Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ho-ho, fucking ho!


Ho-ho, fucking ho!

Сообщений 21 страница 34 из 34

21

Кажется, я успела заснуть, пока ждала каких-то новостей от Джастин. Это самое ужасное - долгое ожидание, совершенное бессилие в такой ситуации, отсутствие информации. Ты успеваешь придумать себе кучу всего, поставить диагнозы, переживаешь и не можешь найти себе места. Я не видела вокруг ничего, могла слышать только врачей и медсестер. Одна из которых осторожно потрогала меня за руку и рассказала, что состояние сестры стабилизировалось, так что они пока ждут, когда она проснется. До нового года оставались какие-то считанные минуты, но я уже не переживала по этому поводу. Какие праздники, когда жизнь Джастин только что висела на волоске. Хорошо, что повреждения были не очень сильными, упала она так страшно, что я боялась худшего. Но меня уверили, что трещина в ребре и ссадины по всему телу - это максимум, чем она отделалась. Учитывая то, что я видела, как летела моя сестра, я поверила в новогодние чудеса. Или ей просто удача улыбнулась? Говорят же, в рубашке родилась? Кажется, у нас с ней это семейное, да? Я ведь выбралась из бурной реки, когда в это никто не верил, Джастин - трещину в ребре и сотрясение, улетев с мотоцикла. Кстати, там же и машина осталась, и байк, хотя вроде бы мне кто-то говорил, что мотоцикл увезли на специальную парковку. Машину Дени я вроде бы успела поставить на сигнализацию. По крайней мере, когда я в последний раз смотрела на брелок, зачем-то вертела его в руках, там значок блокировки был.
Честно говоря, когда ситуация нормализовалась, я уже не была так зла на эту девочку. Кажется, мой вспыльчивый характер нисколько не изменился с детства. Я взрывалась очень быстро, но также быстро и отходила. Выплеснув весь негатив, я прощала человеку его поступки. Сейчас мне было неловко и немного стыдно за то, что я наехала так на Дени. Она, конечно же, хотела как лучше, устроить сюрприз, кто же знал, что Джастин сядет за руль пьяная. За это стоило надавать сестре по шее, чтобы больше так не делала. С другой стороны, что же мешало нам просто приехать к дому, где живет Джастин, чтобы ей не пришлось ехать на набережную, вообще садиться за руль. Но поздно было переживать о прошлом, в настоящем уже всё случилось. И чем горевать о том, что можно было исправить, лучше было думать о том, что будет дальше.
Кажется, работу я не нашла. Нет, я уверена в том, что Дени меня к себе не подпустит после того, как я себя с ней вела. Но я не могла сдержать свой гнев. Когда я злюсь, я бываю очень жестока. Хорошо, что он такая миленькая, у меня нет в желаниях избиения слабых и маленьких девочек. Так что ей повезло, что я не ударила её. Но перед тем, как провалиться в сон, я видела её рядом. Глупая девочка, нужно бежать от нас после того, как на тебя так накинулись. Я даже не особенно поняла, как её с нами пустили, но и не стала спрашивать. Просто закрыла глаза и сделала вид, что сплю. А потом и на самом деле заснула.
Мне снилась вода, опять, только в этот раз почему-то большая коряга пыталась меня придавить к дну. Я барахталась, пока не распахнула глаза, не понимая, что происходит вокруг, и наткнулась на взгляд Джастин. Она неуверенно трогает меня за руку, спрашивая, действительно ли я жива, а я вскакиваю с диванчика и заключаю её в крепкие объятья. Ну, надеюсь, что я не доломаю ей этим ребро или что-то там у неё сломано.
- Джастин, старая ты сволочь, ты охренела совсем за руль пьяной садиться? Хотела, чтобы на кладбище было два памятника, только один из них настоящий? - я усаживаю сестру на диванчик, а то она вздумала по коридору шастать.
- Это точно я, ты не умерла. Но если не вернёшься в палату, то я не могу быть так уверена в этом, - прищуриваюсь, рассматривая Джастин, которая ну вот ни капельки не изменилась, - Тебя врачи отпустили что ли? И не надо тут загонять, мы тут ждем, пока ты очнешься, а ты решила сбежать тайком? А ну марш в палату! - пресекаю попытку встать и убежать подальше из больницы, ловлю за руку и шепчу на ухо, - Я понимаю, что ты хочешь быть классной перед деткой, но давай сделаем вид, что я тебя заставила? Тебе нужно полежать.

Когда я отвожу Джастин в палату, встречаю взглядом Дени, но не знаю, честно говоря, что сказать. Поэтому подпихиваю сестру к двери, наклоняюсь над девушкой, что устало откинулась на спинку дивана и провожу пальцами по её волосам.
- Прости. Мне нужно поговорить с ней. А потом я отвезу тебя домой. Ты меня дождешься? - оставив в воздухе риторический вопрос и легкий аромат мужских духов, я зашла в палату и придвинула стул поближе к кровати.
- Если бы я знала, что она позвонит, подъехала бы ближе к дому. Заодно узнала бы, где ты живешь... - я оседлала стул и виновато улыбнулась, - С Новым годом? Извини, у меня в голове полный кавардак, я плохо помню до сих пор какие-то вещи. Но врачи говорят, что со временем память восстановится. Кайл звонил рассказать, что меня нашли? - не знаю, почему я спросила это, но мне было интересно, всё-таки этот мерзавец известил мою родню? Или же оставил всех в неведении жить? Последнее было бы хуже, чем первое. Иначе я бы знала, что родные не хотят меня видеть, а не то, что считают мертвой.

+4

22

Голова все еще мутная - то ли от того, что я сильно ударилась ей, то ли от каких-нибудь седативных, которые мне наверняка кололи. Может, конечно, это еще сочетание алкоголя и медикаментов дает о себе знать, но я слышу довольно ясно, как девушка, похожая на Дени пытается что-то мне сказать - вроде как, тебе бы в палату лечь, Джастин. Она знает мое имя, и я улыбаюсь ей. Значит, это точно не моя галлюцинация, и я отобрала у Дени кофе. Хоть что-то на планете идет своим чередом, хоть и остается закономерный вопрос - какого черта она тут делает?
- Я в порядке, - бубню я, пока сажусь на колени к сестре, которая тут же обзывает меня старой сволочью. На глаза от этих слов аж слезы наворачиваются - или это от резкой боли, которая появляется, когда Мэдисон сжимает меня в своих обнимашках. И откуда столько сил-то взялось? И волосы зеленые, короткие. Что стало с моей милой сестренкой, которая носила платья и завивала волосы? Я улыбаюсь ей, как идиотка, пока она усаживает меня на диванчик.
- Да все со мной нормально, - от ее слов про памятник у меня по спине пробегает холодок, и я знаю, что уже мысленно грызу себя - почему я сначала делаю, а потом уже думаю о гипотетических последствиях? Почему вместо того, чтобы голову включить, я лезу туда, куда не надо лезть, а потом разгребаю содеянное? Вот уж родители действительно обрадовались бы новости о том, что их вторая дочь разбилась на мотоцикле. Пьяная. Нечего сказать, достойная смерть, очень достойная. Меня аж передергивает и я смотрю на сестру мрачно. Ты права, я - старая сволочь, но я не скажу этого вслух, потому что ты, как никто другой, прекрасно знаешь, что я не умею признавать свои ошибки.
- Никто меня никуда не отпускал, я сама решила уйти, мне тут не нравится, - мрачно изрекаю я, потому что и права - кому тут может понравиться? Больничные стены не очень располагают к приятной встрече нового года, знаешь ли, - Не умру я никуда, не переживай так. Хорошо все, что хорошо кончается.
Ты, между тем, пихаешь меня в палату, шепча на ухо что-то про детку. Ох, Мэдисон, знала бы, в каком виде эта детка меня видела, и ничего, знает, что я тоже умею раскисать. Но по какой-то причине я все равно иду и устраиваюсь поудобнее в неуютной больничной кровати - хотя бы потому, что мне совсем нечего сказать Дени, которой несколько часов назад я пообещала стереть ее с лица земли. Черт, она ведь просто хотела сделать нам обеим сюрприз, но кто же знал, что она выбрала не тех людей? Людей, которые умеют здорово рубить с плеча и говорить острые слова, а потом возвращаются к тебе, гладят раны и сами не знают, куда деваться после всего, что успели наделать и наговорить. Уверена, моя сестра подбавила поленьев в огонь, интересно, как тебе вообще удалось сюда пробраться?
- Я понятия не имела, что она делает. Решила, что она напилась и шутит так, мы только вчера случайно встретились на кладбище, - мой голос дрожит, и я отчаянно тру нос, стараясь не думать о том, что было вчера. Это все сейчас так неважно, так малозначительно. Я вижу перед собой свою сестру, живую сестру, пусть и худую, как палочка с зелеными волосами, но мне так наплевать на все. Самое главное - ты жива, а с остальным я как-нибудь разберусь, хоть для этого и потребуется немало времени. Только вчера я оплакивала твою могилу, поверив в то, что потеряла тебя навсегда, а тут ты появляешься словно бы из воздуха магическим образом. Интересно, где я так нагрешила или что такого хорошего сделала за год?
- С Новым годом, - задумчиво произношу я, продолжая мять в руках одеяло. И тут ты говоришь про Кайла, и у меня в голове все просто взрывается. Нет, каков мерзавец! - Он ничего не сказал никому. Вернулся и заявил, что тебя не смог спасти, а потом исчез из нашей семьи, чему все были несказанно рады.
У меня очень тяжелая голова и соображаю я немного через раз, но это не мешает винтикам в голове крутиться в нужном направлении. Потеря памяти?
- Как давно ты пришла в себя? - я кладу руку на твою и немного сжимаю. Ты помнишь меня и Кайла, а это уже хорошо. Было бы, конечно куда лучше, если бы ты и его забыла, но что-то мне подсказывает, что расстались вы с ним не на приятной ноте, - Мэдисон, черт возьми.
Я лезу к тебе обниматься, хоть ребра все еще и саднят немного. Все это - досадные мелочи жизни, мы теперь всегда будем вместе, да? Ни одна сволочь не посмеет нас разлучить, а Кайла я на буженину разделаю за то, что он так поступил со всеми нами. Он еще пожалеет, что вообще на свет родился.

+2

23

Типичная Джастин, ушла из больницы, потому что ей здесь не нравится. Ох, знала бы ты, как мне хотелось сбежать из  белых стен той клиники, где я очнулась. Знала бы ты, как я тебя понимаю. Особенно, когда ты ощущаешь себя не особенно-то больной. Когда ты понимаешь, что поговорка про лечащие стены дома - самая верная. А ведь и правда, в Сакраменто у меня больше шансов всё, наконец, вспомнить, чем где-то в Лос-Анджелесе. Ведь я считаю это место своим домом, пусть город и встретил меня не совсем с распростертыми объятьями.
Честно говоря, я ожидала, что Джастин на меня будет кричать, обвинять в чём-то. Ведь я помню только то, как я сбежала из дома тогда, больше ничего. Интересно, мы потом всё-таки виделись с тобой? Или ты всё время с выпускного жила отдельно от меня? Судя по моего инстаграму и фейсбуку, совместных фотографий не наблюдалось, значит, всё-таки долгое расставание было действительно очень мучительным. И как я прожила столько лет без тебя, Джастин?
- На кладбище? - задумчиво повторяю я за тобой. Эта фраза будто ответ на мой вопрос про Кайла. Ведь если ты была на кладбище, наверняка была там из-за меня. Значит, этот мудак никому ничего не сообщил. Странно всё это, даже в моих пришибленных мозгах не складывается такое поведение. И спросить у тебя я не могу ничего, мы же не общались. Чёрт возьми, как же сложно так существовать, не помня каких-то важных вещей.
- Он сказал вам тоже самое, что и остальным? Что я погибла? - я не обращаю внимания на то, как ты трёшь нос, как дрожит твой голос, потому что знаю, ты не хотела бы, чтобы я это заметила.
- Пришла в себя я осенью, а нашли меня на пару дней позже, чем Кайла. Это получилось выяснить потом, когда меня вернули домой с помощью посольства. Я долгое время не могла вспомнить каких-то элементарных вещей... - ты сжимаешь мою руку в своей, и я чуть улыбаюсь. Мне так приятно ощущать твои прикосновения, я так чертовски соскучилась по тебе. Насколько же упрямым бараном я была, что не пришла извиниться. Как оказалось, сбегать с Кайлом не было хорошей идеей.
- Вайлетт. Ви, - поправляю я тебя, осторожно обнимая в ответ, поражаясь твоей безрассудности. Ну будут ребра же болеть потом, идиотка ты редкостная, - Я вспомнила это имя, а потом вспомнила - почему. Я когда сбежала, решила отказаться от прошлого, вот и стала представляться вторым именем, - я прижимаю тебя к себе, прикрывая глаза, которые начало слегка щипать, - Прости, что я вас бросила... Мне очень жаль, правда... Я хотела бы всё вернуть, чтобы ты побывала на моей свадьбе. Но в итоге ты даже не присутствовала при разводе, - я мягко отстраняюсь и отвечаю на твой вопросительный взгляд.
- Кайлу сразу же сообщили, что меня поместили в клинику в Лос-Анджелесе. Он приехал, но тут же попросил о разводе. Сказал, что мы давно это планировали, договаривались. Я была в таком состоянии, что это известие меня убило, я ведь помнила только свадьбу и счастье. Поэтому я согласилась, получила квартиру, которую продала, несколько тысяч долларов со счета, переехала сюда, в Сакраменто. Пыталась найти работу, найти семью, но всё было как в тумане. Психолог не помогал особенно вспомнить, но зато мы справились с моими заскоками. Были они у меня раньше, или я так головой треснулась, не знаю, - я смеюсь, продолжая сжимать твою руку в своей. Этот рассказ не особенно меня утомляет, но голова начинает болеть, так что я морщусь и сжимаю висок свободной рукой. Любые попытки пробраться куда-то дальше вызывают сильные мигрени, но я уже всерьёз начинаю подумывать о гипнозе.
- Прости, что не пришла сразу. Не хотела, чтобы ты видела меня такой ущербной. Но я думала, что Кайл вас обрадовал... А Дени, чёрт. Я наговорила ей кучу гадостей, бедняжке. Она хотела нам помочь явно. Кажется, я умею только расстраивать людей, - я криво усмехаюсь и перевожу взгляд с твоих ссадин на лице к твоим рукам, - Странно будет просить рассказать то, чем ты занималась лет с шестнадцати, да? Но я не смогу рассказать тебе ничего больше последних нескольких месяцев, - я беру твою руку и сплетаю пальцы в жесте, который мы придумали в детстве. Так мы клялись, что никогда не оставим друг друга.
- Но я постриглась, сама удивлена. И татуировки эти... Забавно да, но они мне нравятся. Как мама? Как папа? - мне больно о них говорить, я до сих пор очень обижена, но это не повод давать им возможность скорбеть по мне.

+3

24

If we knew then what we do now
We'd hold our hands and take a bow
Together we would stand our ground
And fight

Я смотрю на тебя и не верю своим глазам. Как так получилось, скажи мне? Я до сих пор корю себя за то, что оставила тебя наедине с этим придурком, который даже не удосужился рассказать твоей семье, что ты жива. Мы оплакивали тебя, черт возьми. Я тебя похоронила, сама была на могиле и хотела душу вытрясти из Кайла, чтобы понять, как так вышло, что он тебя не уберег, но этот козел даже на твои похороны не приехал. Почему? Ах да, он сказал, что не может вынести, а на самом деле - просто врал, потому что знал, что ты жива. Подлец, дай мне только повод, и я сотру его с лица земли да еще и так, что он будет терзаться и страдать.
Я сжимаю кулаки и чувствую, как саднят ободранные пальцы.
- Его сейчас спасает только то, что у меня сильно болит голова, немного треснули чертовы ребра и кулаки все ободраны. Иначе я убила бы его голыми руками, - говорю мрачно, вздыхая. Черт, я не должна себя так вести, но сейчас радость от встречи с тобой омрачена тем фактом, что этот придурок, хоть и пропал из нашей семьи, успел знатно так наследить. Я найду его из-под земли, разорву на кусочки, а потом скормлю это все собакам.
- Прости, - отвечаю я тебе. Мне сложно будет перестроиться, но я постараюсь, честное слово. Вайлетт, значит? Я глажу тебя по волосам и думаю о том, что мы столько должны друг другу рассказать, что не хватит и жизни. Я жалею, что не проводила с тобой времени, не встречалась и не следила за тем, как ты живешь - так я смогла бы хотя бы пролить свет на твою жизнь, рассказать тебе что-то, но сейчас я опять чувствую себя бессильной, и от этого мне противно.
- Я давно тебя простила, - я вру тебе сейчас, безбожно вру, потому что на самом деле, конечно же, не простила тебя ни разу, но сейчас прощаю. Ты сбежала за своей единственной любовью, подальше от родителей и их условий жизни, которые они диктовали тебе. Они не слушали тебя, и я прекрасно понимаю твой побег - даже тогда понимала. Не понимала только, почему ты не рассказала мне, и именно за это так и не смогла простить. Сейчас пытаюсь, честное слово. Сделаю все, что в моих силах, потому что если не прощу - легче от этого никому не сделается, будет только хуже.
Я обнимаю тебя, вдыхаю носом запах мужских духов, и чуть заметно улыбаюсь. Оказалось, что ты тоже изменилась за то время, пока мы не виделись. Ты мало похожа на ту маленькую сестренку, которую надо было всегда защищать. Но от того, как ты сплетаешь наши пальцы - в давно забытом детском жесте, у меня наворачиваются на глаза слезы. Неужели ты помнишь это, но совсем не помнишь все остальное? Что за сука твоя память, раз решила так выборочно исчезнуть?
- Бедная Дени, да уж. Я пообещала убить ее за такие шутки, - мрачно усмехаюсь, но сейчас меня эгоистично волнуешь ты. Я не знаю, простит ли меня Дени когда-нибудь за те кошмарные слова, за те несправедливые обвинения, и я прекрасно пойму, если она выставит меня из своей жизни. Но пусть это будет потом?
- Моя жизнь не была очень уж интересной - в армии служила, в спецназе, а сейчас работаю телохранителем, - улыбаюсь тебе и глажу по рукам. Да уж, татуировки у тебя весьма интересные - может быть, с помощью них и получится вспомнить, что к чему? Я не раз думала, что каждая тату на теле - это своеобразная история, какие-то воспоминания, какие-то люди или моменты - одним словом, что-то, оказавшее на тебя влияние. И может быть, если ты делала себе эти татуировки по такому же принципу, то мы сумеем разобраться, вспомнить что-то из твоей жизни? Я прекрасно понимаю, что тебе это очень важно, но совсем не знаю, как помочь.
- С ними все в порядке, если не считать, конечно, того факта, что они тебя похоронили. Отец на пенсии, после последней горячей точки ноги лишился, но не унывает, живет полной жизнью. Мама все также не умеет печь печенье, - я улыбаюсь, и думаю - хорошо, наверное, что они не знают пока. Мы с тобой как будто снова прячемся на чердаке и делимся секретами, которые не предназначены для взрослых любопытных ушей. Глажу тебя по руке и чуть морщусь - голова все же нещадно болит и кружится.
- Давай оформим какую-нибудь байду и увезем меня отсюда завтра, а? Ненавижу больницы, и у меня дома кот некормленый, и шампанское под ковром разлито, - я смотрю на тебя, потому что мне некого больше просить об этом. Ты же мой родственник, можно под твою ответственность меня отсюда увезти. К тому же, про кота я упоминаю совсем вскользь - надеясь, что ты поедешь ко мне домой и задержишься там ненадолго. Мало ли, вдруг мне уход потребуется или еще что, хотя на самом деле я очень боюсь, что ты пропадешь опять куда-нибудь. И предлагаю выписать меня завтра, потому что сегодня я еще слишком слаба, чтобы ходить самостоятельно, а вот завтра вполне могу и доковылять до машины - ее-то я не разбила.
- Ой, а что с байком? Куда его дели? Он совсем плох? - я аж подпрыгиваю на кровати, когда вспоминаю про Вишенку. Черт, не могу допустить, чтобы мою детку угнали куда-нибудь на свалку, он еще не так плох!

+1

25

The end of the century
I said my goodbyes
For what it’s worth
I always aim to please
But I nearly died
Placebo–For What It's Worth

Ох уж это желание защитить свою младшую сестру. Мне иногда жалко, что у нас больше нет братьев и сестёр, тогда бы ты выплескивала своё желание помогать слабым в их сторону, а не в мою. Джастин, очнись, сейчас тебе нужна помощь. Сейчас ты лежишь на больничной койке, а могла и не отделаться так легко. Ты говоришь, что придушила бы его, а я почему-то понимаю, что верю тебе. Ты бы смогла это сделать, но я не хочу давать тебе повода. Я не знаю, что может им быть, но не хочу, чтобы ты страдала из-за этого мудака. Поэтому я пока не говорю тебе, делаю вид, что не помню ничего. Что у меня появилось смутное ощущение, будто это Кайл меня столкнул в реку. Он мог, если бы я его сильно взбесила, но я не обвиняю его ни в чём сейчас. Я пока что не могу разобраться, может быть, это и не правда, а всего лишь сон? Может быть, подсознание так меня стремится защитить от чего-то пострашнее? Я не говорю тебе и того, что врачи не смогли спасти ребенка, которым я была беременна. Выкидыш случился, они ничего не смогли сделать. Но это всё я узнала уже постфактум, поэтому до сих пор ощущение, что это случилось не со мной. И не по настоящему, а как будто в фильме с кем-то происходит.
- Не знаю, прежде чем душить его, я бы дала ему шанс объясниться. Тем более, ты разве хочешь в тюрьму? - я прищуриваюсь и легко щелкаю тебя пальцем по носу, чтобы отрезвить. Ну правда же, нужно быть более разумными.
- Ничего, я отзываюсь и на Мэдисон, но очень неохотно. Меня ещё и поэтому не могли никак с моим реальным именем соотнести. Я твердила, что я Вайлетт, - я осторожно убираю непослушную прядку волос с твоего лица и улыбаюсь, когда ты говоришь, что простила меня. Мне действительно важно это слышать, даже если ты врёшь мне. Пусть это будет на твоей совести.
Я не могу не почувствовать, как ты волнуешься из-за моего детского жеста, я не могу увидеть твоих поблескивающих слезами глаз, но я знаю, что это так. Как будто столько лет я была неполноценна, только половина меня жила, в другая тянулась к чему-то далёкому. А сейчас, обнимая тебя, я ощущаю себя, наконец, живой. Я больше не мучаюсь тянущим ощущением в груди. Ты рядом, и это главное. Когда-то давно нам больше никого не нужно было, но сейчас у каждой своя жизнь.
И почему-то в данный момент мне абсолютно плевать на то, что у тебя может быть кто-то близкий, я эгоистично отнимаю тебя у всех остальных, потому что имею на это право.
- Я сказала, что если ты умрёшь, это будет на её совести, - усмехаюсь нашей жестокости и слушаю твой рассказ о том, как провела эти годы. Почему-то я не сомневалась, что ты пошла в армию, ты же так этого хотела. А вот телохранитель меня удивил, я думала, ты и дальше будешь служить. раз решилась. Но коррективы жизнь всё-таки внесла, да?
- Знаешь, я попрошу тебя пока им не говорить. Я хочу немного разобраться с памятью, не хочу их сильно расстраивать. Обещаю не тянуть, но я просто немного боюсь, - признаюсь тебе, вздыхая и облизывая пересохшие вдруг губы, - Я не брала в руки фотоаппарат с того времени, как меня нашли. Я боюсь, что не вспомню.
Я киваю в ответ на твоё предложение увезти завтра из больницы. Судя по предписанию врачей, тебе нужен был покой, а у тебя дома его вполне можно было обеспечить.
- Я тоже ненавижу больницы. Попробую договориться, чтобы тебя завтра отдали под мою ответственность, - ты не говоришь этого, но я прекрасно вижу, что хочешь сказать ещё. Чтобы я отвезла тебя и осталась дома. Нам ещё о многом нужно поговорить, многое обсудить.
- Но пока что ты останешься здесь, завтра я заеду за тобой. И не смей сбегать, - прищуриваюсь и грожу тебе пальцем, - Мне ещё Денивел нужно отвезти домой, а то она сюда приехала, а машина осталась на набережной. Я к ней водителем хотела устроиться, представляешь? - пожимаю плечами, а потом наклоняюсь, чтобы удержать тебя на кровати за плечи. Надеюсь, не очень сильно.
- Джастин, дорогая моя, его увезли на специальную стоянку, я обещаю к нему съездить и проверить его, хорошо? А ты полежишь здесь до завтра. Кстати, кота сегодня кормить нужно будет? Ты ключи не потеряла? - сурово вопрошаю и хмурю брови. Сейчас ты маленькая слабенькая сестрёнка, а я сильная и заботливая. Скучала по этому ощущению?
Я вот скучала больше по слову "мы", оно так прекрасно характеризует наши отношения.
- Чёрт, я так скучала по тебе, - я лезу обниматься, трусь носом о твою щеку и прячу блестящие в глазах слёзы, - Почему ты не приехала ко мне, не надавала мужу по лицу и не забрала меня обратно? - это не были обвинения, просто мысли вслух, просто мольба, - Мне почему-то кажется, что три тысячи долларов - слишком мало, учитывая то, что я нашла про себя в сети. Джастин, он так изменился... И ты немного изменилась, стала немного... тверже, что ли. А почему ты не продолжила служить?
Наверно, это не то время, чтобы задавать этот вопрос, но мне нужно было перевести тему.

+4

26

Мэдисон смотрит на меня, и я все еще не верю своему счастью. Может, это все-таки галлюцинация или я правда умерла, и теперь сижу в точно таком же мире, застряв между Раем и Адом вместе с ней? Но потом думаю, что во всех этих подлунных мирах у меня было бы вполне себе астральное тело, которое не болело бы так дико, как оно болит сейчас. И голова бы не раскалывалась, так что я лишний раз убеждаюсь - если я чувствую боль - это хорошо, это значит, что я жива.
- Я не попала бы в тюрьму, я прибила бы его тихо и незаметно, как ассасин, - смеюсь и морщу нос - хорошо, что он не пострадал и от твоего щелчка не разболелся сильнее. Я смотрю на тебя сквозь слезы, и они постепенно высыхают. Я знаю, что дальше будет сложно, но мы будем вместе, а значит - все будет хорошо, да?
- Я попробую, честно попробую. Совсем забыла, что у тебя есть второе имя, в моей голове ты все еще Мэдисон, - усмехаюсь, потому что не добавляю ничего больше, хоть и хочется. В моей голове ты все еще блондинка с длинными волосами, в красивых платьях - та самая девочка, которую любили в школе толпы парней, которым я морды била. Мне становится грустно, когда ты говоришь, что тебя никак не могли идентифицировать. Черт подери, из-за какого-то идиота ты провела несколько месяцев совсем одна, в больнице, где тебе было страшно, одиноко и грустно? Я даже думать не хочу о том, что может испытать человек, который потерял память, ничего о себе не знает и не помнит, а когда представляется, ему еще и не верят. Это по меньшей мере ужасно.
- Бедная девочка, все ей смерти желают, - усмехаюсь я. В чем-то мы с тобой все еще похожи - в своей жестокости и неумении сдерживаться. Если уж ляпнем, то на совесть; словом можно убить - это про нас. Дени ведь правда не желала нам зла, и уж точно не хотела, чтобы все вот так кончилось. Надо будет потом поймать ее и извиниться, но это будет потом - сейчас у меня язык-то не очень поворачивается.
- Ладно, я понимаю, - да, отцу и матери совсем ни к чему знать, что ты жива, но ничего не помнишь - папа Кайла из-под земли достанет, а ты, похоже, хочешь разобраться во всем сама. Я, конечно, не дам тебе это сделать, но мою компанию ты перенесешь легче, чем если сюда примчится еще и отец, потрясая вилами, - ты вспомнишь. Фотография - это, конечно, не рукопашный бой, мышечной памяти нет, но мне кажется, ты вспомнишь. Я верю в тебя в любом случае.
Я понятия не имею, сколько потребуется времени, чтобы ты начала делать такие же фотографии, как те, что у тебя в социальной сети были, когда я давно туда забралась. Не думаю, что много - ты же училась где-то этому, вряд ли все полученные знания могли мифическим образом испариться из твоей головы. Не учили же тебя заново ходить и говорить - значит, не все потеряно.
- Самое главное - начать, попробовать. И не сдаваться, пока не получишь желаемый результат, - я совсем не знаю, изменилась ли ты? Такая же упрямая, как я? Мы не виделись столько лет, и сейчас ты передо мной подобна белому листу, на котором можно писать все заново. Впрочем, все равно приходится учитывать тот факт, что рано или поздно чернила, которые раньше были не видны нам, могут проступить между строк.
- Да не сбегу я никуда, я еще не всех медсестер тут склеила, они тут хоть симпатичные есть? - смеюсь, но в глубине души я рада, что завтра ты меня отсюда заберешь. Я - взрослая девочка, одну ночь в палате провести могу без поддержки родных. К слову о них - хорошо, что у меня в страховке указан мой же домашний телефон, не хватало еще, чтобы родители узнали о случившемся.
- Отвези ее домой? Она наверняка устала, перенервничала больше нас обеих, - я не знаю, сколько в человеке может уместиться переживаний, но мне заранее жалко Дени. Ты говоришь, что устроилась к ней работать водителем, и я улыбаюсь - как все-таки интересно складывается жизнь. Интересно, встретились бы мы вообще, если бы не Дени?
- Ключи в кармане куртки, кота надо покормить сегодня, я ему только вкусняшку дала, а нормальной еды не успела, - показываю пальцем на куртку, которая лежит на кресле - мол, забирай и неси. Я рада, что с байком все в норме, если его увезли на стоянку, а не на свалку, значит, его можно восстановить. Надо будет заняться этим, когда выйду отсюда. Скорей бы уже отсюда выйти, честное слово!
- Я тоже, - твой неожиданный порыв вырывает меня из собственных размышлений, и я ловлю себя на мысли, что беспорядочно ерошу твои волосы, не думая ни о чем другом. Ты спрашиваешь - почему, а я не знаю, что ответить. Потому что я - обидчивая дура? Потому что я не хотела вмешиваться в твою жизнь, решив, что ты вычеркнула меня из нее? Я не знаю, что ответить тебе, поэтому просто обнимаю и глажу, но когда ты говоришь про жалкие три тысячи баксов, чувствую, как в голове что-то щелкает.
- Этот скот обобрал тебя, - говорю я мрачно, потом отстраняюсь и вытираю с твоего лица слезы. Нечего реветь, он у нас еще пожалеет, что на свет родился. Но тут ты спрашиваешь, почему я бросила службу в армии, говоришь, что я изменилась. Дорогая моя, ты тоже изменилась, просто не помнишь. Я же осталась такой же, только выросла.
- В армии не очень любят девушек, которые превосходят в чем-то мужиков, - мрачно говорю я. Не хочу говорить на эту тему, потому что не хочу жаловаться, - Я хотела начать новую жизнь, свою собственную. Армейские койки - не для меня, я предпочитаю более комфортные условия.
Голова буквально раскалывается, и я устало опускаюсь на подушки. Смотрю на тебя и улыбаюсь.
- Я могла бы строить из себя героя сколько угодно еще, но мне очень хочется спать и голова трещит так, будто по ней Вуди Вудпекер лупит, - надеюсь, ты поймешь меня правильно. Я не выгоняю тебя, просто и правда очень устала, а рядом с тобой могу перестать притворяться.

+2

27

Как обычно, твои дурацкие шуточки в совершенно не смешных ситуациях. Но я почему-то смотрю на тебя и тихо смеюсь. Потому что смешно, как ни странно. Представляю тебя тем самым, кто любит прыгать в стог с сеном и с губ не уходит улыбка. Как же я скучала по тебе, наверно, накладывается ещё и то, что мы очень давно не виделись. И что ты изменилась всё-таки, хотя иногда в тебе и проскальзывает что-то от старой. Что-то родом из детства, вызывающее ностальгию.
- Верю, верю, но давай пока без всего этого? - я пытаюсь тебя успокоить, потому что прекрасно знаю, ты готова сорваться куда-то ради меня, выплевывая сломанные ребра и подтягивая ногу, как настоящий зомби. Но мне не нужно таких жертв, пожалуйста, мне хватило сегодня пережить то, как ты чуть не умерла. Спасибо, я наелась, больше не нужно. Да, это было моё наказание за то, что я не пришла сразу к своей семье, а довела до такого. Чем больше я думаю об этом, тем мне больше становится стыдно за то, что я наговорила Дени таких гадостей.
- Ничего страшного, я и на Мэдисон буду откликаться. Наверно, - пожимаю плечами с улыбкой и тут ты добиваешь меня тем, что бедной девочке все смерти желают. Чёрт, надо ей что-то купить в подарок, не знаю, или просто извиниться перед ней? Только не в такой больничной обстановке, я думаю.
- Спасибо, я раньше боялась, что не вспомню ничего. А потом пошло-поехало как-то, - мне действительно важно, что ты в меня веришь. Когда это так, я могу даже горы свернуть, честное слово. Я и забыла, как ты много сил придаёшь мне, я так привыкла всего добиваться самостоятельно, не оглядываясь на людей, которые в меня верят. К сожалению, почти всех я забыла, да и были ли они у меня? Был ли у меня кто-то, кто точно так же, как и ты переживал, возможно и на могилу мог приезжать?
- Ну знаешь, я тут не видела никого симпатичного. Но я спала, так что поищи, вдруг найдутся, - я смеюсь после твоих слов о медсестрах. Типичная Джастин, у неё трещина в ребре, сотрясение, а она думает только о том, чтобы склеить симпатичных девочек. В чём-то я её понимаю, когда после стресса вдруг облегчение наступает, начинаешь искать способы выплеснуть эмоции. А что может помочь больше, чем хороший флирт? Да не секс даже, хотя я тебя знаю, Джастин, ты не упустишь своего даже в больнице. Забавно, но ты помнишь меня совсем другой, наверно. За мной бегали парни разных возрастов, которых ты отгоняла, а вот за тобой ходили, пуская слюни милые девочки.
- Да, конечно, отвезу. И котика покормлю, не переживай, - ключи в куртке, куртка на стуле, всё понятно, капитан. твои пальцы ерошат мои волосы, и от этого домашнего ощущения на глазах опять появляются слёзы. Чёрт возьми, ты же мужик, Вайлетт, хватит уже реветь. И тут ты говоришь про то, что Кайл меня обобрал, но я неуверенно веду плечом, потому что сейчас точно не хочу разбираться с ним. Может быть, потом, когда ты немного придёшь в норму.
- Самое главное, что тебе нравится то, какая ты сейчас, - я усмехаюсь и понимаю, что мы действительно говорим слишком долго. Надо было подумать о тебе, а не о себе и болтовне глупой. Как будто в последний раз с тобой видимся, ей богу!
- Со мной героя строить не нужно, - я отстраняюсь от тебя и мягко глажу по волосам. Моя маленькая старшая сестра, всё будет с тобой хорошо, я обещаю.
- Я подготовлю бумаги и заеду за тобой завтра, хорошо? А ты хорошенько отдохни тут и поспи. Я никуда не денусь, - наклоняюсь к тебе и целую твой нос. Тебя это здорово бесило в детстве, но я не могу пройти мимо. Я уже не говорю о том, что с удовольствием бы его потянула и помучила, но это уже потом, когда ты поправишься.
Я забираю куртку и накидываю её на тебя, надеюсь, ты не против, что мы поменяемся одеждой. Прямо как в детстве, когда хотели притвориться другим человеком. Выхожу из палаты, помахав тебе рукой на прощанье, встречаюсь с обеспокоенным взглядом Дени и улыбаюсь ей, как ни в чём не бывало.
- Пойдём, я отвезу тебя домой. Еле уложила Джастин спать, она пыталась сбежать клеить симпатичных медсестёр, значит, точно не сильно пострадала, - тихо смеюсь и протягиваю тебе руку, чтобы ты взялась за неё и пошла за мной, - До набережной придётся брать такси, а потом заехать к Джастин, а то у неё кот не кормленный сидит дома. Ужасно в Новый год, да? - я не знаю даже, наступил он или нет, поэтому не акцентирую на этом внимание. Да, оставлять Джастин одну в такую ночь, очень жестоко, но пусть лучше выспится. Будут ещё новые года.
По пути на стойке регистрации я договариваюсь о том, что сестру выпустят отсюда завтра, даю честное слово следить за ней, как за самой собой. И усаживаю Дени в подъехавшее такси, потому что пора уже ехать кормить животное.

+4

28

I feel so untouched right now
Need you so much somehow
I can't forget you
I've gone crazy from the moment I met you
Veronicas - Untouched

Новый год - всегда своим приближением заставляет в душе трепетать ощущению, что всё скоро изменится. Что после того, как часы пробьют двенадцать, жизнь резко развернётся куда-то в хорошую сторону. Хотя, казалось бы, куда ещё лучше, ведь этот Новый год я в первый раз в жизни встречаю не одна с бутылкой алкоголя, а в хорошей и приятной компании.
Я бросаю взгляд на Франческу, до сих пор не понимая, что она нашла во мне. Я же коробочка неприятностей, колкостей и каких-то детских фобий. От меня нужно бежать подальше, а не пытаться сблизиться со мной. Иногда мне кажется, что я действительно для неё потерявшаяся кошечка, которая радует первое время своей умильной мордашкой, но потом придётся интересовать чем-то ещё. Или что хуже - рассказывать о том, чем я зарабатываю на жизнь. Вряд ли это порадует Френки, скорее всего, она мягко попросит меня бросить это. Но я не могу отказаться так просто от того количества денег, которое привыкла зарабатывать. Поэтому в Новый год я войду с ложью в сердце. Ещё и потому, что никак не могу выбросить из головы ту, с кем мы решили больше не пересекаться. Почему-то обнимая себя за плечи, я вспоминаю о ней, её усталость и грусть. То, как она обнимает Дени, и они втроём с котом кажутся самой прекрасной и идиллической картиной в мире. Почему я вспомнила именно это, не знаю, но мне действительно жаль, если мы больше не встретимся.
Что самое забавное, как раз с Дени мы продолжили общаться, несколько раз даже выходили погулять. События, что с нами случились, о которых Франческе тоже не стоит знать, сблизили двух милашек. Я бы назвала её своей сестрой, если бы мне на то дали право. Но я пока опасаюсь сильно влезать в её жизнь.
Забавно, но передо мной целая коробка с клубникой, которую я очень люблю. А ещё она хорошо подходит к шампанскому. Ягоды мытые, но я размышляю, перекладывать ли их в тарелку, поэтому просто защелкиваю крышку. Не успеваю решить что-то конкретное, потому что меня отвлекает звук пришедшей смски. Я бросаю взгляд на Франческу из дверного проёма, одной рукой удерживаю клубнику, другой снимаю блокировку. А дальше я понимаю, что уже сижу на полу, ягоды лежат рядом со мной, упаковка чудом не открылась. Я перечитываю текст уже третий раз, не веря своим глазам. Дени, чёрт... Зачем ты мне это написала? Подумала, что я должна знать? Я ведь не говорила тебе, что мы решили больше не пересекаться с Джастин, вот ты и решила, что это важно для меня.
А это важно, блядь, очень важно. Я не могу прийти в себя какое-то время, а потом поднимаю глаза и встречаюсь с взглядом Франчески. Чёрт, нужно как-то ей объяснить, что случилось. И почему я срочно должна уехать. Потому что я не могу не приехать к Джастин в больницу, я не прощу себе, если не увижусь с ней.
До Нового года остаются считанные минуты, когда я осторожно поднимаюсь с пола и прошу сделать для меня очень странную вещь. Но я сама по себе очень странная, пора уже понять.
- Френки, мне нужно в больницу. Мой друг попал в больницу, я должна увидеть её, - должно быть, на мне нет лица, Дени, сволочь маленькая, не написала, что там с Джастин, так что я придумала себе кучу ужасного. если она парализована или лишена ног, мне придётся бросить всё, чтобы ухаживать за ней. Она ведь спасла мне жизнь. Чёрт. И я так рада, что Франческа не начинает выспрашивать у меня, что это за друг. Я не ожидала, но мы действительно едем в больницу, благо адрес у меня был в смс. Я только захватываю с собой клубнику, просто на автомате. Я не думаю, практически, все мои мысли только о Джастин, о том, что с ней. Это практически измена, а я дрянная девчонка, но я иначе не могу. Ты обещала, что мы больше не встретимся, но я отчаянно хочу увидеть тебя. Воспользоваться ситуацией, чтобы снова посмотреть в твои глаза.
В больнице мне приходится извернуться, чтобы меня пустили в палату. Френки я прошу остаться в машине, нас вдвоём бы точно не пустили. И мне так больно видеть тебя на больничной койке, что я прижимаю пальцы к губам и делаю судорожный вдох.
- Джастин? - я ставлю коробку с клубникой на столик рядом, сажусь на край койки и осторожно трогаю тебя за плечо, - Мне Дени написала... Как ты? - я закусываю губу, потому что мне очень тяжело, ты такая израненная и слабая, что кажется, будто это не с тобой происходит. И я надеюсь, что у тебя не хватит сил меня выгнать отсюда, потому что ты слишком плохо себя чувствуешь.
Я так скучала по тебе, Джастин.

+2

29

Я смотрю на тебя и усмехаюсь - Мэдисон, ты, похоже, упиваешься тем, что сегодня роль старшей сестры отведена тебе, да? Ладно, так и быть, я готова немного потесниться на пъедестале, одолжить тебе корону и все прочие регалии. Даже кота разрешаю кормить, заметь, а это позволено немногим в этой жизни!
- Я буду ждать тебя завтра, а если не появишься, сбегу сама, - говорю тебе, когда ты уже исчезаешь за дверью. Конечно же, кому я вру, никуда я не побегу - мне на самом деле очень страшно тебя отпускать за пределы моего зрения. Я боюсь, что ты исчезнешь куда-нибудь, пропадешь опять из моей жизни. Наверное, поэтому я отдаю тебе с такой легкостью мои ключи - надеюсь, что ты понимаешь, что у меня может не быть дубликата и все в таком духе. Почему-то я боюсь, что ты бросишь меня, хотя умом понимаю, что ты не настолько поехала головой. Ведь не настолько же?
Впрочем, у меня самой голова работает через раз, и я благодарна тебе и той тишине, которая наступает после твоего ухода. Впрочем, тишина длится недолго - сначала приходит довольно симпатичная медсестра, которая делает мне укол какого-то обезболивающего, мы мило шутим, а потом она строго говорит мне - надо отдохнуть, и я покорно ложусь в кроватку, чтобы подремать. Не люблю больницы, но очень люблю эту подушку - она мягкая и приятная. В палате чуть приглушен свет, из коридора доносятся шаги, штуковины от меня отключили и больше ничего не пищит и не раздражает, пока вдруг я не вижу слабую полоску света, пробивающуюся из-за открытой двери. Кому там что-то понадобилось от меня в новогоднюю ночь?
Я даже сажусь на кровати, чтобы понаблюдать за своим неожиданным визитером, но на пороге оказывается та, кого я меньше всего ждала. Сначала я тупо пялюсь на тебя и на коробку в твоих руках, а мой мозг отчаянно пытается найти объяснение тому, что ты здесь забыла, господи боже мой?
- Привет, - глухо говорю я, когда ты вдруг садишься на мою кровать без объявления войны, да еще и кладешь коробку на столик. Я чувствую сладковато-приторный запах клубники, и изо всех сил стараюсь не рассмеяться. Вот же судьба, вот же сучка! Из всех ягод, которые можно было купить, ты принесла мне именно те, от которых я покрываюсь красными пятнами.
- Я нормально, ничего серьезного - так, пара царапин, - машу перед твоими глазами своими перебинтованными пальцами и улыбаюсь. Перед детками типа тебя нужно выглядеть нормально, нужно выглядеть хорошо, даже если ребра трещат от тугих повязок на них. Я вымученно улыбаюсь, когда ты говоришь, что Дени тебе написала - ничему её жизнь не учит, похоже. Впрочем, в этот раз я ей даже почему-то благодарна. Я не стала бы писать тебе или звонить уж точно.
- С новым годом, что ли, - улыбаюсь я, потому что совершенно не знаю, о чем говорить. Спрашивать тебя, как ты и чем живешь? Я пообещала тебе больше не лезть в твою жизнь, я честно удалила все со своего телефона и не оставила себе никаких зацепок, чтобы даже соблазна не было. Но сейчас я рада тебя видеть, знаешь ли. Мне не хочется тебя отпускать - точно также, как не хотелось отпускать мою сестру. Я боюсь, что за дверьми палаты тебя ждет твоя девушка или парень. Мне страшно от мысли о том, что этот визит может иметь формальный характер - так иногда бывшие девушки срываются в больницу к своим пассиям, чтобы проверить, все ли у них в порядке. А потом, когда пассия уже раскатала губу на продолжение отношений, в палату заходит такой прекрасный мачо, кладет руку на плечо девушке и говорит что-нибудь типа "Пойдем, дорогая?". Вот я не хочу, чтобы так получилось, поэтому даже губу не раскатываю, просто смотрю на тебя и тихо радуюсь твоему присутствию.

+2

30

Ты говоришь, это уже хорошо. Хотя от легкой хрипотцы мне становится грустно. Ты явно пытаешься казаться сильнее, ведь я пришла, а ты не хочешь показаться больной. Я уверена, ты будешь храбриться и делать вид, что не пострадала, а потом, когда я уйду, облегчённо вздохнёшь, расслабишься на больничной койке. Но я не хочу, чтобы ты страдала от того, что я пришла. Правда, я хотела просто убедиться, что тебе не очень плохо.
Хотя кому я вру, я просто искала повод с тобой увидеться. Это так не правильно, это заставляет мою совесть ворочаться и говорить, что я просто не ценю своего счастья. Может быть, это так, но сейчас я не хочу слушать никого. Только твой голос.
- Выглядит это не совсем как пара царапин, - провожаю взглядом твои перебинтованные пальцы, рассматриваю и другие следы повреждений, надёжно прикрытые пластырями, больничной одеждой и немного одеялом. Но тебе лучше знать, мне не нужно лезть к тебе со своими советами. Наверняка я попала в перерыв, когда твоя девушка куда-то ушла. Ты ведь наверняка встретила кого-то, да? Кто тебя любит? Странно, что здесь нет цветов, но зная тебя, ты бы вряд ли позволила каким-то там растениям портить внешний вид столика. Глупо, я считаю, что тебя знаю, но на самом деле, совершенно ничего не подозреваю о твоей жизни. Ты не пустила меня в неё, даже шанса не дала. Отпугнула своим преследованием, своей манией. А потом тем, что рассказала мне правду, когда я была напугана и не могла адекватно воспринимать ситуацию.
- С новым годом, -  я улыбаюсь тебе и не знаю, что делать дальше. Глупо же говорить всё то, что у меня на сердце, в моих мыслях, тебе наверняка это не нужно. Тем более, меня ждёт Франческа в машине, как молчаливое напоминание о том, что мы с тобой не вместе, Джастин.
- Знаешь, первое время я искала тебя взглядом. Мне казалось, что ты продолжаешь следить за мной, - зачем-то говорю это и улыбаюсь, чувствуя, как в глазах начинает щипать, - Но ты правда не звонила мне. Мне до сих пор немного стыдно за то, что я тогда накинулась на тебя с обвинениями, - решаюсь и накрываю твои пальцы своей рукой, поглаживая их через бинты.
- Ты ведь даже не попыталась защищаться. Почему ты сдалась? - зачем я говорю это тебе сейчас, когда уже ничего не изменить? Наверно, потому что ты снилась мне постоянно. Я просила у тебя прощения, а ты разворачивалась и уходила, оставляя меня в слезах. Я не перестала думать о тебе.
- Прости, сейчас точно не время для того, чтобы ворошить прошлое, да? - я поджимаю губы и выдавливаю из себя улыбку, - Я всё это говорю к чему... Может быть, я могла бы быть твоим другом? Я понимаю, что тебе может быть скучно общаться с такой малолеткой, как я, но я... - главное не разреветься сейчас прямо перед тобой, это было бы полным провалом и разочарованием. Я должна быть сильной.
- Я без тебя скучаю. И я не хочу, чтобы мы больше не виделись. Я совершила глупость, согласившись на твоё "я удалю твой телефон и больше не позвоню". Неужели мы не можем просто общаться, даже если я никогда не смогу больше надеяться на твои поцелуи, - мне стоит больших трудов не начать всхлипывать, настолько мне было жаль, что мы разбежались куда-то далеко.
- Ты ведь общаешься с Дени, она ведь как-то узнала, что ты в больнице. Мне далеко до неё, но я бы хотела, чтобы у меня был шанс тебя увидеть. Но если ты против, я пойму. Я больше не буду пытаться тебя искать, честно. Просто скажи, что ты не хочешь меня больше видеть, и я уйду. Я уже убедилась, что ты не умираешь, так что смогу немного успокоиться.
Чёртовы слезы всё-таки вырвались, стекая по щекам. Какая же я всё-таки дура, что не смогла остановить ни их, ни тебя. Вот и сейчас мне стыдно за то, что я наговорила, хочется сбежать, но я не могу.

+2

31

So what if you can see the darkest side of me?
No one would ever change this animal I have become

Я усмехаюсь - ты ведь наверняка прекрасно понимаешь, что если бы это действительно была парочка царапин, я не валялась бы тут среди новогодней ночи. Мне хочется, чтобы ты подыграла мне, но вместо этого ты говоришь совсем не те слова, и я сжимаю руку, опять улыбаясь.
- Перелетела через руль байка, ничего серьезного, - зачем я начала рассказывать тебе - ты же не просила, черт возьми. Я смотрю на тебя, на то, как ты касаешься моих пальцев и прикрываю глаза. Черт, мы делаем что-то неправильно, так нельзя, так не должно быть, понимаешь ты это или нет? У меня нет ни сил, ни желания отталкивать тебя, прогонять, но я знаю, что это надо сделать. Так будет правильно, так я не буду превращаться опять в сталкера, в чудовище, в твой ночной кошмар.
- Сначала тебе не нравится, что я слежу за тобой, а теперь тебе вдруг это нужно, - я горько усмехаюсь и ловлю твой взгляд. Я вижу блестящие глаза - в них вот-вот слезы появятся. Зачем ты так себя терзаешь? - Я всегда выполняю данные обещания, и если уж сказала, что не буду тебя беспокоить, то не приблизилась бы к тебе и на шаг, даже чтобы "привет" сказать. Мне показалось, что ты хочешь больше всего на свете, чтобы я пропала из твоей жизни, я и пропала.
Ты спрашиваешь меня - "почему?", а я смотрю в потолок, потому что, поверь, я сама до сих пор не знаю ответа на этот вопрос. Может быть, потому что ты стала моей манией? Может, потому, что я чувствовала, как дышит в спину очередной приступ биполярного расстройства? Может, на это была целая куча причин, но среди них я никак не могу найти настоящую. Я не отвечаю тебе на этот вопрос, нагло пользуясь твоим предположением о том, что не стоит ворошить прошлое сейчас. Киваю только - мол, тут ты права, и мягко улыбаюсь, а сама почему-то думаю, как бы дело не дошло до того, что ты мне клубнику предложишь съесть. Неловко было бы у тебя на руках от отека Квинке скончаться.
- Дело не в том, что между нами разница в возрасте, - я глажу твою руку, а сама стараюсь не смотреть в твои слезящиеся глаза. Ты предлагаешь мне остаться друзьями - прямо в лучшем стиле безумных ситкомов, блин. У меня даже злость откуда-то находится, только она не такая, как обычно - всепоглощающая, а скорее спокойная, ледяная даже. Как бы не убить тебя со спокойной мордой, а то я же сейчас за себя не отвечаю.
Ты говоришь - много, о себе, о своих чувствах, но эти слова впечатываются мне в лоб, а я сжимаю зубы, чтобы не начать кричать на тебя. Ты говоришь - я общаюсь с Дени, а мне хочется сказать - я на её глазах чуть в воду не улетела с байка. Ты говоришь - я скучаю, а мне хочется сказать тебе, что я хочу все бросить и предложить тебе переехать ко мне. Забыть вообще все на свете, и зажить так, как я всегда мечтала жить. Ну или, может, не всегда, но с того момента, как тебя увидела - так точно.
А теперь ты плачешь, и это раньше обезоружило бы меня, но не сейчас. Я даю тебе договорить, и глажу по руке, а потом сажусь на больничной койке. Чертовы ребра ноют еще сильнее, и я не скрываю этого, морщась от каждого движения. Но мне очень важно кое-что донести до твоей глупой головы, раз уж ты решила сюда прийти, и я готова потерпеть этот дискомфорт.
- Я хочу, чтобы ты послушала меня внимательно, очень внимательно, Сильви, - я кладу перебинтованную ладонь тебе на подбородок и заставляю повернуть голову ко мне и посмотреть мне в глаза. Мне плевать, что ты ревешь сейчас, я хочу, чтобы ты слышала меня, а не уходила куда-то в себя, слышишь?
- Ты говоришь, что хочешь остаться со мной друзьями, да? И это звучит прекрасно за одним маленьким исключением - я не могу быть твоим другом, у меня вообще друзей, как ты, наверное, успела заметить, очень мало, - я обвожу взглядом и рукой палату, которая выглядит очень безжизненной, пустой без всяких там цветов, спящих на креслах друзей и открыток с воодушевляющими надписями, - Я не окружаю себя людьми, потому что в любой момент при моей работе могу погибнуть от шальной пули, и для меня рисковать своей жизнью - это норма. Но знаешь, в чем настоящая проблема?
Я приподнимаюсь на локтях еще немного, потому что съезжаю с подушки, и проклинаю неудобную больничную шмотку. Если бы не она, я могла бы хоть с кровати слезть и по палате побродить, пока рассуждаю, но как-то щеголять перед тобой своим тощим задом не очень хочется.
- Настоящая проблема в тебе, Сильви, потому что с того момента, как я увидела тебя, я поняла, что хочу связать с тобой свою жизнь. И мне абсолютно наплевать на тот факт, что между нами одиннадцать лет разницы, что подумали бы твои родители об этом, или есть ли у тебя парень, и что скажет он, если однажды я приду к тебе домой и заберу тебя жить к себе, - мой голос звучит совершенно спокойно, расслабленно, холодно даже. Я не могу остановиться, хотя понимаю - надо бы заткнуть себе рот и перестать молоть чушь, но слова рвутся наружу сплошным потоком сознания, а я теряю всякую надежду на то, чтобы как-то их затормозить, - Я следила за каждым твоим движением после нашей первой встречи, потому что меня сводила с ума мысль о том, что с тобой может что-то случиться; или во всяком случае, я так себя оправдывала перед самой собой.
Ну вот, так всегда и бывает - совсем недавно я пообещала оставить тебя в покое и предоставить тебе шанс жить нормальной жизнью, а сейчас вываливаю прямо тебе на голову все, что наболело. То ли я эгоистка ненормальная, то ли это лекарства какие-то неправильные, и язык здорово развязывают.
- Я бы сказала тебе сейчас - уходи. Развернись и уходи прочь, никогда больше не появляйся в поле моего зрения, и никогда не предлагай мне ничего, потому что предлагая мне свою дружбу ты невольно даешь мне шанс думать, что я могу претендовать на что-то еще. Ты даешь мне надежду, понимаешь? И даже если ты скажешь, что её нет и быть не может, я всё равно не оставлю своих попыток завоевать твое расположение, как ты понимаешь. Я не могу заставить тебя уйти, и не могу позволить себе пойти за тобой, - я сжимаю твои тонкие пальцы в своих так сильно, что могла бы их сломать, но не могу, - Сильви, я хочу быть твоим миром. Я хочу быть для тебя всем, потому что ты уже стала для меня всем на свете. Я не хочу отпускать тебя, мне не нужен друг, мне нужна ты - вся без остатка, такая, какая есть, если ты готова принять меня такой, какая есть я.
Имей в виду, девочка, я предлагаю тебе то, что не предлагала еще никому. Пройдет еще пара месяцев, и такими темпами я тебя замуж позову, потому что я тобой одержима, если ты еще не успела этого понять. Добро пожаловать в мой мир. Не знаю, фанат ли ты "50 оттенков", но вот он, твой персональный сорт Кристиана Грея. Мне хочется, чтобы нашелся кто-то, кто сказал бы тебе - беги от нее прочь, но таких людей сейчас рядом с нами нет. Поэтому я сжимаю твою руку и смотрю тебе пристально в глаза. Не перепутай этот жест с соломинкой и утопающим, я цепляюсь за тебя вовсе не поэтому, я цепляюсь за тебя так, потому что уже почти считаю тебя своей. Вопрос в том - считаешь ли ты себя моей?
- Если ты позволишь, я сделала бы твою жизнь сказкой, принесла бы к твоим ногам все, что угодно. Я одержима тобой, Сильви, и это звучит жутковато даже для меня, хоть я за свою жизнь слышала в свой адрес довольно много разных диагнозов, и ничего страшного - пережила их все, - пожимаю плечами, и заглядываю в твое лицо - что ты скажешь в ответ на самое честное и самое страшное признание, которое может только исторгнуть из себя человек, - Я не хочу причинить тебе вред, я хочу быть с тобой рядом каждую секунду и не думать о том, что это - противозаконно. Я хочу иметь право влиять на твою жизнь, и я хочу впустить тебя в свою. Я хочу найти человека, который бы ждал меня в моем пустом доме, и который бы был со мной рядом даже в самых нелепых ситуациях. Я нашла тебя, и я не могу без тебя.
На секунду я закрываю глаза, потому что понимаю - в горле страшно пересохло от этих пламенных речей. Делаю глубокий вдох и жду твоих слов. Жду их, затаив дыхание, и мне страшно. Я не учла одного маленького момента - а что будет, если ты не хочешь быть со мной? Что, если у тебя уже есть кто-то, кого ты любишь точно также, как я люблю тебя? Надеюсь, это не остановит тебя, и ты не поведешь себя глупо, наобещав мне, умирающей тут, настоящие золотые горы? Я очень хочу верить, что наша встреча в больнице могла с тем же успехом произойти где-нибудь в другом месте - где-то там, где мое состояние не было бы отягчающим обстоятельством. - Меньше всего на свете я хочу, чтобы ты жалела меня. Поэтому если сейчас мне прилетит по щеке, или если ты уйдешь молча, хлопнув дверью, я пойму все и переживу. Сломаюсь, перегорю, но жить буду, и не такое переживала, - я только сейчас, запоздало понимаю, что сказала это вслух. Обычно я не озвучиваю свои мысли, но теперь мне как-то резко наплевать. Ты хотела меня настоящую? Даже если нет - получи, распишись и решай сама, что с этим делать. Я тебе указывать не стану - ты пока не давала мне такого права, и мне хочется попросить тебя - не давать его мне никогда.

+3

32

Новый год, мой один из самых любимых праздников. В этот день я всегда знаю куда можно податься и с кем провести время. В этот Новый Год, сама судьба решила за меня, еще в тот день, когда моя судьба свела меня с Сильви. Мы не о чем не договорились, никакие планы для совместной жизни не строили, да что там говорить, я о ней так особо и ничего не знаю. Я не претендую на нее, но что-то все равно тянет к ней. Может я за нее так цепляюсь, что бы окончательно не утонуть в боли и в одиночестве? Не знаю. Ей этого знать не стоит. Не один раз, я замечала как та посматривает на фотографии с Денивел, расставленные чуть ли не по всему дому. Почему они тебя так цепляют? Но язык так и не поворачивался поинтересоваться чувствами девушки. Придумывать себе тоже ничего не стала, как правило, подобные загоны вредят, чем успокаивают. Но сегодня не тот день, в который мне хочется разрушать нашу идиллию и взаимопонимание. Закинув ногу на ногу, делаю глоток прохладного виски. Кажется, я начинаю снова слишком много пить, но вместо того что бы прекратить, заливаю эти мысли еще большим количеством алкоголя. В квартире как и обычно играет не громкая музыка, разбавляющая обстановку. Под ногами носится веселый мохнатый шарик из шерсти, заставляющий улыбаться. Признаться, обстановка какая-то чутька напряжная. Сердце почему-то разрывает на куски и мысли о Денивел, то о Рэйхель.
Какого черта, я все время теряю тех, кто мне настолько близок?! Даже сейчас, я не могу помочь тебе Сильви ничем... единственное, что способна дать - так это крышу над головой и обеспечить всем необходимым, и то ты от этого отказываешься, даже зная и осознавая, что я ничего не попрошу потом взамен. - глубоко вздыхаю и делаю еще глоток. Нет, я их не теряю... я позволяю им разбегаться налево и направо. Я не умею удерживать людей рядом с собой, позволяю просто уйти и громко хлопнуть дверью. - дотягиваюсь до портсигара, раскрываю его и зажимаю одну из сигар в зубах. До настоящих сигар им далеко и больше это напоминает даже на сигариллы... не знаю, какого черта купила эту дешевую подделку, но вкус у них божественен. Поджигаю и делаю не спешные затяжки, вкушая этот аромат вишни. Вслушиваюсь в музыку, ловлю ее ритм и покачиваю головой. Резко издается звук смски, но не моего телефона, а затем какой-то грохот, один звук показался каким-то тяжелым, а другой пластиковым. Срываюсь с места, бросая все на свете и подхожу к девушке, осматриваю ее.
- Что случилось? Ты в порядке? Хорошо себя чувствуешь? - подаю руку и помогаю встать на ноги, чуть прижимаю к себе. Мне кажется или нет, но ты дрожишь. Заглядываю в глаза, в них какой-то шок и ужас. Меня честно говоря, напрягает вся эта ситуация теперь еще сильнее, а особенно что ответа я так и не услышала.
Услышав наконец-то твой ответ, чуть становится легче. Просишь меня отвезти тебя к другу в больницу. Не могу же я отказать твой милой девочке в такой мелочной просьбе. И нет, сегодня меня не останавливает даже небольшое количество алкоголя в крови.
- Без проблем. - кратко отвечаю, отпускаю девушку из своих рук. Есть какое-то предчувствие, но оно может быть больше надуманным, чем правдой... предчувствие, что это ближе, чем друг, кто-то более важный иии... ценный. Если бы что-то случилось с Денивел, я бы тоже все бросила и поехала к ней, если бы что-то случилось с Рэй, я бы тоже так поступила... даже будь обиженной на всю ситуацию, что произошла несколько месяцев назад. Я бы перешла через эту грань, переступила через боль и приехала.
Через несколько минут мы оказываемся в машине и отправляемся в путь. На часах уже стукнуло двенадцать, наступил новый год, новая жизнь и возможно... что-то неожиданное.  Хочется думать о чем-то приятном, о чем-то теплом и веселом, но не получается. Я слишком зациклена, я слишком разочарована в себе.
Припарковываюсь и заглушаю машину. Просишь меня остаться в машине, на что киваю головой и поудобнее размещаюсь в кресле. Провожу тебя взглядом, то как ты торопливым шагом, чуть заплетающимися ногами от волнения, следуешь к "другу". Правильно ли это всё? Нормальная ли я вообще? Нет. У меня самая настоящая паранойя. Хочется убедиться в ее отсутствии... но тогда, мне придется нарушить просьбу Сильви и пойти за ней следом, ворваться в ее личную жизнь и может даже, испорчу все наши дружественные и не очень, отношения. Проходит минута - две- пять, с того момента, как потеряла ее из виду.
- Черт! - достаю ключи из зажигания, открываю дверь и выхожу из машины, не забывая ее поставить на сигналку. Иду, как говорится, по горячим следам, приводящие прямо к главным дверям больницы. Оказываясь в холле, интересуюсь у женщины в регистратуре куда держала путь девушка, пару минут еще назад. Та естественно начала ломаться, мол не в ее праве разглашать, тогда достаю серьгу из кармана и пытаюсь убедить, что та девушка потеряла ее и хочется лично вернуть ее. Та с тяжелым взглядом и не менее легким вздохом выписывает пропуск и сообщает координаты (этаж, отделение и палату). Поблагодарив и поздравив с праздником прохожу дальше, преодолев первую преграду.
Кажется это здесь... - останавливаюсь напротив двери с нужным номером, но заходить не тороплюсь. Подслушивать тоже не входило в мои планы, но против своей воли улавливаю какие-то обрывки фраз. Этого оказывается для меня достаточно, дабы осознать, какой это друг, насколько близкий. Конечно, может сама девочка не ожидала подобных заявлений, но... я более чем... и я прекрасно осознавала, что являюсь лишь стенами и крышей над головой. Как приятный бонус или оплата - бывает что-то большее, но ведь... я на самом деле-то так не думала никогда, ни разу за эти совместно прожитые недели. Мне нравится быть с тобой, в твоей компании. Упираюсь спиной в стену, опускаю голову в низ, сжимаю кулак. Мимо проходят какие-то незнакомые лица и косо посматривают на меня. Черт вас подери, я же не вмешиваюсь в вашу жизнь, что же вы так на меня смотрите? Даю себе пару минут успокоится, к тому времени в палате голоса затихают. Судя по очередным обрывкам, обстановка накаляется. У меня есть два варианта... вмешиваться или оставить все как есть, но почему-то решаю усложнить свою жизнь в очередной раз. Отлипаю от стены и делаю шаг вперед, поворачиваю корпус и со стуком прохожу через дверь.
- Извините, не помешала? - делаю еще несколько шагов вперед, подходя к Сильви. Замечаю на ее глазах слезы, но ничего не позволяю себе сделать с ними, перевожу взгляд на ее "подругу", которая судя по всему хорошо себя изувечила. Неизвестно, несчастный случай или что-то иное.
- Надеюсь Вам станет вскоре лучше, выздоравливайте. С Новым Годом. - снова смотрю на грустного котика и положив на хрупкое плечо руку, наконец-то обращаюсь к ней, - Поехали или еще хочешь побыть с ней? - стараюсь делать вид, что не вижу их скрещенных пальцев, то как они держатся за руки. Это не мое дело. Я никто... и даже тот факт, что я здесь, рядом с ними - всё это чертовски не правильно. Опускаю руку на голову брюнетки и ласково глажу по волосам.

Отредактировано Francesca Fitch (2017-01-06 22:49:42)

+3

33

Even if I leave you now
And it breaks my heart
Even if I'm not around
I won't give in
Veronicas - This Love

Конечно, нет ничего серьёзного в том, чтобы перелететь через руль мотоцикла. Каждый день люди так делают, а потом встают как ни в чём не бывало, идут на работу, целуют детей и всё такое. Джастин, чёрт возьми, нельзя так беспечно относиться к своей жизни. Это как в тот раз, когда тебя обстреляли, но ты героически довезла нас до своей квартиры, напоила и накормила, а потом поехала, наглотавшись обезболивающего наверняка, сжигать улики.
Нас так много объединяет, все эти тайны, о которых я не могу рассказать никому. Даже Френки, которая так добра со мной и предложила приютить меня у себя. Я греюсь в том тепле, которое она мне дарит, мне уютно с ней, но я ощущаю себя немного странно. Особенно учитывая то, что я видела у неё дома фотографии Дени. Она пару раз ловила меня за рассматриванием этих снимков, но я никак не комментировала это. Ну не скажу же ей, да, знаешь, а я знакома с ней. Мы с ней убили человека вместе. Уж точно не расскажу об этом никому, такие вещи остаются где-то очень далеко в памяти. Но от этих воспоминаний мне становится ещё хуже. Кажется, все невыплаканные слёзы норовят сейчас излиться из меня. А ты шутишь о том, что я никак не могу поределиться в том, что же мне нужно, чтобы ты перестала следить, или чтобы снова начала. А я хочу броситься тебе на шею и попросить увезти меня куда-то подальше, где будем только мы. Где мы сможем поговорить, наконец обо всем. Где ты не будешь бояться привязаться ко мне.
Прости, Френки, но не нужно было мне приезжать. Точно не нужно было... Как хорошо, что ты осталась в машине, иначе эта встреча была бы такой неловкой. Джастин, ты говоришь, что показалось, будто я хочу твоего исчезновения из моей жизни, но на самом деле я просто боялась того, как ты ворвалась в неё. Я боялась осуждения, меня пугало твоё преследование, но я не понимала, что без этого моя жизнь была неполноценной.
Ты бросаешь фразу, что разница в возрасте не причина того, что мы не общаемся. Ну да, мы с Дени примерно одного возраста, а с ней ты пересекаешься же... Но я оказываюсь совершенно не готова к правде. Как тогда, в твоей квартире, ты вываливаешь на меня своё преследование, так и сейчас я оказываюсь в состоянии, когда не могу сказать ни слова. Да они и не нужны, потому что ты продолжаешь говорить, каждым своим словом вбивая над моей головой гвозди в большую табличку "Ты - идиотка". Ты просишь меня слушать внимательно, так что я делаю это, как послушная девочка. Я смотрю тебе в глаза, когда ты трогаешь мой подбородок своими перебинтованными пальцами. И в какой-то момент, когда я слышу, как ты говоришь, что мы не можем быть друзьями, я чуть не пускаюсь в истерику, потому что нельзя такое говорить спокойным тоном. Я забыла о том, какие бывают пронзительные у тебя глаза, льдинками впивающиеся в меня и пригвождающие к месту. Да, я понимаю, что с твоей профессией сложно с кем-то дружить. ЧТо ты спасаешь тех, кто страдал бы из-за твоей смерти. Но твои слова про настоящую проблему отвлекают меня от истерики.
А потом я опять застываю перед тобой, не веря своим ушам. Я не хотела этой правды, но в глубине души всегда мечтала услышать что-то такое. Ты говоришь, что хочешь прожить со мной всю жизнь, и все страхи по поводу преследований оказываются перевешены на чаше этими словами. Теперь я могу только смотреть на тебя, пока ты говоришь и о том, что забрала бы меня у моего парня, что тебе плевать на моих родителей. Хочется сказать, что у меня нет парня, что моим родителям плевать на то, что со мной, пока я шлю деньги моей сестре. Конечно же, наверняка до неё не доходит и половина, но они действительно относятся ко мне как к уже потерянной душе. В их понимании то, что я приехала в большой город, уже ставит на мне крест. Да, мама, я дрочу на камеру и хожу с ровесником моего отца, а то и старше, на приёмы за его подарки. Да, ты посчитала бы меня элитной проституткой, узнав об этом. Поэтому моя дорогая пьющая мамаша, я не говорю тебе ничего.
Ты говоришь, что не можешь быть моим другом, потому что это даст надежду на что-то большее. Но я предлагаю тебе её, потому что считаю, что я недостойна прожить с тобой жизнь. Ты слишком хорошая, а я слишком грязная, испорченная и жадная до любых проявлений тепла. Ты сжимаешь мои пальцы, и мне приятно от этой боли, потому что я заслужила её. Я не знала, мне хочется кричать о том, что я не знала о твоих чувствах. Я не знала, что ты хочешь быть со мной, я думала, что ты не можешь найти повод от меня избавиться. Как же я ошибалась... Ты хочешь принять меня такой, какая я есть, а я только всхлипываю, потому что не могу сказать тебе, какая я. Мне стыдно признаваться тебе в том, кем я работаю. Ты такая яркая, сильная, добрая и склонна к самопожертвованию, что я выгляжу блёкло по сравнению с тобой. Что ты во мне нашла?
Ты говоришь такие красивые слова, ты готова всё для меня сделать, а я могу думать только о том, как я этого не заслужила. Ты принесёшь в мою жизнь сказку, но я не принцесса, как же ты не понимаешь! Я сраный кот Люцифер из Золушки. Нет, я одна из тех мышек, что стала лошадью. Понимаешь? Ты не мой принц, тебе стоит найти кого-то получше.
Ты не можешь без меня, мне так тепло от твоих признаний, но они вызывают такую боль в груди, что мне трудно дышать. Ты предлагаешь мне то, что я не смогу взять. Я не знаю, есть ли у тебя какие-то недостатки, они меркнут перед твоими достоинствами. Но если я соглашусь, то буду самой эгоистичной тварью в мире. И я так хочу быть сукой, я так хочу бросить всё и ринуться в твои объятья. Но я только сглатываю комок в горле и пытаюсь остановить непрошенные слёзы.
- Джастин, - когда ты договариваешь, меня больно бьют твои последние слова. Мне так не хочется, чтобы ты страдала, но я просто не могу сейчас быть настолько эгоистичной, - Я хочу... Но я не могу, понимаешь... - выдавливаю из себя этот бред, закусывая губу, чтобы не разреветься сейчас. Чёрт возьми, ты такую речь сказала, а я теперь не могу связать и двух слов. Как же тебе объяснить, что это не в тебе дело, а во мне?
И когда я собираюсь рассказать тебе всё, в дверь стучат, а от раздавшегося голоса я вздрагиваю и испуганно сжимаю пальцы. Франческа. Что она тут делает, я же просила её остаться в машине. И что она слышала? Что она вообще поймёт из этой ситуации?
Она ещё спрашивает, не помешала ли нам, будничным тоном поздравляет Джастин с Новым годом и кладёт на плечо руку. И тут я понимаю, что забыла в этой идеальной картине мира. Что вымылось из-за твоих красивых слов, Джастин. Та, у которой я живу, которой позволяю без особенного сопротивления греться о меня, сама греюсь о неё. Мне хорошо с ней, Джастин, но с тобой всё совершенно иначе. Я боюсь, что появление Френки разрушит всё, что ты сказала мне. Растопчет, заставит тебя думать, что вот она причина, по которой я не могу быть с тобой.
Я ощущаю себя так ужасно, что опять вздрагиваю от прикосновения к моей голове. Чёрт, Френки же действительно хочет мне помочь, она же случайно оказалась здесь. Почему я реагирую на любое касание так, будто ко мне прижимают раскалённый металл?
- Джастин, это Франческа, - представляю вас друг другу и не могу заставить себя посмотреть тебе в глаза. Да никому из вас не могу я смотреть в глаза, у меня ощущение, что я невеста, на свадьбе которой включили на проекторе кадры из порно с ней в главной роли.
- Я же просила тебя подождать меня в машине, - тихо говорю я Френки, потому что иначе я разревусь, а вы уже сами думайте, как меня успокаивать, - Я... Тебе, наверно, нельзя так много напрягаться, - я дёргаю головой в сторону Джастин, но прохожу взглядом мимо. Я просто не могу ни на ком сфокусироваться из-за слёз!
- Мне... наверно, нужно поехать, - мне так стыдно, как же у меня горят щёки от стыда, от всей этой ситуации. Я хотела сказать тебе, Джастин, всю правду, но появление Франчески разбило весь мой настрой. Но я не ответила тебе, так и знай. Ты хотела отнять меня у парня, тебе же ничего не стоит забрать меня у девушки?
Чёрт, но как же мне стыдно перед Френки, я ведь говорила ей про друга, а тут такое. Может быть, она сделает вид, что ничего не заметила? Мы не клялись друг другу в любви, но мне неудобно, что так вышло. С другой стороны, ну зачем она пошла за мной, сидела бы в машине. Меня не было всего ничего, не пара часов же! Не приревновала же она меня. Почему-то я то мучаюсь стыдом, то злюсь, что мои планы идут не так. Я поджимаю губы, беру со столика ручку и листок бумаги, пишу на нём свой номер телефона и вкладываю в перебинтованные пальцы Джастин.
Мои губы так хотят попросить тебя перезвонить мне, но я могу только оставить тебе кусочек надежды. Маленький такой, прежде чем мы выйдем из палаты и дверь закроется.

+2

34

Play me like a symphony
Play me til your fingers bleed
I’m your greatest masterpiece
You Ruin Me

The Veronicas – You Ruin Me

Я смотрю на тебя и понимаю - я где-то допустила ошибку. Напрасно рассказала тебе, кто меня за язык тянул, черт возьми? В твоих глазах стоят слезы, и ты что-то говоришь очень тихо. Ты хочешь, но не можешь? Я хватаю тебя за руку, собираясь что-то сказать, и слышу, как в палату кто-то бесцеремонно врывается. Даже стук не спасет - это всё равно выглядит именно так.
Девушка смотрит на нас, а потом кладет тебе на плечо руку, и от этого жеста мне хочется выть. Ты готова променять меня не неё, Сильви? Я не обвиняю тебя ни в чем, я не решаю ничего за тебя, но ведь это ты сказала, что не можешь пойти со мной, да?
Я смотрю на эту девушку и представляю, как говорю ей, что её мнения никто не спрашивал. Мне кажется, или она стояла у дверей палаты - я либо не слышала шагов по коридору, либо была слишком увлечена перечислением собственных демонов.
Я смотрю на неё и стараюсь не сказать ничего лишнего, только дежурная улыбка. Я не должна влезать в ваши отношения, Сильви, не давай мне права сделать это. Не смей давать мне даже призрачную надежду.
- Очень приятно, - я еле сдерживаюсь, видит Бог. Мне хочется сломать эти пальцы, которые так по-собственнически лежат на твоем хрупком плече. Мне хочется схватить её за волосы и вытолкать отсюда, наорать на неё за то, что она так разрушила нашу маленькую идиллию. Я больше не смогу повторить свой подвиг, я не смогу рассказать тебе все это ещё раз. Вини во всём свою драгоценную Франческу - так, кажется, ты сказала, её зовут?
- С Новым Годом. Думаю, вам и правда пора, - я не могу тебя видеть сейчас. Ни тебя, ни эту твою бабу, которую я всё ещё убиваю в своих фантазиях. Просто уйдите отсюда, черт возьми, - Спасибо, что навестила. Я была рада тебя видеть, Сильви.
Дежурные фразы, которые ничего не значат. Я произношу их с улыбкой, которую натягиваю на себя, как вчерашнее нестираное нижнее белье, но выглядит со стороны она более презентабельно. Просто уходите, пожалуйста, мне не нужны сейчас фальшивые и ненастоящие сочувствующие взгляды. Вам о многом нужно поговорить, и вы уж точно не собираетесь отмечать новый год в больничной палате какой-то суицидницы - вы ведь толком не знаете, почему я тут оказалась.
Ты вкладываешь мне в руку бумажку со своим телефоном, и я киваю, хотя понятия не имею, что с этим делать. Я не хочу беспокоить тебя, а твой номер помню и без всяких бумажек наизусть. За тобой закрывается дверь, и я остаюсь одна в этом царстве ледяной, хрустящей от чистоты больничной постели. Сжимаю пальцы и жду. Мне нужно удостовериться, что ты не вернешься, не передумаешь. Шаги по коридору удаляются.
Я поднимаюсь на ноги и подхожу к окну. Смотрю на шоссе, и вижу несколько припозднившихся машин - все они мчатся кто обратно в город, а кто - прочь из него. В любой можешь сидеть ты с этой твоей Франческой, и от одного осознания этого факта я сжимаю пальцы и бью перебинтованным кулаком прямо по стене, оставляя кровавый след - костяшки пальцев еще толком не зажили. Рука саднит, но боль немного отрезвляет - ровно настолько, чтобы я осознала, что не могу оставаться здесь ни секунды больше.
На кресле валяется куртка Мэдисон, в которой я нахожу какие-то помятые банкноты - меня вполне устраивает их количество, а значит, устроит и тех, кто повезет меня домой. Набрасываю на себя верхнюю одежду и думаю, что выгляжу крайне комично в ней и в больничном прикиде. Плевать. Я не могу дышать в этой палате, я на себя руки наложу, а мне это не нужно. Мне нужно домой - к моему коту, к одиночеству, к чему-то знакомому. Подальше от иголок, высоких окон, запрещенных препаратов и красивых медсестер.
На выходе из палаты я замечаю оставленную на столике коробку клубники. Ягоды не виноваты, что у меня на них страшная аллергия, но они здорово помогают мне подкупить персонал больницы - одинокую медсестру, которая сначала дремлет на посту, а потом пытается уговорить меня вернуться в палату. Я говорю - все будет хорошо, вот роспись, вызови мне такси и возьми клубнику. С Новым годом тебя, как бы тебя там не звали. Она вызывает такси и укоризненно качает головой, а я не нахожу никаких слов - ни правильных, ни неправильных. Сажусь в такси, называю адрес и уезжаю домой, предчувствуя скорую встречу с сестрой, которая голову мне оторвет за такую самодеятельность.
Я думаю - а что будет, если ты будешь искать меня в больнице? Что будет, если ты придешь туда, а меня уже там не будет? Но потом я вспоминаю, как ты мялась, как терялась, как оказалась между нами двумя и понимаю - ты не придешь ни сегодня, ни завтра, ни через год. Я думаю - сегодня я напьюсь, как последний черт, и приклею себя скотчем к стулу, чтобы больше не вляпаться ни в какую неприятность. Ты убила меня, Сильви, и теперь мне нужно что-то, что заставит меня чувствовать себя живой, и я пока понятия не имею, что это может быть. Я чувствую себя акулой, которая валяется на песке, и никто не помогает ей - мол, пусть сдохнет, она и так хищница. А акула хлюпает жабрами и думает - какая же она дура.
Почему-то так получается, что маленькие девочки делают нам больно куда сильнее трех здоровых мужиков в армейских прикидах. Физическую боль можно заглушить чем угодно, а вот боль моральную мне не перебить даже таблетками сейчас. Я замечаю, что почти плачу, и отворачиваюсь, чтобы водитель не видел. Ты пробрала меня до самой души, и оставила меня с разорванной пустотой внутри. Похоже, этот год начался не с новой жизни, а с попытки выжить во всех смыслах.
Знаешь, я хочу сделать себе операцию - вырезать душу, залить туда вместо нее свинец и зашить. По ощущениям не изменится ничего, но тогда у меня хотя бы не будет желания поместить туда что-то, что взорвется серной кислотой, обжигая до слез. Самое страшное проклятие в жизни человека - это чувства, которые мы испытываем, но не можем ни с кем поделиться.
- Приехали, - говорит таксист, я расплачиваюсь с ним и иду домой. Оборачиваюсь и смотрю на город. Где-то там - ты, вероятно, радуешься, и отмечаешь праздник. Тебе хорошо, ты заслужила это после всего, что случилось в твоей жизни.
С Новым годом, Сильви. Будь счастлива.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ho-ho, fucking ho!