внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » jingle bells! fuck


jingle bells! fuck

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Chloe Thompson, Chase Daphney & Martin Juhl
квартира Клои
26 декабря 2016 года

+1

2

It’ll call you up
Don’t give it your number
Oops, too late
You took your black marker

внешний вид
Я собираю волосы в хвост и кидаю вещи в рюкзак. Вам когда-нибудь бывало так страшно, что в голове нет ничего, а есть только всепоглощающее ощущение безысходности? Я не соображаю ничего, а после выпитой половины бутылки вина мой мозг предлагает мне единственно верное решение в данной ситуации - бежать. Бежать, не оглядываясь, переехать на другую квартиру, уехать в другой город, в другую страну, на другой материк. Я пытаюсь остановить себя, но руки сами кидают в рюкзак самое необходимое. Я кидаю беглый взгляд на телефон, который валятся на незаправленной кровати. Его экран потух, потому что уже несколько недель я не включаю его, боясь услышать опять этот голос. Спрашивается, что же такого случилось в моей жизни?
Меня угораздило сделать безумную глупость, что довольно часто бывает - с людьми, и со мной в частности. Напилась, накурилась и поведала одному знакомому нарко-барыге, что мне позарез нужны деньги. Не знаю уж почему, но мой воспаленный на тот момент мозг решил, что сумма меньше десяти тысяч мне не нужна, о чем я тут же сообщила укуренному в такие же щи, как и я, парню. А он в ответ пообещал познакомить меня с нужными людьми. Наутро же я проснулась и поняла, как крепко влипла, но от встречи было бы идиотски отказываться. Уже сейчас я понимаю - надо было отказаться и бежать, куда глаза глядят. Потому что оказалось, что вместе с десятью тысячами мне привалили такие проценты, которые я никак не могу выплатить - даже если очень захочу. К сожалению, работа в Старбаксе не очень располагает к получению миллионов в зарплату, поэтому несложно догадаться, как сильно мне стало страшно. И словно мало мне было этого - началось самое ужасное.
Начались звонки с разных номеров, которые наперебой разными голосами, вкрадчивыми или не очень требовали вернуть сумму плюс проценты. Я же, как самый настоящий неудачник, просила очередную отсрочку, понимая, что это меня не спасет ни разу - проще продать свою почку и закрыть этот вопрос, но, к сожалению (или к счастью?) выхода на черный рынок у меня не было, а обращаться опять к кому-то мне не хотелось. Кто знает, куда бы меня завел этот порочный круг?
В какой-то момент звонки прекратились, и я решила, что меня ненадолго оставят в покое. Но нет - началось нечто похуже в виде странных людей, которых я видела у своего дома. Может быть, это просто моя паранойя решила проснуться так некстати, но факт остается фактом - на улицу мне теперь банально было страшно выйти. А потом опять начались звонки. Мне казалось, что моя голова треснет, и я сделала самое глупое из всего, что могла - просто выключила телефон, выбросила из него симку и закинула в дальний угол.
Прошло Рождество, которое было самым странным в моей жизни - не так-то просто отмечать праздник, когда ты чувствуешь, что за твоей спиной постоянно кто-то словно бы есть. И проснувшись наутро после праздника я поняла - с понедельника надо начинать новую жизнь, так почему бы не сделать это прямо сейчас?
Конечно, я не вернусь к родителям, они меня назад не примут, но в Орлеане у меня есть друзья. Не друзья даже, а люди, которые могут помочь. Могут, но станут ли? Захотят ли, или посмеются и кинут в лапы тому парню, которому я денег должна? Раз мне столько раз звонили, значит, он не так прост, как мог бы показаться.
Я тешила себя надеждами какое-то время, пыталась даже продумать, что будет, если я пойду с этим в полицию - смогут ли они обеспечить мне какое-то прикрытие или нет? Возьмутся ли за это дело? С каким-то слепым ужасом я все больше и больше понимала одну простую истину - мне даже негде искать помощи, не у кого ее просить.
Шлепнувшись на пол, я смотрела на рюкзак, из которого торчало спешно засунутое внутрь платье, завязавшееся узлом с пиджаком. Поправив майку на плече, я вздохнула. Не бывает безвыходных ситуаций, верно? Всегда можно спастись. Все обязательно будет хорошо.
И как раз в этот момент, когда я занималась бесполезным аутотренингом, раздался дверной звонок.
Мне показалось, что все мои внутренности перемешались между собой и завязались в узелок от страха. Из какого-то суеверного нежелания я никак не могла заставить себя даже с пола подняться - тупо в окно выглянула - может, лучше уж сразу прыгнуть с карниза?
Проблема дверей в квартиру в том, что они довольно хлипкие. Руками ее, конечно, не выломать, но что, если у того, кто обитает по ту сторону, есть какие-то инструменты?
Подойдя на цыпочках к двери, я, зажав себе рот, чтобы не пыхтеть громко, заглянула в глазок. Увы, но, похоже, на лестничной площадке опять сдохла лампочка, поэтому единственное, что я могла разглядеть - это то, что там кто-то есть. А кто? Да черт его знает, может, это вообще разносчик пиццы квартирой ошибся или какие-нибудь придурки, которые обычно продают всякие пылесосы.
Я отхожу к шкафу, что стоит рядом с дверью, и пытаюсь унять дрожь. Ну уж нет, сегодня я даже думать себе не позволю, что это за мной пришли. Совсем они совести что ли не имеют, у меня тут, может, Кристмас в самом разгаре?

Отредактировано Chloe Thompson (2016-12-26 16:48:05)

+3

3

Дилер полдня хлестал содовую, отпиваясь после вчерашней гулянки. Вроде, собрались тесным кругом, все свои, как говорится, но в итоге все же ужрались, превратив «семейные посиделки» в пьянку года. Тачку пришлось забирать от бара, а добрался Юль до него только вечером. Там, кстати, тоже царил какой-то хаос после новогодней программы, а это как раз не было удивительно, учитывая количество посетителей. Мартин и сейчас попивал из пластиковой бутылки, периодически поглядывая на навигатор – до нужного адреса оставалось всего ничего. Чейз, не смотря на похмелье, решил сесть за руль байка, так что периодически мелькал в поле зрения. В салоне Доджа по своему обыкновению, грохотала музыка, не смотря на то, что голова все еще гудела, ее звуки Юлю, кажется, совершенно не мешали.

- Блять, ну и райончик, - Мартин обошел машину и взял из багажника монтировку, на вопросительный взгляд брата по этому поводу только пожав плечами. – Парни сказали, что замок там хилый. Надо пошарить, может, ей наследство перепало.
Естественно, Юль не занимался такими делами, причем уже давно, выбивание долгов его теперь не касалось. Деньги, занятые Томпсон не были его личными. Он мог послать кого-то из парней, но девчонка и без того уже отняла у них достаточно много времени, чтобы продолжать с ней сюсюкаться. Что удивительно, он даже лицо ее помнил довольно смутно, но пока она совсем не пропала с радаров, надо было что-то делать.

- Взрывай, - поднимаясь по лестнице, дилер передал Дафни косяк и осмотрелся. – Щас повеселимся.
Площадки в доме оказались небольшими и всего с двумя квартирами на этаже. Остановившись у нужной двери, Мартин сначала посмотрел на соседнюю, прислушиваясь и одновременно наблюдая за тем, как Чейз раскуривает джоинт. Дурь в нем была индейская и, в отличие от обычной травы, пробирала стопроцентно. Проследив за тем, как брат затянулся, Юль нажал на кнопку звонка и только после этого задумчиво глянул на лампочку под невысокими потолками. Вытянул руку и монтировкой ударил по голому цоколю, после чего подъездная площадка погрузилась почти в полную темноту, если не считать тусклого света из грязного окна.

- Дай сюда, - дилер взял у Чейза самокрутку и глубоко затянулся, не сводя взгляда с дверного глазка в нужной двери. Ждать долго не пришлось, и вскоре там мелькнула тень, на что Мартин тихо хмыкнул. Однако, никаких вопросов и уж тем более звука открываемого замка не последовало. Делая еще одну затяжку, Юль еще раз прижал кнопку звонка, но на этот раз долго не отпускал. Спустя секунд пять, выдохнул густой дым, отдал косяк Дафни и долбанул кулаком по двери. – Эй, Томпосон, заканчивай играть в прятки, слышь?

Мартин перехватил монтировку поудобнее и пихнул брата плечом, заставив отойти слегка в сторону. Воткнул край монтировки в щель между косяком и дверью, долбанул по ней ладонью, загнав поглубже, и потянул в сторону. Послышался треск дерева, щель стала шире, из-за чего стал заметен закрытый замок. Дилер поддел еще раз край двери и резко дернул монтировкой, после чего та слетела с замка и со свистом распахнулась.
- О, привет, - Юль изобразил удивление, увидев девчонку перед собой. – А ты чего на звонки не отвечаешь и в гости не заходишь? Мы решили заехать, проверить. Может, блять, случилось чего, места себе не находим.

Отредактировано Martin Juhl (2017-01-05 16:05:04)

+3

4

Проснуться в пятнадцать часов утра после грандиозной рождественской попойки и шуровать на другой конец города за долгом к какой-то шмаре было так себе идейкой. Чейз совсем этого не оценил. Сначала он даже решил, что это такая шутка, причем совершенно несмешная, но когда Марти с вполне серьезным ебальником пинками выгнал его на улицу, даже не дав прийти в себя, стало как-то не до смеха. Прошипев, какой Мартин ебучий долбоеб, Дафни все же залез на байк, и покатил вслед за толстожопым доджем братца. По улицам он несся под рождественский мотивчик «Звените колокольчики» в исполнении Эминема в своих наушниках, а потом и под Блинк-182. Так Чейз успел прослушать всю свою рождественскую подборку, когда они наконец добрались до нужного района, который не мог похвастать ни респектабельностью, ни даже видеонаблюдением. Оно и к лучшему, - подумал Дафни, заметив, как Мартин вытаскивает из машины монтировку. Тот был настроен серьезно и, видимо, рассчитывал либо унести с собой свои бабки, либо вышибить девахе последние мозги.
Жуя жвачку, чавкая и дуя пузыри, Чейз потопал следом за ним. Поднявшись на пару пролетов, стало ясно, что на каждом этаже всего по две квартиры, а учитывая то, что сегодня двадцать шестое, то многие жильцы были либо в отъезде, либо вусмерть бухие. Таким же и хотел оказаться сейчас Чейз, если бы не эта долбаная заварушка.
- Какое нахуй еще наследство? Сколько она ваще тебе должна? – Поинтересовался Дафни, когда они подошли к очередной двери и встали около нее. То, что им двоим нужна именно эта, стало понятно без разговоров.
Через несколько секунд у Чейза в руках оказалась переданная Мартином самокрутка.
- А ты, я смотрю, подготовился, - заметил Дафни и, вынув зажигалку из кармана, прикурил, крепко затягиваясь. Вкус и запах дыма показался ему незнакомым, этот стафф был совсем не тем, что они курили обычно, но Чейз не стал жаловаться, и передал косяк обратно.
- Да ломай уже, - нетерпеливо сказал он, и Марти последовал его совету. Не прошло и трех минут, как Юль почти что филигранно открыл для них дверь, вырвав замок с мясом. Хоба, а вы ссали! За это время Дафни успел залепить соседский дверной глазок толстым слоем кислотно-зеленого цвета жвачки, совсем как в детстве.
Когда выломанная  Мартином дверь распахнулась, прямо у порога их ждало обосравшееся от страха чудо с шарами величиной с двадцатидолларовую монету.
- Он пиздит, - мерзко улыбаясь, отозвался Чейз и успел сцапать девку, как только та собралась дать деру вглубь родной хаты, - стоять, бля, - совсем не шутя велел он и втолкнул пигалицу внутрь, заходя следом. Чейз держал ее за шею и ощущал, как участился пульс ее сонной артерии.
- Далеко собралась? – Кивком указав на собранный ею рюкзак, сиротливо валяющийся посреди узкого коридора, Дафни быстро переместил руку, теперь хватая ее за загривок. – Далеко, я тебя спрашиваю?! – Проорал он ей в ухо, когда не услышал ответа, и шарахнул мисс Томпсон о стену, да так, что ту не удержали ноги.
- Ну и на что ты рассчитывал? – Чейз оглянулся на брата, а потом подхватил рюкзак, вытряхивая оттуда все пожитки. Негусто. Подобрав бумажник, в котором не нашлось и пяти сотен, Дафни быстро потерял к нему интерес, передав наличку брату.
- Хата съемная, тут нехер ловить, - резюмировал он, после того как быстро пробежался глазами по гостиной. Он сразу понял, что тут нечем было поживиться, потому что сам жил в похожих аскетичных условиях, правда его теперешнее жилище больше смахивало на наркопритон, потому что по сути им и являлось: на заваленной посудой и мусором кухне круглосуточно тусовались мексиканки – фасуя героин для продажи, в остальных трех комнатах постоянно кто-то терся или трахался друг с другом. Низкий стеклянный стол для журналов посреди гостиной вообще превратился в шведский стол для дегустаций. За входной дверью не хватало разве что очереди из торчков для полноты картины. На самом деле Чейз был чрезвычайно гостеприимный парень, да настолько, что появлялся у себя только за тем, чтобы переночевать.
- Какие будут предложения? – Спросил он будто бы у них обоих и двинулся дальше по коридору, сворачивая за угол и предупреждая, - я пока осмотрюсь.

+3

5

Не все в нашей жизни идет так, как планировалось изначально. Иногда все просто идет по одному известному женскому детородному органу, и в такой момент жизнь напоминает спуск в картонной коробке навстречу неминуемой куче дерьма. Ты орешь и, может быть, даже пытаешься как-то притормозить, но дерьмо все равно настигает тебя.
Как-то так было и со мной - я думала, что смогу сбежать, раньше, чем мои кpeдиторы начнут дергать за веревочки, но не получилось, черт подери. Я опоздала всего на несколько часов - может быть, соберись я еще вчера, сегодня уже была бы за много миль отсюда. Но я же победитель по жизни, который слишком медленно действует.
И именно сейчас этот неудачливый победитель по жизни смотрела на то, как ее дверь сносят с петель ловким движением монтировки. Мгновениями до этого я слышала голос того самого парня, которому должна кучу денег и проценты с этой самой кучи. В воздухе пахло отчаянием и опилками, которые посыпались от двери.
- Привет, - отреагировала я на слова Юля практически мгновенно, размышляя о том, как мне себя вести дальше? Ответить на его шутку чем-то вроде "чайку, мальчики?", предложить им выпить вискаря из личных запасов или соврать про заболевшую бабушку на другом конце планеты? Вряд ли версия "моя бабуля поехала в Антарктиду жить и приболела там" покажется им очень убедительной. Я не умею вести себя в опасных ситуациях, которые по-настоящему угрожают моей жизни. В такие моменты я либо глупо шучу, чем делаю только хуже, либо молчу, что тоже не добавляет плюсов к моей и так порядком попорченной карме.
Если до момента, пока они не появились на пороге моей квартиры, была еще жива надежда на спасение, то сейчас она стремительно погасла - когда второй парень схватил меня за шею и поволок в квартиру. Ну нашел за что хватать, честное слово. Я чувствовала, как бьется мой собственный пульс под его пальцами, и всерьез задумалась - а дальше-то что?
Он спрашивает, далеко ли я собралась, и я молчу, потому что версия с бабулей еще слишком сырая, чтобы ее озвучить. К тому же, я не могу и рта раскрыть - настолько мне страшно впервые в своей никчемной жизни. Я не хочу умирать в этой унылой съемной квартире, я вообще не планировала умереть так рано. Хотя, конечно, кому, как не мне, знать, что никогда нельзя ничего планировать - вечно все идет не по тому сценарию.
Язык прилипает к небу, когда он орет на меня, а потом прикладывает головой об стену. От этого аж в глазах плывет, и я пытаюсь подняться, но получается слабо. Вообще не понимаю, когда это я успела оказаться на полу, но легче от этого не становится. Может быть, с той только разницей, что этих двоих ненадолго отвлекает мой рюкзак и его содержимое. Я стараюсь дышать носом, потому что чувствую подступающую к горлу тошноту. Что же со мной теперь будет?
Интересно, они будут играть в игру "плохой коп и хороший коп", или в арсенале сегодня только плохие парни? Мне очень хочется верить, что выход есть, но я никак не могу его придумать. Не на панель же мне идти, в конце-то концов! Я даже сутенеров не знаю, никого в бизнесе не знаю, если быть точной. Можно было бы, конечно, озадачиться этим вопросом, попробовать справки навести, но это надо было делать еще вчера, как говорится, а не тогда, когда сумма процентов скоро с основным долгом сравняется. Я уже счет потеряла той сумме, которую должна - помню, что нулей там было полно.
- Мне нужно немного времени, - я смотрю на Юля снизу вверх и уже не знаю, пора ли мне лебезить и ползать у него в ногах, или можно немного подождать? И угораздило же меня ввязаться  эту авантюру, даже толком не зная, на что подписалась. Пока его друг (или кто он вообще?) ходит по квартире, я решаю продолжить гнать свою линию поведения, - у меня есть десять тысяч, чтобы отдать проценты, мне нужно еще немного времени. Пожалуйста.
Кажется, во всех гангста-фильмах как-то так и говорил герой, прежде чем его мозги вышибают пистолетом и говорят что-то вроде "ты предал мое доверие, Карлос". Угадайте, кто здесь Карлос и как скоро ему вышибут мозги?

+3

6

На самом деле, Томпсон на их появление отреагировала довольно спокойно. В глазах, конечно, заметен был дикий страх, но она не истерила, не стала кричать. Только попыталась свалить, но Дафни среагировал моментально, поэтому блондинка очень быстро пожалела о своей попытке. Чейз схватил ее за шею, а потом хорошенько приложил о стену, чтобы та не вздумала больше рыпаться. Когда она снова оказалась на полу, дилер обернулся, со скрипом повернул дверной замок и прикрыл дверь настолько плотно, насколько погнувшийся механизм это теперь позволял.

- Рассчитывал, блять, получить свои бабки обратно, - Юль развел руками, наблюдая за тем, как брат вытряхивает из рюкзака немногочисленное шмотье, а потом потрошит бумажник. Оставалась еще какая-то надежда на то, что блондинка с собой прихватила какие-то сбережения, но среди ее вещей ничего не нашлось, кроме нескольких сотенных купюр. Мартин взял у брата деньги и сунул в карман, задумчиво наблюдая за тем, как Дафни гуляет по квартире, но когда тот скрылся в одной из комнат, девчонка подала голос. – Времени? Ты охуела? – он с недоумением уставился на Томпсон. Собранные шмотки и то, как она была одета, явно говорили о ее желании свалить отсюда подальше, они вообще вовремя появились. Возможно, еще пять минут, и они завалились бы в пустую квартиру, плакали бы денежки. Дилер не понимал, о каком времени твердила блондинка, если уже просрала к чертовой матери все сроки и мотала на долг проценты. Судя по ее времяпровождению эти дни, она даже не собиралась напрягаться, чтобы найти бабки и вернуть их. Однако, следующая ее фраза о наличии десяти штук заставила дилера отбросить мысли о ее запланированном побеге. – Так че ты молчала? Тащи, давай.

Дафни, конечно, был прав и если у этой сучки не припрятаны какие-то деньги, то ловить тут нехер. Но если она собиралась свалить, то значит, деньги должны быть при ней. Чуял Юль, что сейчас его снова начнут кормить обещаниями. Он вообще не стал бы занимать ей деньги, если бы не один из барыг, который кинулся ее защищать, но с того гондона они стрясли уже все, что могли, и посадили его на «отработку», чтобы в следующий раз думал башкой, за кого впрягается. Дилер добил косяк еще парой затяжек и кинул его на пол, наступив на него, после чего схватил девчонку за ворот куртки и дернул вверх, словно тряпичную куклу, заставляя подняться на ноги.
- Не беси меня, соображай быстрее, - будто ему не чем было больше заняться, кроме как наводить страху на малолетку. Когда в коридоре вновь появился Чейз, Мартин с силой пихнул девчонку в его сторону. – Она говорит, что у нее есть десять штук, прикинь. Значит, не зря прогулялись.

+3

7

Пока в коридоре между Марти и этой девкой шел разговор по душам, Чейз внимательно осматривал остальную часть квартиры, выпотрошив в спальне шкаф, подняв и перевернув матрас на постели, заглянув в каждую чертову коробку. На кухне он тоже не нашел ничего ценного, открывая дверцы подвесных шкафов одни за другими, кроме посуды и моющих средств и там ничерта не обнаружилось. Ничего, кроме пакетов для мусора и приборов, не оказалось и в выдвижных ящиках. Последней Чейз проверил ванную, а именно сливной бочок в толчке, обычно в таких местах делались нычки для наркоты, стволов и левых бабок, но и там оказалось пусто.
Когда Чейз вернулся обратно ни с чем, Марти уже тряс девчонку, крепко вцепившись в нее, а та хоть и еле стояла на своих худых ногах, смотря на него огромными шарами, но не рыдала, хотя уже давно была пора начать. Чейз вообще любил, когда бабы рыдали навзрыд, бились в истерике, ползали на коленях, так он чувствовал свое превосходство, и, глядя на эти унижения, мог смягчиться, дать небольшую поблажку. Но эта шлюха, видать, решила доказать всем присутствующим, что она не такая, как все остальные, и сама же вырыла себе могилу.
- Серьезно? - Чейз притворился, что поверил, ловя девчонку в объятия и резко разворачивая к себе спиной, схватив за волосы, - и где же она их прячет, в пизде или в жопе? - Со вкусом, будто смакуя каждое слово, спросил он у нее, находясь буквально в паре сантиметрах от ее уха, и опустив свободную руку вниз, сжал девичью промежность. Конечно же, этот вопрос не требовал никакого ответа, потому что все стало ясно и без этого. - Щас и проверим.
Отпустив девку, Чейз с силой толкнул ее на диван, подойдя ближе и нависнув над ней. Та сопротивлялась, пыталась пнуть, но он ловко схватил ее за шею, чтобы та отвлеклась на это, и тогда одним резким движением расстегнул ее узкие штаны, плотно облепившие худые бедра. Чейз не мешкал, трава, что дал ему Марти, на него уже подействовала, и все попытки девчонки остановить его и отстранить Чейза только заводили. Дафни любил доминировать над женщиной, подавлять ее физически, было в этом что-то животное, что-то совершенно дикое, что-то оставшееся на уровне голых инстинктов. Ведь что еще может быть лучше, когда ты берешь женщину силой, потому что у тебя есть это право, и оно дано тебе твоей же природой.
- Да ладно, расслабься, - сказал Чейз, сдергивая с девки штаны вместе с трусами, ее тяжелые ботинки тоже свалились на пол, - может, тебе еще и понравится, - после он ударил ее ладонью по лицу, но не сильно, а так, будто бы играл с ней или хотел привести в чувства, но та не успокоилась, и тогда Чейзу пришлось снова схватить ее за волосы, намотав их себе на кулак.
Конечно он понимал, что в такой спорной ситуации девчонка не потечет, и тогда облизал собственные пальцы, прижимая ладонь к ее сухой киске. Наспех смочив ее, он не стал утруждаться ласками, все-таки они сюда пришли чисто в воспитательных целях. К этому моменту девчонка уже ревела, как крокодил, но Чейзу было не до этого. Расстегнув штаны и вытащив хер, он подтянул девку к себе за бедра и резко вошел, почувствовав, как туго сжались вокруг члена ее мышцы. Трахая ее, он не получал никакого морального удовольствия, потому что хотел показать, что бывает с глупыми бабами, у которых голова на плечах только для того, чтобы брать в нее хер. Так длилось о тех пор, пока Дафни не почувствовал, что скоро кончит, тогда он вышел из содрогающегося и сопротивляющегося тела, выпрямился и притянул девчонку к паху, насильно запихнув свой член ей в рот.
- Соси, блядь, - скомандовал он так, будто говорил с самой последней потаскухой на районе, но на деле не дал никакой свободы, толкаясь в узкую и рефлекторно сжимающуюся глотку. От этого сопротивления он и кончил. Отсос не был самым лучшим в его жизни, но сойдет и так.
Спрятав член обратно в штаны, Чейз посмотрел на задыхающуюся и кашляющую девчонку, лежащую у него в ногах, и наклонился, поднимая ее безвольное тело и бросая обратно на диван. Тут же он поманил стоящего у себя за спиной Мартина, обернувшись к нему.
- Нихуя у нее нет, прикинь. Но ты посмотри еще раз, может я че и пропустил.

+2

8

Если я когда-нибудь выберусь из этой передряги живой, то напишу себе большими буквами прямо на лбу - больше никогда ни у кого не занимать денег. Особенно у злых мужиков, которые могут ворваться ко мне в квартиру, снести дверь и вытрясти из меня душу, попутно чуть не придушив (или это еще только начало, прелюдия, а остальное действо еще впереди?) Лучше уж я буду есть воду и пить солнечный свет, но не влипать больше в неприятности.
Наверное, отчасти меня спасло то, что изначально мне такая космическая сумма-то не особенно и нужна была - на кой черт мне десять тысяч, спрашивается? Конечно, этот вопрос надо было задавать мне, когда я под какой-то кислотой полезла жаловаться своему диллеру, который и сказал - а, да не вопрос, у меня есть люди, которые и десять, и двадцать занять могут. Хорошо, что я хотя бы додумалась двадцать не брать, да никто и не предлагал к счастью.
Похоже, они оба не ожидали получить вообще хоть что-то, потому что моя фраза о том, что у меня есть те самые десять тысяч, немного подействовала. Хорошо же, что мне хватило ума не тратить их - к этой умной мысли я пришла сразу же, как только поняла, как сильно влипла. Могла бы, конечно, карьеру начать или еще на что их спустить, но побоялась. И, походу, правильно сделала.
Может, все-таки стоило попросить денег у Вествуда? Кинуть бы этим двоим сейчас прямо в лицо и проценты, и основной долг, и вообще вести себя как королева, но увы, я - не королева, я - дура безмозглая. И это лишний раз подтверждается, когда меня встряхивают, как тряпичную куклу, а я тупо смотрю на Юля и думаю, он будет бить меня по лицу, или хотя бы мой лисий нос не пострадает в этой передряге? Ну почему, почему я сначала делаю, а потом думаю? Почему жизнь никогда ничему меня не учит, и я продолжаю не то что на граблях танцевать, я просто хожу по ним каждый день, каждую секунду, да еще и наслаждаюсь тем, как они лупят меня по лбу. Там от такого интенсива уже вмятина должна образоваться.
Впрочем, о местонахождении денег я так и не успеваю сказать, потому что отправляюсь в свободный полет в сторону коридора. Это что, новая тактика - кидай девчонку через всю комнату и жди, пока она заговорит? Впрочем, проверить эту теорию я не успеваю, потому что прилетаю практически прямо в весьма недружелюбные руки второго парня, имя которого все еще силюсь вспомнить. Он шутит что-то про то, что деньги я внутри прячу. Да что я, блин, наркокурьер какой, чтоб у меня жопа расширялась, как Вселенная, чтоб вместить пачку денег? Зашибись смешно - хочу сказать я, как вдруг он толкает меня на кровать, и дело принимает серьезный и неприятный оборот.
На самом деле, я люблю секс - грубый, животный, когда тянут за волосы, душат и оставляют синяки на теле. В каждой женщине, говорят, живет такое существо, которое не против насилия - в игровой опять же форме, когда ты примерно понимаешь, что человек, делающий это с тобой, вряд ли хочет тебя убить. А вот в намерениях этого парня я уверена не была, потому и отбивалась, параллельно пытаясь дергаться, но он придушил меня, схватил за волосы и потом грубо трахнул.
Когда в порно всякие там актрисы показушно стонут и текут, не верьте этим лживым тварям, блин, потому что им за это платят. Мне никто не платил, и даже толком высказаться не дал, потому что я вдруг оказалась в очень незавидном положении - подстилки, которая по большому счету, даже дергаться не могла, потому что некоему альфа-самцу возжелалось показать мне мое место. Честно говоря, не уверена, что оно находится именно там, я бы это оспорила, но уж точно не сейчас.
У меня от боли голова кружится, и единственное, о чем я думаю - скорее бы оно кончилось. И оно кончается - когда я вдруг оказываюсь уткнута в пах парню, который потом насилует мой рот самым примитивным и жестоким образом.
В дамских романах жертва насилия чаще всего "смотрит безжизненным взглядом в потолок, как кукла", и когда я вспоминаю эту строчку, мне хочется пойти и пригласить этих писателей на чашечку чая сюда - где та самая жертва как раз ревет белугой, с растекающимися под глазами черными кругами от туши для ресниц, задыхается и хрипит, пока ей кто-то там член в рот вгоняет.
Самое противно в этой ситуации? Юль, который стоит и смотрит. Нет, от него, конечно, я не жду геройских воплей "не трожь девочку", но сам факт того, что за всем этим довольно жалким и убогим действом кто-то наблюдает, совсем не заводит. Смущает - да, бесит - да. Чувствую себя последней подзаборной шлюхой, и от этого становится очень, очень плохо.
Я оказываюсь на диване, в который вцепляюсь пальцами, и тихо молюсь, чтобы от него меня уже никто не смог оторвать. И злюсь на себя, потому что ну надо же сказать, где лежат несчастные деньги, а у меня язык к небу прилип и не ворочается.
- В чехле, - хриплю я, сплевывая и вытирая рот рукавом куртки, а потом вдруг на удивление для самой себя разражаюсь настоящими крокодильими слезами, которым позавидовал бы сам Данди, - Не трогай меня, они в гитарном чехле.
Наверное, в моем случае надо было добавить "пожалуйста" или там по имени обратиться или еще что, но я говорить не могу от слез и отвращения к себе. Сжимаю руки, все еще вцепившись в диван, и обещаю себе больше никогда не связываться с этими двумя.

+3

9

Юль склонил голову, с интересом наблюдая за действиями брата. Ожидал ли он такого поворота? Ну, как, именно от Чейза такое вполне можно было ожидать. С ним вообще бесполезно было строить какие-то планы, даже приблизительные. К слову, дилер никогда особо ничего и не планировал, потому что тоже был весьма импульсивен в своем поведении и всегда действовал по обстоятельствам. Мартин вот был уверен, что они бы и без этого растрясли бы девчонку, но то ли сраное похмелье, то ли чудо индейская дурь были тому виной, или все вместе. Короче, все уже шло так, как шло.

Дафни тем временем уже выворачивал девчонку на диване, вытрясая ее из узких штанов и обуви. Её дрыганья, кажется, не производили на него никакого впечатления. Точнее, они производили, конечно, но не те, что пошли бы блондинке на пользу, а как раз наоборот. Юлю вот сопротивление тоже обычно только добавляло уверенности и настойчивости в действиях. Выдержка у Томпсон была прям зверская, потому что кроме паники и страха в глазах, никаких признаков грядущей истерики она так и не проявляла, даже когда получила очередную затрещину. Возможно, она в свои двадцать с хвостиком уже дохрена дерьма повидала, а может она в подобной ситуации оказалась действительно впервые и до последнего не верила в плохой исход. Короче пробуждала дикое желание пробить свою непоколебимость любым из возможных способов. Чем Чейз и занимался, весьма технично втрахивая девчонку в диван. Именно за этим дилер и наблюдал с кривой усмешкой, будто эта картина его веселила. К тому моменту, как Дафни запихал ей член в рот, блондинка была уже вся в слезах и черных подтеках под глазами, а когда братец закончил, то подхватил ее и кинул на диван.

- Может и пропустил, - Мартин тихо хмыкнул и шагнул к дивану, расстегивая куртку, когда Томпсон, вдруг подала голос. Он удивленно приподнял брови и, следом за курткой расстегивая и штаны, отпихнул Чейза плечом. – Забери бабки, я пока проценты поищу.
Можно было порадоваться и тому, что долг отбился, но проценты были не менее важны, иначе получится, что парни зря ей пятки оттаптывали все это время, тратили на это вечера, когда могли заняться чем-то более полезным. Выходило, что заплатить им за это придется из своего кармана, а этого дилер жутко не любил. Он, конечно, мог продолжить ее пасти, да только в этом уже не было никакого толка. Если она до сегодняшнего вечера ничего не предпринимала, то теперь уже вряд ли хоть пальцем пошевелит.

Мартин схватил зареванную блондинку и перевернул на живот, после чего дернул за узкие бедра, заставляя подняться на колени. Пристроившись сзади, рывком вошел и продолжил то, что начал Дафни. Однако, в отличие от брата, этого ему показалось мало, поэтому совсем скоро дилер выскользнул и чуть отстранился. Только для того, чтобы сплюнуть между ягодиц Томпсон, членом размазать слюни и, преодолевая сопротивление мышц, войти уже в ее тугую задницу. Он даже дал ей пару секунд, чтобы перевести дыхание, а потом звонко по-хозяйски шлепнул ее по ягодице и, вновь покрепче сжав ее бедра, принялся трахать, наблюдая за тем, как на ее бледной коже краснеет след от его ладони. Когда дилер кончил, то просто пихнул ее в поясницу, дав соскользнуть с члена и завалиться обратно на диван, а сам выпрямился и шагнул назад, неторопливо застегивая штаны.

- Нет у нее больше нихуя, - все еще чуть тяжело дыша, Юль покосился на брата, а потом снова перевел задумчивый взгляд на девчонку. – Знаете, чё. Давайте-ка, покатаемся немного, а? – он хмыкнул и бросил взгляд на часы у себя на запястье. – Щас как раз самое время для девочек в барах.
Много они с этого не срубят, естественно, но при соответствующем подходе, она вполне сможет отработать парням пару-тройку штук. Откровенно говоря, Юль даже не знал, сколько сейчас стоили шлюхи, но учитывая вполне себе свежий вид Томпсон, они могли спихнуть ее кому-то. Раз пять.

- Давай, пупсик, поднимай свой зад и иди умывайся. И одень что-нибудь пособлазнительнее, нахуй эти твои штаны.
Мартин оставил этих двоих в гостиной, а сам нашел тесную кухню. После дури во рту была ебаная пустыня. В холодильнике нашлась бутылка с содовой, к которой он с жадностью приложился, попутно еще заглянув по полкам на всякий случай.

+3

10

Оставив Мартина наедине с девчонкой, Чейз отправился на поиски десяти штук, которые оказывается были спрятаны в гитарном чехле. Ну, пиздец. При таком раскладе эта шлюха была действительно отбитой на голову, раз молчала всю дорогу, но это бы все равно ее нихуя не спасло. По квартире Чейз передвигался лениво, слушая болезненное пыхтение девахи, по которому стало понятно, что Марти долбит ее в жопу. Дурацкий чехол отыскался в комнате, Дафни вытряхнул из него бабки и вернулся обратно, упершись плечом в дверной косяк, чтобы понаблюдать за представлением - девка корячилась, стоя в коленно-локтевой.
- Бля, отличная идея, - отозвался Чейз на предложение брата покататься, и подал знак, что все окей, деньги у него, когда тот застегнул штаны и повернулся.
- Давай, вставай, - познал Чейз девчонку, светящую голой задницей на всю округу, но та еле шевелилась, - подъем, блядь, че разлеглась? - Рявкнул он, хватая ту за руку и поднимая на ноги. - Пошли, приведем тебя в порядок.
Чтобы девчонка была порасторопнее, Чейз пошел вместе с ней, по-хозяйски придерживая за холку и направляя. Затолкав в ванную, он избавил ее от остатков одежды, ведь та уже мало что соображала, только ревела и тряслась, а потом загнал в душ, включив воду. На все про все они потратили не больше десяти минут.
Дафни вытолкнул девчонку из ванной в чем мать родила, швырнув ей вслед полотенце, сорванное в держателя.
- Пиздуй, оденься, - сказал он ей, а сам пошел на кухню, где терся Марти, уже сообразивший себе пожрать, - пиздец, она ебнутая, - прокомментировал Чейз все происходящее, привлекая к себе внимания брата и вытирая мокрые руки о полотенце. Рукава его толстовки были закатаны по локоть, а сама она наполовину залита водой. После он похлопал себя по карманам и передал Мартину те самые десять штук, скрученные и перетянутые резинкой.
- Не потеряй, - полушутя предупредил он и взял открытую бутылку с содовой, делая жадный глоток, - еще пять минут и мы готовы, - и с этими словами он пошел обратно, проверить как там идут дела. Но девка нихуя не торопилась, за это время она успела только вывалить одежду из собранного рюкзака, и сейчас бездумно в ней копалась.
Дафни отпихнул девчонку ногой и взял из кучи тряпок первое, что ему маломальски показалось похожим на платье. Одевать ее ему тоже пришлось самому, но это было несложно, он просто натянул на девку черное платье через голову, не озаботившись нижним бельем, и отступив назад, оценил свой шедевр. Выглядела она жалко: вода еще капала с мокрых волос, детское, хоть и умытое, лицо было заплаканным и опухшим, так себе фигура...но в целом - проканает, особенно зайдет каким-нибудь мудакам с замашками педофилов.
- Погнали, - крикнул Чейз Мартину, и вскоре они все втроем загрузились в тачку.

- Че делаете? - Спросил Дафни, подкатив к двум знакомым парням, выпивавшим у бара. В это время Марти с девахой устроились на свободном диване за столом неподалеку.
- О, - обрадовался тот, что стоял по другую сторону стойки, - как сам, Чейз? Выпить че-нибудь хочешь?
- В поряде, - коротко ответил Дафни и кивнул на девчонку. Парни синхронно повернули головы. - Че думаете об той вон там?
- Никогда раньше ее не видел, - отозвался бармен.
- Ага, а кто это, твоя дама? - Сострил второй, и оба заржали, а Чейз посмотрел на них так, будто собирался втащить уже прямо сейчас.
- Да я смотрю вы тут два остроумных уебка. Короче, слушайте сюда, мудаки. Ну че, привлекло вас? Хотите попробовать?
- А ты че, подкладываешь ее за деньги?
- Послушайте, я хочу прийти и выйти отсюда настолько быстро, насколько это нахуй возможно, - ответил Чейз, покачав головой.
- Ну не ходи вокруг да около, че ты за нее хочешь?
- По сотыге с каждого, - без раздумий ответил Дафни.
- У-у-у, тебя че-то понесло, - сказал один.
- Ты щас посмеялся, да? - Добавил второй следом.
- Это самое отборное мясо, братан, стейк-филе, блять, - Чейз, облокачиваясь на стойку, говорил со знанием дела.
- Я дам тебе сто пятьдесят за нас двоих. Полторы сотни за потаскушку. Идет? - Предложил бармен.
- Пацаны, я хочу свалить отсюда, у меня был очень длинный день, понятно? Сто семьдесят пять. - Назвал свою цену Чейз и выпрямился, давая понять, что если нет, то он уходит.
Те переглянулись, и бармен согласно кивнул.
- Иди сюда, - Чейз позвал девку, которая, сидя рядом с Мартином, теперь выглядела совсем потерянной, - иди, они ведь тебе нравятся, ага?

+2

11

Жаль все-таки, что эти двое не стали придерживаться тактики "плохого" копа и "хорошего" - так была бы хоть какая-то надежда передохнуть немного. Но оказавшись в руках Юля я уже успела смекнуть, что дальше будет только хуже. Кто-то тут, кажется, самостоятельности хотел, повзрослеть побыстрее? Молодец, повзрослела - лежа мордой в собственный диван, пока тебя методично трахают, это ощущается в полной мере. Как-то так взрослая жизнь и выглядит - к тебе врываются мужики, кладут на диван и развлекаются тем, что в перерывах между жестким сексом пытаются что-то из тебя вытрясти (в моем случае - деньги). И можно было бы вроде как включить жалелку, только она сломалась, и намекает всем своим видом, что в этой глупой ситуации виновата я сама. Иногда надо быть немного умнее, и включать голову, отдавая себе в полной мере отчет, с кем связываешься и какие могут быть при этом последствия.
- Пожалуйста, - шепчу я, но не успеваю закончить фразу, потому что снова оказываюсь на диване - на этот раз лицом в него же. В каком-то там анекдоте было что-то про "расслабься и получай удовольствие", но в сложившейся ситуации это было очень проблематично. Боль - это вообще чудесный способ напомнить самой себе, что ты еще жива. Пока болит - значит, еще есть, чему болеть, хотя судя по моим ощущениям, болеть уже просто нечему. Краем глаза замечаю стоящую в дверях фигуру второго парня, и в голове проносится мысль - этот придурок же не разбил гитару, пока деньги искал? Почему меня волнует тот факт, что какой-то мудак мог разнести любимый музыкальный инструмент в тот момент, пока другой идиот грубо трахает мой до сего момента практически девственный зад? Оставим это без комментариев.
Ни одна пытка не длится вечно - для этого высказывания даже есть красивый аналог в испанском, но я не могу его вспомнить - мне слишком больно. Когда я чувствую, что снова лежу и меня никто не трогает, я плачу. Снова крокодильими слезами, потому что мне страшно, потому что я боюсь, что эти двое вообще сейчас меня убьют. И сквозь пелену собственных соплей я слышу просто волшебное предложение - проехаться по барам. Эти двое решили подкладывать меня своим дружкам за деньги?
Если бы у меня были силы, я бы сопротивлялась, но мне слишком страшно. И хотя ноги с руками отказываются меня слушаться, в какой-то момент я обнаруживаю себя в ванной, под практически ледяным душем, потому что кто-то, включивший его, как-то мало озаботился моим комфортом. Я все еще реву, но пытаюсь стереть с кожи чужие прикосновения. Боже, дай мне сил не прыгнуть сегодня под какую-нибудь тачку, как же мне плохо.
Он выталкивает меня из душа, кидает полотенце и вслед за ним фразу - мол, одевайся, и я в каком-то полу-бреду иду в комнату и ищу там одежду. Из кухни слышна фраза, которая как нельзя лучше меня характеризует. Да уж, нечего сказать и добавить, действительно - ебнутая. Я смотрю на валяющийся рядом со шкафом канцелярский нож и прикидываю - можно ли таким перерезать сонную артерию, если они опять попытаются меня тронуть. Боль внутри перерастает в какую-то слепую ярость - к себе и к этим двоим, но пока я не могу понять, кого я ненавижу больше, и кому желаю сдохнуть больше. Себе - да, но я не отказалась бы сопроводить и эту парочку в последний путь. Жаль только, что эти размышления останутся моими влажными фантазиями, потому что на пороге опять появляется парень. Втискивает меня в черное платье, оценивающе смотрит, и мы уезжаем. Я все еще молюсь, чтобы хоть кто-то из соседей выглянул, но, скорее всего, они слишком привыкли к мои громким крикам, и не придают значения столь незаметному эпизоду.
Дорогу до сомнительного заведения я не запомнила. Какая к черту разница, вообще есть шанс, что я тут отойду к праотцам, если эти двое не остановятся в своих плотских желаниях или желаниях получить побольше денег.
Пока мы с Юлем сидим на диване, я молчу в ступоре, а потом решаю прояснить ситуацию. И начинаю говорить - сначала тихо, но потом понимаю, что не то что он - я сама не слышу, что бормочу себе под нос, поэтому приходится прочистить горло, мельком покосившись на бар.
- Ты собираешься получить назад все проценты? - если так, то под мужиками мне придется валяться еще долго. Слишком долго, я бы сказала - у меня все отвалится, отсохнет и завянет. Я уж молчу о том, что если бы мне был предоставлен выбор, я бы лучше ему продалась в рабство на месяц-другой, чем шаталась по непонятным мужикам, от которых можно подцепить все на свете. Но, похоже, что его напарник/друг/родственник, имени которого я не помню, но который страшно меня пугает, прилагается, а ему продаваться я не собираюсь.
И тут вышеупомянутый окликает меня, показывая на двух каких-то парней. Вот черт, я не хочу к ним идти, но если скажу - могу попасть в очередной переплет. И тогда в мою бедовую голову приходит еще одна очередная идея. Вряд ли это можно назвать Стокгольмским синдромом, но когда предлагают выбирать, из двух зол всегда выбираешь меньшую. Да и к тому же, что мне терять?
- Безумно, - говорю я парню, а потом киваю на Юля, - но он мне нравится больше.
Сердце колотится, как бешеное, пока я смотрю на Мартина. Понимаю, что в моем положении бессмысленно высказывать свое мнение и пытаться что-то доказать, но молчать мне никто не сможет запретить. В конце концов, эта фраза вполне может остаться незамеченной, забытой или ее может никто не воспринять как попытку пошутить. Я всегда думала, что умею неплохо подлизываться, но, похоже, к парням надо сразу подсасываться?

+1

12

Ничего толкового в кухне найти не удалось. Пока Чейз возился с девчонкой, Мартин выхлестал полбутылки воды и, пошарив по полкам, прихватил яблоко со стойки. Слишком тщательно отмыл его и в тот момент, как Дафин появился на пороге кухни, вытирал его полотенцем. Отдав брату тряпку, отхватил от яблока приличный кусок, слушая Чейза и что-то невнятно пробормотав, после чего забрал у него деньги и сунул в карман джинс.
- Давайте реще там, - только и кинул он вслед, после чего продолжил жевать, так что скоро огрызок отлетел в раковину, а сам дилер вышел в прихожую на крик брата.

Томпсон была уже отмыта и одета по случаю поездки, выглядела вполне сносно. Не совсем свежо, но для подвыпивших обывателей баров – самый смак, лучше и не придумаешь. Так что, в общем, скоро все трое были в машине, а Мартин рулил к одному из баров, который ему назвал Дафни, иногда указывая, где надо свернуть.
В зале было полно народу, и под потолком висел дым. Они к своему удивлению нашли свободный столик у окна, где и расположились, а Чейз направился к барной стойке, оставив их с Клои наедине. На девчонку Юль не смотрел, а потому в гуле голосов не сразу услышал, что она там бубнит, а когда услышал, то повернулся к ней.
- Че? – дилер откинулся на спинку дивана, в руке накручивая сотовый, а локоть свободной закинул на низкую спинку за спиной девчонки. Когда он понял, что Томпсон, внезапно, приспичило обсудить условия своего нынешнего положения, то сначала просто усмехнулся, поглядывая в сторону брата, который договаривался у стойки с двумя мужиками. – Нет, если будешь хорошей девочкой, то часть я прощу.

За те дни, которые она проебывалась, сумма процентов накопилась значительно и составляла теперь почти половину основного долга. И она, и он прекрасно понимали, что если бы ей выпала участь отрабатывать все проценты до единого, - с учетом того, что на эти проценты начали бы капать еще проценты, - то она бы еще пару недель валялась под мужиками, а они и без этого уже долго с ней возились и ему надо было заплатить парням за потраченное на нее время. Впрочем, объяснять ей это на пальцах не пришлось, потому что к столику вернулся Дафни и обрадовал результатами удачных переговоров.

А вот то, что блондинка начнет сходу брыкаться, учитывая его условия, Мартин не ожидал, так что криво улыбнулся, когда она пожелала остаться за столиком:
- Или ты все-таки хочешь все до цента отработать, м? – конечно же она не хотела, поэтому после едва ощутимого мотивирующего толчка в спину от дилера, поднялась со своего места. – Мы будем ждать тут, - на всякий случай предупредил Мартин напоследок, на тот случай, если она подумывала смыться.

Пока Дафни провожал эту процессию до сортира, чтобы убедиться, что Томпсон выкинула всю дурь из башки и будет вести себя смирно, да и заодно забрать с местных завсегдатаев деньги за развлечения, Юль прогулялся до стойки и взял им по бокалу холодного пива. Не смотря на то, что выдули косяк, голова все еще слегка гудела после вчерашнего, так что и Чейз с энтузиазмом отозвался на его инициативу.
Они успели распить по трети бокала, и чуток потрепаться, когда блондинка вернулась, явно подрастеряв былую бойкость. В общем, они в этом баре и нашли ей еще пару хахалей, пока не допили пиво, а потом собрались в другое место. В итоге к полуночи, помимо десяти штук долга у Юля в кармане вместе с деньгами из бумажника блондинки, который Дафни нашел у нее в рюкзаке, осела еще штука и он посчитал этого достаточным. Парни посидят вечерок в баре, да и Томпсон к этому времени была уже в совсем плачевном состоянии. Мартин подумывал угостить ее коксом, чтобы она взбодрилась, но за это ей бы тоже пришлось платить, так что эту мысль он быстро отбросил и предложил расходиться. Девчонку они выкинули на стоянке возле ее дома. Дафни прыгнул на байк, который оставил здесь же и они почти одновременно вывернули обратно на дорогу, на этом приключения Томпсон в стране больших займов были закончены.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » jingle bells! fuck