внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There are no friends; only moments of friendship


There are no friends; only moments of friendship

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://68.media.tumblr.com/ec281e1ee2e6adaaca08e1e687079f59/tumblr_o5bj2fWKzI1qb64kco6_r2_250.gif[/AVA]
Когда сообщили о том, что бейлербей уже приехал в свой дворец, Нергисшах находилась, как уже обычно и бывало в своих покоях с дочерью на руках, пытаясь уговорить детей выйти хоть ненадолго вместе с Эсмой на прогулку. Но, тщетно? Осман и Мехмед уселись по обе стороны от своей матери, не желая выходить без матери (ох уж эти капризы султанзаде, на которых сказалось отсутствие отца). Однако, когда доложили о том, что приехал Ахмед, не только женщина улыбнулась. Возвращению своего отца обрадовались и дети, что сразу же бросились ему навстречу, стараясь рассказать отцу обо всем, что случилось в его отсутствие. Например, о том, каким был хорошим братом Осман – он проснулся той ночью, когда родилась его сестренка, потому что чувствовал что-то! Ну, а Мехмед просто обнял своего отца за шею и пожаловался ему на то, что ему хотелось все-таки еще одного брата. А то пока его братишка учится, ему совсем бывает скучно. Тем более теперь, когда появилась из животика маленькая девочка, что только спит и плачет.
Наблюдая за всем этим, султанша не могла не улыбнуться на слова своих детей и осторожные ответы Ахмеда, которому пришлось пробыть в пути не один долгий день. А ведь он приехал достаточно быстро, и наверняка долго не задерживался нигде в пути, учитывая, насколько далеко находилась от Анкары Амасья, где когда-то жила и она сама. Впрочем, подумать только: ее прежний дом находился так далеко от столицы, в которой бурлили страсти и интриги против ее отца. Ей по-настоящему нравилось в Амасье, что была настоящей шкатулкой с различными украшениями. Население санджака было настолько разным и много культурным, что можно было смело утверждать, будто бы в нем собрались, пожалуй, все представители населения Империи. В любом случае, управляя этим санджаком, шехзаде получал удивительный опыт, которого был лишен любой другой.
Как бы ни старалась Нергис, оттолкнуть от себя все воспоминания об отце, она не могла не вспоминать о нем с долей грусти даже сейчас, когда жизнь для нее наладилась, у нее были свои дети и мужчина, который любил ее, и которому она дарила свое тепло. Вот только боли потери время не могло унять, как и не забирало доли сожалений о том, что он не мог находиться хоть иногда рядом с ней и видеть своих внуков, или просто знать, насколько она счастлива.
Поднявшись с постели, султанша передала дочь Ахмеду, после чего дождалась, пока он даст ей имя. Для этого она сложила руки к молитве, чтобы выпросить у Аллаха заступничества для их крохотной жемчужины, которую они будут охранять от всего мира, словно ракушка на дне морском, скрывает свою жемчужину. И, когда паша передал супруге дочь, Нергисшах не могла не улыбнуться на его слова. Все-таки она соскучилась по нему за те долгие две недели, которые он провел в пути – а ведь он прежде не оставлял ее на столь долгий срок одной в их дворце? Ей хотелось уже поскорее обнять своего мужчину и поцеловать, но пока она, конечно же, не делает ничего подобного – негоже среди белого дня и при детях. Конечно, вскоре после разговора с отцом мальчишки уходят вместе с Эсмой, самой верной служанкой султанши, которая была при ней еще в Амасье, и у женщины есть возможность обнять мужа, которому есть что рассказать ей…
[float=right]http://funkyimg.com/i/2mYY3.gif[/float]- Мой отец никогда не пошел бы войной против брата. Баязид просто не уверен в своих силах, в своем отце и боится той судьбы, которую сам призывает на свою голову, - тяжко вздохнув, припомнила Нергисшах, обнимая Ахмеда. – Думается мне, у него были хорошие советники, которые предлагали ему не одну возможность для спасения себя. Наверняка ему предлагали пойти войной на отца, а после казнить своих братьев, но он никогда этого не делал. Как жаль, что брат идет против брата… - добавила она, выслушав все, что хотел рассказать ей супруг. – Не имеет значения, что сказали другие – повелитель еще спросит с них о том, как они поступили, - продолжила женщина, прежде чем кольцо ее отца не оказалось в ее руке.
Большое кольцо, украшавшее некогда палец шехзаде – она хорошо помнила его, ведь с ним ее отец никогда не расставался. Оно же было на его пальце в день их последней встречи, что предстала перед ее взором снова, будто бы все случилось только вчера.
- Возможно, расскажем, когда придет время. Наши дети будут знать правду, - подняв взгляд своих темных глаз, Нергис сжала в ладони кольцо, прежде чем подарить мужу короткий поцелуй. – Ты, наверное, устал с дороги? Давай, пообедаем вдвоем? – предлагает она Ахмеду. – Ты еще успеешь заняться делами до вечера, - продолжила султанша, проведя ладонью по плечу мужчины, пока ее ладонь не накрыла его ладонь своей. – Я очень соскучилась по тебе. Не стоит меня оставлять одну на столь долгое время, дорогой, - добавила она тише ему на ухо. Благо, она могла рискнуть позволить себе близость с ним, ведь роды были легкими, не говоря уже о том, что чувствовала она себя намного лучше.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

22

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
-Я не собираюсь оставлять тебя одну, любимая, -улыбнулся обожаемой супруге Ахмед. -В этой поездке я узнал главное... что восстание рано или поздно произойдет и следует заранее принять необходимые меры для спокойствия и порядка в эялете. Но я все же не теряю надежды, что твой дядя еще может одуматься...
Паше слабо верилось, что подобные надежды могли бы сбыться... ведь когда ставки в игре за власть слишком высоки, неуемное честолюбие заставляет людей забывать буквально обо всем на свете - а в случае Баязида, к честолюбию, словно острая приправа присоединялись еще и ненависть с завистью к брату. Брату, которого родители посчитали лучше, умнее и достойнее... Пожалуй, можно было даже не сомневаться в том что шехзаде на этот раз не ограничится мелкой стычкой с Селимом и доведет дело до финальной развязки, которая будет весьма печальной.
Однако, в данном случае совесть Ахмеда была совершенно чиста - он не предал своего повелителя и высказал Баязиду все что думает по поводу его затеи. Что будет дальше, мог знать лишь только Всевышний...
-Мне не хочется больше никуда уезжать от тебя... знаешь, эти дни в дороге кажутся мне потраченными впустую: ведь меня никто не стал слушать, -продолжил паша, после того как слуги быстро и ловко накрыли обед на красивом низком столике. -В городе полно дел и я надеюсь, что больше ничего не отвлечет меня от них. Хочу проводить с тобой и детьми больше времени - и надо бы нанять нашему Осману хорошего учителя. Он уже умеет читать и надо бы начать приучать его к серьезной учебе. И у тебя будет больше времени, любимая, для твоего вакфа, если наш озорник будет на пару часов в день занят.
Ахмеду всегда нравилось учиться и он надеялся, что Осман и Мехмед последуют его примеру и будут очень прилежными учениками для своих учителей. И конечно же паша собирался  в обязательном порядке дать хорошее образование и своей пока что единственной дочери - даже несмотря на то что обучение женщин в османском государстве никогда не было первостепенной задачей. Для дамы из благородной семьи всегда достаточно было уметь управляться с прислугой, вести дом своего мужа и быть ему доброй, любящей и благодарной женой. Однако, Ахмед считал иначе, так что решил что со временем и Айше сможет обучаться вместе со своими братьями и конечно же много читать. Получив должность бейлербея Анатолии, паша первым делом привез в Анкару собранную им еще в столице богатую и драгоценную для него библиотеку, так что недостатка в хороших книгах у его детей точно не будет.
-Что скажешь на мое предложение, милая? -улыбнулся Ахмед, посмотрев на любимую жену. -А еще я приготовил для тебя один сюрприз - но если позволишь, то преподнесу его тебе завтра... потому как сегодня я никуда не хочу уходить от тебя. Даже ненадолго.
Притянув к себе Нергис, паша подарил ей очередной нежный поцелуй. Наконец-то все тревоги и невзгоды позади и он снова пристал к своему теплому и надежному берегу... там где его всегда ждут и конечно же очень любят. Ахмед обнимал свою обожаемую супругу, в очередной раз мысленно пообещав самому себе, что всегда будет надежно охранять их взаимную идиллию, чего бы не произошло в этой жизни...
На следующий день, Ахмед после всех важных дел, решил наведаться к мастеру ювелиру, у которого заказывал подарок для Нергисшах. Для компании бейлербей решил взять с собой в город старшего сынишку, которого давно уже обещал покатать на своей лошади - так сказать, совместить приятное с полезным. Малыш Мехмед в это время был уложен спать днем своей няней, так что не обиделся на братца за то что на прогулку взяли только его. Ну а Осман сиял от радости, тем более что отец доверил ему очень важный секрет - они поедут не просто прогуляться, а за подарком для любимой мамы.
-Доброго дня, почтеннейший, -поприветствовал ювелира Ахмед, после того как зашел вместе с сыном в лавку возле рыночной площади. -Я решил заглянуть и справится о своем заказе.
-И вам доброго, господин! -поклонился мастер. -Вы пришли вовремя, я как раз вчера закончил работу над вашим заказом. Надеюсь что вы будете очень довольны.
Ювелир выложил на прилавок деревянную шкатулку темного дерева, украшенную искусной резьбой и растительным орнаментом и затем поднял крышку, продемонстрировав свое творение. Ахмед подхватил на руки Османа, чтобы ему было лучше видно и довольно улыбнулся, взяв с черной бархатной подушечки одну из сережек. Сказать что это украшение было великолепным - значило бы ничего не сказать вовсе, потому как искусный мастер превзошел самого себя, постаравшись в точности повторить рисунок сделанный Ахмедом.
-Всевышний благословил вас великим талантом, достопочтенный мастер... у меня не хватает слов, чтобы выразить свое восхищение! -выдал свой вердикт бейлербей, показав сыну готовый подарок. -Ну что, Осман - нашей маме понравится этот подарок?
-Я думаю что да, -с важным видом кивнул мальчик. -А почему ты хочешь ей подарить это? Разве у мамы день рождения?
-Сынок, для того чтобы дарить подарки вовсе не нужно дожидаться какого-либо повода. Когда ты станешь взрослым, то поймешь это, -объяснил сынишке Ахмед, улыбнувшись. -Однако, у меня все же есть замечательный повод, ведь наша мама тоже сделала мне чудесный подарок - нашу Айше. Я хочу чтобы смотря на эти серьги, она всегда вспоминала об этом счастливом дне.
-О, так значит ваша супруга уже одарила вас? Поздравляю, господин! -поспешил произнесли мастер, также довольно улыбнувшись. -И мне было очень приятно слышать вашу похвалу - скажу сразу, что работать по вашему рисунку было очень непросто, настолько он сложен для воплощения. Но если вы довольны, то и я очень рад.
-Я более чем доволен, -кивнул Ахмед, аккуратно вернув сережку на место в футляр и защелкнув замочек на крышке. -Как я уже говорил, скупится я не буду и вы получите достойную награду за свои старания.
Конечно же паше не терпелось как можно скорее вручить свой особенный подарок Нергис, так что он вместе с сыном направился домой, после того как расплатился с ювелиром. Осман тоже был доволен прогулкой и захотел посмотреть как отец будет дарить подарок, на что Ахмед охотно согласился - пусть сынок сам увидит и почувствует насколько приятно не только получать подарки, но и дарить их, доставляя радость другому человеку.
-А можно я отдам маме эту коробочку? -попросил мальчик и получив шкатулку, первым зашел в спальню, где Нергис как раз укладывала спать малютку Айше. -Мама, посмотри, что у меня есть! Мы с папой привезли тебе очень-очень красивый подарок!
Ахмед вновь подхватил на руки сына и уселся вместе с ним на кровать, где мальчишка и протянул своей матери подарок. Оставалось лишь дождаться пока Нергисшах откроет крышку и увидит совершенно особенный сюрприз?
-Я очень долго искал что-то достойное тебя, любовь моя, -произнес паша когда его супруга открыла шкатулку. -И не найдя решил что тебе нужно нечто совершенно особенное... такое украшение, которого больше не будет ни у кого в этом мире.
-Тебе нравится, мама? -решив что мать слишком долго рассматривает серьги, Осман тоже решил вставить свое веское слово. -Папа сказал, что ты обязательно должна сразу же их надеть...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-27 00:02:18)

+1

23

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://68.media.tumblr.com/ec281e1ee2e6adaaca08e1e687079f59/tumblr_o5bj2fWKzI1qb64kco6_r2_250.gif[/AVA]
- Восстания всегда вспыхивают, когда народ не доволен чем-то. А когда народ бывает всем доволен? – не весело улыбнулась султанша в ответ на слова своего супруга. Ему было о чем подумать: вполне возможно, что народ будет бунтовать, тщетно возлагая надежды на шехзаде, который только ступил на путь бунтовщика. Когда-то народ бунтовался и против султана Сулеймана, когда он казнил своего самого старшего сына, самого популярного в народе шехзаде, что когда-либо были в этой империи. Стоит ли говорить о том, каким почтением пользовался тот самый шехзаде, которого до сих пор называют надеждой Османской Империи? Правда, теперь эта надежда была уже утрачена. Ведь остальные шехзаде, если говорить уже на чистоту, по большей степени заботились о собственной выгоде и благе, нежели о народе, ввернному им аллахом. Может только показаться, что народ – глупый и неотесанный, ничего не понимает в жизни и не умеет смотреть дальше собственного носа, однако это не так, за исключением тех самых единиц, которые не умеют смотреть и делать выводы. Народ – терпеливый, до поры до времени. И порой, этот самый терпеливый народ способен удивить своей прозорливостью и дальновидностью, чего не скажешь о высших сановниках, что подобном змеям окружили повелителя.
Да. Теперь, спустя не один год после самой большой в своей жизни потери, Нергисшах более не винила одного лишь султана, казнившего ее отца, в этом тяжком преступлении. А как еще назвать ту несправедливость, которая произошла с ее отцом? Теперь султанша винила тех, кем повелитель окружил себя в последнее время, ведь знала – когда-нибудь возмездие их настигнет, если совесть еще не начала разъедать им душу изнутри.
Тем временем слуги накрывают на стол, расставляя на низком круглом столике все те вкусности, которые были приготовлены как раз вовремя к обеду. И пока слуги заняты тем, чтобы угодить господам, женщина не без малого удовольствия обнимает Ахмеда, прикрыв глаза на какое-то время. То, что он уже рядом с ней и более никуда не собирается, кажется похожим на сон, но не на объективную реальность, в которой они продолжают оба существовать.
- Да, ты прав, - соглашается с супругом Нергис. Но, вовсе не потому, что ей было в тяжесть возиться с детьми. Действительно, дети должны были получить должное образование. Сама султанша получила блестящее образование в гареме своего отца – об этом шехзаде Мустафа позаботился. Его дочь была обучена не только грамоте и счету, но и имела кое-какие познания в иностранных языках, не говоря уже о классическом наборе учений, которые должно знать любой женщине, как и изучение Корана. Так что, было действительно постараться передать частицу знаний и своим детям. – Правда, когда наш Осман станет более усердно заниматься, нашему Мехмету будет скучно. Но, ему тоже скоро понадобится учитель, - добавляет женщина, позволив себе немного помечтать о том времени, когда дети подрастут, и станут покорять первые свои достижения.
- Самый лучший мой подарок – это твое возвращение, Ахмед, - пользуясь случаем, что служанки ушли, Нергисшах проводит ладонями по плечам мужа, прежде чем дотянуться до его уст своими. И ведь, разве было возможно в этот самый момент заставить оторваться от него? Конечно, разлука и длительное воздержание, заставило обоих изголодаться друг по другу, поэтому ее пальцы совсем скоро стягивают кафтан с плеч супруга, которому оставалось лишь усесться на краю постели, обнимая ее…
Конечно же, совсем скоро им приходится все-таки угомонить собственное желание, и подкрепиться немного остывшим обедом, когда и Айше дает о себе знать, тихо хныча в своей постельке. К тому же, вскоре после прогулки возвращается и Осман с Мехмедом, которые с удовольствием присоединяются к своим родителям за обедом. А ведь каждое блюдо в присутствии отца даже на вкус становится другим! Кажется, любая пища приобретает свой неподражаемый вкус и особенность, когда на душе царит радость и счастье.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
http://funkyimg.com/i/2n58o.gif http://funkyimg.com/i/2n58A.gif
____________________

- Наконец-то ты рядом, моя любовь, - шептала тем вечером Нергисшах мужу, когда он обнимал ее в их постели, где в его отсутствие занимали по обе стороны от нее их сыновья. Конечно, сегодня они тоже думали о том, что сумеют задержаться в родительских покоях. Но, когда Мехмед буквально сидя начал клевать носом, его удалось без особенного труда перенести в свои покои, тогда как Осману пришлось поступать, как взрослый султанзаде. Так что, только малютка Айше составляла компанию своим родителям этой ночью. К ней султанша обычно вставала ближе к утру, ведь девочка прекрасно спала на протяжении практически всей ночи, давая вдоволь поспать всем. Ну, а когда Ахмед проснулся, она уже довольно лакомилась материнским молоком, позволяя отцу не только обнять мать со спины, но и украсть несколько поцелуев с ее уст.
Когда Ахмед вернулся тем днем, Айше снова спала. Вот только муж вернулся не один, и не с пустыми руками. Ей уже совсем скоро вручили прекрасную коробочку с подарком, от которого Нергисшах даже не могла отвести свой взгляд – все было так красиво! Тончайшая работа, дражайшие камни и золото – кажется, такого не сделал бы даже повелитель, что славился хорошим ювелирным мастером. Ухватившись пальцами за свое украшение, что было также подарено Ахмедом ко дню рождению их сына, султанша отвела взгляд от сережек только тогда, когда к ней обратился сыночек.
- Я с удовольствием их надену, - произнесла Нергис, прежде чем отстегнуть застежку на одной из своих сережек. – Поможешь мне? – предлагает она сыну, вложив в его маленькую ручку сережку, что была ничем не хуже новой пары. Осман не только собирает сережки, которые ему передает мама, но и передает подаренные ей в руки, чтобы она могла надеть их, как ему того и хотелось. – Ну, как? Мне очень нравится! А вам? – спрашивает женщина у мужа и сына, прежде чем подняться со своего места и подойти к зеркалу с туалетным столиком, на котором найдет небольшое зеркальце на ручке, в котором будет лучше заметно красоту, сверкающую у нее в ушах. И ведь, именно в этот момент в покои тихо постучала служанка, чтобы передать важное послание для бейлербея…
- Паша, к вам посланник из столицы. Он ожидает возле дворца. Прикажете впускать его? – спрашивает калфа, ожидая решения хозяина.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

24

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Ахмед улыбался, наблюдая за тем как его супруга примерила свой подарок, который был ей очень к лицу и подчеркивал ее изысканную красоту. Бейлербей всегда был человеком бережливым, но не скупым, так что в полной мере пользовался возможностями своего финансового положения, чтобы осыпать любимую жену подарками, даже и без особого на то повода. Да и разве можно сравнить с чем-нибудь то незабываемое ощущение о котором паша еще совсем недавно говорил своему сыну? Ведь преподнося подарок дорогому и близкому человеку, даришь не только какую-то материальную и красивую вещь, но и показываешь свое внимание и конечно же любовь - а это в нашем мире стоит дороже чем все богатства и власть.
-Тебе очень идет, любимая. Полагаю, что давно уже пора пригласить портниху - пусть сошьет тебе подходящий наряд под эти украшения? -предложил Ахмед, любуясь своей прелестной женой. -Ты оденешь его, когда поедешь в свой вакф.
Можно со всей ответственностью утверждать, что популярность Ахмеда как наместника Анатолии возросла с тех самых пор как он женился на Нергисшах. Его прелестная султанша стала заниматься благотворительностью в Анкаре и жители очень полюбили ее, говоря что она такая же милосердная и добрая как и ее покойный отец. Естественно, при таком раскладе и заботе о бедняках столицы эялета, можно было даже и не думать о каких-либо бунтах или волнениях - Анкара жила спокойной и счастливой жизнью на протяжении целых шести лет и Ахмеду хотелось, чтобы так продолжалось и дальше...
-Паша, к вам посланник из столицы. Он ожидает возле дворца. Прикажете впускать его? -сообщила тем временем, Лализар-калфа, отвлекая тем самым наместника от его размышлений. И даже еще не взяв в руки послания от повелителя, Ахмед уже догадывался о его содержании... надо полагать, великий султан уже успел узнать о планах своего сына?
-Проводите его в мой кабинет, -приказал паша, поднявшись с постели и потрепав по волосам сына. -Помнишь, мы с тобой говорили о грядущей буре, Нергис? Ее предвестник только что прибыл в наш дом...
Султанский гонец передав Ахмеду послание, сообщил что не уедет без ответа паши, который ему надлежало доставить в столицу незамедлительно. Поэтому, наместнику следовало написать его собственноручно и не пользуясь услугами секретаря, которому он обычно диктовал все свои важные письма. Правда на этот раз, Ахмеду нужно было написать всего лишь несколько слов - повелитель приказывал ему начать подготовку к военным действиям и ожидать приказа выступить на стороне наследника престола. Судя по всему, кто-то из приближенных Баязида в Амасье давно и аккуратно снабжал султана Сулеймана всей необходимой информацией о том что происходит в санджаке. Увы, но шехзаде был слишком тщеславен и самоуверен (не хотелось бы сказать, что глуп), чтобы допустить мысль о том, что кто-то из его людей мог его предать.
Перечитав послание великого падишаха, Ахмед взял чистый лист пергамента и обмакнув перо в чернила, написал ожидаемый ответ. Он начнет подготовку к грядущему военному походу незамедлительно и завтра же отдаст необходимый приказ янычарскому аге...
И надо полагать, что спокойные и безмятежные дни закончатся когда пройдет зима? Баязид не поведет своих воинов на Кютахью пока не пройдут холода, так что времени для необходимой подготовки более чем достаточно.
-Мой ответ готов - доставьте его нашему повелителю, да продлит Всевышний его дни в мире и спокойствии, -произнес Ахмед, передав гонцу футляр с письмом. Тот почтительно поклонился и не медля ни единой минуты отправился в обратный путь - ну а паша, спустившись на первый этаж своего дома, приказал одному из слуг обойти всех своих советников и объявить о том что завтра утром будет собран срочный совет.
-Папа, ты уходишь? -поинтересовался Осман-любопытный-нос, прибежав к своему отцу и увидев его возле дверей. -Я тоже хочу пойти с тобой...
-Нет не ухожу, просто отдал кое-какие распоряжения насчет важных дел, -улыбнулся Ахмед, подхватив сынишку на руки. -Кстати, у тебя теперь тоже будут дела, как у взрослого, сынок - мы с мамой решили что тебе пора серьезно учиться. Завтра же я найду тебе подходящего учителя, чтобы не тратить зря времени. Он будет рассказывать тебе все самое интересное и откроет тайны мудрецов и их научных трудов. Я уверен, что тебе очень понравится учиться.
Передав Османа Лализар, паша вернулся в покои своей жены, где и рассказал ей о той буре, что совсем скоро должна была грянуть в великом османском государстве. Увы, но участь Баязида скорее всего уже была предрешена... ведь зная его гордый характер навряд ли можно было надеяться, что он смиренно станет просить повелителя простить его за дерзость? К тому же, Баязид считал себя более достойным кандидатом на престол Блистательной Порты чем его брат... и тем самым он подписал смертный приговор не только себе, но и собственным детям.
-Как только пройдут холода, начнется война, любимая, -тихо произнес Ахмед, усевшись рядом с женой и взяв ее за руку. -Я могу с точностью сказать лишь одно - она будет недолгой, ведь скорее всего никто из тех пашей что были в Амасье не посмеет выступить против шехзаде Селима. Но... что будет дальше, знает лишь один держатель судеб. Мы можем лишь надеяться, что эта буря не коснется нашего дома и счастливой и спокойной жизни...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-10 01:52:58)

+1

25

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://68.media.tumblr.com/ec281e1ee2e6adaaca08e1e687079f59/tumblr_o5bj2fWKzI1qb64kco6_r2_250.gif[/AVA]
К добру ли? Нет, никто не ведает наперед, однако Нергисшах могла поклясться чем угодно, что вести из столицы не порадуют ее. Наверное, она уже совершенно растеряла веру в возможность обрести свое спокойствие, стоило только Ахмеду отправиться в Амасью на встречу с шехзаде Баязидом. У ее дяди было на уме далеко не мирное решение спорных моментов относительно престола повелителя всей Османской Империи, на который имели право, конечно же, все сыновья султана вне зависимости от того, кто был старше. Удача, хитрость и смелость должны были  привести самого достойного из кандидатов к столице и престолу. Ранее считалось, что путь из Манисы в столицу должен был проделать именно тот шехзаде, который станет правителем всей империи – султан Селим Хан, султан Сулейман были назначены в этот санджак, прежде чем становились правителями целой империи, построенной их великими предками.
И ее отец был тоже назначен в этот санджак, прежде чем не стал мишенью интриг новой любимой наложницы своего отца, который в итоге предал безграничную и не очерненную любовь своего сына, отняв у него жизнь.
Но это те воспоминания, которые только ранят душу, заставляя тихо вздыхать по тому, кого уже было не вернуть.
Султанша ничего не ответила своему мужу, только проводила его взглядом своих темных глаз, прежде чем положила на свой туалетный столик зеркало и направилась к колыбельке, в которой мирно спала ее маленькая крошка Айше. Осман, почувствовав, как переменилось настроение вокруг, прижался щекой к матери, что также обняла его, решив немного покачать в кроватке малышку, что тихонько хныкнула во сне.
- Мама, а что за буря придет? – посмотрев на Нергис своими большими и такими наивными глазами, спросил Осман у матери. – Я не хочу, чтобы была буря, - тихо добавил мальчишка, на что женщина тихо вздохнула в ответ.
Ведь, что было ей ответить сыну? Никто из них не хотел, чтобы наступала буря, в которой мог пострадать кто угодно. Далеко не всегда было обязательно, чтобы правый побеждал. Да и откуда знать, кто будет прав, а кто ошибается? Может быть, они все находятся в глубоком заблуждении? Но, как бы там не было, а буря ударит основной силой по оставшимся шехзаде и их семьям. А с этим Нергисшах ничего не могла поделать.
- Мой львенок, бури не будет – на улице, конечно же, будет хорошая погода, - улыбнулась султанша, прекрасно понимая, что именно о погоде подумал их маленький шестилетний ребенок. Мальчишка не способен еще думать о кознях, которые строят друг против друга их родственники, находившиеся слишком близко к престолу султана, на месте которого желал бы оказаться каждый. Ведь у его ног находится немало и немного – весь мир.
- Но папа сказал…
- Папа имел в виду другое: когда события бурно развиваются и могут кому-то навредить, тогда все происходящее называют бурей, - попыталась объяснить сыну Нергис, надеясь, что это немного внесет ему ясность.
- И кто может пострадать, мама? – осторожно спрашивает ребенок, не отводя взгляда своих темных глаз от матери.
- Этого нам неизвестно, мой дорогой. Подобным ведает только Аллах. Но ты не печалься – ничего дурного с нами не случится, ведь буря нас не коснется. Вот увидишь, - попыталась успокоить сына, с которым они просидели еще какое-то время, прежде чем сонный Мехмед вместе со своей няней не пришли к покоям матери, у которой нашлось место на руках для своего любимого озорника. И где-то именно в это мгновение Осман сбежал из-под присмотра, чтобы отыскать своего отца. Заметив, что сын ушел, Нергисшах сразу же догадалась, в чем могла быть причина, поэтому отправила калфу на поиски сына, тогда как Мехмеда унесла от нее служанка, чтобы покормить и переодеть к ужину, что придет даже раньше, чем они  успеют глазом моргнуть.
И пока длились подготовки к ужину семьи бейлербея Анатолии, он сам пришел к своей супруге, чтобы рассказать обо всех последних новостях из столицы, на которые султанша не знала даже как реагировать. С одной стороны ей было жаль своего дядю и его семью – возможно, ей стоило предупредить его еще раз? Однако с другой стороны, она не знала, где был он сам, когда шелковый шнурок стиснул шею ее отца. Почему не предупредил его об опасности?
- Будем надеяться, что так оно и будет, - тяжко вздохнула женщина, наклонившись к губам мужа, чтобы подарить ему небольшой поцелуй, при помощи которого она надеялась отвлечь мужчину от возможных размышлений, прежде чем шумные детки вбежали в покои готовые к их совместному ужину. К тому же, сейчас ей хотелось дать понять Ахмеду, что до тех пор, пока он будет здесь заниматься порученными ему делами – она будет оберегать их тихую гавань и сохранит тепло каждый день, что им отведен до мгновения разлуки…
… как это обычно и бывает, время бежит очень быстро, когда хочешь насладиться каждым проведенным мгновением с любимым, со своей семьей и довольствоваться тем, что даровал им Аллах. Однако время похода пришло, и султанше предстоит проститься с любимым супругом, не зная, когда ожидать обратно. К тому же, он шел не куда-нибудь, а на войну, где могло случиться все, что угодно.
- Обещай мне, что будешь осторожен, - просила тем вечером Нергис у Ахмеда, когда опустилась к нему на колени уже после ужина, из которого дети отправились в свои покои, чтобы приготовиться ко сну при помощи прислуги, давая возможность своим родителям побыть наедине перед разлукой.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

26

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Испытание временем
Мечи и копья. Им нет счета,
А время убивает без расчета.
Поводья как струна, и кони на дыбы.
Галоп ночей – превратности судьбы.
Аль-Мутанабби

Наверное только один Всевышний знал, насколько Ахмеду не хотелось покидать любимую жену и детей... но приказ великого султана был однозначен и паша не мог его ослушаться. Когда-то в юности, наместник мечтал о том, что будет заниматься любимой наукой и различными исследованиями - однако, после того как от оспы умер его старший брат, подобное стало попросту невозможным. Единственный наследник благородного семейства обязан был стать хорошим воином на благо великого османского государства... и Ахмед смирился с этим, постаравшись забыть о том что его душа вовсе не лежит к походам и завоеваниям. Однако, кажется его старший сынок был абсолютной его противоположностью? Когда слишком быстро промелькнула поистине сладкая ночь наедине с любимой супругой, Ахмеду следовало не мешкая собраться и выступить на Конью во главе своих войск... а когда он собирался, прибежал заспанный Осман и с восторгом наблюдал как слуги помогают его отцу облечься в традиционный боевой доспех.
-Папа, можно я поеду вместе с тобой? -попросил кудрявый мальчишка, когда сборы Ахмеда были наконец-то завершены и осталось лишь пристегнуть к поясу саблю и взять шлем. -Я ведь умею уже ездить верхом... ну почти.
-Сынок, а кто же тогда останется главным в доме? -на полном серьезе поинтересовался паша, взяв сынишку на руки. -Я уезжаю ненадолго и хочу чтобы ты заботился о маме, брате и сестре, пока меня не будет. Ты ведь выполнишь мою просьбу?
-Угу.., -грустно вздохнул Осман. -Но я хочу поехать с тобой... и посмотреть на настоящую войну...
-Это не самое приятное зрелище, сынок - и на твой век войн еще хватит, -грустно улыбнулся Ахмед, передав маленького озорника старшей калфе. -И не хмурься пожалуйста, я очень скоро вернусь, обещаю тебе.
По обычаю, все слуги собрались проводить хозяина в поход, почтительно наблюдая как он прощается со своими домочадцами. Младшие дети Ахмеда были еще сонными и не особенно поняли, куда уезжает их отец - Мехмед, обнимая за шею Нергис, успел задремать, пока его родители прощались.
-Береги себя, любимая. Я знаю, что все закончится быстро... так что возможно успею вернутся раньше чем мои письма до тебя дойдут, -произнес паша, обняв сразу и жену и младшего сына. -Я буду очень скучать... и да хранит тебя и наших детей Всевышний.
Как и следовало ожидать, паши что поддерживали Баязида не осмелились выступить на его стороне после писем великого визиря, предупредившего каждого о справедливом гневе падишаха за пособничество в бунте. Ахмед надеялся, что растеряв сторонников, шехзаде не осмелится развязать войну... но Баязид был слишком упрям и не смог побороть свою ненависть по отношению к старшему брату. Сбор всех войск был назначен втайне в военном лагере неподалеку от Коньи, чтобы застать нападающих врасплох - Селим должен был встретить брата с малым количеством преданных ему янычар и попытаться уговорить его отказаться от своих намерений. Ну а если переговоры не увенчаются успехом, должна была начаться битва, в ходе которой предстояло задействовать спрятанный мощный арьергард...
-Я не собираюсь уговаривать его отступить, -заявил шехзаде Селим на военном совете, что состоялся на рассвете 29 мая 1559 года. -Он давно уже выбрал свою судьбу и теперь должен поплатится за свое вероломство! Паши, готовьте ваших людей к битве - я хочу чтобы сегодня Баязид горько пожалел о всех своих солдатах, что напрасно погибнут за него.
-Быть может, все же стоит попытаться решить дело миром, шехзаде? -попытался вразумить Селима Ахмед, решительно поднявшись со своего места. -Наш великий падишах кажется ясно дал понять, что желает дать своему непокорному сыну еще один шанс...
Казалось бы, еще совсем недавно присутствующие (те же что навещали Баязида) обвиняли Ахмеда в трусости, когда он пытался отговорить шехзаде от бунта против султана. Теперь же все почтительно молчали, избегая смотреть наместнику Анатолии в глаза... потому как сами испугались гнева повелителя и словно охотничьи псы примчались на подмогу к наследнику престола. Селим же после слов Ахмеда задумался на несколько минут, после чего согласно кивнул.
-Ахмед-паша... я хочу чтобы вы поехали вместе со мной на переговоры с братом. Я знаю, что вы отказались его поддерживать, но при этом он уважает вас куда больше других. Вы сами увидите, что с ним бесполезно вести беседы, -произнес шехзаде и затем обернулся к слугам. -Аги, прикажите седлать лошадей и пусть отправят гонца к моему брату. Я хочу встретится с ним перед битвой и поговорить.
Ахмед лишь поклонился в ответ и уже несколько минут спустя последовал за Селимом и несколькими янычарами из его охраны на поле, где вскоре предстояло разгореться неминуемой битве. Баязид согласился на переговоры и подъехал вместе со своей свитой, одарив старшего брата недовольным взглядом. Как и следовало ожидать, диалога у него с Селимом не получилось и едва только начались взаимные оскорбления, Ахмед просто не выдержал и решил вмешаться.
-Шехзаде... позволите ли сказать? -тихо произнес паша и затем продолжил, обращаясь уже к одному Баязиду. -Вы ведь помните все что я говорил вам? Мне жаль, что нам пришлось встретится на поле битвы как врагам... хотя вам незачем воевать с вашим родным братом. Пока еще не поздно, я снова прошу вас одуматься...
-Я уже говорил, что не сойду с намеченного мной пути. Слишком поздно для уговоров, паша... вы ведь тоже принципиальный человек? -усмехнулся Баязид. -Вот и я такой же.
-Вы сейчас идете против своего великого отца, шехзаде. Подумайте о том, что будет с вашими детьми, если вы не сойдете с этого пути? -с горечью произнес Ахмед. -Вспомните о печальной участи младшего брата моей жены... но он был один, а вы одним махом можете погубить сразу пять жизней. Мне думается что это слишком высокая цена за собственную гордыню...
-Селим никогда не был хорошим полководцем, так что не стоит хоронить меня раньше времени, -рассмеялся Баязид. -И кто знает, где мы все окажемся после сегодняшней битвы? В любом случае, я не отступлю.
-Оглянитесь вокруг, шехзаде - у вас мало людей. И даже если ваш брат не стал хорошим полководцем, рядом с ним сейчас советники, что сопровождали нашего повелителя во всех его победоносных походах, -ответил наместник Анатолии. -Знаменитая битва при Мохаче длилась всего полтора часа... мне думается что с вашими людьми собранная наследником со всех эялетов армия разберется намного быстрее.
-Хватит уже уговаривать его! -недовольно бросил Селим. -Он сказал свое слово и будет наказан за собственную дерзость... возвращаемся в лагерь и начинаем сбор всех наших сил!
Увы, благоразумие никогда не было сильной стороной детей султана Сулеймана и потому кровавая битва была неминуема... и как Ахмед и предупреждал, она была совсем недолгой.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-10 23:16:26)

+1

27

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://68.media.tumblr.com/ec281e1ee2e6adaaca08e1e687079f59/tumblr_o5bj2fWKzI1qb64kco6_r2_250.gif[/AVA]
Прощания всегда будят воспоминания, какими бы веселыми (или наоборот не веселыми) они бы ни были – они являются нашими вечными спутниками в этой жизни. Ведь именно благодаря этим воспоминаниям мы становимся теми, кем мы есть сейчас. Именно воспоминания, словно верные инструменты в руках умелого мастера, высекают из нас тех, кем мы становимся – постепенно, неспешно, шаг за шагом…
Кто знает почему, но султанше в момент торжественных проводов Ахмеда в поход, припомнились совершенно другие проводы, которые прошли уже много лет тому назад в Амасье. Помнится тогда она еще была совершенно юной и безмятежной девушкой, которая ничего не ждала дурного от того похода, в который отправлялся ее отец. Вполне возможно, что именно в том же дворце, который запомнила Нергисшах, ведь именно в нем прошли ее безмятежные годы в гареме ее отца, тоже проходит церемония прощания? Вполне возможно ее дядя сейчас, как и когда-то шехзаде Мустафа, ее отец в воспоминаниях темноволосой султанши, прощается со своими детьми и женщинами, даже не подозревая, какая расплата ждет на невинных детей, которым было и не понять, чем они провинились, что должны были проститься с прежней жизнью. О, кажется, то прощание осталось далеко погребенным на самом дне ее сердца, однако Нергис до сих пор помнит, и не забыла, как отец обнял ее и поцеловал в последний раз, обещая, что они обязательно потолкуют о ее будущем в следующий раз, когда он вернется из похода. И, конечно же, она не забыла, как он просил ее позаботиться о том, чтобы выполнить все поручения своих учителей.
Сейчас все, конечно же, было несколько иначе. И сама обстановка, и сама султанша многим отличались от того, что было прежде. С одной стороны могло показаться, что от той ранимой девушки, которая так болезненно переживала потерю отца и всю боль своей утраты, которая погрузилась в ее сердце, не осталось и следа. Конечно, Нергисшах обрела свое счастье, и обнаружила смысл жизни в любящем и заботливом муже, а также их детях, и вела вполне беззаботную жизнь, заботясь вакфом и многими другими вещами. Вот только боль потери, которую она пережила однажды не исчезла. Она лишь ожила в этот самый момент, когда султанша наблюдала за сборами Ахмеда, зная, что пройдет не один день, прежде чем он вернется к ней. А ведь она так боялась потерять свой смысл и свое счастье, которое ей дал в этом дворце Дженаби Ахмед-паша!
Кто знает, пустила бы она скупую слезу или нет, если бы не Мехмед на ее руках. Обняв за шею свою маму, он из-под едва прикрытых век наблюдал за тем, как отец собирался в поход и еще не понимал, что пришло время очередной из разлуки. Мальчишка так хотел спать, что не выдержал всех процедур, и даже не пошевелился, когда его отец подошел к нему и его матери, чтобы проститься.
- Надеюсь, то так оно и будет, - мягко произнесла Нергисшах, улыбнувшись мужу на прощание. Накануне ночью они провели свое персональное прощание, ведь сейчас им предстоит держать себя максимально в рамках допустимого. – Пусть Аллах тебя хранит, свет моих очей. Мои молитвы будут с тобой, - добавляет ко всему вышесказанному султанша, прежде чем паша уходит, тогда как ей предстоит еще не легкое испытание с необходимостью побороть собственные воспоминания и страх потери. Ведь только тот, кто познал истинное счастье, будет так сильно опасаться потерять его…
С той поры дни начали свой неспешный отчет, и султанша старалась, как могла не волноваться по причине и без. Она стойко смотрела в будущее, надеясь только на лучшие новости, которые из Коньи доходили очень неоднозначными и уже поросшими множеством мифов и выдумок. Так, например, кто-то говорил, что шехзаде Баязиду удалось собрать огромную армию сторонников, с которой не сравнится даже султанские войска, которые повелитель отправил в Конью, чтобы усмирить своего взбунтовавшегося сына. Ну, а кто-то говорил, что шехзаде наверняка умрет так же, как и умер шехзаде Мустафа – его задушит отец и у Османского государства не будет будущего.
Однако во всем этом ожидании была и своя положительная сторона. Уже спустя несколько недель по отбытию Ахмеда с войсками в поход, женщина узнала, что снова находится в тяжести. Определенно случилось какое-то чудо свыше, ведь об этом она узнала совершенно случайно, когда была в вакфе и раздавала беднякам обеды, а одна из пожилых женщин подошла к султанше и сказала, чтобы та отбросила любые тяготящие ее мысли, ведь носит под сердцем дитя. Изначально Нергисшах не поверила, хоть и отблагодарила женщине, подарив ей свои жемчужные сережки, но уже тем вечером узнала, что теперь ей стоит быть очень осторожной, ведь отвечает не только за себя, но и за своего ребенка.
- Мама, а когда уже приедет папа? – наперебой спрашивали то Осман, то Мехмед. И когда султанше принесли письмо от паши в драгоценном футляре, она с замрианием сердца развернула его и улыбнулась тем строкам, что их прочитала.
Вот только именно в письме Ахмед доложил, что должен прибыть еще в столицу для доклада перед ликом самого Повелителя. Это значило, что битва уже закончилась ожидаемым исходом, о котором паша тактично умолчал в письме, но еще несколько недель им придется ждать на него дома.
- Мама, что отец написал? – поинтересовался у Нергисшах Мехмед, подперев своими маленькими ручонками подбородок, упираясь локтями в колено матери, что все еще просматривала каллиграфические значки, выведенные рукой любимого мужчины.
- Папа пишет, что еще должен съездить к Повелителю и отчитаться, как прошла битва, - с особенным трепетом она озвучила необходимую формальность, тогда как сердце снова стиснул холодной рукой страх. Уж больно опасно было находиться поблизости от повелителя трех континентов и всех морей. Даже самого близкого друга не миновала страшная участь, и он был казнен. – Будем надеяться, что он пробудет там не долго, - добавила она, наклонившись к сыну, чтобы коснуться губами его мягких волос.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

28

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Как женский лик, сияя вдалеке,
Над миром блещет солнце на восходе.
Здесь дива нет: в арабском языке
Название для солнца - в женском роде.
Алишер Навои

-Ну давай же, нападай! Ты все равно никогда не победишь меня! -хитро улыбнулся Осман, поудобнее перехватив матрак и следя за братом, перед тем как тот собрался его как следует треснуть. В тренировочных поединках, Мехмеду всегда недоставало терпения, чтобы провести тот или иной обманный финт - стоило только старшему брату начать его дразнить, как пиши-пропало. Он начинал пропускать удары и потом ужасно сердился на себя самого. -Давай, попробуй... размахнись как следует!
-Сейчас я покажу тебе.., -процедил сквозь зубы Мехмед, как всегда забыв об осторожности и ринувшись на вредного братца - но тот ловко провел несколько ударов и в результате свалил младшенького на траву перед большим шатром где сидели Айше и Мурад. Девочка наблюдая одну и ту же картину почти каждый день лишь вздохнула... тогда как Мурад не сводил глаз с братьев, дожидаясь когда Мехмед уступит ему очередь.
-И что в этом интересного? -вздохнув, тихо сказала Айше, смотря за тем как Осман покатывается со смеху над Мехмедом. -Скорее бы уже пришел Ибрагим-эфенди и начал уроки... иначе вы точно не угомонитесь и как всегда поссоритесь.
-Ты ничего в этом не понимаешь! -хихикнул Мурад, мигом вскочив на ноги, когда Мехмед стянул с себя шлем и защитный нагрудник. -Осман, можно мне теперь потренироваться с тобой? Ну пожалуйста...
-Конечно можно, -кивнул Осман и посмотрев на Мехмеда, присевшего рядом с сестрой, усмехнулся, заметив что тот явно надулся. -Я ведь уже столько раз показывал тебе все эти удары... нельзя бросаться на противника очертя голову. Надо думать и просчитывать свои удары.
-Ты специально меня отвлек... вот и все, -недовольно буркнул Мехмед и Айше в качестве утешительного приза, протянула брату тарелку с его любимыми орехами в меду. -Меня уже ничего не утешит... особенно когда вспоминаю что нас ожидает урок фикха. Надо было попросится поехать вместе с мамой в ее вакф... или с отцом в лагерь янычар. Тогда я был бы спасен от этой зубрежки...
-Мама не взяла бы тебя с собой, -рассмеялся Осман, стараясь отбивать удары Мурада - к слову сказать, он дрался намного лучше Мехмеда, но этого молодой человек озвучивать не стал. -Она как и отец хочет чтобы мы были образованными... но у нас в семье учиться любит одна лишь Айше.
-Вы просто ленитесь! -строго произнесла Айше, нахмурившись точь в точь как Нергисшах, когда собиралась отчитать старших сыновей за очередную проделку. -А я стараюсь запомнить все-все о чем рассказывает наш учитель... и папа конечно же. Никто не рассказывает интереснее его.
-Так, мои дорогие султанзаде - хватит на сегодня тренировок, пришел ваш учитель, -объявила Лализар-калфа, выйдя в сад. -Он ожидает вас в кабинете Ахмеда-паши, так что поторопитесь чтобы не заставлять его ждать.
Хочешь не хочешь, а мальчишкам пришлось оставить матраки и направится в дом - Мехмед поплелся последним, думая о том, что нынче ему снова влетит от учителя. Вчера он так и не перечитал необходимые отрывки из свода законов великой Османской империи - а все потому что думал вовсе не об учебе. Отец пообещал подарить ему и Осману по породистой лошади, о которых они сами будут заботится, так что ожидание этого подарка полностью захватило Мехмеда. В результате он едва не схлопотал линейкой по рукам от мударриса, когда пропустил очередной его вопрос.
-Где вы витаете сегодня, султанзаде? -со вздохом поинтересовался Ибрагим-эфенди, посмотрев на своего нерадивого ученика. -И подобное происходит уже не в первый раз... так что я дождусь сегодня возвращения вашего отца и поговорю с ним.
Мехмед тоже тяжко вздохнул, не смотря в сторону братьев и сестры, тогда как Осман лишь покачал головой - ну все, теперь кое-кто будет дуться до самого вечера, заранее представляя себе что отец после подобных разговоров уж точно не подарит обещанную лошадь. Вселенская трагедия, конец света и так далее?
По счастью, в этот день учитель не стал дожидаться Ахмеда и Нергис, решив отложить разговор с ними на потом, так что у Османа была отличная возможность поговорить с родителями первым как только они вернутся. Ему очень не хотелось чтобы Мехмед обиделся на него в очередной раз - так что Осман решил уговорить отца ничего не дарить и ему тоже, в том случае если он решит наказать брата за невнимательность на уроках. Но вообще, самым лучшим вариантом было переговорить с матушкой, ведь она умела легко и изящно добиваться от своего супруга всего что хотела, а он весьма редко мог быть не согласен с ней.
-Мама, вы позволите поговорить с вами наедине? Это очень важно.., -обратился к Нергис Осман когда она вернулась домой после того как добрую половину дня провела в своем вакфе. -Дело касается нашего Мехмеда... видите ли, учитель был сегодня им очень недоволен и грозился пожаловаться отцу. Но мне кажется, что не стоит слишком серьезно его наказывать - после того как папа пообещал подарить ему лошадь, он буквально живет ожиданием этого подарка. Уверен, что на уроке фикха Мехмед представлял себе как будет кататься верхом... пожалуйста поговорите с отцом? Если понадобится, я могу помочь ему со сводом законов.
Ну а пока Осман говорил с матушкой, Мурад уже помчался встречать отца, на ходу забросав его вопросами о лагере янычар - он ведь еще там не был в отличии от старших братьев и просто сгорал от любопытства!
-Папа, а когда ты меня возьмешь с собой? Я хочу посмотреть на лагерь.., -улыбнулся мальчишка. -Осман говорил, что там очень интересно: много-много лошадей, а еще можно посмотреть как янычары учатся обращаться с саблей...
-Сынок, я ездил туда сегодня по делу, -ответил Ахмед, пригладив волосы сына. -И неужели тебе мало уроков дома?
-Но братья уже ездили с тобой..., -вздохнул Мурад, взяв отца за руку. -И я тоже хочу...
-Хорошо-хорошо, в следующий раз поедешь вместе с Османом и Мехмедом, -согласился Ахмед, направившись вместе с сыном к дому. Что уж теперь поделаешь, если все трое его мальчишек растут настоящими вояками? Ну а любовь к книгам, учебе и древностям похоже унаследовала одна только Айше... -Расскажи-ка мне лучше, как сегодня прошли уроки?
-Как всегда, -пожал плечами Мурад, прежде чем сбежать в свою комнату чтобы переодеться перед ужином. -Я чуть-чуть не уснул, когда учитель диктовал нам выдержки из свода законов... даже поставил кляксу в тетради. А Ибрагим-эфенди ругал Мехмеда за то что тот отвлекся и не смог ответить на его вопрос.
Ахмед прекрасно понимал что все его дети очень разные и такой предмет как фикх соответственно воспринимается каждым из них индивидуально. Осман от природы наделен отличной памятью, так что запоминает все что прочитал и не имеет никаких проблем с учебой, Мехмед - более мечтательный и потому часто отвлекается от того что кажется ему скучно, Айше - обожает учиться и любая, даже самая скучная тема кажется ей интересной. Ну а Мурад очень неусидчивый и быстро переключает свое внимание, так что учителю следует постараться чтобы он слушал весь урок с должным старанием... В общем и целом, у Ибрагима-эфенди была непростая задача, особенно если учитывать тот факт что он преподавал мусульманское право и точные науки четверым детям разного возраста и должен был соизмерять учебные нагрузки.
-Тебе уже рассказали о сегодняшних уроках? -поинтересовался Ахмед, поднявшись в спальню и улыбнувшись любимой жене - она как раз взяла на руки их самое маленькое и дорогое сокровище. Подойдя ближе, паша нежно поцеловал своего самого младшего сына и обнял Нергис. -По-моему, мне самому следует заняться обучением Мехмеда... чтобы понять как сделать так чтобы он не отвлекался во время занятий.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-11 17:06:59)

+1

29

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngkt.gif[/AVA]
- Скажите мне, уважаемый, - оглядывая помещение, в котором разместился ее вакф, где обедом кормили семьи бедняков, а также нашли приют те, кому было некуда пойти, обратилась султанша к одному из тех доверенных лиц, которые вели дела ее вакфа, - через сколько времени понадобится ремонт вон той крыши? А дверь? Почему она скрипит и складывается впечатление, что она вот-вот отвалится?
- Султанша… - начал было оправдываться эфенди, которому было поручено привести в порядок дела. Так уж получилось, что дел в вакфе всегда было в избытке, а должного доверенного лица было не просто обнаружить. Этот Али Эфенди, можно сказать, нашелся сам: не так давно был купцом, прибывшим со своим семейством в Анатолию, чтобы вести в ней свои дела. Но, вот ведь горе случилось с ним и его семьей – пожар отнял жизни маленькой дочери и жены. И потеряв с тех пор смыл своей жизни, которому он посвятил всего себя не стало, эфенди уже вскоре услышал о делах вакфа дочери покойного шехзаде Мустафы, и пришел к этому зданию, что красовалось на одной из улиц Анкары, неподалеку от той новой мечети, которую за почти двадцать лет своего правления в Анатолии велел построить ее супруг, бейлербей Ахмед Паша.
- Не нужно, эфенди, - остановила Нергисшах распорядителя, которому поручила дела вакфа. – Не оправдывайся. Просто исправь то, что нужно исправить. Никто из пришедших сюда не должен полагать, что им оказывают милость с широкого плеча, или будто бы золото, которое выделяет Ахмед-Паша на этот вакф, испаряется. В следующий раз, когда я приду, отделаюсь не только замечанием, поэтому исправь все. Бедняки должны получать здесь все самое лучшее, не жалеть ни продуктов, ни места, которое должно быть в надлежащем виде, - добавила султанша, и никто не осмелился ей перечить. Словно бы сам шехзаде Мустафа бы говорил с ними, и те, кто знали его при жизни, пусть их и оставалось немного, могли подтвердить это сходство. Сходство в выражении лица, отношение к своим ближним и скромность…
- Если здесь все решено, тогда я вернусь во дворец – не могу надолго оставлять одного своего Мустафу, - эти слова женщина произнесла уже намного тише, обращаясь в большей степени к Эсме, что как всегда была верной спутницей султанши во всех ее делах, которые она вела. И именно Эсме она поручила своих старших детей, когда им была нужна нянька. Сейчас при младших детях были другие верные слуги, на которых она могла оставить детей, однако своего Мустафу женщина боялась оставлять хоть на полчаса или даже на час. После тех потерь, которые понесли они с Ахмедом, потеряв несколько детей сразу, Нергис даже не ожидала, что Аллах наконец-то смилосердится над ними, и подарит жизнь их новорожденному сыночку, которому и дали имя Мустафы, поручая заступничеству его великого предка. И не важно, что престол Османской Империи не принадлежал ему, ведь главное то, какими качествами он обладал, что даже сейчас, много лет спустя, каждый житель в Империи скажет, что даже никогда Повелителю Селим-Хану, не сравниться со своим старшим братом. Для них всех он навсегда останется Султаном Блондином или Селимом Пьяницей, тогда как шехзаде Мустафа останется в их памяти утерянным величием великой империи.
[float=right]http://68.media.tumblr.com/61d914a19eb6ebc07c2fef3acfb29b61/tumblr_o5db6fg5R41rl07pso2_250.gif[/float]Отправившись домой, Нергисшах прибыла во дворец раньше своего супруга и сразу же обнаружила возле себя старшего сына, которому даровала свои объятия, прежде чем он заговорил к ней достаточно серьезным тоном голоса. И ведь, что могло случиться за то время, которое она провела в вакфе? Определенно, она не ожидала никаких серьезных перемен.
- Да, конечно, мой лев. Давай поговорим с тобой, - увлекая сына за собой, Нергисшах готова была выслушать старшего сына, прежде чем направиться к своему самому маленькому львенку.
И стоило ей услышать все то, что собирался ей донести Осман, султанша едва смогла сдержаться от улыбки на своем лице, сохранив серьезное выражение лица. И как тут было оставаться серьезной? Она прекрасно помнила, как ее братишка обожал ходить на охоту с отцом, а также стрелять с лука, воображая себя метким стрелком. Пожалуй, все мальчишки такие? В любом случае, краем уха она слышала, что и ее отцу поначалу не давалась легко наука. Так что, тут оставалось хорошенько подумать, как поступить…
- Хорошо, Осман. Я подумаю, как поступить и поговорю с вашим отцом, - рассудительно произнесла Нергисшах. – Пока же иди к себе и постарайся подготовиться к следующему занятию достойно, чтобы Ибрагим-эфенди был тобой доволен. Твой меч и щит – твои знания, ими ты будешь пробивать себе путь в жизни. Я ведь говорила тебе? – добавила она, прежде чем одна из служанок подошла, чтобы отчитаться о том, что султанзаде Мустафа уже проснулись и были накормлены, пока ее не было во дворце.
Так что, когда султанша вошла в свои покои, где и располагалась колыбель маленького Мустафы, сразу же взяла сыночка на руки, радуясь тому, как он вырос за последнее время. Отослав слуг, женщина осталась одна с младшим сыном, и именно с ним на руках ее и застал Ахмед, как только вернулся во дворец. Он сразу же, как и она, поспешил к маленькому сокровищу, которое им даровал Аллах, и поцеловал в высокий лобик, пока малыш курлыкал себе о чем-то своем.
- Да, я уже наслышана, - согласно кивает женщина в объятиях своего супруга, прежде чем он выскажется о своих намерениях обучать детей. Но, ведь у паши есть множество дел и без того? Как бы там ни было, а задача жены и матери в том, чтобы поддерживать своего мужа и воспитывать детей. И, конечно же, она должна была позаботиться о том, чтобы ничто не мешало ее супругу выполнять свою задачу в Анатолии, что была возложена на его плечи еще ее дедом. – Однако не думаю, что тебе стоит все бросать… - продолжает султанша, прежде чем присесть на тахту с мужем. – К тому же, нельзя выделять одного Мехмеда из-за его невнимательности, чтобы другие дети не ревновали. Ведь сегодня Осман подсказал мне одну интересную мысль, предложив, что мог бы сам помочь брату с учебой. И я подумала, что это было бы не так уж и плохо, пусть даже они частенько сейчас спорят и ссорятся, мы могли дать им обоим шанс заслужить какой-нибудь подарок. Пусть Осман позанимается с Мехмедом и сам потренирует свои знания, но под пристальным вниманием – моим или твоим, чтобы никто из них не жульничал. А тогда ты сможешь с ними уехать даже на охоту – обещаю, что отпущу вас втроем или даже вчетвером, ведь нашим сыновьям так нравится, - добавляет Нергисшах, улыбнувшись мужу и тому, как курлыкнул ее маленький Мустафа, поднявшись на свои маленькие ножки, держась за нее. Это давно уже не были слабые попытки мальчика стать на свои ноги и шагать по жизни без поддержки, но уверенными действиями, в которых он опирался на материнскую руку, осторожно добираясь до своего отца. – Ну, ты посмотри, - усмехнулась она, наблюдая за всем этим. – Кто-то тоже намерился оставить меня и уже метит отправиться на охоту, - конечно же, пошутила женщина, расценив действие маленького сына именно как желание отправиться на охоту, а не как самое обычное желание ребенка оказаться на руках у своего отца.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

30

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Внимательно слушая любимую супругу, Ахмед с улыбкой наблюдал за младшим сынишкой, когда тот решил самостоятельно дойти до него - правда с опаской держась за руку любимой мамы. Вообще, все что предложила Нергис было в высшей степени разумно... ведь если Ахмед будет уделять время лишь кому-то одному из своих детей, другие совершенно точно обидятся на него. Так что следовало либо организовать дополнительные занятия по фикху для всех четверых, либо позволить Осману исправить ситуацию - это могло бы помочь двоим братьям еще больше сблизится и позабыть о привычных ссорах.
-Хорошо... мне кажется что следует дать шанс Осману помочь Мехмеду с учебой, -ответил жене Ахмед, подхватив на руки Мустафу. -И твоя идея с охотой просто отличная - думаю что она придется по душе всем нашим мальчишкам. Ну а насчет подарков... пусть как следует потрудятся чтобы получить желаемое.
Конечно же Ахмед прекрасно понимал, почему его сыновьям скучно на уроках фикха, где нужно много записывать за учителем и потом учить наизусть. Уроки военного дела куда веселее и когда приходит Хасан Чауш из янычарского корпуса, то у него не возникает никаких проблем с мальчишками - они стараются вовсю, чтобы заслужить похвалу своего учителя и он не нарадуется на способных учеников. Уметь хорошо владеть саблей и луком, а также ездить верхом должен каждый мужчина... однако Ахмеду хотелось чтобы его дети были всесторонне образованны и начитаны. Даже если у них и не лежит душа к мусульманскому праву, арифметике и астрономии...
-Думаю что мне нужно поговорить с Османом и Мехмедом до ужина... и пусть после этого разговора, Осман докажет делом, что он готов прийти на выручку к брату.., -задумчиво произнес Ахмед, осторожно перехватив маленькие ручки Мустафы, когда тот попытался отстегнуть брошь у него с воротника. -Но в любом случае, я рад что наш старший не захотел получить подарок, зная что это может еще больше обидеть Мехмеда.
Поцеловав младшего сына и передав его Нергис, Ахмед покинул спальню и спустившись в свой кабинет, приказал слуге позвать его старших детей. Он всегда души не чаял во всех своих драгоценных отпрысках, однако допускать неуважения с их стороны к учителю не собирался - так что когда Осман и Мехмед пришли, паша решил начать разговор с ними следующим образом:
-Я знаю что Ибрагим-эфенди сегодня был недоволен тобой, Мехмед... и вместо того чтобы журить тебя, скажу вот что. Твой учитель достойный и уважаемый человек и кроме вас четверых, еще и учит детей в школе для бедняков, которую организовала наша мама. Когда я предложил найти для него замену в школе, чтобы у него было больше времени для своих дел и своей семьи, он отказался, сказав что обучение бедных детей дело угодное аллаху. Так как ты смеешь проявлять неуважение к такому человеку?
-Я просто задумался... пожалуйста не сердись на меня, -взмолился Мехмед, грустно вздохнув. -И у меня не получается все запомнить как говорит учитель...
-Конечно не получается. Чем вы занимались сегодня перед уроком? -строго поинтересовался Ахмед, переведя взгляд на старшего сына. -Осман? Не просветишь меня?
-Сражались на матраках.., -ответил Осман, естественно даже и не подумав попытаться солгать любимому отцу. -Мы просто увлеклись... прости нас, отец. Больше подобного не повторится и я могу помочь Мехмеду с уроками. Мама должна была тебе сказать об этом...
-Хорошо, я дам вам обоим шанс доказать что вы можете быть прилежными учениками, -кивнул наместник. -А ты, Мехмед, попросишь у учителя прощения... и надеюсь что больше мне не придется краснеть за тебя, слушая жалобы от Ибрагима-эфенди. Поймите одну простую вещь... в нашем мире знания являются истинной драгоценностью, а не только военное дело. И я хочу чтобы вы старались делать успехи не только на уроках верховой езды - посмотрите на нашу Айше и поймете что именно я хотел вам сказать.
Мальчишки лишь вздохнули в очередной раз - Айше преуспевала не только на занятиях точными науками и фикхом - ее тоже учили сидеть в седле и тут она могла дать фору своим братьям. И если учитывать тот факт, что девочка вообще могла учиться только рукоделию и ведению домашних дел, то тут было о чем задуматься?
-Я даю вам время до следующей недели чтобы доказать что вы можете не только хорошо учиться, но и помогать друг другу, -продолжил Ахмед. -И если учитель будет вами доволен, то я возьму вас двоих на охоту.
-Хорошо отец, -Осман согласно кивнул и затем толкнул братца в бок, чтобы тот тоже пообещал все-все сделать как хочет Ахмед. После этого, глава семейства благосклонно отпустил их на ужин, куда пришел несколькими минутами позже, просмотрев несколько новых писем из столицы.
-Папа обещал что я тоже поеду в лагерь янычаров! -довольно объявил братьям и сестре Мурад, пока родители еще не присоединились к ним за столом. -Я тоже увижу как они тренируются... Хасан-ага говорил что это очень интересно. А новобранцев заставляют работать на кухне!
-Их заставляют это делать, чтобы приучить действовать всех вместе как единое целое, -ответил сыну Ахмед, зайдя в комнату где был накрыт ужин вместе с Нергисшах. -Все великое начинается с малого, Мурад... и прежде чем выйти на поле битвы следует научиться взаимодействовать с другими людьми. Не забывайте, что семья каждого новобранца - это его товарищи. Любящих родителей рядом с ними нет.
-Мама, можно я поеду с тобой в вакф, в следующий раз? -поинтересовалась Айше, посмотрев на любимую маму. -Я хочу помогать тебе... Ибрагим-эфенди говорит что там всегда много работы, потому что в городе много бедных людей, нуждающихся в помощи.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-13 21:53:47)

+1

31

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngkt.gif[/AVA]
Конечно, сейчас Нергисшах шутит. У нее нет причин быть грустной или встревоженной, наконец-то. Ведь рядом с ней находятся ее самые близкие и дорогие сердцу люди – ее муж и их дети. Правда, придет уже скоро тот час, когда каждому из детей придется ступить на тропу взрослой жизни. Осману придется поступить на службу и отыскать себе достойное занятие, тогда как Айше придется искать верного спутника жизни. К сожалению, но дочери не повезло так же, как и ее матери – увы, однако у достойного мужа, что станет верным спутником жизни (хотелось бы надеяться) для любимой жемчужины их семейства, будет всегда возможность жениться несколько раз, согласно правилам, которые диктует их вера. И это заставляло султаншу по-настоящему беспокоиться о своей умнице-дочке…
Да и разве кто-то будет достоин ее?
Но, пока эти дни не наступили, у их семьи было отведено время для безмятежных дней в том дворце, который видел их счастье и их горе. Этот дворец бейлербея в Анкаре для Нергисшах стал настоящей твердыней. Впрочем, как и для каждого из их детей. Даже для Мустафы, который пока еще самостоятельно не мог путешествовать коридорами дворца, как его старшие братья и сестра. Этот час уже близок – не успеют они и глазом моргнуть, как самый младший будет радовать успехами в учебе и своими достижениями в ратном деле.
Наблюдая за тем, как Мустафа тянется своими маленькими ручонками к красивой и блестящей броши своего отца, султанша не могла не улыбнуться представившейся ее взору картине. Наверное, ни одна женщина не устоит в этот самый момент, когда видит своего любимого мужчину с их ребенком. Тем более, что не каждый мужчина тянется к собственным детям, желая дарить им свою ласку и заботу, а также участвовать в их воспитании, как это делал Ахмед.
- Я рада, что ты считаешь такое решение уместным, - произносит султанша, все еще улыбаясь мужу. Ее задачей было не принимать решения, а лишь быть рядом, готовой поддержать все его начинания, и когда была возможность подсказать что-нибудь дельное – она была счастлива, счастлива вдвойне, когда Ахмед не просто принимал во внимание ее слова, но практически сразу старался их воплотить в жизнь. Как и сейчас. – Мне бы хотелось, чтобы наши сыновья поняли, что им незачем соперничать друг с другом, ведь они должны быть рядом и поддерживать друг друга в тяжкие дни и минуты. Им нечего делить: ни нашу любовь и заботу, ни тем более наследство, - при последних словах Нергисшах резко выдохнула, с долей горечи улыбнувшись супругу. Конечно, ведь она припомнила братьев своего отца, которые сражались за свой престол – ведь он мог только одному из них достаться. Тем более, что в руках повелителя сразу же находилась власть над жизнью его братьев. Правда, нынешнему султану не пришлось уже никого убивать – его последний брат, как предпоследняя преграда на пути к власти пал от рук палачей во дворце персидского хана, кровного врага ее деда, с которым султан Сулейман вел продолжительную войну за многие владения, которые еще какое-то время будут оставаться спорными. Прежде чем не достанутся кому-то из двух противостоящих сторон.
Взяв на руки Мустафу, Нергисшах осталась с ним в покоях играть, пока малыш не утомится, после чего придет время для его отдыха. Именно в эти непродолжительные часы султанша сможет притронуться к высшему уму и прочитать коран, в котором хранилась мудрость, на которой воспитывались все члены великой династии османов. Именно за этим делом застает свою супругу Ахмед, когда возвращается в покои, рассказав о том, как прошел разговор с сыновьями.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2ni6y.gif[/float]- Значит, с завтрашнего дня Осман начинает заниматься с Мехмедом? – переспросила тихо Нергис, усевшись рядом с Ахмедом так, чтобы иметь возможность обнять его со спины, пока он будет отдыхать перед ужином в ее объятиях. Подобных мину, которые они могли провести в уединении из-за различных дел и даже самой банальной необходимости уделять внимание детям, было не так уж и много. Увы, но времени всегда будет не достаточно. Особенно для таких безмятежных мгновений, которым было попросту цены.
К тому же, такие мгновения безумно обожала султанша: когда Ахмед пребывал в ее власти, а она могла дарить ему умиротворение и покой, нежно проводя ладонью по его волосам, обнимая его и просто будучи рядом. Говорят, что с годами страсть сходит на нет или вовсе угасает в однообразии дней рядом с одним и тем же человеком. Но, ничего подобного с ними не происходило, чему было маленькое доказательство, спящее в данный момент времени в своей колыбели. Вот только и для подобных нежностей тоже должно быть свое время и час…
- Султанша, прикажете подавать ужин в общих покоях? – почтенно спросила калфа, войдя в покои после стука и разрешения Нергисшах.
- Да, подавайте ужин, как и всегда, - согласно кивнув, ответила женщина, не распуская своих объятий. – И пришли нянек к султанзаде Мехмеду, когда мы с пашей соберемся к ужину, - напомнила о незыблемом правиле дворца султанша, на что калфа лишь поклонилась, приняв волю госпожи, как должно, после чего удалилась выполнять все.
Ну, а у Нергис и Ахмеда, оставалось не так уж и много времени наедине.
- Слышишь, мое сердце? Нам пора собираться к ужину, - наклонившись вперед, тихонько произнесла она на ухо супругу, позволив себе подразнить его коротким, но весьма нежным поцелуем в щеку. И кто знает, если бы не дети, может быть, они позволили себе сейчас же забыться в объятиях друг друга. Вот только предстояло себя вести в рамках и подавать им достойный пример, тогда как только после того, как все отужинают, они смогут в полной мере насладиться друг другом. И, конечно же, при условии, что Мустафа не будет плакать и всю ночь проспит тихонько в своей кроватке.
Что же, после непродолжительных сборов супруги направились в покои, где уже к трапезе были готовы не только все блюда, но и дети, которые дожидались своих родителей, рассевшись по привычным местам. Улыбнувшись им, султанша устраивается на своей подушке рядом с Ахмедом, после чего можно было приступить к ужину, который был, как всегда, просто отменным и не уступал тому, что подавали еще во дворце ее покойного отца. А ведь ее бабушка, Махидевран Султан, позаботилась о том, чтобы на столах ее сына были самые лучшие яства.
- Подобные инициативы меня очень радуют, Айше, - ответила султанша дочери, что изъявила желание наведаться в вакф. Конечно же, с таким хорошим учителем, было бы удивительно, как бы зерно доброты не пустило бы корни. – Бедные и обездоленные люди есть всегда, и в нашем вакфе всегда находится место для каждого, поэтому сюда приходят те, кто потерял многое в своей жизни, даже если они жили далеко за пределами Анкары, - произнесла Нергис далее, желая объяснить дочери, насколько разные люди находились в ее вакфе. Далеко не каждый родился бедным, многих просто обидела судьба…
- Что же, а наш Осман уже успел похвастаться, что на этой неделе испытает себя на месте Ибрагима-эфенди? – спросила она у старшего сына, который, само собой, пока еще не рассказал ни Мураду, ни Айше о том, что будет заниматься с Мехмедом. – Пожалуй, попробовав себя в качестве учителя, вы поймете, насколько сложная это задача. Возможно, придет время и к тому, что ты Мехмед будешь давать уроки кому-то из своих братьев и сестер? – с долей иронии, не забывая о своем ужине, вела разговор с детьми женщина, не упустив из виду, как потупил взгляд Мехмед и Осман. Обоих мальчишек не прельстила идея учиться, а ведь Осман даже не мог подумать, что за свои слова придется так быстро ответ держать! – Я завтра лично прослежу за тем, как вы будете заниматься, поэтому будьте готовы к полудню, - добавила султанша. – После вашего занятия мы с Айше отправимся в вакф, - эти слова она уже адресовала Ахмеду, чтобы муж, как и полагается, знал, где бывает его жена, пока он занят делами государства.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

+1

32

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Ахмед всегда старался дать понять своим детям, что ничего в этой жизни не дается просто так... и если им повезло родится в состоятельной семье, то это еще не значит что манна небесная будет падать им на голову, а все земные блага не замедлят долго ждать себя. Мальчишкам предстояло в будущем завести свои семьи и следовательно они должны были вырасти настоящими мужчинами, а не тряпками, не способными ничего сделать самостоятельно и без помощи прислуги. Что же до Айше - единственной и обожаемой дочки - то паша старался не думать о том времени когда нужно будет заняться поисками достойного супруга для нее. Разве может быть кто-то достоин любимой звездочки Ахмеда и Нергис? Наместник был уверен, что его дочь будет прекрасно образованной и умной женщиной, когда станет взрослой, ведь уже сейчас она делает успехи в учебе и даже пытается писать стихи, которые весьма хороши. Будущий муж Айше должен будет сдувать с нее пылинки и носить на руках и никак иначе - во всей великой османской империи не найдется второй такой невесты.
-Я буду очень-очень стараться ради бедных людей, которым аллах послал тяжкие испытания, -ответила тем временем своей матери Айше, прервав размышления Ахмеда. -И я тоже могу помочь Мехмеду с занятиями фикхом... я помню наизусть все нужные статьи...
Мальчишки в ответ на это лишь вздохнули, а Ахмед улыбнулся.
-Дорогая, а что если и тебе проверять как твои братья готовят уроки? -предложил паша и его дочь с радостью кивнула головой в знак согласия. -И Мураду наверняка тоже может понадобится помощь на занятиях... Поймите одну вещь - если вы вместе будете помогать друг другу, то добьетесь всего чего только захотите. И нашему Мустафе очень-очень повезло - у него будет сразу несколько любящих и любимых им учителей, когда ему настанет пора учиться.
Естественно, малыша Мустафу в семье обожали все, так что тут же с радостью начали строить планы на будущее - мальчишки представляли как научат братца бится на саблях и ездить верхом, Айше - как будет учить братишку читать и покажет ему самые-самые интересные книжки. Это немало порадовало Ахмеда, не любившего какого-либо соперничества среди детей - но вот теперь, они рассуждали как должно настоящей и крепкой семье. Увы, но властитель судеб награждает детей любящими родителями лишь на время... и когда оно заканчивается, горе тем братьям и сестрам, что не умеют жить в мире, согласии и любви друг с другом. Наместник всегда молился о том, чтобы с его детьми такого никогда не произошло на этом свете...
Итак, на следующий день, Осман после завтрака направился в отцовский кабинет, где и приготовил все для занятий мусульманским правом. Это было не самое лучшее развлечение на ближайшие пару часов... но как говорится, давши слово - держись? К тому же Осман всерьез задумался о словах своего отца - ведь кроме того что он является зятем династии и хорошим наместником, его знают в великой османской империи как ученого и конечно же поэта. Конечно же ему не нравилось, когда драгоценных отпрысков ругали за невнимательность на уроках...
-Я думаю что нам надо начать с самого начала, -выдал Осман брату, открыв книгу со сводом законов. -Теперь я буду тебе диктовать, а ты записывать - а потом по памяти расскажешь все что запомнил. И так постепенно повторяя и разбирая все что непонятно, мы заново пройдем все темы что давал нам учитель.
-Мне никогда этого не запомнить... и зачем нам фикх? Мы же не будем никого судить.., -горестно вздохнул Мехмед, но тем не менее придвинул к себе лист пергамента. -Это ужасно...
-Если ты не запомнишь, не видать вам лошадей, -хихикнул Мурад, усевшись рядом с Мехмедом. -Я тоже хочу учиться вместе с тобой. Чем быстрее закончим - тем быстрее можно будет пойти подраться на матраках. Ты же не хочешь сидеть здесь целый день?
Мехмед снова вздохнул, а Осман рассмеялся. Мурад был прав напомнив братцу о вожделенном подарке - может быть это заставит его заниматься прилежнее?
Ну а пока мальчишки учились, Айше вместе с Нергисшах направились в вакф, чтобы проверить как идут дела и заодно собственноручно раздать еду, которую каждый день готовили для бедняков. Благодаря инициативе султанши, все благородные семейства Анкары старались поддерживать ее вакф, так что проблем с финансами не было уже на протяжении нескольких лет подряд. Кроме приюта, с успехом работала та самая школа в которой преподавал учитель непослушных султанзаде, для которой Ахмед не единожды заказывал все нужные книги в столице.
-Интересно, а братья правда сидят сейчас за уроками или снова играют в свои матраки? -засмеялась Айше, встав рядом с матерью и тоже взяв в руки поварешку, чтобы наливать по тарелкам похлебку. -Ты будешь их проверять, мама? Мне интересно, как Осман умудрится заставить нашего Мехмеда запоминать свод законов...
Оглядевшись по сторонам и смотря на очередь бедняков, дожидавшихся обеда и благодаривших султаншу, Айше всерьез задумалась над словами отца, которые и она и ее братья частенько пропускали мимо ушей. О том, что аллах посылает каждому человеку его судьбу и не всегда она бывает простой... как у этих людей и даже маленьких детей, что остались без родителей. Вздохнув, девочка наполнила очередную тарелку до краев и передала ее своему ровеснику - мальчишке-оборванцу с чумазой физиономией.
-Да будет доволен вами аллах, султанша.., -робко поблагодарил мальчик, взяв тарелку. Естественно, Айше не могла не поправить его...
-Султанша и госпожа - моя матушка, а меня зовут Айше, -улыбнулась девочка. -Иди скорее поешь, пока похлебка еще горячая и не забудь взять хлеба с сыром.
По всей видимости в этот день потрудится было суждено всему большому и дружному семейству Ахмеда - глава семейства с самого утра разбирал прошения и совершенно позабыл о времени, когда ему доложили что в канцелярию прибыл срочный гонец от султана Селим-хана. Наместник приказал его впустить и пробежав глазами послание повелителя, тяжко вздохнул и затем глубоко задумался...
Вот и новый поворот капризной судьбы - слишком крутой и неожиданный, чтобы можно было предугадать что он может принести Ахмеду и его супруге. Селим приглашал их приехать в Стамбул как можно скорее... интересно, что ему понадобилось от бейлербея Анатолии на этот раз?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-15 23:59:26)

+1

33

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngkt.gif[/AVA]

http://funkyimg.com/i/2nsPj.gif

© Muhteşem Yüzyıl Kösem Müzik - Yüzyılın Aşkı

Мы никогда не знаем, какой урок нашего учителя окажется самым важным в нашей жизни. Никогда не знаем, какое знание нам пригодится в нашем недалеком будущем, что приближается к нам незаметно быстро, словно тень, крадущаяся в дневное время за нами бесшумно и мгновенно. Впрочем, мы можем готовиться к чему-то большому, тогда как у судьбы на нас будут свои планы – далеко не такие возвышенные, какими нам бы хотелось их изначально видеть. Так что, задачей каждого родителя было помочь своим детям уже сейчас, дав тот багаж, на который в будущем они смогут опереться. Правда, каждый родитель предопределяет для себя то, что считает первостепенно. Кто-то пытается заработать как можно больше золота, чтобы озолотить ими путь перед своими детьми, а после и разделить его между ними, тогда как некоторые предпочитают вложить свое богатство в детей, начиная уже с самых пеленок. Даровать детям разностороннее образование – по этому пути пошли Ахмед со своей супругой, которой не пришлось просить подобной милости у него. Он был известным историком и поэтом, одним из самых образованных пашей в Великом Османском Государстве, где ценились не только ум, но и способность выживать, идти вперед без остановки. Узнав о намерении супруга дать хорошее образование не только сыновьям, но и их дочери, когда она еще была совсем маленькой и покоилась на руках у своего отца, что вернулся из неоднозначной поездки в Конью, женщина не могла не порадоваться. Ведь это намерение было вдвойне приятным султанше, хорошо запомнив жизненные взгляды своего отца, преждевременно покинувшего этот бренный мир. Он так же, как и Ахмед, считал, что знания дают особую силу каждому, кто будет уметь ими пользоваться. Сам же шехзаде Мустафа постарался обеспечить максимально богатое образование всем своим детям. И Нергисшах тоже была способна обучать детей, и обучала бы их, если бы ее руки не были вечно заняты делами богоугодными, а также их с Ахмедом маленькими детьми, которым в особенном порядке требовалось внимание матери.
Нергисшах согласно кивнула на ответ своей дочери – дай Аллах, чтобы ее благие намерения не были растеряны со временем на пути к взрослой и порой далеко не спокойной жизни. У самой султанши до сих пор в сердце оставалось место теплым воспоминаниям о прошлом,  котором она была счастливым и беззаботным ребенком, каким была все еще их милая Айше. Все-таки очень важно запомнить, что не каждому Всевышний даровал достаток, как и не всегда этот достаток удается сохранить или приумножить. Судьба сама расставляет свои уловки на этом жизненном пути, давая возможность каждому из путников либо пройти дальше, либо споткнуться. И султанша надеялась, что все-таки ее дети, получив должную науку от своих учителей и родителей, сумеют воспользоваться ими в дальнейшей своей жизни.
Этот ужин прошел на положительной ноте, не смотря даже на то, что каждому из детей были сказаны весьма серьезные слова. И после его завершения, Нергисшах вместе с мужем отправились в свои покои, предварительно проследив за тем, как укладываются спать дети – очень важно было, чтобы они не засиживались допоздна за разговорами и вовремя утром просыпались. Все-таки с раннего утра уже начинает оживляться город и тот, кто просыпается с ним – успевает сделать больше дел. Этому и пыталась научить своих детей Нергис и Ахмед, в первую очередь собственным примером.
Утром к дворцу паши пришел доложить о проделанной работе в вакфе эфенди, которому поручила практичные заботы оным Нергисшах. Еще вчера утром она была недовольна некоторыми вещами в своем вакфе, тогда как сегодня уже были устранены некоторые из них, о чем и поспешил сообщить эфенди.
- Эфенди, тебе не было нужды приходить сюда. Ты знаешь, я свой вакф, как и ребенка, не оставляю без своего внимания. Но, раз уж ты уже пришел, то мы с моей дочерью отправимся немного раньше туда, чем я планировала, - ответила султанша, прежде чем сообщила калфе, чтобы та позвала к ней Айше, и принесла ей накидку.
- Будем надеяться, что твои братья отнесутся серьезно к словам своего отца, иначе их придется наказать, - ответила женщина дочери, когда она начала строить предположения относительно того, чем же занимались Осман и Мехмед. – Да, я проверю. Пока еще не придумала, как я это буду делать, но постараюсь узнать, насколько эффективно проходят их занятия, - добавила султанша, стараясь не отвлекаться от своего занятия. – Угощайтесь, приятного аппетита, - желала она, подошедшей к ней женщине с дочерью на руках, которой Нергисшах улыбнулась милой улыбкой.
- Айше, - обратилась к дочери султанша, когда они уже направлялись обратно в свой дворец, - ты можешь не носить титул султанши, но это не значит, что для людей ты ей не будешь являться. Ты должна помнить, что в тебе течет кровь династии, и ты ничем не хуже детей султана. Впрочем, может даже многим лучше, ведь тебе не пришлось расти в этом змеином гнезде, которым является их дворец – он ломает судьбы людей, он видит слезы и радость. Вот только слез в его стенах было пролито больше, - добавила она, прежде чем коснуться своей ладонью щеки дочери. – Я очень тобой довольна, моя звездочка, луноликая, - произнесла следом, после чего их карета остановилась возле дворца бейлербея.
И пока женщина не знала, какие важные новости принес день сегодняшний, она сразу же направилась к той комнате, где обычно проходила учеба ее сыновей. При помощи нескольких вставленных решеток вместо окон из внутренней стороны была возможность наблюдать за происходящим внутри, не отвлекая учащихся. Не редко Нергисшах стояла у этого узорчатого окна-решетки, слушая, как учатся ее старшие сыновья, какие у них возникают трудности и радости в ходе учебы, чтобы максимально быстро помочь им преодолеть их или похвалить. Так и сегодня она осталась довольна сыновьями: все трое сидели на подушках, и пока Осман рассказывал, Мехмед с Мурадом внимательно слушали, записывая только то, что диктовал им их старший брат.
Именно возле этого окошка и застал свою жену Ахмед-паша, которому Нергисшах улыбнулась, прежде чем взять его ладонь в свои руки.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2nsNV.gif[/float]- Кажется, из нашего Османа получился не такой уж и плохой учитель – он объясняет все Мехмеду проще, как сам запомнил, из-за чего его интереснее слушать, - тихо похвалила старшего сына султанша перед супругом, который не успел увидеть тоже, что и она.
- Ну, сколько еще, Осман? Может, пойдем уже? – отозвался Мурад, которому было не так интересно, как его старшим братьям. Все-таки в их троице он был самым младшим и таким же неусидчивым, как старшие сейчас, ведь в детстве они все были такими же неусидчивыми. Впрочем, можно полагать, что и сейчас стимул получить подарки двигал ими.
- Еще немного, - огласил Осман, пока не заметив, что у них появились зрители. – Если тебе скучно – можешь пойти подождать на нас в саду, мы придем к тебе, как только закончим, - добавил молодой человек, получив отрицательный ответ от младшего брата.
- Только нашему Мураду еще рано столько учиться, - усмехнулась султанша следом, посмотрев вновь на Ахмеда. – А как твой день прошел, милый? Все хорошо? – спросила она, присмотревшись внимательней к своему возлюбленному. И, конечно же, надеясь, что этот взгляд не скрывал ничего особенного…

[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-15 20:32:43)

+1

34

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Ахмед перечитал письмо султана и глубоко задумался... ведь оно скорее всего будет означать решительные перемены в жизни его семейства? Конечно же жизнь невозможна без подобных перемен, но все они совершаются во благо - и паше не хотелось чтобы внезапная милость повелителя разрушила тот теплый и надежный мир, что он и его супруга строили вместе столько лет. Их любимые дети росли вдалеке от полного интриг дворца в Стамбуле, учась только хорошему... во всяком случае, Ахмед и Нергисшах старались чтобы это было именно так.
Не хотелось бы думать, что аллах в мудрости своей решил послать бейлербею и его жене новое испытание, решив что они слишком счастливы. Но так или иначе, Ахмед готов был принять волю Всевышнего...
Выбора у него, увы, не было.
Свернув письмо Селима и надежно убрав его, паша собрал прошения и прочие важные бумаги и направился домой, чтобы как можно скорее рассказать обо всем жене. Повелитель ожидал их где-то через неделю или около того - так что можно было начать сборы, чтобы без спешки исполнить полученный приказ. Здесь стоит добавить, что особенной популярностью новый султан в своем государстве не пользовался... время его великого отца прошло, а сын как поговаривала чернь, был его абсолютной противоположностью. Ахмед был наслышан о том, что власть во дворце Топкапы принадлежала супруге султана - еще одной предприимчивой женщине, что сумела пройти по золотому пути от рабыни до госпожи. Нурбану-султан была хорошей ученицей прежней хасеки и уничтожала неугодных ей людей с таким же завидным хладнокровием... недаром же, султан Селим-хан не заводил себе фавориток при ней. Ахмеду очень не хотелось везти своих детей и обожаемую Нергис в Стамбул, ведь для нее столица была сосредоточием горя и неприятных воспоминаний о прошлом. Султанша уехала оттуда в новую и счастливую жизнь юной и неопытной девушкой и вот теперь настало время вернутся навстречу неизвестности?
Приехав домой, Ахмед застал жену и дочь возле своего кабинета - обе наблюдали через узорчатые решетки окон как Осман учил младших братьев основам мусульманского права. И судя по всему на всех троих мальчишек напало нешуточное прилежание нынче? Хотя паша был склонен думать, что его сыновья просто хотят пойти на охоту и получить вожделенных лошадей.
-Я надеюсь что их пыл к учебе не остынет и они увидят насколько интересно заниматься, помогая друг другу, -улыбнулся жене Ахмед, обняв любимую дочку. -Ну как прошел ваш день, дорогая? Полагаю что вы сегодня с мамой сделали много хорошего для бедняков в вакфе?
-Мы помогали раздавать еду, папа, -ответила девочка. -А потом заглянули в школу... и мне стало очень жалко тех детей что приходят в наш вакф. У них нет дома...
-Я знаю, любимая моя. Именно поэтому, мы с мамой и построили обитель для бедняков сразу же после того как поженились, -наместник ласково коснулся ладонью щеки дочери. -А теперь, беги-ка к братьям и скажи что им пора сделать перерыв. Пусть займутся своими любимыми матраками до ужина... а нам надо поговорить с мамой.
После того как Айше убежала к братьям, Ахмед тихо вздохнул, прежде чем ответить на вопрос любимой жены. Она уже успела понять без лишних слов, что он собирается рассказать ей что-то очень важное... так что паша не стал тянуть и взял Нергис за руку.
-День прошел хорошо... но кое-что произошло. Идем, я все тебе расскажу.
Они поднялись в свою спальню, отпустив на время няню маленького Мустафы. Мальчик спокойно спал, так что она могла пока что спустится в кухню и пообедать вместе с прочими слугами. Усевшись рядом с Нергисшах, Ахмед протянул ей футляр с посланием повелителя.
-Вот, любимая моя... прочти и скажи, что ты об этом думаешь? -тихо произнес паша. -Я надеялся что мы продолжим спокойно и счастливо жить в Анкаре... но судя по всему перемен не избежать.
Жить в столице и делать там успешную карьеру было пределом мечтаний для любого османского чиновника... Ахмед же наоборот был счастлив, когда получил назначение уехать из столицы великой империи. Он знал что приглашение ко двору означает больше возможностей для его любимых детей, но боялся что им придется платить непомерную цену за подобное благополучие и султанскую милость...
С другой стороны... как уже говорилось выше, Селим не был похож на своего отца и скорее всего хотел обрести преданных сторонников, что помогли бы ему завоевать симпатии подданных. Так что стоило хорошенько подумать и просчитать все варианты, что могли последовать за приглашением в столицу.
-Мы должны прибыть ко двору как можно скорее, Нергис... не знаю, к добру ли это, но падишах желает чтобы мы были в столице уже в начале следующей недели.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-19 05:24:50)

+1

35

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngkt.gif[/AVA]
Когда мать может с гордостью смотреть на своих детей и без особенного труда видеть их успехи и то, насколько они старательно выполняют ее науку в своей повседневной жизни (пусть даже порой и случается по-разному, когда дети все же находят причины для споров), она не может не радоваться. В точности, как и материнское сердце не может не молиться о ровном пути для своих детей – пусть в жизни их не будет ни высоких взлетов, ни болезненных приземлений. Ведь как бы там ни было, а только тот, кто летает высоко – больно падает. И уж лучше было размеренно бороздить воздушные просторы родного и такого близкого неба, не стремясь к самому солнцу, к которому так отчаянно тянутся все цветы в саду, не понимая, что в солнце и состоит их гибель. Солнце способно принести радость и счастье, тепло и беззаботность, однако его тепло же иссушает землю, отнимает живительную влагу у земли, которой та питает растения, прежде чем они увянут.
Но, что в нашей жизни постоянно? Судьба уже не единожды доказала Нергисшах, насколько она может быть непредсказуема. Одной рукой она отнимает, а другой дает. И, чего уж греха таить, султанша видела, как щедро одарила ее судьба, быть может, еще не взыскав с нее должок за беззаботные и радостные дни в Анкаре, которые она провела подле своего мужа, исчезнув практически из памяти своих сородичей – представителей великой династии Османов. И от них все же лучше было держаться подальше, если уж не играл по их правилам игры, прибегая к хитростям и интригам. Именно интриги одной наложницы и рабыни стоило жизни ее отцу, а ведь покидал он свой санджак полный уверенности в том, что вернется живым и невредимым к своей семье, детям и фаворитке, но главное – к делам, которыми он наглядно демонстрировал, что достоин наследовать трон у своего отца.
- Хорошо, - согласно наклонила голову вперед Нергис. – Давай пойдем в наши покои и там поговорим, - добавила она, последовав за своим любимым супругом в их покои, где сладким сном спал самый маленький ребенок в их большом и дружном семействе. Пожалуй, женщина с удовольствием взяла бы на руки своего маленького Мустафу, если бы не предстоящий разговор, о котором Ахмед отозвался весьма серьезно. Определенно султанша понимала, что должно было случиться что-то важное, раз уж ее муж решил поговорить с глазу на глаз, отпустив слуг, находившихся в их покоях при спящем сыне. И оставалось ей надеяться, что он не уйдет в поход по зову султана Селим-хана, заставляя ее дожидаться его возвращения.
Однако все оказалось более просто, банально и даже интересно. Получив свиток пергамента с уже вскрытой султанской печатью, Нергисшах пробежалась взглядом несколько раз по значкам своего дяди-повелителя, которыми он передавал свою волю – видеть в своем дворце бейлербея Анатолии  вместе с женой и детьми, которых он также приглашал в Топкапы.
- Махидевран-султан мне писала, что мой дядя султан Селим-хан назначил ей достойное жалование, достойное султанской вдовы, не смотря на то, что она мать взбунтовавшегося шехзаде, - вдумчиво произнесла султанша, анализируя все факты, которые были перед ее глазами в данный момент времени. – Валиде моего отца считает, что таким образом он хотел смыть с своей совести вину за невинную кровь моего отца, пролитую его матерью и ее интригами, - добавила она, пока ее глаза все еще блуждали по пергаменту, словно бы выискивая в этих словах разгадку, таинственное послание. – Но, может ли быть у султана совесть? Тем более у моего дяди Селима. В  нем ведь никто не видел достойного наследника моему дедушке, даже его собственная мать, - продолжила Нергисшах, подведя взгляд своих внимательных глаз на супруга.
Они оба понимали, что это приглашение в столицу было отправлено им не просто так…
Не просто так их приглашают в столицу, не просто так и не ради желания повидаться с ней уж точно.
- Это приказ, ослушаться которого мы не можем, - без лишних эмоций произнесла султанша. – Будем надеяться, что он потребует от тебя только отчета о работе в эялете, - продолжила Нергис, позволив слабой надежде возродиться в сердце. – Тут говорится, что на время нашего пребывания нам будет предоставлен дворец – значит, нас планируют задержать в столице. Так что, у тебя будет возможность повидаться с матерью. Ты ведь ее давно не видел, да и дети тоже… - да, попытаться найти положительные стороны в любом вопросе всегда возможно. - Ну, а мы будем молить Аллаха, что султану более ничего не понадобится и он нам позволит вернуться обратно в Анкару. Хотя, по правде говоря, кажется мне, что мы здесь проводим последние наши дни… назначит он тебя в другой эялет или в какой-то санджак скорей всего, - добавила Нергисшах, прежде чем в колыбели захныкал ее маленький любимец. Поднявшись из постели, на которой она и оставила письмо из столицы, женщина подошла к ребенку, которого и взяла на руки, попытавшись его успокоить. – Ну же, мой хороший, не плачь, - едва не пропела она Мустафе, к пухленькой щечке которого прикоснулась губами в поцелуе. – Или ты проголодался, моя радость? – спросила она, заметив, как открывает свой маленький ротик малыш, которому хотелось попоесть уже. И на этот раз султанша предпочла сама не звать кормилицу, накормив ребенка самостоятельно.
Так что, она усаживается вместе с ним на постели, прежде чем продолжить разговор с супругом, ладонь которого накрывает своей, пока второй она поддерживает сына.
- Я сегодня же прикажу начинать слугам сборы, а ты сможешь заняться всеми теми делами, которые нужно решить до нашего отъезда, - решительно произнесла султанша, желая оказать поддержку мужу в быту, на которую он всегда мог рассчитывать от нее. – И пока мы не отправились в столицу, нужно решить… как быть с школой и вакфом. На первое время им средств хватит, но если мы не вернемся сюда – они не смогут продолжать работать на благо народа, - добавила женщина, глядя мужу в глаза. Вакф, школа для бедняков – это еще только часть того, что они делали для местных жителей и не только. В Анкаре была построена мечеть Ахмедом, а также множество фонтанов, из которых могли черпать воду все жители города и провинции. Они оставили свой след в этом уголке мира, тогда как ветер перемен уносил их за собой в неизвестность. И если бы они знали, что их ждет в столь туманном будущем?
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-17 00:08:03)

+1

36

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Только вершитель людских судеб знает что может принести день завтрашний... простым смертным остается лишь покорно ждать и смирится с его волей - особенно если дело касалось султанской милости. Отец Ахмеда всю свою сознательную жизнь провел при дворе великого падишаха Сулейман-хана и достаточно преуспел, не только получив выгодную должность при совете дивана, но и "пристроив" своего единственного сына трудится на благо великого османского государства. Так вот, этот достойный человек всегда любил говорить, что благоволение сильных мира сего подобно обманчиво спокойному морю - никогда не знаешь, когда вновь может начаться буря. Наместник Анатолии в данный момент времени желал понять, чего ему и его семейству можно ожидать от приглашения в столицу... будет ли это буря или полоса штиля? Ахмед всегда поддерживал Селима, даже несмотря на то что о нем говорили как о бледной тени его великого отца: вспомнить хотя бы тот поход против взбунтовавшегося Баязида? По идее паше незачем было ожидать чего-либо дурного т нового султана... но, как уже говорилось выше, милость государя дело весьма изменчивое и лучше было не строить догадки о возможном будущем и просто дождаться поездки в столицу и разговора с повелителем.
-Я завтра же найду в канцелярии совета подходящего человека, которому можно будет временно доверить все важные дела. Если же говорить о Махидевран-султан... то я рад что справедливость наконец-то восторжествовала. Твой отец ведь никогда не поднимал никаких восстаний, так что она ничем не заслужила того отношения что было к ней при отце нашего повелителя, -кивнул Ахмед, взглянув на любимую жену. -Знаешь... я не опасаюсь того что придется отчитываться о работе в эялете, потому как всегда старался достойно и честно исполнять свои обязанности. Я бы опасался другого...
На этом месте стоило сделать небольшую паузу и тихо вздохнуть. С одной стороны, Анкара, давно уже ставшая истинным домом Ахмеду, Нергисшах и их детям, с другой - блистательный Стамбул, сердце великой империи и город где каждый день вершатся судьбы сильных мира сего. Если бы паше предложили выбирать, он не колеблясь бы остался в Анатолии, так как был чужд тщеславию и желал лишь одного - спокойной жизни для своих родных и близких.
-...мне кажется, что ты права и повелитель действительно надолго задержит нас в Стамбуле. А я, как ты понимаешь, не смогу отказаться, если он предложит нам остаться при его дворе, -продолжил паша. -Первым делом, надо будет позаботится о твоем вакфе, любимая... он не должен прекратить свое существование, как и школа для детей бедняков. Мы столько труда положили на эти богоугодные дела, так что теперь нельзя допустить чтобы все развалилось, если даже мне придется покинуть должность наместника. Так что завтра надо бы собрать совет... и не только временно передать все важные дела, но и назначить ответственного пашу, который будет продолжать все наши начинания. А еще надо рассказать детям о грядущей поездке...
Придвинувшись ближе к жене, Ахмед коснулся маленькой руки своего любимого сына и тихо вздохнул... уезжать из Анкары, где прошло столько счастливых и спокойных лет было весьма непросто. Конечно же паша был рад возможности повидать свою матушку и показать ей как выросли и похорошели с ее последнего визита в гости ее любимые внуки, но этот город, уютный и обожаемый всей семьей старый дом давно уже "приросли" к сердцу... Даже думать не хотелось о том, что скорее всего придется начать новую жизнь в столице.
-Конечно там у нас будет больше возможностей.., -скорее успокаивая самого себя чем жену, добавил Ахмед, обняв свою единственную и любимую женщину. -Дети смогут учиться более серьезно чем здесь... и им наверняка понравится увлекательное и интересное путешествие. Правда, к сожалению, обещанную охоту придется отложить до приезда в Стамбул.
Улыбнувшись, Ахмед забрал у Нергис маленького Мустафу, когда тот хорошенько покушал и начал сонно тереть глаза. Нежно обняв сына, наместник поцеловал его и на пару минут прижался щекой к его лобику, заставив себя сейчас не думать о заботах и хлопотах дня завтрашнего. Пока семья Ахмеда рядом с ним, он сумеет выдержать любую бурю... а все остальное не так уж и важно?
-Значит мы едем в Стамбул? Вот здоворо! -довольно улыбнулся Мехмед, когда родители за ужином сообщили всем детям новости о скором отъезде. -Я хочу поехать верхом... папа, можно?
Осман лишь покачал головой в ответ на слова брата - понятно почему он так обрадовался, ведь теперь отцу придется купить своим сыновьям обещанных лошадей. Мужчина ведь должен путешествовать верхом, разве нет?
-А я хочу посмотреть развалины крепости по дороге в столицу, -добавила Айше, посмотрев на любимую матушку. -Мама, помнишь ты рассказывала, что побывала там сразу после того как вышла замуж за папу? И несмотря на холодный день, там было очень-очень красиво...
-Что интересного в развалинах? -естественно и Мурад не смог промолчать. -Я хочу посмотреть на дворец повелителя... папа, нам ведь позволят взглянуть на него? А еще на знаменитые цепи, которыми перекрывали залив, когда султан Мехмед Фатих собирался завоевать византийскую столицу.
-Отец... зачем тебя вызывает повелитель? Если бы он был недоволен чем-то в эялете, он вызвал бы тебя одного.., -поинтересовался тем временем Осман. -Что-то случилось?
-Отвечаю всем по порядку, -рассмеялся Ахмед, посмотрев на своих любимых детей. -Осман, я не знаю, зачем повелитель приказал нам приехать... в своем письме он лишь передал приказ прибыть ко двору как можно скорее и предупредил что нам предоставят особняк в городе, не хуже нашего. Мехмед - конечно же ты с братьями поедешь верхом, разве может быть иначе? Но если я подарю вам обещанных коней, вы дадите слово, что будете еще больше стараться учиться и мне не придется напоминать вам об одном и том же. По дороге мы обязательно покажем тебе ту самую крепость, милая Айше... ну а в столице посмотрим не только дворец Топкапы, но и все самое интересное. Надеюсь, я удовлетворил ваше любопытство, мои дорогие?
-Папа, а можно мы пойдем вместе с тобой выбирать лошадей? -тут же начал просить Мехмед. Он ведь сделал все о чем говорили родители... и продолжит усердно заниматься, лишь отец не забыл своего обещания. -Мы будем сами за ними ухаживать, правда, Осман? И будем очень стараться...
-Мехмед, сначала надо собраться в дорогу, а потом уже думать о лошадях, -насмешливо фыркнул Осман, посмотрев на брата. -И если я правильно понял, нам придется поторопиться чтобы не заставлять повелителя ждать?
-Да - и потому завтра же мы начнем сборы, -согласно кивнул Ахмед. -А что до лошадей, то я давно уже их для вас подобрал и мне осталось лишь приказать чтобы их привели. Вот только мою коллекцию древностей придется отправить уже следом за нами... когда мы уже приедем в столицу и узнаем чего хочет наш повелитель.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-21 23:46:00)

+1

37

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nGfb.gif[/AVA][float=left]http://funkyimg.com/i/2nFQ4.gif[/float]Преобладает мнение, что прежде чем откроется новая дверь, обязательно должна закрыться предыдущая – та, из которой тебе только предстоит выйти на свет, к новым горизонтам и новым испытаниям судьбы, что незамедлительно попытаются испытать тебя на твоем новом пути. Ведь не бывает так, чтобы жизнь проходила в одном только русле безоблачного счастья и праздности, даже если ты султанша и ведешь богоугодную жизнь, растя детей и не забывая о благих делах. Ведь жизнь каждого из нас подобна бурной реке, что гонит свои воды из высот горных к самому морю, лишь у исхода умеряя свою быстроту, стремится вперед и никогда не останавливается. Она полна перемен и непредвиденных поворотов, один из которых снова выпал на судьбу Нергисшах. Ведь однажды ей было уготовлено столкнуться с потерей всего того, что было ей дорого в этой жизни. В один день, такой же прекрасный, как и многие другие, она лишилась всего: дома, любящей семьи и будущего. Ведь какое будущее могло быть у нее, дочери взбунтовавшегося против своего отца шехзаде? На ней не было вины, впрочем, как и на ее отце. Но, кому стоило об этом говорить? Повелитель вынес тогда свое решение и всем его подданным, определенно, стоило смириться с ним – принять, будто единственное и верное решение, которое могло только существовать в этой стране и среди этих людей. Ведь, как бы там ни было, где это было видано, чтобы шехзаде пользовался большим почетом, нежели его повелитель-отец? Однако даже в этом не было вины отца Нергисшах – особенно сейчас, оглядываясь на прошлое, полагала женщина, прекрасно зная, кого ей стоит винить за те осколки, в которые превратилась ее безоблачная жизнь. И, кто знает, быть может, она совсем скоро встретится с ней лицом к лицу? Правда, главной интриганки она так и не сможет заглянуть в глаза. Теперь той женщине придется ответить за все перед Аллахом, тогда как султанше предстоит оградить от всех искушений, что несет в себе столица, своих детей. Они были такими же юными и открытыми ко всему новому, ведь их сердца до сих пор не обожгла боль потери и несчастья.
И дай аллах, так оно и будет оставаться в будущем, таком неопознанном и неизвестном, которое было уготовано самой судьбой для их дружного семейства, которому можно было во многом позавидовать. И этого Нергисшах также опасалась, глядя на своих детей тем вечером, когда Ахмед рассказал своим детям о предстоящем путешествии и переменам, что неизменно последуют.
На лице женщины блуждала улыбка. Дети отнеслись весьма благосклонно к той поездке, которая их ожидала – еще бы, ведь они увидят чудо из всех чудес, тот самый дворец, попасть в который стремится каждый паша, за исключением, наверное, самого Дженаби Ахмеда-паши. Ему ведь всегда было достаточно тех милостей, которыми его одарил Всевышний, в чем не единожды убеждалась Нергис. К тому же, она прекрасно знала, насколько непросто ее супругу будет оставить эялет вверенный ему еще самим Султаном Сулейманом. Он ведь вложил в эти земли, в этих людей все свои лучшие качества и проявил себя в первую очередь, как справедливый и добрый представитель падишаха.
Уже начиная с начала нового дня, дворец паши превратился на растревоженный муравейник. Все служанки и калфы трудились, собирая одежду и украшения в соответствующие сундуки, пока паша собирал своих подданных для совета, избирал временного представителя власти, который будет отвечать за эялет, а также того достойного пашу, что не даст делам вакфа и школы для бедных детей прийти в упадок. В это благое дело было вложено много сил и терпения, не говоря уже о средствах, не только наместника, но и других благородных семей эялета. Так что, паша и его супруга подошли к этому делу также серьезно, как и к самим сборам в столицу – впрочем, это было неотъемлемой частью оных. Они не могли уехать и оставить все на самотек, прекрасно понимая, что вернуться может и не представиться возможности. Ну, а если получится однажды снова поселиться в этих окрестностях – пожалуй, не желали видеть разруху, лишь процветающие дела, в которые они вложили всю свою душу.
- Айше, звездочка моя, ты еще не спишь? – зайдя проверить, как спится ее детям, Нергисшах заметила, как часто вертится в постели ее дочь, к которой она и подошла, поняв сразу, что дочь не может уснуть.
- Я так волнуюсь, мама, - сев в своей постели, произнесла девушка, желая поделиться тем, что было у нее на сердце, раз уж ей подвернулась такая возможность. – Я еще никогда не уезжала никуда, и хотя я так мечтала о каком-то интересном путешествии – боюсь. Это ведь, правда, что мы можем не вернуться сюда? – добавила девушка, щеки которой коснулась материнская рука.
- Правда. Мы не знаем, вернемся ли еще когда-нибудь сюда, но все-таки мы будем даже в столице теми, кем мы есть, не смотря не на что, моя дорогая Айше, - ответила женщина, улыбнувшись дочери теплой улыбкой. – Знай, что пока мы с отцом рядом – никому не дадим вас в обиду. И даже столица не сможет заставить нас сдаться, - добавила она, чем немного удивила дочь.
- Почему ты так говоришь, мама? – спросила девочка, но в ответ Нергисшах покачала головой.
- Спи, моя дорогая, и ни о чем не волнуйся. Нам утром нужно уже отправляться в путь, - только и произнесла султанша, поцеловав своей единственной дочери теплый поцелуй в щеку. Она думала когда-то, что выдаст дочь замуж за кого-то из сыновей здешних пашей, которых будет знать, как свои пять пальцев, чем уменьшит риск, который будет сопряжен с неизбежным будущим. Однако теперь они уезжают и никто не знает, что будет дальше. Она не сможет узнать всех настолько хорошо, как здесь. Впрочем, как и здешним ей будет трудно доверить свое самое ценное сокровище.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2nFPY.gif[/float]Тем вечером она застала Ахмеда на балконе их дворца, устроившись у его ног, чтобы просто побыть немного вместе и предаться воспоминаниям, которые крепко связали их с этим местом. Именно здесь увидели свет все их дети – Осман, Мехмед, Айше, Мурад и Мустафа. Именно здесь они познали счастье быть вместе, также познали горе потери – не каждый из их детей смог выжить, как бы они не старались быть осторожными и хранить их от всего мира, даже от болезней.
- Завтра мы уезжаем. Даже не верится, что это наша последняя ночь здесь, в этих покоях, - тихо нарушила молчание Нергисшах, когда какая-то птица на ближайшем к их балкону дереве притихла. – И мне кажется, что я, как и наша Айше, не смогу уснуть, - добавила она, устроив свою голову у мужа на колене, о которое она опиралась руками. – Мне будет не хватать этого дворца, ведь он нам был настоящим домом. Словно бы что-то очень хорошее навсегда останется здесь, а ведь так хотелось позаимствовать всего этого для нашей будущей жизни в столице, - добавила она, вдумчиво размышляя вслух, пока. – Наверное, в столице будет намного больше людей и шума даже в столь поздний вечерний час? – добавила она, решив преподнести толику радушных мыслей. Ведь не обязательно, чтобы будущее рисовалось лишь серыми оттенками из-за воспоминаний прошлого.
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-21 18:38:18)

+1

38

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Как говорится, дети - есть дети и любые возможные перемены прежде всего подогревают их любопытство, заставляя ожидать чего-то интересного и прежде всего хорошего. Так что за ужином, Ахмед не стал высказывать своих опасений относительно внезапно свалившейся на голову его семейству султанской милости... ведь по счастью, человеку не дано знать, что приготовил вершитель судеб для дня завтрашнего. Матушка Нергисшах, которой предстояло пока что остаться в Анкаре не могла скрыть своего страха, когда после ужина подошла к главе семейства поговорить - с той ужасной поры когда не стало шехзаде Мустафы, Стамбул для нее ассоциировался лишь со страхом и смертью. А теперь ее любимой дочери, зятю и внукам предстояло ехать в столицу, навстречу собственной судьбе...
-Не волнуйтесь, Айше-хатун... если я чему-то и научился за то время что управляю этим эялетом, так это осторожности, которую многие принимали за трусость, -усмехнулся Ахмед, выслушав свою тещу. -Но я дал обещание Нергис, что никакая буря не будет страшна нашему с ней союзу и нашим детям. За то что мы построили вдвоем, я готов сражаться до последней капли крови, если понадобится.
-Да услышит тебя аллах, Ахмед... но мне все равно страшно... Я помню тот злосчастный день, когда отец Нергис прощался со мной и своей валиде - он тоже говорил, что едет к повелителю и просил нас не волноваться за него. После того как он уехал, Махидевран-султан не находила себе покоя от страха... и такой же холодный и липкий страх сковал и мою душу сейчас, -грустно вздохнув, ответила женщина. -Я верю что ты защитишь мою дочь и внуков... но все равно очень боюсь за вас. Пусть новый повелитель не похож на Сулейман-хана, однако его воля может погубить всех нас...
-Айше-хатун, я ничем не провинился перед повелителем, так что оставьте все страхи, -улыбнулся Ахмед. -Если он потребует полного отчета об управлении эялетом, он его получит, потому как все финансовые и прочие документы я возьму с собой и готов объяснить на какие нужды пошел каждый акче что мне выделяли из казны государства. Так что не волнуйтесь и спокойно ожидайте от нас известий - и если повелитель прикажет нам остаться при дворе, то вы тут же присоединитесь к нам в столице.
-Дай аллах, все будет так как ты сказал, -вновь тяжко вздохнула Айше-хатун, прежде чем направится в свои покои. Ахмед же направился в свою спальню... даже и не предполагая что у его разговора был свидетель. Мехмед, как и всегда, решил раздобыть немного сладостей и щербета на кухне и услышал разговор отца и бабки, который не мог не встревожить любознательного мальчишку.
-Осман, ты спишь? -поинтересовался Мехмед, заглянув в комнату старшего брата, естественно позабыв про сладости. -Я кое-что услышал сейчас... [float=left]http://68.media.tumblr.com/ac63ee9fe8826609b94d7958f961a55b/tumblr_o5fsu4MYcd1rl07pso2_250.gif[/float]
-Нет не сплю - решил собственноручно сложить книги, что дарил мне отец. Хочу взять их с собой в дорогу, -ответил Осман, обернувшись к двери. -Что-то случилось?
-Бабушка только что говорила с отцом... и сказала что боится того что с нами в столице случится что-то нехорошее. Сказала что нашего деда тоже вызвал повелитель, а потом.., -Мехмед не договорил, осекшись на полуслове. -Осман... а вдруг она права? Что если повелитель сердит на нашего отца и ему грозит беда?
-Но за что повелителю сердится на отца? -удивленно переспросил Осман. -Он хороший наместник... это может подтвердить любой человек в Анкаре - и к тому же, зять великой династии. Отец не нарушал законов повелителя... Но я понимаю, почему так боится наша бабушка, ведь ее и нашу маму постигло ужасное горе, когда они этого совершенно не ждали.
-Мне теперь как-то неспокойно.., -вздохнул Мехмед, усевшись на кровати и взяв в руки одну из книг. -Сначала мне хотелось увидеть Стамбул и знаменитый дворец Топкапы... а теперь я думаю что с радостью бы остался в нашем доме. И мне не надо ничего, лишь бы отец и мама всегда были рядом с нами...
-Так... давай-ка ты перестанешь думать о плохом? -Осман улыбнулся, открыв специально приготовленный для книг сундучок. -Лучше помоги мне сложить книги - я хочу завернуть каждую в чистое полотно, чтобы их переплеты не терлись друг об друга.
Пока мальчишки беседовали, а Айше-хатун горячо молилась за любимых зятя и дочку, Ахмед вернулся в свои покои и выйдя на балкон, уселся на богато украшенной скамейке. Последняя ночь в Анкаре... и любимом старом доме, который стараниями Нергис стал тем самым надежным и теплым берегом, к которому всегда хотелось возвращаться. Жизнь устроена так, что перемен не избежать - но все же, многое из того что предначертано Всевышним зависит также и от самого человека... Поэтому Ахмед был уверен, что ему хватит хитрости и конечно же смелости уберечь своих родных от возможной беды. И как он часто любил говорить - нельзя думать только лишь о плохом, ведь порой мысли могут стать материальными в нашем мире.
Он улыбнулся любимой жене, когда она устроилась возле его ног и затем привычно уже прикоснулся ладонью к ее щеке.
-Боюсь, что не только наша Айше встревожена поездкой, но и твоя матушка, любовь моя. Она боится за нас... и как мне кажется, мои слова ее совершенно не успокоили. И мне тоже будет не хватать нашего дома, а все дворцы Стамбула не смогут сравниться с ним. Здесь прошло столько счастливых лет для нашей семьи...
-Наверное, в столице будет намного больше людей и шума даже в столь поздний вечерний час? -поинтересовалась тем временем Нергисшах, решив отвлечь своего супруга от не самых радужных размышлений. Ведь даже самая светлая грусть способна заставить человека впасть в уныние - пусть даже Ахмед был для этого слишком деятельным и позитивным.
-О да, ведь Стамбул всегда был шумным городом, -улыбнулся наместник. -Знаешь, нам с тобой надо устроить так чтобы дети не грустили и не скучали в дороге. С мальчишками это решается проще - увидев лошадей которых я им выбрал они мигом забудут обо всем на свете. А вот наша Айше... тут нам придется постараться, ведь она чувствует куда острее чем ее братья. Но об этом можно подумать и завтра, правда?
Взяв жену за руку, Ахмед притянул ее ближе к себе, подарив очередной поцелуй, полный любви и нежности. Они еще успеют подумать о заботах и хлопотах... а пока что их ждет безмятежная и прекрасная ночь вдвоем, над которой сияет небо рая.
Итак... на следующий день, дом Ахмеда и Нергис превратился в растревоженный муравейник, потому как слуги торопливо собирали хозяев и их детей в дорогу и конечно же собирались сами. Паша не мог оставить своих домочадцев без преданных и верных людей, прослуживших в его доме уже много лет. И пока закладывались экипажи, мальчишки вскочившие спозаранку, любовались своими конями, которых как отец и обещал, привели во двор их дома. Осману досталась лошадь светло-серого, редкого окраса, Мехмеду - вороная, а озорнику Мураду - гнедая. Естественно они были очень счастливы и мигом позабыли обо всех возможных опасениях, ведь их ждало путешествие, во время которого не будет уроков фикха!
-Посмотри, Мустафа - какая красивая лошадь, -улыбнулся Осман, держа на руках маленького братишку, который что-то радостно курлыкнул, потянувшись ручкой к носу вожделенного скакуна. -Я назову ее Серая Мгла... а когда ты подрастешь, отец и тебе подарит лошадку - а я буду учить тебя ездить верхом.
-Хорошо что он еще слишком маленький для этого, -выдала Айше, присоединившись к братьям во дворе и забрав Мустафу с рук Османа. -Когда ты подрастешь, то будешь хорошо учиться, правда Мустафа? Я покажу тебе все-все мои любимые книжки и конечно же папины стихи - они такие красивые...
-Хвала аллаху, он действительно еще слишком маленький чтобы ты могла усадить его за уроки, -рассмеялся Мехмед, посмотрев на сестру. -И я уверен, что он тоже будет сбегать от тебя, как это делает Мурад, сразу как только услышит слово "матраки".
Мурад хихикнул после этих слов, на что Айше насмешливо фыркнула, а Мустафа обнял ее за шею, довольно и тихонько курлыкая. Тем временем сборы были наконец завершены и девочке предстояло сесть в экипаж к любимой маме, тогда как мальчишки были намерены ехать верхом всю дорогу, вместе с отцом.
-Ну что, мои дорогие, все готовы ехать? -поинтересовался у своих детей Ахмед, как только вышел во двор. -Тогда давайте выдвигаться - мы должны быть в Полатли уже к вечеру. Там остановимся на отдых.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-23 21:57:46)

+1

39

[NIC]Nergisşah Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nGfb.gif[/AVA]
- Я уверена, что путь мальчишкам не покажется скучным – они будут верхом на своих чудесных лошадях, а Айше будет со мной, и я придумаю, как развеселить ее. К тому же, мне кажется, в пути не должно быть скучно – красоты империи трудно передать словами, и теперь они смогут все увидеть своими глазами, - ответила султанша тем вечером на слова своего любимого и единственного в жизни мужчины, который мог развеять любые тучи над ней. Так что, стоило только ему притянуть к себе ее, как она сразу же подарила Ахмеду поцелуй, заставляя его предвкушать их очередную близость. Тем более, в пути у них может и не представиться возможности побыть наедине. Так что, это был не только прощальный вечер в этом дворце, но и в какой-то степени наверстывание того, что будет в некоторой степени не доступно им…
Конечно, той ночью Нергисшах практически не спала. Не могла уснуть из-за собственной встревоженности и самого банального страха проспать раннее утро, когда придется встать на колени к востоку, чтобы вознести Всевышнему молитвы. Завтракали они, конечно же, тоже на скорую руку и только ради детей, что первыми убежали из дома: мальчишки к лошадям, а Айше уже следом.
- Да, едем, - поддержала Нергисшах своего супруга, выйдя следом за ним из их дворца, как только попрощалась с матерью, обещая ей написать из столицы письмо. Естественно, грусть оставалась на сердце и матери, и дочери, но это не значило, что они должны были медлить. Наоборот, следовало поскорее уже отправиться, чтобы расставить все точки и запятые.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2nKtf.gif [/float]
Путь длительностью практически в неделю, которую отвел Повелитель Ахмеду-паше и его семейству, был преодолен в отведенное для этого им время. Они старались не задерживаться слишком долго на постоялых дворах, как и пытались не задерживаться, созерцая красоты, окружающей их природы. А ведь было, на что посмотреть в эту пору года! Казалось, цветы сейчас цветут и пахнут только для того, чтобы любоваться их цветом, вдыхать их прекрасный и свежий аромат, позволяя себе забыть обо всех невзгодах. Даже не пугала сейчас непредвиденность их будущего, пока была возможность миновать в дороге большие города и поселения, чтобы не задерживаться и там, чтобы немного передохнуть в пути. Все-таки пашу, как хорошего бейлербея любили и уважали не только в Анкаре, но во всем эялете. И, когда местные жители узнавали, что он вместе со своей женой-султаншей проезжает через их поселок, приглашали погостить. Конечно, отказать гостеприимным жителям было не просто, даже претило их воспитанности. Однако ради того, чтобы прибыть вовремя и в установленный султаном Селим-ханом срок, приходилось сводить к минимуму всякие встречи с местными жителями. Увы, но время поджимало, если не сказать больше. Все-таки властные люди не любят, когда их заставляют ждать.
Да и кто любит ждать?
Ждать можно у моря погоды месяцами. В точности, как можно ждать от судьбы любой подлости, тогда как она решит тебя вознаградить. В этой жизни все находится в руках Аллаха и ему только известно, к чему приведет этот путь.
Тем не менее, тот путь, которым отправлялась в столицу семья бейлербея, был не плохо знаком Нергисшах. О, даже спустя годы она помнила, как покидала холодной зимой столицу, не зная, какая судьба ждет на нее вместе с мужем, которого ей выбрали, как и полагалось традицией, не спрашивая, чего она хочет. Хочет ли вообще замуж? Конечно, выбор пал на молодого наместника, чей эялет находился вдали от столицы – самый подходящий вариант для дочери предателя. Как говорится: с глаз долой, из сердца прочь. К счастью, ей не пришлось тогда делать вид, будто бы она счастлива, но счастье пришло постепенно и благодаря Ахмеду, что нынче вместе с их сыновьями ехал впереди их обоза.
Они сделали всего одну длительную и совершенно ненужную, как показалось бы кому-то постороннему, остановку возле старых развалин то ли дома, то ли замка, то ли храма, от которого со временем осталось не так уж и много. Однако именно здесь, в этом месте находилось нечто больше, чем груда камней. К тому же, спустя годы, камни под открытым воздухом и под не одним проливным дождем, руины еще больше изменились.
- Знаешь, Ахмед, - сказала султанша тогда своему мужу, пока служанка держала на руках Мустафу, а их старшие дети пристально рассматривали руины. Айше они, конечно же, понравились, тогда как Мурад предположил, что с них не было толку. Ну, а Осман с Мехмедом присели на камне, разговаривая о чем-то своем. Кажется, они снова спорили, кто был быстрее в очередном их соревновании? – Я долго думала, пока мы ехали сюда, и вспоминала наш разговор. Помнишь его? – спросила Нергис, взяв супруга за руку. – Наш дом никогда не будет руиной - теперь я знаю. Хотя бы потому, что он будет там, где есть ты и наши дети. Он будет всегда меняться, ведь в жизни нет ничего более постоянного, чем любовь и семья. Когда нас не станет – когда-то этот день все же придет – наш дом будет в наших детях, - добавила она, отвлекшись лишь на мгновение, когда к ней обратилась служанка. Мустафа начал хныкать и требовать мать. Пожалуй, этот малыш в полной мере мог называться самым избалованным в их семействе, ведь получал именно то, чего хотел. Хочет на ручки к маме? Мама обязательно отложит все и приласкает его к себе. Хочет получить блестящее украшение с груди своего отца? Он обязательно потеребит его, прежде чем отец смилосердится над бедным ребенком и вручит что-то более интересное, чем брошь с острым концом, о который малыш мог пораниться ненароком. И это не говоря уже о его старших братьях и сестре, которые с удовольствием болтали с самым младшим в их семействе ребенком.
- Мой Мустафа, кто знает, увидишь ли ты когда-нибудь что-то более красивое, чем это место? – взяв сына на руки, приговорила женщина, поцеловав маленького ребенка в пухлую щечку, прежде чем им пришлось снова отправляться в путь. Все-таки им оставался последний рывок, сделав который они могли оказаться в столице немногим раньше запланированного времени.
Солнце было высоко и светило ярко между двух башен, возведенных возле городских ворот, через которые они проезжали. Именно там их встретили люди султана, чтобы проводить к тому дворцу, который отводился им.
- Ахмед-паша, султан Селим-хан рад, что вы прибыли в Стамбул, так быстро, - услышала Нергисшах, когда повозка остановилась перед въездом в город, настоящую жемчужину Османской Империи, к которой тянулись все достойные и не самые достойные паши государства, желая послужить ему и возвыситься. Представитель ее дяди говорил достаточно громко, находясь, наверное, достаточно близко к повозке, в которой находилась султанша с младшими своими детьми. – Также наш Повелитель просил передать, что будет рад видеть вас, а также вашу жену и детей в своем дворце, как только вы передохнете с дороги, - добавил следом ага. И после этого Айше сразу же начала расспрашивать мать о том, правда ли то, что они возьмут их всех с собой в блистательный дворец Топкапы. А ведь, действительно, больше могло и не предвидится шанса показать любознательному ребенку, как выглядит дом его славных предков.
- Посмотрим, как решит папа, так и поступим, - уклончиво ответила султанша на все вопросы дочери.
- Значит, султан ждет нас всех, - произнесла Нергисшах, пока дети направились рассматривать дворец, предоставленных их семейству. Они остановились в саду, а слуги начали вносить вещи вовнутрь, сундук за сундуком. – Я полагаю, что тянуть незачем и нужно сразу же отправиться в Топкапы, чтобы узнать все то, что нас ждет в этом городе, - добавила она, взяв супруга за руку, и тихо вздохнула при этом. – Не думаю, что стоит Мустафу брать с собой во дворец, а вот старшие в предвкушении этого посещения, - добавила она, улыбнувшись. Наверное, она уже смирилась с тем ощущением, что сопутствовало ей с той самой поры, как только узнала о необходимом переезде в Стамбул. Смирилась или привыкла? Нет, пожалуй, просто приспособилась не бояться. По крайней мере, так явно. 
[SGN] http://68.media.tumblr.com/9bef7e0d1befda9744005b3e2f2e7b78/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo2_400.gif http://68.media.tumblr.com/db31233e1c30e1387140149424bf60be/tumblr_oi38bmFdJr1ve5zfdo3_400.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-22 19:55:27)

+1

40

[NIC]Ahmet Paşa[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mHxT.png[/AVA]
[STA]бейлербей Анатолии[/STA]
Перемены... этот мир соткан из них, словно легкая паутинка на ветру страстей и бедствий, которые так или иначе настигают каждого человека на его жизненном пути. Хорошими они будут или плохими - дано знать лишь одному вершителю судеб, однако сильным и смелым дано право изменять свою судьбу и идти вперед с гордо поднятой головой. Ахмеда много раз упрекали в излишней осторожности и даже трусости, когда он наотрез отказывался рисковать самым дорогим что у него было - тем надежным и теплым миром, что был построен им и его обожаемой супругой. По сравнению с этим сокровищем, все прочее меркло в глазах наместника Анатолии... а еще он хорошо помнил уроки недавнего прошлого, предпочитая учиться на чужих ошибках, но не на собственных, за которые пришлось бы слишком дорого платить. Несколько лет назад, перед восстанием Баязида, Ахмед предсказал ему ужасную судьбу, которую впрочем очень легко было предугадать, зная характер прежнего повелителя. И ведь тогда рядом с Сулейман-ханом уже не было его возлюбленной жены, чья рука могла бы остановить приказ о казни мятежного шехзаде? В результате, гордыня Баязида и его жажда власти убила не только его самого, но и пятерых его детей, младшему из которых было всего лишь три года.
Непомерная цена за амбиции, не правда ли?
Дорогой до столицы, Ахмед много размышлял обо всем этом, желая предугадать что же ожидает его семью во дворце Топкапы. Семнадцать лет назад, он увез оттуда печальную и прекрасную девушку, ставшую для него всем миром - обожаемой женой, матерью его детей, мудрой и любящей спутницей жизни. Безмерно дорожа своим семейством, наместник Анатолии старался предугадать возможные перемены, чтобы постараться если не избежать их совсем, то хотя бы сгладить неприятные последствия. И Ахмед старался не думать только лишь о плохом, как не раз уже советовал своим детям - а еще, вспомнил о своем обещании показать им старую крепость, возле которой делал остановку по пути в Анкару чтобы как-то развлечь свою супругу. Сияние ее счастливых и бездонных словно небо глаз было ему самой лучшей наградой... [float=right]https://68.media.tumblr.com/30065a02ad4f956ad382448ef78796b9/tumblr_ojro3vf5Pt1vkm1gko7_r1_400.gif[/float]
-Конечно же я помню наш разговор, -он улыбнулся Нергис, когда она подошла к нему. Их дети сейчас были заняты своими разговорами и осмотром древних руин - кроме малыша Мустафы, которого держала на руках одна из служанок. -И ты совершенно права... ведь наш истинный дом всегда будет там где мы соберемся вместе, всей нашей семьей. Мы сохраним все что обрели любой ценой, это я тебе обещаю.
От разговора своих родителей отвлек Мустафа, потребовав свою маму и оказавшись на руках у Нергисшах, привычно потянулся рукой к блестяще броши на воротнике кафтана своего отца. Рассмеявшись, Ахмед поцеловал сынишку одновременно с женой, на что мальчишка довольно улыбнулся, однако попыток забрать себе интересную игрушку не прекратил.
-Здесь очень красиво... все как ты и рассказывала, мама.., -задумчиво произнесла Айше, подойдя к родителям и обняв Нергис. -Мне кажется, что эти стены помнят о многом и могут поведать о давних временах тому кто умеет видеть и слышать. И я пытаюсь представить как здесь было в тот зимний день, когда вы с папой ехали в Анкару после свадьбы...
-Было очень холодно, дорогая, но мы почти не чувствовали морозного воздуха, пока были здесь, -ответил дочке Ахмед. -Наша мама немного грустила, а я как мог старался ее развлечь рассказами о том, какой эта крепость была до того как над ней потрудились время, дождь и ветер... и мы тогда были совершенно счастливы, потому что начали совместную жизнь рука об руку. Зови-ка братьев, нам пора выдвигаться, чтобы успеть до постоялого двора до наступления темноты - мы все устали, однако нам надо спешить чтобы прибыть в столицу вовремя.
-Хорошо, папа, -как и всегда согласно кивнула послушная дочь, позвав мальчишек, которые были просто счастливы вновь оказаться в седле. Они весело и беззаботно болтали, строя планы о том как обязательно поедут на охоту с отцом, но уже в Стамбуле. Пару мгновений спустя, покинув старую крепость, Ахмед и его семейство продолжили свой путь в столицу, который по счастью, прошел без каких-либо проблем и проишествий - и уже на въезде их встретили люди повелителя и затем проводили в заранее приготовленный дворец. Он был намного роскошнее особняка в Анкаре, так что можно было сказать что первое впечатление было более чем позитивным и приятным. Ну а когда слуги закончили вносить вещи, следовало подумать о визите к повелителю?
-Возьмем с собой старших, раз уж султан Селим-хан пожелал их видеть, -согласился со своей супругой Ахмед, когда она предложила оставить дома младшего сынишку. -Зная дотошность Лализар, можно предположить что она уже принялась готовить подходящую одежду для детей, в которой не стыдно будет показаться повелителю. И сегодня мы наконец-то узнаем для чего нас столь поспешно вызвали в Стамбул. [float=left]https://68.media.tumblr.com/c8967238fd45de37f22b633f58bb69de/tumblr_ojro3vf5Pt1vkm1gko1_400.gif[/float]
Ахмед не ошибся и преданная старшая калфа, много лет верой и правдой служившая Нергисшах успела позаботится о том, чтобы дети были готовы для визита во дворец падишаха. Для мальчишек она приказала подобрать строгие, но отменно сшитые кафтаны, а для Айше приготовить платье совсем недавно заказанное султаншей у лучшей портнихи в Анкаре. И хотя девочке еще не полагалось носить диадему, но Лализар решила что подаренная Ахмедом аккуратная и очень изящная корона будет как раз кстати к новому наряду Айше. Честно говоря, от всех этих сборов единственная дочка Ахмеда и Нергис чувствовала себя немного не по себе...
-Я волнуюсь... мне и страшновато и одновременно любопытно.., -призналась братьям Айше, когда все четверо ждали родителей в большой и изысканно обставленной комнате на первом этаже нового дворца. -Ничего не могу с собой поделать...
-Тебе-то чего бояться? Ты ведь не пойдешь к повелителю, а вот нам точно придется.., -ответил Мехмед, посмотрев на сестру. -Только Мустафе нынче повезло и он будет спокойно отсыпаться дома.
-Так... нет смысла умирать раньше времени и бояться неизвестно чего, -нарочито-строго выдал Осман, хитро посмотрев на братьев и Айше. -Я вот думаю, что повелитель мельком посмотрит на нас и захочет далее вести беседу только с отцом. Поэтому от нас требуется только вежливо его поприветствовать и потом не влезать в разговор, как временами делают некоторые. Да-да, Мурад - я о тебе говорю. Поклонишься как учили и будешь молчать до тех пор, пока к тебе не обратятся.
-Кажется кто-то решил быть не только учителем фикха, но и хороших манер? -засмеялся Мехмед, в то время как Мурад согласно кивнул. -Я всегда знал что наступит тот день, когда Осману захочется покомандовать!
-А тебе лишь бы поспорить.., -вздохнула Айше. -Между прочим брат Осман прав... и вы с Мурадом должны его слушаться. Он ведь старший и отвечает за вас обоих...
-Пффф... вот еще не хватало - я сам могу за себя отвечать! -насмешливо фыркнул Мехмед и тут могла начаться привычная уже веселая пикировка, если бы в комнату не вошли Ахмед и Нергис - тоже уже готовые к визиту во дворец.
-Вы снова начали пререкаться? -поинтересовался Ахмед, покачав головой и приобняв обоих старших сыновей за плечи. -И когда же вы поймете что вам нечего делить? Мы еще вернемся к этому разговору, а пока что нам уже пора идти.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-23 22:03:27)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There are no friends; only moments of friendship