Вверх Вниз
+11°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Michael
[tirantofeven]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » The hell across the border


The hell across the border

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Michael Rinaldi, Frederick Klemente, Martin Juhl, Daniel Rossi, Enrico Cortés (played by Frank Altieri), Pablo Cortés (played by Bruno Covii)
Мексика
19 декабря 2016 года

+1

2

Растянувшись на лежаке возле огромного бассейна, Майк Ринальди смотрел на синее мексиканское небо и потягивал из высокого, причудливой формы, стакана ледяную пинаколаду. Кроме многочисленных ювелирных украшений, на нем были только черные трусы-боксеры и солнцезащитные очки. Во рту дымилась сигара, отправляющая клубы душистого дыма в сторону  небольшого, под черепичной крышей, бара. Прямо-таки типичный отдыхающий, решивший провести последние предрождественские дни в теплом климате Латинской Америки. Однако андербосс Семьи Торелли беззаботным курортником отнюдь не был – и приехал сюда по делу и без всякой радости.
Пятизвездочный отель "Мирабелла" находился в окрестностях города Пуэрто-Вальярты – а вернее, неподалеку от крутых, поросших тополями, ивами и дерновинными злаками, склонов гор Сьерра-Мадре. Для вполне себе люксового комплекса, c белоснежными коттеджиками и двухкомнатными сьютами, cобственными причалами для катеров и вертолетной площадкой, гостиница выглядела весьма заброшенно. Официально, согласно красовавшейся на въезде табличке,  "Мирабелла" была забукирована на сьезд "Южноамериканского общества любителей энтомологии". Однако никаких насекомолюбов тут не присутствовало. В целом, кроме немногословной и вышколенной прислуги, за пару дней пребывания здесь Майклу и его спутникам удалось увидеть всего нескольких людей. В коридоре они как-то столкнулись с какой-то мрачной, заросшей чуть ли не до пят пегой косматой бородищей, личностью – которая навскидку была весьма похоже на фото находящегося в розыске Интерпола международного торговца опиумом. Личность быстро зыркнула на них маслянистыми глазами и скрылась в своем номере. Куда общительнее и шумнее  была парочка, которую они увидели уже за завтраком – седоватый пузатый дедок и шлюховатого вида деваха. Они вовсю плескались в бассейне, брызгались водой и попивали прохладительные напитки. Как с гордостью и свойственной ему детской непосредственностью пояснил приезжим из США их гид по здешним местам, Сантьяго Роха -  это был вице-губернатор штата Дуранго вместе с молодой любовницей.
Собственно в Рохе, с его неизменной красной рубашкой и тяжелой золотой цепью на бычьей шее, и таилось объяснение. Некогда главарь тесно работающей с Тихуанским картелем банды из Сан-Диего и "связной" с Семьей Торелли, он теперь числился беглецом от правосудия – что не помешало жизнерадостному громиле лично встретить Майкла в аэропорту и отвезти затем в отель. Который, на самом деле, принадлежал парням из Тихуаны, на встречу с которыми приехал Ринальди. Своего рода лежбище-убежище для почетных гостей – андербосс полагал, что таблички резервирования тут стояли часто.
Когда Майкл узнал, что с представителями их организации желает свидеться сам Энрико Кортес, могущественный лидер Тихуанского картеля, он не мог сказать, что это доставило ему особое удовольствие. Его вполне устраивало вести дела с Давидом и Гейнсом – так сказать, не отходя от кассы. Мелькать же в обществе кента, которому (попадись он в руки УБН или полиции) светило несколько пожизненных сроков и который, чтобы избавиться от преследования ищеек, уже несколько раз запускал через газетчиков "утки" о собственной смерти, Ринальди считал весьма рискованным поступком. Однако итальянец понимал – что для пользы дела иногда надо идти на опасные вещи, он этим всю жизнь занимался. А разговор с первым лицом наркоимперии был для бизнеса весьма важен.  Потому, когда от кокаинового магната к ним пришел сигнал – Майкл, переговорив с Франческо, согласился возглавить отправившуюся туда мафиозную делегацию. Но при этом предпринял необходимые меры осторожности.
Так, он сначала вылетел в Бразилию, а уже оттуда, весьма приватным образом, попал в Мексику. Гангстер не желал, чтобы фбровцы с камерами хоть как-то отследили его маршрут. С остальными он связался уже по местному телефону, по заранее оговоренному номеру с "черной" симкой – и вот в итоге они все оказались здесь. В данный момент сакраментяне разделились на две группки.
Первая из них устроилась за небольшим пластиковым столиком. Здесь была пара телохранителей, а также Бернардо "Бутч"  Лауренти – крепко сбитый, с залысинам, солдат восточной команды, принявший после отъезда Агаты, управление ее оружейным бизнесом. Он, несмотря на жару, вталкивал в себя огромные порции чипсов и лениво спорил с Рохой. - Пицца! Ты не сравнивай с теми ебучими лепешками, что янки в забегаловках пекут. Моя мать по старому рецепту делала, попробовал бы – язык бы проглотил. Однако Саньяго ему не уступал – Сompare, а вот настоящую фахиту никакие янки бы не испортили… Кулинарный спор шел у них долго, но не особо горячо – климат к тому не располагал.
Что до Майкла, то несмотря  на свою расслабленную позу, он проводил время более продуктивно. По правую руку от него находился второй по рангу человек в делегации, Фредо Клементе. По левую -  Дэнни Росси, и Мартин Юль, двое, на которых во многом закольцовывались дела Торелли, связанные с дурью. Майк считал нужным обсудить с ними цели и  причины их визита.  Пока они ждут, когда Кортес прибудет на какую-то там потаенную базу – лучше уж все уяснить и отрепетировать. -  Говорить они с нами по оружию будут, это к бабке не ходи. Сами слышали, какая тут заруба у них. Буквально пару недель назад пресса стала пестреть новостями о том, что на время застывший в  статике криминальный мир Мексики охватила очередная война. Воевали между собой группы картелей, cреди которых затесались и их партнеры. А так как Торелли поставляли тихуанцами стволы -  сложить "дважды два" тут было легко.  - Но главное тут  -  что мы с этого поимеем? Для Майкла вопрос касался не только цены, за которую они смогут отдать мексиканцам свои пушки. С относительно недавних пор Семью Торелли с Тихуанским картелем связывала не только продажа им автоматов и пистолетом – клан начал, через прокладочные структуры, закупать у мексов крупные партии кокаина. Получая порошок практически из первых рук, итальянцы имели возможность получать баснословные прибыли – тот потом, много раз бодяженный-перебодяженный, зачастую следовал через много звеньев, достигая конечного потребителя. Впрочем качественный продавался порой последующими покупателями и сразу – для элитной клиентуры, так сказать.
Именно по этим причинам Майк решил взять с собой на встречу Дэнни и Юля – представить их главному лицу, чтобы дальше они, с его благословения, сами вели дела с посредниками наркобарона. Впрочем, нельзя было забывать и об официальной причине встречи. – Но им явно нужно от нас что-то большее, чем обычно. Иначе бы не стали эту стрелу забивать. Но не танков же они у нас, блять, попросят. - негромко добавил Майкл, Зная масштабность мексиканских разборок, он бы  не удивился и такому – но у Торелли  требовать подобного было бы странно. Они же не Пентагон и не частная военная компания. Хотя кто поймет этих мексиканцев и насколько адекватно они оценивают ситуацию и своих компаньонов?

+6

3

Утро случилось неожиданно: девушка с которой Фредо провел ночь в номере, нежно поцеловала его в щеку, и сказав, что ей пора - вышла за дверь. Следов кражи не было, поддельные документы, карточки и наличные были на месте. Значит не аферистка, тоже ради удовольствия провела эту ночь. Сколько время? Взглянув на часы, Клементе отметил, что результат бурной ночи не заставил себя ждать: назнчаенное во время завтрака собрание вот-вот состоится, а мужчина до сих пор находился в кровати без одежды. Прямиком в душ, освежиться, побриться и быть готовым обсудить цель пребывания здесь. Все приглашенные в Мексику участники мафии прекрасно понимали, зачем сюда едут, точно не отдыхать. Добирался каждый самостоятельно, как можно тише, не привлекая лишнего внимания. Сам Клементе прибыл в Мексику на пароме из кубы. После чего арендуя за наличные старенький форд, приехал в Пуэрто-Вальярту. Здесь он созвонился с Майком, и здесь же, он встретился с мистером Рохо. В отель Фредо заселился ближе к ночи, и совместно с другими ждал оставшихся участников синдиката. Работа с мексиканским картелем всегда имела две цели – пушки и наркота. Клементе был сторонником продажи оружия во всех его видах. Ему это было интересно, прибыльно, в кайф. С наркотиками всё было иначе: он был противником этого «дерьма». Но прибывание в мафии, предполагало работу с кайфом, так или иначе. Сам же конечно Фредо никогда не покупал, не продавал, не хранил и не перевозил наркоту. Заключить выгодную сделку по просьбе Гвидо, Френка или Майкла – да. Самостоятельно искать поставщиков – нет. Оценить пробу, по просьбе все тех же соучастников – да. Дурманить самому или поощрять употребление своим людям – нет. Конечно, Фредо не пропагандировал жизнь без наркотиков, и не запрещал своим людям так кайфовать, но не на его глазах. Мысль о встрече с главой – Кортезом,  просто «воняла», если так можно выразиться, наркотой. Пропустить эту встречу Фредерик не мог: таким людям не принято отказывать; это один из самых прибыльных источников дохода, и его предложение просто необходимо выслушать; Фредерик консильери, а значит, его мнение будет иметь большой вес на исход встречи; в конце концов, такой «кит» преступного мира как Кортез, на своей территории мог перейти границы желаемого, и сыграть против семьи Торелли, и необходимо было получить информацию насчет этого. Информация – главное оружие Клементе. Еще до выезда с Кубы, Фредо выдал задания своим ищейкам в Мексике подкопаться под Кортеза и всё слить. По заселению в отель Клементе ознакомился со всей полученной информацией от своих людей. Её было очень много, но чего конкретно желал Энрико, никто точно сказать не мог. Только слухи и догадки, которые можно было принять во внимания, но реагировать на них было никак нельзя.
Чист, свеж, светел – таким вышел Фредо из душа. Его легкий, тонкий пиджак был подготовлен за ранее, и сидел на консильери, как родной. Одев солнцезащитные очки, он вышел из номера. Спустившись в низ, он встретился с остальными членами группировки на завтраке. Отель был тихим, и почти не заселенным. Помимо сотрудников и членов банды, на завтраке виднелась только одна парочка. Старый боров и девчонка, которая вовсю удовлетворяла прошедшей ночью Клементе. Усмехнувшись, смотря в её сторону, Фредерик присел за стол, рядом с Ринальди. Жутко хотелось кофе, и как по щелчку перед Клементе стояла чашка крепкого черного кофе. Мужчины не заходили издалека, и сразу принялись за деловую беседу. Первое слово взял Майкл:
- Говорить они с нами по оружию будут, это к бабке не ходи. Сами слышали, какая тут заруба у них. Но главное тут  -  что мы с этого поимеем?
- Как бы нас самих не поимели, Майки. Мои люди землю рыли добывая информацию о них… О нём. С этими стычками, он стал превращаться в параноика. Как бы ни решил, что мы конкурентов вооружаем, а не его.
Только не говори мне, что ты рассчитываешь получить карт-бланш к его наркоте.
Выпив залпом, остатки кофе, Фредо налил еще чашку, и снова включился в диалог:
- Но им явно нужно от нас что-то большее, чем обычно. Иначе бы не стали эту стрелу забивать. Но не танков же они у нас, блять, попросят
- Хотел бы я посмотреть, как наши гонщики, будут угонять танк и перевозить его к ним, не привлекая внимания. Если захочет танк, отправлю этому психу магнитик с фигуркой «Т-34». Если хочешь знать моё мнение, без шуток, он либо хочет вооружиться до зубов пулеметами, и обвеситься взрывчаткой по самые яйца. Либо… Сольет нас, за предполагаемую измену. Вопрос лишь в том, насколько сильное внушение на него оказывают его подручные. Эй парни, а что вы думаете? – обратился к сидевшим напротив гангстерам. – И паспорта я надеюсь, все поддельные захватили?

Отредактировано Frederick Klemente (2016-12-20 02:37:00)

+6

4

Вообще-то, Юля не интересовало оружие, о котором шла речь. Он здесь был из-за предложения Майка и потому что сам понимал, что этот визит лично для него, как и для остальных конечно, лишним не будет. Наверное, знакомства с Давидом и Гейнсом было достаточно, но раз уж выпал шанс, то почему бы им не воспользоваться. В конце концов, от него не убудет, а может даже и прибудет, что на данный момент также было не лишним, потому что у них с Кастой снова всплыл разговор о покупке жилья. Теперь официально у них имелась часть бара, и шел разговор о том, чтобы расшириться, так что перспектива была совсем даже не призрачная. В данный момент дилер расслабленно сидел в плетеном стуле, вытянув ноги, и глядел на воду в бассейне, а также действо, разворачивающееся в ней, но когда Ринальди заговорил, повернулся в их сторону. Слушая наводящие на размышления фразы андербосса Торелли, дилер все же думал отнюдь не о вооружении мексиканцев, а о том, какую информацию сможет сам вынести из этой встречи и насколько происходящее для него будет полезным.

В разговор он так и не вклинился, зато подключился Клементе, с которым Мартин вообще не был знаком толком. Пару раз видел его в «Барракуде» и на этом, пожалуй, всё. Фредо говорил о Кортесе, назвав войну картелей в Мексике «стычкой», что вызвало у дилера беззвучную усмешку и ассоциации с детской игрой, хотя, реальные масштабы сего действия и его последствия были совсем не шуточные. Он говорил о том, что лидер Тихуанского картеля нервничает, но судя по его собственным высказываниям, сам был бОльшим параноиком. Мартин  чуть поерзал на стуле, устраиваясь поудобнее, и покачал головой.

- Сомневаюсь, блять, что для таких людей граница имеет хоть какое-то значение, – лениво подал он голос. Имелось ввиду, что если бы мексиканцы и хотели бы их всех положить, собрав в кучу, то сделали бы это и в Сакраменто. Не отходя от кассы, так сказать. Без всяких сомнений, исполнители у них имелись и по эту сторону границы. Да какие там сомнения, это было очевидным фактом, известным даже обычным обывателям, читающим криминальные сводки. Поддельный паспорт Юлю и вовсе был не нужен. Он вообще приехал туристом на кактусовую ферму, на производство текилы попялиться. В общем, Клементе никаких вариантов не высказал, а Юль, переместив солнцезащитные очки с переносицы на лоб, глянул на Росси, который устроился между ним и Майком. – Они у вас разве не основной покупатель? – вопрос был справедливым, учитывая все те же мексиканские масштабы, а если так, то значит в этом итальянцы и без того выкладываются по максимуму. Получалось, что предложить большее они уже не могут, если не поднапрягут задницы, но для пустых обещаний Ринальди вряд ли поехал бы на эту встречу, а значит, возможности все-таки были. Это уже действительно означало, что им стоило подумать о более взаимовыгодном сотрудничестве. Разве что Торелли понадобятся какие-то масштабные услуги, что было весьма сомнительно, ведь они предусмотрительно не лезли на рожон. В общем, Мартин терялся в догадках, хотя наверняка, у Майка уже были какие-то идеи, которые он, как обычно, решил попридержать и выслушать остальных. – Что они еще могут предложить кроме бабла и кокса? – все же поинтересовался Юль и снова отвернулся, продолжив наблюдать за игрищами в бассейне.

Ему бы сейчас быть в Сакраменто и развозить ту неведомую ебанину, что они заварили с Чейзом. Месяца не прошло, как родственник откинулся из стоктонской окружной тюрьмы, а они уже наворотили столько дел, что разгребать их будут ближайшие пару-тройку месяцев, если не больше. Принцип Юля «решать проблемы по мере их поступления» с появлением брата улетел в трубу, и всё как-то само собой превратилось в полный хаос, так что голове дилера было, о чем болеть, помимо загадочной сделки с мексами.

+5

5

Задержавшись в Сан-Диего чуть дольше намеченного, я сошел с самолета только сегодняшней ночью и, по итогу, прибыл в «Мирабеллу» последним из всей сакраментянской делегации. Нажористый кучерявый парнишка-таксист, подвозивший меня до отеля и, как оказалось, неплохо владеющий английским, приняв меня за досужего курортника, всю дорогу безумолку трещал о местных достопримечательностях, даже всучил мне свою визитку -  смятый, изрядно потрепавшийся уже клочок бумаги, на котором корявым почерком был нацарапан короткий телефонный номер.  По словам самого даго -  на случай, если мне вдруг понадобиться высококвалифицированный сопровождающий.  Хорошо понимая, что поездка это вовсе не туристическая, а деловая, тем не менее, я нисколько не жалел о том, что не успею перед запланированной встречей по-настоящему насладиться местным колоритом, о котором было столько разговоров. Не имея особенной любви, - как и банальной физической возможности, и тем более, после рождения сына,  - к частым путешествиям (разве что докатить до Майами один или пару раз в год было моим пределом) я и Мексику посещал не часто, предпочитая и все дела с нашими пограничными партнерами вести не посредством личных визитов в Тихуану, а через связующие звенья. В этот раз, впрочем, вопрос стоял несколько иначе: сам Энрико Кортес, престарелый глава дружественного Торелли Тихуанского картеля, настоял на частной встрече. Несмотря на то, что у меня было достаточно времени поразмышлять об этом, какие цели преследовал при этом  наркобарон, я так и не понял. И, разумеется, не слишком был доволен такими раскладами. Однако бежать впереди паровоза и строить догадок не спешил. Но сомневался, что разговор, на котором так настаивал последний, мог касаться вещей, никак не связанных с взаимовыгодными соглашениями уже заключенными между боргатой и тихуанцами.  Собственно, аналогичное предположение высказал и Майкл когда, следующим утром, все калифорнийские гангстеры собрались возле  бассейна. В принципе, чего еще может хотеть от нас вожак мексиканского синдиката в разгар междоусобной войны? Картинка вырисовывалась вполне понятная. Если бы не одно «но», - Если дело только в этом, почему не разрулили через Давида? Агата у него теперь всегда под боком, во всех, блять, смыслах,  поставщик она, - До этого вальяжно растянувшись на соседнем лежаке и покуривая сигарету, вдруг резко подтянулся, приняв сидячее положение. Слегка понизил голос, перед тем как продолжить, - Другой вопрос, не хочет ли Кортес таким образом убрать посредника? Ты говоришь, - поглядел на Фредо с выражением, - Энрико параноит, подозревает своих. Сечете? Такому раскладу я бы как раз не сильно удивился – для картелей это нормальная практика. Ведь борьба за власть велась не только между соседствующими организациями, но и внутри семей. Гуэрра молодой, но уже зарекомендовавший себя, пользующийся определенным  уважением среди своих собратьев лидер ответвления, не удивительно, что Кортес мог видеть в нем угрозу своей власти. Обоснованными были его подозрения (если они действительно имели место быть) или нет – разница не велика.
- Ага, предложи ему когда попросит, брат, - Усмехнувшись, обратился к новоявленному консильери после того, как тот пообещал отправить Кортесу долбанный магнитик, - Заодно и выясним как у старика с чувством юмора, - Что-то мне подсказывало, что не очень, - Насколько я знаю, - Туманно ответил следом и на вопрос дилера, после чего, закатив бычок в полупустую стеклянную пепельницу, небрежным жестом смахнул с плавок налипший пепел. И посмотрел на Ринальди. - Что мы с этого поимеем, как я понимаю, зависит от того, что мы сами можем им предложить. С Бутчем перетирали об этом? - Помимо шуток, пока не понятно было на что рассчитывал сам Кортес: получить «игрушки» помощнее или тупо увеличить объем, а может – и все сразу, как и – могли ли Торелли ему это обеспечить. На самом деле, я не знал наверняка. Всем, что касалось поставок оружия, занималась Тарантино, а теперь ее помощник – "Бутч"  Лауренти. Меня, по большому счету, вопрос вооружения мексиканцев не сильно волновал, да и касался едва ли. Другое дело – возможная выгода, о которой совсем недавно упомянул Ринальди.
- Если они хотят больше, чем обычно, будет справедливым если и мы потребуем того же. Весь фарт ведь он где? – Выдержал короткую паузу, после чего сам же и ответил на свой вопрос, сделав характерный жест – выразительно потер кончик носа указательным пальцем, одновременно покосившись на Юля. Партии кокаина, которые поставляли картелевцы Торелли, несмотря на то, что имели довольно крупные объемы, были лимитированными. К тому же, часть товара, - и далеко не маленькая, к слову, - отправлялась в Нью-Йорк и Чикаго. Оставшийся же порошок, предназначенный для прямого сбыта, в чистом (для определенного, привилегированного круга лиц) и разбодяженном виде расходился даже быстрее, чем изначально предполагалось, -  Даже если заломить цены за стволы втрое – получиться только половина того бабла, сколько мы поднимаем на продаже кокса в неделю, - Тут, как бы между делом, решил затронуть еще один, принципиальный, вопрос, - А если бы послали нахуй ебанную дипломатию  – поднимали бы еще больше, -  Все участники беседы, разумеется, понимали о чем я говорил. Некогда заключенные между кланом Торелли и колумбийцами договоренности, на основании которых последние получили единоличное право на торговлю кокаином в пределах города, не у меня одного сидели в печенках, но реальных сдвигов пока что не происходило. Этот вопрос, я считал, давно уже пора было поставить ребром. И заикнулся об этом сейчас вовсе не случайно. С нашего последнего разговора с Майком и Юлем в Дольче прошло уже достаточно времени и я надеялся, что Ринальди успел переговорить об этом с Фрэнком.

Отредактировано Daniel Rossi (2017-01-11 01:54:45)

+6

6

Лениво смотря на то, как в бассейне плещутся хлорированные волны, Майкл выслушал краткую речь Фредерика. Тому мексиканцы явно не нравились -  и в этом Ринальди с ним был солидарен. Но во время встречи показывать этого явно не следовало,  даже в виде намеков - иначе им живыми отсюда не выйти, на чужой территории ведь. На мгновение андербосс даже подозрительно покосился на журчащий на некотором расстоянии от них питьевой фонтанчик (и нахуя тут такая допотопность?) - не вставлен ли там жучок. С коварных картелевцев, пожалуй, сталось бы, записывать их беседы, чтобы потом обличить - впрочем, сооружение это было далеко, да и впадать в паранойю все же не следовало. Лежаки же Майк исследовал еще прежде чем тут устроиться. - Ну не нагнетай обстановку тут, Кортес бизнесмен. Нахера ему на нас переть? Мы же друг другу лавэ приносим, нет? - проворчал Майкл, убеждая скорее самого себя, чем Клементе. На самом деле эта мысль его и самого беспокоила - что их сюда заманили, чтобы замочить. Эти латиносы те еще животные, часто готовы на доводы рассудка насрать ради фантазий своих - правильно их Трамп в США пускать не собирается, за стеной им место самое. Некоторое время гангстер помолчал, сосредоточенно втягивая в себя коктейль, а затем совсем уж тихо, наклонившись к уху консильери, уточнил  - А у него что,  есть какие-то основания думать,что мы что-то с конкурентами мутим? Тебе Бутч не говорил, не было ли проблем каких? В конце концов, преемник Агаты был солдатом бывшей команды Фредо, у них должен был быть контакт - вдруг советник знает о неких недоразумениях, которые могли бы им повредить в глазах тихуанцев. И которые почему-то не дошли до боссов раньше. Впрочем Лауренти-то у руля без году неделя, если бы какие грешки и присутствовали - так Агатины. Однако это Майклу было неважно. Если кто бы то ни было их здесь подставил под бой, левача или крысятничая - он ему лично кишки собственными руками вытащит. - По взрывчатке согласен, гранаты они пошвырять любят Но может и что помощнее понадобиться - я тут слышал, недавно эти ребятки  одного политикана несговорчивого в его собственной тачке из огнемета поджарили.... Ну и думаю, как обычно, стволы захотят - калаши, снайперки... - мафиозо было перешел к вопросу об ассортименте, но тут Дэнни высказался насчет мотивов назначившего им встречу наркобарона. Его догадки показались Майку весьма разумными. Он задумчиво почесал подбородок. - Вот именно что под боком. У них уже прямо семейный подряд, блять. Не удивлюсь, если он поднапрягся из-за постанов таких. Ринальди самому бы не понравилось, если бы представители двух торгующих организаций оказались в столь близких (проще сказать, интимных) отношениях, как Гуэрра и Тарантино. Ибо в таких случаях начинают возникать вопросы - может ли та же Агата должным образом защищать свои интересы перед другой стороной, если "другая сторона" - человек, с которым она спит. Ну и vice versa. Вот, возможно, у сеньора Энрике эти вопросы и возникли.  Или (и) - традиционное для криминальных воротил недоверие к чересчур развернувшимся подчиненным - ведь Гуэрра теперь вел дела в Калифорнии почти бесконтрольно. - Почти все наши стволы им уходят. - рассеянно отозвался Майкл на вопрос Юля, одновременно размышляя о сделанном Дэнни предположении. Торелли давно не торговали оружием на улицах, имея фактически одного оптового покупателя - и это было неплохо. Во-первых, безопаснее, во-вторых, давало возможность вести более мелкий бизнес этого рода дружественным уличным бандам.  - С Бутчем базарили.  Думаю, можем на каждый "калаш", например, цену вдвое задрать за срочность, а там поторгуемся.  Как там говорится, Фредо, спрос порождает предложение? Ты ж у нас колледж кончал, не то что мы, уголовники сраные.  - пошутил Ринальди, глянув на Клементе. Сам он вылетел с первого курса университета и диплома не получил. - У них много что есть - они ведь не только порошком барыжат,  но и разным другим дерьмом... -  расплывчато отозвался Майкл на вопрос Мартина,что им могут предложить тихуанцы, кроме кокаина и денег. Те,например,  торговали также амфетаминами, марихуаной и герычем. Другое дело - хотела ли Семья впутываться и в другие аспекты их деятельности. - Вот основной вопрос. Если мы чересчур задерем цены на волыны- они  могут и ответку кинуть. -кивнул Майкл головой, когда Дэниель упомянул о том, что прибыли от оружия несравнимы с их кокаиновыми доходами. Если они потребуют от картеля слишком больших наценок за стволы - то те могут задрать цены на порошок. Надо было это учитывать и расставлять приоритеты. - Ту сделку не я заключал. - пожал плечами италоамериканец, когда Росси вспомнил о злополучной договоренности с колумбийцами,  согласно которой  те получали монополию на торговлю в городе кокаином. Теперь это самым отвратительным образом связывало Торелли руки - они имели доступ к отличнейшему чистейшему порошку, а продавать его могли только за пределами Сакраменто. Только Гвидо,  с его неприятием этого промысла, мог когда-то с таким равнодушием отказаться от куска в наркопироге, отдав здесь все козыри кучке пожирателей буррито. И теперь это надо было как-то разруливать.  - Я это обсудил.... - сказал Ринальди, подразумевая, конечно, что обсудил с Фрэнком, боссом Семьи.
- До выборов ни-ни. А потом порешаем конкретно.  Раз беседа перешла к наркотикам, то Майкл, несколько поколебавшись и поглядев по сторонам, понизив голос, заговорил. - Ладно, слушайте сюда... Он не желал, чтобы эти сведения слышал кто-либо посторонний, включая не участвующего в торговле дурью Бутча. - Встречался тут с тем парнем, нашим другом в Нью-Йорке... Майкл подразумевал Тони "Кулака" Ламберти, новоиспеченного босса Семьи Иль Мелаграно - и человека, к подручным которого уходили изрядные части покупаемых Торелли у мексиканцев кокаиновых партий. - Очень он интересовался местными ребятами.  Порошка ему много нужно. Я задумался - а почему? И вот,  когда неделю назад в Нью-Йорк ездил, он меня с одним кентом познакомил. Мелкий такой хер,  башка типа луковицы, по-английски едва балакает. Звать Лупо или как-то так. Так вот, этот Лупо оказывается из калабрийцев крутых, вы меня понимаете? Майк многозначительно посмотрел на Клементе и Росси. Он подразумевал, что "Лупо" был членом Ндрангеты, Достопочтенного Братства, весьма кровожадной и могущественной калабрийской преступной организации. Ее щупальца протягивались по всей Европе, у ndranghetisti были интересы и в Бельгии, и в Нидерландах, и в Германии. Не игнорировали они и Новый Свет. - И тут у меня в голове щелкнуло  - видимо, на... мексиканский кокс нью-йоркцы толкают этому Лупо, и он как-то провозит в Европу. И сам что-то ввозит как видно - герыч, может, хуй знает. Вот почему наш приятель нью-йоркский засуетился так - и сам не прочь на мексов выйти,  и товара ему много понадобилось. Вот что обдумать надо... Подобное создавало для Торелли много разных возможностей - как минимум, увеличение направляемых Кулаку партий. Или повышение цены, или возможность выйти на калабрийцев самостоятельно - правда, такое могло привести к ссоре с Мелаграно. Было что обмозговать, в общем. В этот момент к ним подошел Роха. - Сеньор Энрике ждет... Давайте собираться, si?
Через какое-то время, когда Майк, уже одетый, спустился из номера, то их ожидал вертолет - белоснежный, бешено крутящий пропеллером, с черной надписью на испанском на правом борту. Что там было сказано, Ринальди не понял  -  да ему и не было дела. Вместе с другими гостями из США, он забрался внутрь салона - и обратил внимание на то, что, хотя тот был оборудован всеми удобствами, включая минибар, окна были  плотно завешены черной материей. Видимо, тихуанцы не хотели, чтобы приезжие видели, куда они направляются. Через какое-то время летательный аппарат поднялся в воздух - и они оставили отель "Мирабелла" позади.

+5

7

- Прошу нас извинить, это вынужденные меры, - поприветствовал гостей из Сакраменто, когда тех вывели из джипа и сняли с их голов мешки. Далее последовал щелчок пальцами и жест дающий команду его людям обыскать янки.

Энрико Кортес, нынешний глава картеля и один из его основателей, был уже не молод, в следующем году ему должно было стукнуть шестьдесят. Весьма почтенный возраст для людей, вовлеченных в его бизнес. И тот факт, что он дожил до этих лет, пережив своих многочисленных врагов, говорил о нем как о человеке умном и предусмотрительном. Эти же качества и помогли ему стать тем, кем он являлся сейчас. Кортес как любят говорить американцы, был их тех, кто сделал себя сам. Он родился в небольшом мексиканском городе, название которого, он мог ручаться, не слышал ни один из стоящих напротив него американцев. Семья была не богатой, отец занимался земледелием, выращивал на арендованных землях кукурузу и ряд других сельскохозяйственных культур. Его дети как водится, в этом ему помогали, и, разумеется, Энрико как старший из них в стороне не оставался. В те времена, а был это конец семидесятых и все восьмидесятые, Мексика еще не была главным мировым импортером кокаина, эти лавры носили колумбийские наркокартели, однако учитывая ее общую границу с Соединенными Штатами - самым большим рынком сбыта - в стороне эта держава оставаться не могла. Предприимчивые мексиканцы помогали организовывать контрабанду и надо полагать не плохо на этом зарабатывали. Познакомившись с одним из таких предприимчивых людей по имени Эдуардо Арельяно, Кортес также втянулся в этот прибыльный бизнес и помогал переправлять наркотики через границу. К тому времени вместо кукурузы он на своих полях уже вовсю выращивал марихуану и также был заинтересован в том, чтобы найти себе покупателей среди американцев.
С Арельяно они быстро поладили, Кортес стал фактически его правой рукой. И когда в начале девяностых годов колумбийское правительство совместно с американским ликвидировали медельинский кокаиновый картель, на тот момент крупнейший и сильнейший, они с Эдуардо воспользовались ситуацией и урвали себе кусок брошенного Эскобаром пирога. Так они основали свой собственный наркокартель и с тех пор занимались не только контрабандой кокаина, но и его производством. Деньги вскоре полились рекой, и чтобы не слыть наркоторговцем Кортес занялся одновременно фармацевтическим бизнесом, основав свою компанию, он создал себе репутацию успешного бизнесмена и промышленника. Занимался благотворительностью и меценатством, и даже метил в губернаторы. Однако политической карьере сложиться так и не удалось, местный прокурор, также претендовавший на губернаторское кресло, устроил при содействии прессы самую настоящую травлю, для начала обвинив Кортеса в том, что тот был наркобароном, а затем начав на него охоту. В конечном счете, Энрико был вынужден бежать. Повторять участь Луиса Фернандо, который после своего отца возглавлял картель, он не хотел (Луис был схвачен властями в 2014 году) поэтому, спрятавшись, продолжил из тени управлять их с Алерьяно кокаиновым предприятием. Что касалось войны, которую власти ему объявили, оставаться в стороне Кортес не стал, так или иначе он и намеревался быть единоличным хозяином в Тихуане, пусть даже и находился теперь за много и много километров от нее.
Его последним пристанищем стал дом генерала Мартинеса, его хорошего друга, вышедшего несколько лет назад на пенсию. Это была огромная вилла в колониальном стиле, располагавшаяся в живописной местности на юге Мексики близ лакандонских джунглей, крупнейшего горного леса Северной Америки. Сейчас впрочем она напоминала больше военную базу, на территории виллы было, по меньшей мере, три десятка вооруженных автоматами людей, и еще несколько несли пост на прилегающих дорогах. Было заметно, что Кортес не мало уделял внимания собственной безопасности.

- Как поездка? Не слишком утомились? Пройдемте, предложу вам выпить, – жестом показал следовать за ним и не спеша направился к прилегавшей к дому террасе, с нее открывался красивый вид на сад, в центре для них стоял стол, к сожалению не такой большой, чтобы уместилась вся мафиозная делегация, но достаточный, чтобы они могли обсудить за ним дела. Очевидно часть людей приехавших вместе с Майклом выполняли примерно те же функции, что и охранявшие виллу автоматчики, и в переговорах активного участия принимать не станут. – Да, я надеюсь, вы уже успели познакомиться? Это мой брат - Пабло, - Кортес представил на всякий случай человека, который привез их сюда. Путь они проделали не малый. Забравший американцев вертолет, пересек калифорнийский залив и высадил их на небольшом частном аэродроме примерно в трехстах километрах от отеля «Мирабелла», оттуда они летели на самолете и затем еще примерно час на джипе через джунгли до конечной точки маршрута. В какой именно момент его брату пришла гениальная идея надеть на головы их гостей мешки, Дон Энрико не знал, со своей стороны он просил Пабло быть с американцами деликатнее, зная, что они в большинстве своем те еще неженки. Впрочем, деликатность и Пабло были чем-то взаимоисключающим. Как бы то ни было, в присутствии посторонних он его отчитывать не стал, своего младшего брата Кортес любил, тот был человеком, на кого он всецело мог положиться - суровый, безжалостный и притом абсолютно ему преданный.

[AVA]http://se.uploads.ru/zNWyd.jpg[/AVA]
[NIC]Enrico Cortés[/NIC]
[LZ1]ЭНРИКО КОРТЕС, 59 y.o.
profession: наркобарон;
relations: Pablo.
[/LZ1]
[SGN]---[/SGN]

Отредактировано Frank Altieri (2017-01-13 21:05:36)

+6

8

- Cabron, - раздался мой охрипший от сна голос. – На кой тебя принесло в такую рань?
Эскобар, сухопарый старик, стоял за дверью и ждал, когда я очнусь, и подо мной скрипнет кровать. Ночь была потрачена на славу. Девочки, выпивка и прочие радости жизни богатых, что можно еще желать. Ощупываю себя и понимаю, что уснул, так и не раздевшись, как раз в кармане попадаются сигареты. Надо раздобыть огня. Задираю голову, и на всю комнату разносится мой лай, когда в глазах заплясали стены, выворачивая картинку наизнанку.
- Сеньор Энрико просил передать, что вам через четыре часа надо прибыть на место встречи важных гостей.
- Я понял, понял, - запускаю руку в волосы, потирая краем ладони свои глаза. Что за утро такое сегодня, что я просто слепну от солнца. Оно лезет настырно в окно, и, подняв руку, дергаю штору. – Макаронникам устроим все в лучшем виде.
Сидя на кровати, закуриваю, ощущая как по легким ползет дым, принося облегчение. Выпить бы пару бокалов виски, но знаю, что если брат застанет меня за этим, идти мне пешком этот полтинник километров, а потом обратно. Умеет Кортес показать жизнь наоборот. За дверью слышаться удаляющиеся шаги Эскобара, и понимаю, время не терпит моих причитаний о похмелье.
Сколько себя помнил, все вокруг было в моей жизни посвящено второй роли, за спиной брата. Но мне это нравилось. Я так много видел и понимал. Все эти переговоры, уговоры, рассуждения на тему Там цены такие, а эти партнёры лучше – не для меня. Больше по душе был контакт с оружием. В этом я разбирался как никто в la familia. С детства мечтавший стать военным, ровняясь на Че, что через карьеру солдата, я так быстрее смогу достичь того, кем был Че Гевара, грезил военной академией. Еще мальчишкой я фанател им, перечитав биографические книги, через десятые руки, доставая в моей глуши и автобиографию коменданте. Но мечты быстро рухнули, когда передо мной четко встала цель – Семья превыше всего.
Холодный душ самое правильное, что могло сейчас меня привести в чувство и заставить стать тем Пабло Кортесом, каким я был вчера утром до того, как сел в машину и уехать в небольшой домик на окраине джунглей. Посмотрев в зеркало, я понял, мою морду буквально мяли всю ночь, что она как у шарпея – не разглаживается.
- Эйфор, - в ванну забрел пес, когда-то привезенный мне контрабандой. Чистейшей породы ирландская борзая. Совершенно неуместная в среде джунглей псина, но она обладает таким чутьем на падаль и зверье, что не раз спасала мой зад от нечаянных ловушек. Пес лениво посмотрел на меня взглядом Опять бухал и гордо покинул своего хозяина. – Вот даже ты воротишь свой нос от меня. Вообще, тащи свой лохматый зад обратно, поговорим. Слышишь?
Ну конечно, чхать он хотел на мою ругань. Вообще флегматичный пес попался, что я даже злиться не мог на него долго.
Переодевшись, спустился в огромную гостиную. Где был брат понятия не имел, главное, чтобы не начал из-за угла тратить мой мозг на всякого рода нравоучения о семье и прочем, пошёл прямо в подвал взять пару стволов для себя и кое-какого сюрприза для гостей. Под куртку легли зачехленные в обоюдную кобуру пистолеты, а за пояс встали пару ножей. Что ж так башка болит то? Неужто Белло подмешала какой бурды, сделав, как она называла «стояк». Хотя в моем понимании это было впору назвать «полшестого». Сверху донеслось шуршание шин. Я прикинул количество машин, что брат посылал на встречу, усмехнулся. Кавалькада. Покидав в сумку некоторые вещи, быстро поднялся на поверхность.
- Твою мать, - прикрываю глаза рукой, как в пальцы мне вложили очки. - Солнце гребаный фонарь. Спасибо. Там все готово?
- Да. Вчера парни прочесали округу и засели.
- Хорошо. Эй! – я вскидываю руку, возмущенно окрикиваю Хорхе, что открывал капот. Только этого дерьма мне не хватало – заглохнуть посреди джунглей. – И что ты хочешь мне сказать? Минус одна машина?
- Я проверяю.
- А вчера ты что делал? Дрочил вприсядку? Ты испанский хорошо понимаешь?
- Да.
- Что я сказал? Проверить тачки полностью.
- Проверил же.
- А сейчас ты что делаешь? Слушай, не буди во мне хомячка. Я буду злой и голодный.
- Пабло, не кипятись. Время есть.
Резко повернувшись, я только что пар из ноздрей не выпускал. Приблизившись к своему помощнику, медленно проговорил, давая понять, что Переспрашивать чревато.
- Я терпеть не могу приезжать на место за пять минут. Там каждое дерево должно почувствовать и понимать как себя вести, в какую сторону отклоняться. Пора макароны сливать.
И какого я нацепил эту бабочку? Злясь, развязал узел, оставляя висеть удавку просто как кашне. Когда же все было готово, я махнул рукой, чтобы все забирались в машины.
Дорога была одна из тех нескольких, что петляла по джунглям от нашего убежища. Ее лично прокладывал когда-то сам, разгребая кусты и деревья так, что путь представлял собой подобие трубы, сквозь которую машины неслись по джунглям, оставаясь невидимыми для тех, кто надумает пресечь их кортеж с воздуха.
Прибыли раньше, что позволило мне оглядеться, понять, где и кто стоит. Не люблю сюрпризы от слова «совсем». И поэтому итальянцев ждал сюрприз. Время тянулось. Я просто сидел в машине, свесив ногу, пытался доспать. Хотя все понимали, что это видимость. Сам был на пределе своих чувств, вслушиваясь во все шорохи. Ну что ж, прибыли значит. Парни молча разошлись по сторонам, каждый знал свое место и что должен делать, если случится непредвиденное. Вертолет плавно опустился на землю.
- Майк, - протягиваю руку вышедшему единственно мне знакомому итальянцу. Мы знакомы не так уж давно, но брат ему доверял. А я нет. Никому не доверяю, даже своему отражению в зеркале. – извини, но так будет лучше. Прошу.
Пропускаю Ринальди к машине, но другим его людям преграждают дорогу мои люди и натягивают на головы мешки.
- Что? Кого позвать? – откликаюсь на ругань парней, садясь в одну машину с Майком.
Теперь мы не так быстро ехали, но уже другой дорогой. Все такой же мало приметной. И если ты тут не вырос, то запомнить все с первого проскока джунглей не сможешь. Но даже это не могло мне дать парням Ринальди спокойно смотреть в окно. Во дворе уже встречал гостей Энрике. Я лишь просто отошел в сторону, смотря на прибывших, пытаясь понять, кто и что из себя представляет. Никогда не надо недооценивать соперника, в каком бы количестве они не прибыли. Кивнув брату, когда итальянцев проверили на наличие оружия, пошел следом, замыкая процессию.

[STA]Маугли[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nv3z.jpg[/AVA]
[NIC]Pablo Cortés[/NIC]
[LZ1]ПАБЛО КОРТЕС, 45 y.o.
profession: член наркокортеля;
relations: Enrico
[/LZ1]

Отредактировано Bruno Covi (2017-02-02 23:10:57)

+5

9

Парни высказали свое мнение. Узнать правду было пока что рановато, но по рассуждать и обсудить мнения банды время было.
Дэнни подошел к делу с финансовой точки зрения. Интересная позиция. Клементе оценил иронию поднятия цен друг другу. Касаемо Бутча – здесь был косяк. Прощупывая мексиканскую почву и добывая информацию, Фредо совсем не подумал получить информацию от источника, находившегося буквально под рукой. С другой стороны, если бы у него что-то было, он бы об этом сказал… Наверное. Если только Агата Тарантино не повлияла на него, но это же бред?
- Неа, Бутч мне ничего не говорил. Агата информации тоже не давала?
Юль посчитал домыслы и речь Клементе забавными? Казалось, он восхищается картелем Кортеса. Даже полагал, что они могли бы и на нашей земле нас замочить. Фредо посчитал это вполне громким заявлением, и был вполне не против завести спор на эту тему, приведя в доводы всю ту же силу и власть нашей группировки в родном городе, информированность, вооружение… Органы правопорядка США, в конце концов. Что ни говори, но полиция штатов заслуживала к себе должного уважения. Конечно, все собравшиеся члены банды понимали, что и у Кортеса были свои люди у нас, и наши у них. Только и те и те моментально были бы выведены из «игры», разгорись конфликт между группировками. Кстати о шпионах, Клементе собирался встретиться со своим главным осведомителем. Он был уверен, что парни Энрико о нем знать не должны, поэтому его информация была бы самой достоверной и ценной в данный момент. Случиться этой встречи, к сожалению не удалось.
Майк ответил на мнения всех участников беседы, не забыв подколоть Клементе за его образование, процитировав барона Кейнса.
- Ту сделку не я заключал.  До выборов ни-ни. А потом порешаем конкретно.
- Мое мнение ты знаешь. Я в этой ситуации полностью поддерживаю решение Гвидо. Пусть федералы желтокожих за наркоту спрашивают, а мы продолжим оставаться в тени, и делать деньги. Если монополизурем продажу всего дерьма под себя, то и за задницу кроме нас некого будет брать. Они наша подушка безопасности, если угодно.
Далее пошел разговор про какого-то коротышку Лупо. Изначально интерес был, что это за история, о которой Ринальди предпочел говорить шепотом, а потом опять запахло дрянью. Реагировать или обсуждать эту информацию банда не стала, Роха поспешил уведомить, что время «тик-так». Вертолет прибыл раньше, чем планировал Фредо. Встреча с информатором не состоялось, все что довелось это отправить ему смс. Вертолет был новый. Садясь в салон, Клементе поймал взгляд Майка на испанской надписи, прочитать и перевести ее он не успел, все загрузились в салон. За время пути Фредо опрокинул пол бокала виски, успокоить нервы. Вертолет приземлился и нас уже ожидал экипаж из наземного транспорта. На встречу подошел мужчина. На вид он был ровесником Фредо. Консильери узнал человека, досье на которого ему доводилось читать – Кортес младший.  Он протянул руку Ринальди и пригласил его в автомобиль. Гостеприимство это хорошо. Клементе умел соблюдать манеры и тоже протянул руку:
- Фредерик Кле… - Не успел договорить, как мексиканское быдло окружили команду гангстеров и ограничили видимость стандартной процедурой «Мешки на голову».
Бл*ять, каменный век. Спасибо, что хоть руки не связали. Бизнесмены они, да, Майки? С*ка.
Чуть не ударился головой о крышу авто. Благо желтопопые были научены, или догадливы, как вести людей с мешками на голове, и помогли сесть в машину без травм. 
Ехали не торопясь, по приезду с нас стащили мешки и проверили на наличие пушек. У Клементе с собой ничего не было, кроме ножа-бабочки, но и тот вытащили и изъяли. Ну это уже был край. Ситуация выходила из-под контроля все больше, это не нравилось Клементе, но сделать с этим практически ничего не мог. После проверки, младший Кортес отошел в сторону, а навстречу банде вышел старина Энрико, который типа «не параноик».
Он был более дипломатичен чем Пабло. Извинился за мешки. Даже проявил лже-любезность и поинтересовался состоянием поездки. Как буд-то ему не похрен? Сам бы попробовал с трусами на голове проехаться. Произнес про себя Клементе, но говорить он этого в слух конечно же не стал. Пока все проходили на терассу, Фредерик включил GPS на телефоне, и скинул свои координаты. Мало ли, что бы свои хоть знали где потом трупы искать. Пока шли, Фредо насчитал несколько вооруженных бандитов по периметру вилы. Они были как мишень, окруженная со всех сторон и беззащитная. Вот и попробуй теперь поторгуйся, да подними цену на оружие. С каждой минутой, Клементе убеждался все больше, в том что Кортес, не смотря на свою вежливость, и наличие какого-то предложения, предполагал вариант отказа, но принимать этот отказ не собирался. Факт.
-Да, я надеюсь, вы уже успели познакомиться? Это мой брат – Пабло
Говорить Кортесу, что бы учил брата манерам, было бы опрометчиво. Клементе знал, как такие люди относятся к родственникам.  Если даже он не прав, делать ему замечание консильери в открытую не мог. Всё должно было остаться в мыслях. А там видно будет, земля маленькая.
- Фредерик Клементе. – представлять свой род деятельности смысла не было. В лицо Кортес может гангстеров и не знал, но кто есть кто по именам, вполне мог определить.
Переходить сразу к делу Фредерик не стал, оставив эту прерогативу Майку.
- Хорошая вилла. Далеко  вы забрались, судя по времени в пути.
Фредо сделал комплимент, и как бы не навязчиво хотел получить подтверждение своей теории о их местоположении.

+7

10

От мыслей о Сакраменто его отвлек вступившего в беседу Дэнни. Было бы весело, если своим решением поехать на эту встречу, Юль себе подписал приговор и забронировал могилку где-нибудь в мексиканской пустыне. Волей не волей продолжая прислушиваться к обсуждению обстановки в рядах картеля, дилер узнавал и что-то новое. Например, что у Агаты с Давидом какие-то шашни. Не то, чтобы это интересовало Юля больше остального, но ситуация вырисовывалась уже по-другому. Вроде как, у Кортеса есть реальный повод параноить. Хотя бы на тему того, что его могут попросту кинуть. Когда Дэнни косанул в сторону Мартина, заговорив о коксе, тот медленно согласно покивал. Это его интересовало уже больше, чем разговоры о поставках оружия – основной темой, которая интересовала самих мексиканцев и Торелли.

Теперь, когда поставки были налажены, тема с колумбийцами всплывала все чаще. Перед этим, еще в ноябре, когда они затронули в разговоре банду в Сакраменто, контролирующую продажу кокса и мешающую теперь получать итальянцам прибыль в городе, Юль тогда тоже уловил это недовольство и, в общем-то, понял, что они намерены это исправить. Слегка поразмыслив над этим, Юль вытащил из пакетов, перепавших ему от Монтанелли, триста грамм порошка и отдал девчонкам на фасовку. Те, конечно его разбодяжили, но пока что отдавали все по-честному, не пиздили, поэтому Мартин был в курсе. В итоге, кокс через дилеров Юля прямо сейчас должен был расходиться в руки покупателей, как горячие пирожки, а по приезду надо было просто забрать бабки у брата и закинуть их Дэнни.

Короче, пока говорил Росси, все было нормально, но когда заговорил Майкл, Мартин слегка нахмурился, внимательно глядя на него. Оказалось, что с Альтиери этот вопрос обсуждался и они даже установили для себя какие-то временные рамки. Типа, этот вопрос решили отложить до того момента, когда пройдут выборы. Юль был далек от политики, поэтому не понял, как это взаимосвязано, да и не в выборах было дело, а в том, что он, кажется, слегка поторопился с самодеятельностью.
Разговор уже ушел на чуток другую тему, Мартин почти не вникал в имена, да и вообще в подаваемую Ринальди информацию, так что сути почти не уловил, его мысли заняло теперь желание отзвониться Чейзу и дать отбой насчет кокса, пока не поздно. Хотя, кого он обманывал. С того момента, как белый оказался на руках у барыг прошло уже почти двое суток, так что вероятность того, что добрую половину еще не загнали, стремилась к нулю – плюс еще одна головная боль, которая по приезду лично для него должна превратиться в жопу крупных размеров.

Разговор итальянцев прервал Роха, сообщивший, что Кортес их уже ждет, поэтому все дружно поплелись переодеваться. Сам Мартин лишь оставил выключенный сотовый в вещах. Дафни он так и не позвонил. Когда все снова собрались вместе, их уже ждали мексиканцы. Однако их ждал еще и сюрприз в виде мешков на головах. Мартин лишь выматерился под нос, таким образом выразив свое недовольство и на этом замолчал, устраиваясь в машине. Попытки сориентироваться в пространстве здесь, естественно, были совершенно бесполезны. Теперь им нужно было добраться до конечного пункта, где их ждал сам Кортес и главное, чтобы помимо него их там не ждали четыре аккуратно выкопанные могилки или четыре лопаты.

Да, дилер верил в то, что у мексов руки достаточно длинные для того, чтобы добраться до своих врагов по ту сторону границы без особых напрягов, но это нихрена не было восхищением. Он знал одно, что мексы – гребанные животные, которые за бабки резали людей на куски и творили другой малоприятный беспредел, так что мешки на головах пока что воспринимались как легкий дискомфорт, если не считать, что вместе с ними как раз возникло опасение за собственную шкуру. Юль вообще-то не планировал совершенно случайно оказаться на разборках двух группировок, но кто его теперь спрашивал.

Конечным пунктом их небольшого путешествия, вопреки волнениям, оказалась шикарного вида вилла. Когда мешок с головы сняли, Мартин слегка прищурился от солнца, осматриваясь и заметив вооруженных людей, а потом и встречающего их Кортеса. Говорят, мексиканцы люто гостеприимные чуваки, но конкретно сейчас в это не особо верилось, даже не смотря на дружелюбный тон лидера картеля, который представил своего брата Пабло. Обыск, кстати, тоже вряд ли можно было отнести к знаку доброго расположения, насколько об этом был осведомлен Мартин. Клементе же оказалось мало его собственной паранойи и беспокойств Майка, он решил подкинуть раздражения мексиканцам своими непрозрачными намеками о том, что задумывался об их чертовом местоположении, пока они сюда добирались. Прям собрание секретных, мать его, агентов. Юль отвернулся, глядя перед собой и осматривая большую террасу. Остановился взглядом на столе, который, видимо, и станет столом переговоров для собравшихся и вскоре уселся на один их предложенных им стульев.

+6

11

Когда Майк, в разговоре с Фредо, назвал Кортеса бизнесменом,  на моим губах растянулась усмешка – скорее зловещая, чем веселая, впрочем. Может, он и являлся им в какой-то степени,  но далеко не в первую очередь, местная пресса буквально пестрила фотографиями изуродованных трупов его конкурентов, нагло выставленных на всеобщее обозрение, с отрезанными языками и пальцами, аккуратно сложенными в полиэтиленовый пакет.  Потому беспокойство Клементе мне было вполне понятно,  но впадать в паранойю раньше времени, здесь Ринальди был прав, не следовало.  В принципе, касалось это и рассуждений о причинах, вынудивших наркобарона попросить встречи с представителями верхушки клана. Предполагалось, что он озвучит их лично. А вот выдвинутая андербоссом теория мне совершенно не понравилась. Почему, кроме всего прочего,  я всегда был против присутствия баб в Нашем Деле, тем более таких темпераментных, как Агата – как правило, они не привыкли думать о последствиях, собственные  желания и эмоциональные привязанности ставили выше интересов организации. В бизнесе тем более, когда личного становилось слишком много, неизбежно начинали возникать проблемы. Учитывая сферу деятельности Тарантино, проблемы эти, с огромной долей вероятности, могли перерасти в полномасштабный пиздец. Как в таком случае поведет себя испанка я, например, сказать не мог – сможет ли правильно расставить приоритеты, если того потребуют обстоятельства... или босс? Пока Ринальди с Клементе обсуждали условия, на которых собирались толкнуть мексиканцам стволы, я размышлял об этом и потому в их разговор не вмешивался. Но когда речь зашла про колумбийцев и консильери высказался в поддержку Монтанелли, я не смог сдержать колкость, -  А то ты нихуя не имеешь со «всего этого дерьма», - Наркоторговля приносила клану огромные доходы, миллионы долларов ежегодно откладывались в карманах администрации и, наверняка, Фредерик уже успел ощутить, как потяжелел его собственный кошелек, с тех пор, как тот вошел в ее состав, -  В том и дело, Фредо, что эти отморозки мешают нам делать деньги.  Вы хоть представляете вообще сколько бабла мы теряем из-за этих долбанных договоренностей? - Даже если забыть о бабках, сам факт того, что какие-то неотесанные обезьяны свободно хозяйничали на наших улицах и еще предъявляли какие-то там права, вводил меня в бешенство. Времена, когда с местными  колумбийцами следовало считаться, давно прошли. Может и сделка та была вынужденной, но теперь в соблюдении ее условий, я считал, никакой необходимости не было. Свою поддержку от наркокартелей эти ребята давно потеряли, да и в принципе много кому мешали.  Я действительно не понимал какого хрена мой родственник выжидал, но спорить с ним, я знал, было бесполезно, он дон, в конце концов, ему и решать. Потому я ничего не ответил, когда Ринальди обозначил сроки. Просто пожал плечами, мол, дело ваше. Подумал, что сейчас было бы неплохо выпить.  Но промочить горло я все равно не успел - когда андербосс, сильно понизив голос, заговорил снова, я весь превратился в слух.  История, рассказанная Майклом, показалась мне любопытной, - Нихуя себе. А на сходке нам тогда заливал конкретно,  –  Тони Кулак, о котором сейчас шла речь, как и большинство мафиозных боссов, тогда поддерживал миф о том, что «люди чести» не торгуют наркотиками,  а сам, между тем, судя по словам Ринальди, организовал наркотрафик транснационального уровня. Но больше меня заинтересовало другое,  - Так он, значит, хочет с тихуанцами напрямую законтачить? Наш-то здесь какой интерес?
Ничего толком обсудить, однако,  мы так и не успели – Роха сообщил, что пора выдвигаться и беседу пришлось отложить. Поначалу я собирался продолжить ее в дороге, но как только оказался в салоне вертолета, - высоту я не любил, потому предусмотрительно расположился подальше от окон, пускай те и были завешаны тканью – так мне было спокойнее, - сразу же растерял на то всякое настроение и весь перелет – молча хлестал виски. И только когда вертолет приземлился, и я почувствовал под ногами твердую почву, наконец, расслабился. Видимо, слишком рано… Я как раз собирался прикурить сигарету, уже поднес зажигалку к зажатой между зубов папиросе, но щелкнуть кремнем не успел – в этот момент мне на голову накинули мешок.  Матерясь и отплевываясь от табака, я даже сопротивляться начал не сразу - ебанные даго застали меня врасплох. А потом меня охватило бешенство. Что эти животные себе позволяли блять? Я сейчас даже не думал о том, что, возможно, эта поездка станет последней в моей жизни, мне, вроде как, даже насрать на это было. Все, о чем я мог думать – как бы так изловчиться и успеть вытащить из-за пояса волыну раньше, чем мексы успеют пустить мне пулю в башку.  Собственно, сделать это было не так просто – в машине, куда нас посадили (не затолкали – и на том спасибо), было довольно тесно. По крайней мере, мне так казалось. Лишенный зрения, я чувствовал себя  уязвимым, и это выводило меня из себя еще больше.
Ехали мы действительно долго, настолько, что я даже успел заскучать. И первостепенное  раздражение немного поутихло, перерастая в затаившуюся, слепую злобу –  не добрый знак.
- Слышь, - Вальяжно развалившись на сидении, так, как будто никакого мешка у меня на голове не было, и мне, в принципе – не о чем было беспокоиться, обратился к сопровождающим нас латиносам. Вроде как их было двое, судя по редким перешептываниям на испанском, - А если мне поссать приспичит? Или че, вы и член мне подержите? Хуй его знает, может вам нельзя тяжести поднимать,    - Усмешку, появившуюся в этот момент на моих губах, мексы заметить не могли, да и шутку  не оценили. А может и вовсе – нихрена по-английски не понимали.  Я собирался еще что-то сказать, но в этот момент джип затормозил.
Мешки сняли сразу же, как только мы вышли из машины. Так же резко, как и нацепили. Потому пришлось потратить еще какое-то время на то, чтобы проморгаться и дать глазам попривыкнуть к солнечному свету.
Напускное дружелюбие Кортеса меня нисколько не впечатлило, скорее даже – еще больше разозлило.  Говорил он так, как будто нихуя не произошло. Интересовался как прошла поездка и не слишком ли мы утомились. Я промолчал. Это было трудно. Пришлось сделать над собой просто неимоверное усилие, чтобы не пиздануть лишнего. Хотя, учитывая все обстоятельства, я имел полное право на возмущение. Но я промолчал. Хватило меня, впрочем, ненадолго.
- Ну-ка нахуй руки убрал, - Дерзко остановил попытавшегося меня обыскать картелевца, угрожающе выставив вперед правую руку. Возможно, с моей стороны было опрометчивым позволять себе подобное, когда  три десятка мексиканских стволов (наверняка, так же приобретенных у Торелли) были направлены мне в спину. Но мне было уже как-то похуй, - Сеньор Кортес, вы же деловой человек, так? Мы тоже. Именно поэтому мы прибыли сюда, хочу напомнить - по вашей просьбе, как друзья. И рассчитывали на соответствующий прием. Учитывая, как вели себя с нами ваши люди… , - Метнул в сторону его брата, Пабло, жесткий взгляд и неприятно осклабился, - при всем моем к вам уважении, я все-таки предпочту остаться при оружии.

Отредактировано Daniel Rossi (2017-01-29 00:31:06)

+6

12

Как выяснилось,  Фредерик с Бутчем насчет возможных непоняток с мексиканскими партнерами не говорил. Майкл поморщился -  тот ведь был солдатом команды, шкипером которой еще совсем недавно был Клементе. Чего бы консильери стоило перед поездкой побеседовать с бывшим подручным? Или все должен делать Ринальди, а остальные тут присутствующие станут сидеть на задницах и зарабатывать бабки? Гангстер ощутил себя профессором, чьи студенты вдруг заявились на экзамен неподготовленные – но прилюдно спорить с товарищем по Администрации не стал. Вместо этого, он коротко ответил. – От Агаты ни слова. Затем повернулся к Бутчу и поманил его рукой. Тот,  немедленно прекратив трепаться с Рохой, встал и подошел к шезлонгу андербосса. Бернардо Лауренти был крупным мужчиной примерно того же самого возраста, что и Фрэнк,  Фредо и Майкл. Широкоплечий, в черной майке, уже пропотевшей под мексиканским солнцем и с вытатуированной на правом запястье надписью ("Не буди во мне зверя"), Бутч взирал на мир  небольшими, выглядывающими из на удивление глубоких глазниц, зрачками. Начинал он в девяностых, примерно в то же время, как и его высокопоставленные сверстники – но был куда менее удачлив и успел за это время дважды побывать в тюрьме, за вымогательство и причинение телесных повреждений средней тяжести. Отсидел как полагается, рта не открыл – впрочем,  и корни у Лауренти были приличные, он был Коза Ностра.  Его отец, известный как Джимми-Вантуз (потому что официально числился работником оказывающей водопроводческие услуги конторки), слыл в свое время  виртуозным грабителем, специализирующимся на бронированных сейфах. Более крупной птицей  cчитался двоюродный дед Бутча, "Дасти" Лауренти,  олдтаймер,  посвященный "человек чести",  при доне Фьерделиси контролировавший в городе распространение немаркированных сигарет. Вскоре после того, как произошел переворот Донато,  Дасти просто исчез, выйдя в один прекрасный вечер купить мандаринов для больной жены. Бернардо тогда даже при всем желании не смог бы за нешл отомстить – ибо как раз мотал срок в Фолсоме за то, что отпиздил битой задолжавшего мафии денег букмекера.  - Слушай,  по этой теме с пушками, Давидом… Не было ли последнее время проблем каких или непоняток? Может, что Агата говорила, когда ты принимал дела? – пристально глядя на солдата, cпросил у него Ринальди. Лауренти на какое-то время задумался. Когда после очередных перестановок, он получил под свой контроль оружейный бизнес, это стало для него в денежном смысле большим продвижением вперед – и он не хотел потерять место. – Нет, Майк,  все  в порядке. Они говорят, что им нужно, мы доставляем,  получаем бабло.  Никаких проблем. Когда Бутч отошел, то Майкл покачал головой и снова глянул на Фредо. – В общем, все узнаем уже на месте.  Ненавижу ебаные сюрпризы.  Затем разговор перешел к колумбийской проблеме  и Майкл выслушал Дэнни и Клементе, прежде чем выразить свое мнение. – По этой логике, нам вообще не надо связываться ни с каким дерьмом, которое в городе толкают, Фредерик. И отказаться от охуенных бабок. Продавать только на сторону, а в Сакраменто пусть себе торгуют всякие черные и колумбийцы. Однако для этого давно было поздно – Торелли не только собирали "уличный налог" с всевозможных банчил,  но и сами, через того же Мартина, порой выступали в качестве поставщиков продукта. Той же самой "индейской дури",  которую получали в резервации.  – А теперь, выходит, мы сидим на целой куче порошка, а вместо него в нашем, блять, городе свое говно колумбийцы продают. Они нам даже не заносят с этого. В итоге мы не только теряем лавэ. Мы выглядим слабыми. Покачав головой, Майкл не стал продолжать эту тему,  вместо этого ответив на вопрос Росси относительно желания Тони-Кулака лично законтачить с картелевцами. – Нам от этого выгоды никакой.  Шибко умный – он у них начнет закупать напрямую,  а мы как бы не при чем? Больше времени на разговоры у них не было – ибо вскоре гости из США оказались в вертолете, в окружении сумрачных латиносов. Беседовать при них Ринальди никакого желания не имел – и потому молчал вплоть до самой посадки.
Когда андербосс, вместе с остальными мобстерами, выбрался наконец из летательного средства на запыленную дорогу, то перед его взором предстала целая кавалькада автомобилей. Нехило так мексы приготовились к их визиту. Среди малознакомых смуглых лиц было и одно узнаваемое – Пабло, брательник Энрике Кортеса. Ринальди видел его в один из немногочисленных случаев, когда вместе с Франческо встречался с наркокоролем. На шее у Кортеса-младшего была развязанный галстук-бабочка, весьма странно смотревшийся в условии джунглей. Италоамериканец ухмыльнулся – все же эти южане были своеобразным народом. Шагнул вперед, приветственно пожал руку Пабло – но в следующую минуту сказанная тем фраза заставила улыбку исчезнуть с губ мафиози. – То есть? Как это "будет лучше"? В следующую же секунду все стало ясно Ринальди и так. Мексиканцы окружили его людей и начали надевать им на голову мешки. Майк быстро огляделся – чужаки были со всех сторон, вооруженые до зубов. Плюс сыграл фактор неожиданности – никто просто не успел ничего предпринять. Отступив на шаг в сторону, Майкл прошипел. – Какого хера, Пабло? Это что, какая-то ловушка? В таких случаях принято говорить – "у него вся жизнь пробежала перед глазами", да только у Майкла перед глазами ничего не пробегало. Просто похолодело внутри – и он ощутил лютую злобу. Как его вообще занесло в эту проклятую страну?  Вот так и сдохнешь – где-нибудь среди сраных лиан, с парой пуль в затылке. Посмотрев на младшего Кортеса и прежде чем сесть в машину, он многозначительно протянул. – Большую ошибку делаешь… Через какое-то время все выяснилось  - вроде как их убивать или брать в заложники не собирались – но досаду Майкла это не сильно умерило.  Если бы на него самого надели мешок -  то он бы и вовсе рвал и метал, и Бог знает бы что задумал сделать, учитывая повышенную щепетильность в вопросах "чести" и "уважения". Теперь же, покачиваясь на сидениях автомобиля, Ринальди был просто мрачен и недоволен. Таким он вступил и на территорию лесной базы Кортеса – оказавшуюся вполне себе роскошной виллой.
Энрике Кортес не сильно изменился за то время,  пока Майк его не видел – разве что седины в волосах прибавилось. Человеком он был представительным и, безусловно, умным – недаром его тайное состояние, как говорили, было сопоставимо едва ли не с капиталами нынешнего президента США.  Однако андербосс сейчас смотрел не столько на главу картеля, сколько на двинувшихся было к нему латиносов. Лапать себя он точно не собирался позволять,  - Я не совсем понял, сеньор Кортес. – негромко сказал он, поддерживая высказавшего против разоружения Дэнни.  – Я бросаю все свои дела, приезжаю сюда, чтобы лично вам оказать уважение – и вдруг с нашими людьми обращаются таким образом? Если вы нам не доверяете – отлично, давайте вести дела через мелких сошек. В следующий раз пришлю мальчика на побегушках, ему хоть в очко залезть можно будет. Затем пояснил, решив разбавить жесткость высказывания шуткой. – У вас здесь этих чертовых автоматчиков сотня наверное – что же, сотня мексиканцев боится парочки итальянцев и одного… Ухмыльнувшись, Майкл посмотрел на Юля. – Датчанина? Этот парень потомок гребаных викингов, берсерк настоящий. Показав, что с произошедшим далеко не согласен, перешел к дежурной вежливости. Как бы ни обстояли дела, отношения с этими дикарями им были важны как воздух – на кокаине лично Майкл делал в много раз больше бабосов, чем на чем-то другом, раньше и не нюхая таких сумм. И отказываться от них не собирался. – А в целом – поездка прошло хорошо. За гостеприимство в отеле спасибо. Указал на окружавших его людей, представляя их. – Это Фредо, это Дэнни, это Мартин, это Бернардо… Фамилий Ринальди предпочитал не называть – при нынешней хуйне, c крысами и прослушкой,  лучше не разбрасываться лишними идентификационными данными. Недаром мобстеры предпочитали прозвища. Затем прошел вслед за Кортесом.

+4

13

До прихода испанских конкистадоров эти земли принадлежали ацтекам и майа, и кровь индейцев по сей день текла в жилах мексиканцев. Их традиции и обряды до конца забыты не были, лишь в некоторой степени с учетом времени и новой религии видоизменились. Безжалостные к своим врагам ацтеки не оставляли в живых никого, совершая массовые жертвоприношения, они вырезали сердца и отрубали пленникам головы, по словам историков количество принесенных в день жертв могло исчисляться несколькими тысячами, и в этом им равных на территории всей Америки не было. В современной Мексике, конечно, совершать жертвоприношения законами, было запрещено, но это не значило, что культ умер вместе с ацтекской империей. Жертвы наркокартелей очень часто напоминали тех бедняг, которым жрецы на вершине храма раскалывали грудные клетки обсидиановым ножом, чтобы вынуть сердца. Изуродованные трупы, исчисляемые сотнями и тысячами, до сих пор оставались неотъемлемой частью мексиканского бытия.
Сам Энрико Кортес, будучи человеком верующим, последователем культа Santa Muerte, что в переводе с испанского значило Святая Смерть, не являлся, однако среди людей, связанных с наркоторговлей, таких хватало. Сантьяго Роха к примеру был одним из них, на его предплечье не случайно была татуировка со Смертью сложившей в молитве руки. Роха не просто убивал врагов, судя по тому, что от них оставалось, он устраивал ритуалы жертвоприношения. Не сказать, что бы Кортес эти полу языческое обряды одобрял, он просто в них не вмешивался, религиозная составляющая для него была не важна, по большому счету его волновало лишь то, чтобы все его враги были мертвы. Если при этом, они захлебнуться собственной же кровью, плохого в этом ничего не будет.
Что же касалось гостей с севера, возвращаясь к ним, Энрико не смог не отметить, что от поездки с мешками на головах у американцев была масса впечатлений. Он переглянулся с Пабло в ответ на замечания в их адрес и после некоторых раздумий поднял руку, жестом показывая брату и его людям остановиться. - Хорошо, пускай оставят оружие при себе. - На дружескую встречу это так и так походило не сильно, учитывая, сколько вооруженных мексиканцев, находилось на территории виллы. Впрочем, не лишним будет упомянуть, что под дулами автоматов они гостей не держали, делать из них пленников Кортес не собирался.
- Вы доверите мелким сошкам заключать миллионные сделки? – Поинтересовался мексиканец, прекрасно зная, что кому попало, судьбу таких денег не доверят. Кто попало может сделку и провалить. Поэтому Ринальди и был здесь. Интересно, была ли для них мелкой сошкой та девчонка Агата? Задумавшись над этим, Кортес отметил, что та никогда не жаловалась, а ведь с ней тоже не всегда по-джентльменски обходились. – Майкл, это меры безопасности, я ни о ком конкретном из присутствующих сейчас не говорю, но посуди сам, сколько предателей было в ваших рядах? – Даже не за всю историю их организации, а за последние годы, и Кортес имел в виду не только Торелли, слишком уж часто члены итало-американской мафии сотрудничали с властями. Вывод напрашивался сам собой – их боссы не умели разбираться в людях. Соответственно как он мог им доверять? – Ты за всех готов поручиться лично? – Ему даже интересна была их реакция, ведь говорил дон Энрике не шепотом. И наблюдая за гостями, делал выводы. Тот, которого представили Дэнни, хоть и вел себя борзо, Кортесу он понравился своей прямотой, он казался человеком честным, не в том смысле, что вел праведный образ жизни, а в том, что не держал камня за пазухой. Если ему было что сказать, он говорил. Фредерик как тот сам себя представил, впечатление производил уже несколько иное, чем-то он напоминал Майкла, чьи елейные речи никогда не отражали его истинных намерений, но в отличие от последнего держался пока осторожнее, если он и имел претензии к мексиканцам, находясь на их территории, вполне разумно предпочитал права не качать. Что касалось сурового викинга по имени Мартин, Энрике даже подумалось что тот немой, с каменным выражением лица тот не проронил с момента приезда ни слова. Может просто не говорил по-английски? С другой стороны, умение держать язык за зубами было качеством не таким уж плохим. В конце он посмотрел на представленного ему Бернардо. Несмотря на то, что тот был помощником Тарантино, Кортес его не знал. Учитывая, сделками по оружию занимался Давид, а Энрико занимался предвыборной кампанией, с американцами он виделся всего лишь пару раз. Представляться в свою очередь наркобарон не стал, очевидно, все итак знали, как его зовут, Кортес ограничился приветственным кивком головы.
Пока у них шло знакомство, один из вооруженных мексиканцев в чьи обязанности входило не спускать глаз с гостей, заметил у Клементе мобильный телефон, о чем тут же доложил Пабло. Получить координаты GPS здесь в действительности было не реально, на территории виллы и ее окрестностях находились глушилки, а иначе с особенностью современных телефонов самостоятельно получать и отправлять свои координаты их бы всех уже давно пересажали. 
Тем временем, заняв места за столом, на котором стояли легкие закуски в виде устриц, креветок и кальмаров, Кортес-старший перешел к делу:
- Мы с вами давние партнеры и я бы на самом деле не прочь развить наше сотрудничество, мы бы могли покупать у вас больше оружия, а вы у нас больше порошка. – Подошедший к столу молодой парень, выполняя обязанности обслуги, молча, принялся разливать вино по бокалам, стараясь не мешать разговору. Не обращая на него внимания, Энрике продолжил. - Если будете забирать прямо отсюда, можем сойтись на цене 8000$ за килограмм. Вряд ли вы сумеете найти дешевле. – Но при этом стоило учесть, что все риски по доставке макаронники возьмут на себя.

[AVA]http://se.uploads.ru/zNWyd.jpg[/AVA]
[NIC]Enrico Cortés[/NIC]
[LZ1]ЭНРИКО КОРТЕС, 59 y.o.
profession: наркобарон;
relations: Pablo.
[/LZ1]
[SGN]---[/SGN]

Отредактировано Frank Altieri (2017-02-03 06:33:07)

+2

14

Я не собирался комментировать выпады, как оказалось потом, разношерстной компании. У них свои методы, мы же делаем так, как считаем нужным и верным. И кому там носа не видно в темноте мешка на башке, вот уж совсем не мое дело.
Я не видел, как мои люди обходились с весьма «приветливыми» членами команды Майка, но даже не оглядываясь знал – мои люди ничего без моего указа не сделают. Сказано довезти целыми, значит даже на кочке, гости не пострадают.
Дверь в машину, в которой ехал я и Майк, открылась от одного щелчка Хесуса, который только как всех погрузили в автомобили, сам опустил автомат и сел за руль.
- Не моя воля, поэтому твоим людям ничего не сделают, - то что кое-кто пальцами едва не рвал карманы своих штанов, это я понял сразу, но вот щепетильность к своей персоне, удивила. – Ловушка? – выплевывая спичку, которую крутил меж губ, делаю знак своим людям, что готовы поехать, сажусь рядом с Майком. – Была бы она, ты бы уже лежал на земле, рассматривая небо холодным, застывшим взглядом. Но это не надо ни как твоему делу, ни нашему. Все просто. А про ошибку я бы побеседовал с тобой, но я как-то не люблю чесать языком.

(машина, в которой едет Денни. Речь на испанском)
- У него сейчас рожа порвется от натуги, - проговорил Серхио, лицо которого было обезображено глубоким шрамом.
- Думаешь, он нас понимает?
- Да вряд ли, а то уже капуэро бы показал. Хотя вряд ли он знает что это. Аккуратнее его веди, а то споткнется. У меня нет сорока песо на чистку.
Оказавшись внутри салона автомобиля, люди Пабло положили автоматы на колени, направляя стволы в сторону гостя. Мало ли, может он совсем от бесчинства в свою сторону станет страдать «горячее головой».
- А что уже приперло? – ответил Хуан на чистом английском.
Черт,- беззвучно рассмеялся Бенни, стараясь не проявить своего смеха, говорил на испанском, - только не в машине. Я за салон отдал триста баксов. Смотри, его часы окупят.

(машина, в которой прибыл Марти)
Говорят, что к человеку тянет таких людей, какой он сам. Вот и в машине, где везли мальчика-картинку, было тихо. Один Ривейро не понимал, зачем делать себя таким ярким. В их бизнесе это мешало. Он мало смыслил в городской жизни, но уж точно смекнул, что растворится в толпе с таким количеством росписей, было бы проблематично. Да и если тебе пришлось засветиться, всех «пейзажей» не скрыть, то первый же свидетель, если с глазами, расскажет половину твоего «тела». Странные они, американцы.

(машина, где везли Клементе, все разговоры на испанском)
Еще один из представителей прибывших гостей, который вел себя аккуратно, не давая повода думать окружающим его людям, что стволы надо поднять даже ближайшим к нему охранникам.
- Смотри, у его мешка дырка, не натяни на нос, - бородатый пробасил, стараясь отвернуть прорезь подальше на затылок. – Не хватало получить от главного.
- Было бы ржачно. Хотя, у него нос маленький. Не итальянец что ли. Они ж носатые. Или все гены попортил?
- Тебя че нос возбуждает? – бородач отклонился от замахнувшегося на него кулака, ставя вертикальную защиту рукой.
- Еще слово, Cabron, и твоя борода станет начинкой в моей подушке, причем щипать буду по одному волоску.
Это были два брата, одного из которых Пабло заставил отрастить бороду, чтобы хоть как-то отличать друг от друга.

Все бы ничего, но каждый норовил сказать свое недовольное слово. Я стоял чуть поодаль от всех, смотря, как перемещаются видимые только мне люди. Сколько пафоса, что я улыбаюсь, а точнее скалюсь, поставив руку на локоть в плечо Хорхе. Мы переглянулись. Считать защиту своей территории проявлением неуважения к его величественному заду, было вверх глупости. Когда вокруг могли обойти все ловушки, что я расставлял не один месяц, мы должны быть уверены, что и с гостями ничего не произойдет. Ведь как говорят, что на хитрую жопу всегда найдется х** с винтом. То есть еще хитрее и умнее.
- Тут скорее боимся за твои Cojones, - тихо говорю, обращаясь только к своему человеку, что вряд ли кто-то слышал еще нас. Меня удивляет доброта брата, который позволяет войти в свой дом при оружии. Но это его решение.
- Американцы всегда такие чванливые?
- Ты как мог так лохануться? Слышал же, - мы тихо переговаривались, ничем не выказывая свои искрометных речей, - итальянцы, викинги.
- Что-то худоват для викинга, не докормили видать.
- Эйфору много мяса вредно, - усмехаюсь, толкнув Амадо в бок.
Невидимй знак, и я обращаю внимание на телефон у одного из людей Майка. Показав, что все понял, пошел в дом, замыкая процессию, давая отмашку своим людям, которые тут же рассыпались по территории. Я знал, что три отряда уже углубились в джунгли, оцепливая виллу в плотное кольцо безопасности. Доверять нельзя никому, а пока этим парням мы с братом платим хорошо, то я могу немного сосредоточиться на происходящем в доме.
Задержался немного в коридоре, открыв небольшую нишу. В ней стоял усилитель, заглушающий все радиоволны, создавая или искажая помехи, исходящие от любых аппаратов, которые могли передавать координаты.
Эйфор медленно вышел из комнаты, повертев головой, прошелся мимо всех, и остановился напротив викинга. Оскалившись, пес слегка вытянул вперед лапы и выгнул спину, не переставая утробно рычать. Я посмотрел на брата, испытывая наслаждение от звуков голоса собаки, понимаю, что никто эту псину, кроме меня не сдвинет с места, поднимаю руку в сторону, вскидывая пальцы и щелкаю ими.
- Приношу извинения.
Собака тут же выпрямилась и также вальяжно подошла ко мне.

[STA]Маугли[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nv3z.jpg[/AVA]
[NIC]Pablo Cortés[/NIC]
[LZ1]ПАБЛО КОРТЕС, 45 y.o.
profession: член наркокортеля;
relations: Enrico
[/LZ1]

+1

15

В целом, насколько заметил Мартин, между делом наблюдая за собравшимися, только Кортеза можно было назвать относительно спокойным. Не смотря ни на какие предъявы и возмущения, тот ответил ровным согласием и позволил своим гостям остаться при оружии. Его поведение, в принципе, было вполне логичным. Мартин бы тоже чувствовал себя в разы умиротвореннее, если бы знал, что их окружали свои люди, вооруженные до зубов и они на своей территории, и знают в округе каждый кустик и каждый камешек, что даже муха без ведома мимо не пролетит.

Итальянцы справедливо и по понятным причинам пребывали возмущенными. Мартин бы даже удивился, если бы они промолчали все разом, но Дэнни и Майк высказались по очереди в заиту собственного спокойствия и безопасности. Просто, Росси сделал это в разы прямее, Майк же, думая наперед, слегка смягчил его речь. На самом деле, дилер тоже не чувствовал себя спокойно.
Люди Кортеза предпочитали шушукаться и хихикать в стороне, тоже касалось и брата Энрико, который держался в стороне от него и за всем наблюдал со стороны. В итоге он и вовсе удалился, а после на пороге особняка появилась собака и, видимо, учуяв к кому конкретно нужно подойти за еще одной порцией раздражения, остановилась рядом. Честно? Юль и людей-то не очень любил, а животные вызывали в нем чувство брезгливости. Поэтому в ответ на рычание дилер лишь посмотрел на псину и едва заметно поморщился, подумав о том, что сейчас бы ему не помешал душ и трубка с индейской дурью, вот тогда бы он словил нирвану по полной программе. Мартина отвлек ни сколько объявившийся следом за этой тварью хозяин, на которого дилер почти не обратил внимания, сколько вновь заговоривший Кортез, а следом и парень, разливающий вино по бокалам. Мысли о проделанной дороге и гостеприимстве мексиканцев моментально улетучились после предложения Энрико.

Как Майкл и предполагал, речь пошла об увеличении поставок оружия, впрочем, ничего другого итальянцы и не ожидали, кажется. Обстановку в Мексике сам Юль представлял слабо, лишь полистал новости в интернете перед отъездом, но на них полагаться было глупо, а вот сложить для себя расплывчатую картинку вполне. Последние годы у них ничего не менялось, они все так же отбивались от правительственных войск и властей в целом, а также от конкурентов, количество которых неизменно росло. Потому что всем хотелось жрать деньги и ртом и жопой, и даже после того, как обеспечивалось бы, казалось, на несколько поколений вперед их родни. А семьи у них были немаленькие, в отличие от тех же среднестатистических семей в Штатах.

Предложение Кортеза по кокаину его чуток смутило. По большей части, из-за расхождений с предложением Давида, порошок от которого они получали уже непосредственно в Сан-Диего, не парясь за переправку через границу. Причем, в цене при этом расхождение было в разы существеннее, особенно если переводить на сотню килограмм, которой они обычно разово отоваривались. Но даже если не брать во внимание удивившую Юля цифру, то смена условий все равно резко бросалась в глаза.
Озвучивать свои сомнения по ценнику дилер преждевременно не стал, но переглянулся с Росси и только после этого вновь перевел взгляд на Энрико, слегка удивленно приподняв брови.
- А что с поставками в Сан-Диего? – вопрос был вполне справедливый, хотелось видеть выгоду «лицом», а не прийти в итоге к тому, что они все равно отдают по двадцать кусков за кило, просто теперь еще навешивают на себя геморрой в виде переправки.
Может быть, учитывая необходимость самостоятельно вывозить порошок из Мексики и связанные с этим затраты и не стоили того, чтобы так кардинально менять условия. Ведь эта самая львиная доля, - у Давида, который на пару с Гейнсом проводил сделки по оружию и порошку уже в Штатах, стоимость была больше, чем вдвое, - уходила именно на переправку товара.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » The hell across the border