, по волосам, убирая надоедливые пряди со лба назад. — А так, как и все — живу, — взглянув на Иэна, щурюсь и изучаю его лицо. — Почему не представляю — вполне.

Его рука, лежавшая у согнутого колена, переместилась к разодранной ткани, чтобы ухватиться за торчащие пучки ниток и потянуть их вверх, едва не столкнувшись с пальцем парня.

— И что может раздражать тебя?

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

+1

13

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

Судя по немного потерянному, но заинтересованному взгляду — нет, не слышал. Но так даже лучше, мне же привычнее будет выступить в роли Оле Лукойе, сказочного рассказчика, фантазёра и любимца.
Тебе он подходит, — кивком как бы символично подтверждаю своё мнение. Если Эш согласится, я обязательно поговорю с нашим постановщиком по поводу подобной роли. Он в неё сможет вжиться, раствориться, привлечь публику и зажечь в ней искру. Наверное, подобная искра зажглась и во мне от простой визуализации Уэйва на сцене. Я улыбаюсь своим мыслям, выходит, что улыбаюсь словам блондина. — Я, скорее всего, маг, — сказав это вслух, посмеялся, понимая, как может подобное звучать со стороны. Маг, а ещё у меня есть волшебная палочка, которой нельзя, к сожалению, пользоваться вне Хогвартса. В чём-то правда, конечно, ей и правда нельзя особо светить, а то сломают и больше не поколдуешь. — Спокойный архетип, стремящийся к познанию окружающего мира. Сделать желания явью, трансформация к лучшему, вот эта история про меня, — взгляд исподлобья на Эша. — Хочется воспринимать себя правителем, героем, бунтарём, кем-то ярким и видным, на деле же ты скорее что-то около серого кардинала, — усмехаюсь, вспоминая, как обожал историю про трёх мушкетёров в детстве. Только вот если отец всегда провозглашал главным героем книги гасконского дворянина и его друзей, то я искренне недоумевал, где же ошибся Ришельё? В чём был его фатальный промах? Или всё дело в количественном преимуществе, сила победила ум? Глупая книжка, как она может учить чему-то полезному в жизни? Ровно как и Библия. История не про единство и братство, а про могущественность хорошего человека, существа, образа. И ты никто, если не стоишь с ним по одну сторону.

Смотрю на реакцию блондина. Он щетинится, не знает, кусать или отступить, чувствует себя не комфортно в пределах затронутой темы. И я не продолжаю её, истолковав это поведение как защитное. Тем более, мне не интересна эта сторона его жизни. Что примечательного в слабости другого человека? Кто-то считает подобное прошлое досадным промахом, глупостью, необдуманным поведением, одним словом — ошибкой. Те же самые люди считают и гомофобию одной большой оплошностью, сбоем в генетическом коде наряду с врождённым уродством. Для них синдром Дауна, трисомия по хромосоме 21, является таким же прискорбным фактом в жизни новорождённого. Заразу нужно лечить. Самозабвенно, как можно быстрее, забывая на жизнь вне пределах зоны поражения. Не удалось вылечить? Обезвредить. А в будущем стоит быть умнее — избавляться от корня проблемы.

Я всё ещё смотрю на Эшли, пускай мои мысли и обращены к другому. Он убирает волосы, запуская в них длинные пальцы, и в какой-то момент я залипаю на выступающих венах и костяшках. Тело реагирует запоздало — что-то, какой-то ком непонятной субстанции, сначала сжимается, а потом расслабляется на уровне солнечного сплетения.
Убираю руку, вернув в привычную позу — скрестив на груди.

У меня есть слабости. Контролируемые, но недостаточно хорошо, как хотелось бы. Кто-то говорит, что от своих же демонов нужно избавиться. Кто-то, что стоит подружиться. Я же чаще всего игнорирую их мерзкие голоса, понимая, что ни к чему хорошему это не приведёт, — вздыхаю. Говорить с Эшем просто. Сначала кажется, что ты выступаешь в роли священника, а он — грешника, но в процессе диалога эти роли попеременно заменяют друг друга. — Ты веришь в какую-то идею? Лично для себя. Будь то вера во всевышнего, в избранность своего народа или в собственную исключительность?

Отредактировано Elaine Ratched (2016-12-17 11:29:20)

0

14

[float=right]http://oi65.tinypic.com/330ecg8.jpg[/float] — Ты, конечно, никогда не бываешь Иэном Дэй-Льюисом, — и как мне только с лёгкостью удаётся запомнить его имя? — и ты вечно играешь, но — какого чёрта, чувак? — кажется, разговоры об этих архе, архи (разве это не к раскопкам имеет отношение или всё-таки паукам?), в общем — о типах личности, — разбудили во мне шута, только без привычного садизма. — Ты себя в зеркало видел, фотки там, не знаю — на репетициях, на видео со спектаклей? Какой серый кардинал?

Непроизвольно Эш начинает улыбаться — кто мог подумать, что так просто будет говорить с совершенно посторонним человеком, не обращать внимания на очевидную разницу между ними, даже не задумываться над тем, как сильно позволил себе ослабить костюм шута, обнажая прорехи. Почувствовав напряжение в уголках губ, парень медленно возвращается к серьёзному выражению лица.

— Думаешь, в тебе нет ничего бунтарского? — он вновь разглядывает опалённый край джинсы с подплавленным ободком и неспешно поднимает недоверчивый взгляд на Иэна, приподняв одну бровь. — Да один ваш спектакль чего стоит, — усмехается и морщит лоб, возвращая ногу на кровать и притягивая к себе колено, тут же сцепляя на нём пальцы обеих рук и отклоняясь назад. — Кстати, этот режиссёр, или кто он там, не думает же, что если даст мне роль, то я воспылаю к нему интересом?

Самое странное, что Уэйва больше возмущали приставания со стороны, чем само участие в постановке такого рода. При этом он не стеснялся напрямую спрашивать Иэна об аспектах, будучи уверенным, что не заденет ничьих чувств или дружеских отношений. Очевидно же, что другие актёры совершенно не ровня этому парню напротив.

— Ты смеёшься? — Эш снова беззвучно смеётся, отрывая от кровати ступню и зависая со сцепленными в замок на колене ладоням, а потом резко возвращаясь в исходное положение. — Ты странный, — звучит как комплимент. — У всех есть слабости и демоны — как хочешь, их называй, — уж кому как не ему знать о них не по наслышке. — Стремишься стать идеальным?

А потом комната погружается в молчание, в которым можно почти уловить ход мыслей, приторможенный алкоголем, пока ещё развязывающем язык чуть больше, чем требуется. Идея. У него-то и целей не было, как можно говорить о чём-то масштабнее?

— Что все люди — дерьмо, и рано или поздно сами же в нём задохнутся? — я пожимаю плечами и неопределённо кривлю губы. — Сойдёт за идею? Не задумывался никогда об этом. Все эти, — активно машу в воздухе разведёнными в стороны ладонями, изображая сатирическую важность, — великие вещи не делают жизнь легче. А у тебя такая есть?

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

+1

15

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

Бываю, когда сплю, — смешок. И то не факт, но совсем уж машиной для убийства выглядеть не хочется. — Ладно-ладно, чёрный, — смешок переходит в смех, и я смеюсь — от души, ибо самоирония — это то, что всегда было в дефиците в нашей семье. Юмор вообще не считался чем-то хорошим, но и позорным, конечно, тоже. Было бы лучше, наверное, для отца с матерью, чтобы у нас с сестрой его не было, как и в доме заливистого смеха до хрипоты в горле. Уметь видеть светлое среди мрачного, смешное, когда плохо. Для этого всего есть Бог, его помощь и участие в вашей жизни. К чему искать силу в самом себе? Её нужно искать в молитвах и Библии, а ещё безвозмездных пожертвованиях на благо развития государства.

Эш улыбается. И ему чертовски идут эмоции. Странно, да? Сама формулировка — человеку идут эмоции. Вроде бы, естественный и логичный факт, каждый человек испытывает эмоции, но мало кто смотрит на себя со стороны. В редких случаях твой партнёр отпустит комментарий или комплимент — ты красиво улыбаешься, у тебя милые ямочки на щеках [один из раздражающих меня фактов, кстати, это те самые ямочки; как будто собственной голубизны мало, так ещё и "очаровашка" эффект], у тебя завораживающий смех. Мне хотелось сказать Эшли всё это, вывалить правду в лицо, ибо в какой-то момент эмоции нахлынули с разрушительной силой. Видимо, виной тому смех. Нельзя больше так, по крайней мере не стоит терять над собой контроль.

Для меня тема гомосексуализма не является бунтарской. Это норма в двадцать первом веке. На самом деле, я даже не знаю, какая тематика в современном обществе будет по-настоящему революционной, — пожимаю плечами, перестав смеяться. Мне даже удаётся говорить на тему геев совершенно спокойно, как о чём-то действительно обыденном и даже приевшемся. — Ты слишком хорош для него, — усмехаюсь, задумчиво посмотрев на Эшли. Даже если бы режиссёр покусился на Уэйва, то я бы вряд ли позволил зайти подобному далеко. Дальше, чем захотелось бы мне самому. — Мои мне мешают жить. В прямом смысле этого слова, — случайно получается передать чуть больше недовольства и даже злости в голосе, чем хотелось бы. Заметил ли Эш? — У меня нет копыт и хвоста, ха-ха, но это... хреново, — сутулюсь сильнее, непроизвольно стараясь позой спрятать подальше грудину, а месте с ней и эмоции.

Глобально нет. Разве что вызывать изжогу у недалёких и отклик у тех, кому интересно искусство в моём скромном понимании, — коротко улыбнувшись, отвожу взгляд от от лица Эшли. — А ты когда-нибудь думал насчёт...

О ГОСПОДИ! МИК? МИК, С ТОБОЙ ВСЁ В ПОРЯДКЕ? ЭЙ, ПРИЯТЕЛЬ! ЭЙ!

+1

16

— Хреново быть тобой, — смешок, — точнее, не быть, — произношу вслух, не задумываясь, погружённый в собственные мысли. Когда последний раз я общался так: живо, с серьёзностью и добродушной насмешкой, честно, заинтересованно? Чаты, социальные сети, инстаграм, эмоджи — вот основа современных диалогов ни о чём. Даже сложно вспомнить, когда, да и был ли, заинтересован самим человеком, начиная делиться и обрывками собственной жизни. Обычно темы о чём-то пространном, весом и масштабном отходили на последний план, отдавая первенство обсуждению алкоголя на грядущей вечеринке, воспоминаниям о долбоебических подвигах, с Лизой ещё фигурировали бои без правил, на которые я её подсадил. Впрочем, сдаётся мне, она заинтересована больше наличием моего увлечения, чем самими событиями на ринге. С Иэном же сами собой возникают различные темы, не навевающие скуку и не вызывающие желание сбежать, скорее они удерживали на месте, не давая даже взглянуть на дисплей телефона — узнать время.

Наверное, отвлекая от хода мыслей, его больше веселил смех парня, чем сама шутка. Он у него был заразительный, на удивление искренний и приятный. Сам Эш сначала улыбнулся, а затем поддался влиянию и захохотал, качая головой. Небольшая разрядка, снимающая незначительное напряжение. Уэйв не первый раз замечал на себе продолжительный взгляд, больше чем просто внимание собеседнику — с такой внешностью подобное становится привычным и неудивительным. Но в данном случае это внимание пугающе импонировало. Смех помог исчерпать эту тему.

— Норма, ещё вызывающая противоречивые мнения, — и которую он предпочёл бы вообще избегать, не сталкиваться ни в разговоре, ни на деле, за исключением постановки — ему не придётся ничего такого делать, только заполучит новое внимание, попробует что-то новое, да и выучить просто текст, не вникая в суть, просто. — Ещё за свои права не боролись педофилы и любители животных, женатые на самих себе, может, в ближайшее время youtube подкинет идею, — перевести тему в другое русло — вот что требуется, лишь бы не возвращаться мыслями к тому дню. — Так можно сказать о многих, — без хвастовства, даже с некоторым огорчением. Ты слишком хорош. Сколько раз он это уже слышал? Интересно, по мнению всех этих экспертов, ему в пару или любовники годилась только невъебенно-красивая модель наподобие тех, что щеголяют в нижнем белье по подиуму и рекламируют тушь на глянцевых страницах?

— Повторюсь — так у всех, но, судя по всему, у тебя какие-то особые демоны и слабости, даже взглянуть захотелось, — щурюсь, наблюдая за изменениями в лице парня. Не уверен, показалась или нет некоторая злость, но выходило, что мне встретился не такой простой человек, каким он казался с первого взгляда и при поверхностном общении.

Я хотел продолжить разговор, да и воздухе повис оборванный голосами снизу вопрос. Хотел закатить глаза и отпустить комментарий, чтобы дальше обсуждать глобальные идеи и их идиотизм. Но Иэн замер, прислушиваясь, а потом резко поднялся и направился к выходу. Не думал, что его хоть сколько-нибудь волнуют перепившие подростки и их проблемы. Оставаться здесь одному не было желания, а крики внизу становились всё громче.

— Если там кто-то подыхает, то он выбрал не... Блять! — он осёкся на полуслове, наблюдая до ужаса знакомую картину. Во рту сделалось сухо. Несколько мгновений он исступленно смотрел на парня на полу. — Нахера вы снимаете? Отойдите! Да съебись ты, — Эш резко сорвался с места, расталкивая столпившихся придурков. — Скорую вызвали? Ну так какого хера — вызывай!

Он действовал на автомате, поворачивая отключившегося на бок, открывая его рот и пальцами выталкивая блевоту, щупая пульс и хлопая по щекам, пытаясь до приезда скорой заставить наркомана прийти в себя.

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]You gonna hate it[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX6V.png[/AVA]
[SGN]Skinny brains and little stains upon your
Face teenage remains tell me more
Lifted in the fifties when you really rather drifted through time, let's soar
[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: без работы, без учебы
[/LZ1]

+1

17

[NIC]Ian Day-Lewis[/NIC][STA]hold your breath[/STA][AVA]http://31.media.tumblr.com/f20643a13bbc6cb53eaab866c1315297/tumblr_nfdbeoL1Ky1u01e50o1_250.gif[/AVA][SGN]and count to three[/SGN][LZ1]ИЭН ДЭЙ-ЛЬЮИС, 21 y.o.
my life: студент, III курс, театрал
[/LZ1]

Смешок.
Мной тоже. И тобой, — без иронии или сарказма, правдиво и в лицо. Вряд ли, будь выбор, кто-то захотел поменяться с нами местами. Без напускного драматизма и пафоса. Хотел бы я быть в чужой шкуре? Вполне вероятно. Смешно, но именно это я и делаю, ведь так? Все эти театральные постановки, чуждые мне сюжеты, жизненные ситуации. Плохие и бесстыдные или, наоборот, тошнотворно сахарные благополучные семьи, понимающие и адекватные родители или в противовес попытка жить без них, от и до повествование от лица сироты. За моей спиной, на моих плечах не так уж много рассказанных публике историй, но мне есть к чему стремиться. Какой уже пошёл год этой неприкрытой страсти? С шестнадцати лет, верно. Моя тяга к парням, мужчинам равнозначна по своему сроку любви к сцене и скандированию написанного текста с вкраплённой импровизацией. Хорошо или плохо, но мне не разбивали сердца, как бы странно и по-бабски это не звучало. Факт остаётся фактом. Наверное, это удача. Или дефект? Я никогда не говорил про любовь со своими партнёрами, ни к кому не обращал подобных слов. Со сцены — десятки, по несколько раз в неделю в зависимости от сезона и сценария. Видимо, со временем я потерял для самого себя значимость этой формулировки. Хорошо это или плохо?

Публике нужны козлы отпущения, так что не могу с тобой не согласиться, — лаконично завернув тему в мелководное пространство, я улыбаюсь и более не собираюсь продолжать. Мне не понятно, избегает ли Эш это явление или оно ему просто-напросто не интересно. Был ли опыт или всё находится в спящем режиме, а может быть внешность обманчива на все сто процентов, и он окажется прожжённым гетеросексуалом, одним из этих самовлюблённых нарциссов, не ставящих на одну ступень с собой ни одну женщину, разве что взирают на них как на секс игрушки? На ум приходит добрая половина моего курса. Мужланы и гопники, ни дать ни взять. Так себе зрелище день ото дня. — Уверен, что ты сможешь постоять за себя, — усмехаюсь, потеряв интерес. Или мне просто не хочется лишний раз визуализировать эту сцену? Наш постановщик — человек мерзкой сущности, хоть и вполне себе сносной наружности. Как и практически любой гомосексуал, пускай и с двумя детьми, домохозяйкой в статусе жены и двухэтажным ухоженным домиком в фешенебельном районе города, он посвящает своей внешности большую часть недели, в перерывах между работой и домом убиваясь до седьмого пота в спортзале. Мне известно, что он спит со своим косметологом, который бесплатно ему корректирует изъяны на лице, да и пососать специалист, не только хлебом единым живёт. Благодать. Про меня он не знает, зато я имею на руках вполне себе крупный компромат через пятые уши и другие части тела. Страховка. Just in case. — Будешь в театральной группе — увидишь, — мрак в комнате, темнота и глубина в моих словах. Там нет дна, нет конкретного намёка, даже нет моего субъективного желания видеть Эша каждый день [а ему будут давать — главные роли в перспективных постановках, которые должны выстрелить, поразить и положить на лопатки].

[float=right]http://68.media.tumblr.com/de1f5e1804be80133437b6beec099aa1/tumblr_inline_nitnhz87OK1slk5sm.gif[/float] Инстинкт. Чужого сохранения, удивительно, что этим не обделено моё тело. Генетика, промывка мозгов с детства — не знаю. Я помню, как резко сорвался с места, не дав себе договорить, стоило услышать испуганный голос Уоррена. Интуиция. Разом переключившийся интерес. Из одной точки в другую. Я помню, как шумел, точнее как шумно спускался по деревянной лестнице, как грохотали тяжёлые ботинки по узким и скрипучим ступеням. И я помню развернувшуюся картину в гостиной. Валяющийся на полу Стив, оцепленный подобием кружка, остальные безучастны — ладонь прижата ко рту, испуганный мечущийся взгляд, либо включённая камера и перешёптывания, где-то на фоне пьяные и громкие комментарии "Опять нажрался, ссссука, а я ему говорил!". Тут другое. Я не знаю что, но другое. Я понимаю, что это знает Эшли. Он чётко даёт указания и бесстрашно кидается к незнакомому ему парню, в то время как я остаюсь стоять на последней лестничной ступени и смотреть сверху вниз на происходящее. Что я делаю, так это звоню в скорую и прикрикиваю на других, призывая их слушать блондина и перестать снимать.

Потом выяснится, что звонил не я один, гораздо раньше позвонила то ли Лиз, то ли её лучшая подружка женского пола. Потом скажут, что Уэйв фактически спас Стиву Бургу жизнь, не дав ему сдохнуть от передоза благодаря оперативно оказанной помощи. В тот поздний вечер на границе с ночью и новым днём героем постановки был не, ведь она была отнюдь не театральной. Но я только больше убедился в желании видеть Эша в группе. Видеть его в роли своего антипода и конкурента.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Quicksands