Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » С чего бы начать...


С чего бы начать...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Пригород Сакраменто | май, 2016 г. |

Марисоль Эскобар, Джейсон Вествуд
http://s2.uploads.ru/GXYhv.gif http://s4.uploads.ru/o7WJ8.gif

Ну, кто еще может похвастаться тем, что на его голову сваливается девушка? Еще, правда, нужно решить, к счастью это или к несчастью.

Отредактировано Marisol Escobar (2016-12-30 15:52:48)

+1

2

Переключив передачу, Марисоль резко выворачивает руль, влетая в крутой поворот. Машину ведет и слегка заносит, но девушка тут же выравнивает ее, вновь вдавливая педаль газа в пол. До финиша остался один поворот  и банк сегодняшних гонок ее. Быстрый взгляд в зеркало заднего вида. Она оставила соперников далеко позади, но чувство удовлетворения не приходило. А все потому, что один урод протаранил ее на втором круге, прилично оцарапав бок машины. Пальцы сильнее обхватили руль и сжали его, послышался скрип кожаных перчаток. Ничего, она найдет его на финише и по культурному объяснит, как  не хорошо он поступил. На губах проскользнула усмешка. Если новенький не понимает слов, с ним будет происходить разговор жестов. Мари уже представляла, как брат будет отчитывать ее за очередную драку и за сбитые костяшки пальцев. Но, что поделать? Она такой выросла и меняется ей совсем не хотелось. Хотя родители уверены, что девушка давно забросила гонки, ведет тихий образ жизни, занимается своим книжным магазином и мечтали о внуках. О, если бы только они знали, как проводит вечера их дочь. Каждую гонку она молилась, что бы все прошло без травм, ведь если с ней что-нибудь случится, родители узнают правду, а Мари меньше всего хотелось разочаровать их. Переключение передачи и новый поворот. Далеко впереди огни финиша, но для такой скорости, на которой неслась Марисоль это лишь секунды. Раз, два, три… Приветственные крики и автомобиль пересекает финишную черту.
- Даааа!! – кричит девушка, останавливая машину, тут же выпрыгивая из нее, что бы оказаться зажатой ликующей толпой, которая бурно поздравляла мексиканку с победой. Объятия, шлепки, дружеские толчки. После столь бурных излияний чувств, Эскобар выбралась изрядно помятой, но жутко довольной собой. Банк сегодняшних игр был очень даже неплохим, и пара тысяч перекочевали в руки гонщицы.
- Мари, ты ведь не будешь сильно избивать того несчастного, которой поцарапал тебе машину? – с усмешкой поинтересовался один из парней, который участвовал в гонке. Практически все они знали о том, что девушка становится просто неконтролируемой, когда речь заходит о ее машине. Среди гонщиков даже делались ставки, и всегда ставили именно на Эскобар.
- Я лишь культурно объясню этому новенькому, что нельзя трогать мою машину, не то, что царапать, - улыбнулась девушка, разминая пальцы, так как ее жертва только что припарковалась недалеко от них. Судя по тому, как парень хлопнул дверцей, он был очень не доволен результатом. Но, едва девушка направилась в его сторону, как с дальнего конца площадки подали сигнал, а после разнесся крик «Копы!!!» Еще один бич здешних гонщиков. Полиция всегда приезжала не вовремя, на этот раз они хоть успели закончить гонку. Чертыхнувшись, Мари подбежала к своей машине, забираясь внутрь, разворачивая ее в сторону южной дороги. Здесь за городом сложно было укрыться от полицейских, но недалеко от места гонок находились заброшенные здания, по крайне мере они так выглядели снаружи. Взвизгнули шины по асфальту от резкого старта и, Марисоль быстро вырулила на нужную трассу, быстро уходя от погони. По крайне мере она так думала, пока не глянула в зеркало заднего вида.
- Да что б вас приподняло и прихлопнуло! – восклицает гонщица, замечая, что ее преследует две машины. Сейчас самое главное спрятать автомобиль, на своих двоих она быстрее спрячется от копов. А вот и нужные ей здания. Петляя по не широким улицам, Эскобар выискивает относительно надежное место для своей фиолетовой ласточки. Дома, дома… вот оно! Резко поворот налево и машина гонщицы скрывается в темном переулке, петляя между мусорных баков, Мари паркуется за одним из них, сразу же заглушая мотор и выключая фары. Тьма окутала мексиканку, посидев некоторое время, давай глазам привыкнуть к темноте, гонщица выбирается на улицу. В нос тут же ударила вонь залежавшегося мусора. Морща нос и скрепя сердцем, Марисоль набросала на машину коробки и какие то тряпки. После чего подбежала к выходу из переулка, осматривая улицу. Сирены копов звучали совсем близко, секунда и они на сумасшедшей скорости пролетают мимо нее. Хмыкнув, девушка перебегает дорогу, скрываясь в заброшенном здании. Она быстро поднимается на второй этаж, начиная искать лестницу на чердак, что бы проследить, куда поехали полицейские машины. И, буквально сразу нарывается на мрачного типа. Полностью заросшее бородой лицо, длинные колтуны спутанных волос, жуткий запах перегара и немытого тела.
- Воу, - два шага назад и Мари замирает. Она и не думала, что здесь кто-то живет, и совсем не ожидала встретить здесь это существо. – Простите, я не знала, что здесь кто-то живет. Я сейчас же уйду.
Вместо адекватной реакции, мужчина кинулся на нее, выставив свои ручищи вперед, что бы схватить злостную нарушительницу частной территории. Взвизгнув, Мари ловко ныряет справа от незнакомца в открытую дверь и тут же запирает ее. Тут же на дверь посыпались удары, а на голову Марисоль вылилось целое ведро отборных матов.
- Да что же вы так реагируете!? Я же говорю, не знала, что здесь кто-то живет! – кричала девушка, пытаясь пробиться через весь этот грохот. Понимая, что это тело не успокоится, Эскобар подбегает к окну, распахивая его. Так, в паре метров есть внешняя водосточная труба, по ней и можно будет спуститься. Карниз узкий, но вполне надежный. На какой-то момент грохот за дверью прекратился. Нахмурившись, гонщица оглянулась назад. Неужели тот тип успокоился? Может, стоит открыть дверь? Но, ее мысли тут же перебивает, врезавшись в дверное полотно топор, верхний край которого блеснул в тусклом свете комнаты.
- Твою мать! – больше не медля, Мари выбирается из окна на улицу, осторожно переступая по карнизу, цепляясь пальцами за шершавые кирпичи. Сердце, словно птица в клетке, билось в груди, угрожая переломать ребра и вырваться на свободу. «Все будет хорошо… все будет хорошо… еще пара шагов, и ты у цели Мари…» Мысленно подбадривала себя мексиканка. Шаг, второй, рука тянется к трубе, но… на карнизе лежал небольшой камешек, о который запнулась девушка. Ноги потеряли опору и Мари полетела вниз. Многие говорят, что в этот момент пролетает вся жизнь перед глазами, у молодой гонщицы лишь мелькнула картинка о том, как брат распекает ее на чем свет стоит и забирает машину. Полет длится считанные секунды, она чувствует спиной, как натягивается ткань навеса, а после еще одно препятствие перед окончательным падением на асфальт. Куда более мягкое препятствие. Марисоль машинально хватается за шиворот куртки незнакомца, утягивая его за собой на землю. Удар головой, из глаз сыплются звезды и искры. Сфокусировав взгляд на лице незнакомого мужчины, девушка легко улыбается.
- Ого, классные глаза, - почти шепчет она, а после лишь темнота. Впервые в жизни Марисоль Эскобар теряет сознание.

+1

3

Атлантида
Падре Доминик
Кузина Ангелина
Моцарт и Сaльери
———

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">Kongos - Come with Me Now</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/95604793-b5f2-4ebc-bfde-a9d959eb431f/Kongos_-_Come%20With%20Me%20Now.mp3"> </object> </center>

Атлантида. Детище проклятого рода.
Я стоял с бутылкой минералки и смотрел на то, как работники возвращали некогда знаменитое поместье к жизни. Сгоревший дом в викторианском стиле преображался, стоило лишь продать часть плантаций и оплачивать людям за их работу вовремя. Целый месяц я отгонял прочь боль и агонию, работая над спасением давно погребенной территории. Когда-то мой дед лелеял мечту вернуть нашей фамилии былую гордость. А я решил начать с самого участка, по праву принадлежащего единственным наследникам: мне и Ангелине. Она примчалась, едва узнала от адвоката, что имеет право на часть нашего наследства. Мне хотелось удушить ее еще в первый день, и если бы не отец Доминик, пожалуй, мы убили друг друга, когда только сели за стол переговоров.
Стоя рядом, падре пил пиво. Я начал привыкать к алкоголизму и блядству священника. Мы оба курили и спорили, кто полезет на крышу устанавливать новый крест на шпиль. Почесав ягодицу, падре повернулся ко мне и весело проговорил:
- Давай, как в детстве? - выставив кулак, он мотнул головой, - на счет три...
Закатив глаза на долю секунды, я так же выставил кулак и отпарировал:
- Тебя этому учили в церковно-приходской школе что ли?
Махнув три раза кулаками, он выставил ладонь, а я ножницы. Чертыхнувшись, падре огрызнулся:
- Твою мать.
- Не богохульствуй, падре, - отбирая банку с пивом у священника, который сейчас стоял, как и я, с голым торсом, в одних джинсах и кедах, - и да. Я боюсь высоты. Так что полезешь ты.
- Когда ты исповедовался мне, не говорил о страхе перед высотой, - махая быстро пальцем перед моим носом, Доминик проворчал, - ты не все мне рассказал, ублюдок.
- Конечно, не все. У тебя бы мозг вскипел, узнай ты правду.
Схватив небольшой крест со стрелками, падре обиженно фыркнул:
- Господь не простит тебя!
- Кто б мычал, падре!
Это была новая Атлантида. В ней больше не было ни смертей, агонии и убийств. Разве, что частенько падре останавливался у нас, Ангелина хронически сжигала еду и материлась похлеще своей мамаши, а я пытался отрешиться и спасти старинный глобус-секрет. По вечерам я сидел в маленьком домике в саду, выводил с помощью кисточек и масляных красок, утраченные временем и огнем, континенты и страны. Это была моя мастерская, где ни единая душа не тревожила покой и без того потасканой, дрянной жизнью, души. Обе личности стали одной, вдыхая запах краски и дерева.
Более не было дебрей и часть плодовых деревьев пришлось лечить, чем занимался садовник. Некоторые срубили, ибо их было невозможно спасти. Старую конюшню я сносил с тем удовольствием, с коим в пору было визжать от радости. Мне претила сама мысль, что в ней когда-то свершались кощунственные убийства моим предком. Семейный склеп был отреставрирован в первую очередь и не смотря на весь скептицизм Ангелины, я каждую субботу зажигал свечи перед урнами покойных Вествудов. ● ● ●Отец Доминик так и не простил мне. Вплоть до самого вечера он напоминал обиженного бульдога, коего не кормили несколько суток. Близился закат и из раскрытых окон особняка доносился кантри-рок. Мы сидели возле дома на длинной скамье. Только она это были качели. Длинные цепи крепились к потолку, а резная спинка позволяла, откинутся и наслаждаться, как медленно заходило солнце за горизонт. Ангелина нагло всунувшись между нами, протянула одному банку пива, а мне минералку:
- Подвиньтесь, девочки. Я тоже устала за день.
С шумом открывая банку пива, падре со смешком фыркнул:
- Хочешь поговорить об этом со своим священником?
Я громко смеялся. Доминик пытался подкатить к Ангелине уже неделю подряд. Мне нравились их перепалки, благодаря им я начал чувствовать, что жизнь не совсем уж такое дерьмо. Убивая по ночам ублюдков, а днем сидя в мастерской, рано или поздно начинаешь задаваться вопросом: а почему ты сам еще не сдох?
- О! Падре, если твоя исповедь сводиться к потрахушкам, я пас, - встряхнув шевелюру священника, она саркастично добавила, - я - лесбиянка, Доминик.
- Хватит, - это был уже мой голос, тихий и спокойный.
- Господь и тебя любит, сестра моя.
- Да, что ты? Он любит, как и ты? Доставать хер из штанов, а по субботам гласить о спасении пастве? Тогда я - атеистка.
- Заткнитесь! - не выдержав, Шон прорычал во мне и смерил колким взглядом обоих, - затрахали оба.
В один голос и повернув одинаково головы, падре Доминик и Ангелина прошипели в ответ:
- Не богохульствуй! Господь тебя не простит!
Сплюнув в сторону, я решил сделать самое лучшее - ретироваться, пока лесбиянка и феминистка Ангелина не начала втирать любвеобильному священнику, что тот кусок дерьма, а Бога вообще нет. Новая Атлантида сейчас напоминала психушку, в которой жило мало людей, но все были с такими проблемами в голове, что ни единый психиатр мира не смог бы нас спасти. Спускаясь по ступенькам, я слышал, как они спорили дальше. Вставив два пальца в рот и громко засвистев, прорычал в сторону дома:
- Моцарт, Сaльери за мной, - мои славные мальчики и верные охранники Атлантиды.
Разумеется моя территория была напичкана сигнализацией по всем мелким углам, но эти два добермана стали отдушиной. Один из них вечно норовил заскочить на какую-нибудь сучку и оттрахать ее, даже если это была пуделиха. А другой был сдержанным и любил гонять непрошеных гостей. Оба пса были с одного помета, хотя и имели разный окрас, да и характеры были абсолютно противоположны друг другу. Они были подарком друга моего покойного брата, капитана полиции. Когда Атлантида едва начала отстраиваться, Коннорс привез этих кобелей и рассказал о том, что их предыдущий хозяин погиб вовремя перестрелки местных банд. Теперь они были моими лучшими спутниками. Я доверял им больше, чем людям. Не считая двух придурков за своей спиной, которые уже начали спорить а не был ли Бог вообще женщиной...

I think with my heart and I move with my head,
I open my mouth and it's something I've read,
I stood at this door before, I'm told,
But a part of me knows that I'm growing too old.
*
Я подходил к бывшему охотничьему домику, который ныне служил мне мастерской. Сегодня ночью я буду дома. Мне нужен был отдых моральный и физический. Скольких бы ублюдков я не хотел убить, их меньше не становилось. Сколько крестов не было вырезано на их лицах, мое сердце не очистилось ни на грамм.
Моя мастерская стояла в самом конце нынешних владений, и я даже не знал, кто стал новым соседом. Продавая половину участка, я лишь узнал от агентов, что будущий хозяин въедет через месяц или два, когда его супруга родит. Вроде как они жили сейчас в Европе, хотя я и не запомнил толком. С такой родословной те деньги, которые мне предложили могли окупить все растраты за последние десять лет, и при этом я еще умудрился выписать церкви Доминика чек, ...а он в ответ практически поселился в моем доме!
Тогда я и увидел далекий огонек УЖЕ на соседнем участке. Закрыв дверь мастерской, я шел на огонек, понимая, что в очередной раз бродяги выбрали себе ночлег в чужих владениях. Так было не раз с самой Атлантидой. Псы брели со мной рядом, зачастую они всегда преследовали меня по пятам и молниеносно выполняли любые команды. В какой-то момент я хотел просто позвонить в службу спасения о сообщить о несанкционированном проникновении на чужую территорию, пока не услышал женский крик. Сорвавшись с места и прорычав псам:
- Моцарт. Сaльери рядом, - для них слова значили гораздо меньше, чем мое настроение и импульсы, которые животные чуют гораздо сильнее, нежели люди.
Когда я был рядом с полуразвалившимся зданием, что некогда служило прибежищем всех работников Атлантиды, попросту говоря, рабов в далекие времена, когда Сакраменто только начал расстраиваться, а "золотая лихорадка" коснулась этой местности. В тот момент, когда мои мальчики шумно втягивали ноздрями воздух, я различил женскую фигуру на карнизе крыши. А в окне мелькнула фигура. Рассмотрев бездомного человека, пожалуй, в эту ночь я сделал услугу будущему соседу. Присев на корточки между псов, и погладив их головы, резко шлепнул по бокам с приказом:
- Фас! Разрешено все, - и я знал, что для них означали эти слова.
Опускаясь возле девушки, как я уже смог рассмотреть вблизи, уперся ладонью о землю и услышал ее слабый голос:
- Ого, классные глаза, - она отключилась именно в тот момент, когда я поднимал ее с земли, а за моей спиной в доме раздался человеческий крик и злобное рычание псов.
Подняв незнакомку, я возвращался уже в ее компании, если это можно было так назвать, заведомо зная, что доберманы все равно найдут дорогу домой. Я нес ее в мастерскую, где мог привести в чувство, как минимум. А впоследствии, расспросить, как же ее угораздило оказаться здесь. Занеся девушку в домик и уложив на диван, дал ей пощечину. Где-то и здесь я хранил аптечку. По правде говоря, медикаменты были натыканы по всей Атлантиде, исходя из хронических увечий всех Вествудов, да и брат Доминик со своим пылким жаром мог вляпаться в любое дерьмо, не смотря на защиту нашего Отца Нашего Всевышнего.
- Эй, мисс! - брызнув в лицо девушки водой, я проговорил чуть громче, - мисс, очнитесь!
———
* Я думаю сердцем и действую головой,
Я открываю рот и я прочитал кое-что,
Мне говорили, что я стоял у этой двери раньше,
Но какая-то часть меня знает, что я уже слишком стар.
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-08 13:10:01)

+1

4

Потеря сознания – это довольно странное состояние. Его нельзя назвать сном, но и полностью человек не отключается. Хотя, тут смотря насколько глубоко человек ушел в себя. От болевого шока, когда человек теряет сознание, врачи спокойно могут оттяпать ему пол ноги. В случае с Марисоль, тут скорее был шок от неожиданности. Она совсем не предполагала, что может сорваться. Сознание отключилось, но продолжало ходить где-то на грани, балансируя между явью и темнотой, раскачиваясь то в одну, то в другую сторону, словно решало какую дорогу выбрать. Как сквозь толщу воды, Мари слышала лай собак, чувствовала, как ее подняли на руки и куда-то несут. Ей бы открыть глаза, попытаться что-нибудь сказать, но сознание никак не хотело возвращать девушку в реальность. Вместо этого, пропали звуки, чувства – осталась только темнота.
Привела в чувства девушку, пощечина. Глаза резко открылись, но тут же закрылись вновь, не собираясь так просто сдаваться. В голове пульсировала боль, сосредоточившись на затылке, с каждым даром сердца расползаясь по всему телу, задевая нервы. Жуткое состояние, которое тут же захотелось заглушить горкой обезболивающих. Как говорил ее знакомый гонщик, можно терпеть любую боль, но только не головную. Тот, кто приводил ее в чувство, видимо решил, что пощечины будет мало, и на лицо Марисоль брызнули водой. Сморщившись, она закрыла ладонью одну сторону лица:
- Маркус, брызнешь в меня еще раз, я тебя кастрирую, - бормочет девушка, все еще не открывая глаза. Прием с водой обычно применял ее брат, когда не мог достучаться до сестры по утрам. Из головы Эскобар совсем вылетел эпизод с сегодняшней погоней и падением. Тихо застонав, мексиканка медленно открывает глаза. А ведь это не ее спальня, и даже не ее квартира! Ну, точно! Была гонка, потом за ней гнались копы, на нее напал какой-то сумасшедший бездомный, и… она упала со второго этажа!
- Я упала со второго этажа! – воскликнула Мари, резко садясь на диване, но тут же вновь падает на подушки, так как голова закружилась и в глазах вновь потемнело. Боль снова ударила по нервам. Пальцы зарылись в волосы, нащупав, в эпицентре боли, на затылке шишку. Вот откуда боль, она все же приложилась головой об асфальт. Так, погодите, она точно помнила, что перед приземлением на тротуар, она кого-то придавила собой. Приоткрыв один глаз, девушка повернула голову, тут же натыкаясь на чей-то влажный шершавый нос. От такой неожиданности открылся и второй глаз, теперь она смогла рассмотреть, чей это нос. Рыжий доберман сидел рядом с диваном, рядом с ее головой. Склонив голову набок, пес наблюдал за приходящей в себя девушкой.
- Какой ты красавец, - легкая улыбка коснулась губ Марисоль. Она обожала собак, и никогда не могла пройти мимо этих четвероногих. Будь то мелкая болонка или здоровенный дог. Страха перед ними не было никакого, поэтому гонщица просто на автомате протягивает руку, потрепав пса за ухом. Краем глаза, она замечает движение и приподнимает голову, фокусируя взгляд на стоящем рядом мужчине. Вот кто устроил ей холодный душ. И, скорее всего, это именно тот, на кого она свалилась.
- Привет, слушай, я тебя не сильно собой пришибла? – интересуется Мари, рассматривая своего спасителя. Нет, она совсем не преувеличивает. Ведь если бы не он, удар о землю был бы очень жестким. Судя по его виду, не скажешь, что на этого человек не так давно рухнула девушка. Значит, никаких серьезных повреждений не было. – Я прошу прощение за это, кажется, я не рассчитала свои силы по лазанью на внешних стенах зданий.
Боль прошлась по вискам, и девушка нахмурилась, начав массировать виски двумя пальцами, разгоняя кровь по венам. Придется на какое-то время прекратить носится на машине. Марисоль любила гонки, но она была здравомыслящим человеком… отчасти. И понимала, какую угрозу представляли собой травмы головы.
- Я не буду долго отнимать ваше время, - с третьей попытке ей все же удается сесть на диване, свесив ноги. – Сейчас ураган в голове уляжется, и я отчалю. Кстати, а где я? Ооо, ваш рыжый просто шикарен.
Все это время девушка не переставала гладить собаку, то почесывая ее за ухом, то под подбородком. Пес привалился к ее ногам и, судя по всему, наслаждался этой неожиданной лаской. А ведь это они лаяли там, а улице, где подобрали ее. Второй доберман тоже сидел рядом, но косился на Мари с недоверием.
- Меня зовут Марисоль, или просто Мари, - представилась мексиканка, вставая на ноги, протягивая мужчине руку и делая шаг. Рано, очень рано она решилась встать. Тело слабеет и Эскобар заваливается вперед, но успевает обнять спасителя за шею, буквально повиснув на нем. И они вновь на расстоянии пары сантиметров друг от друга. – Глаза… очень красивые глаза. Я ведь говорила это уже, правда? Знаешь, а я ведь тебе жизнью обязана. Даже не отрицай, не появись ты там, этот заросший тип меня бы точно достал. И, остались бы от меня ножки да рожки… Спасибо. – девушка потянулась вперед, теперь уже обнимая мужчину, а не просто вися на нем. По своей натуре Мари добрый и открытый человек, она никогда не скрывает то, что у нее на сердце. Не тормозит свои чувства и эмоции. Сейчас она просто стояла и обнимала человека, которого совершенно не знает. Но, и черт с этим. Она совершенно не чувствовала в нем опасности, а узнать человека можно и после.
- Да, еще вопрос, у тебя случаем кофе не будет? Этот напиток подействует на меня лучше любых лекарств, - Марисоль чуть отстраняется, что бы вновь взглянуть в глаза спасителя. На щеки набежал румянец, но не из-за близости, а от следующего вопроса. – И, перекусить может, есть что? Кажется адреналин спалил все мои калории.

+1

5

Однажды сказал Отец: любите друг друга, и придерживайтесь Десяти Заповедей.
Потом он почесал щетину на подбородке и добавил, что сексом в общем-то тоже заниматься нужно; да и людей убивать можно, если грозит опасность, и ничего кроме пушки или биты у тебя нет под рукой. И был это не Бог, а падре Доминик. Суть только осталась прежней. Атлантида жила по этому принципу, не вмешиваясь ни в чьи дела, пока нас не касалось. Мы не готовились к выборам, хотя и спорили на деньги, кто купил себе уже место. А кто выгоден на политической арене всего мира. Каждый из нас делал свое дело на большой территории. Даже Гели с ее запоем и хронически-отсутствующим взглядом умудрялась вносить собственную лепту в развитие "Новой Атлантиды".

Когда я приводил незнакомку в себя, вернулись псы. Входная дверь в этом домике находилась на пружинах. Собаки легко ее открывали лапами, не отвлекая меня от работы. Иногда я даже просто не слышал за громкими битами музыки, как они появлялись. Сейчас была чуть иная ситуация. Из динамиков не доносился немецкий индастриал, и я слышал, как лапы доберманов ступали по напольному покрытию на первом этаже.
Они расселись вокруг меня, словно спрашивай: "эй, дружище! Что за хрень произошла недавно?"
Я их понимал, потирая костяшки пальцев. Когда она очнулась, Моцарт поспешил радушно встретить девушку, а впрочем он всех женщин так воспринимал. Его либидо было схожим с моим, за исключением того, что я редко стоял на четвереньках. Но я тоже любил, когда женские руки чесали мой живот или спину, особенно места со шрамами. Иногда для меня это было восхитительной заменой секса, которого у меня не было долгий период после клиники. Я перестал видеть в нем сакральный смысл своего существования, и исчезла агрессия. По правде говоря, с того момента, как я утратил любой физиологический интерес к женщинам, моя жизнь резко начала улучшаться. Этому способствовало свободное время, потраченное на работу или стройку в недрах родового поместья. И то правда, во всех безумных поступках мужчин стоит винить именно женщину. А любовь всегда порождает полоумие.
- Его зовут Моцарт, - ответив девушке, я прищурился и поднялся с пуфа, - как вы себя чувствуете?
Удар был неслабым. Как минимум, не окажись она на мне, не смогла бы избежать удара головой о камень. Я не считал себя более мессией или антихристом, но было что-то во мне и от предка-убийцы, и от его супруги. А впрочем, не есть ли это генетическая наследственность, которую невозможно исправить, как не крути?
- Ничего. Всё хорошо. Отдыхай, - указывая ей ладонью, я подался в маленькую комнату и то, лишь на минуту.
За эту никчемную жизнь я научился сшивать себе раны, сцепив зубы. Я сам себе колол обезболивающие, знал как наложить жгут или вытащить из состоянии передозировки. А еще лучше - как ввести человека в состояние, граничащее со смертью. На данный момент меня волновала ее голова. Курсы по оказанию первой помощи в университете я не пропускал. Странная любовь к медицине дала волю паранойи для одной из личностей, а сейчас требовала помочь.
Вернувшись к ней, я слабо улыбнулся:
- Я Джейсон или Шон. Как тебе будет угодно, - резко словив девушку, нахмурился, - я же просил не вставать. У тебя очевидно небольшое сотрясение, а может и не только. Но...
О-о! А ее понесло. Всматриваясь в ее глаза, я прикоснулся к ее лицу. Слегка повернув его, рассматривал височную часть на предмет ссадин, ушибов. Кажется, паранойя перешла на ту стадию, когда впору было взять скальпель в руки. Ощупывая ее голову, я слушал Мари и думал над тем, как ее угораздило. Конечно, глупо удивляться, когда на участке и так шарахалась молодежь по ночам, травя байки из склепа о моих предках. К этому был привыкший. Но женщину я ловил впервые. Слегка отстранившись, начал щупать затылок:
- Кофе? Думаю, найдется, - она была трезва, а я волновался за ее состояние.
Помогая ей, проще говоря, усаживая обратно на диван, я добавил:
- У меня даже есть мясной пирог, приготовленный домработницей. Если ты не будешь вскакивать опять, то перепадет еще и добавка.
Оскалившись, я выставил указательный палец с перстнем-когтем и поднялся. Нэнси и правда отлично справлялась с тестом, в любой его форме. А от кофе и сам не отказался бы. Учитывая, что принося мне ужин, домработница всегда ставила на разнос еще и стеклянный кувшин с обжигающим напитком, мне осталось лишь налить в чашу и подать ее госте:
- И как тебя угораздило попасть в этот район? Я думал, мои владения интересны исключительно бездомным или глупым подросткам, которые любят, - активно прожестикулировав, добавил, - на ночь найти себе приключения.

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-08 21:28:08)

+1

6

Глупо отрицать или прятать эмоции. Когда мужчина ощупывал ее голову, это было приятно, до легких мурашек, пробежавших по всему позвоночнику. Это, конечно, немного неадекватно, но что поделать. Ну, уродилась она такой. И, как ни странно после этого боль отступила. А когда девушка удостоверилась, что ее напоят кофе и накормят, так вообще настроение поднялось. И, вроде случай с падением и копами отошел на второй план.
- Джейсон или Шон? – переспрашивает Мари, так как в таком состоянии могла и не то услышать. А вот это было странно. Впервые ей представляются сразу двумя именами. Вновь оказавшись на диване, Марисоль медленно сползла по нему на пол, что бы продолжить тискать рыжего добермана. Моцарт. Ну, надо же, какая интересная кличка для собаки. Она широко улыбнулась, представив, как он выкрикивает эту кличку в парке и, какая будет реакция у людей.  А теперь на счет имени ее спасителя. Может у мужчины двойное имя? И он представляется так, что бы собеседник сам выбрал для себя как будет удобней обращаться к нему. Хотя при двойном имени всегда называют первое. Или, он недавно сменил имя и еще не привык к новому? Мысли блуждали в голове, но ни как не хотели собираться в одну прямую линию. Новая волна боли заставила девушку нахмуриться, и одной рукой потереть висок, второй продолжая поглаживать живот собаки. А, что, если у него раздвоение личности? У Мари был знакомый, который страдал этим психическим расстройством. Очень даже милый парень, совершенно безобидный… точнее одна из его личностей. Когда просыпался второй, его было не удержать. В какие истории он только не вляпывался. Ну, как бы то ни было, раздвоение личности у ее спасителя или нет, это не ее дело. Хватает и того, что он спас жизнь непутевой гонщице.
- Я, если честно, даже не думала, что здесь кто-то живет, - начала рассказ Марисоль, скрестив ноги, да так и оставшись сидеть на полу. Сначала она хотела выдумать какую-нибудь историю, о том, как могла попасть сюда, но ее травмированный мозг приказал долго жить и, Эскобар решила выпалить все как на духу. – Недалеко отсюда, на территории заброшенного аэропорта у нас проходили гонки. Я, кстати, выиграла! Но, все веселье нам обломали копы. Вероятно, кто-то сдал нас, обычно они не выезжают так далеко от города. Пришлось в срочном порядке убегать. Не так давно я проезжала мимо и видела издалека эти здания, вот и решила спрятаться тут. Блин! Машина! – она уже хотела подорваться и лететь за своей фиолетовой фурией, но под колючим взглядом карих глаз, усмирила свой порыв, оставшись на месте. Хотя сидеть на месте, когда машина стояла где-то там и в любой момент ее могли, становилось все трудней. Она взяла из рук, Джейшона (решив не разрываться на два имени, Марисоль просто соединила их. Наверное, если произнести его вслух, это будет звучать очень комично) чашку с кофе и вдохнула чудесный запах, на мгновение прикрыв глаза, а после сделала маленький глоток, позволяя теплу разлиться по телу. Держа в одной кружку, вторую она протянула, что бы взять тарелку с пирогом. Живот тут же заурчал, стоило глазам увидеть этот аппетитный кусок.
- Я спрятала машину возле того дома, где упала на тебя, - девушка откусила большой кусок вкуснятины, довольно быстро заработав челюстями, и вскоре расправилась с первой порцией, не забыв при этом угостить кусочком пирога Моцарта. В две пары глаз они с голодной тоской смотрели в пустую тарелку. – Может, ты проводишь меня, что бы забрать ее? Как-то не спокойно мне. Ее могут найти или копы, или бездомные с подростками, про которых ты говорил. Джейшон, пожалуйста, я ж не успокоюсь.
Ну, вот, она произнесла его имя вслух. Но, верная себе осталась очень серьезной, ей было интересно, как отреагирует на это имя сам владелец дома. И на счет машины она не врала. Для нее она была очень дорогой вещью и если с автомобилем что-нибудь случится, лучше сразу заказывать погребальные венки тем, кто посягнёт на нее. В прошлый раз, она настучала монтировкой по спине неудачника, посмевшего поцарапать крыло фиолетовой фурии. Это, естественно было случайностью, ведь на гонках разное может произойти, но Мари в тот момент была просто неуправляемой. Отсидев копчик на полу, девушка перебралась на диван. Что говорить, ее пятая точка любила комфорт. Допив кофе, девушка протянула пустую чашку Джейшону, хотя могла просто поставить ее на тумбочку. Нет, она преследовала свою цель. Когда мужчина потянулся к ней, она ухватила его за руку, потянув на себя, тут же отодвигаясь в сторону, для того, если он потеряет равновесие, что бы упал на диван, а не на нее.
- Шикарное кольцо, - обхватив кисть мужчины, Марисоль рассматривала печатку-коготь. Она даже приложила свою ладонь к мужской, что бы на глаз примерить кольцо. – На заказ делал или так купил? А где? Это золото или позолоченное серебро? Или просто металл? Интересная резьба.
Вопросы посыпались как из рога изобилия. Вообще Марисоль была совершенно спокойна к любым украшениям и прочим побрякушкам. У нее в шкатулке лежала паре серег и столько же колец. Подарки родителей. Сама она не покупала их, так как не видела в этих блестяшках ничего хорошего. А это кольцо было довольно интересным, не стандартным. Она тоже хотела такое. Теперь Эскобар знала, что просить на день рождение.

+1

7

Джейсон или Шон?!
Глупая привычка называть себя двумя именами сразу. Я не сказал ей правду. Например, не Джейсон, а Морган. Но последнее вычеркнул еще в университете из памяти и жизни. Это всё равно, что пытаться заново сшить человека, дав ему новый смысл в жизни. Виктор создал Франкенштейна из частей тех или иных преступников, тот ожил и начал убивать сам. Я сменил второе имя на Джейсон, но история отца все равно повлияла на Вествудов и в новом поколении.
- Шон, зови меня Шон, - единственное, что досталось мне от матери, кроме ее тяги к музицированию.
Она начала говорить, а я вернулся к кофе. Не смотря на поздний час в моем распорядке дня он был в любое время. Бессонницей на протяжении нескольких месяцев страдал часто и без того. Когда уровень паранойи зашкаливает, только транквилизаторы способны снять напряжение. По крайней мере, меня кроме них ничего не брало. В прошлом я злоупотреблял алкоголем, но после стакана другого, подозрительность и нервозность возрастает в несколько раз, норовя сломать кому-нибудь носоглотку или, ...изнасиловать юную девушку. Морган. Вычеркнув это имя из собственного прошлого, я не изменил на корню историю. Пятый день, смотря на Мелиссу, часть сознания, которая именовала себя Джейсоном слепо обвиняла реальную личность в том, "что" я есть на самом деле. За исключением того, что ни одна женщина сейчас не будоражила меня, как прежде. Природа всегда берет свое и наказывает, как и Господь Бог.
- Да, я знаю, где вы любите устраивать гонки, - ибо бывал там когда-то и сам.
Слушая Мари со слегка приподнятой бровью и чашкой кофе в руке, я несколько раз моргнул. Затем сузив глаза, сканировал ее. Отвратительная черта всех параноиков. Мы способны наблюдать за людьми и улавливать каждый их жест или шевеление мускула, пытаясь изучить целиком и выпотрошить даже то, чего не следует знать. Она не лгала. И их действительно кто-то сдал. Только вывод сделала уже логика, что работала с удвоенной силой исключительно после заката солнца. В Атлантиде в большем случае все являлись совами по натуре. Промолчав и лишь кивнув в ответ, думал о том, как давно не садился за руль. Наверное последний раз это было еще в январе, когда "мистер Шон" благополучно разбил ворованную машину, пытаясь догнать одного ублюдка.
Да, в моем гараже стоял пикап падре, и мой собственный байк. Старая машина была давно не пригодна. А если быть искренним на все сто, я ее продал на запчасти, едва увидел развалюху после клиники. От старья стоит избавляться, как и тяжелых воспоминаний или обременяющих связей. Резко моргнув, повел головой:
- Машина? Ты ее бросила где-то недалеко? - если да, это была не самая лучшая идея.
Марисоль продолжила мою мысль, пока я отпил кофе и ходил за добавкой пирога. Зацепив попутно пачку сигарет и вернувшись к гостье, предложил еще и тут же спросил:
- Ничего, если я закурю? - обычно я редко задавал подобные вопросы в этом домике.
Он был создан исключительно для работы, а в последнее время сюда наведывалась лишь Лисса; иногда заносило падре, когда ему становилось скучно и хотелось поговорить на тему смысла жизни. По большому счету, это была территория, где я не слышал Ангелину, не видел упрек в глазах Мелиссы и не чувствовал эмоциональную подавленность Доминика. Эмпатия - говорят, женщины больше подвержены тонкому чутью энергии и обмену им. Чушь собачья вместе с лошадиным навозом! Мужчины страдают этим не меньше, за исключением того, что нам сложнее удается сдерживать эмоциональные всплески. От того психов среди мужского населения гораздо больше, чем среди женщин.
Я поднял верх палец с перстнем-когтем, чтобы остановить бурный поток мыслей девушки. В каком-то смысле вялая часть сознания немного запуталась. Марисоль сегодня неплохо перевернула привычную колею, даже встряхнула знатно. Но увы, закурить мне так и не удалось.
- Стоп, стоп, стоп! - но едва услышал новую версию своего имени, слегка повернул головой и удивленно замолчал.
Несколько раз моргнул ей в ответ. Джейшон. У нее была богатая фантазия и не менее импульсивный характер. Впрочем у стриттрейсеров по-другому и быть не могло. Они никогда не сидят на месте; пекутся за свою тачку, больше чем за жизнь и знают толк в импровизации.
- Оригинально, - я запомню.
Что-то еще хотел ей сказать, отставляя недопитую чашку кофе в сторону. Выудил сигарету из пачки и только было собрался успокоить девушку, как новая волна опять сбила с толку. Какое кольцо? Резко переведя взгляд на свою руку с перстнем, порой забывал о его существовании, даже не смотря на то, сколько крови на нем побывало. Чистый металл покрытый добротным слоем серебра с позолотой. Мистер Шон дорожил им и каждый раз старался использовать: будь это насилие над женщиной или убийство. Он любил эстетику во всем, в отличии от холодной стороны - Джейсона. Тот предпочитал наслаждаться исключительно мучением и не тратить впустую время. Открыв рот и тут же его закрыв, немного нахмурился, а затем наконец серьезно проговорил:
- Погоди. Металл с серебром и позолотой, - начал путать мысли, но в какой-то момент заставил себя разграничить всё, - машина! Давай вернемся к ней, - облизнувшись, кивнул Мари головой, - я сомневаюсь, что мои псы загрызли до смерти того бездомного. Если он найдет твою тачку. Да ты и сама прекрасно все понимаешь. Фараоны редко задерживаются рядом с Атлантидой, и то исключительно по моей просьбе или жалобам. Но если они разыскивают твоих, то неспроста и будут кожу на себе рвать, пока не разыщут. Кому-то вы перешли знатно дорогу, раз все так серьезно, - прищурившись, пронзил ее типичным семейным взглядом с легкой толикой безумия, - как ты себя чувствуешь? Я предлагаю тебе отдохнуть. Перегоню машину в гараж, если не боишься оставаться одна, - слабо улыбнувшись, заглянул в глаза гостьи и поднялся с места.
Я начал постепенно забывать, как водить авто. Рано или поздно мне придется сдавать на права снова, когда суд решит, что я не несу более опасности обществу. Надеюсь к тому моменту Ангелина не доведет до большего умопомешательства. Уже практически на пороге Марисоль перехватила меня. Резко обернувшись, уставился на нее. Ее упрямству можно было позавидовать! Подставив девушке локоть, цокнул языком в ответ:
- Хорошо, твоя взяла. Пойдем, - указав на нее пальцем с перстнем, добавил, - но если тебе станет плохо...
Так и не договорив, вывел ее из дома. Мы обходили стороной небольшой пруд до которого я все не мог добраться, чтоб привести его в порядок. Моцарт и Сальери семенили рядом, изредка шумно вдыхая воздух. Я знал каждую тропу и дерево на этом участке. А мои мальчики слишком быстро переняли эту часть информации у одного из своих хозяев. Еще лучше доберманы чувствовали душу человека и его искренность. Атлантида была проклята, но даже самые отъявленные психопаты рода обладали некой наивностью и честностью.

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-26 18:06:44)

+1

8

Когда мужчина упомянул про то, что сам перегонит машину, Марис ненадолго зависла. Свою фурию она доверяла только двум людям – себе и Маркусу. Больше никто не садился за руль ее крошки. Руль был священен и неприкосновенен. Ребята из мастерской даже в шутку не пытались сесть на место водителя, ибо знали, что это чревато последствиями. А тут совсем незнакомый человек. Да, он считай ей жизнь спас, но это не повод пускать его на место водителя. Будь эта другая машина, да запросто! Поэтому недолго думая, она срывается с места, чуть не пропахав носом пол, и уцепилась в Джейшона:
- Давай я лучше с тобой пойду, - предлагает она, беря мужчину под руку. – Я и дом этот покажу и так быстрее мы сможем ее оттуда забрать. Чувствую я себя хорошо, правда. – Заверяет Марис шоколадоглазого (да, глаза ее спасителя напоминали растопленный шоколад). Она невольно вновь скосила глаза в кучу, когда на нее наставили палец с перстнем. «Шикарная все же вещь» Голова, правда, еще побаливала, да и шаг был не самым уверенным, но постепенно это пройдет. Особенно на свежем воздухе. Оказавшись на улице, Марисоль делает глубокий вдох свежего вечернего воздуха. У нее как раз появится возможность посмотреть, где она оказалась. Поэтому ее голова постоянно вертелась. – Ты живешь здесь один? – первый вопрос, который она задает, после того, как они вышли из дома. Она видели блики воды, значит, на территории есть пруд. Считай что природный бассейн. Жаль, что сейчас было темно, и Марис не смогла все как следует осмотреть. Она видела очертание домика, из которого они вышли и не так далеко от него еще одну большую тень. Эскобар крепко держалась за Джейшона, так как совсем не ориентировалась в темноте и могла запросто оступиться и свернуть себе шею. – Домик, из которого мы вышли, что-то вроде летнего, да? А вон та громадина основной дом? Ты решил сделать ремонт? – Марисоль не просто так спросила, в воздухе отчетливо витал запах краски. Ремонт в таком большом доме это же… шикарно!! Эскобар обожала ремонты, обожала что-то менять и обновлять. В своей квартирке она постоянно делала перестановку или переклеивала обои, или же просто начинала рисовать на стенах интересные виньетки. Только за последний месяц гонщица трижды перерисовывала стену в спальне и наклеила на потолок зеркало. Теперь она часто играла сама с собой в гляделки. Собаки бежали рядом, а так как просто идти это скучно, мексиканка быстро наклонилась и подобрала с земли небольшую палку, громко свистнув, привлекая внимание четвероногих псов, помахав перед ними новой игрушкой, а после, размахнулась и бросила палку как можно дальше.
- Всегда любила животных, - произносит девушка, легко улыбаясь мужчине. – Но, увы, у отца аллергия на шерсть, и в детстве мне разрешали держать только рыбок. А сейчас у меня слишком мало свободного времени, а обрекать пушистое существо на одиночество в квартире как-то не хочется. А у тебя в детстве были животные?
Молчание тоже не входило в привычки гонщицы. Поэтому она искала любой повод, чтобы начать разговор. Обычно девушка поднимала сначала нейтральные темы, изучая своего собеседника, узнавая, насколько он может быть искренним. А, потом, если позволяет обстановка, можно было перейти на более личные темы. Довольно быстро они дошли до места, где она вывалилась из окна. Только здесь, Марисоль отпустила руку Джейшона, что бы перебежать… ну, перейти дорогу к соседнему домику, сразу же свернув за угол, откуда и раздался полный облегчения стон:
- Она здесь! Слава Богу. – Эскобар чуть ли не обнимать бросилась свою ласточку, снимая с нее коробки и тряпки. Завтра она обязательно свозит ее на мойку, или лучше сама возьмет губку. От столь резких движений, вновь закружилась голова и девушка остановилась, чуть покачнувшись, успев схватится за машину. Ох, зря она так резво взяла старт. Не рассчитала силы. Обдумав все как следует, гонщица вытаскивает ключи из кармана джинс и бросает их Джейшону. – Меня все еще ведет из стороны в сторону, и я не могу сесть за руль в таком состоянии. Иначе угроблю обоих. – Вот это вообще было самое огромное достижение в ее жизни. Она впервые доверяет свою фурию незнакомцу. Но, это лишь для соблюдения безопасности. Открыв дверцу со стороны пассажира, Марисоль отодвигает сиденье и свистит собакам. Не бросят же они их здесь. А там достаточно места для двух доберманов. – А ты вообще ездил раньше на гоночных спорткарах? – интересуется мексиканка, устраиваясь на сиденье, по инерции пристегивая ремень безопасности.

+1

9

Я ничего не решил сделать. Правда.
Атлантида была идеальным местом обитания для всех уставших от жизни, морально побитых, и тех, кто ненавидел или боялся людей.
Доминик прописался здесь после случая с Мелиссой. Хотя, по правде говоря, именно я запретил преподобному возвращаться в тот дом, куда вновь могли наведаться мелкие ублюдки. Жажда мести, как минимум.
Как ни странно, но Ангелина в ту ночь сделала всех. Сдала фараонам плешивый бордель, вытащила из меня пулю и умудрилась обозвать Доминика священным онанистом третьего ранга. Не знаю, что она имела ввиду, но пастырь обиделся. Но это была наша жизнь. Личное пространство с тысячью мелкими грешками и тайнами. ЛИЧНЫМИ секретами на которые все обитатели имели полное право. Мисс Райдер - сестра милосердия и моя жертва была проституткой и любила физическую боль. Я наградил ее этим даром. От того малютка и чувствовала других, будучи обычным эмпатом. Ангелина - абсцесс головного мозга всей Атлантиды - ее мать была наркоманкой, и моя кузина не раз сама загоняла в вену родительницы наркотики, видела такие вещи от которых Маркиз де Сад неистово дрочил бы. Доминик Паркер - святоша всей проклятой территории, потерявший мать и сестру. Пьющий священник, боящийся показаться слабым и немощным. О своих ранах и струпьях на теле я молчал и подавно. Мы не были заточены для внешнего мира. Нет. Таких как мы избегали и старались обходить стороной. К нам тянулись лишь такие же убогие, немощные и больные личности, которые идеально нас понимали.
Тогда я захотел, чтоб Мари уехала прочь из этого богом покинутого места и нашла пристанище среди адекватных и нормальных людей. Стриттрейсеры по сравнению с шизофренией нашего рода могли похвастаться лишь нехваткой адреналина, денег или приключений. А может и всего разом взятого. Но они не раскапывали могилы собственных предков, не насиловали сестер и вряд-ли собирали коллекцию жертв-школьниц, лишая одну за другой невинности. Возможно, я ошибался. Но этой светлой хохотушке с неиссякаемым оптимизмом не было места среди смерти, смрадных разложенных душ плантаций, что сейчас больше походили на мрачный лес из Гарри Поттера. И главными чудовищами, несомненно, были мы - обитатели дома.
Отведя девушку к месту происшествия и осмотрев ее машину, я отрицательно кивнул головой:
- Раньше, ...угонял, - ведь я не умел врать, - но предпочел мотоциклы.
Да только сейчас часть души не могла позволить сесть ей за руль. Другая - упорно твердила, что я не имею права садится за руль где-то около полугода. Осматривая с интересом ее спорткар и прикусив язык, я боролся с самим собой, по методу мисс Баллантайн. Упорно держать себя в руках!
Пряхи. Венера Урбинская. Менины. Еврейская невеста.
Я вспоминал названия картин Веласкеса, выбрасывая прочь из головы шальные мысли, ибо знал, каковы последствия пробуждения мистера Шона или, еще хуже, доктора Вествуда. Резко уведя взгляд в сторону, проговорил:
- Прости. Здесь я тебе не помогу, я не имею права водить авто, - а ты должна исчезнуть, - а тебе советую выехать другим путем, через заброшенные плантации. Ты попала сюда с другой стороны. Ее будут прочесывать, но в Атлантиду фараоны наведываются крайне редко, как я уже говорил, - и я сам отважу их, - удачи тебе.
Ради всех святых, убирайся прочь, ибо в противном случае, я не смогу остановить процесс разрушения. Ни я, ни пастырь, и уж тем более девочки не будут способны разорвать круг, выстроенный мистером Шоном. Он мечтал вернуть себе шальную жизнь.
Подозвав к себе псов и махнув рукой на прощание, я вновь твердил:
- Менины. Еврейская невеста. Сдача Бреды, - погладив Моцарта по голове, присвистнул, - пойдемте. Наше место там, где и положено.
Все на своих местах. Такие как мы, могли лишь разрушать и далеко не строить. У каждого свой путь.

the end

Отредактировано Jason Westwood (2017-03-22 16:45:36)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » С чего бы начать...