Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There are no friends; only moments of friendship


There are no friends; only moments of friendship

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://68.media.tumblr.com/37a070aa5f1f9f902ba2221b3d276790/tumblr_o72adzPRJh1s4pr6ko7_250.gif[/AVA]


● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
1553 год, Стамбул
Нергисшах-султан, дочь казненного шехзаде Мустафы, и Дженаби Ахмет-паша, бейлербей Анатолии
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

http://68.media.tumblr.com/cecc056d38323252e2bf6f9098af9430/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo1_400.gifhttp://68.media.tumblr.com/7248b4f408c877b18b2c6ea85c3296ca/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo5_r1_400.gif

До 17 лет Нергисшах воспитывалась в гареме отца, под присмотром матери и бабушки Махидевран Султан, однако после казни отца, ее судьба была предрешена. Ее ждало замужество, от которого ей не было радости... да и не будет?
__________________

[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-28 15:41:17)

+1

2

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Даруй любовь и попроси любви взамен,
Куда же боле?
Ты мой сладчайший плен,
Сладчайшее безумие неволи.

Временами Дамату Дженаби Ахмеду-паше казалось что он не просто заложник собственной судьбы... он будто бы игрушка в руках высших сил, которые способны как вознести до небес, так и низвергнуть в пучину страданий. Правда пока что, хвала Всевышнему, с ним не случилось ничего плохого, даже наоборот - ему посчастливилось получить высокий пост и оправдать высокое доверие величайшего из султанов Османской империи. Ведь Ахмеду не было еще и тридцати, а его назначили бейлербеем Анатолии... а пару дней назад он получил письмо из столицы от отца, в котором говорилось о новой милости, которую решил даровать падишах - выгодной женитьбе. Если говорить начистоту, то Ахмед-паша не ожидал подобного, но будучи послушным сыном и верным подданным своего султана, выехал из Анкары в Стамбул, испытав на себе все прелести заметно испортившейся погоды. Первые два дня постоянно шел дождь, но по мере приближения к столице, он сменился на мокрый снег, словно бы сейчас была не привычная для империи мягкая и теплая осень, а самая настоящая зима...
Дорогой, Ахмед перечитывал письмо своего отца, гадая почему же он не назвал имя его невесты? Согласно обычаю, мужчина и женщина из богатых семей чаще всего знакомились друг с другом лишь в вечер своей свадьбы, когда им предстояло закрепить свой союз на брачном ложе. Однако при этом никто не делал тайны из имени невесты, ведь в этом не было никакого смысла...
-Здравствуйте, дорогой отец! Да продлит Всемилостивый аллах ваши дни, -как и подобает поздоровался со своим родителем Ахмед, едва только переступив порог дома своей семьи в столице. -Я едва не потонул в мокром снегу, добираясь в Стамбул - погода просто "радует" - из-за нее пришлось ехать дольше чем обычно.
-Ты прибыл как раз вовремя, сын мой, -улыбнулся Мехмед-паша, обняв своего сына. -Сегодня утром, во дворце Топкапы был совершен никях - я был твоим представителем. Но не стоит вести важные разговоры на пороге? Идем в мой кабинет, я все тебе расскажу.
Итак, едва только переступив порог старого родового дома, Ахмед уже успел узнать, что с сегодняшнего утра он уже женатый человек. Опять же возникал закономерный вопрос относительно его супруги - кто она, откуда и почему обряд был совершен во дворце Повелителя? Ответ отца настолько удивил Ахмеда, что в первую минуту, он не знал что и ответить...
-Твоя законная супруга - Нергисшах-султан Хазретлери, внучка нашего падишаха...
-Дочь покойного шехзаде Мустафы, -добавил ко всему услышанному Ахмед, без какой-либо интонации. Конечно же он знал о том что случилось в начале октября во время похода - старший сын султана был казнен по обвинению в государственной измене, что вызвало массу пересудов и недовольства как у простого народа, так и у знати и янычар. Правда так называемые птицы высокого полета предпочитали не обсуждать случившееся, дабы не испытывать собственной судьбы и не навлечь на себя гнев султана Сулеймана. -Бедная девушка... ничем не согрешив в этой жизни, она вынуждена будет называться дочерью изменника...
-Никто не посмеет так говорить о ней, -ответил Мехмед-паша. -Я хочу чтобы ты приготовился - вечером нас ждет аудиенция у Повелителя, после чего ты заберешь свою жену из дворца. Брачную ночь вы проведете в этом доме, а затем ты увезешь ее в Анатолию и там она забудет обо всем плохом что с ней случилось.
Дожидаясь вечера, Ахмед устроился в своей самой любимой комнате старого дома - библиотеке, раздумывая над тем что произошло. Он искренне жалел Нергисшах, которой пришлось потерять и отца и младшего брата - как рассказал Мехмед-паша, мальчика забрали из Бурсы сразу после похорон. Молодой паша искренне жалел свою жену, пусть даже они пока что не были знакомы... наверное только аллах мог представить сколько горя выпало на ее долю? Судьба швыряла ее из стороны в сторону словно щепку в бурлящем горном потоке, тогда как Ахмеду суждено было стать надежным берегом, защитой и опорой для бедной девушки. И именно об этом он думал в первую очередь, когда пришел момент предстать перед грозными очами великого падишаха.
-Ступай, Мехмед-паша... я хочу поговорить с твоим сыном с глазу на глаз, -произнес султан, не оборачиваясь и главному казначею пришлось не медля выполнить этот приказ. Далее последовала пауза, в течении которой Ахмед ожидал пока Повелитель заговорит с ним первым... но прежде Сулейман отвернулся от балкона с которого открывался чудесный вид на Золотой Рог и уселся на богато украшенную скамью. -Ты слышал, что говорят в народе о моем покойном сыне, Ахмед-паша?
-Да, Повелитель, -коротко ответил бейлербей.
-И что же ты слышал? -поинтересовался султан, посмотрев на молодого человека. -Говори как есть.
Пожалуй сказать все как есть, скорее всего означало бы подписать себе смертный приговор - ведь с подачи матушки покойного шехзаде, народ поговаривал что султан казнил Мустафу, поддавшись на интриги своей хасеки - Хюррем-султан. А так как эта женщина была любимой женой Сулеймана, то повторять подобные вещи было бы попросту глупо, если не сказать больше.
-Я слышал что народ недоволен, Повелитель. Они считают... что шехзаде был невиновен.
-Они решили что могут быть моими судьями, -неожиданно произнес Сулейман, невесело усмехнувшись. -А что думаешь ты, паша?
-Я не думаю что кто-то вправе судить вас... ведь по воле Всемилостивого на ваших плечах тяжкое бремя, -ответил Ахмед. -Что же до меня, то я постараюсь оправдать незаслуженно высокое доверие моего Повелителя и стать хорошим мужем для султанши.
-Дипломатичный ответ, -невесело улыбнулся султан и дал знак слуге передать Ахмеду богато украшенную шкатулку. -Это подарок для твоей жены, паша. Я буду молится за то чтобы тебе удалось осушить ее слезы. А теперь - ступай.
Ахмеду оставалось лишь поклонится и покинуть покои Повелителя. Спустя несколько минут после аудиенции, калфы гарема привели султаншу в богатом наряде и с лицом закрытым ярко-красной вуалью, затканной золотыми цветами. Молодой человек подал руку своей супруге и сопроводил ее в экипаж, направившись затем к старому дому своего семейства. Именно там ему и Нергисшах и предстояло по-настоящему стать мужем и женой, прежде чем отбыть в Анатолию.
Тем временем, матушка Ахмеда постаралась украсить спальню в которой предстояло ночевать молодым, прикрикнув на служанок, начавших обсуждать странную свадьбу ее сына. Ни праздника, ни гостей... невесту просто передали с рук на руки, разве же это по-людски? Тем более если невеста - султанша и представительница османской династии...
-Ради аллаха, хватит уже болтать! Не испытывайте моего терпения! -прикрикнула на болтливых кумушек Дженнет-хатун - старшая над прислугой в доме султанского казначея. -Пошевеливайтесь уже, молодой хозяин скоро будет дома! Почему до сих пор никто не принес щербета и фруктов в спальню?? Я снова должна за всех думать???
Если бы эта свадьба была обычной... то Ахмеду нужно было бы сейчас ждать невесту в спальне - но так как ситуация была совершенно иной, то он сам привел ее в приготовленные покои и едва за ними закрылись узорчатые двери, откинул ее вуаль. И взору паши предстала прелестная девушка - даже несмотря на то, что ее темные глаза были грустны и явно заплаканы. Будучи талантливым поэтом, Ахмед не испытывал недостатка в красноречии, но сейчас оно явно находилось под впечатлением от красоты Нергисшах, как и он сам. Однако, молчать и в недоумении смотреть на друга было глупо... так что следовало как-то начать беседу.
-Наидревнейшая столица грусти – это я. И боль моя, -тихо произнес Ахмед и затем усадил свою теперь уже законную жену на постель и уселся рядом. -Признаюсь... я не знаю что и сказать. Ты прекрасна и мне надо благодарить Всевышнего за столь щедрый дар - однако, я не хочу быть тебе мужем насильно, госпожа. Эти чудесные и похожие на глубокие озера глаза итак видели уже слишком много слез... я не хочу быть причиной подобного. Я дал слово быть твоим щитом от невзгод этой жизни и потому готов подождать пока ты сама захочешь принять меня.

* в посте использованы фрагменты стихотворения Низара Каббани

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-28 20:53:53)

+1

3

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://68.media.tumblr.com/37a070aa5f1f9f902ba2221b3d276790/tumblr_o72adzPRJh1s4pr6ko7_250.gif[/AVA]
[float=left]http://68.media.tumblr.com/431c776aca37d07479ba09aaa2120e9b/tumblr_o1u0a49mau1s4pr6ko7_250.gif[/float][Farewell]
Жить в этом мире, полном соблазнов и множества радостей, и не лелеять ни единой мечты – невозможно. Это все равно, что родиться птицей и за всю свою жизнь ни разу не посмотреть в небо, где парят все твои сородичи. Ведь, разве небесная синева так уж не привлекательна? О, нет. Она даже слишком соблазнительна для той птицы, что росла в своей золотой клетке всю жизнь, познавая все премудрости жизни, познать которую она в полной мере вряд ли сможет: сначала она живет и воспитывается под бдительным оком своей валиде, чтобы в нужное время перейти под крыло законного супруга. Судьба султанш предрешена – им выбирают достойную пару, наделяя кого-нибудь особенной честью, возвышая к рангу зятя великой династии, кровь которой не может быть пролита.
Но, разве есть разница: умереть от меча или от шелковой нити? Возможно, кому-нибудь и есть от этого разница, но Нергисшах не видела в этом особенной разницы. Смерть всегда одна – она отбирает навсегда, оставляя детей сиротами. Хотя, впрочем, было и отличие… погибни ее отец на поле боя, а не будь он удушен, как предатель своего рода и отца, не попади он в хитрые сети, ей не пришлось бы потерять и брата. Ей не пришлось бы спешно прощаться со своей валиде, и старшей валиде Махидевран.
Мечтать для султанши может быть опасно, как и жить в красивом мире, сотканным для нее в саду своего отца и не замечать то коварство интриг, которые тесно опутали ее семью и лишили самого дорого человека на свете для каждого ребенка – отца. Именно по нему она лила слезы каждую ночь в подушку, даже после того, как оказалась в том дворце, однажды попасть в который она так мечтала. Да, были дни, когда она мечтала о том, как войдет в большой дворец, из которого ее отец будет править всем миром. И войдет она в него вовсе не как дочь предателя, мятежного шехзаде, что не смог покориться своему повелителю-отцу, а как Султанша, руки которой будут добиваться многие паши, и свадьба будет для них большой честью, а не наказанием. Или проклятием?
У Нергисшах-султан были свои мечты…
Однако от них более ничего не осталось. Сломленная, одинокая и беззащитная она пришла во дворец своего деда повелителя, чтобы раз и навсегда взглянуть на ту жизнь, которой у нее никогда не будет. Она пришла, чтобы уйти, и больше никогда не возвращаться в этот дворец, ведь в следующий раз султанша не будет так сдержанно смотреть вслед интриганке, которая погубила ее отца и брата. И, быть может, она хотела бы заглянуть в глаза Повелителю, что взвалил тяжкую ношу на собственные плечи, отняв жизнь у невиновных, вот только он ее к себе не вызывал. Наверное, совесть все-таки еще осталась? Или появилось чувство раскаяния. В любом случае, Нергисшах никогда не простит виновным смерти своего брата – уж он был ни в чем не повинным.
- Султанша, хамам уже готов для вас, - очень осторожно произнесла хатун, приставлена к ней в услужение на время пребывания во дворце. И кто знает, может быть, той интриганке было не достаточно смерти ее брата и отца, может она хочет отнять еще у нее жизнь? Что же, пусть забирает, ведь жить с этой тяжкой ношей в сердце она не могла. И не хотела…
Согласно кивнув, тем не менее, Нергисшах направилась следом за служанкой в хамам, где пока не было никого из наложниц или фавориток повелителя, что решил выдать ее замуж. Кто-то рискнет сегодня пожелать ей счастливой жизни, но девушка не выслушает этих слов – говорить о счастье, когда она только пережила горе…
Да, что за насмешка такая?!
В прочем, она жила и без того долго в счастье и радости, не зная ни в чем отказа. У нее были любящие родители, которые лелеяли в ней только лучшие качества, что даже не сейчас не давали ей покоя – искренне сочувствовала тому паше, которого наградят таким не сладким подарком, вроде нее.
- Словно какое-то проклятье лежит на всех нас, - тихо произнесла она, посмотрев в хамаме на свое размытое отражение в зеркале, пока никто не слышал. – Что же будет теперь с тобой, мама? – тихо вздохнула она, прикрыв глаза. Она знала, что если не остановится сейчас, то к вечеру глаза ее будут все такими же красными и заплаканными. Пожалуй, это будет не слишком идти образу счастливой невесты, у которой даже не будет праздника, ведь до сих пор длится ее траур по отцу и брату, которых толком оплакать у нее даже нет возможности.
После хамама, она вернулась в свои покои, где ее и привели в порядок – расчесали волосы, одели в красивое красное платье, которое уже сегодня падет к ногам мужа, имени которого ей даже не сказали. В прочем, может быть, она даже не желала услышать? Нергисшах надеялась обойтись самим минимумом драгоценностей, которых и без того хватало на сверкающем платье, однако повелитель прислал ей все-таки свой свадебный подарок – красивое ожерелье, надеть которое полагалось в этот день, чтобы не гневить султана, пусть даже он не увидит ее несчастья. Девушка только безразлично посмотрела на шкатулку с драгоценностями, которые могли бы только дополнить ее красоту, грациозно подчеркнув ее, подсказав каждому, насколько уникальное создание носит оную. Закрыв ее, султанша лишь приказала отправить ее к другим вещам, после чего ее лицо было скрыто вуалью, что полагалось снять мужу уже в скором времени.
Волновалась ли султанша в этот момент?
Пожалуй, она покорилась той судьбе, что ее ждет, и ровным шагом направилась к ней навстречу.
Дом, в который она вступила, был далеко не таким роскошным, как дворец падишаха, но и в нем читался достаток и уют. Конечно, она тут не задержится надолго. Ее отошлют куда-нибудь подальше от столицы, в надежде на то, что она никогда не явится пред глазами повелителя и тех, кто был повинен в смерти невиновных. Плавными шагами она приближалась к спальне, держа за руку мужа, что был не так уж и плох собой – насколько об этом она могла судить сквозь вуаль, которую уже несколькими мгновениями погодя, мужчина отбросил. Возможно, стоило подарить мужчине хоть каплю тепла или короткую улыбку, вот только врать ему с первой их встречи она не желала – пусть видит ее лицо, знает, что на душе ее вовсе не весна. Вот такой дар ему подготовил повелитель всех континентов и трех морей, который он подводит к постели, на край которой они усаживаются вдвоем.
Тем временем, девушка встревожилась. Она поняла, что сейчас последует дальше, следом за всеми разговорами, и не знала, как ей быть. Вот только Ахмед-паша определенно собирался ее удивить сегодня.
- Ты думаешь, что повелитель наградил тебя? – тихо произнесла она, все-таки грустно ухмыльнувшись в тон своим словам. – Как же мило, - добавила она, опустив взгляд на руки. По-прежнему ее рука находилась в плену в ладони мужчины, что оказался не таким уж и старым пашей. – Но мне жаль. Боюсь, как бы я не стала тебе наказанием, паша. Не думаю, что мои раны заживут быстро, но я готова к тому, что быть должно, - продолжила султанша, снова заглянув в глаза своему супругу, словно пытаясь ему сказать о том, что не жаждет жалости. Все-таки она султанша, которую рано или поздно все равно выдали замуж за того, кого выбрала бы старшая валиде. Годом раньше или позже - есть ли разница? Разница лишь в том, что сейчас она не успела смириться со своей утратой. Уж слишком сильно она горчила, не давая глотнуть то блюда, что ей было ниспослано самой судьбой.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-12-28 16:28:51)

+1

4

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Я – лед, ты – пламень.
Я камнем вниз,
Ты – птицей ввысь.
Кошмары мучают – покрепче обними,
А темнота пугает – темноту уйми.

Аллах создал женщину, чтобы она была послушной спутницей мужчины на его жизненном пути - была рядом, дарила любовь и поддерживала во всех его начинаниях. Однако, с течением времени, некоторые храбрые женщины из знатных семей сумели достичь более высокого положения и власти, о которых некоторым можно было лишь мечтать. Хасеки великого падишаха вошла в его дворец простой рабыней, чтобы в один прекрасный день встретить очередной рассвет властительницей мира - и наверное каждая султанша из древней и почитаемой династии стремилась к подобному? Увы, но пока что Нергис была закрытой книгой для Ахмеда и он не мог прочесть ее истинных чувств, хотя и без особого труда догадался, что она пребывает в глубокой печали. Ее отец был центром притяжения для многих людей, что видели в нем славное будущее Османского государства - а для нее наверняка был самым лучшим и близким в этом мире человеком. Паша знал, что должен заменить ей семью и сделать счастливой... но позволит ему это Нергисшах?
-Я знаю, что прошло еще слишком мало времени.., -Ахмед не договорил, словно бы обронив фразу в пустоту, прекрасно зная что жена поймет, что именно он имел в виду. -И только один аллах может знать сейчас, станешь ли ты моим счастьем или наказанием... но я в любом случае буду верен всем брачным клятвам. Знаю что время не всегда лечит болезненные раны и заставляет забыть тяжкие утраты близких, однако, оно может принести страждущей душе покой и утешение.
Он осторожно снимает великолепную диадему с головы своей жены - только увидев подобное украшение не одна европейская королева позеленела бы от зависти? - и убирает ее на столик с фруктами и ледяным щербетом. Любуясь мягкими каштановыми волосами Нергис, Ахмед притягивает ее ближе к себе, прикоснувшись к ее губам своими... она прекрасна и желанна ему и он не собирается отказываться от своих законных прав. Гордый и смелый нрав этой девушки делает ее еще более привлекательной наградой для молодого паши - и он мысленно дает себе слово, что когда-нибудь добьется того что она полюбит его по-настоящему. А пока что, у них есть эта благословенная ночь и еще много ночей их жизни впереди...?
Следующим утром, Ахмед проснулся от какого-то странного шума под окном - и поднявшись с постели, дотянулся до кувшина с шербетом, отпив пару глотков чтобы проснутся как следует. Нергис еще спала, когда прибежала одна из служанок и рассказала молодому господину, что к дому его отца пришли янычары - кажется их там целая рота, не меньше.
-Они говорят что узнали о том, что госпожа уезжает из Стамбула и хотели выразить ей свои соболезнования, -испуганным тоном поведала Ахмеду служанка. -И они сказали что не уйдут пока не поговорят с султаншей. Госпожа Хандан просила их уйти, но они не послушались...
-Скажи матушке что я сам поговорю с ними... и позови Бекира, -приказал Ахмед и дождавшись своего верного слуги, принялся одеваться. Заметив что Нергис подошла к окну и осторожно выглянула из-за узорчатой ставни искусной работы, он подошел к ней и приобнял ее за плечи. -Собирайся в дорогу... мне приказано уехать из столицы сегодня же. Надеюсь что эти люди послушают меня... потому как они играют со смертью.
Всем в Стамбуле было известно насколько подозрительным стал в последнее время падишах и как он боялся заговоров против своего трона. Еще не хватало чтобы кто-нибудь умный донес об этом визите роты янычар... ведь тогда у султанского казначея могли быть крупные неприятности?
-Сынок... не выходи к ним, -взмолилась Хандан, увидев что ее сын взял у слуги подбитый мехом плащ и свой головной убор. -Эти люди не боятся ничего на свете... даже гнева Всевышнего - вдруг они навредят тебе??
-Успокойтесь матушка - мы ничего им не сделали, -ответил Ахмед. -Но они должны понять, что могут оказаться сейчас рядом с плахой, если не разойдутся. Я выйду и уговорю их вернутся в корпус с миром.
Молодой человек решительно открыл входную дверь и сразу оказался буквально в кольце янычар, что выстроились полукругом во внутреннем дворике дома его родителей. И прежде чем начать разговор Ахмед решил расставить точки над "и":
-Меня зовут Дамат Дженаби Ахмед-паша и я наместник одного из эялетов нашего падишаха - да продлит Всемилостивый и милосердный его дни на этой земле. Зачем вы пришли к дому моего отца с оружием в руках, словно собрались на войну?
-Мы приветствуем тебя, паша, -ответил янычарский ага, поклонившись Ахмеду. -У нас и в мыслях не было никакого зла тебе и твоей семье - мы хотели выразить соболезнования султанше. Ее привезли в Стамбул из Бурсы и держали во дворце как пленницу... так что у нас не было подобной возможности.
-Султанша о которой вы говорите вчера стала моей законной женой, так что не сможет выйти к вам и поблагодарить за доброе участие и сочувствие. Не гневите аллаха, аги, и ступайте с миром... Мы сейчас живем в такое время, что любой человек может расстаться с жизнью, если падишах усомнится в его преданности и верности, -произнес Ахмед, посмотрев на солдат. -Моя супруга просит вас вернутся в корпус и помолится за ее отца и брата.
Вместо ответа, янычары все как один поклонились паше и затем ушли из двора. Увидев это через окно, госпожа Хандан облегченно вздохнула и обняла своего сына едва только он показался на пороге. По счастью аллах был милостив и отвел возможную беду...
-Матушка, прикажите слугам готовить мой экипаж к отъезду. Я должен уехать из столицы еще до полудня, -обратился Ахмед к своей матери. -Жаль что отец уже ушел на заседание совета... передайте ему, что я напишу ему с первой же заставы?
-Хорошо, сынок, -кивнула женщина. -Значит ты даже не позавтракаешь дома? Сразу уедешь?
-Мы позавтракаем на заставе, матушка. Я должен как можно скорее вернутся к своим делам... и надеюсь, что отец позволит вам приехать навестить нас? -Ахмед нежно обнял свою мать. -Например весной? В Анкаре начнут цвести сады и будет очень красиво... а вы посмотрите мой новый дом.
-Я постараюсь приехать, если на то будет воля Всевышнего, сынок, -улыбнулась Хандан. -А до той поры - береги себя и не забывай писать мне?
Примерно полчаса спустя, женщина грустно вздохнула провожая взглядом экипаж своего сына и невестки и думая о том, принесет ли этот брак счастье ее сыну? Она не успела даже поговорить как следует с Нергисшах, но даже и без этого успела заметить, что султанша очень горда - сразу было понятно из какой она семьи. Сумеет ли она стать настоящей женой Ахмеду или он проведет свою жизнь, стараясь ей угодить? Ведь он всегда был добрым, хотя и умел показывать характер, если это было нужно - вот как сегодня, когда пришли янычары.
Ну а пока Хандан размышляла, Ахмед и Нергисшах успели выехать из города и по ухабистой дороге направились к Аташехиру - той самой первой заставе, о которой говорил молодой паша. Это был маленький городишко, в котором обычно меняли лошадей султанские гонцы, когда ехали с приказами в санджаки и эялеты. Именно здесь, на местном постоялом дворе, можно было переждать непогоду (снова начал идти противный мокрый снег) и заодно заказать себе трапезу.
Присев на подушку возле низкого столика, Ахмед принялся за вкусный и горячий плов, знаком отпустив слугу - он сам налил супруге в чашу прохладного щербета. Ему показалось, что она начала есть только потому что он приказал ей положить себе на тарелку какой-нибудь еды и позавтракать как следует.
-Я хотел по пути... если конечно позволит погода... показать тебе кое-что очень любопытное, -произнес паша, посмотрев на Нергисшах. Прошлой ночью она подарила ему себя, однако душа ее не стала принадлежать ему? Чтобы этого добиться, следовало очень постараться... но Ахмед был упрям не меньше чем его жена и никогда не пасовал перед сложными задачами. -Мне думается, что тебе должно понравится...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-29 00:34:05)

+1

5

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://68.media.tumblr.com/37a070aa5f1f9f902ba2221b3d276790/tumblr_o72adzPRJh1s4pr6ko7_250.gif[/AVA]
Время быстротечно. Кажется, еще совершенно недавно она находилась во дворце своего отца, радовалась жизни, и единственной ее заботой было лишь то, чтобы не опечалить и не осрамить отца, который позаботился о том, чтобы и его старшая дочь не осталась без должного образования. Конечно, она помнила, как тревожной было их последнее прощание, словно бы отец знал, что может и не увидеть своих детей и валиде снова. Но, разве она тогда могла что-то сделать? Вряд ли бы он послушал и ее тоже, если бы она умоляла его не отзываться на зов повелителя. Наверное, такова просто судьба – аллах каждому начертил его собственный путь, которому и должен следовать каждый. Теми или иными дорогами, он ведет сквозь терны к обещанной награде или наказанию.
Конечно, в чем-то Ахмед-паша был прав: пока еще было неизвестно, какое будущее ждет на них, их семью, которой суждено было родиться в этот день. Именно время покажет, чего стоило решение повелителя, без ведома которого в империи ничего не происходит. Одним своим словом он может, как наградить, так и наказать. И, по правде говоря, ей совершенно не хотелось становиться наказанием своему мужу, что не был ни в чем повинен. Не его вина, что выбор повелителя пал именно на него, как и не его виной было то, что произошло с ее прежней счастливой жизнью – в одночасье она лишилась не только своих мечтаний о блестящем будущем, дома, отца с братом, но и матери, которой оставалось лишь оставаться при Махидевран-султан. И если новый зять династии не знал наверняка это – потерять все, оказаться словно без почвы под ногами, то хотя бы старался утешить ее, как мог. И Нергисшах не собиралась отказываться от подобной возможности. Возможно, это одна из немногих милостей, что будет дарована им в этой жизни?
- Тогда, если времени не под силу утешить, станешь ли ты моим утешением? – тихо произнесла султанша, склонив голову для того, чтобы мужчина помог ей снять роскошную диадему, носить которую она привыкла уже давно. Нерешительно проведя пальцами по волосам, она собрала их на одном плече, прежде чем Ахмед приблизился, чтобы подарить ей первый их поцелуй.
Он был нежным и осторожным с ней той ночью, за которую она впервые за долгое время не обронила ни единой слезы, покорившись мужу, который помог ей избавиться от праздничной одежды, пусть даже согласно обычаям она сама должна была раздеться, представив этим возможность супругу наблюдать за ней. Но, у них будет еще в будущем еще время? Когда-нибудь она сможет принести в его дом радость, а не одну тревогу – все-таки, приближая и даруя свою милость, падишах не редко ставит перед своим подданным не одно испытание. И хотелось бы надеяться на то, что такие испытания более не потревожат Нергисшах. Уснув той ночью вовсе не от горькой усталости и собственного бессилия, султанша проснулась уже днем, когда заметила, что ее супруг уже собирается, а во дворе стоял какой-то шум.
- Что-то случилось? – осторожно спросила Нергисшах, не зная, пенять себя за собственную беспечность, которую она позволила себе впервые за долгое время, или сдаться на милость судьбы. Конечно, она не стала дожидаться ответа от  Ахмеда, не зная, медлит он затем, чтобы ответить ей или просто не желает говорить ей ни о чем, как дочери предателя. Выбравшись из-под теплого одеяла, она осторожно подошла к окну, едва касаясь пятками пола, что был прохладным. Увы, за окном погода тоже не была лучше, пусть даже она нисколько не мешала разглядеть целую роту янычар в их привычном парадном наряде.
В этот самый момент глаза султанши наполнились слезами – нет, она не забывала своего отца и брата, что стали жертвами интриг, но расчувствовалась в этот самый момент. Ей было все-таки приятно, что есть еще в этом мире люди преданные ее отцу, помнившие то, каким он был хорошим и достойным трона своего повелителя-отца, против воли которого он никогда не выступал. Тогда же Ахмед положил свои ладони ей на плечи, и Нергисшах не оставалось ничего другого, кроме как покориться воле мужа. Наживать неприятностей ему она не собиралась.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2mKgQ.gif[/float]- Хорошо, как скажешь, - произнесла она в ответ, тихо вздохнув при этом, прежде чем прохладной ладонью притронулась к руке своего мужа. – Я не задержу тебя в столице, и мы отправимся в путь вовремя,- добавила султанша, прежде чем отойти от окна, чтобы подойти к большому зеркалу, у которого находилась уже ее расческа и все необходимые ей вещи. Правда, как только послышался голос Ахмеда-паши из двора, Нергисшах не удержалась от возможности снова подойти к окну и посмотреть, а заодно и послушать, что он будет им говорить. После этого Нергис сразу же принялась за сборы и едва успела к тому мгновению, когда пора было уже выходить из покоев, ибо карета уже ждала. Она лишь остановилась на мгновение перед валиде своего мужа и поклонилась ей, после чего устроилась вместе со служанкой в экипаже, что должен был стать ей на время местом убежища.
- Вот мы снова в дороге, Эсма, - обратилась к своей служанке султанша, мысленно вознеся молитву аллаху, как этому ее и учила матушка, которую она вряд ли увидит снова.
Когда они остановились, по правде говоря, Нергисшах уже было подумала, что что-то снова случилось, но… дела обстояли многим проще. Бейлербей приказал остановиться на небольшой привал, поскольку мокрый и липкий снег усилился, сделав практически невозможным продолжать их путь. Зима в этом году пришла раньше и уже сейчас обещала быть холодной и суровой, пугая простых людей, о чем Нергисшах, конечно же, слышала от слуг, любившим поболтать о том, что происходит за пределами дворца. Так вот, люди верили в то, что такие преждевременные холода связаны с кончиной самого достойного шехзаде, что был любим в народе, не только янычарами. Лишь теплее укутавшись в свою теплую накидку, подбитую мехом, султанша вышла из кареты, в которой вела свое путешествие, и направилась вовнутрь уютного здания. Не смотря на то, что они отправились без завтрака в дорогу, она нисколько не чувствовала голода, но стоило Ахмеду попросить и себе положить в тарелку блюдо, как она выполнила, дабы не прослыть непокорной женой.
- Что именно ты хочешь мне показать? – удивилась Нергисшах, стоило только мужчине рассказать ей о своих намерениях. Наверное, если бы судьба не нанесла ей несколько столь сильных ударов, она бы не поспешила настораживаться, но нашла бы возможность порадоваться неожиданной приятности, как это произошло сейчас. – Мне интересно, - добавила она вскоре, чтобы скрасить свой, возможно, не самый мягкий тон, в котором прозвучал ее предыдущий вопрос.
– Послушай, Ахмед… - решившись поговорить с мужем с глазу на глаз, она накрыла его ладонь своей, тихо вздохнув. – Я ничего о тебе не знаю. Кто ты? – спросила она, опустив взгляд своих темных глаз на свою ладонь, немного сомневаясь в том, стоило ли ей прикасаться к паше. – Кто скрывается за званием бейлербея? Ты добрый человек, я это чувствую. Если есть что-нибудь, что я могу для тебя сделать, чтобы доставить тебе радость в знак моей благодарности – скажи, - добавила далее султанша, вновь вернув взгляд своему мужу, что был воистину таинственной личностью для нее. Все-таки он не был обязан обхаживать свою жену. Да и кто бы стал? Она лишь дочь опального шехзаде, до которой никому не будет дела. Кровь династии нельзя проливать – только поэтому она все еще живет и дышит, и вместо того, чтобы присоединиться к отцу и брату, была выдана замуж.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

6

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Жизнь так устроена, что Всевышний посылает людям разные испытания, чтобы испытать их веру и укрепить характер... но всем воздается по делам их? Нергисшах не заслужила тех тяжких утрат, что свалились на нее в сравнительно юном возрасте и все что мог сейчас сделать Ахмед - стать ей надежной защитой и опорой и постараться сделать так чтобы она забыла о своей печали. И он решил что будет идти к этому постепенно, узнавая свою жену так как читает редкую книгу - главу за главой, день за днем, не спеша и не обгоняя времени. Прошлого не изменить, а будущее находится в руках Всевышнего... однако человеку дано жить в настоящем и постараться сделать его наилучшим для всех его близких и родных людей. Именно этим и собирался заняться господин наместник еще по пути в старинную и прекрасную Анкару.
-Что именно ты хочешь мне показать? -поинтересовалась тем временем Нергис и расчет Ахмеда на женское любопытство сработал на все сто процентов. -Мне интересно...
-Если я тебе расскажу, то сюрприза не получится, -улыбнулся Ахмед. -Но я могу сказать, что это будет нечто очень красивое и в какой-то мере необычное. Уверен, что ты еще не видела ничего подобного.
Жизнь любой женщины из знатной семьи устроена так, что она мало что видит в своей жизни - и это без малейшего преувеличения. В детстве сосредоточием ее мира является дом родителей, после замужества - резиденция ее законного супруга. Путешествовать и узнавать что-то новое дано немногим... ведь как известно, хорошая жена должна заниматься своим мужем, детьми и домом и быть покорной и благодарной аллаху за все это. Так было заведено с начала основания Османской империи, однако Ахмед решил сейчас сыграть по собственным правилам и сделать небольшой крюк по пути в Анкару, чтобы путешествие запомнилось и понравилось его супруге. Для того чтобы она перестала печалится, нужны были новые хорошие впечатления и эмоции - и паша вовсе не собирался заставлять свою жену быть этаким красивым дополнением к своему дому. Ему очень хотелось показать ей привычный мир с новой стороны и тем самым рассказать о своем давнем увлечении историей. И едва только Ахмеду стоило подумать обо всем этом, как Нергис словно прочла его мысли и накрыв его руку ладонью, задала более чем неожиданный вопрос:
-Кто скрывается за званием бейлербея? Ты добрый человек, я это чувствую. Если есть что-нибудь, что я могу для тебя сделать, чтобы доставить тебе радость в знак моей благодарности – скажи...
-Я хочу лишь одного, Нергисшах - чтобы ты перестала грустить. Я знаю, что это непросто... но сегодня мы начали нашу совместную жизнь и ты больше никогда не будешь одна, -ответил паша. -Честно говоря... чем рассказывать, я лучше покажу тебе что я за человек - так будет намного проще, ведь правда? Сейчас...
Ахмед поднялся с мягких подушек и подошел к небольшому дорожному сундуку в котором обычно возил различные личные вещи. Открыв его, он достал небольшой замшевый кошелек и вернувшись к столу, высыпал на ладонь жены несколько старинных золотых монет - две византийские и парочку римских. Эти находки молодой человек сделал, когда отец брал его с собой в поход. Он собственноручно отчистил их и теперь монеты сияли как новенькие, напоминая о былом могуществе прежних великих империй.
-Посмотри на них... это словно послание из прошлого, говорящее о том как жили люди раньше, -тихо произнес Ахмед, усевшись рядом с женой. -Еще будучи мальчишкой, я мечтал заниматься наукой... и находить ответы на свои вопросы, когда мои учителя разводили руками, не зная что и сказать мне. Как бы странно это не звучало, но мир не ограничен только нашей империей - он огромен и интересен, а за Босфором есть великое множество разных государств со своей богатой историей. Как видишь, в военном походе я занимался не тем чем надо, как бы сказал тебе мой отец. Но увидев что-то интересное... древние развалины или что-то в этом роде, я уже не мог сдержать своего любопытства. Когда мы приедем в наш дом в Анкаре, ты обязательно увидишь все мои находки и надеюсь что они тоже понравятся тебе.
Вообще, рассказывать о своем давнем увлечении Ахмед мог часами и сейчас был рад тому что у него появилась благодарная слушательница - казалось, что Нергисшах на какое-то время забыла обо всех горестях? Она слушала своего мужа с таким вниманием и интересом... что паша буквально позабыл обо всем на свете. А когда прервал свой рассказ, то заметил что супруга словно бы увидела его в совершенно другом свете? В этот самый момент прекрасная султанша была такой желанной, что Ахмед не сдержавшись, подарил ей не один нетерпеливый поцелуй, несмотря на то что еще было далеко до наступления ночи.
-Ты сегодня расспрашивала обо мне... но я ведь тоже тебя совсем не знаю, -произнес Ахмед, после того как вместе с Нергис перебрался с подушек на полу в более удобную постель. -Я очень хочу узнать о тебе все... расскажи мне что-нибудь?
Обнимая жену, он нежно коснулся губами ее темных волос. Даже несмотря на то, что они совершенно не знали друг друга, им было очень хорошо вместе и Ахмеду не хотелось бы потерять этого удивительного чувства единения. И похоже, что его прекрасная госпожа тоже успела уже распробовать супружеские ласки на вкус?
-Что угодно... потому что ты сейчас для меня как закрытая на хитрый замок интересная книга. И я готов сделать все что угодно, лишь бы подобрать к этому замку верный ключ...
Как легко можно догадаться, наступившую ночь молодая пара провела не только в разговорах об истории и прошлом, так что забыться сном они смогли лишь поутру. Так что усевшись в экипаж, Ахмед едва сдерживал зевоту, как впрочем и его супруга, что было наверное очень смешно со стороны. И выполняя свое обещание, он приказал своим людям ехать к еще одному небольшому городку, на холме возле которого располагалась старинная крепость византийских времен, очень хорошо сохранившаяся с тех давних дней. Так что добравшись до желанной цели уже где-то около полудня, паша сказал жене одеться потеплее и повел ее посмотреть на древности. Пройдет совсем немного времени... и Нергис запомнит для себя, что при ее супруге лучше не говорить о каких-то старинных руинах, подземельях и прочих интересных древностях - а пока что, она с интересом следует за ним, пока они не окажутся в кольце полуобвалившихся древних стен.
-Ну как тебе это? -Ахмед довольно улыбнулся с таким выражением лица, словно он сам построил все что сейчас можно было наблюдать вокруг. -Там где мы сейчас находимся, раньше был главный зал этой крепости - видишь направляющие стены? А в дверном проеме сохранились даже частицы дерева, из которого был сделан дверной косяк.
От дверей "зала" сохранилось лишь несколько камней, обозначающих их былое местонахождение - но Ахмеду и этого достаточно чтобы рассказать жене, каким было убранство старинной крепости. По крайней мере Нергис слушает его с неподдельным интересом и в отличии от Мехмеда-паши не говорит сейчас с сожалением, что-то вроде: "уж лучше бы ты серьезно занимался политикой...". Но политика может и подождать, а пока что наместник заканчивает свой рассказ и ставит финальную точку, нежно коснувшись губами щеки Нергисшах.
-Что ты скажешь обо всем этом? В Анкаре тоже есть много интересного... и если ты захочешь, можем посмотреть все вместе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-29 04:24:07)

+1

7

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mKTa.gif[/AVA]
Приято считать, что одной рукой Аллах дает, а другое забирает. Вот и сейчас, Нергисшах подумала об этом. Именно так и говорил ей когда-то отец, посадив ее у себя на коленях, когда она была еще совсем маленькой. Но, могло ли так случиться, что отняв у девушки все то, что у нее было, он подарил ей всего лишь надежного союзника, которому важна была вовсе не богатое приданное султанши, которое наверняка падишах за нее выдал, но ее улыбка и хорошее настроение, о котором он сейчас же заговорил, стоило ей только спросить, чем может отплатить ему взамен на него доброту. Вот только правда состоит в том, что бескорыстные цели требуют не звонкой монеты, не приданого и далеко не нового звания, которое может получить, приблизившись еще на одну ступеньку ближе к источнику власти – к самому владельцу всех морей и континентов, в руках которого власть забрать жизнь и помиловать. Так что, совершенно ненамеренно, султанша усмехнулась своему мужу, прежде чем тот решительно поднялся и направился к одному из сундуков, что стояли в покоях, где они остановились, дабы переждать эту непогоду.
Наблюдая с неподдельным интересом за тем, как он роется в своих вещах, она не имела даже малейшего представления о том, что он мог искать там. Ну, а когда он опустила на подушку рядом с ней, уже намного ближе прежнего, Нергисшах оглянулась на него, припомнив мгновение той ночи, что они провели вместе. Казалось, еще немного и она поддастся порыву и нарушит то небольшое расстояние между ними, но вовремя опомнилась, когда Ахмед-паша заговорил, уложив на ее ладони старинные монеты, у которых, как оказалось, была целая история позади, которую он принялся ей рассказывать. Конечно, султанша не подумала остановить своего супруга, что так увлеченно начал рассказывать ей о том, чем был занят в одном из походов. И пусть он не сказал и слова о своем занятии, она прекрасно поняла, чем он интересуется. Нет, не золотом, а древностями и старыми историями, которые умеет увлекательно рассказывать. Ведь завладев ее вниманием, паша рассказал достаточно интересный рассказ, на который у его молодой супруги был свой любопытный вопрос:
[float=left]http://68.media.tumblr.com/7e6c8b68f4ecc074b8562ab9fa92df8f/tumblr_o1qhrncWOs1t90n46o8_250.gif[/float]- Хм, как интересно, - ответила она, позволив своим губам вновь изобразить улыбку. Только на этот раз она была уже более мягкой и доброй, нежели вымученной и грустной, чем прежде. – Если твой отец говорит, что ты занимаешься не тем, чем надо, как ты тогда стал бейлербеем? Другие тратят жизнь на то, чтобы добраться до такого высокого поста, - продолжила султанша, но вместо ответа на свой вопрос, получила самый настоящий, пламенный поцелуй, оторваться от которого было практически не возможно. В прочем, они-то и не отрывались, прямиком на подушках возле их обеденного стола, она отдалась своему мужчине, почувствовав на этот раз больше удовольствия, чем предыдущей ночью. Тем более, она теперь чувствовала, что не только отдает себя в этот сладкий момент близости, дарованный им в законном браке, но и берет взамен какое-то особенное ощущение, ранее не известное ей.
Возможно, если бы матушка имела возможность подготовить ее лучше к замужней жизни, что пришла для нее так неожиданно,…
Возможно, если бы все было иначе…
Нергисшах знала бы, как обозначить свои чувства в тот самый момент нежности и страсти, что согревала ее тело лучше любой меховой накидки, в которой она путешествовала в эти холодные дни следом за своим мужем к своему новому дому.
В прочем, она могла и не оказаться здесь, в объятиях Ахмеда, если бы волей Аллаха ей была уготована иная судьба, как и ее близким. Разве нет?
Укрывшись теплым одеялом, Нергис положила свою голову на грудь мужу, прикрыв глаза. Она не пыталась сейчас думать о чем либо, а лишь слушала размеренное сердцебиение мужчины, от которого теперь будет зависеть полностью ее будущее. Какая-то доля ее сознания давалась диву, как ловко подгадал султан Сулейман с выбором зятя, поручив в ее надежные руки, а другая все еще сердито огрызалась на свою участь, не желая довольствоваться коротким мгновением забвения. Смириться с судьбой будет не просто – но рано или поздно, она сможет. Уж в этом султанша была теперь уже уверенна. Приподнявшись на локте, она посмотрела на своего мужа, что жаждал тоже узнать что-нибудь о ней. Но, что могла рассказать султанша?
- У меня была самая обычная жизнь в гареме отца, где единственным развлечением могли стать либо сплетни наложниц, либо рукоделие. К счастью, мне повезло, и я смогла обучаться всему, что мне было интересно, что заставило немного поволноваться мою валиде, - без желания похвастать своими, возможно, более скудными знаниями, чем у паши, рассказала она ему. - Всю свою жизнь я провела возле своей матери, Айше-хатун, что пыталась обучить меня своему родному языку, а также валиде моего отца, Махидевран, - продолжила свой рассказ султанша, подозревая, что какая-то часть ее биографии все же могла быть известна кому-то вне дворца. В прочем, может быть, она ошиблась? – Но, насколько я могу судить, из попыток матери не так уж и много получилось. Я родилась в Манисе, и никогда не была раньше в том дворце, который мой отец считал домом. Он говорил, что однажды возьмет меня с собой, покажет в нем все. Но, прежде мы сменили дворец Манисы, на Амасью, а после он так и не смог взять меня в столицу с собой, - с долей сожаления она вспомнила об отце, тяжко вздохнув при этом. – Не подумай, что мой отец замышлял что-то и готовил восстание – он просто очень любил Стамбул и дом своего отца, из которого в последнее время он возвращался, если ездил туда, с тяжелым сердцем. Наверное, я просто была слишком глупой, чтобы понимать, к чему все идет, - добавила она, прежде чем опуститься на подушку рядом с супругом, которому оставалось только отогнать серые тучи воспоминаний, вновь собравшиеся над ней, из-за чего вся ночь оказалась бессонной.
Уже по утру, когда они вновь отправились в путь, собравшись, Нергисшах узнала, что Ахмед продолжит свой путь нынче с ней в карете, где продолжал развлекать ее своими рассказами жену, не смотря на то, что был также уставшим, как и она.
- А вы, султанша, кажется, поладили с пашей, - тихо произнесла служанка, поделившись своими радостными наблюдениями с несколько переменившейся в лице госпожой. Правда, Нергис сделала вид, будто не расслышала этих слов. Тем более, Ахмед звал ее выйти из кареты следом за ним – впереди был тот самый сюрприз, о котором он ей вчера говорил.
- Времени все подвластно, - наблюдая за старыми руинами, которые супруг решил показать ей, произнесла султанша. – А ведь когда-то это был чей-то дом. Интересно, от нашего дома когда-то тоже останутся только руины? – произнесла она, находясь в объятиях своего мужчины, и в то же самое время, держа в своей руке те несколько старинных монет, которые он ей показывал вчера. Позабыв обо всем на свете, они остались лежать на столе, и только этим утром, готовясь продолжить свой путь, Нергисшах собрала их, но так и не вернула.
- Кстати, паша, у меня есть кое-что, что принадлежит тебе, - произнесла она, достаточно серьезно, прежде чем показать ему монетку. – Это был твой свадебный подарок? – нахмурившись, спросила она у Ахмеда, желая его немного подзадеть и посмотреть на его реакцию. Конечно, он мог и рассердиться на нее, но пока он этого не сделал, султанша не желала останавливаться.

[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

8

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Наблюдая за тем с каким интересом Нергис оглядывалась по сторонам, видимо стараясь себе представить настоящий старинный зал во всем блеске его великолепия, Ахмед не мог не радоваться. По крайней мере на какое-то время, ее прекрасные темные глаза покинуло выражение вселенской тоски и только от бейлербея зависело, вернется ли оно вновь...? Ему в этот самый момент думалось, что с появлением прекрасной султанши, все в его жизни наконец-то встало на свои места - как и должно было быть. Так часто ускользавший смысл этой самой жизни совершенно неожиданно и очень просто открылся Ахмеду в объятиях самой красивой на этом свете женщины и он решил что добьется ее любви.
Ведь удачное начало уже было положено, разве нет?
-А ведь когда-то это был чей-то дом. Интересно, от нашего дома когда-то тоже останутся только руины? -произнесла тем временем Нергис и молодой человек подошел к ней и приобнял, притянув ближе к себе. Пусть это было несколько недопустимо вне собственного дома, но кто мог бы помешать им сейчас? Разве что призраки прежних обитателей старой крепости, что давно уже затерялись в прошедших веках, как и великая империя на осколках которой родилось великое Османское государство.
-Знаешь... мне бы хотелось думать, что наш дом избежит участи стать подобными руинами с обвалившимися стенами, -улыбнулся Ахмед. -Он будет хранить тепло и уют для наших детей и внуков - а почему бы и нет? И пусть это не дворец, но тоже заслуживает того чтобы невредимым пройти через время и стать напоминанием о счастливых годах.
-Кстати, паша, у меня есть кое-что, что принадлежит тебе, -едва только Ахмед закончил свою фразу, султанша продемонстрировала ему одну из старинных монет - о которых он благополучно уже забыл. -Это был твой свадебный подарок?
-Мой свадебный подарок ожидает тебя в нашем доме, -ответил молодой человек. -А эти монетки... давай сделаем их залогом счастья и удачи для нас обоих? Оставь их у себя и пусть они будут напоминанием о нашем первом совместном путешествии.
Прежде чем вернутся к экипажу, Ахмед воспользовался удобным случаем, чтобы поцеловать Нергис, навсегда запомнив этот чудный морозный день и блеск инея на древних камнях византийской крепости. Но надо было ехать дальше, что новобрачные и сделали - и спустя несколько дней, благополучно достигли Анкары и въехали во двор старинного дома, окруженного садом и конечно же высоким забором. Как и говорил уже Ахмед, это был далеко не дворец, к которым привыкла его супруга, однако дом все же был удобным, уютным и лишенным какой-либо вычурности. Во всяком случае Ахмед был доволен, когда получил его вместе со своей новой высокой должностью.
-Господин, добро пожаловать домой, -поздоровалась с Ахмедом домоправительница, когда вся челядь вышла встречать его. -Я получила ваше письмо и все приготовила как вы хотели. Госпожа - позвольте поприветствовать вас в вашем доме.
-Замечательно - распорядись чтобы внесли все вещи, а я пока покажу султанше наш дом, -кивнул Ахмед и подав руку жене, повел ее на небольшую экскурсию. Естественно, он сразу же сказал Нергис, что она может менять все что угодно, по своему усмотрению, благо что у него не было времени заниматься всеми комнатами. Как следует обустроена была спальня Ахмеда, его кабинет, кухня и большая комната, в которой следовало принимать гостей. Все остальное осталось в таком виде, как было при прежнем владельце особняка. -Как видишь, места в доме полным-полно, несмотря на то что он не так велик как любой из дворцов что ты видела. Но может быть... здесь тебе понравится больше? Я бы очень хотел надеяться на это...
Показав все комнаты, бейлербей повел супругу в свой кабинет, где было на что посмотреть, даже человеку далекому от науки - потому как именно здесь Ахмед и хранил свои драгоценные находки. Кроме шкафов со старинными книгами, было еще два, в которых молодой человек расставил старинную керамику и разложил монеты, подобные тем что показывал жене. Увы, но из-за всех дел, связанных с управлением эялета, у Ахмеда теперь не было времени заниматься своим давним и любимым увлечением, так что пока что пришлось сделать вынужденный перерыв в научных изысканиях. И пока Нергис разглядывала небольшой "музей" древностей, что устроил ее муж, он вспомнил о своем подарке и достал из потайного шкафа небольшую шкатулку.
-Когда я узнал о том что женюсь, я и представить не мог, какой дар судьбы мне приготовил Всевышний, -улыбнулся Ахмед, прежде чем вручить свой подарок супруге. -Мне очень хотелось подарить эту вещь женщине, которая сделает меня самым счастливым человеком на этом свете... и я действительно стал очень счастлив за те несколько дней что мы провели вместе. Ты даже не взглянула на подарок, что прислал тебе Повелитель... но может быть мой больше придется тебе по вкусу?
В шкатулке лежали изумительной красоты и работы изумрудные серьги и ожерелье им под стать, достойные красоты супруги наместника. Подняв крышку шкатулки, Ахмед протянул ее Нергисшах, надеясь что ей понравится его выбор.
-Говорят, что змея, взглянувшая на изумруд сначала плачет, а затем теряет зрение, будучи не в силах бороться с магией этого камня, -продолжил молодой человек. -Он приносит здоровье и удачу тому кто его носит и охраняет от всякого зла... Эти камни фамильная драгоценность моей семьи и они ничуть не хуже тех, что подарил тебе сам Повелитель.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-30 01:36:56)

+1

9

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mKTa.gif[/AVA]
О, насколько непредсказуемой была жизнь человеческая! Сегодня ты владыка мира, перед тобой склоняет голову весь мир, тогда как уже завтра приходит новый, сильнейший повелитель, подчиняет твои владения, лишая тебя всего, и приносит своей саблей конец твоей империи – да, пожалуй, именно таким было основание великого Османского государства, перед которым склонили головы на всех трех континентах. Для того, чтобы оно зародилось и разрослось, пришлось повергнуть неверных и подчинить их своей воле, испепелить их прежнюю жизнь, взамен которой у них был выбор принять новую. Наверняка не пройдет и года, как султан решит пойти за новыми землями, чтобы не только расширить границы своего мира, но и распространить свою религию среди неверных. Это ли не самая высшая цель перед каждым падишахом – дойти до Рима и пополнить им свою сокровищницу? Придет черед, и империя Османов, основанная на руинах старой Византии, превратит не один дом в руины – именно об этом подумала молодая султанша, спрашивая своего мужа о руинах, которые напоминали не только об изменчивости жизни или о том, как постепенно время подчиняет своей воле даже самый прочный камень. Ждал ли конец их славного государства теперь, когда ее отца, надежды всего османского государства, не стало? В прочем, судить об этом было еще слишком рано. Однако, в какой-то степени, Нергисшах-султан было проще полагать, что после правления ее прославленного деда в империю придет не самое лучшее наследие, оставленное интриганами. Ведь именно тогда все до единого поймут, как много потеряло государство из-за недоверия отца к сыну.
Только стоила ли судьба целого государства нескольких искалеченных судеб и отнятых жизней?
Может быть, да, а может быть, и нет.
Но, Ахмед понял вопрос своей супруги несколько иначе. Он рассматривал ее вопрос именно так, как она его озвучила, не пытаясь отыскать в нем тайный смысл – или попросту не желая видеть того, что вертелось практически на самом кончике ее языка. Паша говорил об их доме, рисуя перед ней самые обычные, казалось бы, картинки, в которых не было больших политических планов – только их семья, тепло их очага и, наверняка, дети, которые станут истинной наградой Аллаха им обоим. И, пожалуй, именно сейчас султанша хоть отдаленно поняла желание наложниц из гарема своего отца родить ребенка. Каждой наложнице в гареме ее отца (да и не только в нем) хотелось посвятить себя маленькому плоду любви, кратковременной или более длительной, не важно. Каждой женщине ведь важно заниматься детьми – растить их и воспитывать, вкладывая частичку своей души в каждого из них, если Аллах благословит. Правда, пока ей удается очень ловко уйти от подобных мыслей, отвлекая Ахмеда от руин и разговоров об их доме и семье, что была основана вовсе не ними. Она почти заигрывает с мужем, что еще вчерашним утром был для нее незнакомцем, вошедшим в ее жизнь так неожиданно.
- Хорошо, я сохраню их, - соглашается султанша на предложение мужа, надеясь, что он не подумал, будто его жену заботят одни лишь подарки. – Я прикажу какому-нибудь ювелиру сделать из них для себя украшение. И буду их носить в знак памяти об этом дне, - добавила она, прежде чем паша подарил ей нежное прикосновение губ. Этому поцелую не мог никто помешать, даже прохладный ветер и снег, снова начавший плавно опускаться на землю.
Наконец, оторвавшись от губ Ахмеда, Нергис оглянулась по сторонам, желая запомнить ту природу, что вела борьбу с древними руинами, а после ее темные глаза взглянули на небо: «Папа, надеюсь, ты рядом, ты видишь и слышишь, как бьется мое сердце…». Конечно, тот же час они продолжили свой путь к столице эялета. И пока они добирались до Анкары, у султанши было достаточно возможностей познать своего мужа, поговорить с ним  и узнать не только много интересного из истории, но и много о том, как достался ему пост наместника. Мужчина даже позволил своей жене сесть на лошадь, когда улучшилась погода, пусть немного и ненадолго. Однако эта поездка верхом доставила много удовольствия девушке, которая более не чувствовала себя одинокой, затерянной и никому не нужной. Наверное, именно в этой поездке, даже не в их спальне, когда они были предоставлены сами себе, Нергисшах позволила овладеть своим сердцем чувству, что мало-помалу начало отвоевывать себе места у тоски и печали.
Когда же дворец наместника показался ей, она сразу же заметила разительные отличия между дворцами шехзаде и ее деда-повелителя. Хотя, можно с уверенностью утверждать, что он также многим отличался от других зданий знати. И, быть может, сможет стать ей настоящим домом, в котором будут расти ее дети, будет радость и не будет месту грусти – разве, что только самую малость…
- Здравствуй, калфа, - поприветствовала Нергисшах управляющую прислугой в ответ, как только та обратилась к ней. Теперь женщине предстояло начать разбираться в домашних делах – заняться этим дворцом, чтобы он был по-настоящему уютным и смог отражать все то, что так ей нравилось в этой жизни и наверняка ей для этого придется в полной мере положиться на услужливую прислугу. – Позже, отдохнув из дороги я хочу увидеть также и всех слуг, - огласила о своем желании молодая супруга, подражая полностью валиде своего покойного отца. Махидевран-султан прекрасно умела обустроить быт любого дворца, в котором бы не приходилось жить их семье. И пусть она не была готова абсолютно ко всему, все-таки молодая госпожа желала не опускать рук и немедленно приняться за управление, пусть даже она пока даже не имела малейшего представления о том, какие были тут порядки.
Отправившись вместе с Ахмедом осматривать дворец, Нергисшах с любопытством изучает каждый уголок покоев, в которые они заглядывают, предполагая, что могла бы устроить там. Где-то просилась настенная роспись, где-то следовало давно уже заменить выцветшие ковры или просто заменить занавески. Но, пока она лишь присматривается, как это делала обычно ее любимая бабушка, что во многом повлияла на нее. Оказавшись в библиотеке или же кабинете своего мужа, Нергис постаралась сравнить то, как он отличался от личного кабинета ее отца, в котором не было места ничему лишнему. У Ахмеда же, нет, не царил хаос и беспорядок – скорее все было с точностью да наоборот, у него был свой порядок, в котором находилось место каждой интересной находке. И пока она присматривалась, паша подготовил тот  самый подарок, о котором ей говорил еще на руинах.
- Ахмед, - мягко обратилась она к мужу, скользнув взглядом по прекрасному изделию, что могло украсить любую женщину, - важен не так подарок, как тот, кто его преподносит, - ответила султанша своему супругу, стоило только ему напомнить о той шкатулке, что ей передал султан Сулейман. – Я была бы рада любому твоему подарку, что бы ты мне не решил подарить. Ведь не может быть дара ценнее, чем забота и доброта, а именно этим ты меня окружил в последние дни, - плавно повернувшись к мужчине спиной, убирая на бок волосы, чтобы он мог надеть ей на шею украшение, тогда как сережки она уже самостоятельно надевает, одну за другой. – Я распоряжусь на счет хамама? – спросила она, повернувшись лицом к супругу, чтобы он смог понаблюдать за тем, как идет ей изумрудное украшение. – Дорога была долгой и не простой, - добавила она немного нерешительно, в полной мере осознавая, какая именно роль женщины была в хамаме подле ее супруга. Ей следовало не самой наслаждаться приятным расслаблением, но позаботиться о своем муже. Кажется, именно в хамаме на ее мать обратил внимание отец, выделив ее среди других своих наложниц? И пусть у Ахмеда нет гарема, раз уж он зять династии, она сама должна была помочь ему умыться, как и полагалось хорошей жене. Ну, и конечно же, отблагодарить мужу за его щедрость и доброту.

[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-12-30 18:02:59)

+1

10

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Ты тень кинжала на моей груди,
Ты сгусток крови, приступ боли,
Ты корабля крушенье.
О, море, погоди
Тянуть меня в свою пучину.
Моя кончина –
Предвкушенье.
Воскрешенье впереди.

Наверное каждая женщина вступающая в законный брак, молит Всевышнего о добром и понимающем мужчине, что станет с любовью и заботой относится к ней? Увы, но не все молитвы, как водится, бывают услышаны и не все люди получают о чем мечтают. Так уж вышло, что Ахмеду суждено было родится единственным ребенком у своих родителей и потому матушка, вечно боявшаяся за свое драгоценное чадо, воспитала его слишком добрым и мягким по характеру человеком. Он был именно тем идеальным мужем, о котором втайне мечтает любая невеста - и женившись, прежде всего поспешил окружить свою супругу заботой и вниманием, а еще позволить ей стать главной в своем доме и менять все что захочется по своему усмотрению. Возможно, кто-то может сказать что это было в корне неправильно... но увидев один раз полные печали глаза Нергис, Ахмед дал себе слово, что сделает ее счастливой. Ей не придется сетовать на выбор, что сделал за нее Повелитель - и после всех житейских бурь, что обрушилась на голову молодой султанши, ей пора было уже оказаться в тихой и спокойной гавани?
-Конечно, -паша согласно кивнул, когда его супруга предложила распорядится приготовить хаммам. -Я сейчас просмотрю важные письма что пришли пока меня не было в городе и присоединюсь к тебе.
Поцеловав Нергис, Ахмед направился в свой кабинет, где секретарь с поклоном передал ему все важные письма и приказы, что были доставлены в отсутствие наместника. И разбирая их, молодой человек вспомнил о еще одной важной вещи, которую следовало сделать незамедлительно... Он вспомнил о том как его супруга говорила о своей матери и решил собственноручно написать письмо Повелителю и попросить разрешения пригласить ее в Анкару - а если же великий султан не сочтет подобное возможным, то хотя бы позволить Нергисшах изредка писать матери и бабушке в Бурсу. Ахмеду не верилось, что покойный шехзаде действительно был виновен перед своим отцом-повелителем, однако даже если допустить подобную возможность, его мать и одна из наложниц не были причастны к чему-то подобному.
-Найди надежного и верного гонца и отправь это письмо в Стамбул как можно скорее, -распорядился наместник, запечатав пергаментный свиток и положив его в специальный футляр. -Скажи что я не буду скупится на вознаграждение.
Ахмед прекрасно знал, что Нергис не стала бы писать подобных писем человеку, что лишил ее родных и близких людей и он мог ее понять... но понимал так же и то, что сейчас нельзя было сердить всесильного султана, в руках которого были жизни его подданных. Если из его затеи ничего не выйдет, то он не станет рассказывать жене о своих хлопотах... если же получится - то значит матушка султанши сможет переехать в Анатолию и быть рядом со своей единственной дочерью. Эялет расположен далеко от дворца и следовательно здесь Айше-хатун сумеет найти свое утешение и убежище от политических интриг, что сгубили покойного шехзаде.
Разобравшись со всеми делами и разослав приглашение на завтрашнее собрание пашам из совета, Ахмед поднялся из-за стола, прежде чем одна из служанок сообщила ему что хаммам приготовлен. Судя по всему, султанша уже успела переговорить с прислугой и объяснить чего ожидает от них? Улыбнувшись собственным мыслям, молодой человек подумал о том что завтра же пришлет к супруге главу ремесленной гильдии, чтобы она могла распорядится обо всех нужных мастерах для благоустройства дома. Тогда Нергис определенно будет некогда грустить о прошлом? Пожалуй именно этого Ахмед и желал добится, прекрасно зная что занимаясь делами человеку свойственно отключаться и хотя бы ненадолго забывать о своих горестях.
-Как же здесь хорошо..., -улыбнулся Ахмед, усевшись в мраморный бассейн с горячей водой и взяв с серебряного блюда пару сочных виноградин. -Аллах свидетель - я хотел как можно скорее вернутся в Анкару... никогда не любил Стамбул.
Протянув руку жене, он притягивает ее к себе, попутно сняв простыню, которой Нергис благопристойно укрыла свое тело, как и полагалось по обычаю - но сейчас они были совершенно одни, так почему бы не позволить себе немного больше вольностей? Очень трудно сдерживаться, когда рядом божественно красивая женщина, так что Ахмед даже и не пытается это сделать, усадив супругу к себе на руки.
-Завтра мне придется ненадолго покинуть тебя утром, -шепнул паша, притянув свою прекрасную султаншу ближе к себе. -А потом, если захочешь, повезу тебя посмотреть город... он красив даже зимой и недавно я затеял немного обновить местную мечеть. Старая кладка в одной из стен начала трескаться, так что ремонтные работы сейчас идут полным ходом. Кроме мечети еще идет строительство обители для бедняков, где каждый страждущий сможет найти себе приют и утешение. Так что в Анкаре есть много интересного и город живет полной жизнью, не хуже столицы.
Рассказывая обо всем что вскоре предстояло увидеть султанше, Ахмед не забыл дразнить ее нежными, но весьма нетерпеливыми поцелуями, скользя ладонями по ее телу. Успев уже распробовать каким приятным может быть на вкус взаимное удовольствие от близости, они не стали медлить и поддались обоюдному желанию. Так что обняв свою супругу, господин наместник быстро позабыл о делах, которые могли подождать до завтрашнего дня, тогда как сейчас ему хотелось полностью растворится в объятиях желанной для него женщины.
-Помнишь как ты сказала мне несколько дней назад, что можешь стать моим наказанием? -тихо сказал мужчина, позволив жене самой выбрать ритм их совместных движений. -Если это наказание... то я хочу чтобы оно никогда не заканчивалось для нас обоих. С того самого момента как я увидел тебя, мне суждено было навсегда потерять свой покой. Отныне ты будешь смыслом моей жизни, путеводной звездой... всем на свете.

* эпиграф - фрагмент стихотворения Низара Каббани

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-30 23:44:52)

+1

11

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mKTa.gif[/AVA]
Ничто так не обжигает, как ты...

С какой стороны не посмотреть, а жизнь не стоит на месте. Даже если мы теряем кого-то очень важного в своей жизни, время не останавливается, а колесо Фортуны не прекращает своих поворотов – кому-то в очередной раз достается власть и лесть, что ступают рядом друг с другом, кому-то вечные муки совести, а кому-то теплый очаг и вера в лучшее. Нергисшах-султан сейчас уж очень надеялась, что наконец-то сможет обрести свою тихую гавань в доме паши, которого не она себе выбрала. Да, действительно, выбор никогда не принадлежит султаншам. Его делают вместо них, награждая кого-то милостью, а кого-то наказывая. Все-таки быть мужем султанши – госпожи по праву своего рождения, в жилах которой течет кровь великой династии, на самом деле, не просто. Госпожа ведь никогда не склонит голову даже перед собственным мужем; она – хозяйка дома, за ней остается окончательное решение всему, что бы ни случилось. И дело тут вовсе не в том, как обучили султаншу. Дело в том, что с самого рождения она знает, какие были у нее славные предки. Именно поэтому не редко быть избранным мужем для султанши – роль не из легких. Покорить такую женщину оказывается не каждому по плечу, не говоря уже о том, что такой выгодный брак открывает доступ к совету дивана – и тут уже путь только один. Хочешь или нет, а обратного пути нет, ты продолжаешь служить государству, приближаясь к самому большому возможному источнику власти – печати великого визиря, которая является и наказанием, и вознаграждением.
На самом деле, Нергисшах-султан не рассчитывала когда-нибудь возвращаться в Стамбул. Как бы ни сложилась жизнь в столице эялета, которым управлял ее муж, она лелеяла надежду на то, что больше не увидит стен дворца, что видел ее слезы и боль потери отца и брата. Она надеялась остаться здесь, в этом доме и создать свой мир для мужа и детей. Ведь в отличие от любой другой султанши, Нергисшах знала, чего стоит доброта и желала не просто отплатить добром на доброту. Она хотела добиться куда большего, чего не светило ни одной из наложниц и рабынь в гареме ее отца. Девушка хотела быть любима, ведь любовь согревает душу и сердце даже в стенах самого бедного дворца. Именно желая быть любимыми, наложницы надеялись всего на одну ночь с шехзаде или повелителем, ведь тогда они могли обрести что-то больше чем новый дом, новую веру в себя и силу выстоять против любых препятствий. Именно любовь повелителя смогла сделать из обычной рабыни и наложницы госпожу, что осталась безнаказанной за свои интриги, отнимавшие каждый раз все больше жизней.
Но, Аллах ей судья?
Сейчас султанша направляется в покои, которые будет делить со своим мужем. Именно здесь находит ее главная калфа, а также Эсма, прибывшая в Анкару вместе с ней.
- Вся прислуга уже ждет на вас, султанша, - поклонившись султанше, доложила главная калфа дома, на что Нергисшах согласно кивнула.
Подойдя к сундуку, который подарил ей повелитель, девушка открыла его. Решение осмотреть подарок, сделанный повелителем, было совершенно спонтанным. Ведь она не намеревалась надевать хоть что-либо из тех украшений, что были преподнесены ей. У нее уже был достойный подарок, который она была намерена носить как можно чаще. Впрочем, султанша и не могла раздать те украшения, что ей подарил султан – увы, но если он, не приведи аллах, почтит их дом своим присутствием, можно будет поставить под удар будущее своего мужа. А сделать нечто подобное своему доброму супругу, она не собиралась. Поэтому, закрыв сундук с множеством украшений, Нергисшах повернулась лицом к служанкам, дожидавшимся ее указаний.
- Сейчас я выйду в зал, где ожидает меня прислуга и дам некоторые распоряжения. А ты, Эсма, поможешь мне, вот с чем… - дальнейшие указания своей верной служанке султанша оставила с глазу на глаз.
Выйдя из покоев, султанша сразу же направилась к тем покоям, где была собрана вся прислуга – она могла насчитать по меньшей мере человек двадцать. Обойдя взглядом каждого из присутствующих, султанша на какое-то мгновение задумалась, а после обратилась к каждому из собравшихся в этой комнате.
- Что же, все вы знаете, что я – Нергисшах-султан, дочь покойного шехзаде Мустафы, да упокоит Аллах его душу, - произносит девушка, наследуя манере речи своей бабушки, которая мудро управляла дворцом своего сына и его гаремом. И пока султанша говорит эти слова, многие соглашаются, тихо отвечая положенное «аминь». – С этой поры, все, что происходит в этом дворце – должно происходить по моей воле; ничто не может происходить без моего ведома, и моего указания. У каждого будет своя часть работы, за которую будет отвечать – и не приведи аллах, если я узнаю, что кто-то будет отлынивать от работы. Каждый будет получать должную благодарность за свои труды. Сегодня, я приготовила подарки для каждого, но впредь – их нужно будет заслужить. Эсма раздаст позже все. Сейчас же, я желаю, чтобы для нас с Ахмед-пашей был приготовлен хамам. И как можно скорее, - произнесла султанша, после чего устроилась на небольшом диванчике под окном, после чего слугам было приказано выстроиться в очередь и дождаться подарка, которым была пара золотых монет из личных средств султанши. Они у нее остались еще из Амасьи, откуда она спешно уезжала в столицу.
Спустя некоторое время ей доложили, что хамам готов, и султанша направилась именно туда готовиться к приходу мужа. Расставив вазы с фруктами так, чтобы они не мешали, и до них было проще дотянуться, Нергисшах обмоталась полотенцем, дабы благопристойно скрыть свою наготу перед глазами служанок и мужа, что не заставил себя ждать. Жестом отпустив прислугу, султанша в первую очередь взялась за растирание ароматного масла в кожу паши, сидя на бортике бассейна, прежде чем погрузиться в теплую воду всем телом. И тогда уже, у нее не оставалось никакой возможности противиться желанию мужчины, что притянул ее ближе, избавившись от полотенца.
- Я очень рада слышать, что тебе понравилось, - произносит она, сидя на коленях у Ахмеда, что принялся рассказывать ей о своих планах на ближайшее утро и день. И, может быть, султанша рассказала бы своему деятельному супругу все, что собиралась сделать уже завтра утром, но… не смогла. Лишь стон сорвался с ее губ, прежде чем она плавно опустилась на него, желая уже насытить свое желание, которое лишь раскрепостилось при помощи требовательных прикосновений и поцелуев, дарованных друг другу. – Надеюсь, что так оно и будет, и ты никогда не пожалеешь о том, что ты сказал мне такие слова, Ахмед, - только прошептала в ответ султанша, прежде чем прикрыть глаза от истинного наслаждения, отрываться от которого просто не хотелось. Они провели в хамаме еще достаточно времени, чтобы уйти оттуда уже в то время, когда жара было не достаточно, а вода начала остывать. В прочем, в их расположении был еще не один час. Тем более, что вкусный ужин, также дожидался на небольшом круглом столе личных покоев.
- Даст Аллах, и я подарю тебе ребенка, - произнесла Нергис в тот вечер, сидя у камина с Ахмедом. – Ты можешь обещать мне, что назовешь нашего сына тем именем, которое я выберу? – спросила она, надеясь на согласие супруга.
Утром же нового дня, когда мужчина начал собираться к своим делам, она тоже поднялась с постели следом за ним. Подойдя к мужчине со спины, она обняла его, после чего ее губы дотянулись до уха паши:
- Почему ты собрался уходить и меня не разбудил? – спросила она весьма требовательно. – Сначала мы позавтракаем вместе, а тогда уже пойдешь заниматься своими делами, - добавила она, давая понять, чего она желает ранним утром, как и каждое новое утро в их жизни. – Мы семья, мы должны делить трапезу вместе, - объяснила она ему более мягко, улыбнувшись, когда Ахмед повернулся к ней лицом. – И, у меня к тебе будет одна небольшая просьба, если ты сочтешь ее уместной. Мне бы хотелось написать письмо своей матери и бабушке – ты позволишь? Если нет, я пойму, Ахмед, - добавила она достаточно серьезным тоном голосом.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

12

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Возможно... если бы Ахмед жил сейчас в доме родителей, они посоветовали бы ему не давать слишком много воли супруге, даже несмотря на то, что она была рождена султаншей - жена прежде всего должна быть покорна своему мужу, вне зависимости от происхождения. Но, паша сам того не заметив успел уже влюбится в свою прелестную жену и не собирался ей ни в чем отказывать - к тому же, ему очень нравилось наблюдать как ее глаза сияют радостью, оставив всю грусть и печаль во дворце Повелителя в столице.
Во всяком случае, Ахмеду бы очень хотелось этого...
-Хорошо... я обещаю тебе, что нашему первенцу дашь имя ты - и буду с нетерпением ожидать драгоценного для меня дара, -улыбнулся наместник. -И я знаю, что никогда не пожалею о тех словах что говорю тебе, моя Нергис. Видеть твою улыбку самая большая награда для меня...
Конечно же объятиями в хаммаме этим вечером все не закончилось - и после приятного омовения, счастливые супруги поужинали вместе в своих покоях, где и уснули уже ближе к утру, будучи не в силах оторваться друг от друга. Когда же Ахмеду пришла пора собираться на совет, он очень осторожно выбрался из постели, постаравшись не разбудить любимую жену, но пока умывался и ожидал прихода слуг, Нергис все же проснулась.
-Почему ты собрался уходить и меня не разбудил? -поинтересовалась прекрасная султанша, поднявшись с постели следом за мужем и обняв его. -Сначала мы позавтракаем вместе, а тогда уже пойдешь заниматься своими делами.
-Потому что ты так сладко спала - и даже улыбалась во сне - так что мне не хотелось нарушать твой сон. Тебе ведь наверняка снилось что-то очень хорошее? -улыбнулся Ахмед, обернувшись и как всегда нежно обняв свое самое дорогое сокровище. -Давай позавтракаем... я думаю что паши из совета дождутся моего прихода.
-Мы семья, мы должны делить трапезу вместе, -продолжила тем временем Нергисшах, прервав беседу лишь на пару мгновений - для очередного приятного поцелуя. -И, у меня к тебе будет одна небольшая просьба, если ты сочтешь ее уместной. Мне бы хотелось написать письмо своей матери и бабушке – ты позволишь? Если нет, я пойму, Ахмед...
-Конечно напиши им и передай от меня наилучшие пожелания, -ответил паша. -Я надеюсь, что скоро мы сможем навестить твоих мать и бабушку в Бурсе - если будет на то воля Всевышнего. Напиши письма, пока я буду в совете, а когда я вернусь, то мы сразу отправим их.
Судя по всему, появление новой хозяйки в доме наместника вдохнуло энергию во всех слуг, так что завтрак был приготовлен вовремя и уже накрыт, когда Ахмед и Нергис вышли из своей спальни. И трапеза была превосходной, так что можно было позволить себе выпить к жаркому немного душистого бухарского вина, услаждавшего вкус словно самая настоящая амброзия. И как бы Ахмеду не хотелось остаться, дела эялета не терпели отлагательств, так что он поехал на совет, где его уже ждали доверенные советники. К слову говоря не всем из них нравилось неожиданное назначение на должность сына султанского казначея... но теперь положение Ахмеда упрочилось как никогда - ведь Повелитель вновь дал понять, что благоволит молодому человеку. Кто бы теперь мог посметь обсуждать назначение человека, ставшего зятем великой династии?
-Итак, первым делом я желаю услышать доклады обо всем что происходило в городе, пока меня не было, -начал говорить Ахмед, после того как была произнесена традиционная молитва. -Согласно моему приказу, должны были быть собраны прошения на площади, которые следовало рассмотреть со всем вниманием. Поэтому начнем по порядку... Кара Мехмед-паша, тебе есть что рассказать мне?
Названный паша поднялся с места и принялся рассказывать о том что было сделано во время отсутствия наместника. Он был одним из ближайших советников и отвечал за различные богоугодные заведения в городе. Ахмед одобрительно кивнул, узнав о том, что строительство обители для бедняков и реставрационные работы в старинной мечети идут полным ходом. А после пятничного намаза, городские стражники, как и обычно собрали прошения у всех желающих на рыночной площади и передали их в канцелярию наместника.
-Вчера мы получили известие, что на южной границе эялета появились разбойники, паша, -следом за казначеем поднялся со своего места янычарский ага - один из тех, кто отвечал за безопасность города. -Они посмели напасть на торговцев, что везли свои товары в Анкару и разграбили большой караван - так что был отправлен отряд, чтобы расследовать это дело и наказать виновных.
-Виновных следует привести в Анкару живыми для дальнейшего суда, -ответил Ахмед. -Законы нашего милостивого падишаха - да продлит Всемилостивый его дни - должны соблюдаться даже в самых отдаленных уголках государства. Следует преподать урок этим безбожникам, что не боятся гнева аллаха и смеют нарушать покой эялета.
-Наши люди сделают все возможное для этого, паша, -поклонился Мансур-ага. -Но разбойники знают, что их ожидает... так что скорее всего будут защищаться до последнего. Вы ведь помните, что было с последней подобной шайкой? Нам пришлось повесить их трупы на рынке в Кырыккале, в назидание охочим до легкой наживы людям. Скорее всего и сейчас будет точно так же.
После янычарского аги, слово взял один из почтенных кадиев, что отвечал за соблюдение в Анкаре законов османской империи. И резюмируя все эти доклады, можно было сказать что в отсутствие наместника во вверенных ему землях все было достаточно тихо и спокойно - за исключением конечно же нападения на караван. Но с этой проблемой, Ахмед собирался разобраться в самое ближайшее время, зная что янычары четко выполнят поставленный перед ними приказ.
После совета, наместник вместе со своим секретарем направился домой, чтобы исполнить свое вечернее обещание и показать город Нергисшах. Позже Ахмед планировал заняться прошениями и заодно проверить своих советников - говорили они красиво и ладно, однако он не собирался пускать дела на самотек. Доверяй, но проверяй - так гласит известная поговорка и паша решил что займется проверкой всех бумаг после того как совершит обещанную жене прогулку. А еще паша не забыл что обещал супруге найти верного человека, который мог бы отвезти ее письма в Бурсу.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-31 09:11:59)

+1

13

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mQbL.gif[/AVA]
Новый дворец султанши, в который забросила ее судьба, мог стать для нее либо темницей, либо домом, в котором будет тепло и уютно. Конечно же, Нергисшах-султан не собиралась запираться от жизни, что продолжала идти своим чередом вокруг нее, в четырех стенах и сторониться всего того, что неизбежно приносило ей радость. Радость, испытать которую она думала, что уже не сможет. Ведь, когда пришла весть о смерти отца, о его казни, она не верила тому, что услышала – ей показалось, что наступил плохой сон, от которого ей было не проснуться. И все-таки у нее был тогда Мехмед, маленький братишка, что был настоящей радостью не только для нее, но и для ее бабушки, которая до сих пор продолжала держать траур по казненному сыну, по убитой и растоптанной в земли любви к повелителю. Однако, в тот час, когда было понятно, какая участь ожидает на маленького шехзаде, Нергис ощутила, как сердце перестало биться – какая ведь несправедливость затянула в тугой узел ее семью, забрав каждого из них по одному?! Казалось, не справедливым то, что судьба даровала ей будущее лишь только потому, что она женщина.
Вот только таковой была воля Аллаха. Именно ему было угодно, чтобы благодаря ней, старшей дочери шехзаде Мустафы, был продолжен его род, в честь которого султанша собиралась назвать своего первенца. Строго держа в тайне свои намерения от мужа, Нергисшах уже в начале осени нового года подарила мужу их первенца – долгожданного сына, что навеки свяжет двух любящих мужчину и женщину. А ведь в том, что в разбитом горем сердце султанши появилось место не только для новой жизни, но и любви, Нергисшах узнала постепенно, открывая для себя прекрасные черты своего мужа, прежде чем однажды, держа его за руку, словно в огне, призналась, как сильно любит его.
Наверное, им стоило пройти и через это? Несколько дней после рождения сына у нее был жар, который не спадал, и все уже думали, что скорей всего султаншу ожидает незавидная участь большинства женщин, однако она поправилась, именно к тому дню, когда их с Ахметом сын уже получил имя от своего отца.
- Осман? – спросила она тогда у паши, тихо вздохнув. – Признаться, я намеревалась назвать нашего сына Мустафой, в честь моего отца. Но, видимо, Аллаху это было не угодно, поэтому он решил не позволить мне этого, - держа на руках свое маленького сокровище, продолжила Нергисшах, прежде чем передать сына кормилице. Ей самой стоило отдохнуть и набраться сил, не смотря на то, что опасность миновала.
И, по правде говоря, султанша даже испугалась того, что во второй раз все будет точно также – она встретит боль и снова окажется на волоске от смерти. Однако, как и обещала повитуха, второй раз прошел куда проще и легче. Так что, уже спустя несколько часов крик маленького Мехмеда, озарил покои, заставив каждого улыбнуться – второй султанзаде должен был быть наверняка бойким и неусидчивым. К тому же, почти все время, остававшееся до родов, Нергис жаловалась на маленького подвижного малыша, что даже раньше пошел, чем обычно, из-за чего ей довелось не раз поволноваться.
Но, время идет, а дети растут?
Каждый получает со временем именно то, чего заслуживает. Аллах не лишает своей милости тех, кто ему угоден, и их награда достигает каждого в свое время. Достойная плата находит каждого и, получив награду за свои пролитые слезы, за свои горькие потери, Нергисшах была награждена в полной мере. И вдруг, если могло показаться, что она забыла прошлое – нет, она не забыла ни боль потери, ни то чувство страха потери и пустоты, которое было ее спутником из Амасьи в Столицу. Она хорошенько их запомнила, чтобы в нужное время начать действовать – не позволить кому-либо навредить впредь ее дорогим и близким. Больше никого она не потеряет в этой жизни – такое слово дала себе Нергисшах-султан, и не собиралась его нарушать, даже  редких исключениях.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2mQcX.gif[/float]Этим утром, женщина любовалась собой в зеркале. Служанки переодевали детей и готовили их к непродолжительной прогулке на свежем воздухе, что не смотря на морозную погоду, был также полезен им, как и ей. Они с Ахмедом позавтракали вдвоем, после чего ей пришлось отпустить мужа к важным делам, что ожидали его непосредственного присутствия и участия. Должен был быть принят ряд важных решений на совете пашей Анатолии, так что она уступила государственным делам сегодня и не стала задерживать пашу в своих объятиях. Более того, она даже в шутку прогнала его!
- Ну, иди уже к своим делам! Занимайся ими, но поскорее освободись и приходи ко мне! – велела она еще несколько минут тому назад и теперь, глядя на свое отражение в зеркале, довольно улыбалась. Она находилась в приятном предвкушении, надеясь, что наконец-то Аллах одарит их с Ахмедом дочерью. Все-таки она не наложница в гареме и могла мечтать не только о продолжателе рода, но и о дочери, которую будет лелеять и растить, подобно настоящей розе.
И теперь она понимала, почему именно каждая наложница, познавшая единожды вкус материнства, мечтала об еще одном ребенке. Это несравненное чувство и ощущение благодати.
- Дочка, как радостно видеть, что ты светишься, - улыбнувшись, произнесла Айше-хатун, переступив порог покоев своей дочери вместе с младшим внуком на руках.
Дворец в Анкаре стал домом не только для Нергисшах, но и для ее матери – Айше-хатун, которую повелитель позволил приютить у себя бейлербею Анатолии. Узнав об этой милости, которую ради нее выпросил Ахмед у султана, султанша даже не знала, как реагировать. Сначала ее гордость говорила о том, что такого не стоило делать – никаких милостей не нужно было делать, ведь султан был тем самым палачом, который обрек не одну ее на горести жизни. Но, увидев на собственные глаза, как живет ее бабушка, мать опального шехзаде и Румейса-хатун, она порадовалась тому, что паша сделал все для того, чтобы стало возможным принять в своем доме ее мать.
- Совсем скоро я рожу еще одного ребенка – это не может меня не радовать, - ответила Нергисшах, подойдя к своей матери и сыну. – Ну, как мой хороший? Ты выспался и готов уже к прогулке? – спросила она у Мехмеда, что согласно кивнул ей в ответ. К счастью, зима не была холодной, на улице светило солнце и почти не было осадков, из-за чего они могли позволить себе прогулку садом, в котором высадили не один куст роз по приказу Нергисшах-султан. – А где твой брат Осман? – спросила она у Мехмета, на что он, как мог, постарался ответить, но большинство слов мальчишка еще «глотал», торопясь рассказать все побыстрее, поэтому получалось не совсем разборчиво.
- Хорошо, давай, я переоденусь, и мы пойдем все вместе? Ты как раз успеешь ему сказать, чтобы не вредничал? – предложила она, на что Мехмет с удовольствием согласился, помчавшись к своему брату. Ну, а султанше предстояло ускорить свои сборы, и выйти в сад до того, как солнце начнет близиться к закату. Все-таки зимние дни всегда более короткие, чем летние.
Однако уже в саду на султаншу ожидала одна весьма интересная новость, о которой ей донесла старшая калфа. Подойдя и поклонившись ей, она приблизилась, после чего рассказала все, что случилось, так чтобы никто посторонний не слышал этого доклада – ни дети, никто из сопровождающих на прогулке султаншу.
- Султанша, только что во дворец прибыл гонец от шехзаде Баязида, вашего дяди, - начала калфа. – Он не стал дожидаться аудиенции у вашего мужа во дворце, а отправился сразу же куда-то. Наверное, его ищет? Или придет позже. Все, что он сказал, так только то, что дело важное. Но и словом не обмолвился о причине, по которой он прибыл сюда. Он хочет говорить только с пашей, - продолжила она, на что султанша согласно кивнула и отпустила служанку. Сама же она на время задумалась. Все-таки ее дядю султан отправил не так давно в тот же санжак, которым правил ранее ее отец, пребывая в опале у своего отца. К тому же, и до Анкары доходили слухи о враждующих шехзаде, которым она сама в пылу горя желала гореть в вечном пламени сомнений. [float=right]http://funkyimg.com/i/2mQd5.gif[/float]
Так неужели история повторяется? Право дело, ей было не просто дождаться возвращения домой мужа, а также расспросить его, нашел ли его посланник. И если да, чего же он добивался…
Отослав детей пораньше спать, она устроилась на тахте, не зная, что и думать. Ну, а когда муж переступил порог их покоев, она облегченно улыбнулась ему.
- Дорогой мой, любимый мой, - направляясь навстречу мужу, произнесла Нергисшах, - наконец-то ты дома, - она обнимает его и дарит нежный поцелуй, после которого собирается уже расспросить его обо всем, что ее тревожит сейчас. Тем более, всегда внимательный Ахмед замечает в ее взгляде беспокойство. – Я знаю, что к тебе приезжал сегодня посланник. Не знаю, нашел он тебя или нет, но он приходил в наш дворец и не стал дожидаться, пока ты вернешься – значит, дело важное. Скажи, что сказал тебе этот посланник. Чует мое сердце, что не к добру это, Ахмед, - произнесла женщина, надеясь на то, что супруг расскажет ей обо всем и сумеет развеять все ее опасения.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

14

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
...Аллах создал время. Время, которое создает и уничтожает все в этом мире - чередование дня и ночи, когда Всевышний собственноручно пишет историю человечества. Время, когда мы рождаемся по воле аллаха и которое возвращает нас к нему обратно... Это во времени обновляется жизнь и души проживают судьбу, которую должны прожить. Все люди что-то знают о времени, но никто не знает, что оно значит и никогда не узнает. Потом что время - это тайна.
И только у Всевышнего есть ключ от тайного и он рисует путь нашей жизни своей кистью и каждому вешает на шею его судьбу. И только он знает тайну всех судеб...
Кому-то в этой жизни суждено познать покой и прожить ее мирно и праведно, а кто-то ищет бури, словно птица над яростным морем, желающая стать частью буйства стихии. Прожив несколько счастливых и спокойных лет с любимой супругой, Ахмед не желал никаких перемен, но конечно же не мог знать о том, что колесо его судьбы уже начало свой новый поворот. И ему было за что благодарить Всевышнего? Обожаемая супруга успела уже подарить паше двоих детей и готовилась одарить его в третий раз - и сейчас Ахмед и Нергис мечтали о дочке. Двое прекрасных озорных мальчишек радовали их каждый день, как своими успехами, так и проказами - наместник уже успел научить старшего сына читать по складам, а младшему показать буквы в специально заказанной для этой цели у лучшего каллиграфа книге. Каждая буква в этой красочной азбуке была нарисована вместе с несколькими примерами, чтобы ребенку было проще ее запомнить. И Ахмед был очень доволен своими детьми, которых обожал и за которых не забывал благодарить аллаха каждый раз как наступало время молитвы. Он мог по праву считать себя счастливым человеком, ведь вполне мог потерять свою жену, во время первых тяжелых родов, после которых лекари не ручались за ее жизнь. Это было воистину страшное испытание для Ахмеда - ведь он без памяти любил свою Нергисшах и не представлял как мог бы жить дальше... но уже без нее. О таком было даже подумать страшно, но по счастью беды не произошло и султанша полностью поправилась - правда ей не удалось дать имя своего отца старшему сыну, которого любящий отец нарек Османом. Его младший братишка, на рождение которого любящие родители решились лишь два года спустя, стал носить имя любимого брата Нергис и по ее словам был очень на него похож: такой же веселый и непоседливый.
Этим утром, у Ахмеда было не так много дел, так что подумав о любимых жене и детях, он решил наведаться на рыночную площадь и заказать в лавке ювелира подходящий подарок для любимой жены, к рождению младшего ребенка. Жители города всегда хорошо относились к наместнику, зная что он человек справедливый и честный - а едва только стоило всем узнать, что супруга паши дочь погибшего шехзаде, то популярность Ахмеда только увеличилась. К тому же, Нергис еще до рождения Османа много занималась благотворительностью и помогала беднякам, собирая вакфы на различные богоугодные дела. Люди едва не молились на нее, особенно когда султанша открыла в Анкаре школу для детей бедняков, на манер той что существовали и успешно работали в столице уже много лет. Ну а Ахмед, в свою очередь уговорил нескольких выпускников медресе, поработать на благо города, став учителями в новой школе. После всех этих добрых дел, наместника были рады видеть в любой ремесленной лавке, так что и почтенный Тахир-эфенди не стал исключением, первым делом поинтересовавшись здоровьем супруги и детей Ахмеда.
-Благодарю, по воле Всемилостивого у нас в доме все хорошо - чего и вам желаю, почтенный мастер. Я бы хотел заказать у вас особенное украшение для моей жены, -ответил паша, а когда ювелир согласно кивнул и предложил посмотреть образцы, которые он мог сделать, улыбнулся. -Видите ли... я хочу чтобы мой подарок Нергисшах-султан был особенным и единственным в этом мире. Чтобы больше ни у одной женщины не было ничего подобного.
-Хорошую вы мне задали задачку, господин, -рассмеялся Тахир. -Я конечно не боюсь никакой работы, но быть может вы скажете что именно вы хотите?
-Не только скажу, но и покажу даже, -Ахмед достал скрученный лист пергамента на котором постарался изобразить эскиз будущего украшения - это должны были быть совершенно необыкновенные серьги. -И я принес вам камни, которые хочу видеть в этой работе... это очень редкие и красивые сапфиры, которые прислала в подарок моей жене из столицы моя мать. Но я подумал что дарить просто драгоценные камни не так интересно, ведь в подарке должна быть тайна, чтобы моей жене стало очень интересно открыть футляр с украшениями, едва только она его увидит. И я хочу чтобы этот дар был достоин ее красоты.
-Это сложная задача, паша, но я берусь за нее - мне уже самому интересно, как эти серьги будут выглядеть в результате, -ответил мастер, внимательно рассмотрев рисунок наместника. -И я бы советовал обрамлением этих чудных сапфиров сделать алмазы - их благородный блеск сделает изделие совершенно неотразимым.
-Замечательно, в накладе вы не останетесь, -пообещал мастеру Ахмед. -Рождение нашей дочки будет настоящим праздником и достойный подарок будет главной его частью. Так что постарайтесь на славу, почтеннейший.
-Я заверяю вас, паша - султанша будет очень довольна.
После рыночной площади, Ахмед вернулся в канцелярию, где занялся важными бумагами и письмами, что требовали его внимания. Читая их, он вспомнил как жена нынче утром в шутку прогнала его из дома, чтобы он вернулся как можно скорее - и если бы была на то его воля, он обязательно бы сбежал к своей ненаглядной и единственной. И пока наместник был занят чтением, ему неожиданного доложили о приходе довольно-таки странного гонца - рассказать о цели своего приезда он отказывался, сказав что должен все сказать паше с глазу на глаз.
-Хорошо, пригласите его.., -коротко приказал Ахмед, продолжив читать очередное письмо. Он не поднял головы, когда таинственный гонец переступил порог его кабинета и поклонился. -Итак... что за вести ты привез?
-Я привез вам приветствие от шехзаде Баязида Хазретлери, паша и приглашение посетить Амасью на следующей неделе, -ответил посланник, понизив голос. -Мой господин надеется, что вы примете это приглашение. Он не стал доверять слов бумаге, решив что будет лучше поговорить с вам с глазу на глаз.
-Передай своему господину, что я приеду, -без какой-либо задней мысли ответил Ахмед. В тот самый момент ему как-то не подумалось, что шехзаде пригласил его с какой-то особенной целью После того как гонец ушел, наместник убрал все важные бумаги и направился домой, где его с нетерпением ждала любимая жена.
-Дорогой мой, любимый мой, -едва только Ахмед вернулся, Нергис подошла чтобы встретить его и расспросить. -Я знаю, что к тебе приезжал сегодня посланник. Не знаю, нашел он тебя или нет, но он приходил в наш дворец и не стал дожидаться, пока ты вернешься – значит, дело важное. Скажи, что сказал тебе этот посланник. Чует мое сердце, что не к добру это, Ахмед.
-Так значит, он и здесь тоже побывал? -переспросил паша, обняв любимую супругу. -Он привез мне очень странное приглашение - передал его на словах. Сказал что шехзаде Баязид желает чтобы я приехал в Амасью для какого-то важного разговора. Но после того что ты мне рассказала сейчас, это приглашение начинает выглядеть все подозрительнее... Особенно потому что шехзаде не прислал письмо как полагается - словно боялся чего-то?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-01 02:46:25)

+1

15

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mQbL.gif[/AVA]
Говорят, что власть ослепляет. Она лишает человека возможности видеть то, что происходит на периферии нашего зрения, делая нас уязвимым. Она испепеляет, словно солнце, к которому невозможно притронуться – оно тут же испепелит тебя, не оставив от прежнего тебя даже следа. Она же как мёд, вкус которого манит тебя все больше и больше, остановиться перед которым невозможно, ибо это путь без обратной дороги, просто тропа вперед в никуда. И ведь каждый, оказавшийся на близком расстоянии, так или иначе, становится заложником собственного положения: чем ближе ты к центру власти, тем ярче будет твой взлет, и тем быстрее ты сгоришь в этом ненасытном пламени власти, что не пожалеет никого, даже детей. Так Нергисшах уже потеряла своего отца, просто потому, что его тени боялся Повелитель. Власть не терпит соперников, даже малейшая тень, подавшая в ее сторону, будет считаться самой настоящей угрозой. Ведь именно тень сомнения, минувшей в сознании повелителя, заставила его принять решение не в пользу сына. То было решение именно правителя, продиктованное вовсе не его совестью. Это решение не принадлежало отцу, который снова может потерять одного из сыновей, после того как вновь качнутся весы Фортуны.
Однако Нергисшах не собиралась больше никого терять в этой жизни. Потерь и без того было слишком много, чтобы собраться с духом снова. Ведь еще одна потеря сломает ее навечно, лишив ее не только крыльев, но и дыхания, поэтому женщина так требовательно расспрашивает своего супруга и так внимательно слушает каждое, сказанное им слово. Все-таки она больше не невинный цветок в саду своего отца, что радуется жизни, пребывая в блаженном неведении. Теперь она была хорошо осведомлена о том, что происходит не только у нее дома – искренне желая беспокойства своему деду-повелителю, она внимательно слушала все известия, что доходили из столицы в Анкару. Теперь, когда перед Всевышним предстала эта интриганка, на руках которой кровь не только шехзаде Мустафы, но и его малолетнего сына, судить ее не престало, но справедливый суд решит меру наказания за такой грех – об этом Нергис не волновалась. Единственное, что волновало ее сейчас – судьба ее семьи и детей.
- Не хорошее у меня предчувствие – я так и знала, что не к добру это все, - как только муж рассказал султанше обо всем, что произошло вне пределов их дома, произнесла Нергисшах. Взяв мужа за руку, она повлекла его за собой к их постели, на край которой они и присели, пока не обращая своего внимания на стол для трапезы, что уже ожидал на них. Вкусный ужин пока еще обождет, когда на кону стоит так много важного и бесценного. – Ахмед, что ты будешь делать? – как только они присели вдвоем, поинтересовалась у паши жена. – Скажи, что ты отослал этого посланника и не стал принимать этого приглашения, что больше похоже на сговор, чем на встречу старых друзей? – спросила она вскоре, прежде чем поняла, что несколько ошиблась. Паша уже принял приглашение шехзаде, что ходил по тонкому лезвию. Ранее от всевозможных бед из-за собственного темперамента его ограждала его мать, его валиде, но… теперь ее не стало, и последствия могут случиться самыми разными и непредвиденными.
- О, Ахмед, о мое спокойствие… - тихо вздохнула султанша, обняв мужа за плечи. – Движется буря, которую лучше было бы тихонько переждать – я знаю, что это глупый совет от женщины, которую можно и не воспринимать всерьез, но я так боюсь потерять тебя, потерять наш дом… - пролепетала она вскоре, дав волю своим чувствам. Вот только слово уже дано, ничего не изменить?
- Мой покойный отец хорошо относился к шехзаде Баязиду, пусть как бы от этого не предостерегала его мать – она часто говорила, что придет время, когда придется забыть о том, что они братья. Теперь я понимаю, что значили ее слова. Ведь рано или поздно, каждый шехзаде ступает на тропу войны за свою власть. И раз на тропу войны мой отец вышел без поднятой сабли против отца, то другие шехзаде не стали допускать его ошибки. Они уже решили развязать войну между собой, - покачала головой женщина, не зная даже как быть. Радоваться тому, что один из дядей рассчитывает на помощь ее мужа, и после своего успеха пожелает наверняка его приблизить к себе, или же начать своевременно грустить по тому, что скорей всего поддержку взбунтовавшегося шехзаде сочтут за предательство повелителя. И тогда уже на каждого будет ожидать его участь…
Тонкой бывает тропинка к возвышению и стремительной – к падению. На какой же путь они ступили, сами того не желая? О, если бы она только знала! Если бы могла предотвратить беду, что могла обрушиться на их головы. Вот только она всего лишь женщина, от которой ничего не зависит и которая не может ничего сделать. Еще один тяжкий вздох она делает, прежде чем ребенок под сердцем начинает поворачиваться внутри у нее, словно сонный котенок. Накрыв ладонью свой давно уже округлый живот, она проводит по нему несколько раз, пытаясь успокоить своего чадо, что также начало беспокоиться, как и его мать, унаследовав у нее чуткое ощущение ее настроения.
- Обещай мне, Ахмед, - обратилась Нергисшах к супругу снова. – Обещай мне, что в любом случае поступишь так, чтобы не ставить себя под угрозу. Вне зависимости от того, как придется поступить – я не могу и не хочу тебя потерять, моя любовь. Наши дети и ты – единственная моя ценность в этом мире, - добавила она, прежде чем подарить мужу поцелуй, за которым она наклонилась вперед. Но, вместо того, чтобы вовремя остановиться, султанша просто и незатейливо сбросила с плеч мужчины его верхний кафтан…
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

16

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Когда-то в юности, Ахмед мечтал о том что посвятит свою жизнь науке... будет заниматься историческими изысканиями и поисками самых интересных находок, ища ответы на великое множество вопросов, что у него так или иначе возникало. Но, все это были всего лишь мечты, ведь сын государственного сановника не был вправе выбирать себе свою судьбу... К тому же паша был единственным драгоценным чадом у своих любящих родителей, которые постарались чтобы сыночку хорошо жилось на этом свете. И Ахмед принял все правила этой жизни, а получив важную должность, узнал что такое интриги, которые имеют место быть не только в султанском дворце в столице.
И вот теперь, ему все больше и больше начинало казаться, что приглашение Баязида, это часть какой-то политической игры... недаром же шли слухи, что последние несколько восстаний в стране были делом рук шехзаде, возомнившего себя преемником покойного Мустафы. Однако, как бы Баязид не старался походить на погибшего старшего брата, он даже не был бледной его тенью... другого такого человека не было, да и не могло больше быть на свете.
-Нехорошее у меня предчувствие – я так и знала, что не к добру это все, -тем временем, тихо произнесла Нергисшах. -Ахмед, что ты будешь делать? Скажи, что ты отослал этого посланника и не стал принимать этого приглашения, что больше похоже на сговор, чем на встречу старых друзей?
-Я думаю что ты совершенно права, любимая... и мне стоило развернуть этого посланца беды с порога - но я согласился на эту встречу, -ответил супруге паша, легонько сжав ее руку. -Думаю что мне стоит узнать, что затевает шехзаде, чтобы вовремя принять меры, если он в очередной раз захочет поднять восстание. В нашем эялете, хвала аллаху царят мир и покой и я хочу чтобы так продолжалось и дальше.
-Движется буря, которую лучше было бы тихонько переждать – я знаю, что это глупый совет от женщины, которую можно и не воспринимать всерьез, но я так боюсь потерять тебя, потерять наш дом, -с горечью произнесла Нергис - и Ахмед вновь был согласен со своей умной женой. Шехзаде рождаются для того чтобы бороться за власть и к сожалению, Баязид в очередной раз строил коварные планы вовсе не для того чтобы сделать жизнь в государстве лучше. Увы, но скорее всего им двигала ненависть к более удачливому сопернику - шехзаде Селиму, которому благоволили султан Сулейман и и его любимая супруга. И выслушав все что было сказано женой относительно ее дядюшки, Ахмед согласно кивнул головой... она была совершенно права и вскоре следовало ожидать большой бури, когда брат пойдет на брата и снова будет литься кровь.
-Это вовсе не глупый совет... потому что я никогда не жаждал власти, -паша тихо вздохнул, посмотрев на свою султаншу. -Все чего я хочу, это быть с тобой и сохранить все то что мы сумели построить вместе - спокойную и счастливую жизнь для наших детей. Я выслушаю что хочет мне сообщить шехзаде и приму верное решение, не сомневайся в этом. Для меня нет ничего дороже тебя, моя любимая, а что воздушных замков и неуемных амбиций... ты знаешь, что я привык ценить то что у меня есть, здесь и сейчас.
Когда Нергис прикоснулась ладонью к своему большому животу, Ахмед накрыл ее руку своей, ощущая беспокойные движения их будущего ребенка. Судя по всему и малышу не нравились все эти разговоры на неприятные и опасные темы?
-Я уже говорил тебе и могу пообещать вновь - для меня ничего нет и не будет важнее нашей семьи. Трагическая смерть твоего отца, должна была послужить всем охочим до власти людям хорошим уроком... но некоторые не желают учиться на чужих ошибках. Я поеду в Амасью, однако втянуть меня в свои интриги твоему дяде не удастся... и я буду молить аллаха чтобы мы с тобой ошиблись в своих предположениях и шехзаде не затевает войны...
-Мама, я не могу уснуть! - в этот самый момент, в спальню пулей влетает Осман, за которым естественно бежит одна из служанок, пытаясь поймать юркого мальчишку. -Мне приснился плохой сон и теперь я боюсь... можно мне остаться с тобой? Папа, пожалуйста...
Усадив сына к себе на руки и отослав служанку, Ахмед крепко обнимает его, ероша кудрявые волосы маленького озорника. Разве мог бы он подвергнуть опасности своих детей ради чьих-нибудь посулов? Это было более чем глупо, а паша всегда привык думать лишь собственной головой, не поддаваясь ни на какие соблазны...
-Посиди с нами немного, а потом я сам тебя уложу спать, -улыбнулся сыну Ахмед, на что тот довольно просиял, мигом схватив с одной из тарелок свое любимое миндальное печенье. -Но ты уже большой чтобы спать вместе с нами, да и к тому же у тебя есть собственная удобная кровать. А еще, мне почему-то кажется, что кто-то балуется и выдумывает плохие сны...
-Нет мне правда приснился плохой сон, -скушав печенье, Осман энергично помотал головой, оглянувшись на любимую маму. -Я видел очень странных птиц... они почему-то дрались между собой. И одна птица кажется убила другую - после этого я проснулся и не смог больше заснуть. Эти птицы были похожи на тех что мы видели на рынке... помнишь папа?
-Охотничьи соколы? -переспросил Ахмед и затем ласково коснулся губами виска сынишки. -Но тебе незачем бояться их, сынок, ведь они не делают никакого зла человеку.
-Я не их боялся, папа... просто мне почему-то было очень страшно находится рядом с ними.., -пожаловался Осман, пожав плечами.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-02 23:39:43)

+1

17

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mQbL.gif[/AVA]
Краем уха Нергисшах-султан слышала о том, каким достойным правителем мог бы стать ее отец, если бы его не казнил повелитель. Он был самым достойным наследником рода Османов, которые построили свою империю своими же руками, своей саблей и умом. Еще до того времени, когда великий султан Мехмед Завоеватель покорил империю Константинополя, каждый из наследников Османского рода был в равных условиях на своей тропе к трону. Однако, чтобы эта война между братьями не разъедала империю изнутри, словно черви спелое яблоко, великий султан выдал свой знаменитый указ, вводивший новые порядки в стране: сыновья его дочерей более не получали санджаки в свое управление (они должны были сами доказать, чего стоят), тогда как сыновья султана более не назначались бейлербеями, а только отсылались управлять отдельным санджаком. Ну, и конечно же, главный закон Мехмеда Завоевателя состоял в том, что он допускал необходимость умертвить брата, ради соблюдения порядка в государстве. Таким образом, только в Османской Империи самый обычный раб мог добиться невиданных вершин, если обладал прозорливым умом. Только в Османском государстве судьба сама решала, кому из шехзаде достанется султанат – невиданная власть и непомерно тяжелая ноша.
О, люди часто и много говорят, по большей мере не думая! Однако Нергисшах не единожды слышала о том, какая жизнь у нее и ее семьи могла быть, если бы ее отца не умертвили. Она, признаться по правде, иногда тоже представляла себе своего отца в блистательном дворце Топкапы, там же она видела своего брата, мать и даже себя…
Это были опасные мысли, которые женщина позволяла себе лишь изредка. Все-таки вспоминать и думать о том, что могло быть, но уже никогда не будет, было опасно для себя самой в первую очередь. Теперь, когда у султанши была своя собственная семья, ей нельзя было идти, постоянно оглядываясь назад. Она должна была идти, глядя только на будущее не только её, но и ее детей. Возможно, если бы отец был жив и обнажил все-таки меч против отца, как это делает сейчас ее дядя Баязид против своего брата и отца, у нее могло никогда и не быть столь чудесной и любящей семьи. Аллах прежде чем дать что-либо, забирает.
- Увы, но тот, у кого есть все с момента его рождения, не всегда способен оценить дары, данные ему свыше, - в ответ на слова мужа добавила султанша, заглядывая в любимые глаза своего мужа. – Мой отец никогда бы не пошел войной против брата или отца – я это знаю наверняка. Если сможешь, постарайся объяснить моему дяде, к чему ведут приводят такие игры. У него есть дети, много сыновей – пусть о них подумает и не губит их, - добавила она, прежде чем в их покои влетел их маленький султанзаде. Конечно, как это часто и бывает, при попытке уложить детей пораньше спать, не всегда получается провести достаточное количество времени наедине с мужем. Детям, как и женщине, тоже нужно внимание главы их семьи.
- Мой львенок, что тебя так обеспокоило? – спрашивает Нергисшах у сына, прежде чем его возьмет на руки супруг, и усадит мальчишку на своих коленях. Осман, конечно же, сразу решает рассказать о том, что видел во сне, так что султанше не остается ничего иного, только наклониться к нему и поцеловать его пухленькую щечку. – Тебе нечего пугаться, мой лев. Давай, тогда ложиться и мама расскажет тебе хорошую сказку? – предлагает женщина, прежде чем подняться из постели. И пока муж укладывает на подушке под одеялом их первенца, Нергис отходит за ширму, чтобы переодеться в ночную сорочку. Именно в ней она устраивается рядом с сыном, а после дожидается пока к ним не присоединится Ахмед.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2mTGB.gif[/float]- Помню, когда ты был совсем маленький, то часто оставался с нами спать, - вспоминает султанша былое, обнимая сына. – Ты был таким маленьким, что я впервые даже боялась взять тебя на руки, - продолжала она, прежде чем на нее посыпалось великое множество вопросов «как?» и «почему?».
Как он стал таким большим? И почему это Мехмед так медленно растет?!
Все эти вопросы очень забавляли Нергисшах, что успела на время позабыть о своих тревогах. Но, когда муж отнес уснувшего ребенка в его постель, женщина подошла к окну, выбравшись из постели.
- Посмотри, какая яркая ночь: луна светит так ярко… - любуясь красотой, доступной ее взору, произносит женщина, как только к ней подходит Ахмед, чтобы обнять со спины. – А звезды сейчас, словно бриллианты, - добавила она, усмехнувшись, и только крепче прижалась к мужчине. – Когда ты отправишься в путь, дорогой? Ты ведь знаешь, совсем скоро родится наш ребенок. И мне бы хотелось, чтобы в это мгновение ты был рядом, - продолжила султанша, повернувшись лицом к мужу. – Возвращайся как можно раньше, мое сердце, - прошептала Нергисшах, после чего подарила своему мужу длительный поцелуй, оторваться от которого было воистину не просто.
И уже через пару дней все семейство паши приготовилось к непродолжительному прощанию в саду, чтобы не делать из этого ненужной церемонии. Мехмд уселся на руках своего отца и явно не желал слезать с его рук, тогда как его мать не могла избавиться от беспокойства. Путь в Амасью лежал не простым и долгим, поэтому женщина не могла избавиться от беспокойства – наверняка найдется тот, кто донесет до повелителя о той встрече шехзаде с пашами.
- Легкого пути, возвращайся к нам скорее, - произнесла на прощание женщина в добавок ко всему тому, что уже было сказано днями ранее. Ведь, что еще могла она добавить? Не остается ничего, кроме отпустить Ахмда и дождаться его возвращения.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-01 18:09:27)

+1

18

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Ахмед уехал в Амасью с тяжелым сердцем... думая о том, что не должен был покидать сейчас жену, пусть даже ему нужно было узнать что затеял ее дядюшка. Ведь с тех пор как погиб отец Нергисшах в санджаках и эялетах то и дело вспыхивали восстания, о которых поговаривали будто бы их организатором был шехзаде Баязид. Белербею Анатолии вовсе не хотелось в один прекрасный день проснуться и узнать что вверенные ему владения тоже охватила смута... и как бы Ахмед-паша не любил науку, ему пришлось стать политиком и научится разгадывать замыслы сильных мира сего. Увы, но так бывает что не все они полезны для государства и обычных людей, желающих всего лишь быть уверенными в завтрашнем дне?
Ахмеду очень хотелось ошибиться в своих предположениях относительно приглашения Баязида, однако оно было слишком подозрительным - а увидев уже в Амасье как в город стягиваются торговые обозы, паша потерял надежду на лучшее. Все выглядело словно подготовка в войне, так что наместнику Анатолии оставалось лишь подтвердить собственные опасения при личной встрече с шехзаде. И как оказалось, приглашения от Баязида удостоился не только Ахмед: в главном зале дворца аудиенции ожидали еще несколько человек из числа правителей султанских эялетов.
Все это более чем походило... на заговор?
-Я рад приветствовать вас, достопочтенные паши, -поздоровался со своими "гостями" Баязид и подал знак слугам внести столы с угощением. -Благодарю за то что сразу откликнулись на мой зов и приглашаю вас присесть и отведать моего достархана и вкуснейшего кипрского вина, подобного самой настоящей амброзии. С ним жизнь кажется сладкой словно мед. Ну а после трапезы, я расскажу вам о цели моего приглашения.
Усевшись рядом с наместником Коньи - своим ближайшим соседом - Ахмед ел и пил мало, думая о том насколько была права Нергис, когда пожаловалась на нехорошее предчувствие. Эта встреча очень походила на собрание заговорщиков и была более чем опасной...
-Вино и правда отменное, -похвалил тем временем бейлербей Коньи и затем поинтересовался у Ахмеда. -Почему вы не допили свою чашу, паша и продолжаете хмурится?
-Потому что мне не хочется слышать того что мы вскоре услышим, -нисколько не кривя душой, ответил молодой человек, посмотрев в сторону Баязида. -И с каждой минутой проведенной здесь, я все больше жалею что согласился приехать.
-Но почему? -поинтересовался собеседник, понизив голос. -Что такого в этом приглашении?
-Это призыв к бунту... и всем кто здесь собрался предстоит выбирать...
Увы, но Ахмед оказался прав... и уже полчаса спустя Баязид произнес весьма пламенную речь, в которой назвал себя единственным достойным наследником султанского трона и продолжателем дел покойного брата Мустафы. Именно он олицетворяет теперь будущее великой османской династии и потому собирается в скором времени восстановить справедливость и доказать своему отцу что тот совершенно зря назначил Селима наследником престола. Дальше как и следовало ожидать, пошли обещания для верных и преданных сторонников - должности при дворе, золото и прочие блага, при помощи которых так легко заставить малодушных людей пойти на предательство... И ведь несколько приглашенных пашей охотно согласились с Баязидом, даже не подумав, что именно он предлагает?
-Уважаемый Ахмед-паша... я все еще не слышал вашего слова, -обратился шехзаде к бейлербею Анатолии. -Вас как супруга Нергисшах, я желал бы видеть в рядах своих сторонников в первую очередь. Султаншу больше никто не посмеет называть дочерью изменника и она займет свое место при дворе, как ей и полагалось с самого рождения.
-Если вы желаете услышать мой ответ, то я выскажусь, шехзаде, -ответил Ахмед, поднявшись со своего места. -Но прежде... ответьте мне и всем присутствующим на один-единственный простой вопрос - по какому праву вы сейчас говорите о троне нашего Повелителя так словно его нет в живых?
-Я говорил вовсе не об этом.., -попытался возразить Баязид, более чем удивившись подобному ответу. Видимо сладкая лесть его приближенных была ему более привычна?
-А о чем же тогда? Вы сейчас предлагаете развязать войну против законного наследника великого султана - да продлит аллах его дни - и при этом даете обещания, словно уже заняли османский трон, -продолжил Ахмед, не обращая внимания на шепотки и неодобрительные взгляды в свою сторону. -И вы говорите что желаете продолжить дело покойного шехзаде Мустафы, однако он никогда не затевал бунтов и братоубийственной войны. Я благодарен вам за проявленную заботу о моей жене, однако она в ней не нуждается - быть может вы не знаете, однако никто из подданных вашего отца не назовет ее дочерью изменника. И она довольна тем что у нее есть и не мечтает о султанском дворце. Я не могу последовать по вашему пути, шехзаде... потому как он ведет в никуда.
Паши переглянулись, а некоторые из них даже начали обвинять Ахмеда в трусости, на что он лишь вздохнул. Но что стоят слова людей, присягавшись султану Сулейману и так легко забывшие свои клятвы ради сладких посулов?
-Я не собираюсь объяснятся, достопочтенные..., -тихо произнес бейлербей Анатолии. -Просто мое слово не дым и я не откажусь от него. Весь этот разговор не более чем призыв к государственной измене, так же как и тайный сбор войск и провианта в Амасье. Каким бы не был шехзаде Селим, его выбрал наш Повелитель - а кто мы такие, чтобы судить его решения? Вы сейчас назвали меня трусливым псом... однако, пес никогда не кусает руку что кормит его и дает защиту. Я не собираюсь более обсуждать очевидных вещей и хотел бы откланяться. Надеюсь, что вы передумаете идти по этому пути, шехзаде - если не ради себя самого, то хотя бы ради своих детей.
Поклонившись, Ахмед направился к двери и к его удивлению, Баязид вышел следом за ним. И в отличии от своих сторонников, шехзаде не стал опускаться до оскорблений.
-Подождите, паша... я ценю принципиальность и преданность - это в наше время весьма редкое явление. Мне жаль, что я не сумел вас убедить в собственной правоте, потому как мне хотелось бы видеть такого человека как вы среди своих людей... но настаивать не буду, как и просить вас сохранить наш разговор в тайне.
-Шехзаде... уже приехав в Амасью, я подверг опасности свою семью. Поэтому я должен как можно скорее вернутся в Анкару к своим обязанностям, -ответил паша. -Как сказали ваши гости - я верный и трусливый пес султана. Однако, я не откажусь от своих слов и убеждений даже под страхом смерти... и надеюсь что вы хорошенько подумаете, прежде чем решитесь развязать войну.
-Передайте это вашей супруге, паша, -протянув руку, Баязид положил на ладонь Ахмеда золотое кольцо. -Этот перстень ее отец подарил на память моему брату Джихангиру в ночь перед своей смертью. Брат не выдержал ужасной вести о смерти Мустафы и тоже вскоре скончался... и теперь я хочу вернуть перстень его законной владелице. Не хочу чтобы мы с вами расстались врагами.
-Я передам ей его, шехзаде, -вновь поклонился Ахмед. -И буду молить аллаха о том чтобы нам с вами никогда не стать врагами и не встретится на поле боя.
Покинув дворец Баязида, бейлербей Анатолии направился в обратный путь, размышляя обо всем что услышал этим утром. Он прекрасно понимал, что теперь, после смерти Хюррем-султан никто не сможет защитить Баязида и если он развяжет войну то умрет. Хотелось бы верить, что шехзаде все же одумается... однако все увиденное в Амасье говорило об обратном. Судя по всему подготовка к бунту уже давно шла полным ходом, а Баязид надеялся что сумеет обхитрить свою судьбу и уничтожить ненавистного ему брата...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-03 20:59:12)

+1

19

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mQbL.gif[/AVA][float=left]http://68.media.tumblr.com/e7d57f5f20a2784a323ec673a98073ff/tumblr_o5855khEaF1s4pr6ko8_250.gif[/float]В жизни любого человека, пожалуй, не может быть ничего хуже ожидания. Особенно, когда не знаешь, сколько продлится твое ожидание. Увы, но время в такую пору жизни длится непомерно долго. В прочем, в эту пору года дни и без того были многим короче вечеров и ночей, из-за которых султанша не могла выходить в сад на прогулку так часто, как это делала обычно. Неспешные прогулки между рядами цветов, которые были посажены в том уголке или ином по ее личной просьбе, приносили Нергисшах удовольствие. И стоит ли говорить о детях? Не было и дня, чтобы они не прогуливались с ней, составляя компанию. Однако им все же было мало обычных прогулок. Им не терпелось уже повидаться со своим отцом, а также проводить более подвижные игры – как бы там ни было, а уложить вечерами детей спать султанше стоило не малых усилий. Как это обычно и бывает, стоит отцу оставить дом, как дети чувствуют, где оставлена была брешь, и тут же пытаются сделать нечто такое, чего при отце им не удавалось. Так, к примеру, Нергис пришлось позволить Осману и Мехмеду ночевать в их с Ахмедом покоях. И не только потому, что кое-кто не мог уложиться спать. Все-таки, так было спокойней самой султаншей, которую каждую ночь не давал спокойно поспать малыш под сердцем.
Поднявшись с постели одной лунной ночью, женщина направилась к столику, на котором стоял кувшин с водой, из которого она и испила несколько глотков освежающей воды и тихо вздохнула. Ахмеда не было дома уже не один день. Дни выстроились в одну цепочку, словно ожерелье из жемчуга, которое подарил ей повелитель по случаю свадьбы – они были одинаковыми и ровными, полными своих радостей и потех, вот только ей слишком сильно не хватало ее любимого мужчины. Знать, что он рядом, и ничего не угрожает их семье, было жизненной необходимостью. Прикрыв свои темные глаза, Нергисшах уже было приготовилась возвращаться в постель, когда ребенок снова зашевелился, болезненно упершись своими маленькими ножками или спинкой ей в спину, из-за чего она зажмурилась и просычала тихо.
- Мама? Ты не спишь? – спросил осторожно Осман, сев в постели. Его волосы были взъерошены, а большие карие глаза сейчас были заспанными и маленькими.
- Я встала, чтобы немножко попить, мой львенок, - улыбнувшись ребенку, пусть он даже не мог видеть из-за темноты в покоях ее улыбку, ответила сыну султанша. – А ты почему проснулся, Осман? – проведя ладонью по своему округлому животу, спросила Нергис у ребенка.
- Мне снова снился тот сон про птичек, - пожаловался мальчишка, к которому подошла султанша, и села на краю постели.
- Ты испугался, мой львенок? Чего же? Птички ничего не сделают тебе. К тому же, это был всего лишь сон, - продолжила она, пытаясь уловить то мгновение, когда ребенок под ее сердцем уже угомонится, и она сможет прилечь рядом с Османом и Мехмедом, который продолжал все еще сладко спать.
- Я знаю, но … все равно испугался, - виновато посмотрел Осман на свою мать, прежде чем заметил, что что-то было все-таки не так, как обычно. Мама не поспешила взять его на руки или обнять за плечи, а продолжала проводить рукой по своему округлому животу.
- Не бойся, мой хороший. Все будет хорошо, скоро уже вернется наш папа и все будет, как всегда, - пообещала она, но вместо согласного кивка Османа, получила лишь осторожный вопрос сына, не больно ли ей было сейчас. Мальчишка был еще совсем маленьким, когда на свет появился Мехмед, поэтому не помнил, как было когда-то тогда, когда он был еще у нее в животике. Так что, он сам обнимает султаншу своими ручками, и тихонько просит брата или сестренку позволить маме поспать. Ведь и он тоже уже устал. Но, уже спустя полчаса, когда Осман задремал на коленях у своей матери, Нергисшах поняла, что ничего этой ночью не закончится. И пока у нее было время, она осторожно поднялась из постели, на которой сидела, чтобы направиться к служанке – она должна была послать за повитухой и прислать тех, кто должен был остаться с детьми, пока будут длиться роды.
- Мама, ты куда? – окликнул султаншу сын, проснувшись, стоило ей сделать несколько шагов к двери.
- Осман, мой львенок… - начала было она, пытаясь придумать, как объяснить сыну все, что происходило сейчас. – Мой дорогой, ты должен остаться со своим братом, пока к вам не придет Эсма. Похоже, что твоя сестренка или брат решил родиться сегодня, и мне нужно приготовиться, - подойдя к сыну, произнесла она. Пока еще схватки не начались, она могла объяснить ему все, не вызывая ненужного беспокойства у ребенка. – Побудь с братом, сейчас к вам придет Эсма, договорились? Только не буди его, - попросила она, прежде чем оставить ненадолго детей в одиночестве. Уже спустя пять минут она добралась до покоев старшей калфы, которой и сказала все, что случилось. Но, когда Эсма пришла в хозяйские покои, сразу же увидела двух не спящих султанзаде: конечно же, Осман не удержался и разбудил брата, сказав ему о том, что у них родится сегодня кто-то.
- Ну и зачем вы разбудили Мехмеда, султанзаде? – спросила со всем должным уважением к представителю династии Эсма.
- Я хочу спать… а где мама? – сонно спросил Мехмед, как только оказался на руках у верной служанки Нергисшах-султан. Уже через какое-то время, она их уложила в постели, но уснуть они смогли только ближе к рассвету, незадолго до того, как пришла старшая калфа за какими-то вещами для младенца.
- Наша госпожа родила только что прекрасную девочку, Эсма, - порадовалась она вслух, но маленьким мальчишкам этой новости не пришлось услышать сейчас, только немногим погодя, когда они хорошенько выспались, детей привели к матери и они смогли посмотреть на крошечную сестренку.
- Мама, неужели она помещалась у тебя в животике? – спросил Осман, глядя на спящую девочку.
- Ей было уже мало там места, поэтому ей пришлось оттуда вылезать, - произнесла в ответ Нергисшах, наблюдая за тем, какими большими глазами смотрел на сестренку Мехмед, сидя возле нее. – Красивая сестра у тебя, Мехмед? – спросила она у младшего из сыновей, улыбнувшись ему. Она была уставшей после родов, но т.к. они прошли легче предыдущих, не чувствовала такого упадка сил, как было с Османом.
- Ага, - только и ответил сынок, обняв маму. - Только я хотел братика...
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

20

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
С давних времен в великом Османском государстве существовал жестокий закон - каждый новый султан, взойдя на трон, должен был лишить жизни своих младших братьев, дабы избежать войны за власть. Султану Сулейману в этом отношении повезло больше своих предшественников, ведь по воле Всевышнего все его братья умерли еще в детстве, став жертвами страшной болезни, что не щадила как бедных, так и богатых... а вот его детям, кажется суждено было начать борьбу за трон блистательной Порты? И сейчас в игре оставалось лишь двое шехзаде, но они не желали уступать друг другу, считая что один брат будет спасением для государства, тогда как второй - стихийным бедствием. Обо всем этом Ахмед размышлял на пути к Анкаре, надеясь на то что Баязид его услышал и если не ради себя, то хотя бы ради своих пятерых сыновей откажется от притязаний на трон... ведь подобного его отец совершенно точно не простит и не сможет забыть. Все это было чертовски глупо, если вдуматься - особенно при той цене что придется так или иначе заплатить за собственную глупость...
-Ахмед-паша! Подождите! -почти сразу после отъезда из Амасьи, бейлербея Анатолии окликнул его сегодняшний собеседник - тот самый сановник что управлял делами государства в Конье. -Выслушав все что было сказано, я подумал о том что вы совершенно правы и тоже уехал... а остальные похоже решили присоединится к шехзаде.
-Они не присоединятся к нему, -ответил Ахмед, придержав коня и пустив его затем шагом. -Я полагаю, что повелитель будет знать о планах своего сына уже через пару дней... и затем позаботится чтобы шехзаде остался один перед лицом его гнева. Надо полагать, после смерти старшего сына, наш султан стал еще более подозрительным...
-Признаюсь, я не подумал об этом, но благодарен вам за то что не испугались высказать собственное мнение, -кивнул паша. -Ваши слова заставили меня задуматься о том что истинно и ложно... и я пришел к выводу что вы совершенно правы и золотая птица в небе не стоит собственной жизни.
-Я рад это слышать, а сейчас прошу меня извинить - хочу как можно скорее вернутся домой, так что не могу тратить время на разговоры, -поспешил извинится Ахмед. -Меня давно уже ждут...
Свою любимую семью и уютный дом, наместник считал самой большой драгоценностью в своей жизни и потому никто не мог не бы сейчас удержать его на пути в Анкару. Приказав своей свите поторапливаться, он пришпорил коня и после нескольких дней пути благополучно прибыл в главный город вверенного ему эялета. И как оказалось, любимая жена ожидала его с очередным чудесным даром на руках - их долгожданной дочкой.
-Она такая красивая... я хочу чтобы наша дочь была похожей на тебя, любимая, -улыбнулся паша после того как взял своего ребенка на руки и согласно обычаю, дал сладко спящей девочке имя. Драгоценные сыновья Ахмеда тут же пожаловались своему отцу, что хотели младшего братишку, а вместо него родилась девчонка, которая к тому же все время спит и не хочет играть с ними. -Когда Айше подрастет, то вы будете играть вместе - и что это за разговоры? Как старшие братья, вы должны ее оберегать и защищать от всех бед как самое дорогое сокровище.
-Но мы сейчас уже хотим поиграть с ней.., -возразил Осман, усевшись рядом с Ахмедом на кровати и посмотрев на сестренку. -А она все спит и спит... или плачет.
-Когда вы с Мехмедом были такими же маленькими, то тоже спали и плакали, -рассмеялся счастливый отец. -А мы с мамой не мешали вам спать и не сердились между прочим, что вы не желаете больше ничего делать. Так что наберись терпения, сынок и подожди пока твоя сестра подрастет. А сейчас вместе с Мехмедом, ступайте в свои покои - мне надо поговорить с мамой.
После этих слов, верная и преданная Эсма увела мальчиков - а Ахмед принялся рассказывать жене обо всем что произошло в Амасье. Нергис оказалась права, когда говорила о том, что ее дядя ценит одну лишь только власть и будет стремится к ней любой ценой... почему-то надеясь при этом, что венценосный отец позволит ему развязать войну.
-После того как я сказал, что не желаю участвовать в бунте, все прочие "гости" шехзаде поспешили обвинить меня в трусости, -продолжил свой рассказ Ахмед. -А я попросил твоего дядю одуматься, любимая... хотя бы ради его детей, которых он своей же рукой толкает в бездонный колодец, откуда им уже не выбраться. Но похоже что шехзаде Баязид намерен выступить против своего брата и это восстание лишь вопрос времени. Прежде чем попрощаться он попросил меня передать тебе вот это...
Паша протянул своей жене тот самый перстень, что когда-то принадлежал ее отцу. Возможно эта вещь должна была навеять султанше не самые веселые воспоминания... однако теперь кольцо по праву принадлежало ей.
-Он сказал, что этот перстень твой отец подарил шехзаде Джихангиру в ту самую ночь, перед.., -Ахмед не стал договаривать, зная что супруга поймет его с полуслова. -И я посчитал нужным принять его и вернуть тебе - мне кажется что нам стоит сохранить эту вещь в нашей семье как напоминание о великом и добром человеке, ставшем жертвой придворных интриг. Когда наши мальчишки подрастут, можно будет рассказать им эту печальную историю...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-06 01:58:57)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There are no friends; only moments of friendship