vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Бессмертная Эпоха


Бессмертная Эпоха

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s3.uploads.ru/61X4B.gif http://s4.uploads.ru/MOUVB.gif
http://s6.uploads.ru/CK0aI.gif http://se.uploads.ru/wm8t9.gif
http://s8.uploads.ru/n9iub.gif http://s1.uploads.ru/2DAPM.gif
http://sd.uploads.ru/WaAkU.gif http://s7.uploads.ru/zNOpe.gif

Hudson Wyatt & Livia Andreoli
1960-1963

+2

2

[AVA]https://pp.vk.me/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
14/09/1960
Расшифровка прослушивающих устройств.
Кабинет Джона Эдгара Гувера, штаб-квартира ФБР, Вашингтон. Разговаривают: Джон Эдгар Гувер (далее Э.Г.) и агент Марвин Хартфилд (далее М.Х.).
Уровень секретности: максимальный, только для глаз директора.

(звук открывающейся двери)
Э.Г.: Доброе утро, мистер Хартфилд.
М.Х.: Доброе утро, сэр.
Э.Г.: Вы выглядите невыспавшимся.
М.Х.: Важная ночная работа, сэр.
Э.Г.: Ерунда. Мне прекрасно известно, что вы любите бурбон, а бурбон вас – нет.
М.Х.: Это зависит от количества, сэр.
Э.Г.: Излишне самоуверенно, мистер Хартфилд. Впрочем, достаточно честно.
(Э.Г. откашливается)
Э.Г.: Как вы понимаете, я пригласил вас не для дискуссий об алкоголе.
М.Х.: Безусловно, сэр.
Э.Г.: Вы интересуетесь политикой?
М.Х.: Приходится по долгу службы.
Э.Г.: В таком случае, вы могли заметить, что в нашей стране сейчас активно проходят предвыборные кампании, а в ноябре американский народ выберет 35-го президента США.
М.Х.: Я заметил это, сэр.
Э.Г.: Каков ваш прогноз, мистер Хартфилд? Чью фигуру нам ждать в Овальном кабинете?
(пауза, слышен стук пальцев по столу)
М.Х.: Полагаю, президентом станет Джек Кеннеди... Простите, Джон Фицджеральд Кеннеди.
Э.Г.: Вы можете называть его как угодно. Почему?
М.Х.: Кеннеди выглядит значительно презентабельнее Никсона. Он энергичен, привлекателен, интеллигентен. Думаю, это сыграет решающее значение.
Э.Г.: А как быть с южными штатами?
М.Х.: Их голоса обеспечит Джонсон.*
(Э.Г. тихо усмехается)
Э.Г.: Для человека, изучающего политику из-под палки, вы неплохо в ней ориентируетесь. Наверняка, вы догадались, что я вызвал вас сюда именно из-за политики. Я также как и вы склоняюсь к версии, что Джек Кеннеди станет 35-м президентом Соединенных Штатов. Но меня беспокоит его программа. Его гораздо больше интересует организованная преступность, чем коммунисты. Но мы ведь знаем, что главная угроза – это красная угроза. Для президента непростительная беспечность ошибаться в таких вопросах. Также мне кажется опасным то, что мистер Кеннеди – выходец из бизнеса. Что вы слышали об этом, мистер Хартфилд?
М.Х.: На улицах поговаривают, что «папа купит Джеку Белый Дом».
Э.Г.: Совершенно верно. И хотя народ склонен всё гиперболизировать, суть он улавливает точно. Это беспокойство привело меня к мысли, что время от времени мистеру Кеннеди может понадобиться мудрый совет или наставление. Для большей сговорчивости будущего президента нужны специальные струны, на которых можно сыграть. И такая струна у нас есть.
(молчание на несколько секунд)
Э.Г.: Джон Кеннеди известен своей слабостью к женщинам. Красивым, разумеется. Из-за них он теряет голову. В его предвыборной кампании принимает активное участие Норма Джин Мортенсон, также известная вам, как Мэрилин Монро. Актриса и певица. Есть основания полагать, что она весьма красива для нашего мистера Кеннеди. Нашему ведомству удалось выяснить, что на данный момент сексуального контакта между этими двумя субъектами еще не состоялось. В интересах благополучия страны нужно, чтобы контакт произошёл. И далее происходил регулярно.
М.Х.: Позвольте задать вопрос, сэр. На каких основаниях Монро станет спать с Джеком Кеннеди?
Э.Г.: Вы бежите впереди паровоза, мистер Хартфилд. Однако у меня нет оснований скрывать от вас что-то. Муж миссис Мортенсон, писатель и драматург Артур Ашер Миллер имеет контакты с коммунистической партией. То есть, представляет угрозу для американской демократии. Вы можете использовать Миллера, как рычаг давления. Все документы я для вас подготовил – получите их сразу же у моего секретаря. В конце недели в Лос-Анджелесе состоится митинг в поддержку Джона Фицджеральда Кеннеди. Мортенсон, как и многие другие, будет выступать там. Это отличная возможность побеседовать с ней, и при этом успеть подготовиться. Вопросы есть?
М.Х.: Нет, сэр.
Э.Г.: В таком случае, всего хорошего, мистер Хартфилд.
М.Х.: До свидания, сэр.
(звук закрывающейся двери)

Через четыре дня Марв Хартфилд уже был в Лос-Анджелесе, в номере гостиницы, который любезно для него арендовало Федеральное Бюро Расследований за свой счёт. В аэропорту он взял на прокат машину – кремовый «Понтиак Каталина» 55-го года. Хотя автомобиль был не очень старый, покататься на нём успели активно. И пробег бешеный, и поведение небезупречное. Но как временные колёса вполне подходил. С собой в портфеле у Марва были копии досье на Монро и Миллера. Сначала он хотел также запросить в архиве досье на Кеннеди, но решил, что пока это преждевременно. Молодец этот Гувер, старый педик. На всех досье завёл. Наверное, он знает, сколько раз в день дрочит Пол Ньюман.
В том, что предстояло общаться с голливудской звездой первой величины так, словно она преступница, было что-то приятно волнующее. Где-то в подкорках мозга Хартфилд чувствовал приятный укол ощущения собственного всемогущества. Он предвкушал разговор с кинодивой. Поэтому с утра проснулся пораньше, позавтракал, запивая тост кофе с молоком, и отправился колесить на машине по улицам, неподалёку от того места, где должен был проходить митинг.
Трибуна уже была установлена. Организаторы суетились. Где-то к полудню на митинг стал стягиваться народ. В руках у многих самодельные или покупные транспаранты с лозунгами в поддержку Джека Кеннеди. В основном общие слова. Но встречались и довольно радикальные призывы – например, «Давайте дружить с Россией!». Марвин надеялся, что полицейские ведут учёт посетителей с такими табличками. Хартфилд припарковал «Каталину» в двухсотметрах от действа, открыл окно, и устроился поудобнее в салоне, чтобы смотреть на происходящее.
Сначала были скучные политические призывы с трибуны. Потом на сцену поднялся Фрэнк Синатра – девчонки в толпе взорвались стоном экстаза. Наверняка все сразу потекли, как только услышали его медовый голосок. Синатра спел парочку однообразных песен из своего огромного арсенала однообразных песен. Пока Фрэнк рвал глотку, к «Понтиаку» подошёл полицейский, один из тех, что обеспечивали безопасность. Стал спрашивать, что Марв тут делает. В ответ получил удостоверение агента ФБР в раскрытом виде и во мгновение ока отвалил. После Синатры на трибуну поднялся Линден Джонсон. Как всегда весь такой южный и техасский. Снова скучная болтовня. Когда уже будет Мэрилин?
Господь услышал Хартфилда, и следующей к микрофону встала Монро. Как всегда неотразима и сексуальна. Начала петь. Приятный голосок. Хотя, объективно, у Синатры помощнее. Марвин усмехнулся. Когда Мэрилин через несколько минут сошла со сцены, агент завел двигатель машины, медленно развернулся (приходилось маневрировать среди толпы людей), и поехал через параллельную улицу к трейлерам организаторов. Самого Джека Кеннеди на этом митинге не должно было быть – поэтому охрана была не столь плотной. Хартфилда пропустили сразу же при предъявлении магического удостоверения. Припарковал машину, вышел на улицу. Потянулся. Монро направлялась к трейлеру. Марк направлялся к Монро. Из внутреннего кармана он достал сложенную пополам чёрно-белую фотографию звезды и шариковую ручку. Затем окликнул:
- Миссис Монро!

* Линден Джонсон - сенатор от штата Техас, был выбран Джоном Кеннеди в качестве вице-президента во время предвыборной кампании 60-го года. После смерти Кеннеди стал 36-м президентом США.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-01-05 16:19:46)

+1

3

Исполнив парочку хитов из своего нового фильма "Давай займемся любовью", премьера которого прогремела буквально на прошлой неделе, Мэрилин купалась в очередных овациях. Естественно, ее участие в митинге затмило всех остальных гостей и политиков вместе взятых. Публика принимала ее так горячо, что пришлось спеть не входивший в программу коронный хит про бриллианты, прежде чем под неистовый рев толпы, все-таки уйти со сцены. Организаторы, которых она дружелюбно похлопала по плечам за кулисами, вздохнули с облегчением и вытерли пот со лба. Эта взбалмошная кинозвезда так дико опаздывала, что варианты оттяжек  перед зрителями к моменту ее появления почти закончились. Злые языки поговаривали, что она снова в депрессии и много пьет, поэтому будет подрывать всю предвыборную кампанию своими выкрутасами. Но Монро, агитировавшая за Кеннеди, наряду с Синатрой и Дином Мартином, безусловно, была большой бонусной фишкой в политической борьбе за президентское кресло. Эту троицу считали эталонами современности, люди по всей Америке ориентировались на них, и организаторы предвыборной гонки отлично это знали, поэтому были готовы со многим мириться.
Мэрилин, однако, при появлении сегодня не производила впечатление изнывающей от депрессии женщины. Она была невероятно мила и весела, а после окончания выступления ее и вовсе охватила эйфория. Оказавшись за кулисами, она уже второй раз извинилась за опоздание и чрезвычайно любезно стала принимать восторги пробравшихся к ней поклонников. В основном, все они принадлежали к числу родственников группы организаторов сегодняшнего мероприятия, потому и получили доступ к звезде. Их было не очень много, так что Мэрилин удалось уделить внимание каждому. Она с радостью и воодушевлением раздавала им автографы, а эйфория от выступления помогла заглушить разочарование от прочтенного утром очередного бездарного сценария со студии. Продюсеры снова хотели эксплуатировать образ глупенькой, но сексапильной малышки. Именно этого ждала от нее публика и режиссеры, в то время как сама Монро по-прежнему жила в надежде сыграть что-нибудь по-настоящему ценное.
Тепло распрощавшись с поклонниками, она засеменила к своему трейлеру. По пути наткнулась на брошенную на столике охраны первую полосу свежей газеты и резко помрачнела. Главной сплетней последних месяцев была ее интрижка с партнером по новому фильму Ивом Монтаном. Учитывая, что обе звезды состояли в браке (причем с не менее известными людьми), новость эта обдавала жаром весь мир, в том числе Артура и Симону. Что двигало Ивом, когда он заваривал всю эту кашу, Мэрилин не знала, зато сама уже прилично жалела о том, что ее маленькая месть супругу за его невнимание последних месяцев приняла такие разрушительные масштабы. Раньше Миллер просто уходил в кабинет и целыми днями сидел за машинкой, пытаясь вернуть себе прежнюю востребованность. Он строчил пьесы, которые, по мнению Мэрилин, не стоили сегодня и гроша. Она обижалась на его отстраненность и злилась, чувствуя именно за собой вину в том, что не может вдохновить супруга хоть на что-нибудь стоящее. Разумеется, она моментально взревновала, когда среди череды своего безразличия Артур внезапно проявил интерес к Симоне Синьоре, которая приехала на съемки вместе с мужем и поселилась в соседнем доме. Они запоем обсуждали все на свете и могли беседовать друг с другом буквально дни напролет. В отместку Мэрилин тут же пылко ответила на знаки внимания Монтана и получилось то, что получилось. Ив с женой давно уехал, а они с Артуром теперь только и делали, что ссорились. Любые конфликты с детства приводили Мэрилин в нервозность, стресс и глубокое отчаяние, поэтому гнетущую атмосферу дома она переживала сейчас с большим трудом. Так что, слухи о ее вернувшейся депрессии не были таким уж враньем. Однако настроение ее имело обыкновение стремительно меняться, и сегодня она встала с постели в хорошем расположении духа.
От мыслей, улетевших к мужу, ее отвлек чей-то голос. Повернувшись и прищурившись от яркого калифорнийского солнца, Монро не без помощи козырька из ладони, наконец, разглядела шагающего к ней мужчину. В его руках была какая-то сложенная бумажка и шариковая ручка. Должно быть, еще одному счастливчику удалось пробиться через охрану. Мэрилин улыбнулась ему и замедлила шаг, пока полностью не остановилась перед своим трейлером. На ней было белое платье чуть ниже колена, простое, но изящно обтягивающее ее соблазнительные формы.
- Вы настоящий смельчак, раз прорвались через охрану! - с фирменным придыханием воскликнула она, убирая ладонь ото лба и машинально потянувшись к листку незнакомца. Разумеется, она решила, что он пришел за автографом. - Для кого подписать? - она лучезарно улыбнулась, подняв взгляд на мужчину.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-01-03 17:17:54)

+1

4

[AVA]https://pp.vk.me/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
Марвин вложил в руки Мэрилин фотографию её же самой, сделанную в ателье профессиональным фотографом. Хартфилд никак не мог поверить - перед ним находилась настоящая Монро. Точно на картинке. Но она была объёмная, существовала в той же реальности, что и он сам - странные ощущения. Из-за них Марв даже на пару секунд растерялся. Но затем тут же приложил к фотографии служебное удостоверение.
- Для ФБР, - он улыбнулся такой широкой улыбкой, на какую только был способен.
Конечно, он увидел смятение. Голливудская звезда чувствует себя неприкасаемой. Она небожитель. Гражданка Олимпа. Кто её тронет? Но есть государственные интересы. И в этом случае власти не посмотрят на твой статус. Пришёл и для Мэрилин такой час.
- Агент Хартфилд. У нашего ведомства есть к вам разговор. Давайте пройдем к вам в трейлер, чтобы не нервировать полицию и не провоцировать любопытство репортеров.
Хартфилд продолжал улыбаться. Конечно, ни один полицейский не был уполномочен выгнать Марва, но кто-нибудь куда-нибудь бы точно сообщил. Началась бы шумиха. А это явно не входит в планы старого педика (Гувера).
Вскоре они оказались в трейлере. Редкий подросток или взрослый мужчина не мечтал попасть сюда. Наверняка многие из них представляли, что они могли бы сделать с Мэрилин наедине. Марвин про себя отмечал, что когда смотришь на Монро - безусловно, фантазия разыгрывается. Хартфилд приземлился на стул возле стойки. Без спросу взял со стола кофейник. Выбрал одну из чашек и налил кофе. Отхлебнул. Неплохой кофе. И горячий. Тогда обратился к ней.
- Миссис Монро. Буду с вами честен. Разговор предстоит малоприятный, - Марв решил, что в качестве признательности перед заслугами актрисы, не будет хотя бы лицемерить. - Нам известно, что ваш муж, Артур Миллер, известный литературный деятель, уже давно сблизился с коммунистами. И не смотря на лозунги демократической партии, сегодня президентом этой страны является Дуайт Эйзенхауэр.
Взгляд Хартфилда уткнулся в огромные взволнованные глаза женщины. От этого он сбился, ему пришлось перевести дыхание:
- И он проводит справедливую политику борьбы с Красной Угрозой. Коммунисты угрожают нашей свободе и целостности, миссис Монро. Исходя из этого, и ваш муж представляет опасность для американского общества. Вы отдаете себе отчёт в том, что значат мои слова?
Тут же Марв назвал несколько фамилий:
- Эдвард Дмитрык, Жюль Дассен, Далтон Трамбо, Дэшил Хэммет, Поль Робсон…* Вам знакомы эти имена, миссис Монро?

_________________________________
* Всё это фамилии кинематографистов (сценаристов, режиссеров и пр.), попавших в опалу из-за коммунистических взглядов, их карьеры считались уничтоженными.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-01-06 12:44:51)

+1

5

Значок ФБР, неожиданно возникший перед глазами, оставил на лице тень погасшей улыбки и вызвал у Мэрилин недоумение. Зажав шариковую ручку между пальцами, она замерла и взметнула свой удивленный взор на мужчину:
- Я... не понимаю, - в ее голосе отсутствовало возмущение или откровенный испуг, скорее чувствовалась некая настороженность. - Что я сделала? - за считанные секунды Мэрилин резко перестала чувствовать себя звездой рядом с обожавшим ее поклонником и превратилась в обыкновенную женщину, какую-то зажатую и неуверенную в себе. Она словно бы "выключилась", перестала источать то невероятное и магическое, что видели обычно зрители. Блондинка инстинктивно оглянулась через правое плечо, подумав о том, что мужчина может быть не один. Затем сделала еще несколько быстрых оборотов головы, сама не понимая, кого ищет. Может быть, полицию или репортеров, о которых упомянул этот самый Хартфилд. В любом случае, она не увидела ничего странного или опасного: по огороженной от прессы и прочей публики площадке ходил лишь вспомогательный персонал, и на них с агентом не обращали практически никакого внимания.
Будучи по своей природе довольно наивным и открытым человеком, Мэрилин не видела в действиях мужчины никакого подвоха, а потому не стала возражать против его предложения пообщаться в трейлере. Распахнув скрипнувшую дверь, она пропустила его следом за собой.
Обстановка была более чем скромной - только самые необходимые вещи: гримерный столик с кучей разбросанных на нем косметических флакончиков, мягкий диван напротив и кухонный уголок рядом с дверью в туалет. На диване, посмеиваясь и хрустя печеньями, о чем-то болтали Аллан и Агнесс*, вечные спутники и давние друзья актрисы.
- Ребята, не попьете кофе где-нибудь в другом месте? - замявшись, попросила их Монро. - У меня гость, я бы хотела поболтать с ним немного.
При виде Марва Хартфилда они, конечно, удивились, но комментарии оставили при себе и без лишних промедлений покинули трейлер, подхватывая вместе с собой вазочку с печеньем. Оставшись с Хартфилдом наедине, Мэрилин почувствовала себя неуютно, она явно не знала, как себя вести и куда деваться. Монро действительно не понимала, зачем могла понадобиться ФБР. А, может, это все-таки ненормальный фанат? Наверное не стоило далеко отсылать Алана с Агнесс.
Меж тем, мужчина повел себя довольно вольготно и по-хозяйски начинал разливать себе кофе. Мэрилин это не нравилось, но она ничего не сказала. В отличие от него, женщина даже до сих пор не присела.
- Итак? - осторожно начала она, желая услышать, что же агенту было от нее нужно. Отсутствовали даже малейшие предположения. А агент, тем временем, своими предостережениями напускал на актрису еще больше туманности и страха. Наконец, ситуация стала проясняться, речь пошла о ее муже, и тут Мэрилин все поняла. Не сводя глаз с Хартфилда, она вцепилась в спинку стула перед гримерным столиком, а затем безвольно опустилась на него. Разумеется, ей было известно о коммунистических взглядах своего супруга, он не скрывал этого не только перед супругой и друзьями, но даже выплескивал это в своих пьесах. Вопреки всем предостережениям он продолжал верить в идею борьбы за всеобщее равенство и скрыто ее пропагандировать. Пример попавших в опалу писателей, режиссеров и прочих творческих лиц (агенту не обязательно было перечислять их имена, Монро прекрасно знала, о ком речь), благодаря деятельности комиссии Маккарти, увы, не послужил Артуру уроком. И хотя в "черные списки" не попал, он все равно оставался под прицелом правительства, что, естественно, нервировало его близких, в том числе и жену. На его дальнейшей карьере рано или поздно могли поставить крест, а его самого в любой момент посадить.
- Я не знаю, о чем идет речь, - ответила она машинально и помотала головой, отводя глаза в сторону. - Это чушь. Мой муж не общается с коммунистами. Он просто писатель, - продолжая цепляться за спинку стула, она запиналась, подбирая слова, - он пишет о том, что его вдохновляет. Это все выдумка, литературный вымысел... Он не имеет отношения к тому, о чем вы говорите, - нервозность брала над ней верх, в голосе проскальзывало возмущение, она уже почти кричала. - И я, наконец, не понимаю, почему вы пришли именно ко мне с этими разговорами!.. Мистер Хартфилд.
Мэрилин вперилась в него острым взглядом, в котором все-таки читалось больше испуга, чем готовности отстаивать свою точку зрения. Она была фантазерка, но не врунья. Врать ей всегда удавалось не очень. А сейчас было действительно страшно услышать что-нибудь ужасное о судьбе Артура.

__________________________

* Аллан Снайдер - долгие годы был гримером Монро, а Агнесс Фланеген - ее парикмахером.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

+1

6

[AVA]https://pp.vk.me/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
Хартфилд невесело усмехнулся и повёл челюстью:
- Ну как же это чушь… Вы вспомните. Комиссия по антиамериканской деятельности. Пьеса «Суровое испытание», являющая собой ни что иное как злостный сарказм по отношению к американскому патриотизму.
Перед глазами Марвина встали записи по радио и телевидению с заседаний комиссии МакКарти. «Состоите или состояли ли вы когда-либо в коммунистической партии США?», «Сотрудничаете ли вы или сотрудничали ранее с разведкой СССР?», «Назовёте ли вы имена известных вам членов коммунистической партии США?» - и еще целый ворох других вопросов. Если ответ был «Да», то всё проходило достаточно гладко, однако Марв никак не мог припомнить столь простого ответа. Обычно люди пытались объясниться – и тогда комиссия начинала их упорно давить, засыпая вопросами и угрожая обвинением в неуважении к конгрессу. Либо, как Далтон Трамбо, устраивали настоящее представление из мероприятия, сыпля направо и налево едкими комментариями. Разумеется, всё это была полная ерунда. Какие, к чёрту, коммунисты? Многие из проходивших по слушанию никогда не имели ничего общего с красными. Просто членами компартии были их коллеги и друзья. Кого-то попросту разок в молодости занесло на партсобрание, потому что хотелось трахнуть симпатичную девчонку-комми. Но мы ведь в Америке! Свобода демократии для нас превыше всего! Особенно для старого педика Джона Эдгара Гувера, который, наверное, держит у себя дома портрет Хрущёва и швыряется в него дротиками. Там же, наверняка, и картинка со смазливой мордой Джека Кеннеди. Кстати, о Джеке. Нужно было уже потихоньку подбираться к сути, о которой пока еще бедняжка Мэрилин ничего не подозревала.
- Будем откровенны, миссис Монро, даже за близкое знакомство с коммунистами можно в два счёта в наши дни сломать карьеру и жизнь. Вспомните друзей Голливудской десятки. Ничем хорошим нынешние времена для них не обернулись, - Хартфилд постучал костяшками пальцев по столу. – А в случае с вашим мужем дела обстоят похуже. Он выражает свои взгляды через творчество. Президент Эйзенхауэр, конгресс, а вместе с ними и Федеральное Бюро Расследований склонно квалифицировать это, как пропаганду. Слышали когда-нибудь про Йозефа Геббельса*? Ему многое удалось на этом поприще.
Нужно было начинать неприятный разговор. Марву никогда ничего не стоило говорить о столь вульгарных вещах, когда диалог был с коллегой или с какой-нибудь преступной шушерой. Но в данном случае перед ним сидела звезда первой величины. Он поправил галстук, выиграв несколько секунд времени, и сказал, на выдохе:
- Однако, миссис Монро, мы все деловые люди. И у моего ведомства к вам есть деловое предложение. Прежде, чем я его озвучу, скажу, что вас ждёт в одном, и в другом случае. Если вы примете наше предложение – ни вас, ни вашего мужа не станут преследовать. Даже более того, мы постараемся всячески оградить вашу семью от всех возможных угроз – в том числе, от назойливых журналистов и прочего. Если же вы решите отказаться в силу принципов или иных причин, - Марвин развёл руками. – Ничего не поделаешь, тогда придётся беседовать на другом языке, и вся мощь американской бюрократической машины пройдётся по вам, как асфальтоукладчик по свежей дорожной полосе.
Хартфилд сам удивился, как у него вырвалось нечто подобное – видимо, привычка. Возникла напряженная пауза. Агент одним глотком допил оставшийся в чашке кофе и закончил:
- В какой-то степени вам предлагается сыграть роль. Прямо, как в кино.

___________________
* Йозеф Геббельс – министр народного просвещения и пропаганды в Третьем Рейхе. Упоминается в связи с тем, что нацистская пропаганда в кино редко действовала в лоб – как правило это были жанровые фильмы, но фашистская идеология присутствовала косвенным образом.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-01-09 17:45:31)

+1

7

"Суровое испытание" действительно наделало в свое время немало шума. Артура даже судили после того, как он отказался выдавать Комиссии известных ему коммунистов из театральных кругов. Его приговорили к штрафу, тридцати дням ареста, лишению загранпаспорта и, что самое ужасное, наложили запрет на драматургическую деятельность. Однако писателю тогда удалось отстоять свои права и через апелляцию отменить приговор, воспользовавшись тем, что Комиссия нарушила обещание не вынуждать Миллера свидетельствовать против других. Свою роль в этом сыграла и всем известная супруга писателя: сменивший Маккарти на своем посту сенатор Уолтер обещал попробовать замять дело ради пары снимков Монро с ним для прессы. Мэрилин чувствовала непередаваемую гордость за то, что смогла быть полезна своему мужу в таком серьезном деле. Неужели и сейчас ей во имя спасения супруга снова предстоит как-то использовать имидж всеми любимой блондинки? На долю секунды в ней взыграло невероятное удовольствие от мысли о том, что судьба Миллера зависит от нее. Никчемной, как он иногда говорил, бездарной женщины, которая не может даже выносить ребенка, а только и делает, что хнычет. Интересно, как бы он повел себя, узнав, что эта самая женщина способна сейчас потопить его. На сегодняшний день у них с Артуром были настолько дерьмовые отношения, что на месте Монро другая обязательно воспользовалась бы случаем и нанесла Миллеру сокрушительный удар, но, если быть откровенной с самой собой, чуткость Мэрилин никогда бы не позволила ей так поступить с человеком, которого она когда-то любила и глубоко уважала. Будь у нее возможность, она всегда бы протянула ему руку помощи.
Однако агент Хартфилд, растянувший свою речь, все ходил вокруг да около. Очень мягко и ненавязчиво он продолжал сыпать своими угрозами и якобы предостережениями. Непонятное предложение, которое он все никак не озвучивал, почему-то должно было спасать от преследований не только Артура, но и саму Монро.
- Меня? - ее брови удивленно подскочили вверх, плечи дернулись. В глазах при этом больше возмущения читался только страх. - Это же вздор! - Потерять карьеру для Монро означало бы настоящий крах. Все, о чем она мечтала в детстве, это кино, и ради этих грез в свое время она шла на очень многое. Если ее занесут в "черный список", а двери Голливуда захлопнутся, Мэрилин просто сойдет с ума. Все, что она умела - это воплощать истории на кинолентах. Как бы она ни твердила всем, что мечтает о серьезных ролях, довольствоваться ими в каком-нибудь захудалом театре она не готова! Не для него, черт возьми, она правила свое лицо, сутками тренировала манеры перед зеркалом и ложилась под вонючих продюсеров!
При одной только мысли о том, что она может потерять все, чего добивалась долгие годы, Монро охватил панический припадок. Ее глаза заметались из стороны в сторону, дыхание участилось, а сердце вот-вот грозилось выпрыгнуть из груди. Половина последних слов Хартфилда прошла мимо ушей. Наконец, он все-таки замолчал, и Мэрилин поежилась от звенящей в воздухе тишины.
- Роль? - переспросила она боязливо, неуверенно подняв глаза на мужчину. - Какую еще роль? - как бы актриса ни старалась сейчас думать, в голове роились только страхи перед возможностью никогда больше не появиться на экране. - Вы что, играете со мной, мистер Хартфилд? - надрывно воскликнула она и подскочила со стула, не в силах больше терпеть это напряжение. - Что вам нужно?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-01-10 13:06:55)

+1

8

[AVA]https://pp.vk.me/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
Хартфилд смахнул пылинку с брючины.
- Вздор, не вздор, но это вполне может стать реальностью, миссис Монро. Я сожалею, и мне хотелось бы вам сказать, что все не так серьёзно, однако тогда я бы вам солгал. Вопрос стоит действительно остро.
Перед глазами у Хартфилда встала каменная физиономия Эдгара Гувера. Его грузная туша раскинулась в огромном кожаном кресле кабинета. Этот старый сукин сын руководил ФБР с 35-го года, то есть вот уже 25 лет. Да он вообще фактически создал эту структуру. И на секунду Марв задумался, как человек вроде Гувера мог отвечать в огромной стране за столь важные вопросы. Ведь ублюдок собирал досье на всех подряд, гонялся за коммунистами (реальными и вымышленными), устраивал всевозможные охоты на ведьм, отказывался признавать существование организованной преступности (хотя её представители ему были прекрасно известны), но при этом был сам тем еще педрилой! По всему управлению ходили слухи о его любовных интрижках с Клайдом Толсоном*! И теперь по заданию такого безумца Хартфилд, считавший себя достаточно разумным человеком, должен был заставить Мэрилин Монро стать подстилкой для Джека, мать его, Кеннеди. На секунду Хартфилд подумал, а что, если план провалится? Что, если всё всплывёт наружу? Гувер ведь как сидел в кресле, так и будет, а что тогда станется с Марвином Хартфилдом?!
В трейлере воцарилась тишина. Марвин посмотрел на Мэрилин. Он понял, что в голове актрисы сейчас также усиленно вращались шестерёнки, как и в его собственной. Снова придя в себя, Марв наконец сказал:
- Речь пойдёт о Джоне Фитцджеральде Кеннеди, кандидате в президенты США. Я, руководствуясь данными мне полномочиями, в интересах ФБР, оставлю при себе некоторые подробности и мотивы, толкнувшие нас на обращение к вам. Но в общих чертах, нам нужно, чтобы вы познакомились поближе с Кеннеди. Разумеется, вы участвуете в его предвыборной кампании, и уже знакомы. Но я говорю о контакте другого характера. Джон Кеннеди падок на красивых женщин, - Марвин не смог сдержать едкую усмешку. - Честно говоря, осведомленным людям прекрасно известно, что он один из самых деятельных жеребцов американской политики.
Хартфилд, не стесняясь, осмотрел Мэрилин с ног до головы. Особенное внимание уделил шее, груди, талии и бедрам. Усмешка сменилась сдержанной улыбкой, а затем и вовсе исчезла. Агент продолжил:
- Вы же самая завидная красавица в стране. И при должной подаче мистер Кеннеди в два счета растает. Если резюмировать: мы хотим, чтобы вы соблазнили Джона и переспали с ним. Удовлетворите нашу просьбу - и свобода вашего мужа, ровно как ваша собственная карьер окажутся вне опасности.
Хартфилд щелкнул костяшками пальцев. Хруст громко разрезал воздух.

___________________
* Клайд Толсон – заместитель директора ФБР в течение всего времени работы Джона Эдгара Гувера, его друг и возможный любовник. После смерти Гувера он по завещанию унаследовал всё его состояние, переехал в его дом. Погребён в нескольких ярдах от могилы Эдгара Гувера.

+1

9

Нарочно или нет, но Хартфилд пугал актрису. Своей несгибаемой уверенностью, спокойствием и хладнокровием он просто давил ее, заставляя чувствовать себя неуютно, смущенно и растерянно. Точно так же ее отчитывали за проказы в одной из приемных семей, куда она попала после того, как ее мать оказалась в психиатрической клинике. В той семье она была не единственным ребенком на попечении, и даже если нашкодил кто-то другой, отвечать заставляли всех. Это было дико несправедливо, отчего Мэрилин, тогда еще носящая простое имя Нормы Джин, съедала гнетущая обида. Однако бастовать и настойчиво доказывать свою невиновность она никогда не умела. Напротив, скорее и сама начинала верить, что действительно в чем-то виновата. Примерно то же она испытывала и сейчас, стоя напротив федерального агента. Его речь была настолько четкой и вымеренной, что не оставляла даже шанса возразить ей. Когда он заговорил о Кеннеди, Мэрилин обратилась в слух настолько, насколько сейчас вообще способна была сосредоточиться.  Ей стало дурно от всей этой обстановки, тело приливами бросало в жар, а в ногах чувствовалась слабость. Дабы ощутить хоть какую-то поддержку, ее ладонь легла на спинку стула, на котором она только что сидела.
- Я не совсем понимаю... - севшим голосом пролепетала она, когда агент сделал паузу в своей речи. К кандидату в Президенты она имела лишь косвенное отношение и никоим образом не была с ним связана помимо участия в его избирательной кампании. Мэрилин состояла в приятельских отношениях с голливудским актером Питером Лоуфордом, чья жена, Патриция, была родной сестрой Джона. Как раз с помощью нее однажды и произошло их мимолетное шапочное знакомство с самим Джей-Эф-Кей (именно так часто именовали Джека Кеннеди в народе). На этом все. Каким образом Федеральное Бюро связало их персоны, Монро пока что было не понятно. Однако, помолчав, Хартфилд пояснил их задумку, отчего глаза Мэрилин моментально округлились. Это единственная реакция, которую она смогла выдать, услышав о том, что ей предлагается переспать с кандидатом. Мысли в голове роились настолько хаотичные и бессвязные, что произнести их Монро была просто не в состоянии.
Услышанное от Хартфилда сразило ее наповал. Она много чего ожидала, но уж точно не этого. Она могла бы сейчас разыграть возмущение от низости такого предложения, но вместо этого предпочла лихорадочно думать, чем это все грозит обернуться.
- Вы хотите втянуть его в скандал? - самое очевидное, что приходило в голову - это, разумеется, снятие его кандидатуры накануне выборов. Джек Кеннеди, судя по предварительным опросам, набирал хорошие баллы в предвыборной гонке. Он был приятным и обаятельным мужчиной, который обещал вывести Америку на новый уровень. Своими теледебатами с Никсоном он очаровал, верно, большую половину страны, в том числе и саму Монро. Она искренне считала, что Америке не хватает именно такого политика - молодого, прогрессивного и воодушевленного идеями. - Не думала, что ФБР занимается такими дешевыми трюками, - опустив глаза, сказала она сдержанно и серьезно, а сама медленно прошлась по трейлеру в противоположную от Хартфилда сторону. Затем так же плавно вернулась и, наткнувшись на гримерный столик, принялась машинально исправлять наведенный там бардак. Она неторопливо и вяло перекладывала бесконечные баночки и флаконы с места на место, а сама все думала и думала о том, что сказал ей Хартфилд. - И все же не понимаю, - повторила отстраненно и по-прежнему не смотря на мужчину, - почему вам не воспользоваться услугами... профессиональных женщин? - Монро посмотрела в зеркало перед собой. Если им действительно нужен компромат на Джека Кеннеди, который, как выразился сам Хартфилд, является одним из самых деятельных жеребцов Америки, то в таком случае необходимые снимки или видео они могли получить на раз плюнуть. Хотя, конечно, роман с Мэрилин Монро наведет в триста раз больше шума, чем с какой бы то ни было другой женщиной этого мира. Актриса представила первую полосу "Уолл Стрит Джорнал", где она красуется в обнимку с Кеннеди, и на секунду даже почувствовала легкое удовольствие от осознания того, какой эффект произойдет от этого в обществе. Настоящая бомба! Но подумав еще немного, ее лицо снова приняло мрачность. Она ведь жертва обстоятельств, она не может всему этому радоваться! Какой ужас!
- Куда попадут снимки? - внезапно разбитым голосом поинтересовалась она, по-прежнему глядя на свое печальное отражение в зеркале. В нем было столько обреченности. Именно с таким выражением лица надо играть Грушеньку из "Братьев Карамазовых". Непременно стоит его запомнить. - Вопреки вашим заверениям этот кошмар может ударить по моей карьере не меньше, чем все, о чем вы говорили прежде... Но если это раз и навсегда спасет моего мужа... - она наконец повернулась к Хартфилду с печальным проблеском надежды в глазах. Артур будет просто восхищен ее самоотверженным поступком, когда обо всем узнает.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-01-14 12:44:59)

+1

10

[AVA]https://pp.vk.me/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
ФБР не занимается такими дешёвыми трюками. Какой милый наивный бред. ФБР чем только не занимается. Хартфилд сразу же вспомнил, случай из собственной практики – он еще молодой, начинающий агент, 25-ти лет от роду. На дворе солнечный 1951-й год, по радио во всю слышно о доблестной войне американских ребят в Корее – слава Богу, сам Марвин не попал туда, потому как сотрудников полиции и ФБР не призывают. Только-только разгорелась вся эта бешеная шумиха с Розенбергами*. И на волне истерии Марвину пришлось заниматься тогда всякими мерзостями – он не мог припомнить, сколько фальшивых документов, авиабилетов и книжек ему пришлось подбросить, чтобы обвинить пару десятков человек в коммунистической деятельности. Уже с тех пор «боролся» с «красной угрозой». Прошло почти десять лет, а он всё еще с ней борется. Ерунда какая.
На вопрос про проституток, которых Мэрилин деликатно назвала профессиональными женщинами, Хартфилд ответил:
- Я не хотел бы касаться этой темы всерьез, миссис Монро. Но скажу так – кинозвезда из «В джазе только девушки» и «Джентльмены предпочитают блондинок» гораздо лучший информационный повод, чем какая-то безымянная проститутка из борделя.
Немного погодя Марв добавил:
- К тому же, никто не говорит о реальной публикации материалов. Мы не заинтересованы в очернении репутации Джека Кеннеди до выборов. Наше ведомство берёт более дальний прицел – зона наших интересов пролегает в том, что будет происходить после января 1961-го года.
По реакции Монро агент сделал вывод, что она готова согласиться. Виду он не подал, но почувствовал огромное облегчение. Ему не хотелось ввязаться в публичный скандал в самом центре Лос-Анджелеса. К тому же, если бы ничего не получилось, Гувер с его несносным характером, в отместку почти наверняка поставил бы его разгребать чьё-нибудь грязное бельё. В буквальном смысле.
- … Но если это раз и навсегда спасёт моего мужа…
- Можете быть уверены, спасёт, - с готовностью отозвался Марвин. – Также я полагаю, что снимки и звукозаписи, на которых будут запечатлены вы с мистером Кеннеди, ни при каких обстоятельствах не будут использованы против вас лично, миссис Монро.
На самом деле Хартфилд этого не знал. Его опыт работы в Бюро скорее говорил об обратном. Но почему-то из него вырвалось это милое предположение – видимо, чтобы подсластить пилюлю бедняжке Мэрилин.
- Курировать мероприятие буду лично я, - продолжил уже совсем деловитым тоном Марв Хартфилд. – Возможно, вы пересечётесь раз или два с другими агентами, но лишь по необходимости. С этого момента мы станем относительно часто общаться. Для того, чтобы взаимодействие происходило эффективно – нужно придумать, каким образом мы будем видеться. Здесь я предоставляю право выбирать вам, чтобы вам, миссис Монро, было удобнее. Разумеется, никаких публичных мест, потому что только слепой или полный идиот не заметит в толпе людей Мэрилин Монро. Ближайшая ваша задача – сойтись с Кеннеди. Как только она будет выполнена, перейдём к следующему этапу.
Закончив инструктаж, Марвин пристально посмотрел на актрису:
- Дополнения, предложения, вопросы?

____________________________
* Юлиус и Этель Розенберги – супруги, занимавшиеся шпионажем для СССР в Соединенных Штатах. Получили смертный приговор, казнены в 1953-м. Единственные гражданские, казнённые за шпионаж за весь период Холодной войны.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-01-16 16:45:40)

+1

11

- О, как это мило, - брови блондинки подскочили вверх, когда Хартфилд со всей серьезностью пообещал, что собранный ими материал никогда не будет использоваться против актрисы. - Вы так заботливы, - хоть это и был сарказм, но из ее уст он звучал совсем не ядовито. Скорее по-детски обидчиво. В довершении картины Мэрилин подчеркнуто отвернулась обратно к зеркалу.
На самом деле, одна только мысль о том, что она станет фигурантом такой серьезной игры, где замешаны высшие политические чины, будоражило ее не меньше, чем пугало. И смесь этих чувств не позволяла сейчас рассудить ситуацию трезво. С другой стороны, у нее ведь все равно не оставалось выбора. По крайней мере, убедить себя в этом было легко и удобно.
Дальнейшие инструкции агента выстроили мало приятные картины будущего.
- Часто общаться? - в голосе послышался испуг. - Это еще для чего?
Ее не сильно тревожила идея о том, чтобы провести пару ночей с Кеннеди - ради своей карьеры, в конце концов, ей доводилось спать и с менее привлекательными господами. Секс, вопреки ее легендарному образу, на самом деле волновал актрису мало. Ее всегда удивляло, почему люди так над этим заморачиваются и часто даже ставят во главу отношений. Для Мэрилин секс представлял из себя просто физический контакт - как рукопожатие или поцелуй, - не больше. Удовольствие от него никогда не сравнится с соприкосновением душ, достигнуть которого в миллионы раз сложнее. И вот, где истинная ценность жизни и любви.
Поэтому сексуальный контакт с Кеннеди Монро не посчитала бы даже за измену супругу. Но то, что обрисовывал сейчас Хартфилд, больше смахивало на картину какой-то длительной и секретной шпионской операции. А к этому Мэрилин уж точно не была готова.
- Вы хотите сделать из меня какую-то Мату Хари? - недовольно передернулась на стуле. - Все эти тайные встречи, эффективное взаимодействие, - передразнила его слова. - Я актриса, но не шпионка! - Монро действительно не понимала, для чего нужны эти частые контакты с Хартфилдом, на которых он так настаивал. - Что мы будем обсуждать на ваших встречах? Насколько затвердели штаны Кеннеди?! - в ее голосе уже явно слышались нотки неприкрытого возмущения. Затем она замолкла, то ли погрузившись в собственные размышления, то ли пытаясь себя утихомирить. А когда снова заговорила, тон ее уже выровнялся.
- Послушайте, я попробую сделать то, о чем вы меня просите. Но, на минуточку, это не так уж и просто. Вы представляете, какие напряженные у нас обоих графики? Планировать что-то с кандидатом в Президенты - слишком самонадеянно. Да его родная сестра видит его всего пару раз в год! - об этом Патриция Лоуфорд сама жаловалась Мэрилин на одном из обедов. С ней Монро, по счастью, была довольно дружна, как и с ее мужем Питером. И они пока что были единственной ниточкой, связывающей ее и Джека. - Или вы хотите, чтобы я забросила съемки и... - обернувшись на дверь трейлера, она на всякий случай понизила голос, - и моталась за Джеком Кеннеди по всей стране? - Чем больше Монро говорила, тем быстрее возрастала ее неуверенность в том, что она в силах выполнить требование ФБР. Закрутить интрижку с, вероятно, будущим Президентом Штатов... Нет, это слишком нереально.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

+1

12

[AVA]https://pp.vk.me/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
На вопрос про частое общение Хартфилд спокойно отозвался:
- Это не какой-нибудь региональный мэр. Речь идёт о кандидате в президенты Соединенных Штатов. Из-за важности и масштаба задуманной операции необходимо на регулярной основе координировать действия, а также своевременно информировать друг друга. Это и в наших, и в ваших интересах, миссис Монро.
Марв погладил себя по выбритой физиономии:
- Ваши слова о Мате Хари не так уж бессмысленны, однако в вашем случае всё будет гораздо проще. Мы не будем вас никуда посылать, никакой агентурной деятельности и прочей ерунды. Это работа ФБР. От вас требуется только секс с президентом Кеннеди, - агент даже не заметил, как случайно назвал кандидата президентом, словно выборы уже состоялись. – И твёрдость штанов в данном случае далеко не последний вопрос.
Марвин коротко усмехнулся.
- Поверьте мне, если вы как следует пообщаетесь с Кеннеди – он найдёт на вас время, и вам не придётся прерывать съемки. Это я говорю, как агент ФБР.
Он сверкнул глазами. Конечно, более или менее искушенный в политике человек прекрасно знал, что Эдгар Гувер вместе с его ведомством – организация практически всесильная. Ничуть не менее серьезная, чем КГБ в России. И если агент ФБР берется утверждать что-то, что не представляет собой известный для общественности факт – значит, на то есть определенные агентурные сведения. Хартфилд поднялся с места. Поправил ремень на брюках.
- Что ж, миссис Монро, на сегодня хватит. Я рад, что мы с вами пришли к консенсусу. Я выйду с вами на связь в течение ближайших нескольких дней, чтобы обговорить детали первых шагов нашего мероприятия, - он сделал несколько шагов к выходу из трейлера, после чего обернулся. – Знаете, мне всегда больше нравились актрисы посдержаннее, вроде Бэтт Дэвис. Но должен признаться, меня всегда восхищало то, насколько здорово вы умеете подать себе публике. Всего хорошего, миссис Монро.
Марвин Хартфилд вышел из трейлера, оставив Мэрилин Монро наедине со сложившейся ситуацией и собственными мыслями. Сам он спокойным шагом направился к арендованному «Понтиаку Каталине» и уже через 40 минут был в номере гостиницы, где он провел весь день. Если бы у Марва была возможность никогда не выходить из дома – он бы не выходил. Просто смотрел бы сериалы по телевидению, читал газеты и пил «Будвайзер».
Вечером принесли ужин – неплохой свиной стейк с картофельным пюре. Он употребил его за просмотром вечерней телевикторины. Неплохой вечер. Утром предстояло лететь в Вашингтон. Наверняка, Эдгар-Педрила-Гувер ждал подробнейшего отчёта. Разумеется, негодник также спросит о том, насколько испугалась Мэрилин, во что она была одета, и не дрожала ли. Паршивый садист.
Но какой честный малый выживет в Америке?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Бессмертная Эпоха