Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » разрушение


разрушение

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://49.media.tumblr.com/f4aa7b8fc51eb2ba5474da513351d483/tumblr_mz8xj1w6Og1sgmltzo1_500.gif
Драко и Николь
10 декабря

Отредактировано Nicole Marder (2016-12-17 20:24:36)

0

2

Savior - 30 Seconds To Mars
https://68.media.tumblr.com/57aed210f05417dc73f303b48df6721b/tumblr_ohdpa0tsdr1uenbhco1_500.gif
Вроде бы говорят, что время лечит, но ведь не всегда время имеет такое целительное свойство. Время способно разрушать. Разрушать до основания, разносить фундамент в щепки, способствовать деградации, умертвлению тех целей, что были "до". Я честно пытался выбраться из дерьма, что сам на себя вылил много лет назад. Оглядываясь в недавнее прошлое, пытаясь понять, где именно та точка невозврата, где тот день,  с которого все пошло наперекосяк, я пришел к выводу, что его нет. Нет того переломного момента, напрасно близкие люди вселяли в меня надежду на лучшее. Я родился неправильным и странным, правда, мне даровали доброту и щедрость, которую убила во мне моя мать. Она разжигала во мне костер из самого худшего, что есть в человеке, уничтожая зачатки доброго и прекрасного. Я точно знаю, что в том, что она била меня, отказывалась от меня, не было моей вины. Помню, как дарил ей цветы, а она их выбрасывала, помню, как приносил ей свои картины, которые тут же летели на помойку возле дома. Я действительно старался стать человеком с большой буквы, пока мне не вдолбили в голову, что я Нечеловек. В моей жизни было много разных периодов: то я слушался отца, пытался учиться, как подобает сыну судьи, то посылал всех к черту, собирал вещи, уезжал в Сакраменто, чтобы только пить, бухать и трахаться, что, скажу честно, было куда приятнее, чем сидеть за книгами и грызть гранит науки; я то хотел семью, мечтал о детях, о тихом гнездышке, то уходил, опять пускался в свои гулянки и просыпался с другой, что тоже, между прочим, мне нравилось. В этом был азарт, хоть вскоре и это мне надоело. Наркотики тоже не приносили счастья, их хотелось больше и больше, но мозги у меня работали, я понимал, что больше означает смерть, а умирать мне не хотелось, ведь ты еще не стала моей навсегда, не подарила мне ребенка, а я не сделал тебя счастливой. В этом и заключалась цель моей жизни. На каком то этапе, одним прекрасным днем, я осознал это, просто проснувшись рядом с тобой, сопящей соней, которую хотелось нежно целовать и страстно прижимать к себе. Я причинял тебе боль, следил за тобой, смотрел, чтобы ты не попала в неприятности, когда была не рядом со мной; мы расставались, но я всегда был рядом. Я был твоей тенью хотела ты этого или нет. Я просто был. Был в трезвом рассудке, настолько, насколько это вообще возможно по отношению ко мне. А потом ты сказала мне, что беременна.
Вот эта отправная точка, вот же она. Мне хотелось забыть все, что было до этого момента, стало больно и стыдно за то, что я заставлял тебя сниматься в порно, развращал твою невинную ангельскую душу, изнасиловал, изменял, да и просто действовал тебе на нервы и даже не пытался понять тебя. Всё это пришло ко мне так быстро и резко, будто кто-то наконец-то ударил по голове, я отрубился, а когда пришел в себя, превратился в другого человека.
Прекрасно, да начнется новая жизнь!
Но новой жизни так и не стало, ты сама знаешь, что случилось, а я не хочу еще раз описывать эту боль. Когда мне сделали операцию, и я очнулся, я почувствовал себя вновь другим человеком, каким-то другим, прежде неизведанным. Помнишь мои приступы? Они были в основной своей массе в подростковом возрасте, крайний раз, когда я убил человека. Теперь же я стал жить так, будто вся моя жизнь - это один сплошной приступ. Ты и представить себе не можешь, как хочется порой сдохнуть, когда внутри кто-то орет, а ты не можешь этого остановить или хотя бы убавить звук. Дикость. Ты и представить себе не можешь, как страшно, когда мы сидим за завтраком, а рядом с нами сидят две пятилетние девочки, наши нерожденные девочки. Они не просто сидят, они дергают меня за ноги, просятся на колени, спрашивают о тебе, смотрят на тебя, улыбаются, а потом что-то идет не так, и их тела превращаются в окровавленных трупов, уродов, что хотят тебя убить. Тяжело жить так, просто невыносимо. Лишь алкоголь помогал мне забыть ту аварию, но на какой-то промежуток времени мне вновь пришлось стать сильным. Еще бы. Мой наркобизнес не увенчался успехом, мою сестру похитили, ее пытали и чуть не убили, и все из-за меня, а было это буквально пару недель назад. Она на всю жизнь может остаться заикой, да вообще, могла бы быть зарыта в могиле. Как я нашел ее, разобрался с этими ублюдками, я не знаю. Это было будто бы в тумане.
Я виноват  в гибели двух детей и в испорченной жизни двух женщин. Я не хочу, чтобы ты была со мной, но отпустить тебя не могу, поэтому сквозь алкоголь, сквозь галлюцинации вновь и вновь питаюсь тобой и твоим телом, вновь и вновь накрываю тебя своим телом и пытаюсь отвлечься от мыслей, что сжирают до тла, но и этот способ перестает действовать. Я болен. Серьезно болен. И все чаще думаю, что ты должна уйти, но ты не можешь, таскаешься со мной, как с маленьким ребенком, пытаешься восстановить мне былую жизненную силу, но ты проигрываешь, разве ты не видишь? Мой путь скоро закончится, ведь так, как жил я, не живет никто, а я еще долго продержался.
Мое состояние - это непрерывная истерия, я снова курю одну сигарету за другой, прожигая легкие, крепко обнимаю тебя, смотря в пустоту.
- Ты должна собрать вещи и уехать. Ты должна забыть о моем существовании. Сейчас. - я истерично, но при этом тихо шепчу тебе на ухо, кусаю мочку твоего уха, а мои руки, словно щупальца, бегают по твоему телу. Ты в прочной паутине, я прошу тебя уйти, но сам же и не отпускаю. Ты могла бы сейчас иметь уже двоих детей, загородный домик, прекрасных подруг, любимого мужа, и ты бы гордилась своей жизнью, своей половиной, представляла бы его всем, а твоя улыбка не сходила с твоих губ.
А теперь мы живем в квартире, что больше похожа на временное убежище. Вся посуда, что была - я побил, приходя пьяным и ругаясь с тобой, денег у нас нет. Есть только твои заработки, но это не сравнится с тем, что было у нас еще пару месяцев назад, дом пришлось продать, отдать все деньги за долги, лишь бы тебя и Фриду не убили. Моей любимой машины тоже нет, костюмы закончились, да и не к чему они больше. Только недавно я хвастался перед вами, каждый день дарил тебе подарки, хотел, чтобы ты жила в сказке, дарил дорогие платья, в которых ты ходила по ресторанам. И если это и есть сказка, то ты самая настоящая Золушка, Синдерелла, как твой сценический ник в порно. Ничего ты со мной не добилась, а любовь - это фейк, не может быть любви, когда нет денег и один из нас серьезно болен. - Ты еще молода и можешь начать все сначала. - тихо тлеет бумага сигаретного фильтра, пепел летит мне в глаза, от курения, кстати, тоже никакого удовольствия. Мы герои плохого романа, нам пора с этим что-то сделать. Я бы мог позвонить отцу, попросить  у него помощи, денег, найти работу, стать успешным, но нет во мне больше огня, я не желаю быть кем-то, стремиться к чему-то, да и как это вообще возможно, если даже сейчас, обнимая твое хрупкое, любимое тело, на меня снова смотря две пары глаз и улыбаются. Я знаю, что через час или же через пять секунд, девочки вновь превратятся в кошмарных созданий и мне снова придется кричать, а тебе слушать. Ты мне ничем уже не поможешь.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-12-18 18:17:14)

+3

3

Не привыкай ко мне , не привыкай
Я не такой , каким меня вообразила
И планов ты не строй , что громоздила
Прошу тебя , ты обо мне скорее забывай

Ты никогда не был так нестабилен как после аварии. У тебя в голове происходят странные вещи, которые ты не озвучиваешь, ты просто их обдумываешь, делаешь выводы и выкидываешь очередные финты. Я терпима, очень терпима, особенно с тобой. Я могу терпеть все что угодно в твоем исполнении, но не понимать. Я вообще ничего не понимаю. я проживаю сейчас жизнь которая мне чужда и непонятна. Просыпаюсь в напряжении и засыпаю в напряжении. Не знаю чего от тебя ждать. Что ты можешь вытворить перед сном или рано утром?

Кривить душой не стану - ни к чему
Я не хочу что б ты впоследствии страдала
Тебе рассказанного мною мало ?
Не задавай вопроса - Почему ?

Разговоры. Я очень люблю говорить, делиться эмоциями, переживаниями, мыслями. Любою, но не сейчас. Мы говорим на разных языках, хотя об одном и том же, но не понимаем друг друга. Не знаю, понимаешь ли ты меня, но я тебя точно нет. Мы стараемся жить как раньше, делаем то же, что и всегда. Но мы отдаляемся или мне так как кажется. Ты просто стал каким-то далеким. Огородился от меня всем чем только можно и не позволяешь пробиться через эту оборону. Надежду я не потеряла, но бороться перестала. Я перестала бороться с тобой. Я устаю от этих внутренних терзаний. Мои мысли меня душат. Я скоро сама начну слышать голоса, только свои персональные.

Ты лучше прикоснись ко мне рукой
И пару слов промолви на прощание
Ты не услышишь от меня слова признания
Прости , мы больше не увидимся с тобой

- Ты должна собрать вещи и уехать. Ты должна забыть о моем существовании. Сейчас. -я ненавижу тебя. Вот то самое о чем я говорила. Ты просто обнимаешь меня, а твои губы испускают яд. Твои слова отравляют меня и мою душу. Ты в который раз устраиваешь танец чечетку по моей душе, а про сердце я молчу, оно уже привыкло замирать на минуту, а потом дальше начинать возвращаться к нормальной работе. Я ничего не говорю, наблюдаю за твоими телодвижениями. Ты издеваешься или в самом деле хочешь, чтобы я ушла. Ты готов остаться без меня? Готов оставить меня? Из-за какой-то очередной прихоти, которая родилась у тебя в голове? Драк, прекращай, не смешно. Мне страшно, я боюсь услышать продолжение твоих мыслей.
- Ты хочешь, чтобы я ушла? Собрала вещи, баночки-скляночки и навсегда исчезла из твоей жизни? Ты понимаешь, что тогда исчезнет все? Мой запах, мой голос, мое внимание, мое тело? Абсолютно все, чем ты владеешь? А ради чего? Что это даст? - вжимаюсь в тебя. Мне хочется стать с тобой одним целым и больше никогда не слышать этих ужасных слов.
- Мы молоды и мы можем все начать с нуля. - я поворачиваюсь к тебе и закрываю твой рот ладонями. - Я не хочу слышать этого больше. Ни-ко-гда. Ты меня обижаешь подобным. - прислоняюсь губами к своей руке. Между твоими и моими губами рука. Тоже самое сейчас и с нашими отношениями, мы так близки и сами друг друга разделяем по разные баррикады.
Не ждут нас вместе у ворот ведущих в рай
Не прокричат - Пусть ваше счастье будет светлым
Смешаюсь я с толпой и стану неприметным
Ты забывай меня скорее , забывай...

- Мы уже все обсудили, все пережили. Чтобы не случилось, я с тобой. - Сколько раз мне нужно это говорить. Или у тебя каждый раз случается амнезия и мне нужно по-новому объяснять почему я с тобой? Мне никто не нужен, я обречена только на тебя. Это мой добровольный выбор. Ты меня ни к чему не принуждаешь и никогда не принуждал. - Почему я тебя никогда не гоню? Почему ты всегда хочешь избавится от меня? - а  сама закрываю до сих пор тебе рот, будто боюсь услышать ответ.

+2

4

Charles Aznavour & Mireille Mathieu–Une Vie D'Amour

Эгоистично с моей стороны смотреть на тебя и видеть твою безграничную любовь ко мне, несмотря ни на что, тогда как у меня внутри огромная дырень, забитая депрессией и нежеланием жить. Да, Николь, жизнь мне наскучила. Я - овощ, я - тот самый балласт, огромная каменная глыба, которая привязалась к твоей ноге и тянет тебя ко дну. Я нестабилен, неуравновешен. Ты давно не слышала от меня искреннего смеха, тогда как раньше я смеялся через каждые пять минут без повода и с поводом, когда было очень смешно и просто, чтобы настроение у обоих было хорошим. Любил шутки, любил шутить и любил быть шутом, чтобы ты потешалась надо мной и местами умилялась. Но я вижу жизнь по-другому, в моих глазах только серость будней и тщетность бытия. Моя молодость была бурной, разнообразной, а сейчас я будто превратился в измученного немощного старика. Зачем, спрашивается, я так старался оправиться после аварии и заново начал ходить? Ноги мне не нужны, я готов часами смотреть в потолок и не моргать. Я могу не есть и не пить, мне больше не нужна трава, алкоголь, сигареты, секс. Слишком рано я разочаровался в том, что меня окружает. Я не могу найти новое развлечение, новое хобби, времяпрепровождение. Твои теплые руки согревают мое тело, но не душу. Души - нет, поэтому как бы ты не старалась, ты ее не пробудишь. Я теперь понимаю тех людей, которые заканчивают жизнь самостоятельно, обрывая ее резко и безболезненно. Они запоминаются такими амбициозными, яркими и молодыми. Все говорят о том, что у них впереди было великое будущие, они, словно герои, все их оплакивают. Если бы их путь не прервался, и через десять лет они не смогли бы воплотить свои амбиции, стали бы как все, обычным биомусором, запивающим свое горе, отношение к ним уже было бы другим. Я не хочу, чтобы обо мне думали, что я неудачник, хотя, на самом деле, мне не так уж и нужно чье-то мнение, особенно в тот момент, когда я буду лежать в могиле и никого больше не услышу.
От того, что я хочу сделать, меня разделяет один человек. Ты. И ты так стараешься вдохнуть в меня жизнь, что порой у тебя на самом деле это получается. Вспомни свой день рождения, когда я вообще забыл о всех трагических моментах,что произошли в моей жизни. Я был счастлив в тот вечер, и ты была, я читал это по глазам и твоим сладким стонам.
Но ведь ты не можешь уделять мне каждую секунду своей жизни, ты не должна растворяться во мне и делать из своей жизни одну лишь цель - быть со мной. В скором времени твои запасы энергии иссякнут, я знаю, ты ведь не робот, детка, оставь эти старания и отпусти ситуацию. Отпусти меня. С самой первой главы этой пьесы было понятно, что это трагикомедия, где в конце кто-то умрет.
-Почему я тебя никогда не гоню? Почему ты всегда хочешь избавится от меня? - - я не смотрю на тебя, ты цепляешь и заставляешь одуматься, но я уже все решил.
- Николь, меня мучают бессонницы, я вижу наших детей. Постоянно. Когда я ем, меня тошнит. Ложка слишком тяжелая, чтобы ее долго держать. У меня нет сил для поддержания своей жизни и я уже не могу быть тебе опорой. Я борюсь с тем, что вижу. Жуткие вещи. Это как смотреть хоррор двадцать четыре на семь, без рекламы. - я закрываю глаза, зажмуриваюсь, но даже с закрытыми глазами я ощущаю присутствие рядом кого-то еще помимо тебя. Веет прохладой, как будто я спускаюсь в погреб. Натягиваю одеяло до подбородка, укутываюсь, но холод усиливается. Я болен, хотя температуры у меня нет, это не вирус и не ангина, все намного серьезнее, и знаю, что ты мне предложишь пролечиться в кое-каком уютном местечке, но я лучше сдохну, чем отправлюсь к душевно больным.
Точнее, их я даже уважаю, они ведь такие же, как я сам, но отталкивает меня медицинский персонал, там же не лечат, а калечат. Лучше сдохнуть в полу здравом рассудке, чем совершенно безумным и слабоумным.

+1

5

Если я скажу, что устала, то ты поверишь в это без колебаний. Ты и я знаем как мне тяжело с тобой. Как мне тошно с тобой. Ты мучаешь меня подобным своим состоянием. Я, как твое зеркало или ты мой портрет. Если положить на нас историю Дориана Грея, то я тот самый портрет. Ты живешь как хочешь, делаешь, что хочешь, а все дерьмо отражается на мне и моей нервной системе. Ты калечишь меня и мою душу. Ты стремительно уничтожаешь ни себя, а меня. Ты хочешь покончить не с жизнью, а со мной. Разорвав эти отношения ты по истине станешь свободным. Я всегда была твоими оковами и твоим вечным пристанищем. Ты всегда имел ограничения  и наручники под названием Николь. Я люблю свой невидимый ошейник на теле и мыслях, который соединяет с тобой, а ты? С тобой все иначе. Ты в конвульсиях бьешься требуя воздуха и свободы. Я не спасая тебя, я тебя ограничиваю. Мы сожители, которые теряют интерес друг к другу. Ты смотришь на меня, как на обыденность. У тебя не горят глаза, видя мое тело. Ты все меньше и меньше ко мне прикасаешься, а если прикасаешься, то только для удовлетворения своих потребностей.  А я все так же говорю тебе эти бессмысленные слова "я люблю тебя". Ты их по привычке принимаешь и ничего не отвечаешь. А ты любишь меня? Ты хоть когда-нибудь любил меня так, как я этого  хочу? Как с тобой трудно. С тобой невозможно. Так же невозможно, как уйти от тебя. Я бы давно от тебя сбежала, но просто не могу. Нас не связывает ни что: ни обязательства, ни дети, ни брак, ни семья - ничего, а уйти не могу. Ты моя болезнь, никак иначе. От тебя не избавится и никому не позволю от тебя избавиться.
Нас можно сравнить с горящей свечей, ты огонь,а я заканчивающийся фитиль. Мы обречены на провал. Ты видишь, я стараюсь. Я барахтаюсь в этой луже как могу. Сука, сделай, пожалуйста, тоже самое. Неужели, я не могу быть для тебя заразительным примером. Заразись мной, как когда-то это сделала я. Я ненавижу себя за свою беременность. Никогда бы не подумала, что скажу это. Я ненавижу этих детей. Нужно было промолчать. Нужно было скрыть. Вскрыть. Все что угодно, но только, чтобы ты ничего не знал и не доходил до такого состояния. Ты из всего можешь сделать проблему глобального уровня, несравнимую с Чернобылем. Я знала с кем живу и все же совершила ошибку. Очередная ошибка, которая медленно высасывает из меня кровь, а из тебя здравый смысл. Остался ли в тебе этот чертов смысл? Я не знаю как заставить тебя пройти лечение, не знаю как заставить тебя спасти себя. У меня нет сил на это все. Мне все чаще и чаще хочется наорать тебя и сказать, что ты псих. Гребанный псих, который убивает меня и себя. Я так же потеряла детей. Если ты не заметил, то той беременной женщиной была я, а не ты.
- Странный ответ на мой вопрос. У тебя нервный срыв. Тебе нужна помощь, Драк. Либо ты начнешь лечение, либо меня начнут лечить. Я срываюсь. Мне тоже тяжело. Я каждый день вижу тебя и твои мучения и ничем не могу тебе помочь. Главное мое спасение тебя уже никак не лечит. - смотрю на тебя. Парой я вижу в тебе все того же беспомощного мальчишку, а я все такая же сильная и независимая. Жаль, только от тебя все же зависима. - Тебя секс уже не приводит в чувства. У тебя  привыкание ко мне, может именно по этому ты меня гонишь? Тебе ненужна я, мое тело и все то дерьмо, которое я тебе даю? - я устала. Снова устала. Снова срываюсь на тебя. Зная, в каком ты состоянии, не могу себя контрлировать. Я не вечная, я заканчиваюсь.

+1

6

Жизнь превращается в серый, безликий, никчемный сгусток скользкой массы, которая вызывает лишь желание взять сапог да раздавить посильнее. Ничего не прельщает, не заводит, не располагает к себе. Кажется, что в жизни все этапы давно пройдены, игра закончена, а бонусных уровней нет. Я прошел босса, мелких рыбешек, играл с чит-кодами, и теперь мне всё скучно и всё лень. Чего только со мной не случилось за года моей жизни, хотя мне еще не перевалило даже за тридцать, а там, кстати сказать, по идее жизнь должна была только начинаться. Как минимум к этому возрасту я бы обзавелся рабочим опытом, неплохой должностью (при желании), имел семейное гнездышко, которое надо было обустраивать мебелью из ikea. Может, был бы неплохим холостяком, но таким, интеллигентным, что ли. Без лишних грязных мыслей, порно и наркотиков. В общем - скучно, хотя, возможно, и не так уж и скучно, но есть одно "но" - мой разум уже не способен воспринимать что-либо адекватно. Вспышки неконтролируемой агрессии сова завладели мной. Внутри все кипело от злости, никакой любви к Николь просто не чувствовалось. Постоянное раздражение, негатив во всем, что меня окружало. Меня бесили ее слова, бесило то, как я держал ложку, чтобы съесть хлопья, бесило, как они крошились у меня во рту, бесило то, что я отчетливо слышал свое дыхание.
Неуравновешенность - вот как я назвал бы свое состояние. Я мог спокойно сидеть за столом, но уже через пять минут орать во все горло. Эта беременность, аборт, авария - в голове что-то вышло из строя из-за этих событий. Самое смешное, что я всё понимал, но успокоиться не мог, не мог унять свою злость, недоверие, ярость и раздражение. Хочу застрелить Николь, застрелить себя, лишь бы оба заткнулись, но она не унималась, пыталась что-то мне объяснить, делала при этом лицо такое умное, всеяпонимающее, что мой кулак едва сдерживался.
- Секс не нужен, ни ничего мне от тебя не нужно. Не пытайся вбить мне в голову, как правильно жить. И если тебе надо - сама лечись. - зарычал, словно подстреленный медведь.
Глаза мечут молнии, раньше Николь никогда не зарекалась о клиниках, а теперь готова упечь меня, считай, за решетку.
Я протянул ей телефон. - Давай, звони. - убираю его за спину. - Только через свой труп. Я ненавижу это помещение, в котором мы находимся. Вся эта посуда безвкусная, идиоткская;стулья неудобные, жесткие; ковры, обои, шторы - при виде всего этого хочется блевать.
- И что ты скажешь? Здравствуйте, срочно приезжайте, мой парень псих, но я тупая идиотка, всю жизнь делала вид, что этого не знала! - чувственно передразниваю ее, кривляюсь, активно задействую мимику и жесты. Каждое колкое слово в ее сторону приносит мне облегчение, но это облегчение проходит моментально, поэтому я задеваю ее еще и еще раз. Не знаю, чего я добиваюсь. Я не делаю это ради какой-то цели, я вообще себя перестал контролировать. Раньше  я злил ее специально, чтобы она как следует на меня наорала, пообзывала, а потом я ее жестко трахал, но не в этот раз.  В этот раз мне все равно, к чему всё это приведет.
- Ты такая идеальная. Терпишь меня, не изменяешь, только моя, только для меня. Не спишь, когда меня нет дома, я прихожу, а ты вся такая понимающая, нежная. Сука, ангел. Ебаный ангел!

+1

7

Lana Del Rey – Queen Of Disaster
Мне все чаще кажется, что он меня ненавидит. Той самой настоящей ненавистью, от которой обжигает все тело до костей. Я вижу в его глазах злобу и эта злоба адресована в мой адрес. Причина его срывов я. Причина его агрессии я. Причина его ненависти я. Сейчас я понимаю, что не готова больше это терпеть. Он поднимает на меня голос и во мне что-то ломается. Возможно это включается здравый смысл. Я понимаю, что люблю себя куда больше, чем его. Я не готова мириться со всем этим. Я не хочу слышать это. Кто-кто, а вот Драг точно не имеет права на подобные выходки. Меня может ненавидеть кто угодно, но не он. Он не имеет права на такой взгляд. Не вериться, что все это происходит в живую. Я вижу нас со стороны. Я отчетливо вижу свое лицо, эмоции, которые на нем читаются и Драко. Драко перегибает палку, он должен понимать, что лучше замолчать, но вечный двигатель запущен и мы обречены на провал.
- Заткнись - тихо плюю всего одно слово в его адрес. Но зато сколько в нем презрения и ненависти. Мне обидно, что я потратила на него время время. В такие моменты я вспоминаю все свои обиды, унижения и слезы. Именно в такие склочные моменты я понимаю как несчастна из-за одного единственного мужика. Он включает свои капризы. Эти дурацкие детские капризы на уровне 3 лет. Когда он впадает в детство, мне становится страшно, потому что тогда я не могу управлять им совершенно. Он как цунами.
- Я уже труп - не его щеке отпечаток от моей ладони. Это было больно и внезапно. Сама испугалась своих действий. Я не знаю как это вышло. Механическое необдуманное действие. Звон от пощечины стоит в ушах. Страшно. Я смотрю в его глаза, в которых нет жалости. Это не привело его в чувства, это еще больше его взбесило. Я его бешу. Хочу скорее произнести "прости". Не могу. Мне страшно что-либо сказать, потому что от него может пойти любая ненормальная реакция.
На его лице и теле играют мускулы. Он контролирует себя. Делает вид будто ничего не произошло и нападает на меня словесно. Страшно. Мне страшно, потому что я не знаю чем все это закончится и закончится ли.
- Да, я ангел - тихо сиплю отводя от него взгляд.  Я не шевелюсь. Не понимаю что мне можно сделать, чтобы обезопасить себя. - Ангел, который нихера тебе не нужен.  Я поняла. Ты хочешь сделать себя праведником и отпустить меня, да? Это не решит проблему. Это ничего не решит. - я никогда не умела молчать. Я никогда не умела затыкаться с тобой. - Прости - все же я извиняюсь за свою пощечину. Хочу подойти к тебе, обнять и поцеловать. Хочу, а страх сковывает тело. Наверное, это инстинкт самосохранения. Он срабатывает в те моменты, когда ты становишься хуже дикого животного. Человеческое обличье и животное безрассудство ко мне. Простой кусок мяса, который мотыляется перед тобой, а ты в праве делать с ним все что тебе взбредет в голову. Кричи не кричи, тебя ничто не может в такие моменты привести в чувства. Я каждый раз пытаюсь пробиться через эту глухую стену к твоему разуму. С каждым разом это удается все труднее и труднее. Возможно, твой разум уже давно поражен болезнью, именно по этому мне так трудно.

+1

8

Johny Cash – Hurt
Контролировать всё в жизни - это так просто. Просто и глупо, а глупо, потому что, как бы я не старался, у меня не получается. Я знаю, как все исправить, знаю, как сделать нас счастливыми и точно знаю, что мне это под силу, но что-то невидимое, цепкое и ужасное раз за разом толкает меня на агрессию, злость на разрушение всего того, что мы строили столько лет.  Атмосфера в комнате настолько напряжена, настолько пронизана разочарованием и ненавистью, что каждый из нас резко превращается в зверя. Я - зверь, который нападает, она - кто защищает свою территорию из последних сил.  У нас никогда не было семьи, но она всегда была хранительницей нашего семейного очага.
У нас никогда не было детей, но она была самой прекрасной матерью на свете.
У нас никогда не было полного взаимопонимания, но она так заботливо, так кропотливо старалась меня понять, как никто другой в моей жизни.
плюющее слово "заткнись" в моей адрес и оглушающий звук пощечины я заслужил, но всё это понимает лишь какая-то часть меня, которой от общего Драко осталось процентов двадцать, если не меньше. Она старалась избежать моего разрушения, но я разрублен на куски своей болезнью, и теперь слово "контроль" это что-то фантастическое и невероятное.
Я не стал трогать ее в ответ, хотя все мое тело разрывало, так хотелось прижать ее к стене и вместо привычного секса поднять на нее руку. Те двадцать процентов человечности безумно старались этого не допустить, и я удержался. Но мой язык был мне уже давно не подконтролен, поэтому в выражениях я не стеснялся.
- Прости? Ты извиняешься? Ты что, тупая? Перед кем ты извиняешься? - раздался громкий смех, такой отчужденный и нечеловеческий, я слышал его со стороны.
- Ты извиняешься перед Драко, который то и дело впутывал тебя в грязные истории и запихивал в дерьмо. Ты извиняешься перед Драко, который поломал тебе всю жизнь, причем он знал, что делает, и это его никак не останавливало. Где любовь? Сними свои розовые очки и утри розовые сопли. Это не любовь к тебе, это любовь к себе и использование тебя и твоего тела. Ты одна, совсем одна. Твоя мать умерла, когда ты только - только начала превращаться в девушку. Она любила тебя, на этом список, кто любил тебя, закончен. Список, кто любил тебя, написан на могиле твоей матери. - пожалуй, это последнее, что я помнил. А дальше меня не стало, я просто впал в кому, вышел из "пятна". Я все думал, что мой диагноз - это игрушка, не принимал таблетки, не ходил к врачам и не лечился. Искренне не понимаю, как я  так долго продержался. Но зато теперь я понимаю, почему меня так боялась и ненавидела моя мать. Она будто посмотрев на меня, увидела будущее и ужаснулась. Она ни в чем не виновата, она хотела, чтобы я прошел лечение. Если бы все можно было переиграть, отмотнуть назад тот день, когда я подслушал разговор родных, взял вещи и сбежал в Сакраменто. Надо было согласиться с ними, принять это не простое решение и уехать в клинику. И тогда, я бы полностью вылечился, вернулся к нормальной жизни, отыскал Николь и сделал бы ее счастливой. Или не вылечился, свихнулся до конца и сдох, но и этим я сделал бы ее счастливой, она бы нашла нормального мужика, а ее жизнь была бы похожа а сказку, а не на ад.
- Ты что тряпка? Или над тобой мало издевались? Терпило. - он не отходил от нее, не давал ей пройти, а мне было больно видеть это и я зажмурился, закрыл глаза.
- Неужели ты не поняла? Никогда не было искренних чувств, никогда не было тепла, понимания. Все, что описано в твоих сказках, ничего этого не было. - он плевался словами, шипел и рычал. Изо рта шла пена.
Я вспомнил, как читал Николь историю о парне, что отрубил своей девушке голову. Тогда я доказывал ей, что при любой психической болезни сделать такое почти невозможно, но психи бывают по-настоящему опасны, а я всё потешался над своим диагнозом.

Отредактировано Draco J. Marder (2017-03-04 22:59:03)

+1

9

Передо мной чужой человек. В его чертах лица что-то поменялось. Я постепенно потеряла в нем человечность и что-то родное. Драко был не Драко. Он истинное воплощение монстра. Эта та самая ситуация, которые меня пугали в кошмарах. Я понимаю, что сейчас я перестаю для него быть светом, я для него перестаю быть всем и становлюсь точкой, которая маячит перед глазами и бесит. Бешу, раздражаю, вывожу. Боюсь.
Тут не нужно быть цыганкой, провидцем или знать, что из себя представляет Драко. Тут все очевидно, он потерял над собой контроль. Он зверствует и ждет момента расправы. Страшно. Мне остается зажмурить глаза и отдаться ему. Остается, но я не поддаюсь этому сценарию, я же дура.
- Чудовище - тихо выдыхаю из себя последние силы. Он утопает в своем психическом и нервном смехе. От его смеха по коже мурашки. Это раздражение и страх. Это начинает срабатывать инстинкт самосохранения. Поздно. Кто-то внутри говорит беги, а ноги как-будто приросли к бетону.
У меня перехватывает дыхание от его слов. Я не верю своим ушам. Не верю, что это срывается с его губ, и он смеет так низко опускаться и так больно меня ранить. Чувствую как ко мне подступает истерика. Меня трясет, а из глаз градом льются слезы. Я бы пережила все слова, которые он выплеснул, кроме упоминания о матери. Он затронул святое. Он, который прогнил изнутри давным-давно. Он, который знает о святости этой женщины, посмел упомянуть ее в этой убожеской ситуации.
- Какая же ты мразь. Ты сейчас довольствуешься и упиваешься собой? - мои ладони хлыщут по твоему лицу. Он доводит меня до критической точки, до такой же в какой находится сам. У меня перед глазами все плывет. то ли от слез, то ли от того, что я вымотана и готова отключится, чтобы не слышать и не видеть продолжения этой истории. Я хочу уйти, не хочу оставаться с ним наедине. Мне противно. мне не страшно, мне омерзительно. Какая скорая, нет. Нужно вызывать полицию и обвинять его в насилии. В насилии и унижении. А он давит. Давит психологически и физически. Ощущение, что он повсюду, что и спереди и сзади он. Отгоняю его от себя, чтобы сохранить воздух. Драк заражает своим безумством. Мои пощечины никак не приводят его в чувства.
- До чего ты нас довел? Ты доволен? Доволен? - я кричу, хочу, чтобы мой шум привлек к нам внимание. Соседи должны среагировать. Хотя не в нашей ситуации. Они так привыкли к нашим скандалам. Этим скандалам нет конца и края. Просто в этот раз все серьезно, все отвратительно печально. - Не хочу видеть тебя таким. - Понимаю ли я что он болен? Нет. Понимаю ли я, что ему больно? Нет. Я понимаю, что сейчас больно мне из-за его выходок. Да, для меня это выходка. Как и все, что были до этого. Я так привыкла ко всему этому, что уже не вижу разницы между его приступами и капризами. Этот ублюдок сам потерял разницу между всем этим.
- Теперь отпускай. Ты хотел, чтобы я ушла? Я ухожу. Не хочу быть с таким жалким созданием. Смотреть тошно. - а мне не тошно, мне жалко и страшно. Жалко себя, страшно за него. Куда хуже и возможно ли, чтобы было хуже.

+1

10

- Я не упиваюсь собой. Мне наплевать. Наплевать на тебя, на жизнь, на все, что происходит. Я в таком состоянии, что с легкостью могу убить тебя или убить себя, либо грохнуть сразу нас двоих, и даже глазом не моргну. - лицо в мгновение каменеет, губы перестают извиваться в ухмылке, а психовато-припадочный смех замолкает. Перед Николь предстает человек с потухшим, темным взглядом, расширенными, черными зрачками, будто бы перед ней не человек, а сам дьявол во плоти.
Николь бьет меня по щекам, кричит, что я мразь, сама начинает истерить, а мне не нравятся эти громкие звуки, не нравится ее истерика, ее психи. Я тихо шепчу ей, чтобы она успокоилась, но вслед за этим на меня летит еще порция проклятий и пощечин.
- Сука, прекрати истерить. - лучше бы она молчала, лучше бы тихо сказала, что он, ну, то есть я, прав и молча прикрыла за собой дверь. Я вижу всю ситуацию со стороны, будто сам и вовсе не участник этого скандала, а просто стою в дверях и смотрю на все это безобразие. Даже, когда у меня пошла пена изо рта, Николь орала и распиналась, пытаясь доказать, что я - тупо чмо, бесчувственный увалень. Она так привыкла к моим приступам, к причудам, которые никак не относятся к приступам, что просто потеряла грань между болезнью, между действительно сильным припадком, который может остановить только вмешательство врачей, и между моей ебанутостью, которую я привык выражать направо и налево.
Со мной Николь потеряла инстинкт самосохранения, она думает, что стала сильной, храброй, и что я ни в коем случае ее не трону, даже если грожусь и богом молюсь, что убью ее.
Однажды, она также самоотверженно отстаивала меня, себя и наши отношения, что все закончилось насилием с моей стороны и душевной болью с ее. Теперь же я даже предугадать не могу, чем все может закончиться, но внутренний зверь внутри меня настроен решительно и хладнокровно.
- Мы уже проходили это. Ты никуда не уйдешь. - сухим, шершавым голосом произношу я, взгляд темнеет, губы поджимаются.
- Не двигайся. - кажется, в альтернативной реальности мы это уже проходили. Будто я видел сон, который видел сотни раз, будто это дежавю, да, но я сейчас не о использовании ее тела в целях моего душевного успокоения. Хотя, скорее всего, Николь именно об этом и думает. Но мне не нужно удовлетворять свою жажду, не нужно сливаться с ней воедино. Меня все достало, поверьте. Невозможно жить сумасшедшим столько лет и наконец не свихнуться. После того, как Фриду похитили, после аварии, потери детей, я уничтожил себя окончательно.
Когда мы с Кристофером поехали на разборки, мы купили по два револьвера. С тех пор я всегда с ним. Думал, что обезопасив себя, паранойя исчезнет, но она только усугубилась.
- Руки подними вверх. - конечно, можно было просто ее отпустить, но я был на грани и совершенно не шутил, когда сказал вскользь, что могу убить здесь всех нас к чертовой матери. - Ты придумала принца. Твой маленький мозг облагородил все мои грязные поступки. Нет в них ничего святого. Я убил человека. Я убил шлюху, которая мне не угодила. И не просто. Я ее расчленил. - не разрывая зрительного контакта, я потянулся за дверцей шкафчика, открыл его одной рукой и вытащил пистолет.
Голос мой дрожал, я кричал, руки не слушались, со лба градом тек пот.
- Ну и повезло тебе со мной, Николь Лефевр. - вновь раздался удушающий, нервный смех. Я наставил револьвер на Николь. Мне нужно, чтобы она отошла от входной двери, тогда я перестану в нее целится.
Мне нужно, чтобы мы легли вместе и уснули, а когда проснулись, не вспоминали о всем плохом, что с нами случилось за столько лет.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » разрушение