Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » cold meat


cold meat

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Martin Juhl, Chase Daphney & Guido Montanelli
по дороге до резервации Кашайя
10 января 2017 года

+2

2

Не прошло и двух месяцев, а дилер опять топтался на том пустыре, где они первый раз пересекались с Гвидо Монтанелли. Не то чтобы место было удобным, но Юль подумал, что экс-глава сакраментской мафии не просто так выбрал его тогда. Сам он выбрал бы место потише в этот раз и не такое просматриваемое, потому что имелись и другие планы, помимо разговоров. Однако, эти планы появились уже после предложения встретиться, а потому менять место Мартин не стал, чтобы лишний раз не нервировать людей. Пусть они с Гвидо обговорили многое, что их интересовало в последнюю встречу, но веских поводов доверять друг другу у них все еще не появилось. Хотя, благодаря коксу, который он подогнал осенью, они совсем недавно провернули одно дельце, которое, естественно, задевало интересы итальянцев, если учитывать, что колумбийцы не давали им возможности торговать в городе. Мартин не ходил бы вокруг да около на их месте и просто решил этот вопрос, но у них там была какая-то договоренность, о подробностях который дилер был не в курсе, так что действовать начинал на свой страх и риск. Короче, закончилось все благополучно, он все еще жив, а значит, не зря в это влез.

Додж он пристроил недалеко от выезда с пустыря, но сегодня приехал не один. Позади стоял мотоцикл брата. Чейз, как и он, вырос в семье, где доходы маячили на уровне плинтуса, так что при любом появлении бабок вырывалось желание жить на полную катушку. Дафни вот обзавелся спортивным байком, а у Мартина была совсем другая фишка – на запястье у него болтались часы, которые стоили примерно столько же, как и двухколесный друг родственника. Поодаль, где пустырь граничил с негустым леском, стоял Лэнд Ровер, возле которого терлись еще двое парней. Они тут все вместе околачивались уже минут двадцать, но лично Юль был настроен дождаться Монтанелли при любом раскладе. Даже на фоне весьма насыщенного событиями ушедшего декабря, они с Дафни все еще не решили вопрос со стоктонской тюрягой, а ведь время шло и они теряли бабки. Как только брат обрисовал возможные варианты возобновления торговли, Юль сразу подумал о том, что у отца Лео вполне может выгореть вариант с переправкой. Прямо, как с порошком, а помогать снова придется Гвидо. Теперь уже не за просто так, конечно. Все же Юль понимал, что нужно чем-то ответить, поэтому на заднем сидении внедорожника сидели двое хорошо знакомых Монтанелли черных парней. Да и регулярно поступающая доля вряд ли будет ему лишней. Однако, у дилера были определенные сомнения по поводу того, что им тут обломится удача, ведь он прекрасно знал, что Монтанелли не связывается с наркотой.

Пару дней назад они с Кубой вернулись из Аспена, где пробыли неделю, но отдохнувшим себя дилер не чувствовал. Новых впечатлений они, конечно нахватали, тут не поспоришь, но Мартин на самом деле был рад возвращению. Наверное, потому что поехали они в самый сезон, и отдыхающих там оказалась уйма. Долетели на самолете, сняли хороший номер в небольшой гостинице и взяли тачку напрокат. В какой-то из дней даже пересеклись с Голди Хоун. Мартин помнил из детства, как мать постоянно пересматривала фильмы с ней. Тогда еще на адовых кассетах. Момент был настолько расплывчатым в памяти, что никаких эмоций не вызывал. В общем, как раз по приезду-то они с Дафни и пересеклись, вновь подняв эту тему.

- Дай зажигалку, - Мартин поднял взгляд на брата, одновременно шаря по карманам в поисках собственной, но так и не нашел. Поймал зажигалку, когда Чейз кинул её, закурил и кинул ему обратно. Надвинул кепку пониже, все еще раздумывая над тем, как они поступят, если Гвидо откажется во всем этом участвовать. – Если откажется, то будем решать с охраной в ближайшие дни. Со шмонами там, полюбому, уже всё утихло. Когда ты там узнавал в последний раз, говоришь? – время шло, так что дилер слегка нервничал. Они тут с двумя хорошенько помятыми черномазыми в тачке торчали на пустыре. Он свистнул, привлекая внимание парней возле Лэнд Ровера и дал им знак отъехать дальше. Потом снова повернулся к Чейзу. – Уверен, что тебя там не наебали? Желающих там хватает, могли просто перекинуть канал, пока мы тормозили, тогда мы хрен пролезем. Зря тогда приперлись сюда. Блять… Соображаешь теперь, зачем ты мне в деле понадобился? Отвлекаешься на одно, просираешь, нахуй, другое.
Мартин сделал несколько шагов, отходя от Дафни и неторопливо затягиваясь, выпустил дым из лёгких, всматриваясь в шоссе из-под козырька кепки. Не выкурил и половины сигареты, откинув ее на землю, как только заметил знакомую машину Монтанелли. Внедорожник сбросил скорость у поворота и медленно свернул к пустырю.
- Это он, - он кивнул брату.

+2

3

Прохладным январским днем на безлюдном пустыре в богом забытом месте Чейз Дафни был самым спокойным и апатичным человеком из всех собравшихся. Мучаясь головной болью от похмелья, он с самого их приезда молча сидел на своем новеньком байке, купленном в замен той тачки, которую нагло отжал у дружка своей бывшей, как моральную компенсацию, и смиренно ждал приезда того самого сеньора, из-за которого Мартин так нервничал. О Гвидо Монтанелли Чейз знал совсем немного, и то со слов брата, а этот упыреныш был тем еще рассказчиком, поэтому всем, что Чейз вынес из этой истории было то, что Монтанелли когда-то занимал пост биг босса, но потом в их богадельне случилась заварушка, как это обычно и бывает, и теперь был тем самым парнем, который мог помочь их небольшому предприятию, касающегося стоктонской окружной.
Хоть голова жутко раскалывалась на части, Дафни был терпелив. Он ехал сюда без шлема и с ветерком, чтобы проветрить башку в прямом смысле, но это мало помогло, вместо чудесного исцеления, на которое Чейз так малодушно понадеялся, он почувствовал, как стало закладывать нос - январь в Калифорнии был не самым жарким зимним месяцем. Сунув обе руки в карманы своей легкой чистенькой парки с мехом (сейчас он вообще выглядел с уголочки, как долбанная модель с обложки какого-нибудь чисто английского каталога, отдающего околофутбольной темой, даже и не скажешь, что этот чувак мотал срок и носил тюремную робу еще месяц назад, а теперь от него чуть ли не за милю несло Драккар Нуар), Дафни наблюдал за братом. Тот переминался на месте, прохаживался, поправлял свою кепку и, кажется, уже не знал, куда себя деть, потому что ожидание действительно затягивалось.
На просьбу дать зажигалку Чейз не пожадничал, а когда поймал ее обратно, то словил такой спич, что в пору было охуеть. Да кого они, блять, тут ждут, английскую королеву? Но вслух он этого, конечно же, не сказал, а поспешил урезонить Мартина, чтобы у того не началась паранойя.
- Да все будет в порядке, не суетись, - как можно спокойнее сказал Чейз. У него самого почему-то не было ни беспокойств, ни опасений, что этот Монтанелли может им отказать, а даже если и откажет, то что с того, придумают что-то другое, ведь лазейки были, и они не ограничивались охраной и кухней. - Давай решать проблемы по мере их поступления, ага? Он еще не сказал тебе «нет». Я сам был там на прошлой неделе, шмоны утихли, но обстановка напряженная. Поверь мне, когда кто-то играет в ящик от передоза - это серьезно, - Дафни не врал, потому что когда в стенах тюрьмы что-то случалось из ряда вон, охрана лезла чуть ли не в каждую жопу, и им с Мартином нужно было просто запастись терпением.
Но этого Юлю показалось мало.
- Ты, блять, дури обдолбался? Ты щас прикалываешься? - Чейз заметно напрягся и тон его голоса сразу же изменился. Он не собирался сейчас собачиться, но обозначить рамки должен был. - Да, блять, я уверен! Чуваки ждут твой товар, никого левого там нет. Я заплатил охране, тяну время и держу все под контролем. Если так волнуешься, то надо было раньше жопой шевелить, а не возить свою бабу по курортам, - этот упрек был совсем непрозрачным намеком, потому что сам Чейз времени не терял, принимал дела и в компании Оуэна и Стива лично знакомился с каждым барыгой, наносил эдакий визит вежливости, нередко и с бейсбольной битой наперевес. - Господи-боже! Мы. Ничего. Не просрали! Угомонись.
Повторил Чейз для особо одаренных. Это была привычная манера общения этих двоих, потому как в подобных спорах и рождались решения всех их проблем, хотя со стороны могло показаться, что слово за слово и дойдет до бордобоя.
Дафни заткнулся как раз вовремя, потому что вскоре в поле зрения показался внедорожник того, кого они все так долго ждали. Чейз прищурил глаза и кивнул Мартину в ответ.
- Отлично, - коротко резюмировал он.
И понеслась.

+2

4

Для Гвидо желание Юля встретиться с ним было неожиданно почти в такой же степени, как, наверное, и для дилера было неожиданностью, когда Монтанелли решил выйти на него - но происходило что-то важное, Гвидо это понял, как только узнал о месте желаемой встречи: при другом бы раскладе они могли встретиться и где-то поближе, в городе, в той кофейне Лии это сделать было бы проще всего. Само это место уже было сообщающим кое-что жестом, осознанным или нет, - оно было знакомо им обоим, проверено, так сказать, и это могло бы означать, что Юль хочет, чтобы они оба чувствовали себя на встрече в безопасности, задумай он что-то недоброе - выбрал бы место, менее известное Монтанелли. Либо же парень просто хочет усыпить его бдительность, но что-то подсказывало, что убить его не попытаются - во всяком случае, целью встречи является не это. Да и - видимых причин для Мартина пытаться убрать его, Гвидо как-то не видел, Монтанелли фактом не только отдал ему товара тысяч на двести, но и узаконил - или хотя бы продвинул в направлении того, чтоб "узаконить" - ему кусок района, обозначив границы, и с Лией свёл, тоже база, как-никак. Скорее Гвидо склонен был думать, что происходило нечто, о чём он говорил Лео тогда - семена, которые они посеяли, начали давать свои всходы... Мартин желал сотрудничать. Предложить что-то. Интересно только было, что именно.
Это было не первый росток, правда, если считать от самого начала всходов - первым плодом его чуть было не прикончило на тех задворках, хотя, ему самому стоило бы быть более осмотрительным, да и всё обошлось в итоге, даже более, чем просто обошлось: он завёл новое знакомство, что мелочь, конечно, но и не пустое место. Хотя что ещё важнее - он увидел, что его решения получили отклик, что сидящие там барыги зашевелились, и район пришёл в движение. То, что двинулись те ребята неумно и слепо - не совсем его вина; технически всё, что им нужно было, чтобы продолжать торговать - перейти улицу. Может, переговорить с Юлем на той её стороне затем... хотя держать ответ перед кем-то пришлось бы в любом случае - не перед Юлем или Монтанелли, так перед кем-нибудь другим.
Гвидо на этот раз на встречу приехал в одиночестве; взял с собой пистолет на всякий случай, и ещё один, для подстраховки, лежал в бардачке, хотя не думал, что понадобится даже первый, да и в случае заварушки - здесь главной надеждой станут скорее его колёса, чем его пушки, Хаммер же может быть, благодаря своему весу и проходным качествам, и оружием и средством для того, чтобы скрыться, одновременно. Внутри - как в танке, если успеешь попасть внутрь. Говорят, некоторым в его салоне и удобно так, как в танке, и Монтанелли не отрицал - могло показаться тесновато, хотя, лично сам, клаустрофобией он не страдал, а некоторый достаток пространства компенсировался удобными креслами - уже не заводскими, благо, что такое себе можно позволить; особенно с учётом механика в собственной семье.
Заметив на пустыре что-то - пока сразу даже не понял, что именно, увидев только краем глаза, но что-то там было словно лишним - Гвидо приотпустил педаль, заставляя Хаммер чуть замедлить ход, ещё до того, как повернуть на поляну, пытаясь рассмотреть нечто, что зацепило его внимание. Как оказалось, Мартин приехал, как минимум, не один, причём не просто привёз кого-то с собой - рядом с его машиной стоял мотоцикл, маячили две фигуры, и какая из них принадлежит Юлю - он с такого расстояния не был уверен; Лэнд Ровер, стоявший чуть поодаль, Монтанелли заметил позже, уже когда выруливал на пустырь, но уже именно присутствие этого автомобиля заставило как-то напрячься. Повести чуть плечами, чтобы ощутить прикосновение рукоятки пистолета под курткой, и, протянув руку, взять с приборной панели футляр с очками, - не хотелось их одевать, но сейчас возникло желание, пока ещё не потребность, увидеть мир чётче. Водрузив очки на нос, Гвидо и толкнул дверь, вылезая навстречу Юлю и сопровождавшему его парню.
- Мартин. - сдержанно поприветствовав таким образом, протянул руку для рукопожатия, затем - коротко окинул взглядом Чейза, запоминая его лицо, впрочем, и о стиле его одежды сделав пару выводов тоже, оглянулся и на дальний автомобиль столь же бегло, снова возвращаясь взглядом к глазам Юля. - Кто это с тобой? - обратился, так, чтобы слышал Дафни, но имея в виду всех сразу, и его, и тех двоих, что поодаль - не желая быть невежливым, но и не став создавать впечатления того, что не заметил их спутников. По какому случаю вообще кавалерия? Может, Мартин просто собирается, так сказать, поиграть мускулами, сообщив тем самым, что он парень серьёзный, что под его началом работают люди, и что в его распоряжении есть и автомобили тоже, довольно недешёвые, судя по всему... и, хотя Гвидо было понятно, что в одиночку Юль не смог бы действовать - ничего такого в этом желании нету, вообще-то; более того, сделав ему тот "подарок", на нечто подобное он ведь и рассчитывал - что Мартин будет как-то расширяться, приобретать вес. Из просто "Марти" станет "мистером Юлем", по свою сторону улицы. Да и логично, что сказал бы он об этом в таком случае в первую очередь ему самому.

Внешний вид

+2

5

Споры между братьями или какие-то перепалки, на самом деле, случались довольно редко. Они могли орать друг на друга, пихать друг друга, махать руками, но дракой это заканчивалось от силы пару раз. Да и реальной дракой это можно было назвать с натяжкой, потому что кто-то всегда оставался чуть адекватнее и просто предпринимал физические попытки утихомирить другого. Вот и на этот раз, когда Чейз не выдержал и высказал то, что думает на самом деле, Юль лишь недовольно махнул рукой, призывая заткнуться, после чего сразу же отвлекся на приближающуюся знакомую тачку. Дилер всё ещё нервничал, но после выпада Дафни ощутил, что напряжение слегка спало, так что, когда Гвидо вышел из машины, уже почти спокойно пожал его ладонь и кивнул в ответ.

- Здравствуй, Гвидо. Как жизнь? – ничего не значащий вопрос, появившийся не так давно в общем запасе, как-то прилип сам собой. Юль пытался общаться по человечески, как все нормальные люди, ведь со временем понял, что это необходимость, как и само приветствие. Еще пару-тройку лет назад ничего подобного не было. Будучи обычным барыгой, Мартин не утруждал себя вежливостью даже элементарной. А перед кем было выделываться? Его окружали, по большей части, только торчки. Он обернулся на Дафни и остальных, а потом кивнул Монтанелли. – Да все по делу приехали, в общем-то, никого лишних нет. Это вот Чейз – он, вроде как, будет мне помогать в некоторых вопросах, так что решил вас познакомить, а то мало ли.

Брат в его отсутствие, кстати, своими делами показал, насколько серьезно был настроен влиться в движение. У самого Мартина было на это больше года, но с Дафни приходилось, как говорится, рвать подметки на ходу и только благодаря этому у Юля получилось «повозить свою бабу по курортам». Однако никакой признательности брат не дождался и не дождется, потому что нехрен было наезжать.
- Чейз, это – Гвидо Монтанелли, - Дафни и правда не особо был осведомлен по поводу бывшего дона мафии. Юль и сам-то никогда не узнал бы всего. Единственные подробности, которыми он поделился с братом, касались лишь их возможного общего дела. Дилер рассказал о том, что у Гвидо небольшое производство, ну и до кучи подкинул информацию о том, что он бывший босс тех, с кем Мартину посчастливилось сотрудничать, тем самым существенно повысив уровень своего материального положения и, как следствие, уровень жизни в целом. Об их совместном «проекте» с именем Лия, Юль пока брату ничего не говорил, но собирался сделать это в ближайшем будущем, а заодно и познакомить их с девчонкой, которая из-за такой протекции оказалась на особом счету.

- У нас тут нарисовалась пара дел к тебе. Одно полезное, другое просто приятное, - дилер усмехнулся и коротко глянул на брата. – Но приятное, вроде, всегда оставляют на потом, а вот первое надо бы обсудить. Есть у нас одна тема, которая повисла. Знаешь, Чейз недавно откинулся из стоктонской окружной тюрьмы. Слышал о такой, наверное? – Юль сделал паузу, внимательно посмотрев на Гвидо, и потом продолжил. – Не буду ходить вокруг, да около – у нас там был свой канал сбыта и временно возникли кое-какие затруднения, а теперь оказалось, что старые договоренности слегка пообтрепались. Мы тут, в общем, подумали, что ты нам можешь помочь с этим вопросом.

Дафни с ним общался общими понятиями и на то были свои причины – всей кухни изнутри Юль не знал и пока не припекло, знать не хотел. Конечно, сейчас бы он выслушал всю схему досконально, этим и надо было заняться, пока они ждали Гвидо, вместо того, чтобы накручивать себя, меряя шагами периметр пустыря. Впрочем, если Монтанелли согласиться, то тогда они уже и обсудят всё, а если нет, то и голову зазря не придется забивать ненужными подробностями.
- Чейз сказал, что можно провернуть схему с твоей продукцией, - уточнил он и вытянул сигарету из пачки в кармане, правда, закуривать не спешил. Ни сколько по причине отсутствия зажигалки, сколько от желания перетерпеть очередную тягу к сигарете. – Я знаю, что ты этим не занимаешься, но тебе ведь напрямую и не придется. Свою перевалочную базу мы можем организовать уже в Стоктоне, а из Сакраменто все уходило бы чистым, - он еще раз посмотрел на Дафни, но уже слегка вопросительно, вынуждая ответить по поводу последней идеи. У него в родном городе, вроде оставалась местная братва среди знакомцев, Юль же там оборвал все связи окончательно, не считая нескольких людей из всё той же тюряги, через которых всё и передавалось.

+2

6

Сложив руки на груди, Дафни, не двигаясь с места, пронаблюдал, как огромный черный Хаммер тяжело свернул с пустой дороги и вальяжно подкатил к ним. Чейз все ждал, когда откроются все его двери и оттуда, как жуки, повалят парни в костюмах, черных очках и автоматами наперевес, потому что в его представлении именно так оно и было, но, на удивление, открылась только водительская дверь и из салона показался всего лишь один мужчина. Выглядел он старо, возможно даже старше своих лет. На его морщинистом лице были очки, явно с диоптриями, и он совершенно не был похож на одного из закоренелых матерых мафиози, какими Чейз их себе представлял.
Но что-то в этом человеке все-таки было. Несмотря на короткий путь, который мужчина проделал, направляясь к ним с Марти, Чейз заметил, что тот вооружен. Наверняка ствол прятался под курткой, и это выдала походка. На это Дафни только еле заметно хмыкнул, вспомнив фразу, которую где-то слышал: жадность меня страхует, а страх бережет. Ага?
Наконец выпрямившись, Чейз Дафни подошел ближе и занял место по левую сторону от брата. Он не собирался оставаться в стороне и пропускать все самое интересное, тем более Мартину могла понадобится его помощь.
Обменявшись рукопожатием с бывшим доном, Марти коротко обрисовал ситуацию, кто и зачем, а потом познакомил мужчину с Дафни лично. Чейз молча подал руку для пожатия и кивнул, коротко взглянув Гвидо Монтанелли прямо в глаза и отметив, что, несмотря на возраст, рука у того очень крепкая. Так уж вышло, что Чейз Дафни еще ни разу в жизни не встречался с настолько серьезными людьми, а тем более боссами организованных преступных группировок, пусть даже и бывшими. Но вот парадокс, никакого благоговения или даже волнения по этому поводу он не испытал. Возможно, это тюрьма сотворила с ним такое, научила не думать, а делить людей на полезных и бесполезных, и Гвидо Монтанелли, по словам Мартина, был сейчас им очень полезен.
Юль предпочел начать с дела, ради которого они собрались на этом пустыре. Чейз внимательно слушал брата, качая головой в подтверждение его слов, а когда ему самому было предоставлено слово, не растерялся.
- Это крупная тюрьма, торчат там все. Через кухню проводить проще всего, - объяснил он, говоря увлеченно. Чейз Дафни всегда был рад наебать систему и закон. - Фургоны со жратвой не шмонают при въезде. В идеале нам нужен поставщик, либо кто-то из тех, с кем они уже сотрудничают, либо кто-то новый. Новичка завести туда не проблема, достаточно пустить слушок о массовом отравлении, это не трудно организовать. Я хорошо знаю парней, работающих на раздаче, - Дафни действительно знал, о чем говорил, и в его голове схема должна была сработать идеально, и существенно сократить мышиную возню. До этого в цепочку сбыта было включено слишком много людей, а это было ненадежно, тем более охрана стала совсем борзеть, и их нужно было нахер выводить из игры, а пацаны бы проворачивали все сами, да еще и почти за так.
- Поставка раз в неделю. Шинковать фургоны товаром будем в Стоктоне, место есть, я напрягу пару своих. Ангары Лесли, если ты помнишь? Они как раз по пути к окружной. Там тихо, копы туда не суются. - Последнее обращение было для брата. Тот должен был помнить того одноглазого мужика, потерявшего глаз еще в молодости на лесозаготовке. Он держал пару ангаров посреди леса на собственной земле, раньше использовал их как склад, а теперь те простаивали без дела и попросту гнили. Жаль было терять такую возможность.
- По итогу у нас есть все, кроме поставщика, - подвел итог Чейз, - если вы вписываетесь, Марти долей не обидит.
Дафни пожал плечами в ожидании ответа и криво усмехнулся, хлопнув брата ладонью по плечу, будто бы подначивая. Он и сам рассчитывал поднять бабла на этой теме, и если бы Гвидо Монтанелли пошел в отказ было бы совсем не круто.

Отредактировано Chase Daphney (2016-12-21 02:51:26)

+2

7

На вопрос Мартина о своей жизни Гвидо просто чуть приподнял голову вверх, как кивают, но не в знак согласия, а в знак приветствия - не желая показаться невежливым, просто проигнорировав вопрос, но и зацикливаться на своей, или чьей-либо ещё, личной жизни тоже не став - не тот случай, они тут, вроде как, по делу поговорить собрались; да и место тоже - совершенно не то для дружеских бесед. Да и вообще, большинство нормальных людей, если их спросят о том, как их жизнь, на опушке леса, придут, как минимум, в недоумение... собравшие здесь, впрочем, не большинство, хотя даже в их зачастую напряжённой, а порой и откровенно дикой, среде, разговоры о жизни как-то ведутся в местах более... жизненных. Приветливых.
- Чейз. - так же сдержанно произнёс, крепко пожимая руку человеку, с которым Юль их представил друг другу. Интересное имя. Неплохое... для белокожего бандита, даже звучавшая, как кличка, звучно и ярко; но не как имя для ребёнка - вообще Гвидо сложно сказать, чем мотивируются янки, называя своих детей, он старался даже не задумываться об этом. Как говорится, Бог им судья. Так или иначе, парню это имя подходило с виду.
Слушая дальнейшие обороты речи Мартина, Гвидо только чуть кивнул пару раз, давая понять, что слушает - и подтверждая внимательным взглядом своих глаз сквозь линзы очков, с определённым синтересом, но без какого-либо нетерпения. Внимательно и сдержанно. До того самого момента, как Юль задал вопрос, на которой уже нельзя было не дать ответа, и Монтанелли чуть приподнял брови, переводя заинтересованный взгляд на Чейза, как бы оценивая его ещё раз, с учётом новой информации о партнёре Мартина:
- Да, слышал кое-что... Говорят, там далеко не санаторий. - произнёс с определённой долей уважения - присущей в их среде к людям, о которых часто говорят слова вроде "их долго не было". Гвидо никогда не мотал срок, что называется, по-настоящему - не забирался дальше изолятора, и всё его разрозненное время "внутри" каких-либо учреждений, если прибавить к ним клетку или допросную полицейского участка, офиса шерифа или ФБР, и специальное крыло для заключённых в городской больнице, то всё вместе это было бы, наверное... что-то около года, всего - на всю его жизнь. Для людей, вроде Чейза, это - ерунда; даже при том, что Гвидо не был уверен, сколько и за что он сидел. И не стал бы спрашивать, из банальной вежливости - по крайней мере, в данный момент. Тем более, что... догадаться, вообще-то, было несложно. Но к местам лишения свободы Монтанелли питал определённый интерес - хотя бы потому, что был женат на бывшей сотруднице такого места... не говоря о том, что зарекаться от него вообще не принято, и проведённые годы на воле не страхуют, а в некоторых случаях - очень даже и наоборот.. 
- Помочь как? - непонимающе нахмурился Гвидо, взглянув на Мартина. Он слышал о Стоктонской окружной кое-что, да, но не более того, и не помнил, чтобы у него даже кто-то из знакомых был там. Впрочем, с учётом количества его знакомых - не исключал того, что Мартин и Чейз осведомлённей его в этом моменте, и что Чейзу, может, о нём рассказывал кто-то из соседей по блоку, мир тесен, всякое может быть. - Моей продукцией? - переспросил Гвидо, теперь уже приподняв брови, в жесте неприкрытого недоумения - зная Мартина, он, конечно, подумал о наркотиках первым делом, а не подобрав какого-то другого конкретного определения к слову продукция. Тем более, говоря о самом себе - под его патронажем многое продавалось, но про себя самого Монтанелли не мог бы сказать прямо, что занимается каким-либо производством самостоятельно. Будь то наркотики или что-то ещё... а как Мартин сам и сказал затем - он этим и не занимался. Основа их партнёрства, если можно так назвать, или - соседство, в общем-то и заключалась в том, что в сферы друг друга они не суются. Гвидо тоже перевёл взгляд на друга Мартина, ожидая более подробных объяснений.
И вот после них - понятно стало гораздо больше. Ребята просили его помощи в совершении кое-чего очень крупного, в масштабах даже больших, чем просто Сакраменто; и завязано всё это дело было на мясе, на пище, вот что имелось в виду под "его" продукцией - всё это было слишком большой затеей для этого, совершенно пустого и никак не значимого места у леса, рядом с дорогой, пожалуй... Слишком серьёзной. Но - с другой стороны, она показалась Гвидо заманчивой. Не без сомнительных моментов, однако, тот факт, что он их уже видел - сам по себе говорил ему о том, что интерес у него проявляется.
- Этот вопрос бы лучше обсуждать сидя за столом, а не стоя на ногах... - задумчиво произнёс Гвидо, пару секунд обмозговав сказанное Чейзом - не перебивая его всё это время, внимательно слушая. Подумать тут тоже было надо больше, чем "пара секунд", вообще-то и сделать тоже надо было не меньше. На словах всегда звучит всё просто. - Но одно я должен прямо сейчас сказать: эта продукция не совсем "моя", я не собственник какой-то промышленности, я занимаюсь людьми, которые заняты в этой промышленности. Профсоюзами. - и это большая разница - он не имеет возможности принимать таких сильных, региональных, можно сказать, решений - формальной, по крайней мере. Хотя не всё было так плохо - и Гвидо сейчас пояснит, почему: - И я знаю очень многих в этой сфере, из числа начальства тоже, но даже если я их смогу их убедить - или свести с вами, чтобы вы их убедили сами, - это Гвидо скорее пошутил - возможности свести их, потенциальная, конечно, существовала, но средства "убеждения", к которым прибегли бы Мартин и Чейз скорее всего... на таком уровне - они могут оказать больше разрушения, чем результата. Монтанелли мог бы это сделать проще, меньше кровью, в смысле прямом и переносном. - и даже если они согласятся на это, и Стоктонское начальство тоже согласится: документы, договора, проверки, вся эта бюрократия, - Гвидо начал сопровождать слова характерным круговым движением ладонью, и выразительно прищуривая глаза при этом, словно ему было это неприятно. И это действительно так: ему неприятно было даже думать обо всей этой юридически-бумажной волоките, она была ему попросту противна. - не говоря о том, что мне самому надо будет разобраться, что там к чему, кто отвечает за что... Это займёт недели. И я понял, что у вас там есть ребята "внутри", но смогут ли они ждать столько? - взглянул на парней, сначала на Чейза, потом на Мартина. Продержаться - с учётом этих самых "затруднений", Гвидо не стал спрашивать, каких именно - не его ума дело. Но мог понять одно: если старые договорённости пообтрепались, это значит, что на смену идут новые, и старому каналу найдут замену, какие-то другие ребята; это значит, что они начнут - скорее всего, уже начали - теснить позиции ребят Чейза и Юля, чтобы этот канал провести. Их парням в стоктонской окружной нужно продержаться - вот хорошее определение, пожалуй.
- Это можно попытаться ускорить, засчёт, как ты сказал... массового отравления, или чего-то вроде. Но это рискованно. - и засчёт того, что начнутся проверки - в том числе и фургоны могут начать осматривать внимательнее, и засчёт того, что проверки эти, при негативном для них исходе, могут не сократить время - а наоборот, затянуться. А если следствие решит, что виноваты парни Дафни на раздаче - так и вовсе ясно, что будет. Впрочем - это уже их с Юлем часть... Гвидо может только надавить на нужные рычаги, если прежний поставщик тюрьмы окажется вдруг неликвидным, чтобы её обитатели не начали голодать.

Отредактировано Guido Montanelli (2017-01-06 11:57:44)

+2

8

Сигарету, которую Мартин крутил в пальцах, рассказывая о причинах, собравших их здесь, дилер в итоге пихнул за ухо. Может, он и неправильно выразился, но Дафни, подхватив свою часть объяснений, уже разложил все по полочкам так, что даже Мартин слушал его с интересом. Все выглядело на словах почти идеально, не считая некоторых нюансов, но когда брат обратился к нему, Юль просто молча кивнул. Ангары Лесли он помнил, но и знал, что их будет мало. Уже привык иметь запасной склад, но это уже их личные заботы, которые они обсудят, если дело выгорит. Копы там, возможно и не крутились, но с этими мудаками ни в чем нельзя было быть уверенным. Пока что поставки прекратились и если у легавых были какие-то подозрения, если они предпринимали попытки что-то разрыть, то к этому времени уже должны были успокоиться и наплевать на ангары, потому что те уже около месяца пустовали и никто туда не совал нос, кроме бомжей.
Конкретно сейчас о доле Гвидо в этом деле еще пока рано было говорить. Мартин понимал, конечно, что их проблема потребует ни одного дня, чтобы ее разрулить, а часть Монтанелли во всем этом была очевидным фактом, если он согласится взяться за это.

Гвидо заговорил только после того, как выслушал обоих, никаких наводящих вопросов он до этого не задавал, поэтому теперь дилер внимательно слушал его, вникая в детали. В принципе, они и не надеялись, что всё будет легко и просто. Когда они сами пробивали этот канал, то на это тоже ушло время. Тогда, кстати, всё удалось провернуть даже без особых разборок «за территорию» в Стоктоне. Видимо, местные не захотели связываться, а других желающих не было. Поставки до них имелись, но этим занималась охрана лично, на свой страх и риск связываясь с наркодельцами. Они будут только рады больше не влезать в это по макушку, но при этом остаться со своей долей. Монтанелли говорил о профсоюзах и людях, работающих на производстве – то есть тех, кто им и нужен был по сути, и Юль согласно кивал до определенного момента, пока речь не зашла о сроках.

- Ждать сколько? – не то, чтобы это было совсем уж решающим фактором для того, чтобы сделка состоялась, но, - Знаешь, тут дело и не особо во времени даже… как бы это пояснить. У нас сейчас лучших вариантов и нет, - что греха таить, для них этот способ был идеальным, - Если ты не хочешь за это браться, то мы все возобновим по старой схеме, как только там все утихнет и будем дальше получать свою прибыль. Которая могла бы слегка увеличиться с твоей помощью и при этом существенно упростить всю задачу с переправкой.

Уверенности в том, что они все возобновят, у Мартина на самом деле не было, иначе он бы уже после возобновления поставок обратился бы к Гвидо. Теперь, когда они с Дафни вынужденно ушли в сторону, чтобы переждать суматоху в пределах тюрьмы, обязательно найдутся другие желающие, это к гадалке не ходи. Более того, дилер был уверен, что такие желающие уже нашлись и на свое место придется прорываться с боем. Не то чтобы при поддержке итальянцев для него это было особой проблемой, - сместить кого-то в сторону, когда этот кто-то вряд ли окажется крупней какой-нибудь местной шайки. Стоктон все-таки был небольшим городом, - но у последних хватало своих забот, а этот вопрос был обязанностью самого Юля, иначе нахрена он вообще нужен был.

- Благодаря твоим связям, мы сможем не только увеличить оборот, но и ассортимент разнообразить в целом, поэтому возню с бумажками тоже вполне можно было ускорить за счет бабок, разве нет? – платить им бы пришлось в любом случае, так что в том, чтобы накинуть людям, дилер не видел проблемы. Это все равно окупиться за какое-то время, иначе в их бизнесе и не получалось. Целая тюряга – это все же не какой-то вшивый притон, в прибыли которого не было никакой стабильности, тут уже были совсем другие масштабы, оборот в разы значительнее, чем с десятка торчков. – В итоге получится, что ты и не коснешься всего этого напрямую.

Монтанелли еще в первую их встречу дал понять Юлю насколько принципиален ему этот момент, так что тот и сейчас учитывал такой нюанс. Вот если бы у него действительно было свое производство и они с Чейзом просили шпиговать его собственный товар наркотой – тогда, да, вариант можно было бы заранее считать провальным, но в их случае вполне можно было рассчитывать на успех. Один раз он уже в какой-то степени связался с наркотой, как бы ему этого не хотелось, но здесь от него нужны были только его связи и услуги в качестве переговорщика, все остальное они сделали бы сами.

+2

9

У Чейза не было иллюзий по поводу того, что при помощи Гвидо Монтанелли перед ними с Марти, как по мановению волшебной палочки, распахнуться все закрытые двери и даже сами райские врата. Он вполне осознавал, что останутся еще некоторые сложности и шероховатости, которые придется устранять своими силами, но помощь влиятельного человека решила бы львиную долю их сегодняшних проблем, и это было бы очень ценно и неоспоримо. Стоя поравнявшись с Мартином, Чейз слушал и следил за ходом мысли Гвидо, наблюдая за ним. Тот никуда не торопился и говорил размеренно, как какой-нибудь чертов аристократ, сдабривая свою речь жестами (ну, натуральный итальяшка), подбирая слова и выражения. Конечно же, Чейз к такому не привык, на улицах и в тюрьме вопросы решались совсем по-другому, никто вот так не собирался, не здоровался друг с другом за руку, а тем более не садился за стол для переговоров, с ручными адвокатом и нотариусом в довесок. В мирке, который был привычным для Чейза Дафни, все решалось очень быстро, трепать языком, как помелом, в нем не особо любили: кивок головой, и ты будешь жить, другой – и ты уже труп.
Дорогущие часики на татуированном запястье Юля еле различимо тикали, время шло, и Монтанелли рассказывал про то, что знает необходимых людей, рассказывал про бумаги, договора, что много придется подписывать, выяснять, во многое вникать. Чейз еле удержал себя от того, чтобы не закатить глаза или зевнуть, но все же никакого негативного подтекста или намека на отказ он в словах итальянца не уловил. Марти же в это время, как всегда перестраховывался. Перестраховщик долбанный.
- Слушайте, - вступил наконец Чейз, когда остальные вроде как высказались, - срок две недели, - он одним махом обозначил им всем временные рамки, -  максимум три, но это уже при самом херовом раскладе, больше я не смогу время тянуть, потом кто-нибудь туда обязательно пролезет, и хер их выгонишь. Копы не будут еблами щелкать так долго, тоже заработать хотят. Поэтому если делать, то сейчас и максимально быстро.
Чейз не пытался давить, он хотел объяснить, что если у Монтанелли к этому делу есть интерес, то шевелить задницей уже неплохо было бы начинать.
- Знаю, что с окружной работают «Нептун», «ABF» и…кажется, «Санса», - Чейз перечислил поставщиков по памяти, он уже озаботился этим вопросом и заранее все узнал через своих на случай, если дело выгорит и Монтанелли даст добро, - а из местных можно перетереть с Чарли Марчем, он один из заместителей, много че решает…и если его задобрить или, наоборот, припугнуть, - Дафни с ухмылкой потер подбородок, второй вариант ему явно нравился куда больше, - то он тоже может помочь, но нам до него не добраться, - под «нами» Чейз имел в виду себя и Марти, потому что этот Марч действительно сидел слишком высоко, а вот у Монтанелли был реальный шанс при его-то связях и деньгах.
- Если с этими ребятами поладить не удастся, то подстроить отравление будет единственным шансом. Да, рискованно, но с выбором новых поставщиков они тянуть не станут, у них там не особо дохера места, где хранить заморозку на такой экстренный случай, а кормить пацанов чем-то надо, - закончив пояснения, Чейз потребовал конкретики, - сколько дней нужно, чтобы все окончательно прояснилось?
Спросил он вполне себе серьезно, но тут что-то вдалеке за спиной Монтанелли отвлекло внимание. Выражение его лица не изменилось, но глаза Чейз отвел, по-лисьи прищуривая их. В Ровере, стоящем у леса, определенно что-то происходило. Кажется, кто-то из черножопых решил побыковать, но Хью решил эту проблему на раз: обогнув тачку, он вытащил одного ниггера из салона, врезал ему хорошенько и втолкнул обратно, крича что-то громко и, очевидно, в лицах, но слов отсюда было никак не разобрать.
Чейз не сдержал негромкого смеха, снова толкая Марти плечом:
- Смотри-ка, уже не терпится, - сказал Дафни брату, вот только что именно не терпелось и кому – черномазым отправиться на тот свет или ему самому пронаблюдать за кровавой расправой, - не уточнил.

+2

10

Гвидо больше размышлял, чем говорил: стоктонские расклады, что на свободе, что в тюрьме, ребятам уж точно были лучше известны, чем ему, он мог только представить, как там всё обстоит - что и пытался сейчас сделать, мысленно собрав ту информацию, которую ребята предоставляли - несколько обрывочную, но, в целом, их план Монтанелли понял довольно ясно. Нашпиговать фургоны на пути к тюрьме - если грубо говоря; изяществом идея и действительно не отличается, но это было как раз и к лучшему, на мудрёных схемах легче погореть; самая же витиеватая часть, похоже, досталась ему - и приятной она ему не казалась, бумажной волокиты Монтанелли очень не любил, порой до откровенного омерзения, но и ничего неподъёмного или нового для себя тут тоже не видел. Благо, что бумагомарателей, находящихся под его началом так или иначе, тоже хватало - и, если уж ему про Стоктон известно мало, так и им - тем более, товар - тоже не его, и если парни погорят на своей части - он-то ничем не рискует. Придёт на его порог следователь, задаст несколько вопросов, Гвидо над ним посмеётся и отправит с миром; ну, может, придётся посидеть под дознавательным арестом сутки - предъявить ему всё равно ничего не смогут... если попытаются - им же будет хуже. Тогда в игру включится уже Кови.
- Я бы сказал - месяц. Ориентировочно. - ответил о сроках Монтанелли сразу и Юлю, и Дафни, передёрнув плечами в не совсем определённом жесте - может, выйдет и быстрее, но и на отсутствие возможных проволочек нет гарантии. Дальше будет видно. Он покивал в ответ Юлю - понятно, что если бы были какие-то лучшие варианты, парни пошли бы ни к нему; отказываться Гвидо не отказывался, но и что-то обещать пока было рано. Просто потому, что он не любил давать пустых обещаний. Как он и сказал - серьёзно к таким вопросам лучше подходить сидя, вот и ему нужно посидеть за столом немного, перед тем, как он что-то сможет обозначить достаточно чётко, чтобы высказывать вслух. Даже что касается взяток... - Где-то - вполне можно. Хотя и не везде... сейчас развелось, знаешь, принципиальных. - усмехнулся Гвидо в ответ. Не то, чтобы это он так набивал цену себе самому, дело скорее просто в гибкости - взятки сейчас брать и действительно некоторые не то, что опасаются, а попросту разучились. А другие - научились держать удар. Но, в общем, в эту тему Монтанелли углубляться в разговоре не хотел - как раз это уже его часть работы.
- "Нептун" - это по рыбе и морепродуктам... с "Сансей" проблем возникнуть не должно, была у нас уже встреча в прошлом году.
- если простым языком, "Санса" выиграла в одном конкурентном соревновании этим летом у его "покрышного" комбината - пришлось тогда действовать уже другими способами... и в итоге их компания оказалась, так сказать, немного сужена, часть работников им вроде как пришлось даже сократить в итоге - некоторые из них перешли на комбинат, где работал Гвидо. Дожать их, убрав и из Стоктона, вряд ли будет такой уж большой проблемой - а с другой стороны, они будут с большим рвением хвататься за возможность оставаться в деле; и это уже возможность - если договориться, действовать можно и через их фургоны. - С "ABF" будет посложнее. - подытожил Монтанелли. Хотя, может, их попросту не стоит и трогать, по крайней мере - до поры, до времени. Идея ребят - хороша, но у неё есть и ещё один недостаток - она не без срока годности, что копы, что начальство тюрьмы рано или поздно просечёт, откуда ветер дует, особенно если последнее оставить не у дел, и изворачиваться тогда придётся ещё как-то... впрочем, о таком ещё рано думать. Проблемы стоит решать по мере поступления. - С Марчем сойдусь, прощупаю. - согласно кивнул, благодарно, но не давая каких-то конкретных намёков на то, каким образом предстоит на него воздействовать в будущем. Ни исключён ни тот, ни другой, ни какой-нибудь третий, более хитрый, хотя при сжатых сроков - последнего лучше избежать, либо хитроумные планы придётся строить на бегу и в стрессе, что не всегда идёт им на пользу. - Да, это нам на руку... - Гвидо на секунду приподнял взгляд, задумавшись; сам того не зная, Чейз попал по знакомым ему струнам - что касается официальной должности, Монтанелли как раз и занимал место того, кто следил за хранением продукции - как в пути, так и в помещении. Называлась должность так сложно, что памяти не хватало её запомнить, а воздуха в лёгких - выговорить, но не в этом дело. В холодильном оборудовании Гвидо кое-что смыслил, и доступ к нему имел буквально шаговый. Что действительно заставило задуматься - над ещё одной идеей, как процесс можно ускорить. - Давайте встретимся через неделю, в это же время. В заведении Леи. - отвечал он на вопрос Чейза, но на последних словах перевёл взгляд на Юля, считая, что их "периферийная" кофейня ему знакома лучше. - И тогда поговорим уже более конкретно... - недели слишком мало, чтобы решить все вопросы, но там хотя бы будет чётко видно, что делать и как это сделать лучше. Варианты воздействия в голове Гвидо уже появлялись, но пока что это были просто догадки. Когда станет виднее - можно будет и обсудить, каким образом процесс возможно "ускорить", без помощи Мартина и Чейза Гвидо с этой частью всё равно вряд ли справится, особенно что касается стоктонской окружной. - Что там за суета? - проследив за взглядом Дафни, Монтанелли сам оглянулся - и моментально напрягся, заморозив деловые мыслительные процессы и подключив те, что помогут уцелеть, если начнётся заваруха. Издали старых своих "знакомых" он не узнал (да и вообще тяжело запомнить негра в темноте), и звуков не расслышал, но что там кто-то кому-то врезал - заметить успел, и что тот, кто получил, был черномазым - тоже разглядел.

+2

11

Юль ждал ответа Гвидо, предполагая, что он установит хоть какие-то временные рамки, но вместо этого заговорил Чейз и махом расставил точки на ё. В принципе, вовремя, а то обсуждать расплывчатые перспективы таким темпом, можно было до ночи. В общем-то, Дафни заговорил не только для того, чтобы остановить это хождение вокруг да около, а заодно подкинуть еще кое-какой информации. Все эти названия Мартину ни о чем не говорили, но и не должны были, главное, что они оказались знакомы Монтанелли и тот сходу начал прикидывать что-то для себя уже в процессе этого разговора. В итоге Гвидо решился и озвучил дату и время следующей встречи, на что дилер, поймав его взгляд, согласно кивнул.

- Отлично, тогда встретимся в следующий вторник. Там уже будет, что обсудить, надеюсь, - дилер вытащил сигарету из-за уха и закурил, наконец-то, но сразу после этого взглянул на брата, отвлекшегося на суету у Ровера. Несколько секунд они наблюдали за сценой, развернувшейся у них на глазах, но потом Мартин перевел взгляд на Гвидо. Кивнул в сторону машины, приглашая Монтанелли самого посмотреть, и неторопливо зашагал к Роверу первым. – А это… Хм. Я тут слышал о твоей вечерней прогулке в компании трех черных парней. Короче, мои ребята с ними пересеклись случайно и те, оказывается, жаждут новой встречи. Правда, их уже не трое, но они сказали, что ты в курсе по поводу их дружка.

На днях к нему прискакал Аллен и начал трепаться по поводу того, что практически у самой кофейни черножопые наехали на Монтанелли. Черт его знает, откуда сам Хью об этом узнал, Мартину детали той встречи были не интересны, разве что он заставил Хью узнать – живы ли те еще или Гвидо самостоятельно с этим разобрался, если все это вообще было правдой. Если честно, то Юль сомневался в том, что произошедшее имело место быть, редко прислушивался ко всякому трепу с улицы. Однако приятель вечером ему уже отзвонился, но не только для того, чтобы подтвердить, что все им рассказанное действительно происходило, но и для того, чтобы поставить Юля в известность, что они с Дафни этих нигеров на всякий случай прикрыли в одном из притонов. На фоне назревающих планов с тюрягой, Мартину показалось вполне кстати заодно подкинуть Гвидо его старых знакомых.

Им самим вытрясти из этих двоих так толком нихрена и не удалось. К тому времени, как сам дилер появился в том притоне, черные уже были слегка помятыми, видно было, что парни тоже интересовались поводом такого наезда. В принципе, Мартину и не важна была эта информация, он просто знал, что если на Гвидо наехали, то наверняка ему будет интересно встретиться с ними еще раз.

Юль подал Аленну знак, чтобы вытаскивал тех двоих в сторону от дороги. Постороннее внимание им было ни к чему, ведь пустырь нормально просматривался, именно из-за этого в свое время и был выбран Гвидо. Странно, что Монтанелли считал, что Юль может подкинуть ему проблем. Тут скорее должно было работать в обратную сторону, учитывая тогдашний повод для их встречи, просто Мартин был уверен, что они спокойно договорятся, ведь на тот момент ничего больно серьезного не произошло. Дилер обогнул внедорожник как раз в тот момент, когда Хью вытаскивал на свежий воздух второго черного. Первый уже топтался в стороне и, видимо, успел надоесть парням, потому что во рту у него была какая-то тряпка. Мартин посмотрел на Монтанелли, который подошел следом:
- Вы ведь уже знакомы, да?

Отредактировано Martin Juhl (2017-02-03 17:14:18)

+2

12

Узнать о фирмах, поставляющих продукцию в тюрьму, где ты в качестве заключённого, а не охранника или ещё какого работника - не такая уж сложная задача, особенно если ты связан с кухней: в наш век рекламы, названия фирмы тыкают везде, где только могут, на каждой своей коробке, каждом грузовом автомобиле, вплоть до упаковочной бумаги или электронного чека - и достаточно будет выглянуть из окна своего блока, чтобы увидеть, что приехало во двор, не говоря уже про тот случай, если сам заносишь продукты на кухню. Если бы была возможность - и на каждом листе салата или куске тушёнки бы лепили товарный знак, Гвидо уже не раз сталкивался с такими вещами... но это им только на руку. "ABF", "Нептун" и "Санса", значит. Информации уже более чем - и сроки на всё про всё это тоже может сократить существенно. Всё остальное - что-то решат деньги, где-то, может, придётся извернуться и похитрее, обозначить вторичные сроки у Монтанелли времени неделя - что тоже вполне нормально, вероятно, что повезёт и всё получится просто. Деньги на кону немалые. Они собираются небольшими кусочками, что правда, то правда - хотя когда бывает по-другому?
- Да, до вторника. - Гвидо кивнул, соглашаясь. Можно было бы спокойно и разъехаться на этом, каждый по своим делам, но, как оказалось, у парней был ещё один сюрприз - и похоже, теперь со стороны Юля и Чейза пришло время проявления жестов доброй воли... насторожившись было, когда Мартин кивнул в сторону автомобиля, Гвидо пошёл по его приглашению следом - и его лицо снова светлело по мере того, как наркодилер разъяснял ситуацию... - Да, один из них ушёл... немного раньше. - согласно усмехнулся Монтанелли в ответ, понимая, о чём говорит Мартин. Вообще-то, их было, всех вместе, пятеро, по хорошему счёту - но присутствия пятого Гвидо решил не выдавать, раз для этого не было ни причин, ни предпосылок, втягивать в это едва знакомую ему бывшую армейского лейтенанта он причин не видел; пусть всё пока что выглядит так, словно он сам справился со всеми тремя... в том случае, конечно, если говорливые дети Африки сами всё не рассказали - судя по всему, они склонны были к общению. Но, пока Гвидо ни о чём не спрашивали - он и не торопился на что-либо отвечать... - Какой приятный сюрприз. - улыбнулся Монтанелли в ответ на вопрос Мартина, подходя ближе - там, в аллее позади заведения Брюэр, было темно, но он не сомневался сейчас - это были те самые ребята. Догадку подтверждал и гипс на руке одного из них - он уже успел забыть об этом, но теперь, когда увидел, память снова подсказала тот едва слышный, противный немного, хруст, когда Джастин заломала ему руку с пистолетом. А вот бинтов не было - похоже, не имелось и пулевых отверстий в их телах, что говорило о том, что он, расстреляв тогда пол-обоймы, ни разу не попал... вот это уже обидно. Впрочем, не стоит искушать удачу, да и по черномазому в темноте попасть непросто.
Да и сейчас - есть хороший шанс исправить те несколько промахов...
- Светодиод... или как там тебя звать? - Гвидо вытащил пистолет из-под полы своей кожаной куртки, подходя ближе к неграм, коротко кивая ребятам Юля, усаживающим тех на колени - одновременно и в знак приветствия, и в знак уважения, представить их друг другу не представили, но это, видимо, было и попросту не так нужно. - Знаете, я вообще не большой сторонник радикальных мер... но вы покушались на мою жизнь, так что уж - зла не держите, ребятки. - Монтанелли обращался больше к черномазым, даже положив левую ладонь на голову одного из них, сжав слегка жёсткую копну волос, нежели к Мартину и Чейзу (им-то вроде зла на него держать было и не за что) - если бы Неон и его кореша попытались бы решить что-то полюбовно, может, он и пощадил бы их сейчас; но, так как они хотели стрелять на поражение, что тут сказать?.. Возможно, в будущем попытались бы сделать это ещё раз. Причин оставлять их в живых не было, пользы тоже особо никакой... - Я перед тобой извиниться должен, наверное... да, извиниться. Если бы парни мне сказали, что у нас с тобой будет встреча - я бы взял с собой твой револьвер, чтобы вернуть его тебе... пуля за пулей. Прости - видимо, я его оставлю себе теперь. - найдёт какое-нибудь другое применение, которое ещё дальше продолжит историю потёртой пушки; но это, впрочем, не так важно сейчас. Неону его оружие больше не понадобится. Гвидо приподнял свой "Глок", ткнув его в затылочную часть головы Неона, обращаясь на этот раз к Чейзу и Мартину: - Знаете, говорят, картели из Южной Америки - жестоки... хотя, как по мне - все их выходки больше рассчитаны на зрелищность. Настоящая жестокость не обязательно должна быть зрелищной. - Монтанелли чуть опустил пушку, нарочито медленно, ухватив Неона за волосы посильнее. И кивнув головой, чтобы парни разошлись, не стояли впереди, на линии огня. - А ещё - особо говорливым стреляют в рот. Что-то вроде послания... хотя на самом деле, есть один способ поинтереснее. Если выстрелить чуть пониже затылка, вот сюда... - выразительно ткнул Монтанелли пистолетом в Неона, чтобы Юль и Чейз могли бы посмотреть, если хотели. - Выходное отверстие будет прямо во рту - а оно больше, чем входное. Пуля выйдет наружу, и скорее всего - сломает передние зубы... - Неон заметно напрягся под его рукой, слушая о том, что предстоит ему пережить через минуту... фактически, это будет последнее, что он переживёт в своей жалкой жизни. Гвидо приотпустил его волосы, отвесил короткий подзатыльник, сжал волосы снова. - И если всё получится, жертва умрёт не сразу. И будет иметь возможность всё это прочувствовать, захлёбываясь собственной кровью, из раны, из дёсен... ощущать опалённую пламенем кожу. Но самое интересное - вот здесь вот... - с важностью профессора у доски аудитории университета, Гвидо снова тыкнул туда, куда собирался вогнать пулю. - ...находится мозжечок - он согласуется со спинным мозгом, это в организме отвечает за опорно-двигательную функцию тела. После выстрела он окажется раздроблен. И есть вероятность, что жертву просто парализует. - и собственную агонию несчастный ублюдок будет наблюдать словно со стороны. Видеть своего убийцу, видеть то место, где закончится его последний путь, в деталях, возможно... чувствовать приближение смерти. Всё это - оставшись примерно одним куском, но куском уже никуда не годным. Это ли не есть настоящая жестокость? - Особенно изощрённо получается, если это тридцать восьмой калибр... сорок пятый - пол-черепа способен разнести, пятидесятый - и весь череп иногда. У меня девятимиллиметровый... посмотрим, выйдет ли. - коротко передёрнул плечами Гвидо, спустив курок... пронаблюдав, как брызнула изо рта Неона кровь вперемешку со слюной, розовым фонтаном. И тот, упав набок, начал издавать отвратительно-чавкающие звуки, напоминающие кашель лишь отдалённо - сложно сказать, парализовало ли его, как говорил Гвидо, он был связан, но определённо - какое-то время черномазый был ещё жив, об этом явно говорил ужас в его расширенных зрачках... который ушёл спустя секунд двадцать, вместе с душой, покинувшей его тело. - Хочешь попробовать? - перехватив пистолет за дуло, Монтанелли протянул его Чейзу, кивнув на второго ниггера. Как Гвидо слышал, у Юля - особых проблем с тем, чтобы убить кого-то, не наблюдалось; интересно, так ли прост в этом его "помощник" из стоктонской окружной?

+1

13

С официальной частью, вроде как, порешали, и дальше началось самое интересное. Чейз пошел к Роверу последним, замыкая процессию, сунув обе руки в карманы парки. Сейчас он был вообще не при делах и роль стороннего наблюдателя его вполне себе устраивала, а поглядеть было на что.
Парни выволокли двух черножопых из салона и, недолго думая, поставили на колени рядом друг с другом. Ну прямо настоящий суд Линча, мать его. Дальше в дело вступил Монтанелли, достав пистолет. Как понял Чейз из общего контекста, эти двое нехило ему насолили, и мужик теперь имел полное моральное право их прикончить. Вполне себе справедливо, особенно если брать в расчет факт, что черномазые просто не умели решать вопросы цивилизованно, ну типа собраться и просто поговорить о жизни, именно поэтому насилие и порождало насилие, но эти пидоры и тогда начинали орать, что их права и свободы притесняют. В окружной, где расовые вопросы порой вставали достаточно остро, Дафни на таких насмотрелся вдоволь, и от этих приплюснутых уродливых обезьяньих рож его уже просто выворачивало.
Поприветствовав своих знакомых «доброжелателей», Монтанелли начал задвигать на тему реальной жестокости и стал объяснять куда надо стрелять, чтобы вышел ну полный фарш. Все присутствующие притихли, молча слушая. Говорил он таким тоном, будто папочка дает наставления на будущую взрослую жизнь своим детям, и сначала Чейз было решил, что мужик несет какую-то хуйню, но дальше - больше, и к концу краткого экскурса стало понятно, что у того, если не ехала крыша, то точно было пулевое навылет. У самого же Чейза было достаточно живое воображение, чтобы яркая картинка тут же всплыла перед глазами, от нехитрых махинаций (всего-то навсего нужно было знать точное место, куда и под каким углом направить пушку) башка взрывалась как арбуз. Не привыкший к таким зрелищным представлениям, Дафни вынул руки из карманов и сложил их на груди. Равнодушным к такому оставаться было ну просто невозможно, и Чейза напрягло и замутило уже заочно.
Монтанелли знал, о чем толковал, и быстро перешел от слов к делу. К такому резкому повороту событий не был готов, похоже, никто. Вот он только что стоял и спокойным голосом рассуждал о калибрах, а в следующую секунду громыхнул выстрел и изо рта одного из черномазых брызнул такой мерзотный фонтан крови, вперемешку с зубами и ошметками кожи, что запросто можно было блевануть.
В момент выстрела, стоящие по бокам от черных, Хью и Оуэн инстинктивно отпрянули, потому что стояли ближе всех, сам Чейз только вздрогнул, он стоял на достаточном расстоянии и не боялся запачкаться. Парень свалился на бок, как мешок с дерьмом, какое-то время он еще мычал, дергая ногами, но быстро затих. Его приятель практически тут же начал выть на каком-то своем тарабарском, сквозь тряпку во рту было не разобрать, что он там бормочет, но чтобы понять общий смысл много ума не надо было.
- Я? - Переспросил Чейз через пару секунд после того, как Монтанелли предложил ему пистолет. Дафни был еще в состоянии аффекта от только что увиденного, и не сразу сообразил, что от него хотят. Но когда понял, то перевел молчаливый взгляд на Марти, будто ища поддержки и обращаясь с немым вопросом «че за, блять, хуйня, братан?», но лицо того не выражало вообще ничего, поэтому действовать пришлось быстро и по ситуации.
Чейз ненавидел это долбаное чувство, когда тебе дается шанс показать себя, а ты же, вроде как, уважающий себя пацан, а не какая-то там трусливая мразь, и тут уже хочешь-не хочешь, а выбора у тебя немного. В последний раз он испытывал то же еще в тюрьме, в самом начале своего срока, когда Накс, один из местных авторитетов дал ему заточку и указал на мужика-латиноса, которого нужно было прирезать, чтобы добиться расположения и покровительства белых, к которым Чейз и собирался примкнуть, ведь залупаться и показывать всем свою независимость, доказывая, что у тебя хуй по колено, в стенах тюрьмы было себе дороже. Одиночки там тоже были, но их было мало, и чтобы таковыми называться у чуваков действительно были на это все основания: кто-то был серийным убийцей и ждал казни, кто-то просто вышел массой и рожей, а кто-то, как Камиль, бывший сокамерник Чейза, спел всем веселую песенку о том, что он, сука, сама смерть и потомок Талибана, и все купились, а ему было достаточно поддерживать эту байку, прилюдно читая намаз.
Тогда Дафни принял это нехитрое предложение, потому что в стенах тюрьмы без защиты было некуда, ему нужно было выжить, и он это сделал, ведь правило «либо ты, либо тебя» работало там очень живенько. То было его по сути первое настоящее убийство, потому что старую попытку по шпане, когда он пару раз ударил ножом в край оборзевшего чувака, нельзя было назвать серьезной, пацан выкарабкался, и все забылось. Теперь же пальцы Чейза сжали любезно протянутую рукоятку ствола немного из других соображений. Ничего не угрожало его жизни, но пускаться в длинные объяснения, типа, вы че, мужики, я же на УДО, мне щас нельзя никого убивать, было так себе перспективкой. Более того, нужно было поставить себя и зарекомендовать, ведь если с Марти они еще более-менее знали, что друг от друга можно ожидать, то другие ребята, с которыми Чейз был знаком без году неделю, были не в курсе, и было бы очень кстати дать им понять, что настроен он более, чем серьезно. Пистолет приятно тяготил руку. Дафни подошел к единственному оставшемуся негру со спины, труп его приятеля, кровоточа, лежал рядом, кровь быстро впитывалась в землю и от того казалась уже совсем черной. Воняла она уже, конечно, полный улет.
Все происходило быстро. Чейз постарался отключить собственную голову, насколько это сейчас было вообще возможно. Он проделал ровно то же, о чем говорил и как показывал Монтанелли до этого, приставил дуло ствола к месту немного ниже затылка, и уже собрался стрелять, но вдруг подумал о том, что если бы сам оказался на месте этого парня, то не хотел бы жить еще какие-то жалкие секунды, чувствуя, как боль от выстрела пронизывает все тело, но сделать ты уже нихера не можешь. Чейз бы хотел умереть быстро, мгновенно, без боли, чтобы даже не успеть ничего понять. Поэтому он ухватил черного за волосы покрепче, дернул на себя и всадил ему пулю ровно в то место, куда и хотел, только под другим углом, так, чтобы та сразу вошла в мозг, и тот не особо мучился.
Так оно и получилось. Кровь попала на лицо и на куртку, но сейчас это была меньшая из проблем. Будто и не заметив этого, Чейз молча вернул глок его владельцу и отошел на пару шагов, испытывая дикое желание напиться.

+1

14

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » cold meat