Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Если бы люди действительно так делали, я бы замер с открытым ртом...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ho-ho, fucking ho!


Ho-ho, fucking ho!

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Сакраменто | 31.12.16

Denivel Simon, Madison Grayson & Justin Grayson
http://funkyimg.com/i/2mjbG.gif http://funkyimg.com/i/2mjbF.gif  http://funkyimg.com/i/2mjbH.jpg

Иногда один звонок может изменить все жизнь не в лучшую сторону или история о том, почему иногда благие намерения оборачиваются пиздецом.

Отредактировано Justin Grayson (2016-12-21 23:39:56)

+2

2

Бывают в жизни такие моменты, когда все идет абсолютно не так, как тебе хотелось бы. Идет настолько из рук вон плохо, что хочется достать где-нибудь пистолет и застрелиться. Хотя почему «где-нибудь»? Я точно знаю, что он был у моей умершей жены и отыскать его на самом деле не составит труда. Но я все еще балансирую. Я все еще не кидаюсь на его поиски и не иду в ванную, чтобы снова попытаться вскрыть вены. Маленькая девочка внутри меня горит желанием жить и пытается возродиться словно феникс под толстым слоем пепла и пыли, припорошенная страданиями и болью. Маленькая девочка внутри меня замерла от страха и боится шевелиться, но все-таки мало по малу предпринимает попытки. Маленькая девочка внутри меня просит отбросить панику и перестать думать о плохом.
И в какой-то момент я поддаюсь натиску того хорошего, что еще осталось тлеть внутри меня. Я поддаюсь натиску того, что не погибло под очередной порцией экстези и не утонуло в море алкоголя. Завтра наступит новый год. Завтра люди проснуться обновленными, счастливыми, довольными своей жизнью и переполненными планами на будущее. Ну да, наверняка больше половины из них будет мучиться с похмелья, но тем не менее. Тем не менее, они будут чувствовать себя счастливыми.
А я?
Я, скорее всего, буду по-прежнему чувствовать свою опустошенность и накрывающую с головой грусть. Быть счастливой непозволительная роскошь, когда ты вдова и тебе восемнадцать лет. А еще как на зло на голову сыплются такие мелкие проблемы, как то, что отмечать новый год мне не с кем, да еще и мой водитель сегодня с утра заявил, что не может больше у меня работать. И это в праздничный день, блин! Я отстраненно думаю о том, что эта стерва могла и пораньше меня предупредить, а не оставлять без средства передвижения в такие важные дни. Тяжело повздыхав и пораскинув мозгами, я решаю зайти на сайт, на котором для меня пыталась найти водителя Джей и посмотреть, общалась ли она с кем-нибудь, можно ли из этого выудить какую-то информацию и, возможно, найти себе нового водителя.
Где-то полчаса у меня уходит на то, чтобы подобрать пароль моей покойной жены. Еще час я трачу на просмотр личных сообщений на этом сайте поиска. И тадам! Вижу отклик, который мне идеально подходит, потому что услуги водителя предлагает девушка старше двадцати лет. Пишу ей прямо с ходу личное сообщение, предлагая встретиться вот прямо сегодня и почти вот прямо сейчас, абсолютно забивая на то, что стрелки часов показывают 21:00 и шанс застать девушку в сети катастрофически мал. Пока я жду ответа на свое сообщение, то решаю, что именно сейчас самое время начать «праздновать» и наливаю себе бокал шампанского, которое выпиваю почти залпом на голодный желудок. Сразу же чувствую, как по телу растекается тепло, а дышать становится проще. Рассудок этим мне, конечно, не затуманить, но никто ведь не запрещает выпить еще?
В 21:30 я получаю сообщение о том, что девушка согласна встретиться. И вот тут получается, что либо ей очень сильно нужна эта чертова работа, либо ей тоже не с кем встречать Новый Год. А может быть и то и другое вместе. Строчу в ответ сообщение со своим адресом, но отмечаю, что буду ждать ее в машине и оставляю номер и машины, и телефона. В конце концов, надо же мне посмотреть если не то, как она водит, то хотя бы то, как она за рулем смотрится. Хотя, признаться, я бы не отказалась уехать куда-нибудь вот прямо сейчас, забив на все на свете и даже на то, что я обещала позвонить Поль и, возможно,  заехать к ней этой ночью. С другой стороны, если у меня не будет водителя, то и заезжать мне будет не на чем.
Налив еще один бокал шампанского я начинаю приводить себя в порядок. Не могу появиться перед девушкой без макияжа и в хреновой одежде. А вдруг она симпатичная? Мне будет неловко, если я рядом с ней буду чувствовать себя старшненькой. Именно по этому я решаю, что кожаные лосины, черная майка и черная кожаная куртка подойдут отлично. Добавим сюда ботинки на платформе и черный шарф с белыми черепками – мой образ готов. Да, конечно будь наша встреча не в машине и добирайся я до нее общественным транспортом, то чертовски замерзла бы, но при моем раскладе все это более чем уместно.
Через сорок минут я, захватив с собой не открытую бутылку шампанского, выхожу из дома и направляюсь к своей машине. И будь что будет.

+2

3

внешний вид
Есть такое развлечение у людей, кажется. Перед новым годом возвращаться к планам, которые они изобретали в самом начале, просматривать этот немаленький список, вычеркнуть пару вещей, которые чудом удалось исполнить, а потом страдать по невыполненным желаниям. А дальше люди делятся на несколько групп в зависимости от того, как поступают следом. Кто-то забивает на всё и грустит, что ни хрена не сделал. Кто-то, напротив, пытается за последние дни добить планы, выполнить даже то, что кажется безумным. А кто-то просто относится к этому не так серьезно, потому что понимает - это всего лишь планы. За год произошло столько всего незапланированнного, но разве же это плохо?
Я вот не могу сказать. К сожалению, я не помню ни планов, которые у меня были в прошлом году, ни того, что произошло со мной до того момента, как я очнулась в госпитале где-то в Бразилии. Я помнила своё имя, примерно школу, а дальше всё было как в тумане. Что-то моё тело подсказывало, что-то рассказал муж, подумайте только, теперь уже бывший. Из сети я узнала еще немного, например, о том, что меня считали мертвой. Почему я решила не искать близких мне людей? Почему я решила не брать в руки фотоаппарат? Я боялась. Я боялась, что моя жизнь, которую я планировала в школе ещё, оказалась не такой. Я боялась, что мои руки забыли, как фотографировать, что мой глаз теперь не так остро видит классные кадры. Я читала свои интервью, статьи про мои выставки, но всё равно боялась.
Так что я решила перебраться в Сакраменто, подальше от ЛА, пусть и семья была рядом. С ними я не общалась, помнила, чем закончился мой побег. Значит, я всё-таки вышла за Кайла замуж. Но от попыток вспоминать, голова болела жутчайшим образом, даже таблетки не помогали. Так что я забросила это дело, откликнулась на пару вакансий, а потом судьба подкинула мне подарок в виде моего друга и по совместительству босса, у кого я работаю мастером татуировки. На курсы ушли последние деньги, но мастерство не пропьешь, у меня получилось вклиниться в творчество, пусть и немного в другой области.
Поэтому я не ожидала сегодня, что мне придёт вдруг сообщение с того сайта, где я хотела устроиться водителем. Частный шофер для богатой девочки, как-то так. Но я решила встретиться, иногда начинаешь верить в случайности, как с тем же боссом, например вышло.
Так что я ответила на сообщение, мы договорились о встрече, и я помчалась по адресу, накинув на себя кожаную куртку и солнечные очки. Сегодня голова болела особенно сильно, так что я не хотела усугублять всё ярким светом. Выглядела я как вампир или наркоман, но мы же не на улице всё обсуждать будем, да? Сниму очки, улыбнусь обворожительно. Кажется, моя улыбка всем нравится, она дружелюбная и открытая. Мне не сложно быть открытой, когда в голове слишком мало всего из прошлого, нечего скрывать просто.
До нужного адреса я добралась довольно быстро, по марке машины обнаружила нужную и подошла ближе как раз вовремя. Из дома вышла ангелочек с белыми волосами и бутылкой шампанского, так что я поправила зеленые волосы, озарила улицу своей прекрасной улыбкой и прислонилась к машине, проверяя, сюда она пойдет или как. Мне повезло, так что я не дала девушке вставить и слова, протягивая ей руку, чтобы познакомиться.
- Я Вайлетт, а ты Дени? Очень приятно познакомиться лично, - бросила взгляд на машину и погладила её по черному полированному боку, - значит, эту крошку я буду водить, если ты примешь меня на работу? Я ни от чего не отвлекаю? - взглядом показываю на бутылку. Мало ли, у них тут праздник, а я о работе. Но иначе зачем было мне писать?

Отредактировано Madison Grayson (2016-12-22 20:28:16)

+2

4

Кажется, меня уже ждут. И надеюсь, что недолго. Я спешу к фигуре, которая замерла у моей машины и мысленно думаю о том, что это может быть и не та девушка, с которой я договаривалась, а какой-нибудь больной ублюдок, что просто решил вскрыть мою машину. Ну, я бы так наверное не думала, если бы была нормальным человеком, но так как я являю собой живой магнит для неприятностей, то в голову лезут все мысли подряд. Тут уж в самую пору порадоваться тому, что у меня в руках бутылка шампанского - если что, можно разбить ее о голову врага и попытаться сделать ноги далеко и надолго. Ну или хотя бы отбежать на безопасное расстояние и начать орать, что меня убивают.
К моему облегчению мои опасения не сбываются. Или я рано расслабилась и девушка выкинет какой-нибудь хуевый трюк попозже, когда вотрется в доверие? Не знаю и знать не хочу. Когда я подхожу поближе, она протягивает мне руку и я уверенно подаю свою для рукопожатия. Не самое привычное для меня приветствие, но не обниматься же с первой встречной, правда? Хотя, если честно, я могу. И даже больше. Возможно именно поэтому в моей жизни в последнее время так много дерьма. Хотя нет, кого я пытаюсь обмануть. Не поэтому.
- Приятно познакомиться, Вайлетт, - я подымаю глаза на новую знакомую и слова застывают в горле от нехорошего подозрения. Я шумно сглатываю и приглядываюсь, потому что может мне показалось? Определить сложно, потому что девушка передо мной в очках и я не могу разглядеть лицо. Не могу я его разглядеть еще и потому, что сумерки уже опустились на город и тут не так светло, как этого бы хотелось. Но ощущение того, что передо мной стоит Джастин, только с зелеными волосами, заставляет застыть в нерешительности.
- Да, возможно именно ты будешь рулить этой деткой, - я подмигиваю, хотя внутренне все еще опасаюсь, что эта самая Вайлетт на самом деле Джастин, которая просто решила разыграть меня в новогоднюю ночь и не дать мне провести ее в гребаном одиночестве.
- Нет, не отвлекаешь. Это нам. Если ты не против. Хотя, если ты еще не пила, то я бы не отказалась посмотреть, как ты водишь, - закусываю себе нижнюю губу и свободной рукой достаю из кармана кожаной куртки ключи от машины. Спокойным жестом передаю их в руки девушки, мол держи, пользуйся и покажи мне класс.
Когда Вайлетт клацает по брелку на ключах, машина издает привычный писк и уже готова запустить нас в свои объятия. Я все еще нервничаю из-за того, что не вижу лица девушки, но тем не менее без раздумий сажусь на переднее пассажирское и откидываюсь на кресло, ожидая, когда девушка устроится поудобнее, повертится, оценит габариты машины и все такое.
- Нравится рабочее место? - я хмыкаю и тянусь к бардачку, чтобы достать оттуда пачку Black Stone с вишней и собираюсь закурить, - надеюсь, что ты не против, - в руках материализуется зажигалка, я зажимаю сигариллу губами и прикуриваю. Молча делаю затяжку, затем еще одну, а только потом снова смотрю на Вайлетт и задаю вопрос, который может показаться странным, неуместным и может быть даже грубым, - почему ты пришла?, - затем я все же осознаю, что слова звучат некорректно и все такое, а потому продолжаю, - ну, в смысле, сегодня же новый год. Я вообще не думала, что ты в самом деле ответишь, да еще и подорвешься ехать на собеседование почти в десять часов перед самым праздником.
Еще затяжка. Я выпускаю струйки дыма из своих легких прямо в салон автомобиля. Думаю, ты догадаешься открыть окно или включить кондиционер, если тебе это неприятно. В конце концов возможность терпеть то, как я пью и то, как я напиваюсь, тоже будет входить в твои обязанности, ведь именно тебе я буду звонить, когда буду пьяна. Да и когда не пьяна - тоже.
- Мне надо знать, насколько ты осознаешь, что твой рабочий день будет не очень нормирован и что я могу позвонить и утром, и днем, и ночью. Нет, выходные конечно будут по обоюдной договоренности, но по сути тебе надо будет быть на связи почти 24 на 7, - я с трудом сдерживаю смешок, потому что 24 на 7 у меня очень плотно ассоциируется с бдсм и отношениями полностью "в теме", к которым я никогда не была готова.

+1

5

Кажется, я что-то не то сказала? Или выгляжу не так, как обычно выглядят водители? Ну не говорить же мне Дени, что шофером я никогда не работала? Ну как, если спросит честно, то отвечу, а так буду хранить загадочное молчание. Надо же мне как-то выживать в этом тяжелом мире, да ещё и с недостатком бабла в кармане! На самом деле, я предпочитаю, чтобы люди честно говорили мне о том, что им не нравится. И сама поступаю точно так же. Поверь, Дени, я точно скажу тебе, если мне что-то не понравится. Но мы же пойдём на компромисс, не знаю, ты повысишь мне зарплату или что. Может, сразу сообщишь о том, что будет входить в мои обязанности, а что нет.
Но, кажется, момент ступора всё-таки проходит, потому что девушка подмигивает мне и подтверждает, что именно эту красотку я буду по ночам поглаживать... по рулю, нежно давить... педаль газа и умело, но жестко управлять ей, как захочу.
- Если я скажу, что я готова это делать бесплатно, потому что это самая красивая машина из всех, что я видела, ты ведь воспользуешься этим? - хрипло смеюсь и подмигиваю в ответ. Конечно же, это была шутка, потому что вряд ли она будет лишать меня заработка, раз уж согласна платить. Надеюсь, это не заставит её быть экономной? Жадной? Такие красивые девочки не могут быть жадными. А тебе, Вайлетт, стоит перестать думать о том, как прекрасно смотрится твой работодатель с закушенной нижней губой.
- Если ты обещаешь оставить мне глоточек, раз уж это нам, тогда я с удовольствием тебя прокачу, - всё-таки подаю голос, потому что на слова надо отвечать, а не пялиться на рот девушки. Как же чертовски круто, что я в очках, они хорошо скрывают мой взгляд, точнее, его направление. Я забираю ключи из прекрасных пальчиков и отключаю сигнализацию. Классный брелок, можно даже включить что-то из электроники заранее. Например, подогрев руля или сидений, вентиляцию или кондиционер. Дорогая, скорее всего... Учитывая, что это Вольво, ещё и очень надежное. Люблю большие машины, в них чувствуешь себя гораздо уверенней, чем в каком-нибудь Фольксвагене Жук. Нет, букашка хороша, но не для меня, уж простите.
Я прохожу к водительскому сидению, не отказывая себе в удовольствии провести пальцами по боку машины, как будто "знакомясь" с ней. Я немного псих, но мне нравится одушевлять предметы, относиться к ним по-человечески, с любовью. Кажется, я влюбилась сегодня в эту блестящую красотку. Раз в работодателя вроде бы как нельзя, хоть какое-то утешение. А может быть, ну к черту, позаигрывать с ней и пригласить на свидание, а деньги найду где-то ещё?
С этими мыслями я сажусь за руль, поглаживаю кожаную обивку, немного сдвигаю кресло, чтобы подстроиться под свой рост, включаю зажигание и слушаю, как приятно урчит мотор. Не обязательно было его включать, но я очень хотела насладиться этим звуком. Да и он пока что не мешает.
- Я даже в своей постели не чувствую себя так уютно, - усмехаюсь, когда девушка задает мне вопрос, бросаю взгляд на то, как она достает сигареты из бардачка и просто пожимаю плечами, - Да мне всё равно, я сама курю, так что наслаждайся. Я бы только окошко приоткрыла, чтобы салон не впитывал запахи, - потянула носом в сторону вишневого дымка и прикрыла глаза, запоминая это мгновение. Вкусный аромат, не слишком сладкий, не очень навязчивый. Самое то, как мне нравится, хотя сама я бы такие, наверно, не курила. Мне бы Капитана Блэка, покрепче, так чтобы легкие сразу поняли, кто тут хозяин.
- Почему? - вопрос застаёт меня врасплох, я даже поворачиваюсь слишком резко в её сторону, но тут Дени продолжает и поясняет свои слова, так что я расслабляюсь и постукиваю пальцами по рулю, - Тебе честно ответить? Не хотела сидеть дома, вот и пришла. Мне нужны деньги, работа. А почему ты написала мне на отклик, который я делала ещё летом? Честно говоря, я уже не ожидала, что мне кто-то напишет...
Наверно, я ответила на твой вопрос? Но и задала свой, на который тоже хочется услышать ответ. Почему ты написала мне перед Новым годом? Почему хочешь встретиться? Что такое, неужели тебе вдруг именно сегодня понадобился водитель?
- Я прекрасно осознаю, что буду твоей девочкой по вызову, - смеюсь и не говорю, что это больше похоже на рабство. Мало ли, у тебя дурные ассоциации. Очки начинают мешаться мне, да и в машине хорошая тонировка, лампочки горят не очень ярко, а свет я в салоне не стала включать. Так что я снимаю ненужный мне аксессуар и кладу на приборную панель, а после этого снова смотрю на Дени, подмигивая ей.
- Я и в выходные могу работать, если нужно. Но если мне понадобится день или два, я тебя предупрежу, ты это имела в виду, да? Откуда тебя надо будет увозить, где ждать? Ну, чтобы я знала, с кем могу завести знакомство, пока ты где-то бродишь.
На самом деле, в каждой шутке есть доля шутки, я уже представила себе, как останавливаюсь у бара, слежу за тем, как Дени уходит в него, выбираюсь из машины. Прикуриваю сигарету, киваю охраннику у входа и молча отравляю легкие, пока основной поток клиентов не оказывается внутри. А потом завожу разговор, потому что нам обоим скучно. Может быть, мы обсудим, какие наши работодатели, хорошие или плохие. Может быть, он попросит прикурить. Идеально же.

+2

6

Ты понравилась мне сразу. Держишься уверенно. Я бы сказала, что даже самоуверенно. И ни капли не растерялась, когда я отдала тебе ключи, чтобы ты могла получше познакомиться со своим рабочим местом. Ты использовала этот шанс. Я видела, как ты осматриваешь машину, как пробегаешь пальцами по поверхностям, как изучаешь то, с чем тебе предстоит работать. Меня в том числе. Хоть ты и старалась не акцентировать свое внимание на мне, я все же различала по повороту и наклону головы, когда ты смотришь на меня. Но гребаные очки мешали мне увидеть твой взгляд. Гребаные очки мешали мне заглянуть в твои глаза и точно узнать, как ты смотришь на происходящее. Как ты смотришь на меня.
А потому мой взгляд все время цепляется за твои зеленые волосы, которые мне так и хочется потрогать, пропустить их через пальцы и даже потереться о них щекой. Не совсем нормальные желания, но ведь ничего страшного, если о них никто не знает, правда?
- Конечно я оставлю тебе глоточек. И даже больше, Вайлетт, - я подмигиваю тебе и расслабляюсь настолько, насколько это вообще возможно в компании незнакомого человека. Только почему-то преследует дурацкое ощущение, что я тебя знаю. Ну черт возьми, нельзя же так!
Мне нравится как ты смело подстраиваешь под себя сиденье и устраиваешься так, как тебе удобно. Это значит, что ты хочешь остаться. Это значит, что я могу захотеть, чтобы ты осталась. Это значит, что, скорее всего, сегодня мы обе останемся чертовски довольны случившимся, хотя на самом деле день не предвещал абсолютно ничего хорошего.
Или я забегаю вперед?
Ты честно говоришь мне, почему сегодня откликнулась и пришла, а потом задаешь мне свой вопрос. Такой простой, такой банальный, в нем нет ничего удивительного или сверхъестественного, но мои внутренности стремительно скручиваются в узел, а меня саму сразу начинает тошнить. Я глубоко вдыхаю, как рыбка ловлю ртом воздух, а потом судорожно делаю затяжки одну за другой, стремительно докуривая сигарету. Открываю окно и легким щелчком отправляю окурок в далекое путешествие. И только потом отвечаю тебе:
- Заявку подавала моя жена, - слова даются трудно, но я решаю, что нет смысла юлить и врать, если ты будешь рядом со мной часто, если будешь везде возить, то имеешь право знать, - она умерла. Думаю, она просто не успела еще раз связаться с тобой. А сегодня мой предыдущий водитель сказал, что не может больше на меня работать, - я часто моргаю, потому что боюсь, что могу разреветься. К счастью, ничего подобного не происходит и я искренне благодарна за это.
И тут ты неожиданно смешишь меня. Я откровенно не могу сдержать улыбки, когда ты так беззастенчиво сообщаешь, что будешь моей девочкой по вызову. Мне нравится, что у тебя есть чувство юмора. Если это оно, конечно.
А потом происходит то, чего я ждала и не ожидала одновременно - Вайлетт снимает очки и смотрит прямо на меня, подмигивая. И черт бы меня побрал, я вижу перед собой Джастин. Вижу чертову Джастин Грейсон, с которой только вчера принимала ванную. Именно поэтому я фактически не слышу следующих слов, произнесенных тобой. Именно поэтому мои глаза, кажется, стремительно ползут на лоб от шока.
- Джастин!? - я не знаю чего в моем голосе больше - возмущения или удивления. Но молчать я больше не могу, игнорировать ситуацию тоже, - Ты издеваешься, да? Решила пошутить? - тут я осмелев все же протягиваю руку и касаюсь ей зеленых коротких волос, слегка взъерошивая их, - а волосы зачем покрасила? Что бы в честь нового года на елку походить, м?
Я не очень понимаю, что тут делаешь. К тому же одновременно я испытываю и радость и недоумение и даже немного сержусь, что ты меня так разыграла. В эту секунду мне в голову даже не приходит мысль о том, что Джастин не могла откликнуться на объявление. Мне не приходит в голову мысль о том, что ей просто неоткуда было узнать об этом.
- Не думала, что ты решишь провести праздник в моей компании, - с этими словами я открываю бутылку шампанского, которая до этого стояла где-то у меня в ногах, и делаю пару бокалов прямо из горлышко, четко помня, что тебе пить нельзя, ведь ты собиралась меня отвезти куда-нибудь...
Но раз тебе нельзя пить, я вскружу тебе голову другим способом. Поставив бутылку в подставку для кофе, куда она почему-то идеально поместилась, я тянусь к тебе, кладу свои ладони на твои плечи, заглядываю в глаза, словно хочу убедиться, что у меня не галлюцинации и все это мне не кажется. А потом сама накрываю твои губы своими, втягивая в поцелуй. Но мне оказывается мало и этого. Я хочу чувствовать тебя сильнее, ближе... а потому не долго думая я перебираюсь к тебе и сажусь на тебя сверху, снова целуя в губы.
Надеюсь, что твоя голова будет кружиться так же, как моя.
Извини, если это слишком горячо.

Отредактировано Denivel Simon (2016-12-23 00:40:41)

+2

7

Вроде бы всё так неплохо начиналось, да? Мне пообещали оставить глоточек, а возможно и не один, мне подмигивала, со мной нормально так общались. А потом я, видимо, на волне энтузиазма, прямо как под воздействием Феликс Фелицис, зелья Жидкой Удачи (да, я недавно смотрела запоем всего Гарри Поттера), стала задавать вопросы, которые оказались не совсем уместными. Я вижу, как Дени становится плохо от моего вопроса, почему она написала. Я вижу, как она хватает губами воздух, подобно рыбе, выброшенной на берег. Мне так становится стыдно, что хочется помочь ей, не знаю как, но сделать её состояние лучше. Я не могу, у меня нет на это права, малышка с белыми волосами, похожая на ангела. Мне бы хотелось погладить тебя по голове, прижать к себе, пообещать, что всё будет хорошо. Но вместо этого я молча смотрю на то, как ты куришь сигарету, выбрасываешь её из окна и говоришь слова, по которым я понимаю - облажалась. Кто же знал, что так вышло? У работодателя был ник на сайте, я думала, эта красотка и хотела найти водителя. Черт возьми, как же неловко получилось, я даже не знаю, что ответить. И с другой стороны, мне так… я так чертовски завидую, что у неё есть, что вспомнить! Я ведь не знаю, может быть, у меня была тайная любовь, которая скорбит точно так же, как и Дени сейчас. Или я сама кого-то потеряла… до сих пор не могу понять, что такого мог сделать Кайл, ну или я, чтобы мы решили развестись. Конечно, тринадцать лет - это очень долгий срок, не каждый брак может выдержать испытание временем. Тем более, мне было шестнадцать лет, когда мы поженились, может быть, я оказалась не такой, какую он представлял? Не поддалась дрессировке, не стала послушной. Может, он даже мне изменил? А я изменила ему? Или это из-за моей странной ориентации, в которой я до конца не разобралась…
- Мои соболезнования… Ну что ж, теперь у тебя есть я, надеюсь? - я пытаюсь перевести всё в шутку, потому что понимаю - это сложно, плакать перед незнакомым человеком. Это тяжело - переживать что-то из прошлого, что тебя так убивает.
Но я рада, что моя шутка про девочку по вызову пришлась тебе кстати. Вот только твоя реакция на то, что я сняла очки, оказалась совершенно непредсказуемой. Нет, к это должно было случиться. Я должна была встретить кого-то, кто знает Джастин, кто узнал бы во мне её. Но я не ожидала прямо такой реакции, скажем так, странной. Я даже не успеваю что-то ответить на вопрос, Джастин ли я, как ты неожиданно разрываешь ту границу личного пространства, что сложилась между нами, касаешься моих волос. Да не просто трогаешь, ты ерошишь их. Ерошишь. Это немного интимный жест, да? Может быть, дружеский, но что-то мне подсказывает, что было между ними с сестрой нечто не совсем дружеское. И пока я перевариваю действия Дени, она решает, наверно, что я не собираюсь отрицать её слов, молчаливо признаюсь, что я Джастин. Но я просто не знаю, что сказать! “Прости, я не Джастин, но ерошь мои волосы? Извини, но я не шучу? Я могу быть твоей Джастин?” Ух, на этих мыслях стоило прекращать, тем более, что даже мой цвет волос не вызывает подозрений у девушки. Она щебечет, что вроде как рада компании Джастин, почему-то не понимает, что объявление реальное же, как бы моя сестра об этом узнала? Или они так долго знакомы? Так, не лезть в Санта-Барбару! Надо остановить её, рассказать всю правду, прямо сейчас. В эту же секунду…
...ты целуешь меня.
Ты кладешь пальцы на мои плечи, заглядываешь в мои глаза, как будто ищешь там что-то. Я буквально загипнотизирована твоей неожиданной смелостью, поэтому замираю в ожидании, разрешая тебе сделать всё, что хочешь. Как лиса позволяет зайчишке подойти ближе, замерев на опушке, так и я смотрю на тебя своим пристальным взглядом, в котором ты что-то явно находишь. Потому что потом ты целуешь меня, и я на несколько мгновений забываю о том, что хотела сделать. От тебя пахнет вишневыми сигаретами, дорогим шампанским и чем-то ещё, пронзительно сладковатым, аппетитным. Я непроизвольно облизываюсь, как кошка, увидевшая мышку, и тут ты перебираешься когда мне на колени, как только умещаешься здесь вместе с рулем, а, малышка?
Мне почему-то плевать, что ты считаешь меня Джастин. Мне абсолютно насрать, что потом я словлю пощечину, ты прогонит меня за обман, но сейчас… сейчас, детка, я делаю то, что хочу. Я подаюсь назад, чтобы ты потянулась за моими губами, мне нравится играть так с девочками, ощущать, как они не хотят отрываться от меня. А когда твои губы вновь находят мои, я перестаю сдерживаться, набрасываясь на твой алчущий рот, беззастенчиво кусая твои розовые губы, чтобы они стали припухшими и казались больше. В то же время свободной рукой я нахожу твои длинные волосы, цепляюсь за них в районе загривка, дергаю назад, заставляя выгнуться и занять удобную для меня позу.
Чтобы я подобно вампиру вгрызлась в твою нежную и хрупкую шейку, прижимая тебя по несчастливой случайности к рулю. Гудок вырывает меня из состояния аффекта, я отрываюсь от тебя и отпускаю волосы с сожалением, откидываясь назад на сидение. И не даю тебе двигаться обратно ко мне, крепко удерживая за запястья твои тонкие руки.
- Фух, чёрт, ты меня врасплох застала. Я даже ничего не успела сказать. Я же не железная, черт подери, но если ты детка Джастин, она же убьёт меня, - я бросаю взгляд на шею Дени и сглатываю. Кажется, у кого-то будет засос…
- Давай я тебе ещё раз объясню. Меня зовут Вайлетт. Если официально, то Мэдисон Вайлетт Грейсон, - декламирую я со вздохом, продолжая тебя держать, мало ли, ударишь.
- Я не шучу, не издеваюсь, хоть и не против провести с тобой новый год, но мне кажется, ты уже не совсем за, - я облизываю губы, сожалея о том, что нельзя просто опять полезть к этому сладкому рту, нужно быть серьезной взрослой женщиной.
- Неважно, скорее всего, ты и на работу меня не возьмешь после того, что я сделала… Не знаю, ты ведь можешь проверить, что я не Джастин? Татуировки у неё есть? - я сбрасываю с плеч куртку, хоть для этого и приходится отпустить твои руки. Ты будешь слезать или тебе и так хорошо?

+2

8

Ты немного отстраняешься от меня, но я не вижу в этом жесте протеста. Наоборот, ты играешь со мной, пытаешься раззодорить и хочешь, чтобы я снова поймала своими губами твои губы. И я иду на поводу у твоих желаний. У наших желаний. Ведь сейчас они совпадают. Голова кружится и я не могу понять от тебя или от выпитого мной шампанского, которое так удачно делает меня раскованней. Я с огромным трудом сдерживаю стон, когда ты отвечаешь на мой поцелуй с напористостью и почти дикой страстью, сильно кусая мои нежные губы, чем совсем сводишь меня с ума. А ведь я и без того сумасшедшая. Если бы ты только знала, как я реагирую, когда мои губы кусают! Если бы ты только знала, как мое сознание сразу же затягивает туманом похоти, когда я чувствую зубы на мягкой плоти моих губ.
Когда твоя рука запутывается в моих волосах, то по телу проходится почти электрический разряд. Ты снова попала в десяточку! Это еще одно действие, от которого мне сносит крышу. Возбуждение захлестывает с головой и я невероятными усилиями заставляю себя вести себя тихо и не заполнить салон автомобиля своими вскриками и стонами.
Чувствуя, что ты крепко держишь меня, я осторожно дергаю головой, чтобы проверить, насколько сильна твоя хватка. Ну а заодно этим просты действием я подливаю масла в огонь, чтобы завести нас обоих еще сильнее. Можешь не пытаться скрыть от меня очевидное - тебе нравится мое поведение. Тебе нравится, что я сижу на тебе в машине, что наши тела нереально близко друг другу и даже, возможно, то, что любой проходящий мимо человек без труда заметит огонь нашей страсти. У меня никогда не было подобного фетиша, но сейчас почему-то заводит даже это.
Я забываю как думать и даже как дышать, когда ты еще сильнее тянешь меня за волосы, а затем касаешься моей шеи зубами. Глаза широко раскрываются, я не в силах сдерживать эмоции, даже если бы старалась еще в сотню раз усерднее. Стоны все равно срываются с моих губ, хоть я и кусаю их в отчаянии, чтобы звучать как можно тише. Но тише не получается ровно до тех пор, пока ты не перестаешь быть моим персональным вампиром. После укуса мне очень хочется потереть шею пальцами, разогнать кровь и унять оставшееся на коже ощущение, которое было одновременно безумно приятным и болезненным.
После резкого звучания гудка я пытаюсь отдышаться и попутно вырвать свои руки из твоих, но ты держишь очень крепко, так что я перестаю вырываться, чтобы не оставить синяков на своих хрупких запястьях, ведь знаю, что поставить их там легче простого. Пока я думаю об этом, ты начинаешь говорить и...
Я не знаю даже, что и думать.
Ты говоришь правду?
Или ты пытаешься обмануть меня?
Во мне смешивается гребаное недоверие, шок, дикий восторг и я целиком и полностью ощущаю себя просто непроходимой дурой! В какой-то момент мне становится дико стыдно за себя и за свое поведение, но шок слишком велик, чтобы я могла полноценно заняться самобичеванием. Именно поэтому я теперь сижу на тебе не шелохнувшись, нелепо приоткрыв ротик и уставившись на тебя во все глаза, постоянно хлопая длинными пушистыми черными ресницами.
Я слушаю тебя. Потом прокручиваю твои слова у себя в голове. Пытаюсь сопоставить факты, хоть от возбуждения и выпитого алкоголя думать не очень получается. Но я стараюсь. Честно!
- Кажется, я полная дура... - неуверенно произношу я дрожащим голосом, шумно сглатываю, и все еще не могу отойти от шока, а потому и слазить с тебя не собираюсь, хоть у меня и возникли серьезные опасения на тему того, Джастин ли ты на самом деле. Ведь я прекрасно знаю, что у Джастин есть сестра-близнец. И вообще, Джастин едва ли бы покрасилась в зеленый. Нет, ну телохранитель крупной шишки с зелеными волосами. Серьезно?
- Возьму на работу. Ну, если она тебе все еще нужна. И если ты правда не Джастин. И если тебя не смущает, что мы целовались, - я вываливаю всю эту кучу слов, пока ты стягиваешь с себя куртку, а потом решаю добавить кое-что еще, - я не детка Джастин. Ну, наверное. Не знаю как это объяснить.
Нет, ну серьезно. Как такое вообще можно объяснить? Типа знаешь, твоя сестра спасла меня, а потом мы переспали, а потом она снова случайно спасла меня, а потом мы встретились около твоей могилы. Да ну, бред какой-то. Нашу историю в трех словах описать невозможно, это слишком трудно. Да и надо ли?
- Есть, - я киваю головой а потом, абсолютно недолго думая, тянусь к низу твоей майки и тащу ее наверх, обнажая красивое тело. В машине темно, но рисунки на бледной коже различить получится. В машине темно, но очертания твоей груди я вижу отлично, а потому приходится бороться с нахлынувшим желанием, ведь мне хочется коснуться груди хотя бы кончиками пальцев. На секунду прикрываю глаза, шумно вдыхая, а потом принимаюсь изучать татуировки и...
С ужасом осознаю, что передо мной не Джастин.
Значит Мэдисон.
Значит жива!
- Извини...
И меня одновременно переполняет столько чувств, что я боюсь сойти с ума от их переизбытка. Кладу руки на твои обнаженные плечи и еще раз заглядываю в глаза. Мне только кажется, или взгляд все-таки различается? Мне только кажется, или присмотрись я повнимательнее вместо того, чтобы наброситься с поцелуями, то сразу бы заметила подвох.
Точно! Надо позвонить Джастин! Надо сказать, что я нашла Мэдисон. Ну, видимо теперь она Вайлетт, но разве это имеет значение? Ведь суть от этого не меняется - сестра Джастин жива. И я сижу у нее на коленях. И мы только что целовались, черт возьми. И если честно, то я хочу еще. Прямо сейчас.
Осторожно обвиваю твою шею руками и прижимаюсь к тебе, надеясь, что ты не оттолкнешь меня после случившегося, ведь ты была не против всего несколько минут назад. Я своими губами снова касаюсь твоих губ, но не целую. Жду, когда это сделаешь ты. Или не сделаешь. Для себя я решаю, что если ничего не выгорит, то просто слезу с тебя и позвоню Джастин, чтобы сообщить, что видела тебя сегодня. А если ты меня поцелуешь, то у тебя есть шанс немного отсрочить звонок.

+2

9

Мне так жаль, мне так чертовски жаль, что приходится быть жестокой, что приходится ограничивать твоё такое податливое и горячее тело от твоих желаний. Я вижу, что тебе нравится, как я себя веду. Поверь мне, всегда понятно, в том направлении я двигаюсь или нет. По твоим стонам, по твоим попыткам сдержать их, хоть у тебя и не получается. Ты такая беззащитная в моих руках, что я абсолютно пьяна, пусть ни капли спиртного не попадало в мой рот. Тобой хочется управлять, ты плавишься в моих пальцах подобно жидкому тягучему металлу. Кажется, я смогу придать тебе любую форму, какую захочу. Осторожнее, девочка, это явно не те отношения, что ты хотела бы иметь со своим водителем. Ах да, ты же в этот момент не знала абсолютно, что я не Джастин. Но ей ты позволила бы такое. Она делала с тобой такое? Ты не кажешься слишком удивлённой из-за моих действий, или мне кажется?
Но мне приходится быть жестокой, мне нужно рассказать тебе правду, пока мы не зашли слишком далеко. Я, конечно, бессовестная сволочь, но уж точно не хочу пользоваться твоим отношением к Джастин, чтобы трахнуть тебя. Мне бы хотелось завоевать эту вершину самостоятельно. Чтобы ты поняла, что я тоже ничего. Более того, я совершенно другая. Я помню, как в детстве постоянно бесилась, когда нас с сестрой не могли различать. Я даже специально носила платья, отращивала волосы, чтобы все понимали, что Мэдисон - это девочка, а Джастин - мальчик. Что мы разные! Хотя никакой девочкой я не была в детстве, конечно же. Меня постоянно метало из стороны в сторону, я помню даже, что я чуть ли не впала в состояние ненависти к своему телу, когда у меня начала расти грудь. Грудь, у меня. Но в тот момент, когда я встретилась с Кайлом, я ощущала себя женственной. Может быть, мы именно поэтому расстались? Он влюбился в женщину, а получил неведомо что?
А ты тем временем какое-то время явно находишься в ступоре, приоткрыв рот так, что мне снова хочется искусать твои губы, срывая сладостные стоны своими действиями. Кто же знал, что такая милашка любит грубость? Хотя я почему-то с самого начала почувствовала, что это именно так. Чутье, наверно? Или что-то из прошлой жизни стучится в дверь из глубин подсознания?
- Ты не дура... - пытаюсь подбодрить тебя я, касаясь кончиками пальцев твоей бледной щеки, мягко улыбаясь и не отрывая взгляда от губ. Завораживает это зрелище, я ведь знаю, что искусала их ты так из-за меня. Я ведь понимаю, что моё признание любого может поставить в тупик, особенно, если ты знаешь, что я считалась мертвой. А ты знаешь?
- Почему нет, работа мне всегда нужна, - забавно, ты не против такого шофера, как я. После того, как я чуть не трахнула тебя прямо за рулем машины, на которой буду возить тебя к приятностям и увозить из неприятностей? Интересная ты личность, Дени. Очень любопытная...
- Это тебя должно смущать, что мы целовались. Честно говоря, я очень собой недовольна. Должна была прекратить всё это с самого начала, но почему-то не сдержалась, - облизываюсь, никак не реагируя на слова о том, что ты не детка Джастин. Почему-то тебе важно вдруг стало это обозначить. Это приглашение в духе "я свободна, так что не против"? Тебе точно нужен водитель, с которым будут такие странные взаимоотношения?
Я не думала, что способ проверить то, Джастин я или нет, настолько интимен. Или мы целуемся одинаково, эй? Но ты тянешь мою майку вверх, потому что, что ожидаемо, белья под ней нет, сюрприз. Я помнила себя гораздо плотнее, но, видимо, сильно похудела во время нахождения в больнице. Я не думаю о том, где ты могла видеть мою сестру настолько обнаженной. Или это тоже намек на то, что между вами было? Черт подери, нужно будет спросить прямо, чтобы не было таких вот недомолвок. Уж точно не хочу отбивать чужих деток у собственного близнеца. Это дико же.
Я жду, пока ты изучишь мои татуировки, я ведь вижу, что твои глаза бегают от одной к другой. Знаешь, я бы сама хотела понимать, какие из них были по какой причине набиты. Может быть, был какой-то смысл? Я знаю, что если ты коснешься пары из них кончиками пальцев, а потом надавишь, то почувствуешь, что они ярким рисунком прикрывают шрамы. Я помню, как разделась в душе, как изучала своё тело, искала скрытые послания от самой себя. Мне нравятся татуировки, они всегда о чем-то говорят. Что человек любит, что на тот момент ощущает. Да просто, какая картинка ему нравится. Люди без тату для меня совершенно инопланетны, я не могу даже догадываться о том, что же они любят, что представляют из себя.
Ты шепчешь мне слова извинения, и после того, как я ловлю твой взгляд, пристальный и изучающий, насколько твой хмельной организм может сфокусировать на мне, понимаю, что ты поверила мне. Ты поняла, что я - не Джастин. Я только качаю головой из стороны в сторону, показывая, что мне совсем не жаль, что не стоит извиняться. Но ты, кажется, и не собираешься дальше идти по стороне посыпания голову пеплом. Руки оказываются у меня на шее, твое хрупкое тонкое тело вновь прижато к моему, только теперь куртка нас не разделяет. Да даже майка, которая так и осталась задранной, пока ты смотрела на татуировки, ничего не сдерживает. Я усмехаюсь, когда ощущаю кончиками сосков ткань твоей одежды, её фактуру, её рельеф. Это странное ощущение - быть практически обнаженной, пока ты одета.
Губами к губам, деля одно дыхание на двоих, но пока не переходя за границу. Кажется, ты не решаешься быть такой же смелой, как и раньше. Это интересно, целовать тебя, зная, что ты уже не путаешь меня с Джастин.
- Я не кусаюсь, - мурлычу я тебе в губы низким голосом от нахлынувшего возбуждения, а потом опровергаю свои слова, цепляя зубами твою беззащитную плоть и оттягиваю её. Нет, боль не сильная, я лишь слегка прикусываю губу, чтобы потом лизнуть её и посмотреть в твои глаза, - почти.
А потом сделать то, что хотела с самого начала - нащупать один рычажок, который переводит сидение в горизонтальное положение. Так что оно падает назад, я откидываюсь на него, сверху ты, упираешься ладонями о кожу по обе стороны от моей головы. Я скольжу пальцами по твоей спине, заставляя прижаться ко мне сильнее, забираюсь под куртку и тяну её с себя.
- Ты же хотела увидеть, как я вожу, - в моём голосе есть дьявольская смешинка, я наигранно сожалею, но одновременно с этим будто бы дразню тебя "вот как я умею водить". Рулить, управлять. Владеть.
Я тяну за волосы, обнажая шею, а потом дёргаю тебя на себя и мы меняемся местами. Ты не успеваешь снять куртку до конца, так что твои руки запутаны рукавами, ты в плену ткани. А я сверху нависаю над тобой и усмехаюсь, продолжая сжимать в кулаке волосы.
- Чего ты хочешь, малютка? Уверена, что действительно хочешь позволить мне трахнуть тебя прямо на сидении своего же собственного автомобиля, пока любой прохожий может это увидеть? Уверена, в том, что хочешь этого от водителя? - шепчу это в твои губы, покусывая то одну, то другую, а потом и вовсе впиваясь в них жадным поцелуем, не дав даже возможности ответить мне. Я дам это сделать тебе, когда я захочу. Тогда я разрешу тебе говорить.
- Плохих девочек обычно наказывают, - я не знаю, почему эта фраза срывается с моих губ в тягучем поцелуе, но я на некоторое время как будто отрезвляюсь и подаюсь назад, от тебя, - извини, у меня есть проблемы с памятью, иногда вылетает что-то, что я не могу объяснить. Я тебя не напугала?
Меньше всего мне хотелось бы заставить тебя бояться меня. Но сейчас я скорее прекращу это всё, чтобы хотя бы немного разобраться в урагане, бушующем в моей голове.

+2

10

Меня должно смущать, что мы целовались.
Меня.
Смущает ли меня это?
Пожалуй, да. Немного смущает и то, что мы целовались и то, как вообще обернулась ситуация. Абсолютно по-дурацки, потому что теперь ты знаешь, что я могла бы поцеловать твою сестру. И, черт возьми, наверняка ты об этом думаешь! Это просто не может ускользнуть от внимания. И только тут до меня действительно доходит одна важная вещь - ты не забыла Джастин, иначе откуда бы все эти объяснения? Иначе откуда бы ты вообще знала о том, что она существует? Ты не забыла, но сознательно не выходила на контакт. И это немного бесит. Немного бесит по той причине, что я знаю, как твоя сестра убивалась по тебе и не могла смириться с известием о твоей смерти. Еще вчера я видела как она плачет около той могилы, которую решили считать твоей. И, оказывается, я не дала Джастин ложных надежд. Оказывается, я была права.
И я бы подумала об этом подольше и поподробнее, если бы не почувствовала, как ты снова кусаешь меня за губу. Не больно, скорее приятно. И от этого кружится голова, а потому я мгновенно забываю то, о чем думала всего пару секунд назад. Думаю, что весомую роль в этом играет и выпитое мной шампанское, остатки которого теперь сиротливо дожидаются меня. Но я слишком увлечена тобой и тем, что происходит с нами. Если честно, то до сегодняшнего дня в моей машине не происходило ничего интересного. Да и вообще я никогда раньше не занималась этим в машине. Никогда не поздно это исправить, правда?
- Почти, - вторю я тебе, заинтересованная происходящим. Я бы хотела сказать, что совсем не против того, что ты кусаешься, но почему-то не раскрываю рта. Я бы хотела сказать, что мне нравятся девушки, которые кусаются, но вместо этого упорно молчу. Молчу до тех пор, пока ты не заставляешь нас переместиться в горизонтальное положение вместе с креслом. От неожиданности и легко вскрикиваю, а потом стремительно краснею от стыда, внутренне коря себя за то, что могла бы быть и более сдержанной в своих реакциях. Но, видимо, не могла.
По всему телу стайками бегут мурашки, когда ты касаешься моей спины, а затем пытаешься стянуть с меня кожанку. Приятно осознавать, что тут не я одна испытываю возбуждение и стойкое желание сделать какую-то восхитительную, невероятную глупость. Ты совершаешь ее вместе со мной. Мы как-то очень стремительно и шаг за шагом возвращаемся к точке не возврата и это должно пугать, но я почему-то абсолютно не боюсь.
- О да, я уже вижу, как ты умеешь водить... и заводить - я ухмыляюсь, не отводя от тебя взгляда. Я чувствую, что ты совсем не простая девушка. Я чувствую,что ты можешь дать мне желаемок, вечно не достающий элемент, который всегда заставляет меня гореть в агонии. Ты можешь быть главной. Нет, не так. Ты хочешь быть главной. Ты хочешь сама задавать темп и правила игры.
В погоней за своими мыслями и эмоциями я почти упускаю тот момент, когда ты снова безжалостно хватаешься за мои волосы, заставляя меня испытать новый прилив сильнейшего возбуждения, потому что я просто обожаю, когда меня держат вот так вот. Немного ловкости и я уже лежу под тобой, запутавшись в собственной куртке и невнятно дергаясь, пытаясь освободиться. Вот только мне кажется, что ты не хочешь, чтобы я была свободна. Вот только мне кажется, что тебе приятно наблюдать за моей беспомощностью и моими бесплодными попытками хоть как-то облегчить свое положение. Я вижу это по твоему взгляду. Я читаю это в твоих глаза. Я понимаю это по твоим действиям.
Я разбудила в тебе дьявола.
И он мне нравится.
Как же он мне нравится, черт возьми!
Это опасная игра. Я прекрасно понимаю, чем это может обернуться для нас обеих. Я прекрасно понимаю, что это не самое идеальное начало знакомства, но что поделать, если у нас все с самого начала пошло по пизде? А теперь остановиться не так-то просто. И не слишком хочется. Особенно когда дьявол внутри тебя так прекрасен и очарователен. Так сильно манит и заставляет зачарованно смотреть за его действиями.
Ты снова заговариваешь со мной, по прежнему держа меня за волосы. Твой голос такой низкий сейчас и звучит достаточно грубо. Достаточно грубо для того, чтобы я почувствовала еще одну волну болезненного и почти обжигающего возбуждения. Мне хочется захныкать. Но захныкать не от боли и дискомфорта, а от невозможности ощущать тебя. У меня кружится голова, а глаза заволакивает туманом. Вайлетт, едва ли ты представляешь, насколько много для меня значат слова. Вайлетт, едва ли ты знаешь, что одними только словами, угрозами, запугиванием меня можно довести до такого состояния, с каким не справится многие ласки.
И даже если бы я хотела ответить тебе на слова, то не смогла бы - ты сразу жестко заткнула меня поцелуем, терзая искусанные и болезненно чувствительные губы, заставляя меня чуть прогибаться в спине от нетерпения и удовольствия одновременно.
Меня дико бесит, что ты используешь по отношению ко мне слова "малютка" и "трахнуть", но одновременно с этим я восхищаюсь тем, как легко они срываются с твоих губ в мою сторону. Как разумно и не обидно они звучат, когда их произносишь именно ты.
Когда ты отрываешься от меня и извиняешься, я испытываю такое острое и жгучее разочарование, что даже щиплет в глазах. Дыхание все еще сбито. А я вся горю, твою ж мать! И я абсолютно не понимаю, почему ты извиняешься. Разве ты не видишь как сильно я реагирую? Разве действительно думаешь, что тебе есть за что извиняться? Да, возможно ты зашла слишком далеко, стирая между нами границы, но ведь я первая начала их рушить.
- Напугала? - я неожиданно смеюсь, вспоминая на режиме перемотки все те ужасы, что мне пришлось пережить за последний год своей еще такой короткой жизни. Я вспоминаю, как меня хотела убить собственная жена. Я вспоминаю, как нас с Сильви похитили, чтобы снять снаф видео. Я вспоминаю, как Джей играла со мной ножом, вводя лезвие и абсолютно не боясь меня поранить. И да, это было страшно. По-настоящему страшно. Тогда я боялась даже дышать, - не переживай, мне понравилось. Даже если ты немного напугаешь меня, мой организм может выдать абсолютно неожиданную реакцию.
Возбуждение.
Меня возбуждает страх. Возбуждает чужая власть. И мне почему-то кажется, что ты сразу поняла все это, уловила суть.
- Знаешь, мне немного неудобно, - я фыркаю, потому что понимаю - не смогу подняться и освободить руки без твоей помощи. Совсем никак не получится, - помоги, пожалуйста. Хочу освободить руки.
А еще я хочу написать Джастин. Или позвонить. Но, наверное, лучше написать. В идеале так, чтобы Вайлет не сразу поняла кому и с какой целью я написала. Но, черт возьми, я просто не имею права поступить иначе. Я абсолютно точно должна сообщить Джастин, что ее сестра не умерла.

+2

11

In the mirror I see you stering back at me
I'm my own worst enemy
Somebody save me from myself
My Own Worst Enemy - Robert Pettersson feat. Helena Josefsson

Мне очень нравятся краснеющие девушки. Они такие милые, что хочется заставить их сделать это снова и снова. Интересно, из-за чего именно вдруг налились твои щеки румянцем? От того, что ты вскрикнула? Оказалась сверху? Или от всего сразу? Знаешь, Дени, тебя хочется изучить, а это совсем не то, что должен хотеть работник. Ты говоришь о том, что видишь, как я умею заводить, это вызывает усмешку на моих губах. Малютка, тебя больше должно волновать, что ты позволяешь мне это делать. Что я делаю это с тобой. Будь на моём месте кто-то другой, сексуальный, настойчивый, ты бы позволила ему? Или это отголосок твоих взаимоотношений с Джастин сейчас преследует нас? Я подозреваю, что моя сестра, постоянно опекавшая меня в прошлом, не прошла бы мимо такой беззащитной девочки, как ты. Я не хочу думать, что она делала с тобой, но я почему-то постоянно возвращаюсь к этому. Я не хочу быть хуже, понимаешь? Когда у тебя есть старшая сестра, ты постоянно на неё ровняешься, постоянно пытаешься дотянуться до неё во всём. А когда разница у вас не в несколько лет, а часами измеряется, это ещё хуже.
Ты так отчаянно пытаешься прижаться ко мне, подаваясь всем телом к моему, что это меня заводит. Я хочу трахнуть тебя прямо в этой машине, но не буду делать и десятой части того, что мне желается. Потому что тогда я переступлю через точку невозврата, за которой будет моё прошлое. А я боюсь своего прошлого, малютка, потому что я не знаю его. Я не такой дикий контрол-фрик, как Джастин, но я не хочу потерять голову настолько, что... что я сделаю? Как же, чёрт возьми, меня эта ситуация раздражает, кто бы знал.
Ты смеёшься в ответ на мои извинения, так что я непроизвольно сужаю глаза и смотрю на тебя строгим прищуром. Что это ты себе позволяешь? - говорит моё подсознание, которое я отпинываю подальше от себя, ибо нехер лезть. Слова не давали.
- Абсолютно неожиданную для тебя? Или для меня? - я снова усмехаюсь, поглаживаю тебя по щеке кончиками пальцев, наклоняюсь ниже, чтобы звонко чмокнуть тебя в припухшие губы. Кажется, мы с тобой играем в одну странную игру, но пока ещё понятия не имеем, к чему она нас приведёт.
Пока что ты ведёшь себя не как мой работодатель, а как... девочка, которой купили машину и нашли водителя. Как будто твоя жена ещё имеет отношение ко всей ситуации. Как будто она меня нанимает, а не ты. Ты всего лишь пользуешься моими услугами.
Со мной нельзя так себя вести, Дени. Я не сяду на шею, потому что твоя хрупкая шейка меня точно не выдержит, но вместо уважительного отношения к боссу, я буду испытывать совсем другое. Я не буду тобой помыкать, не буду отказываться работать, это не по мне. Но я буду позволять себе переходить границы, потому что ты уже разрешила мне один раз. И от меня будет очень сложно отделаться.
Я не буду тебе говорить ничего, если ты напьёшься, особенно, если ты с кем-то переспишь. Но я вполне могу и выразить действиями своё отношение к тому, что ты себя не бережёшь. Поверь, тебе понравится это, мне тоже понравится. И к чему мы придём? Когда ты перестанешь любить то, как я себя веду, я уже буду прочно в твоей жизни находиться, я буду держать в руках поводок.
И ладно бы я не работала у тебя, но это слишком странные взаимоотношения, тебе не кажется?
- Я знаю, что тебе неудобно, - спокойно отвечаю и щелкаю зубами прямо перед твоим носом в шутку, а потом отстраняюсь окончательно, чтобы ты могла выпутаться из куртки, даже помогаю тебе из горизонтального положения уйти в вертикальное снова, - Если ты мне хотя бы потом не расскажешь, чем вызвана твоя неожиданная реакция на страх, я ведь проверю, я очень любопытная, - наклоняюсь к рычажку, пусть ради этого мне приходится почти лечь грудью на твои коленки, кресло отскакивает вверх, а я задерживаюсь в этом положении, рассматривая тебя.
- Меняемся местами? - ты сидишь на водительском кресле, а я отползла к пассажирскому, чтобы дать тебе пространство для извлечения себя из пут одежды. Я бы помогла тебе совсем от них избавиться, если бы... не какой-то маячок подсознательный в духе "не сейчас".
- Так что, тебя везти куда-то? За шампанским, например? Или просто сделать круг по улицам? - я киваю на бутылку, в которой ещё остался алкоголь, ты ведь мне его обещала, верно? Если уж ты разрешишь мне провести эту новогоднюю ночь с тобой, я точно сделаю то, что желаю. Те самые странные вещи, которые рвутся из меня, которые так заводят тебя. Почему-то мне кажется, что если бы я сейчас стянула с тебя лосины вместе с трусами, чтобы провести пальцами между ног, они были бы все в твоей смазке. Да, я бы заставила тебя её слизать, потому что это из-за тебя мои пальцы стали такими влажными и грязными.
Но я всё-таки не уверена, что стоит лезть к тебе, не помыв руки. Я не помешана на чистоте, но в плане гигиены не хочу рисковать и заносить что-то нехорошее в такие нежные местечки.
- А потом можешь праздновать новый год, как тебе будет угодно, - пожимаю плечами и устраиваюсь в кресле поудобнее, пристегиваясь ремнём безопасности.

+2

12

И когда, потеряв все, они остаются на обочине, - тогда и возникает вопрос: сможет ли выжженная душа противостоять чужой жестокой игре или, умерев сама, начнет убивать других?

- Проверяй, - спокойно произношу я, но мой взгляд выдает меня с головой - я не спокойна. Я не спокойна настолько, что низ живота сводит от возбуждения и мне ужасно хочется сжать ноги, чтобы почувствовать хоть что-то. Я не спокойна настолько, что дыхание сбито, а саднящие от поцелуев губы фривольно приоткрыты. И весь этот мой внешний вид так явственно говорит о реальном положении вещей, что мне неожиданно становится стыдно за себя. Мне становится стыдно за свое поведение и все эти неистовые жаркие поцелуи. Мне становится стыдно за то, что я непреодолимо хочу большего не смотря на дикость ситуации. Мне становится стыдно за то, что я переспала с Джастин, а теперь так распутно готова переспать еще и с ее сестрой. Кажется, Франческа была права - я шлюха. Если бы Джей только знала, как я себя веду, она бы просто-напросто убила меня. Если бы Джей знала, как я себя веду, она бы даже пальцем ко мне не прикоснулась. Или прикоснулась бы, но сделала это так, что мне бы захотелось сдохнуть раньше времени, а желательно в ту же секунду. Я должна бы понимать, что мое поведение является чудовищным и просто абсолютно непозволительным для вдовы. И где-то в глубине души я это понимаю. Но отталкиваю от себя эту простую истину руками и ногами просто потому, что знаю - я скачусь в пучину отчаяния в ту же секунду, как перестану вести себя подобным образом. Я буду качаться на волнах депрессии и снова попытаюсь вскрыться, если рядом со мной не будет людей, которым я нужна, которые меня хотят. Возможно, это низко, но...
Пока я думаю обо всем этом дерьме, как-то машинально снимаю с себя куртку и выкидываю ее на заднее сиденье. В автомобиле тепло, я не замерзну даже если пойду в нижнем белье. Или без него. Особенно горячо стало после того, как мы с Мэдисон, которую я уже привыкла считать Вайлетт, почти переспали прямо на этом вот сиденье.
Я киваю тебе, когда ты говоришь, что надо поменяться местами. И мы совершаем этот небольшой и весьма комичный акт не откладывая его больше ни на секунду.
- Мне угодно праздновать этот новый год с тобой, Вайлетт, - голос звучит глухо и мне остается только надеяться, что ты не ответишь мне на это что-то вроде "но у меня были другие планы" или еще что похуже. Это эгоистично, неправильно, просто по-ублюдски с моей стороны, но я не хочу тебя никуда отпускать. Я не хочу оставаться одна этой ночью. Я не хочу смотреть, как ты уходишь.
Дичь.
Это необъяснимо и я чувствую, что в итоге мы обе обожжемся. Будет по-настоящему больно и неловко. Но я все равно делаю шаги навстречу, вместо того, чтобы сделать хотя бы один шаг назад. Я все равно бегу к тебе, широко раскинув руки, словно я могу тебе что-то дать. Не могу. Потому что я отчасти мертва внутри. Потому что ты, сдается мне, тоже грешишь чем-то подобным. Потому что нас связывает Джастин, с которой я спала.
Но сейчас есть дело поважнее, чем мои собственные страхи и переживания, чем моя внутренняя боль и мое отчаяние. К чему думать о несбыточном будущем в тот момент, когда можешь помочь кому-то исправить настоящее и помочь жить дальше?
Джастин.
Я должна сделать все, что в моих силах, даже если Вайлетт после этого захочет меня прибить, размазать по стенке и вообще больше никогда не сядет за руль этого автомобиля. Я должна сделать это для Джастин, которая столько раз спасала меня, вытаскивала из дерьма и была мне хорошим другом, надежной опорой.
- Я сейчас подумаю, куда мы поедем, - одновременно с этой фразой я достаю телефон, дотянувшись до валяющейся на заднем сидении кожанки, - давай поедем на набережную? М? Думаю это отличное место, чтобы попрощаться со старым годом. У меня даже бенгальские огни где-то в сумочке есть. - одновременно с этим я ищу в своей телефонной книге номер Джастин Грейсон, но позвонить ей было бы слишком палевно, а потому я быстрыми движениями набираю сообщение.
"Я нашла твою сестру. И мы с ней сейчас едем на набережную."
Наверное мое сообщение вызовет у Джастин массу вопросов и, скорее всего, недоверие. Но с другой стороны, разве я бы стала обманывать ее? Разве я бы поступила с ней так? Нет. И, надеюсь, она это понимает.
- Наверное еще шампанское будет уже лишним. Если что, тут осталось и тебе, я держу свое обещание, вот только ты же за рулем, - я поворачиваю свое лицо к тебе, ставя телефон на блок. Не убираю, он остается лежать зажатый в моей ладони на всякий случай. А случай, скорее всего, материализуется в лице Джастин.

Отредактировано Denivel Simon (2016-12-25 18:58:59)

+2

13

Новый год - это чудесное время для тех неудачников, которые хотят начать жизнь заново, верно? Жаль только, что от того, что поменяется дата на календаре, ничего кардинально не изменится в моей довольно примитивной холостяцкой жизни. Сейчас многие отмечают наступление нового года с близкими людьми, собираются, может быть, даже, а я сижу в своей квартире на полу, и мы с Бобби Диком смотрим фильм про саванну, пьем шампанское и думаем о том, что год в общем-то был очень херовый. Ну, шампанское пью я, у Бобби свое молочко под боком, все честно.
- Вот как думаешь, может, в прошлой жизни ты был львом? - я глажу котика по голове, а он довольно урчит, и мне так уютно и хорошо, что я думаю - не забраться ли в ванну? Или можно сделать это потом, а пока еще немного понежиться перед телевизором с моей личной грелкой. В конце концов, сегодня - суббота, завтра еще целый свободный день, на работу только в понедельник, и то - в начале года никаких важных дел обычно не появляется, а значит, работа будет не сильно напрягать пусть даже и фактом своего наличия. Я смотрю на елку, которая мигает огоньками, и на Бобби, который сворачивается у меня на коленях.
- Нам не хватает еды, да? Давай я закажу себе пиццу, а тебе кое-что принесу, - поднимаюсь на ноги, нехотя спихивая кота на ковер. Он сердито мурчит, но покорно тащится за мной к кухонной стойке, откуда я достаю припрятанную банку кошачьей еды, которую этот засранец очень любит, и которую, конечно же, очень сложно достать, - с новым годом, Бобби.
Кладу еду в его миску, и иду обратно на ковер. Теперь котик мирно чавкает рядом со мной, а я ковыряюсь в меню, прикидывая - съем я две пиццы, или придется обойтись одной? Как раз посреди важного процесса меня прерывает смска от Дени, на которую я сначала не обращаю внимания - скорее всего, поздравляет заранее с новым годом, желает чего-нибудь хорошего и все в таком духе.
Однако, сообщение слишком быстро исчезает с экрана, что говорит о том, что оно довольно короткое. Открываю, продолжая гладить Бобби, и чуть не взрываюсь.

"Я нашла твою сестру. И мы с ней сейчас едем на набережную."

Первая реакция на такое - надежда. Что, если это правда случилось, чудеса же бывают в новогоднюю ночь, да? Но потом я одергиваю себя - быть такого не может, черт возьми. Неужели она решила, что это веселая шутка - особенно после того, как вчера застала меня на могиле у кладбища? Черт подери, я думала, что маленькая блондинка не может меня обидеть, а оказалось, что ей удалось пробраться так глубоко под кожу, как не удавалось никому. Я пустила ее в свою душу буквально, вывернулась перед ней, а она не просто плюнула, она натоптала там, наследила, намусорила, да еще и потом ткнула для верности раскаленным прутом. Я снова обжигаюсь на одном и том же - доверяю людям, потому что не верю, что они способны на что-то, что действительно может меня задеть. Я видела белокурого ангела, а она оказалась маленькой сатаной, которую мне теперь хочется выпотрошить. Сделать также больно, как больно сейчас мне - так мерзко, что даже нос противно щипет от подступающих слез. Я хмурюсь, сжимаю руки, а потом делаю глоток прямо из горла бутылки и морщусь - пузырьки от шампанского попали в нос, теперь у меня хотя бы есть оправдание.
- Ну вот и что, блять, это было, Бобби? Я что, похожа на человека, с которым можно так шутить? - я почти взрываюсь, резко поднимаюсь на ноги, и чувствую, что голова предательски кружится от количества выпитого алкоголя. Блин, чертово шампанское, вечно у меня с ним какие-то нелады.
Пока я вставала, бутылка упала, и часть оставшегося алкоголя выливается с шипением на новый ковер. Раньше я бы бросилась искать тряпку, но прямо сейчас мне наплевать. Кидаю сверху плед, чтобы глупенький кот не польстился на интересную шипящую лужу. Не хватало мне только вернуться сюда и найти здесь отравившегося алкоголем Бобби.
Сначала я трясущимися руками набираю гневный ответ, но потом решаю - а к черту это все, да? Я могу и позвонить, надеюсь, у нее мобильник не на громкой связи. Устрою я ей сейчас сладкую жизнь, будет знать, как шутить с моими сраными чувствами!
Проходит, кажется, целая вечность, прежде чем я слышу, как в ухо перестают нестись раздражающие гудки.
- Какого черта, Дени? Блядь, да ты правда думаешь, что это - хорошая идея? Есть шутки, которые я могу простить, но уж точно не такие - особенно после нашего вчерашнего разговора. Весело было вселять в меня надежду, так теперь ты решила еще и подкрепить ее каким-то фальшивым свиданием с моей мертвой сестрой? - я сжимаю зубы, пока сердито несу эту чушь в трубку. Стою на одной ноге в джинсах и кроссовках.
Мне сейчас насрать, что я выпила столько - сяду за руль, доеду до сраной набережной, и устрою этой маленькой стерве веселую ночку. Кто-то там любил насилие, кажется? Ей мало не покажется в этот раз, и дай бог, чтобы там был кто-то, кто сможет меня остановить, иначе я просто не отвечаю за свои действия, и за свои слова. Где-то далеко в мозгу шевелится мысль о том, что я в таком состоянии убить ее могу, но пелена ярости вперемежку с алкоголем неплохо успокаивает голос разума.
Она что-то бормочет мне в ответ, я сбрасываю звонок и надеваю в ухо гарнитуру и хватаю с полки мотоциклетный шлем. Бобби сморит на меня укоризненно - ну да, теперь ему придется встречать новый год в одиночестве, потому что я не могу оставить просто так шутку какой-то маленькой глупой девочки. Хлопаю дверью так, что цветок, стоящий на подставке рядом с лифтом, трясется. Плевать!
К счастью, улицы сейчас свободны, и я без проблем выезжаю в сторону набережной. Дайте мне только добраться туда, я разберусь, что к чему.
Пожалуйста, если ты есть где-то там наверху, отведи меня от Дени. Не дай мне найти ее сегодня. Не дай мне причинить ей вред. Я знаю, что тебя нет, и я знаю, что найду ее где угодно - я могу отследить ее телефон в любой точке мира. Прости меня, Дени, но, кажется, сегодня я вышла на тропу войны.

+2

14

Ты так спокойно просишь меня проверить, что это даже смешно. Малютка, ты ведь понятия не имеешь, что у меня в голове. Какую боль я могу причинить, что придумаю. Пока что я понимаю, что больше всего мне хочется мучить тебя. Мне хочется сделать то, что я делаю с такими жадными до секса, как ты. Я хочу доводить тебя до границы оргазма, но не давать кончить. Я хочу измучить тебя настолько, что ты сама будешь искать меня. Ты сама будешь умолять меня, чтобы я взяла тебя. Я хочу владеть твоим телом, но не просто иметь, я хочу подчинить его. Я не знаю, есть ли у тебя кто-то, кто делает это, но я всё равно хочу.
Такие девочки, как ты, не должны быть одиноки в своих желаниях. Такие маленькие виктимные ангелочки должны быть с теми, кто сделает им достаточно хорошо и плохо одновременно. А я уж сделаю, можешь не сомневаться в этом. Почему-то мне кажется, что желания, пробуждаемые во мне тобой, не новые. Я уверена, что уже испытывала их однажды, а может быть, и не раз. Я не помню в себе такой страсти к грубости, такой жажды издеваться над девочками, какую испытываю сейчас. И я не могу поговорить об этом с психологом, только пытаться самостоятельно во всём разобраться. Мне нужна будет помощь, но вместо этого я буду использовать тебя в своих целях, Дени, потому что ты позволяешь поступать так.
А когда ты говоришь, что хочешь праздновать этот новый год со мной, я понимаю, что ты сейчас одинока. Или разругалась с кем-то, кто мог бы составить тебе компанию. Я ведь совершенно не знаю, кем ты работаешь, чем занимаешься по жизни, есть ли у тебя друзья. Но должны быть причины у людей, чтобы встречать наступление чего-то нового в одиночестве. А потом звать в эту ночь человека, с которым познакомилась только что.
- Я подумаю над твоим предложением, - отвечаю я одновременно на оба твоих замечательных предложения, а ты уж понимай так, как хочешь. Я не отказываю тебе, нет. Просто задумалась о том, что могла бы сделать перед новым годом. Может быть, взглянуть в глаза собственным страхам? Не могу же я вечно бежать от самой себя. А тут эта история с путаницей ещё больше утвердила меня в том, что нужно встретиться с Джастин, пусть она меня и захочет убить наверняка за то, что я не появилась перед ней сразу же.
Я киваю, позволяя тебе взять телефон и выбрать место, куда ты хочешь поехать. В принципе, я не так хорошо изучила город, но знаю, где находится набережная. Нужно будет потом покататься в свободное время на машине, пешком-то я почти всё исходила в своё время, пока моталась с собеседованиями. А вот дороги, знаки и всё остальное - уже нужно будет с опытом впитывать в себя, чтобы уверенней держаться.
- Набережная, так набережная, я знаю одно местечко там, - я снимаю машину с ручного тормоза, хорошо, что она на нём стояла - иначе могли надавить на педаль и сделать плохо окружающему пространству. Не знаю, хорошая ли идея с таким местом, но ты, кажется, не очень настроена на то, чтобы встречать Новый год дома. Я не против, мне же не сложно.
- Я потом свой глоточек получу, уж не сомневайся. Я просто не пью, когда за рулём.
С места я трогаюсь не слишком медленно, но не давлю на газ до упора. К новой машине нужно привыкнуть, в школе у меня была старенькая тачка, а водить эту - сплошное удовольствие. Нужно будет придумать имя красотке, раз я собираюсь водить её не один раз. Я не думаю, что Дени смущает то, как я еду, но если хочет побыстрее, то пусть скажет. Пока я привыкаю к чуткости отклика машины, к её немаленьким габаритам. Уверенно рулю по улицам города к набережной, где паркуюсь в, я надеюсь, положенном для этого месте, отстегиваю ремень, выхожу из машины и открываю пассажирскую дверью.
- Мадам, набережная, как вы и желали, - с идеальной осанкой и абсолютно непроницаемым выражением лица говорю я, а в глазах пляшут бесенята.

+1

15

Я не чувствую в тебе опасности, хотя ты выглядишь опасной. Ты выглядишь уверенно, дерзко и вообще именно так, как мне нравится, когда выглядят девушки. Конечно это еще только поверхностное впечатление, ведь мы знакомы не больше пары часов очно. Заочно мы знакомы чуть больше, правда в это время я предполагала, что ты можешь быть мертва. Ну а еще я в это время думала, что ты эээ... более женственная, что ли, раз у тебя есть муж и ребенок. Ну или был муж. Оказалось, что ты вполне даже напоминаешь Джастин по стилю. Разве что у меня вызывает сомнение факт того, что твоей сестре пришло бы в голову выкрасить волосы в такой вот зеленый цвет, что несомненно бы привлекало к ней кучу внимания.
Пока мы едем я, если честно, нервничаю. Настолько нервничаю, что у меня подрагивают кончики пальцев. Я переживаю, как отреагирует Джастин и что может надо было просто заставить/попросить Вайлетт поехать к ней? Ну, так скажем, завалиться прямо в квартиру без звонка или предупреждения? Или, может быть, стоило хотя бы сделать селфи и прикрепить его к сообщению, чтобы мои слова не казались голословным бредом?
А еще Вайлетт...
Что она скажет? Захочет убить меня? Бросит тут прямо с машиной или отвезет домой и больше никогда не вернется обратно, стремительно оборвав наше знакомство? Неизвестность пугает, но я просто обязана была сделать это, пусть даже вот таким вот способом. Джастин слишком страдает, чтобы я могла скрывать от нее новость о том, что Мэдисон жива. Иногда возникает такое ощущение, что она даже готова была последовать на тот свет за своей сестрой, так не слишком ли жестоко было бы скрывать правду? К тому же разве бы сама Джастин простила бы мне такой поступок? Зная, как она ждала...
Нет.
Поэтому я надеюсь, что Вайлетт простит меня за то, что я делаю такое без нее. Но мне приходится выбирать. Мне приходится встать на чью-то сторону и вступить в игру, хотя, черт возьми, не так уж мне хочется быть камнем преткновения. Не так уж мне хочется быть третей лишней в этой истории. Да и вообще присутствовать при их встрече после долгой разлуки будет немного неловко, но деться мне будет некуда. Я не выберусь с набережной без помощи одной из них.
Мы останавливаемся там, где этого захотела Мэдисон. Я не давала ценных указаний да и мне, в принципе, было глубоко все равно, лишь бы рядом была вода. В день, когда мы встретились с Джейсон, мы тоже были у воды. Были в воде. Я улыбаюсь своим воспоминаниям, когда Вайлетт открывает передо мной дверь. Быстро хватаю с заднего сиденья кожанку и выхожу из автомобиля. Стоит мне только накинуть куртку на плечи и засунуть мобильный в карман куртки, как он начинает звонить. Чертыхнувшись я пытаюсь достать его обратно, но руки дрожат и не слушаются, а потому я едва не роняю гребаную звонилку. Дрожащим пальцем провожу по экрану, чтобы снять трубку. И слышу гневную Джастин.
Упс!
- Просто приезжай, а - устало прошу я, надеясь, что она услышит это за потоком своих ну очень гневных возмущений, которых я предпочла бы не слышать вовсе. Становится не по себе, когда Джастин отключается. А я все еще слышу ее голос в своей голове. Прикрываю глаза, чтобы унять дрожь, а потом раскрываю их, смотрю на Мэдисон и мысленно произношу "Я поступила правильно".
- Тут красиво, мне нравится, - я сцепляю руки в замок и подхожу к воде. Сегодня она уже слишком холодная, чтобы можно было в нее войти. Если признаться, то я и без того уже мерзну под порывами довольно ледяного ветра, который беззастенчиво треплет мои распущенные белоснежные волосы, спутывая их. Поднимаю глаза на уже потемневшее небо и вглядываюсь в него, словно небо может дать мне ответы на вопросы, которые накопились у меня за прожитый год. Год, в котором я много получила и много потеряла. Год, в котором мне было и хорошо, и плохо. Год, в котором я безумно хотела жить, а потом так же безумно хотела умереть. Год, о котором у меня останутся худшие и лучшие воспоминания одновременно. Наверное быть в один и тот же год и невестой, и вдовой это худшее, что вообще может приключиться с девушкой восемнадцати лет.
Я прикрываю глаза и глубоко вдыхаю, втягивая в себя воздух.
Мне надо попробовать начать сначала.
Хотя бы попытаться.

+2

16

Скорость наша религия. Мы наркоманы. Только вместо дорожки у нас двойная сплошная, вместо баяна – педаль газа, а вместо нирваны – красная зона на тахометре. Наш финиш – это линия горизонта.

Я все еще злюсь, черт подери. Понимаю мозгами, что нельзя делать глупости, что на самом деле, надо сейчас же слезть с байка, снять шлем, подняться наверх в квартиру, выключить телефон и лечь в кровать, закрыв шторы. А еще лучше - заперев саму себя за замок, и не выходить до утра или по крайней мере до того момента, как я протрезвею. Но нет, глупая идиотка я прямо прется черте куда на набережную, чтобы свернуть маленькую тоненькую шейку одной мерзавке.
Боже мой, как много в человеческом организме может быть ненависти! Я чувствую, что еще немного - и буквально взорвусь от злобы - на тебя, на саму себя, на этот чертов мир, на всех, мать вашу, на всех! Я обгоняю какого-то идиота на повороте, грубо его подрезая, и слышу визг тормозов. Агрессивная манера вождения - это одно, а вождение в пьяном виде - совсем другое. Вероятно, наутро я проснусь уже без прав, а может быть, вообще без работы, но сейчас в моей голове только одна мысль - найти и разобраться с той девчонкой, которая посмела меня обидеть. Сжимаю газ на руле так, что огоньки перед глазами сливаются в одно единое марево непонятных линий. Стрелка на спидометре переваливает за сотню, но я знаю, что это не предел - Вишенка и не такое вытворяла.
Я нажимаю на умные часики от яблочной фирмы, заставляя послать еще один звонок Дени - мне нужно знать, где она. В шлеме не слышно ничего, кроме гудков, которые мерно капают мне в ухо - как песок в песочных часах.
- Где ты, черт возьми? - мое приветствие явно не похоже на то, что она ожидала услышать, наверное, но мне наплевать. Мне глубоко наплевать. Я так надеюсь, что скорость и свежий воздух хотя бы немного меня отрезвит и не даст сделать что-то по-настоящему непоправимое, что я даже не отдаю себе отчета в том, что и кому говорю, - Дени, клянусь, я тебя растерзаю, достану из-под земли и докопаюсь до причины, по которой ты решила, что можешь так со мной поступить. А потом закопаю заживо.
Это - не слепая угроза, потому что если мне действительно будет нужно, я найду её где угодно. Ее телефон вбит у меня в программе, которая позволит отследить его по GPS-сигналу, поэтому тебе от меня не укрыться, малыш. Мне кажется, или ее голос звучит как-то пьяно и очень устало? В голову закрадывается что-то в духе "ее опоили и она в беде?", но вместо привычного сочувствия и желания спасти, я испытываю все ту же всепоглощающую ненависть. Мне нужно ненавидеть кого-то, и сегодня она оказалась тем самым человеком, который подвернулся мне под руку. Впрочем, у меня есть на это справедливые причины и, можно сказать, право даже.
Но в тот момент, когда моя ненависть к Дени достигает апогея, я слышу в трубке еще один голос, который что-то говорит в сторону. А потом - прямо мне в ухо, что заставляет меня оцепенеть, и я едва не теряю управление байком.
- Но... Привет?
Я задыхаюсь, как рыба, которую выбросили на сушу. Чертов голос, доносящийся как будто с другого света, заставляет меня вцепиться в руль, потому что я не вижу, боже мой, я ничего не вижу перед своими глазами, которые застилают слезы, а вытереть их у меня нет возможности из-за шлема на голове. Я слышу голос своей сестры. Той самой, чью могилу я посещала только вчера.
- Мэдисон? - я шепчу в трубку так, как будто боюсь спугнуть ее призрак, и тут же вся ненависть к несчастной Дени исчезает. Есть только мысль о том, что я должна добраться туда, как можно скорее, но ни мои руки, ни мои глаза меня не слушаются. В голове шумит, и я понимаю, что пить шампанское, да еще и мешать его с таблетками сегодня было плохой идеей - я же обещала себе, что не выйду из дома, и поездки на байке в качестве водителя явно не было в моих планах. Что я наделала?
- Мэдисон, прости меня, - я отчаялась, я не верила. Я отпустила тебя, списала со счетов, хотя знала, что ты жива - где-то в глубине души знала. Прости меня. Я все еще шепчу это в трубку, боясь, что в любой момент это исчезнет. И оно исчезает.
Как в самых страшных кошмарах, все происходит сначала постепенно, а потом внезапно. Пелена перед глазами становится совсем неразбираемой, и я вижу даже не очертания и силуэты, а просто цветные пятна на дороге. Мне нужно остановиться на обочине, но вместо этого я жму на газ сильнее - добраться бы до набережной, найти бы сестру, все остальное - уже неважно.
От резкого удара руль выскальзывает из рук, и я слышу страшный скрежет металла. Земля меняется местами с небом несколько раз, в ребра что-то нещадно ударило, прежде чем я успела сгруппироваться, окончательно отпуская руки с руля. Дорогой, несказанно любимый. Кажется, нас подбили, Вишенка.
...И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали...

Боль разливается кровью на руках, пока я лежу на спине и пытаюсь понять, где я и что со мной. Ясность сознания в упор не хочет возвращаться. В шлеме становится ужасно душно, и он давит мне на голову, поэтому я сбрасываю его с себя, все еще прижимая к уху гарнитуру рукой, которая вся ободрана в кровь. Кажется, меня тошнит, но я не обращаю на это никакого внимания, весь мой мир сейчас - в этой маленькой черной хреновине, которая молчит - молчит, как рыба об лед. Что, если и это - моя очередная галлюцинация? Что, если моей сестры там и не было?!
- Мэд! Мэдисон! - хриплю даже, а не кричу, но в ответ - только глухая тишина, потому что телефон мой, вероятно, превратился в кучку металла - это и не удивительно, потому что он лежал в кармане джинсов, а надеть на себя защиту я не додумалась, потому что слишком спешила. На губах чувствуется стальной привкус крови, и я думаю только о том, что мне нельзя терять сознание, нельзя проваливаться в сон. Щупаю ребро и чувствую, как боль отдается где-то в спине, а потом закрываю глаза. Мне плевать, слышишь, мне наплевать - я устала быть уродливой половинкой человека. Уж лучше совсем не быть, чем существовать так.
Боль физическая глушит боль моральную, и сейчас, на удивление, мне легче. Я цепляюсь за эту жизнь, чтобы еще раз взглянуть в глаза Дени, чтобы понять - шутила она или нет. Все, о чем я сейчас думаю - это была ли там моя сестра или мне показалось, а не о том, сломала я себе ребро или позвоночник. Мне слишком больно, и кажется, что эта боль пронизывает меня от кончиков пальцев на ногах до самой макушки. Я слышу сдавленный стон, словно бы сквозь зубы и понимаю, что это я.
В воздухе пахнет металлом и чем-то сырым, кровью и чем-то горьким. Я хватаю воздух часто, и не понимаю, почему же мне так сложно дышать. Неужели в кои-то веки моя паническая атака имеет под собой реальную основу? Мироздание, ты вконец решило ебануться и забрать у моей сестры меня, раз не получилось украсть ее?
Где-то вдалеке слышны крики - бедные людишки, они новый год хотели отметить, а тут я, разбилась прямо на их глазах. Интересно все-таки, насмерть или не совсем? Я не слышу почти ничего, не разбираю ни слова из того, что они говорят, а язык как будто прилип к небу, и у меня нет ни малейшего желания говорить.
Я хочу сказать, что не собиралась портить никому праздник, но передо мной возникает кто-то с зелеными волосами. Я сплевываю в сторону кровь, которая, судя по всему, сочится не то изо рта, не то из носа, и прикрываю глаза. Где-то шумит поток машин, или это вода?
Я сжимаю чью-то руку, и запоздало соображаю, что даже не уверена, есть ли у меня при себе документы.
- Меня.... Джастин, - хриплю я кому-то, кого держу за руку. Кажется, пропускаю слова. Ну и видок, наверное, у меня - чувствую, что руки и ноги точно ободраны, и хорошо, если вообще голова на месте, а не рядом в шлеме валяется. Впрочем, наверное, если бы так было, я бы не говорила, да? - Пожалуйста?
А потом проваливаюсь в какой-то сон, полный мигалок, шума и голосов. Я знаю, что мне не нужно отключаться, совсем не обязательно орать это. Мои закрытые глаза - это еще не признак того, что я отошла к праотцам.

+2

17

Начать сначала не получится.
Моя жизнь никогда не станет прежней, никогда не станет нормальной, никогда не вернется на круги своя. Если даже никто не вмешивается в мою жизнь, чтобы испортить ее бесповоротно и окончательно, то в такие моменты я беру и порчу ее сама, своими собственными руками, внося коррективы и поправки, которые кажутся мне разумными. А потом оборачиваются диким пиздецом.
Я понимаю, что случился пиздец в тот самый момент, когда снимаю трубку во второй раз, чтобы услышать голос Джастин. Голос Джастин, которая явно не довольна всем происходящим и считает его злой шуткой, невероятным бредом и невыносимым пиздецом. Пожалуй такую Джастин я не слышала еще никогда. Я в самом деле никогда не видела, чтобы она была так невероятно зла и разговаривала таким вот злым голосом, рассыпая вокруг себя неприкрытые угрозы.
Хотя нет. Вру. Я уже видела такое однажды. В нашу первую встречу. Но тогда эта агрессия была направлена не на меня, а на мудака, который валялся избитый у твоих ног, потому что посмел прикоснуться ко мне в попытке овладеть тем, что ему не принадлежит и никогда не могло принадлежать. Тогда меня восхитил этого голос, в котором чувствовалась сталь. Тогда меня до мурашек пробрала твоя сила, властность и даже агрессия. Сейчас же я напугана проявлением чувств и пальцы, в которых я держу телефон, начинают дрожать еще сильнее. Я переживаю, что телефон выскользнет из руки. И вместо того, чтобы ответить Джастин хоть что-то, я оборачиваюсь на Вайлетт и произношу в ее сторону:
- Скажи что-нибудь, - с этими словами я сую телефон ко рту ничего не понимающей Мэдисон, которая явно не хочет говорить с кем-то незнакомым на том конце провода. Тем не менее, у меня нет другого способа убедить Джастин, что я не шучу над нее, что я ее не обманываю. Мне даже становится обидно, что человек, который был мне столь близок, думает обо мне такие чудовищно несправедливые вещи. Я закусываю губу и умоляюще смотрю на Вайлетт, которая, очевидно сжалившись надо мной, все-таки произносит свое вопросительное "Привет?". Я благодарно киваю ей, а дальнейшие действия моей жизни развиваются как сцена из очень качественного и многообещающего блокбастера. Вот только у меня нет шанса отмотать все назад или нажать на паузу, чтобы продумать план дальнейших действий.
Я все еще слышу голос Джастин. Я все еще слышу его, но одновременно с этим вижу, как ее мотоцикл появляется на набережной и едет по такой траектории, что его успешная остановка просто невозможна. Я осознаю, что случится неизбежное еще до того, как оно на самом деле происходит. Я осознаю и мгновения происходящего растягиваются для меня в невыносимую бесконечность, замедленную съемку, каждый кадр которой я буду помнить до конца своей жизни. Мне остается только надеяться, что жизнь моя прервется прямо в эту же секунду, потому что грудь сдавливает просто невыносимо, а сердце бьется так, словно готово выскочить из грудной клетки, а затем замереть в ту же самую секунду. Немой крик застывает у меня на губах. Я не произношу не звука, просто потому что слишком поражена увиденным. Я кричу, но не могу кричать. Ноги подкашиваются и я падаю на асфальт на колени, больно ударившись, но абсолютно не чувствуя никакой физической боли, потому что моральные ощущения глушат абсолютно все, завязывая меня узлом. Я попеременно вижу перед собой то лицо Джастин, то лицо Джей. И по щекам моим текут слезы отчаяния, потому как я в принципе не способна сейчас справится ни с одним из проявлений своих эмоций.
Я не была рядом с Джей, когда я умерла. Я видела момент ее смерти в новостях парой часов позже. Я умерла в тот самый момент, когда ее машину достали из реки. Я умерла лежа в своей кровати за просмотром новостей, хотя мое сердце продолжило биться не смотря на то, что мне казалось будто оно не выдержит и разобьется от боли, разлетится на мелкие осколки, которые невозможно будет склеить. Джастин же помогала склеивать мне эти осколки раз за разом, возвращая меня к жизни медленно и методично, хоть и сама, скорее всего, не понимала, что делает именно это. Джастин заставляла меня дышать одним своим наличием в моей жизни. А что теперь?
Теперь я убила ее.
Убила своими собственными руками, своим идиотским необдуманным поступком, своим желанием помочь сию же секунду. Мне искренне казалось, что я поступаю правильно. Мне искренне казалось, что Грейсон будет счастлива. Мне искренне казалось, что я наконец-то поняла, зачем судьба сталкивала нас раз за разом.
Я до крови кусаю губы, а потом как в тумане произношу:
- Вайлетт, там Джастин... - я надеюсь, что ты услышишь меня. Я надеюсь, что ты среагируешь быстрее меня, потому что я, загнанная в угол демонами прошлого, не могу даже пошевелиться. Мне кажется, что я должна незамедлительно отправится на тот свет, потому что на  этом я все порчу. Порчу настолько, что из-за меня умирают люди.
Джей.
Джастин.
Они любили меня, хоть и каждая по-разному. Я была для них особенной девочкой. А что теперь. Что теперь, черт возьми!?
Если бы у меня под рукой был пистолет, то я застрелилась бы прямо на месте. Если бы у меня был под рукой пистолет, я бы избавила эту вселенную от такого бесполезного и фатального человека, как Денивел Симон. Я - черная вдова. Я приношу людям только гребаные несчастья. Я должна изгнать скверну, истребив саму себя.
Именно с этими мыслями я все-таки заставляю себя подняться с асфальта и начинаю убеждать себя, что Джастин не умерла. Не могла умереть. Она сильная. Она была в шлеме. Все еще можно исправить. Правда? Вайлетт, скажи мне, что мы можем поправить все это дерьмо. Пожалуйста.
Слезы по-прежнему стоят у меня в глаза, так что двигаюсь я почти на ощупь, по наитию, а не потому, что действительно вижу происходящее. Я даже не слышу ничего, в голове вакуум. Когда я подхожу ближе, то все-таки начинаю различать очертания Вайлетт, которая сидит на коленях перед Джастин и держит ее за руку. У меня сводит зубы от боли и отчаяния. Я осознаю, что все еще держу в своей руке мобильный, который сейчас абсолютно точно кстати. Непослушными пальцами я набираю номер скорой. Гудки в трубке кажутся мне бесконечными, нереальными, иллюзорными. И когда девушка на том конце провода снимает трубку, я взахлеб объясняю ей ситуацию и наше местоположение.
Когда я кладу трубку, то явственно чувствую на себя взгляд. Вайлетт. И она явно хочет отправить меня на тот свет точно так же, как всего несколько минут этого хотела ее вторая часть. Ну что ж, я абсолютно не против.
- Можешь прибить меня прямо здесь. Я за, - произношу я так безразлично, что это не может не пугать. Мой голос звучит глухо и абсолютно безжизненно, а затем я опускаюсь перед Джастин на колени и прикладываю пальцы к ее шее, чтобы ощутить биение пульса.
Жива.

+2

18

Damn! Damn! Damn!
What I'd do to have you here, here, here
I wish you were here
Avril Lavigne - Wish you were here

Ты берешь кожаную куртку с заднего сидения, накидываешь себе на плечи, но у тебя начинает звонить телефон, а мне любопытно, кто же это, раз ты чертыхаешься, когда чуть не роняешь аппарат на пол. Я не задаю вопросов, так ведь делают адекватные водители, просто подхожу ближе к воде и повожу плечами. Без своей кожанки, в одной майке, я ощущаю, как замерзаю, но мы же не пробудем здесь долго? В это время краем уха слышу, что ты просишь кого-то приехать. Странно, ты ведь собиралась встречать Новый год со мной? Зачем тебе понадобился кто-то ещё?
Но эта мысль улетает из головы, когда я смотрю в тёмную воду и вдруг моё тело пронизывает животный дикий страх. Я зажмуриваюсь, присев на корточки, надеюсь, что не очень резко. В носу начало щипать и саднить, я ощутила мучительное желание прокашляться. А потом я открыла глаза, но перед ними была не река в Сакраменто. Перед моими глазами была мутная пелена, мне не хватало воздуха. Я пыталась ухватиться за что-то, но только ломала себе ногти о камни, которым не было счета. Я могла вынырнуть из воды только на пару секунд, чтобы вдохнуть, а потом скрывалась вновь в пенистой пучине бурной реки. Я ударилась обо что-то головой, потому что затылок пронзила боль, а пространство вокруг было полным темноты. Я помнила только лицо, которое видела перед тем, как вода поглотила меня. И его пронзительные голубые глаза.
Мне повезло, что ты не обращаешь внимания на моё состояние. Мне очень везёт, что ты поглощена какими-то своими мыслями, потому что я похожа теперь сама на ту рыбу, которую выбросили на берег. Мне страшно, по спине явно стекает пот, я промокла как мышь, это явно не обрадует мой организм, так что я просто выдавливаю из себя.
- Я забыла куртку в машине, - и сбегаю под этим предлогом подальше от тебя, подальше от воды, чтобы не потерять уверенности, не потерять лица и добытого таким трудом положения руководящего. Там я лезу за одеждой, набрасываю куртку и прикрываю глаза, пытаясь отдышаться. Я не думала, что реакция будет такой странной, но это было, кажется, воспоминание? Первое о том, что было не так давно, а не тринадцать лет назад.
Я возвращаюсь к тебе, чтобы услышать от тебя странную просьбу - ты даешь мне телефон, а я бормочу сначала недовольно "Что мне сказать?" Но ты настойчиво тянешь трубкой к моему уху, и тут-то стоило заподозрить неладное, но я просто говорю этому кому-то:
- Но... привет? - на той стороне трубки тишина, так что я непонимающе пожимаю плечами и уже собираюсь отдать телефон Дени, как слышу...
- Мэдисон? - голос моей сестры очень тихий, я узнаю его сразу же. Я вскидываю глаза на Дени, в них недоумение и вопрос "Зачем?" Я ведь собиралась сама с этом разбираться, почему она решила влезть в мою жизнь? Я включаю громкую связь, потому что мне отчаянно нужно услышать её голос. Хотя сама не могу произнести ни слова.
- Мэдисон, прости меня, - продолжает Джастин, а я не знаю, что ответить ей, потому что это мне нужно просить прощения. Это я не пришла к ней сразу, это я боялась встретиться лицом к лицу со своими страхами. Я боялась, что она всё ещё ненавидит меня. Почему она просит прощения? Это слышит и Дени, но мне плевать сейчас, абсолютно.
Потому что я вижу мотоцикл, который несётся к набережной. Я вижу, как он врезается в ограждение, как водитель летит кувырком через руль, как падает на землю. А потом я слышу голос, который зовёт меня. Меня так давно никто не звал так, Мэдисон. Так звали маленькую девочку, старшая сестра которой всегда приходила на помощь. Так звали мальчика, который пытался расцарапать свою грудь, когда она начала расти, а сестра показала ему, как затянуть её бинтами, чтобы она не мешалась.
Так звали подростка, который сбегал из дома, с каждым разом всё дальше и дальше, но знал, что его будут ждать.
- ДЖАСТИН! - я кричу это уже на бегу, я не знала никогда, что умею так быстро бегать. Но в следующую секунду я нахожусь уже рядом с ней, сжимаю руку и с ужасом смотрю на то, как Джастин сплевывает кровь. В голове сразу же алыми буквами горит "внутреннее кровотечение", так что я пытаюсь остановить её, чтобы она не двигалась.
- Шшш, всё в порядке, просто не двигайся, - я наклоняюсь и очень нежно касаясь пальцами лба, отводя волосы с глаз. Мне так больно видеть тебя такой, по моей вине. Если бы я молчала, ты бы точно доехала сюда, ты бы справилась с управлением. Чёрт, кто додумался назначать встречу на набережной? Как она вообще не вылетела в воду? От этой мысли меня чуть не выворачивает, но я сдерживаю себя, просто держу тебя за руку.
- Не смей умирать, слышишь? Я не прощу тебя, не смей сейчас умирать, Джастин, - я точно знаю, что из моих глаз текут слезы, потому что я практически не вижу ничего перед собой. Лицо моего близнеца становится размытым, но я продолжаю смотреть на него. Где-то уже звучат сирены, я знаю, что они едут к нам. Только потерпи, и тебя спасут. Оставайся со мной...
Я слышу шаги и резко поворачиваюсь в сторону светловолосого ангела.
- Я не убью тебя. Потому что если она умрет по твоей вине, я хочу, чтобы ты жила с этим, - каждое мое слово с трудом вырывается из меня, но каждым из них я хочу проткнуть тебя насквозь. Я сейчас ненавижу тебя, но себя сильнее. Я ненавижу твою идею сделать сюрприз, потому что ты могла просто предложить мне, чёрт возьми. А теперь ты тянешь к ней руки.
- Не смей к ней прикасаться, - я хочу ударить тебя по рукам, я хочу вырвать их с корнем, я хочу, чтобы ты просто исчезла отсюда и больше никогда не появлялась. Я агонизирую в своей ненависти. Я знаю, что ты не виновата больше, чем я. И я не должна говорить тебе такого, после того как погибла твоя жена.
Но сейчас я слишком ненавижу тебя.
Ненавижу.
- Джастин, только не закрывай глаза, медики уже рядом, - я пытаюсь вспомнить все те правильные вещи, которые нужно делать в таких ситуациях, но не могу. Поэтому мне остается только смотреть на то, как вдруг появляются ещё люди, оттаскивают меня от тебя, но после того, как видят моё лицо, помогают сесть в машину скорой помощи, куда на носилках вносят и тебя. Я не отрываю от тебя взгляда, я больше ничего не замечаю, я не знаю, осталась ли машина с её хозяйкой на набережной. Я поступаю не так, как должен хороший работник, но моя сестра может умереть. Голоса медиков доносятся до меня, как из тумана.
А потом я жду, я сижу и жду, с отчаянным желанием напиться прямо здесь, пока меня не обрадуют тем, что они спасли тебя.
Я не знаю, есть ли кто-то рядом, но мне и плевать.
Я просто боюсь, что не успею попросить прощения.
И не успею простить тебя.
Джастин.

Отредактировано Madison Grayson (2017-03-24 22:59:52)

+2

19

Нет никакого коридора и света в конце тоннеля, есть только боль. Она накрывает меня с головой, подобно бушующему морю, давая лишь иногда приподнять голову над поверхностью и выловить какие-то фигуры, слова, очертания. Это смахивает на те старые диафильмы, которые мы нашли на чердаке в доме родителей одним осенним вечером или старые фотокарточки, которые нужно рассматривать с помощью прожектора, каждая из которых сопровождается его характерным "щелк".
Я открываю глаза и вижу белоснежный потолок, какие-то проводки, капельницу и чувствую, что мои руки плотно зафиксированы, как и мое тело - на какой-то непонятной фигне. Скорая помощь? Интересно, куда меня везут? Симпатичная медсестра что-то говорит мне, вводя лекарство в капельницу, болтающуюся где-то над моим носом, и гладит по голове. Я закрываю глаза, хотя не знаю, можно и нужно ли это делать?
Боль прознает меня неожиданно, и я сердито рычу, потому что мне кажется, что ее совсем не ждали здесь. Меньше всего мне хочется выглядеть жалкой, и потому меня волнует только два вопроса - все ли в порядке с моим позвоночником и руками? Я закрываю глаза, до крови кусая пересохшие губы, острая боль от ранок на которых немного заглушает все остальное. Проваливаюсь в тяжелый сон, из которого то тут, то там меня вырывают слова или действия. Кажется, меня опять чем-то укололи, от чего подозрительно клонит в сон, а значит, тут может быть два варианта - либо мне нужна операция, либо меня решили просто умертвить гуманным способом. А что, я не против эвтаназии, но хотелось бы побыть немного в сознании, чтобы хоть на медсестру посмотреть, уж больно она мне еще в машине скорой понравилась. Однако, мироздание решает, что в своей жизни я уже насмотрелась достаточно на всяких красоток и, видимо, пора бы и честь знать, потому что я резко засыпаю, проваливаясь в темноту.
Сон от наркоза (а это, похоже, он и был) тем и хорош, что тебе не снится никаких снов. Никаких чертовых кошмаров про смерть моей сестры, про смерть прочих близких мне людей, ни кошмаров из прошлого, из армии - ничего ровным счетом, просто блаженная тишина и темнота.
Я открываю глаза, и понимаю, что, похоже, моя преждевременная кончина откладывается на какое-то время. Судя по обстановке, я попала в больницу, и это не очень похоже на реанимацию, а значит, не все так плохо. Обе руки утыканы капельницами, на какой-то черт я подключена к этой хреновине, которая раздражающе пищит, а в носу торчит трубка для искусственной вентиляции легких.
- Мда, - мрачно сиплю я, вытаскивая эту хреновину из носа. Стоит ли говорить, что разум мой кристально чист, не замутнен никаким алкоголем и антидепрессантами? Мне нужно здраво оценить свое состояние и, если оно позволит, свалить отсюда побыстрее. Или хотя бы попить водички.
Приподнимаюсь на кровати и морщусь - ребра перетянуты тугими бинтами, но без гипса. Интересно, трещина или перелом? Впрочем, никакого хруста я не ощущаю, поэтому склоняюсь к версии трещины. Голова гудит и неприятно болит в височной области - сотрясение, может быть? Руки и ноги вполне меня слушаются, а значит, позвоночник не задет, и на том спасибо. Понятное дело, что все руки в ссадинах, а ноги ободраны - я как-то очень уж сильно навернулась. Удивительно, но я почти не помню сам момент столкновения - все случилось слишком быстро.
Вздыхаю, и смотрю на капельницы, которые уже почти закончились. Нужно валить отсюда, не вижу особенных оснований и дальше тут торчать. Хотя, конечно, сказать проще, чем сделать. Отцепляю аккуратно одну из капельниц, и благодарю всех богов за то, что мудрые медсестры додумались прилепить тот самый хитрый катетер на руку. В палате находится пластырь и бинт - на столике у окна, поэтому я деловито бинтую обе руки, пока судорожно прикидываю - на кресле валяется только моя куртка, и та выглядит сильно помятой. В кармане находится разбитый в хлам телефон, кpeдитка, удостоверение личности и ключи от квартиры. Я мрачно покачиваюсь, и прикидываю - насколько я готова сбежать отсюда? Стоит ли рисковать здоровьем? Подхожу к больничной койке и беру оттуда бумажки - те самые, которые врачи оставляют, чтобы потом не было путаницы с диагнозами. Ну да, как я и предполагала - ничего страшного со мной не приключилось, трещины в ребрах, многочисленные ссадины и небольшая черепно-мозговая, которая больше смахивает на сотрясение. Спасибо шлему, без него мои мозги наверняка пришлось бы собирать по кусочкам.
Кидаю быстрый взгляд на себя в зеркало - черт, больничная пижама смотрится на мне ужасно, как будто я сперла ее у собственной бабули, на такой ад никого даже не склеить из персонала. Наверное, сначала я попробую дойти до фонтанчика с водой (такие же в каждом коридоре должны водиться!), а потом уже посмотрим, смогу ли я уйти отсюда на своих двоих. Нет у меня времени в больничке валяться, у меня дома котик один остался. О том, как я сюда попала, и зачем вообще оказалась на байке в новогоднюю ночь в брабадан пьяная я даже думать не хочу и не буду. Верной была мысль о том, что надо со всем этим переспать, а потом уже позвонить Дени и узнать, что это за шуточки на ночь глядя были, что привели меня в такое плачевное состояние.
Я держусь за стенку, брожу по палате и нахожу даже тапки, не менее модные, чем моя пижама. Шастать по холодному и не слишком чистому полу босиком у меня нет ни малейшего желания, знаете ли.
Осторожно приоткрываю дверь и выглядываю в коридор, который, к счастью, оказывается пустынным. Ну еще бы, сейчас сколько времени вообще? Выхожу и иду, держась за стенку, к пресловутому фонтанчику с водой, который кажется мне буквально оазисом в пустыне. Проходит несколько долгих минут, прежде чем я добираюсь до него, и еще провожу сто лет примерно, прихлебывая из него, как оголодавший верблюд с той только разницей, что у меня нет двух горбов, а у верблюда нет порванной губы. Боже, как мало надо человеку для счастья.
Окончательно прихожу в себя, когда разворачиваюсь и иду обратно, и натыкаюсь на Дени, которая появляется из-за угла с чашкой ароматного кофе. Оно, конечно, из автомата, но сейчас я бы даже за растворимый душу продала. Не долго думая, забираю чашку у нее из рук и пью горячий напиток, чуть ли не жмурясь от наслаждения. Все это - молча, потому что я даже не знаю, что сказать. Потом меня осеняет глупая мысль - а может, это вообще не Дени, а мне показалось, и я только что отняла у человека его кофе?
- Прости, - пожимаю плечами - мол, ну что ты с убогого человека возьмешь, видишь, я же в больничной пижаме, вся такая несчастная. Затем решаю, что прибедняться довольно и иду к небольшому дивану, расположенному неподалеку. Голова кружится, поэтому пытаюсь сесть, но сажусь на кого-то, чем лишний раз доказываю самой себе и окружающим, что в американской системе здравоохранения все-таки используются наркотики для стабилизации состояния человека.
- Черт подери, прости, пожалуйста, - я встаю на ноги с трудом и немного шатаюсь, а когда поворачиваюсь, чтобы разглядеть, кого я там чуть не расплющила своим тощим задом, то окончательно теряю дар речи. Это все наркотики или передо мной моя сестра сидит?
- Мэдисон? - я осторожно спрашиваю и тяну руку, чтобы потрогать ее, чтобы убедиться, что это - не обман зрения и не очередная шутка моего мозга. Может, он просто все еще воспален, и мне люди чудятся, хотя на самом деле их нет? - Мэд, это точно ты или я умерла и попала в ад?
Ну давайте будем честными, если все эти понятия существуют, то в Раю меня точно никто не ждет. Прочищаю горло и смотрю на Дени - она-то что в Аду забыла? Или я ее сбила на байке, и она теперь тут с нами? Или это вообще Чистилище, и сейчас откуда-нибудь черт выйдет и назовет мое имя - мол, пошли судить тебя, посмотрим, много ли ты грешила и перевесят ли твои грехи сердце волчицы? Ах да, это же в Древнем Египте было, мне ни пирамида, ни саркофаг не грозят, а вот на органы, может, уже и разобрали, пока я тут за водичкой шастаю.

+2

20

Провал.
Это полный тотальный провал. Фееричный пиздец.
Честное слово, я бы с восторгом и не отрывая глаз от экрана смотрела бы весь этот пиздец, если бы он был фильмом. Но это моя жизнь. Ни больше и не меньше. Моя проклятая жизнь, которая стремительно катится в пропасть, пытаясь утянуть с собой всех остальных, поставив на них метку черной вдовы. Я так и знала. Так и знала, что с людьми рядом со мной происходят несчастья. Я так и знала, что во всем виновата я сама, как бы не хотелось думать иначе. Я так и знала, что мне не судьба быть хоть сколько-то счастливой. Сегодня вместо того чтобы открывать сайт в поисках нового водителя мне надо было вскрыть себе вены или повесится или скинуться с крыши многоэтажки. В новый год всегда много несчастных случаев, а люди заняты торжеством - никто бы и не заметил, что меня не стало. Никто бы не кинулся меня искать сразу и обрывать мой телефон, пытаясь дозвониться. Никто.
Раньше мой телефон обрывала Франческа. Раньше она беспокоилась обо мне, постоянно звонила и писала сообщения. Ровно до того момента, как наконец-то не поняла, что я пропащая. Чудовище в личине ангела.
Я сижу рядом с Джастин на асфальте словно в трансе, не чувствуя холода и ледяных порывов ветра. Я сижу на асфальте рядом с Джастин и сильно кусаю губы, чтобы не плакать, потому что у меня нет на это права, как бы больно мне сейчас не было. И когда кажется, что больнее уже быть не может, меня добивают слова Вайлетт. Они режут на живую, без анестезии. И от ненависти в ее голосе я дергаюсь как от пощечины.
Заслужила.
Ты заслужила, Денивел.
В горле такой ком, что я просто не в состоянии его проглотить. Не в состоянии я и ответить Вайлеет. Да и есть ли смысл отвечать? Что я могу сказать? Промямлить что-то типа "прости, я убила твою сестру"? Бред! Такой восхитительный бред, что мне кажется, я вот-вот начну смеяться и биться в истерике. Осознание происходящего кроет с головой, заставляет прочувствовать сотни оттенков боли. Сотни оттенков боли, которые стали моей неотъемлемой частью, моей второй сущностью, моей истинной. Я срослась с этой болью, слилась воедино.
Я и есть боль.
Словно привидение я отшатываюсь от Джастин, когда приезжают медики. Я не кричу, как Вайлетт. Меня не понадобилось отклеивать от тела девушки, с которой я только вчера принимала душ. Я оторвалась от него сама, глядя не видящими глазами. Глядя сквозь время и пространство. И не смотря на то, что мне чудовищно хотелось умереть, я подошла к медикам, которые загружали Джастин в карету скорой помощи, чтобы отвезти в больницу. Времени на раздумья было не много, но мне надо было остаться рядом с ней. Я не имела права исчезнуть сейчас, а потому я нелепым жестом показала врачам свою правую руку, на которой в темноте поблескивал ободок обручального кольца, которое я не смогла ни снять, ни переодеть на левую после смерти Джей. Нелепо бормочу, что я жена Джастин и медик только шустро кивает мне, помогая забраться в машину.
Прости меня, Джей.
Прости, что я поступаю так с тобой.
Прости, что смею говорить, будто моя жена не ты, а другая.
Естественно, что если бы люби в форме стали разбираться, кто я такая, то никто бы не разрешил мне поехать в больницу вместе с Джастин, но на счету каждая минута, а потом спорить не стал никто. Я оставляла на набережной машину и оставалось только надеяться, что с ней ни случится ничего плохого.
В больнице Джастин сразу же увезли в палату, чтобы подготовить не то к какой-то процедуре, не то к операции. Я не смогла понять, слишком сильно болела голова. Просто устало опустилась на диванчик в коридоре, готовая ждать столько, сколько понадобится. А потом вдруг вспомнила, что должна написать Сильви, ведь она имеет право знать. Мне кажется, что... мне кажется между ними была довольно тесная связь.
Достаю из кармана мобильный телефон и торопливо набираю сообщение, в котором пишу, что Джастин попала в аварию и в какой больнице она находится. Мне не хочется портить твой Новый год, Силь, но мне кажется, что я поступаю правильно.
С тех пор как мы обе сели в коридоре, Вайлетт ни разу на меня не взглянула. И я не виню ее. Не имею права. Я знаю какого потерять самого близкого человека. Я знаю. Но ведь именно поэтому я написала Джастин так быстро, как только смогла. Именно потому, что знаю, как невыносимо жить, когда любимый человек мертв.
В какой-то момент мы обе, кажется. задремали. Когда я открыла глаза, то Ви по-прежнему сидела на месте. Тихонечко встав с диванчика, я решила, что могу позволить себе сходить за кофе. Сейчас мне нужна была эта божественная жидкость и чтобы чувствовать себя живой, и чтобы не уснуть снова.
Когда я возвращаюсь обратно со стаканчиком в руках, то, кажется, вижу приведение. Ну или как минимум девушку, которая должна в данный момент лежать на кровати спокойно и не рыпаться. Как рыбка открываю рот. И закрываю его. И снова открываю в попытке что-то сказать, но язык меня не слушается. Именно поэтому я спокойно смотрю, как кофе уплывает у меня из рук и ты опрокидываешь его в желудок. Выглядишь ты, откровенно говоря, хреново. Но, тем не менее, ты вполне жива.
Жива!
- Джастин, тебе надо в палату, - робко произношу я в тот момент, кода ты решаешь присесть перед продолжением приключения. Мне в какой-то момент даже начинает казаться, что стоит позвать медперсонал, но ты решаешь проблему лучшим способом - садишься на Вайлетт. И я уверена в том, что она обязательно вернет тебя в кровать. Или хотя бы попытается.
Ощущая себя абсолютно лишней и чужой, я осторожно делаю пару шагов назад, пытаясь слиться с обстановкой. Вы не видели друг друга так давно, думаю, у вас явно есть чем поделиться друг с другом. Я же в этом мире явно лишняя. Сажусь на диванчик на довольно приличном расстоянии от вас, откидываю голову на спинку и устало прикрываю глаза.
Надеюсь, что вы помиритесь.
Просто обязаны.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ho-ho, fucking ho!