Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Sonne, Mond und Sterne ‡Mein Kind


Sonne, Mond und Sterne ‡Mein Kind

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Sonne, Mond und Sterne   
Glaub mir, Sonne, Mond und Sterne...

http://funkyimg.com/i/2mqyv.gif

Sylvie Lefebvre & Sean Westwood
_____________________________
april 25, 2016
Sacramento
_____________________________

Сюжет.

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Ost+Front - Sonne, Mond und Sterne</font></b> <br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">  <param name="bgcolor" value="#3d001e">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/5c259ffd-7772-4cb4-9750-d5baf0614a42/Ost-Front%20-%20Sonne,%20Mond%20und%20Sterne.mp3"> </object> </center>

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
«Mich ziehts zur nächsten Liebe hin
Damit ich nicht alleine bin»*

———
* Меня увлекает самая близкая любовь,
Чтобы я не был одинок.
(нем.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mqyf.gif[/AVA][NIC]Sean Westwood[/NIC][STA]Sonne, Mond und Sterne[/STA]

Отредактировано Jason Westwood (2016-12-24 18:39:57)

+1

2

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">Megaherz - Falsche Götter</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/51aa7366-5c69-4a60-bb77-a1dc7379490d/Megaherz_-_Falsche_Gotter_muzofon.com.mp3"> </object> </center>

Боль - истинный двигатель человечества на большие поступки. Ужасные, порой, необъяснимые и отвратительные. Когда я держал декоративную урночку с витиеватыми лилиями в руках, чудовищное чувство боли накрыло обе стороны. Прах Райден Вествуд был единственным, что осталось в нашей жизни. Мой склад сгорел вместе с телом племянницы, сотнями книг и записей, собранных мною за долгие годы. Я вел наблюдения пытался создать новую ветвь в развитии психологии и психиатрии, но не смог уберечь самого важного в жизни - собственную плоть и кровь. Прикрыв глаза, я сдерживал тот искренний вопль, присущий агонии безбожника.
Я вышел из клиники с чувством полноценности. Обе личности. Мистер Шон и профессор Вествуд. Один и тот же человек. Сердце и разум. Сейчас первый вопил с неистовой силой во мне, разрывая аорту от невыносимой боли. Он не смог спасти ее, а я больше не хотел сдерживать его безумных поступков. У нас не осталось ровным счетом ничего, что хотелось бы хранить. Когда я встретился с чифом, другом покойного брата и принял от него урну с прахом, то впервые услышал от копа то на что тот никогда бы не пошел ранее:
- Это не был суицид, Шон. Ты сам знаешь. Дело Райден Вествуд закрыли. Мне пришлось пойти на это, - вырвав лист из ежедневника, он протянул его мне, - это единственное, что я могу для тебя сделать. Я знаю. Ты будешь мстить. Только сделай так, чтобы мы не встретились с тобой в участке, и мне не пришлось сажать тебя за решетку.
- Что ты творишь, благочестивая душа?
- Отдаю дружеский долг. Этого человека оправдали и дело закрыли. Но моя интуиция говорит об обратном. Пока тебя не было рядом, за спиной Райден, да и твоей тоже появилось много врагов. Я не смогу постоянно прикрывать твой зад. Хочешь - сделай. Но я не хочу об этом знать.
Люди лгали всегда. Боль не проходит и не исчезает. Она накапливается, и рубцами на теле напоминает о существовании дерьма, которое так любит человечество. Я вернул прах племянницы на территорию семейного кладбища. Мне удалось вернуть останки ее отца и матери. Весь род Вествудов покоился на законном месте. Большое плато с кельтским крестом охраняло покой всего безумного рода. Некоторые предки были похоронены в заколоченных гробах, но последнее поколение покоилось в урнах в маленькой усыпальнице. Рядом с урночкой Райден за стеклом покоился ее любимый плюшевый кролик с часами из сказки про Алису. Возле урны супруги Кевина стояла Библия и ее любимые четки. А мой брат навсегда остался со своими дорогими часами и личным дневником. Зажигая свечи в усыпальнице, я смотрел как по мрачным, каменным стенам плясали тени. Наступала ночь. Она бежала в спешке, напоминая мне о скоротечности бренной жизни человечества.
Падая на колени перед останками, я взвыл с той яростью, болью и агонией, присущей твоему исконному началу. Мистер Шон вопил во мне, сжимая до боли кулаки. Он бил ими по нашей голове, а по лицу текли слезы. Безбожник был так же слаб, как и я сам. Нас объединила семья, мы нашли ту нить. Смогли найти золотую середину между добром и злом; Дьяволом и Богом. Мы были обоими сразу.

Ты был во мне, антихрист. Смотрел сквозь стекло в дом человека, по чьей вине погибло последнее звено Вествудов. В доме послышался топот детских ножек. Там был ребенок. Но ты в упор смотрел на спину мужчины, что сидел за обеденным столом. Отчего не было женщины рядом? Цветы в его саду увяли и заросли сорняками, а девочка подойдя к папе, боялась смотреть ему в глаза. Мы смотрели с лютой ненавистью на того, чьими руками была выткана дорожка к смерти племянницы. Наши зрачки-хамелеоны. Черные, словно, бездна и желтые радужки вокруг. Мы не нуждались в очках более, начав носить линзы. Я не сутулился более. Ты научил меня не прогибаться под изменчивый мир. И вышли мы из клиники, лишь сумев найти общий язык. Чего ты хотел, антихрист? Пожалуй, того же, что и я.
Я ждал вместе с тобой. Погас свет в столовой и стихли шаги. Обойдя дом, я вскрывал замок задней двери, ведущей в сад. Этому научил меня ты. Из тебя получился отменный вор. Но и мстить ты умел не хуже. Мы двигались тихо, огибая кухонную утварь. На ощупь испытывали мир ублюдка. Ты кричал, что хочешь упиться его кровью и выпотрошить внутренности крошки. Но когда ребенок возник перед нами, маленький и такой хрупкий, я впал в ступор. Крошка с белыми косичками смотрела на нас своими большими серыми глазками и спросила:
- Ты Бугимен?
Нервно сглотнув, я спрятал руку с ножом за спиной и нагнулся к девчонке:
- Да, детка. Я - Бугимен. И сейчас мы сыграем в игру. Я начну считать до десяти, а ты спрячешься. Ты не выйдешь до тех пор, пока я тебя не найду сам, - подмигнув малютке, я тихо заговорил, - раз, два, три...

Denn wir sind die Kraft
Und die Macht
Und die Herrlichkeit
Der Anfang vom Ende
Der Weg und das Ziel
*

Ты правил балом, а я видел сквозь кровавую пелену. Слетела настольная лампа со стола, когда чужой кулак попытался ударить нас в бок. Ты выставил блок, увернулся и просто налетел на человека. Необузданная ярость несла нас по прямой трассе прямиком в Ад. Столкнувшись со стеной, я нанес удар кулаком по почкам, вложив в удар всю ярость рода Вествудов, ненависть и агонию. Он знал зачем к нему пришли, и ждал моего появления. А я не смог предугадать, что у ублюдка окажется небольшой перочинный ножик в арсенале. Резкая боль пронзила правый бок. Раны затянутся, не смертельны. Да только от этого твоя ярость возросла до размера атланта, держащего земной шар. Вцепившись в лицо человека, ты пошел на таран и лбом треснул его. В тот же момент яростно сжал промежность убийцы племянницы и выкручивая, норовил оторвать его хер.
- Кесареву - кесарево. За все деяния всегда приходит расплата. Грех не должен прощаться. А ошибки омывают кровью, - швыряя человека на стол, и не обращая внимание на собственное ранение, ты запрыгнул на столешницу.
Мы сидели на чьем-то отце, муже, брате или сыне. Но та слепая ярость и ненависть, боль от потери близкого человека. Она никогда не сравнится даже с самой страшной инквизиторской пыткой. Сжав пальцами одну сторону лица и не давая возможности сдвинутся, мы вырезали на его лице крест. Вонзали нож в кожу, выводя ровные две полоски от глаза к губе. Но и этого было мало, чтобы избавиться даже от мизерной части боли.
- У меня к тебе послание, - приставив лезвие ножа к горлу человека, я прошипел ему, - тебе передает привет Райден Фелисити Вествуд.
Я отпустил его. Ты был доволен и хотел вернутся к ребенку. Но моя боль не стихла. Я вспоминал малютку Райден и как сильно, пускай неправильно, но все же любил ее. Издав утробное рычание, я впился зубами в ухо ублюдка и сцепил до боли зубы. Я отгрызал плоть, чувствуя как хлынула кровь. Нашей агонии хватало с лихвой. Боль вместе с ненавистью отключила рецепторы, отвечающие за рассудок и здравомыслие. Я вгрызался в его изувеченное ухо до тех пор, пока кровь не потекла по подбородку. Выплюнув в его лицо откушенную часть уха и смерив ненавистным взглядом, добавил:
- Тебя ждут в Аду, - резким движением полоснул ножом по глотке человека.

Я нашел девочку в чулане. Она, несомненно, слышала крик своего отца. Вытирая тыльной стороной руки, обтянутой кожаной перчаткой, лицо, я сел рядом с ребенком на полу. Здесь пахло пылью и было темно, как и в любом другом чулане. Она спросила меня:
- Ты заберешь меня, как забрал папу?
- Нет, - все так же вытирая брезгливо лицо, добавил, - у тебя есть близкие родственники? Мама?
- Мама в плохом в месте. Папа сказал, что она больна. Что она пыталась упасть с лестницы, потому что много пила. Но знаешь правду? - приблизившись ко мне с испуганными глазкам, девочка прошептала, - я видела, как папа толкнул маму с лестницы, потому что она пересолила его любимый мясной пирог.
Уткнувшись головой в стену я долго думал, как редко мы верим детям. И какие монстры их окружают, а мы позволяем терпеть невинным созданиям столько боли.
- У меня есть бабушка. Она живет недалеко.
- Я отведу тебя к ней.
- Как серый волк?
Когда мы шли с ребенком по мостовой, она держала мою руку. Этот ребенок сегодня стал свидетелем убийства собственного отца, но я не видел ни капли жалости в ее глазах. Вместо того вначале был страх, но сейчас остановившись, она посмотрела на меня спокойными и такими мудрыми глазами:
- Серый волк съел и девочку, и бабушку.
Нагнувшись, я только сейчас ощутил невыносимую боль в боку. А значит, ублюдку все же удалось задеть меня хорошенько. Пытаясь справиться с болью, я слабо улыбнулся:
- Я не ем бабушек и детей. Я ем плохих дядей, которые делают больно другим.
Ребенок прижался ко мне и обнимая своими маленькими ручками, уперся мордашкой в бедро. Пытаясь устоять и не свалиться тут же на месте, я сквозь тихий звон услышал ее прощальные слова:
- Спасибо тебе, Бугимен.
Но я ошибся. Меня не не хватило надолго. Пол квартала я медленно брел по мостовой, петляя, словно пьяный. Дальше мне пришлось вцепиться в дерево, и сползая, я начал терять контроль. Удачный был удар у ублюдка.
———
* Так как мы это мощь
И сила
И господство
Начало конца
Путь к цели
(нем.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mqyf.gif[/AVA][NIC]Sean Westwood[/NIC][STA]Sonne, Mond und Sterne[/STA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-03 20:44:31)

+2

3

Никто не знает, что будет ждать за поворотом. Только если запустить дрона с видеокамерой или же выглянуть за угол, осторожно, чтобы случайно не вляпаться во что-то неприятное. В наше время очень тяжело сказать, что будет ждать тебя на следующий день, в следующий час, да через пару секунд даже жизнь может очень кардинально измениться. И самое ужасное или прекрасное - это то, что ты ничего не сможешь с этим сделать. Барахтайся сколько хочешь, пытайся всё исправить, каток под названием жизнь всё равно проедет по той улице.
Я верю в судьбу. Я верю в то, что нас не просто так сталкивает друг с другом что-то неуловимое на улице. Мне кажется, что нам просто дают шанс узнать друг друга поближе. Ведь кто знает, может быть, это твоя судьба проходит мимо, случайно толкает тебя вбок, отчего твоя сумка летит на пол и рассыпает всё содержимое. И что если ты не будешь кричать на этого прохожего, чтобы тот смотрел под ноги, а просто посмотришь на него и улыбнёшься. И тогда он поможет собрать твои вещи, пригласит в кафе, угостит вкусным шоколадом. Может быть, это твоя жизнь проходит постоянно мимо, а ты не замечаешь её?
Случайные встречи несут с собой необычные знакомства. Но ты никогда не знаешь, чем же это всё закончится, пока не попробуешь. Пока не пойдёшь смело вперед, не заглядывая за угол, а встречаясь лицом к лицу с судьбой, которая тебя ждёт.
Как там обычно пишется в классических романах?
В тёмном городе шёл дождь. Капли воды мерно шумели по мостовой, по крышам проезжающих мимо машин, по стёклам и зонтам прохожих. Это был самый обычный город в самых обычных Соединённых Штатах Америки. Апрель выдался очень тёплым, но именно сегодня вдруг небо нахмурилось буквально за несколько минут, а потом разлилось дождём на ничего не подозревающих людей.
Кто-то сразу же достал зонт и позволил ему расцвести яркой каплей в сером облике улиц. Кто-то забежал в магазин, кто-то остановился на крыльце под козырьком, надеясь переждать неожиданный дождь, потому что зонта с собой не имел.
Очень странно во всей этой суете и зонтах смотрелась девушка в белом платье. Оно было похожим на те, в которые одевают детей на Рождество. Такой типичный ангелочек, только не хватало крыльев за спиной.
А ещё эта птичка промокла до нитки, это можно было заметить по длинным тёмным волосам, сосульками свисающими с плеч и вьющимся по спине. Она шла домой в расстроенных чувствах, потому что и сегодня её никто не ждал там. Она держалась изо всех сил, пока вдруг с неба не начали падать капли дождя, тогда не выдержала и заплакала, потому что никто же не увидит твоих слёз, когда начинается ливень.
Это только в красивых романах появляется вдруг человек и накрывает зонтом, а потом ты женишься на нём и проживаешь долгую жизнь. Пока я шла по улице, никто не взглянул на меня, все бежали по своим делам. Ни одному человеку не пришло в голову спросить у меня, всё ли в порядке. Я была невидимкой, одна среди толпы. Моя ищущий взгляд не мог наткнуться на ответный, пока я вдруг не зацепилась за такого же невидимого человека. Он держался за дерево, его глаза были закрыты, ему явно было не очень хорошо. Но точно так же, как и я, он был для окружающих чем-то вроде декорации.
Мне стало так страшно, что захотелось закричать изо всех сил, но я могла делать это только мысленно. Моя голова разрывалась от крика "ПОМОГИТЕ ЖЕ ЕМУ", но никто его не слышал. А я шла к этому человеку, забыв о себе, о своих слезах, меня гипнотизировали его пальцы, сжимающие кору дерева, его боль и его страдания. Я никогда не могу отказать человеку в помощи, я всегда защищаю тех, кто пострадал, даже если им этого не нужно.
- С вами всё в порядке? - когда я коснулась его плеча пальцами, над нами как будто развернулся прозрачный зонт. Это были ветви дерева, но ощущение было поистине магическое. Мы оказались на островке невидимок посреди моря безразличности. Мой взгляд ощупывал его фигуру, вдруг наткнувшись на что-то алеющее в боку. Тогда я решилась, но не вызвать скорую, ведь кто знал, есть ли у него страховка или деньги. Моя квартира была совсем рядом, в ней не было никого, кто бы стал поднимать панику. Там был лифт, который поднял бы нас на необходимый этаж, где я смогла бы помочь ему.
Хорошо, что он был в полубессознательном состоянии, так что смог обнять меня за плечи и дойти до крыльца. Я бы не смогла сама дотащить его, пришлось бы просить о помощи. Но мы поднялись на лифте, я даже поймала какой-то осуждающе-сочувствующий взгляд от соседки по этажу, когда открывала дверь ключом и пыталась не уронить моего человека.
И только огородившись от жестокого мира, закрывшись ото всех, я почувствовала себя в безопасности. В моей квартире было две комнаты, так что я решила уложить мужчину на диван в гостиной, а сама пошла за полотенцем и аптечкой. У меня не было сильного обезболивающего, но первым делом нужно было понять, что за рана у того, кого я притащила к себе домой. Конечно, любой сказал бы, что приводить незнакомца к себе - глупая идея, но мне было плевать на мнение других людей. Инстинкт самосохранения мог бы поспорить со мной, если бы имелся в наличии.
Поэтому я вернулась к дивану, присела на колени, положила рядом с собой аптечку и смочила ватку дезинфицирующей жидкостью, прежде чем расстегнула одежду, чтобы добраться до раны. Хорошо бы это не была пуля, с ней бы я точно не справилась. Поэтому мне оставалось только промокать кровь, потому что судя по бормотанию, мужчина стал приходить в себя.

+1

4

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">In Extremo - Ave Maria</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/37d95e07-d989-4748-872d-47b898cf8e04/In_Extremo_-_Ave_Maria_muzofon.com.mp3"> </object> </center>

Clara facieque
facieque dixit: Ave Maria
Cuncti simus Ave Maria
concaneantes Ave Maria
*
Жил на земле человек. Он был настолько омерзителен и уродлив изнутри, что всякий взглянувший в его глаза, бежал прочь. В прогнившей душе не было света. Он блуждал по миру, и каждый закрывал перед носом дверь, видя страшного горбуна. Топтался урод у ворот церкви, но и монахи прогнали того прочь. Только цирк принял его, лелея надежду выжать золото из червивого сердца. Ради смеха да потехи его выставляли всем напоказ, у кого был кошель полон денег. Хохотали люди и жалели. А в затравленных зрачках померк навечно свет. Не выдержал ублюдок и бежал из Шапито, оставив за собой тлеющий и кровавый след. Сгинули обидчики, и сгорела церковь до основания. Но никто так и не смог найти уродца, чтобы наказать за злодеяния его. Ибо в каждом человеке есть свой горбун и Франкенштейн. Никогда его не существовало, и был он личностью эфемерной, живущей в калеках, бедных и лишенных всех благ. Являл собой агонию земного шара, отчаяние матерей и отцов, страхи детей и стариков. Лишь потеряв или обретя всё, в индивидууме способно проявится воистину ужасающее уродство.

Моими руками была выслана не одна дорога в преисподнюю. Однажды утратив надежду и веру, я обрел иную силу. Терять часть сознания и путать его. Отключать то, что способно вызвать сердечную муку. Я потерял чувствительность к душевным страданиям, как бы смешно это и не звучало. Сквозь шум дождя, омывающего мое грешное лицо от остатков чужой крови, я не слышал более пения церковного хора. Крики погибающих, от моей руки, людей, более не пугали и не вызывали сочувствия. Только ребенка не смогла тронуть рука безбожника, ибо в тех глазах был свет - ослепительный и яркий. Истинная вера и надежда. Дети всегда доверяют своему чутью, от того и были близки мне, ибо я хотел научится у них верить вновь.
Не смог я избавиться лишь от физической боли, что пронзала бок и туманила сознание. Странное ощущение, после медицинских препаратов ты не воспринимаешь серьезно физиологические изменения до определенного момента. А потом просто падаешь на землю, не имея сил даже подняться. Удивляешься, смотря на дрожащие руки, и не понимаешь, отчего повело в сторону. Потом вспоминаешь и теряешься вновь. Как не силился падре Доминик исправить что-то, но определенный курс медицинского лечения я все же проходил и дальше. Кто мог подумать, что человек, выйдя из клиники для душевнобольных, кинется в дом с ножом и сам от него пострадает? Кесареву - кесарево.
- Всё хорошо, - я запнулся, пытаясь ухватиться за реальность длинными пальцами, прохрипел, - всё хорошо. Я просто...
... просто вышел из больницы и не понял, где нахожусь. Просто убил еще одного ублюдка, но не помню как именно. Просто потому, что в моей жизни нет смысла существования, кроме исповедей своему священнику. И я всего лишь жду того смертного часа, когда остановится сердце. Ничего лишнего. Исключительно моральное и физическое истощение. Влияние медикаментов на мозг и сознание. Мне абсолютно все равно, кто ты, что ты и зачем идешь за мной! Я даже не понял, что девушка вела меня, а не я ее.   
В какой-то момент реактивная вспышка пробежала в нашем апатичном сознании. Именно тогда я вновь ощутил боль, что к телу прикоснулись. Услышал гудящую тишину, звон в голове, а не шум дождя. Я фокусировал взгляд на чем только было можно, но не мог сосредоточиться более, чем на несколько секунд. Еще одна причуда медицины: мы забьем глубоко внутри все нервные импульсы, чтобы ты не был более агрессивен или опасен. Как показала сегодня практика, даже этого недостаточно, когда ты заранее все планировал. В стенах клиники, где буйствовало временами наше сознание - одно на двоих - я жаждал выйти в мир лишь для того, чтобы найти и убрать убийцу Райден, кем бы он ни был. Иногда стоит просто очень хотеть или ненавидеть. А иногда и то, и другое.
Пытаясь придти в себя и понять, что было полчаса назад, я очень вяло мямлил:
- Где я? - какой сегодня день и год? - Что-то случилось?
Я плыл по замкнутому кругу в собственном вакууме и лишь иногда, вовремя мимолетных вспышек, когда чьи-то руки задевали бок, начинал соображать. Очевидно, все дело было в физиологической боли и нервных импульсах, пробегавших по организму. Стоило незнакомым пальцам опять коснуться ровного пореза, как я опять открыл глаза и попытался заговорить. Старался при этом четко излагать мысли, хотя и получилось нечто подобное:
- Что ты делаешь? - и что делаю я, - я на диване? Чей это дом?
Я напоминал ребенка с небольшим (или совсем наоборот даже) дефектом, который при этом хочет понять суть вещей. Я смотрел на нее и сквозь, ибо какое-то время не мог даже сообразить, кто перед до мной находился. Темное пятно и контраст со светлым. Но так как этих цветных пятен было предостаточно, опять устал и закрыл глаза. Как ни странно, я начал слышать, как барабанил дождь за окном. И вновь почувствовал боль, даже попытался встать и схватиться за ущербное место. Но вместо того лишь прижал ее ладонь еще сильнее к порезу, абсолютно того не осознавая.
Мы давно не испытывали тот широкий диапазон чувств, из-за которого и попали к психиатрам. Я более не интересовался сексом. Выйдя из клиники, мог своей апатией накормить половину земного шара. Одной уже вон перепало! Если, конечно, это была девушка или женщина. В последнее время я не был уже ни в чем уверен. Возможно сегодня убил человека, который не был причастен к гибели племянницы, и он имел полное право защищаться. Но что будет тогда с моей душой? Нашей душой? А осталась ли она вообще...
———
* Сверкая, сказал он:
благословенна будь, Мария.
Давайте вместе
петь: Ave Maria.
(лат.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mqyf.gif[/AVA][NIC]Sean Westwood[/NIC][STA]Sonne, Mond und Sterne[/STA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-07 16:45:35)

+2

5

Кажется, мужчина хрипло пытался доказать мне, что всё хорошо. Я придвинула своё ухо ближе к его рту, чтобы удостовериться в этом. Интересно, он пытался меня убедить или самого себя? В любом случае, я не собиралась прекращать своего занятия, но мне было теплее на душе от того факта, что он стал говорить. Кажется, я слишком сильно надавила на рану, поскольку он дёрнулся вдруг и продолжил говорить. Только теперь это была россыпь вопросов вместе со взглядом, который не мог никак сфокусироваться на мне. Я видела это по расширенным зрачкам, по попыткам увидеть меня. Скорее всего, в его крови есть что-то, что мешает. Не может же обычное ранение в бок вызвать такую страшную боль, что человек не может видеть?
- Вы дома, сэр, вам стало плохо на улице, - медленно отвечаю на вопрос о том, где он, проговаривая слова чётко, чтобы мужчина понимал. Может быть, это и взбесит его, что с ним разговаривают, как с маленьким ребёнком, но я была готова успокаивать его. Платье всё равно пришло в негодность от крови. Оказывается, алые разводы успели появиться на белоснежной ткани, пока я пыталась довести его до своего дома. Но мне было плевать, это всё равно было всего лишь материальное.
После того, что случилось со мной сегодня в этом платье, я всё равно собиралась церемониально сжечь его. Не стоило даже пытаться идти по той стороне жизни, вот и будет мне наукой.
Казалось бы, что может быть более безрассудным, чем после такого привести взрослого мужчину к себе домой? Только то, что он был ранен и слаб. Может быть, я просто верила в то, что лаской можно приручить любого зверя, особенно, если он ранен. Надеюсь только, что меня не будут воспринимать, как угрозу.
Но мужчина молчал, кажется, сознание потерял, так что я продолжила обрабатывать порез, который казался не очень глубоким. В наше время такой можно получить, просто блуждая по улице в каком-то не совсем верном месте. Может быть, это уважаемый человек, обеспеченный, просто попал в беду?
- Я дезинфицирую рану, - он снова пытается говорить, но теперь речь гораздо более связная, так что я надеюсь, он понимает меня очень хорошо, - Это мой дом, не волнуйтесь.
Наверно, он подумал, что это я причиняю ему боль, а не кто-то другой. Но странно было бы кого-то вести к себе, а потом тыкать его ножом, да? Взгляд мужчины продолжал быть не слишком сфокусированным, но я продолжила объяснять.
- Вы были на улице, я подошла к вам, заметила рану. Решила отвести домой... Вы не приходили в себя, сэр, а я не знала, есть ли у вас страховка, - ничего не могу поделать, когда я говорю с кем-то старше меня, в речи постоянно проскальзывает чертова воспитанность. Но на бомжа он точно похож не был.
- Пожалуйста, не вставайте! - я не ожидала, что он дёрнется и прижмёт мои пальцы к ране, я буквально ощутила, как между ними потекли струйки крови, так что испуганно начала искать свободной рукой вату в аптечке.
- Вы же можете кровью истечь, мне нужно перебинтовать вас, - в моём голове сочувствие, но одновременно с этим он и немного сердит. Ну как так можно было, вздумать дёргаться, пока я не закончила. У меня же даже нет медицинского образования.
А мои пальцы всё ещё крепко держат рану, не позволяя крови течь. Как будто они плотина на пути у могучей реки. Что-то, что мешает погибнуть. Я преувеличиваю, конечно, но мне почему-то хочется в этот момент оказаться важной для кого-то.
Я промакиваю кровь ватным тампоном, прижимаю его ненадолго, чтобы впитал всю жидкость, другой рукой осторожно, но уверенно надавливая на грудь, чтобы мужчина не вздумал больше вставать.
- Меня зовут Сильви. А вас? - чтобы отвлечь от боли и держать его в сознании, я пытаюсь задавать вопросы, на которые нужно отвечать, - Я могу принести обезболивающее или... - взгляд цепляется за бутылку с крепким алкоголем, непонятно как оказавшуюся рядом с диваном, ... можно выпить, как вам угодно.
Мне нужна его помощь, чтобы наложить бинт, но я уже думаю, что пока можно обойтись марлевой повязкой и парой пластырей, чтобы держали покрепче.
- А ваша семья? Мне позвонить кому-то? - я спохватилась и спросила об этом, потому что наверняка же кто-то беспокоится о нём?

+1

6

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">Nachtmahr - I believe in blood</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/2d257c4d-4451-4bec-9f80-9ab3de0c2c64/Nachtmahr%20-%20I%20Believe%20In%20Blood.mp3"> </object> </center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2n7Pi.gif[/float] Do you believe in freedom?
Do you believe in war?
Do you believe in the future?
'Cause I believe no more
*

Тики-так, тики-так, ...так-так-так.
Дом. Девочка. Чей-то кабинет. Ошметками сознание швыряло в меня правду. А я ведь обещал начать новую жизнь, исповедовался даже и возвращал сады Атлантиды к жизни. В моем лихорадочном сознании кровь смешивалась с красками, которые я разводил, работая в мастерской. Яркие импульсы и зум в ушах. Стены всегда давят на подсознание, когда ты пытаешься сбежать от себя самого. Мы не выдержали в клинике лишь потому, что не смогли перенести спичечный коробок с белыми стенами. Мы терпеть не могли белый цвет. Ни одна из моих личностей не признавала пустоту. Изначально, мессия вышел из нее, когда сломался безбожник под напором женских рук в четырнадцать лет. В последствии, личности слились в одну и стало не ясно, что хуже расчётливое убийство доктора Вествуда, или импульсивный взрыв мистера Шона. Пустой свет обрел ужасный смысл, а агония крови стала гораздо более священной.
Металлический привкус во рту мне напомнил об отвращении и благоговейном страхе перед собственными скрытыми возможностями. Чем больше я испытывал судьбу на прочность, тем чаще повторял ошибки предков. Пожар - пламя из которого проросло семя рода. Инцест - насилие над началом и его историей. Какое кощунственное отношение к единственному, что есть в нашей жизни.
В какой-то момент почудилось, что меня тормошит одна из бывших любовниц. Даже их я подбирал по наитию паранойи святоши. Я не помнил уже лиц, но любил каждую и по своему. I believe in blood...
Тряхнув головой, вышибал прочь боль, агонию и страх. Все боятся, падре, и мы тоже. Это нормально. Это правильно.
- Сильви? Какое милое имя, - я хрипел, как прожеванная виниловая пластинка и приподнялся, - я не употребляю алкоголь, если вы о нем. Лучше обезболивающее. У вас только таблетки есть?
Дай мне шприц и пару ампул. Я привык зализывать собственные раны и переть дальше против системы, заведомо зная, что толпа нанесет новый удар по нашей спине. Подбирал попутно всех фриков и коллекционировал шрамы на теле вместе с татуировками, чтобы никогда не забыть о гнусном падении и разложении общества на фоне новой эпохи. Подобные романтики-революционеры, Гомункулусы, Франкенштейны и Горбуны всегда погибают первыми, ломая систему. Наши имена останутся неизвестны обществу, но возможно что-то возродится после? Однажды бросив семя между плитами брусчатки, стоит ждать и оно обязательно прорастет, а корни сотрут в порошок камень.
Слабо прищурившись и попытавшись потереть шею, у меня было ощущение, что били битой по позвонкам, пересчитав их все, а сверху еще пырнули ножом, чтоб наверняка. Сквозь слабые цветные пятна, проступило ее миловидное лицо и исчез зум в ушах. Он растворялся, медленно оседая на стенах комнаты и смешиваясь с реальными звуками.
- А ваша семья? Мне позвонить кому-то? - осматривая поврежденный участок тела, я проникся ее добротой.
С нами мало кто был добр. Это вызывает шок, удивление. Сначала отторжение, ибо чем больше врагов в твоей жизни, тем менее ты веришь людям априори. Приподняв слабо одну бровь и облизнувшись, я ответил девушке, вцепившись в попытку наложить себе перевязку:
- Можете позвонить моему священнику, только он вряд ли удивится, - и сомневаюсь, что сможет помочь хоть чем-нибудь кроме молитвы, - бросьте. Не стоит. Это мелочь...
Мелочь из которой потом сложится еще один повод для паранойи. Даная, Еврейская невеста...
Перебирая в голове картины любимых художников, вспоминая их цвета и настроение, я практически отогнал прочь мысль о прошедших событиях в чужом доме. Затягивал бинт, стараясь пережать как можно сильнее бок и периодически скрипел зубами. Мы давно уже переступили болевую черту организма, сломав напрочь порог. Что такое боль, как не еще одна возможность почувствовать, что ты жив. Вспышки, словно молнии, проскакивали по телу, и расползались змеями в организме. Это пройдет, падре, скоро всё встанет на свои места. Давай, вставай! Вставай, черт подери и иди! Даже если упадешь, карабкайся дальше, ибо это единственное на что был способен твой род. Пытаясь подняться с дивана, я наконец вернулся в чужой дом; мое сознание более не скакало между мирами, а упорно зацепилось за реальность. Тогда я пронзил ее лихорадочным взглядом. Молодое, совсем невинное создание. Что же вас так несет на таких ублюдков, как я? Жили бы себе спокойно...
- Джейсон, - запнувшись на мгновение и затянув узелок, тихо добавил, - Шон, как тебе будет удобно. И я постараюсь убраться из твоей жизни, как можно быстрее.
Настолько быстро, насколько позволит моя апатия, физическое состояние, и отпустят голоса в голове. Замкнутый круг всегда повторяется, падре! Еще одна невинная овечка на твоем пути. И ты, несомненно, опять споткнешься на том же месте. Только в этот раз было все немного по-другому, не находишь? Твое либидо, оно было холоднее айсберга. Ты опять опустился на диван, ибо не мог долго стоять. В твоем сознании я проскочил настолько быстро, что остался не замечен. Точнее, меня приняли за импульсивную вспышку боли. Я шептал тебе, напоминая о крови, насилии и наслаждении. Я хохотал гиеной в сознании о бесполезности и никчемности нашего существования. Больше. Не. Было. Никакого. Смысла.
———
* Ты веришь в свободу?
Ты веришь в войну?
Ты веришь в будущее?
Лично я уже нет.
(англ.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mqyf.gif[/AVA][NIC]Sean Westwood[/NIC][STA]Sonne, Mond und Sterne[/STA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-07 18:14:08)

+2

7

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Sonne, Mond und Sterne ‡Mein Kind