Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Бессмертная Эпоха


Бессмертная Эпоха

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

http://s3.uploads.ru/61X4B.gif http://s4.uploads.ru/MOUVB.gif
http://s6.uploads.ru/CK0aI.gif http://se.uploads.ru/wm8t9.gif
http://s8.uploads.ru/n9iub.gif http://s1.uploads.ru/2DAPM.gif
http://sd.uploads.ru/WaAkU.gif http://s7.uploads.ru/zNOpe.gif

Hudson Wyatt & Livia Andreoli
1960-1963

+3

2

[AVA]https://pp.userapi.com/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
14/09/1960
Расшифровка прослушивающих устройств.
Кабинет Джона Эдгара Гувера, штаб-квартира ФБР, Вашингтон. Разговаривают: Джон Эдгар Гувер (далее Э.Г.) и агент Марвин Хартфилд (далее М.Х.).
Уровень секретности: максимальный, только для глаз директора.

(звук открывающейся двери)
Э.Г.: Доброе утро, мистер Хартфилд.
М.Х.: Доброе утро, сэр.
Э.Г.: Вы выглядите невыспавшимся.
М.Х.: Важная ночная работа, сэр.
Э.Г.: Ерунда. Мне прекрасно известно, что вы любите бурбон, а бурбон вас – нет.
М.Х.: Это зависит от количества, сэр.
Э.Г.: Излишне самоуверенно, мистер Хартфилд. Впрочем, достаточно честно.
(Э.Г. откашливается)
Э.Г.: Как вы понимаете, я пригласил вас не для дискуссий об алкоголе.
М.Х.: Безусловно, сэр.
Э.Г.: Вы интересуетесь политикой?
М.Х.: Приходится по долгу службы.
Э.Г.: В таком случае, вы могли заметить, что в нашей стране сейчас активно проходят предвыборные кампании, а в ноябре американский народ выберет 35-го президента США.
М.Х.: Я заметил это, сэр.
Э.Г.: Каков ваш прогноз, мистер Хартфилд? Чью фигуру нам ждать в Овальном кабинете?
(пауза, слышен стук пальцев по столу)
М.Х.: Полагаю, президентом станет Джек Кеннеди... Простите, Джон Фицджеральд Кеннеди.
Э.Г.: Вы можете называть его как угодно. Почему?
М.Х.: Кеннеди выглядит значительно презентабельнее Никсона. Он энергичен, привлекателен, интеллигентен. Думаю, это сыграет решающее значение.
Э.Г.: А как быть с южными штатами?
М.Х.: Их голоса обеспечит Джонсон.*
(Э.Г. тихо усмехается)
Э.Г.: Для человека, изучающего политику из-под палки, вы неплохо в ней ориентируетесь. Наверняка, вы догадались, что я вызвал вас сюда именно из-за политики. Я также как и вы склоняюсь к версии, что Джек Кеннеди станет 35-м президентом Соединенных Штатов. Но меня беспокоит его программа. Его гораздо больше интересует организованная преступность, чем коммунисты. Но мы ведь знаем, что главная угроза – это красная угроза. Для президента непростительная беспечность ошибаться в таких вопросах. Также мне кажется опасным то, что мистер Кеннеди – выходец из бизнеса. Что вы слышали об этом, мистер Хартфилд?
М.Х.: На улицах поговаривают, что «папа купит Джеку Белый Дом».
Э.Г.: Совершенно верно. И хотя народ склонен всё гиперболизировать, суть он улавливает точно. Это беспокойство привело меня к мысли, что время от времени мистеру Кеннеди может понадобиться мудрый совет или наставление. Для большей сговорчивости будущего президента нужны специальные струны, на которых можно сыграть. И такая струна у нас есть.
(молчание на несколько секунд)
Э.Г.: Джон Кеннеди известен своей слабостью к женщинам. Красивым, разумеется. Из-за них он теряет голову. В его предвыборной кампании принимает активное участие Норма Джин Мортенсон, также известная вам, как Мэрилин Монро. Актриса и певица. Есть основания полагать, что она весьма красива для нашего мистера Кеннеди. Нашему ведомству удалось выяснить, что на данный момент сексуального контакта между этими двумя субъектами еще не состоялось. В интересах благополучия страны нужно, чтобы контакт произошёл. И далее происходил регулярно.
М.Х.: Позвольте задать вопрос, сэр. На каких основаниях Монро станет спать с Джеком Кеннеди?
Э.Г.: Вы бежите впереди паровоза, мистер Хартфилд. Однако у меня нет оснований скрывать от вас что-то. Муж миссис Мортенсон, писатель и драматург Артур Ашер Миллер имеет контакты с коммунистической партией. То есть, представляет угрозу для американской демократии. Вы можете использовать Миллера, как рычаг давления. Все документы я для вас подготовил – получите их сразу же у моего секретаря. В конце недели в Лос-Анджелесе состоится митинг в поддержку Джона Фицджеральда Кеннеди. Мортенсон, как и многие другие, будет выступать там. Это отличная возможность побеседовать с ней, и при этом успеть подготовиться. Вопросы есть?
М.Х.: Нет, сэр.
Э.Г.: В таком случае, всего хорошего, мистер Хартфилд.
М.Х.: До свидания, сэр.
(звук закрывающейся двери)

Через четыре дня Марв Хартфилд уже был в Лос-Анджелесе, в номере гостиницы, который любезно для него арендовало Федеральное Бюро Расследований за свой счёт. В аэропорту он взял на прокат машину – кремовый «Понтиак Каталина» 55-го года. Хотя автомобиль был не очень старый, покататься на нём успели активно. И пробег бешеный, и поведение небезупречное. Но как временные колёса вполне подходил. С собой в портфеле у Марва были копии досье на Монро и Миллера. Сначала он хотел также запросить в архиве досье на Кеннеди, но решил, что пока это преждевременно. Молодец этот Гувер, старый педик. На всех досье завёл. Наверное, он знает, сколько раз в день дрочит Пол Ньюман.
В том, что предстояло общаться с голливудской звездой первой величины так, словно она преступница, было что-то приятно волнующее. Где-то в подкорках мозга Хартфилд чувствовал приятный укол ощущения собственного всемогущества. Он предвкушал разговор с кинодивой. Поэтому с утра проснулся пораньше, позавтракал, запивая тост кофе с молоком, и отправился колесить на машине по улицам, неподалёку от того места, где должен был проходить митинг.
Трибуна уже была установлена. Организаторы суетились. Где-то к полудню на митинг стал стягиваться народ. В руках у многих самодельные или покупные транспаранты с лозунгами в поддержку Джека Кеннеди. В основном общие слова. Но встречались и довольно радикальные призывы – например, «Давайте дружить с Россией!». Марвин надеялся, что полицейские ведут учёт посетителей с такими табличками. Хартфилд припарковал «Каталину» в двухсотметрах от действа, открыл окно, и устроился поудобнее в салоне, чтобы смотреть на происходящее.
Сначала были скучные политические призывы с трибуны. Потом на сцену поднялся Фрэнк Синатра – девчонки в толпе взорвались стоном экстаза. Наверняка все сразу потекли, как только услышали его медовый голосок. Синатра спел парочку однообразных песен из своего огромного арсенала однообразных песен. Пока Фрэнк рвал глотку, к «Понтиаку» подошёл полицейский, один из тех, что обеспечивали безопасность. Стал спрашивать, что Марв тут делает. В ответ получил удостоверение агента ФБР в раскрытом виде и во мгновение ока отвалил. После Синатры на трибуну поднялся Линден Джонсон. Как всегда весь такой южный и техасский. Снова скучная болтовня. Когда уже будет Мэрилин?
Господь услышал Хартфилда, и следующей к микрофону встала Монро. Как всегда неотразима и сексуальна. Начала петь. Приятный голосок. Хотя, объективно, у Синатры помощнее. Марвин усмехнулся. Когда Мэрилин через несколько минут сошла со сцены, агент завел двигатель машины, медленно развернулся (приходилось маневрировать среди толпы людей), и поехал через параллельную улицу к трейлерам организаторов. Самого Джека Кеннеди на этом митинге не должно было быть – поэтому охрана была не столь плотной. Хартфилда пропустили сразу же при предъявлении магического удостоверения. Припарковал машину, вышел на улицу. Потянулся. Монро направлялась к трейлеру. Марк направлялся к Монро. Из внутреннего кармана он достал сложенную пополам чёрно-белую фотографию звезды и шариковую ручку. Затем окликнул:
- Миссис Монро!

* Линден Джонсон - сенатор от штата Техас, был выбран Джоном Кеннеди в качестве вице-президента во время предвыборной кампании 60-го года. После смерти Кеннеди стал 36-м президентом США.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:50:15)

+2

3

Исполнив парочку хитов из своего нового фильма "Давай займемся любовью", премьера которого прогремела буквально на прошлой неделе, Мэрилин купалась в очередных овациях. Естественно, ее участие в митинге затмило всех остальных гостей и политиков вместе взятых. Публика принимала ее так горячо, что пришлось спеть не входивший в программу коронный хит про бриллианты, прежде чем под неистовый рев толпы, все-таки уйти со сцены. Организаторы, которых она дружелюбно похлопала по плечам за кулисами, вздохнули с облегчением и вытерли пот со лба. Эта взбалмошная кинозвезда так дико опаздывала, что варианты оттяжек  перед зрителями к моменту ее появления почти закончились. Злые языки поговаривали, что она снова в депрессии и много пьет, поэтому будет подрывать всю предвыборную кампанию своими выкрутасами. Но Монро, агитировавшая за Кеннеди, наряду с Синатрой и Дином Мартином, безусловно, была большой бонусной фишкой в политической борьбе за президентское кресло. Эту троицу считали эталонами современности, люди по всей Америке ориентировались на них, и организаторы предвыборной гонки отлично это знали, поэтому были готовы со многим мириться.
Мэрилин, однако, при появлении сегодня не производила впечатление изнывающей от депрессии женщины. Она была невероятно мила и весела, а после окончания выступления ее и вовсе охватила эйфория. Оказавшись за кулисами, она уже второй раз извинилась за опоздание и чрезвычайно любезно стала принимать восторги пробравшихся к ней поклонников. В основном, все они принадлежали к числу родственников группы организаторов сегодняшнего мероприятия, потому и получили доступ к звезде. Их было не очень много, так что Мэрилин удалось уделить внимание каждому. Она с радостью и воодушевлением раздавала им автографы, а эйфория от выступления помогла заглушить разочарование от прочтенного утром очередного бездарного сценария со студии. Продюсеры снова хотели эксплуатировать образ глупенькой, но сексапильной малышки. Именно этого ждала от нее публика и режиссеры, в то время как сама Монро по-прежнему жила в надежде сыграть что-нибудь по-настоящему ценное.
Тепло распрощавшись с поклонниками, она засеменила к своему трейлеру. По пути наткнулась на брошенную на столике охраны первую полосу свежей газеты и резко помрачнела. Главной сплетней последних месяцев была ее интрижка с партнером по новому фильму Ивом Монтаном. Учитывая, что обе звезды состояли в браке (причем с не менее известными людьми), новость эта обдавала жаром весь мир, в том числе Артура и Симону. Что двигало Ивом, когда он заваривал всю эту кашу, Мэрилин не знала, зато сама уже прилично жалела о том, что ее маленькая месть супругу за его невнимание последних месяцев приняла такие разрушительные масштабы. Раньше Миллер просто уходил в кабинет и целыми днями сидел за машинкой, пытаясь вернуть себе прежнюю востребованность. Он строчил пьесы, которые, по мнению Мэрилин, не стоили сегодня и гроша. Она обижалась на его отстраненность и злилась, чувствуя именно за собой вину в том, что не может вдохновить супруга хоть на что-нибудь стоящее. Разумеется, она моментально взревновала, когда среди череды своего безразличия Артур внезапно проявил интерес к Симоне Синьоре, которая приехала на съемки вместе с мужем и поселилась в соседнем доме. Они запоем обсуждали все на свете и могли беседовать друг с другом буквально дни напролет. В отместку Мэрилин тут же пылко ответила на знаки внимания Монтана и получилось то, что получилось. Ив с женой давно уехал, а они с Артуром теперь только и делали, что ссорились. Любые конфликты с детства приводили Мэрилин в нервозность, стресс и глубокое отчаяние, поэтому гнетущую атмосферу дома она переживала сейчас с большим трудом. Так что, слухи о ее вернувшейся депрессии не были таким уж враньем. Однако настроение ее имело обыкновение стремительно меняться, и сегодня она встала с постели в хорошем расположении духа.
От мыслей, улетевших к мужу, ее отвлек чей-то голос. Повернувшись и прищурившись от яркого калифорнийского солнца, Монро не без помощи козырька из ладони, наконец, разглядела шагающего к ней мужчину. В его руках была какая-то сложенная бумажка и шариковая ручка. Должно быть, еще одному счастливчику удалось пробиться через охрану. Мэрилин улыбнулась ему и замедлила шаг, пока полностью не остановилась перед своим трейлером. На ней было белое платье чуть ниже колена, простое, но изящно обтягивающее ее соблазнительные формы.
- Вы настоящий смельчак, раз прорвались через охрану! - с фирменным придыханием воскликнула она, убирая ладонь ото лба и машинально потянувшись к листку незнакомца. Разумеется, она решила, что он пришел за автографом. - Для кого подписать? - она лучезарно улыбнулась, подняв взгляд на мужчину.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-01-03 17:17:54)

+2

4

[AVA]https://pp.userapi.com/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
Марвин вложил в руки Мэрилин фотографию её же самой, сделанную в ателье профессиональным фотографом. Хартфилд никак не мог поверить - перед ним находилась настоящая Монро. Точно на картинке. Но она была объёмная, существовала в той же реальности, что и он сам - странные ощущения. Из-за них Марв даже на пару секунд растерялся. Но затем тут же приложил к фотографии служебное удостоверение.
- Для ФБР, - он улыбнулся такой широкой улыбкой, на какую только был способен.
Конечно, он увидел смятение. Голливудская звезда чувствует себя неприкасаемой. Она небожитель. Гражданка Олимпа. Кто её тронет? Но есть государственные интересы. И в этом случае власти не посмотрят на твой статус. Пришёл и для Мэрилин такой час.
- Агент Хартфилд. У нашего ведомства есть к вам разговор. Давайте пройдем к вам в трейлер, чтобы не нервировать полицию и не провоцировать любопытство репортеров.
Хартфилд продолжал улыбаться. Конечно, ни один полицейский не был уполномочен выгнать Марва, но кто-нибудь куда-нибудь бы точно сообщил. Началась бы шумиха. А это явно не входит в планы старого педика (Гувера).
Вскоре они оказались в трейлере. Редкий подросток или взрослый мужчина не мечтал попасть сюда. Наверняка многие из них представляли, что они могли бы сделать с Мэрилин наедине. Марвин про себя отмечал, что когда смотришь на Монро - безусловно, фантазия разыгрывается. Хартфилд приземлился на стул возле стойки. Без спросу взял со стола кофейник. Выбрал одну из чашек и налил кофе. Отхлебнул. Неплохой кофе. И горячий. Тогда обратился к ней.
- Миссис Монро. Буду с вами честен. Разговор предстоит малоприятный, - Марв решил, что в качестве признательности перед заслугами актрисы, не будет хотя бы лицемерить. - Нам известно, что ваш муж, Артур Миллер, известный литературный деятель, уже давно сблизился с коммунистами. И не смотря на лозунги демократической партии, сегодня президентом этой страны является Дуайт Эйзенхауэр.
Взгляд Хартфилда уткнулся в огромные взволнованные глаза женщины. От этого он сбился, ему пришлось перевести дыхание:
- И он проводит справедливую политику борьбы с Красной Угрозой. Коммунисты угрожают нашей свободе и целостности, миссис Монро. Исходя из этого, и ваш муж представляет опасность для американского общества. Вы отдаете себе отчёт в том, что значат мои слова?
Тут же Марв назвал несколько фамилий:
- Эдвард Дмитрык, Жюль Дассен, Далтон Трамбо, Дэшил Хэммет, Поль Робсон…* Вам знакомы эти имена, миссис Монро?

_________________________________
* Всё это фамилии кинематографистов (сценаристов, режиссеров и пр.), попавших в опалу из-за коммунистических взглядов, их карьеры считались уничтоженными.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:50:37)

+1

5

Значок ФБР, неожиданно возникший перед глазами, оставил на лице тень погасшей улыбки и вызвал у Мэрилин недоумение. Зажав шариковую ручку между пальцами, она замерла и взметнула свой удивленный взор на мужчину:
- Я... не понимаю, - в ее голосе отсутствовало возмущение или откровенный испуг, скорее чувствовалась некая настороженность. - Что я сделала? - за считанные секунды Мэрилин резко перестала чувствовать себя звездой рядом с обожавшим ее поклонником и превратилась в обыкновенную женщину, какую-то зажатую и неуверенную в себе. Она словно бы "выключилась", перестала источать то невероятное и магическое, что видели обычно зрители. Блондинка инстинктивно оглянулась через правое плечо, подумав о том, что мужчина может быть не один. Затем сделала еще несколько быстрых оборотов головы, сама не понимая, кого ищет. Может быть, полицию или репортеров, о которых упомянул этот самый Хартфилд. В любом случае, она не увидела ничего странного или опасного: по огороженной от прессы и прочей публики площадке ходил лишь вспомогательный персонал, и на них с агентом не обращали практически никакого внимания.
Будучи по своей природе довольно наивным и открытым человеком, Мэрилин не видела в действиях мужчины никакого подвоха, а потому не стала возражать против его предложения пообщаться в трейлере. Распахнув скрипнувшую дверь, она пропустила его следом за собой.
Обстановка была более чем скромной - только самые необходимые вещи: гримерный столик с кучей разбросанных на нем косметических флакончиков, мягкий диван напротив и кухонный уголок рядом с дверью в туалет. На диване, посмеиваясь и хрустя печеньями, о чем-то болтали Аллан и Агнесс*, вечные спутники и давние друзья актрисы.
- Ребята, не попьете кофе где-нибудь в другом месте? - замявшись, попросила их Монро. - У меня гость, я бы хотела поболтать с ним немного.
При виде Марва Хартфилда они, конечно, удивились, но комментарии оставили при себе и без лишних промедлений покинули трейлер, подхватывая вместе с собой вазочку с печеньем. Оставшись с Хартфилдом наедине, Мэрилин почувствовала себя неуютно, она явно не знала, как себя вести и куда деваться. Монро действительно не понимала, зачем могла понадобиться ФБР. А, может, это все-таки ненормальный фанат? Наверное не стоило далеко отсылать Алана с Агнесс.
Меж тем, мужчина повел себя довольно вольготно и по-хозяйски начинал разливать себе кофе. Мэрилин это не нравилось, но она ничего не сказала. В отличие от него, женщина даже до сих пор не присела.
- Итак? - осторожно начала она, желая услышать, что же агенту было от нее нужно. Отсутствовали даже малейшие предположения. А агент, тем временем, своими предостережениями напускал на актрису еще больше туманности и страха. Наконец, ситуация стала проясняться, речь пошла о ее муже, и тут Мэрилин все поняла. Не сводя глаз с Хартфилда, она вцепилась в спинку стула перед гримерным столиком, а затем безвольно опустилась на него. Разумеется, ей было известно о коммунистических взглядах своего супруга, он не скрывал этого не только перед супругой и друзьями, но даже выплескивал это в своих пьесах. Вопреки всем предостережениям он продолжал верить в идею борьбы за всеобщее равенство и скрыто ее пропагандировать. Пример попавших в опалу писателей, режиссеров и прочих творческих лиц (агенту не обязательно было перечислять их имена, Монро прекрасно знала, о ком речь), благодаря деятельности комиссии Маккарти, увы, не послужил Артуру уроком. И хотя в "черные списки" не попал, он все равно оставался под прицелом правительства, что, естественно, нервировало его близких, в том числе и жену. На его дальнейшей карьере рано или поздно могли поставить крест, а его самого в любой момент посадить.
- Я не знаю, о чем идет речь, - ответила она машинально и помотала головой, отводя глаза в сторону. - Это чушь. Мой муж не общается с коммунистами. Он просто писатель, - продолжая цепляться за спинку стула, она запиналась, подбирая слова, - он пишет о том, что его вдохновляет. Это все выдумка, литературный вымысел... Он не имеет отношения к тому, о чем вы говорите, - нервозность брала над ней верх, в голосе проскальзывало возмущение, она уже почти кричала. - И я, наконец, не понимаю, почему вы пришли именно ко мне с этими разговорами!.. Мистер Хартфилд.
Мэрилин вперилась в него острым взглядом, в котором все-таки читалось больше испуга, чем готовности отстаивать свою точку зрения. Она была фантазерка, но не врунья. Врать ей всегда удавалось не очень. А сейчас было действительно страшно услышать что-нибудь ужасное о судьбе Артура.

__________________________

* Аллан Снайдер - долгие годы был гримером Монро, а Агнесс Фланеген - ее парикмахером.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

+1

6

[AVA]https://pp.userapi.com/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
Хартфилд невесело усмехнулся и повёл челюстью:
- Ну как же это чушь… Вы вспомните. Комиссия по антиамериканской деятельности. Пьеса «Суровое испытание», являющая собой ни что иное как злостный сарказм по отношению к американскому патриотизму.
Перед глазами Марвина встали записи по радио и телевидению с заседаний комиссии МакКарти. «Состоите или состояли ли вы когда-либо в коммунистической партии США?», «Сотрудничаете ли вы или сотрудничали ранее с разведкой СССР?», «Назовёте ли вы имена известных вам членов коммунистической партии США?» - и еще целый ворох других вопросов. Если ответ был «Да», то всё проходило достаточно гладко, однако Марв никак не мог припомнить столь простого ответа. Обычно люди пытались объясниться – и тогда комиссия начинала их упорно давить, засыпая вопросами и угрожая обвинением в неуважении к конгрессу. Либо, как Далтон Трамбо, устраивали настоящее представление из мероприятия, сыпля направо и налево едкими комментариями. Разумеется, всё это была полная ерунда. Какие, к чёрту, коммунисты? Многие из проходивших по слушанию никогда не имели ничего общего с красными. Просто членами компартии были их коллеги и друзья. Кого-то попросту разок в молодости занесло на партсобрание, потому что хотелось трахнуть симпатичную девчонку-комми. Но мы ведь в Америке! Свобода демократии для нас превыше всего! Особенно для старого педика Джона Эдгара Гувера, который, наверное, держит у себя дома портрет Хрущёва и швыряется в него дротиками. Там же, наверняка, и картинка со смазливой мордой Джека Кеннеди. Кстати, о Джеке. Нужно было уже потихоньку подбираться к сути, о которой пока еще бедняжка Мэрилин ничего не подозревала.
- Будем откровенны, миссис Монро, даже за близкое знакомство с коммунистами можно в два счёта в наши дни сломать карьеру и жизнь. Вспомните друзей Голливудской десятки. Ничем хорошим нынешние времена для них не обернулись, - Хартфилд постучал костяшками пальцев по столу. – А в случае с вашим мужем дела обстоят похуже. Он выражает свои взгляды через творчество. Президент Эйзенхауэр, конгресс, а вместе с ними и Федеральное Бюро Расследований склонно квалифицировать это, как пропаганду. Слышали когда-нибудь про Йозефа Геббельса*? Ему многое удалось на этом поприще.
Нужно было начинать неприятный разговор. Марву никогда ничего не стоило говорить о столь вульгарных вещах, когда диалог был с коллегой или с какой-нибудь преступной шушерой. Но в данном случае перед ним сидела звезда первой величины. Он поправил галстук, выиграв несколько секунд времени, и сказал, на выдохе:
- Однако, миссис Монро, мы все деловые люди. И у моего ведомства к вам есть деловое предложение. Прежде, чем я его озвучу, скажу, что вас ждёт в одном, и в другом случае. Если вы примете наше предложение – ни вас, ни вашего мужа не станут преследовать. Даже более того, мы постараемся всячески оградить вашу семью от всех возможных угроз – в том числе, от назойливых журналистов и прочего. Если же вы решите отказаться в силу принципов или иных причин, - Марвин развёл руками. – Ничего не поделаешь, тогда придётся беседовать на другом языке, и вся мощь американской бюрократической машины пройдётся по вам, как асфальтоукладчик по свежей дорожной полосе.
Хартфилд сам удивился, как у него вырвалось нечто подобное – видимо, привычка. Возникла напряженная пауза. Агент одним глотком допил оставшийся в чашке кофе и закончил:
- В какой-то степени вам предлагается сыграть роль. Прямо, как в кино.

___________________
* Йозеф Геббельс – министр народного просвещения и пропаганды в Третьем Рейхе. Упоминается в связи с тем, что нацистская пропаганда в кино редко действовала в лоб – как правило это были жанровые фильмы, но фашистская идеология присутствовала косвенным образом.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:50:57)

+1

7

"Суровое испытание" действительно наделало в свое время немало шума. Артура даже судили после того, как он отказался выдавать Комиссии известных ему коммунистов из театральных кругов. Его приговорили к штрафу, тридцати дням ареста, лишению загранпаспорта и, что самое ужасное, наложили запрет на драматургическую деятельность. Однако писателю тогда удалось отстоять свои права и через апелляцию отменить приговор, воспользовавшись тем, что Комиссия нарушила обещание не вынуждать Миллера свидетельствовать против других. Свою роль в этом сыграла и всем известная супруга писателя: сменивший Маккарти на своем посту сенатор Уолтер обещал попробовать замять дело ради пары снимков Монро с ним для прессы. Мэрилин чувствовала непередаваемую гордость за то, что смогла быть полезна своему мужу в таком серьезном деле. Неужели и сейчас ей во имя спасения супруга снова предстоит как-то использовать имидж всеми любимой блондинки? На долю секунды в ней взыграло невероятное удовольствие от мысли о том, что судьба Миллера зависит от нее. Никчемной, как он иногда говорил, бездарной женщины, которая не может даже выносить ребенка, а только и делает, что хнычет. Интересно, как бы он повел себя, узнав, что эта самая женщина способна сейчас потопить его. На сегодняшний день у них с Артуром были настолько дерьмовые отношения, что на месте Монро другая обязательно воспользовалась бы случаем и нанесла Миллеру сокрушительный удар, но, если быть откровенной с самой собой, чуткость Мэрилин никогда бы не позволила ей так поступить с человеком, которого она когда-то любила и глубоко уважала. Будь у нее возможность, она всегда бы протянула ему руку помощи.
Однако агент Хартфилд, растянувший свою речь, все ходил вокруг да около. Очень мягко и ненавязчиво он продолжал сыпать своими угрозами и якобы предостережениями. Непонятное предложение, которое он все никак не озвучивал, почему-то должно было спасать от преследований не только Артура, но и саму Монро.
- Меня? - ее брови удивленно подскочили вверх, плечи дернулись. В глазах при этом больше возмущения читался только страх. - Это же вздор! - Потерять карьеру для Монро означало бы настоящий крах. Все, о чем она мечтала в детстве, это кино, и ради этих грез в свое время она шла на очень многое. Если ее занесут в "черный список", а двери Голливуда захлопнутся, Мэрилин просто сойдет с ума. Все, что она умела - это воплощать истории на кинолентах. Как бы она ни твердила всем, что мечтает о серьезных ролях, довольствоваться ими в каком-нибудь захудалом театре она не готова! Не для него, черт возьми, она правила свое лицо, сутками тренировала манеры перед зеркалом и ложилась под вонючих продюсеров!
При одной только мысли о том, что она может потерять все, чего добивалась долгие годы, Монро охватил панический припадок. Ее глаза заметались из стороны в сторону, дыхание участилось, а сердце вот-вот грозилось выпрыгнуть из груди. Половина последних слов Хартфилда прошла мимо ушей. Наконец, он все-таки замолчал, и Мэрилин поежилась от звенящей в воздухе тишины.
- Роль? - переспросила она боязливо, неуверенно подняв глаза на мужчину. - Какую еще роль? - как бы актриса ни старалась сейчас думать, в голове роились только страхи перед возможностью никогда больше не появиться на экране. - Вы что, играете со мной, мистер Хартфилд? - надрывно воскликнула она и подскочила со стула, не в силах больше терпеть это напряжение. - Что вам нужно?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-01-10 13:06:55)

+1

8

[AVA]https://pp.userapi.com/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
Хартфилд смахнул пылинку с брючины.
- Вздор, не вздор, но это вполне может стать реальностью, миссис Монро. Я сожалею, и мне хотелось бы вам сказать, что все не так серьёзно, однако тогда я бы вам солгал. Вопрос стоит действительно остро.
Перед глазами у Хартфилда встала каменная физиономия Эдгара Гувера. Его грузная туша раскинулась в огромном кожаном кресле кабинета. Этот старый сукин сын руководил ФБР с 35-го года, то есть вот уже 25 лет. Да он вообще фактически создал эту структуру. И на секунду Марв задумался, как человек вроде Гувера мог отвечать в огромной стране за столь важные вопросы. Ведь ублюдок собирал досье на всех подряд, гонялся за коммунистами (реальными и вымышленными), устраивал всевозможные охоты на ведьм, отказывался признавать существование организованной преступности (хотя её представители ему были прекрасно известны), но при этом был сам тем еще педрилой! По всему управлению ходили слухи о его любовных интрижках с Клайдом Толсоном*! И теперь по заданию такого безумца Хартфилд, считавший себя достаточно разумным человеком, должен был заставить Мэрилин Монро стать подстилкой для Джека, мать его, Кеннеди. На секунду Хартфилд подумал, а что, если план провалится? Что, если всё всплывёт наружу? Гувер ведь как сидел в кресле, так и будет, а что тогда станется с Марвином Хартфилдом?!
В трейлере воцарилась тишина. Марвин посмотрел на Мэрилин. Он понял, что в голове актрисы сейчас также усиленно вращались шестерёнки, как и в его собственной. Снова придя в себя, Марв наконец сказал:
- Речь пойдёт о Джоне Фитцджеральде Кеннеди, кандидате в президенты США. Я, руководствуясь данными мне полномочиями, в интересах ФБР, оставлю при себе некоторые подробности и мотивы, толкнувшие нас на обращение к вам. Но в общих чертах, нам нужно, чтобы вы познакомились поближе с Кеннеди. Разумеется, вы участвуете в его предвыборной кампании, и уже знакомы. Но я говорю о контакте другого характера. Джон Кеннеди падок на красивых женщин, - Марвин не смог сдержать едкую усмешку. - Честно говоря, осведомленным людям прекрасно известно, что он один из самых деятельных жеребцов американской политики.
Хартфилд, не стесняясь, осмотрел Мэрилин с ног до головы. Особенное внимание уделил шее, груди, талии и бедрам. Усмешка сменилась сдержанной улыбкой, а затем и вовсе исчезла. Агент продолжил:
- Вы же самая завидная красавица в стране. И при должной подаче мистер Кеннеди в два счета растает. Если резюмировать: мы хотим, чтобы вы соблазнили Джона и переспали с ним. Удовлетворите нашу просьбу - и свобода вашего мужа, ровно как ваша собственная карьер окажутся вне опасности.
Хартфилд щелкнул костяшками пальцев. Хруст громко разрезал воздух.

___________________
* Клайд Толсон – заместитель директора ФБР в течение всего времени работы Джона Эдгара Гувера, его друг и возможный любовник. После смерти Гувера он по завещанию унаследовал всё его состояние, переехал в его дом. Погребён в нескольких ярдах от могилы Эдгара Гувера.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:51:19)

+1

9

Нарочно или нет, но Хартфилд пугал актрису. Своей несгибаемой уверенностью, спокойствием и хладнокровием он просто давил ее, заставляя чувствовать себя неуютно, смущенно и растерянно. Точно так же ее отчитывали за проказы в одной из приемных семей, куда она попала после того, как ее мать оказалась в психиатрической клинике. В той семье она была не единственным ребенком на попечении, и даже если нашкодил кто-то другой, отвечать заставляли всех. Это было дико несправедливо, отчего Мэрилин, тогда еще носящая простое имя Нормы Джин, съедала гнетущая обида. Однако бастовать и настойчиво доказывать свою невиновность она никогда не умела. Напротив, скорее и сама начинала верить, что действительно в чем-то виновата. Примерно то же она испытывала и сейчас, стоя напротив федерального агента. Его речь была настолько четкой и вымеренной, что не оставляла даже шанса возразить ей. Когда он заговорил о Кеннеди, Мэрилин обратилась в слух настолько, насколько сейчас вообще способна была сосредоточиться.  Ей стало дурно от всей этой обстановки, тело приливами бросало в жар, а в ногах чувствовалась слабость. Дабы ощутить хоть какую-то поддержку, ее ладонь легла на спинку стула, на котором она только что сидела.
- Я не совсем понимаю... - севшим голосом пролепетала она, когда агент сделал паузу в своей речи. К кандидату в Президенты она имела лишь косвенное отношение и никоим образом не была с ним связана помимо участия в его избирательной кампании. Мэрилин состояла в приятельских отношениях с голливудским актером Питером Лоуфордом, чья жена, Патриция, была родной сестрой Джона. Как раз с помощью нее однажды и произошло их мимолетное шапочное знакомство с самим Джей-Эф-Кей (именно так часто именовали Джека Кеннеди в народе). На этом все. Каким образом Федеральное Бюро связало их персоны, Монро пока что было не понятно. Однако, помолчав, Хартфилд пояснил их задумку, отчего глаза Мэрилин моментально округлились. Это единственная реакция, которую она смогла выдать, услышав о том, что ей предлагается переспать с кандидатом. Мысли в голове роились настолько хаотичные и бессвязные, что произнести их Монро была просто не в состоянии.
Услышанное от Хартфилда сразило ее наповал. Она много чего ожидала, но уж точно не этого. Она могла бы сейчас разыграть возмущение от низости такого предложения, но вместо этого предпочла лихорадочно думать, чем это все грозит обернуться.
- Вы хотите втянуть его в скандал? - самое очевидное, что приходило в голову - это, разумеется, снятие его кандидатуры накануне выборов. Джек Кеннеди, судя по предварительным опросам, набирал хорошие баллы в предвыборной гонке. Он был приятным и обаятельным мужчиной, который обещал вывести Америку на новый уровень. Своими теледебатами с Никсоном он очаровал, верно, большую половину страны, в том числе и саму Монро. Она искренне считала, что Америке не хватает именно такого политика - молодого, прогрессивного и воодушевленного идеями. - Не думала, что ФБР занимается такими дешевыми трюками, - опустив глаза, сказала она сдержанно и серьезно, а сама медленно прошлась по трейлеру в противоположную от Хартфилда сторону. Затем так же плавно вернулась и, наткнувшись на гримерный столик, принялась машинально исправлять наведенный там бардак. Она неторопливо и вяло перекладывала бесконечные баночки и флаконы с места на место, а сама все думала и думала о том, что сказал ей Хартфилд. - И все же не понимаю, - повторила отстраненно и по-прежнему не смотря на мужчину, - почему вам не воспользоваться услугами... профессиональных женщин? - Монро посмотрела в зеркало перед собой. Если им действительно нужен компромат на Джека Кеннеди, который, как выразился сам Хартфилд, является одним из самых деятельных жеребцов Америки, то в таком случае необходимые снимки или видео они могли получить на раз плюнуть. Хотя, конечно, роман с Мэрилин Монро наведет в триста раз больше шума, чем с какой бы то ни было другой женщиной этого мира. Актриса представила первую полосу "Уолл Стрит Джорнал", где она красуется в обнимку с Кеннеди, и на секунду даже почувствовала легкое удовольствие от осознания того, какой эффект произойдет от этого в обществе. Настоящая бомба! Но подумав еще немного, ее лицо снова приняло мрачность. Она ведь жертва обстоятельств, она не может всему этому радоваться! Какой ужас!
- Куда попадут снимки? - внезапно разбитым голосом поинтересовалась она, по-прежнему глядя на свое печальное отражение в зеркале. В нем было столько обреченности. Именно с таким выражением лица надо играть Грушеньку из "Братьев Карамазовых". Непременно стоит его запомнить. - Вопреки вашим заверениям этот кошмар может ударить по моей карьере не меньше, чем все, о чем вы говорили прежде... Но если это раз и навсегда спасет моего мужа... - она наконец повернулась к Хартфилду с печальным проблеском надежды в глазах. Артур будет просто восхищен ее самоотверженным поступком, когда обо всем узнает.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-01-14 12:44:59)

+1

10

[AVA]https://pp.userapi.com/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
ФБР не занимается такими дешёвыми трюками. Какой милый наивный бред. ФБР чем только не занимается. Хартфилд сразу же вспомнил, случай из собственной практики – он еще молодой, начинающий агент, 25-ти лет от роду. На дворе солнечный 1951-й год, по радио во всю слышно о доблестной войне американских ребят в Корее – слава Богу, сам Марвин не попал туда, потому как сотрудников полиции и ФБР не призывают. Только-только разгорелась вся эта бешеная шумиха с Розенбергами*. И на волне истерии Марвину пришлось заниматься тогда всякими мерзостями – он не мог припомнить, сколько фальшивых документов, авиабилетов и книжек ему пришлось подбросить, чтобы обвинить пару десятков человек в коммунистической деятельности. Уже с тех пор «боролся» с «красной угрозой». Прошло почти десять лет, а он всё еще с ней борется. Ерунда какая.
На вопрос про проституток, которых Мэрилин деликатно назвала профессиональными женщинами, Хартфилд ответил:
- Я не хотел бы касаться этой темы всерьез, миссис Монро. Но скажу так – кинозвезда из «В джазе только девушки» и «Джентльмены предпочитают блондинок» гораздо лучший информационный повод, чем какая-то безымянная проститутка из борделя.
Немного погодя Марв добавил:
- К тому же, никто не говорит о реальной публикации материалов. Мы не заинтересованы в очернении репутации Джека Кеннеди до выборов. Наше ведомство берёт более дальний прицел – зона наших интересов пролегает в том, что будет происходить после января 1961-го года.
По реакции Монро агент сделал вывод, что она готова согласиться. Виду он не подал, но почувствовал огромное облегчение. Ему не хотелось ввязаться в публичный скандал в самом центре Лос-Анджелеса. К тому же, если бы ничего не получилось, Гувер с его несносным характером, в отместку почти наверняка поставил бы его разгребать чьё-нибудь грязное бельё. В буквальном смысле.
- … Но если это раз и навсегда спасёт моего мужа…
- Можете быть уверены, спасёт, - с готовностью отозвался Марвин. – Также я полагаю, что снимки и звукозаписи, на которых будут запечатлены вы с мистером Кеннеди, ни при каких обстоятельствах не будут использованы против вас лично, миссис Монро.
На самом деле Хартфилд этого не знал. Его опыт работы в Бюро скорее говорил об обратном. Но почему-то из него вырвалось это милое предположение – видимо, чтобы подсластить пилюлю бедняжке Мэрилин.
- Курировать мероприятие буду лично я, - продолжил уже совсем деловитым тоном Марв Хартфилд. – Возможно, вы пересечётесь раз или два с другими агентами, но лишь по необходимости. С этого момента мы станем относительно часто общаться. Для того, чтобы взаимодействие происходило эффективно – нужно придумать, каким образом мы будем видеться. Здесь я предоставляю право выбирать вам, чтобы вам, миссис Монро, было удобнее. Разумеется, никаких публичных мест, потому что только слепой или полный идиот не заметит в толпе людей Мэрилин Монро. Ближайшая ваша задача – сойтись с Кеннеди. Как только она будет выполнена, перейдём к следующему этапу.
Закончив инструктаж, Марвин пристально посмотрел на актрису:
- Дополнения, предложения, вопросы?

____________________________
* Юлиус и Этель Розенберги – супруги, занимавшиеся шпионажем для СССР в Соединенных Штатах. Получили смертный приговор, казнены в 1953-м. Единственные гражданские, казнённые за шпионаж за весь период Холодной войны.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:52:18)

+1

11

- О, как это мило, - брови блондинки подскочили вверх, когда Хартфилд со всей серьезностью пообещал, что собранный ими материал никогда не будет использоваться против актрисы. - Вы так заботливы, - хоть это и был сарказм, но из ее уст он звучал совсем не ядовито. Скорее по-детски обидчиво. В довершении картины Мэрилин подчеркнуто отвернулась обратно к зеркалу.
На самом деле, одна только мысль о том, что она станет фигурантом такой серьезной игры, где замешаны высшие политические чины, будоражило ее не меньше, чем пугало. И смесь этих чувств не позволяла сейчас рассудить ситуацию трезво. С другой стороны, у нее ведь все равно не оставалось выбора. По крайней мере, убедить себя в этом было легко и удобно.
Дальнейшие инструкции агента выстроили мало приятные картины будущего.
- Часто общаться? - в голосе послышался испуг. - Это еще для чего?
Ее не сильно тревожила идея о том, чтобы провести пару ночей с Кеннеди - ради своей карьеры, в конце концов, ей доводилось спать и с менее привлекательными господами. Секс, вопреки ее легендарному образу, на самом деле волновал актрису мало. Ее всегда удивляло, почему люди так над этим заморачиваются и часто даже ставят во главу отношений. Для Мэрилин секс представлял из себя просто физический контакт - как рукопожатие или поцелуй, - не больше. Удовольствие от него никогда не сравнится с соприкосновением душ, достигнуть которого в миллионы раз сложнее. И вот, где истинная ценность жизни и любви.
Поэтому сексуальный контакт с Кеннеди Монро не посчитала бы даже за измену супругу. Но то, что обрисовывал сейчас Хартфилд, больше смахивало на картину какой-то длительной и секретной шпионской операции. А к этому Мэрилин уж точно не была готова.
- Вы хотите сделать из меня какую-то Мату Хари? - недовольно передернулась на стуле. - Все эти тайные встречи, эффективное взаимодействие, - передразнила его слова. - Я актриса, но не шпионка! - Монро действительно не понимала, для чего нужны эти частые контакты с Хартфилдом, на которых он так настаивал. - Что мы будем обсуждать на ваших встречах? Насколько затвердели штаны Кеннеди?! - в ее голосе уже явно слышались нотки неприкрытого возмущения. Затем она замолкла, то ли погрузившись в собственные размышления, то ли пытаясь себя утихомирить. А когда снова заговорила, тон ее уже выровнялся.
- Послушайте, я попробую сделать то, о чем вы меня просите. Но, на минуточку, это не так уж и просто. Вы представляете, какие напряженные у нас обоих графики? Планировать что-то с кандидатом в Президенты - слишком самонадеянно. Да его родная сестра видит его всего пару раз в год! - об этом Патриция Лоуфорд сама жаловалась Мэрилин на одном из обедов. С ней Монро, по счастью, была довольно дружна, как и с ее мужем Питером. И они пока что были единственной ниточкой, связывающей ее и Джека. - Или вы хотите, чтобы я забросила съемки и... - обернувшись на дверь трейлера, она на всякий случай понизила голос, - и моталась за Джеком Кеннеди по всей стране? - Чем больше Монро говорила, тем быстрее возрастала ее неуверенность в том, что она в силах выполнить требование ФБР. Закрутить интрижку с, вероятно, будущим Президентом Штатов... Нет, это слишком нереально.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

+1

12

[AVA]https://pp.userapi.com/c636521/v636521074/49ce2/Ha5IdJi_yGE.jpg[/AVA][NIC]Marv Hartfield[/NIC]
[LZ1]МАРВИН «МАРВ» ХАРТФИЛД, 34y.o.
profession: агент ФБР
[/LZ1]
На вопрос про частое общение Хартфилд спокойно отозвался:
- Это не какой-нибудь региональный мэр. Речь идёт о кандидате в президенты Соединенных Штатов. Из-за важности и масштаба задуманной операции необходимо на регулярной основе координировать действия, а также своевременно информировать друг друга. Это и в наших, и в ваших интересах, миссис Монро.
Марв погладил себя по выбритой физиономии:
- Ваши слова о Мате Хари не так уж бессмысленны, однако в вашем случае всё будет гораздо проще. Мы не будем вас никуда посылать, никакой агентурной деятельности и прочей ерунды. Это работа ФБР. От вас требуется только секс с президентом Кеннеди, - агент даже не заметил, как случайно назвал кандидата президентом, словно выборы уже состоялись. – И твёрдость штанов в данном случае далеко не последний вопрос.
Марвин коротко усмехнулся.
- Поверьте мне, если вы как следует пообщаетесь с Кеннеди – он найдёт на вас время, и вам не придётся прерывать съемки. Это я говорю, как агент ФБР.
Он сверкнул глазами. Конечно, более или менее искушенный в политике человек прекрасно знал, что Эдгар Гувер вместе с его ведомством – организация практически всесильная. Ничуть не менее серьезная, чем КГБ в России. И если агент ФБР берется утверждать что-то, что не представляет собой известный для общественности факт – значит, на то есть определенные агентурные сведения. Хартфилд поднялся с места. Поправил ремень на брюках.
- Что ж, миссис Монро, на сегодня хватит. Я рад, что мы с вами пришли к консенсусу. Я выйду с вами на связь в течение ближайших нескольких дней, чтобы обговорить детали первых шагов нашего мероприятия, - он сделал несколько шагов к выходу из трейлера, после чего обернулся. – Знаете, мне всегда больше нравились актрисы посдержаннее, вроде Бэтт Дэвис. Но должен признаться, меня всегда восхищало то, насколько здорово вы умеете подать себе публике. Всего хорошего, миссис Монро.
Марвин Хартфилд вышел из трейлера, оставив Мэрилин Монро наедине со сложившейся ситуацией и собственными мыслями. Сам он спокойным шагом направился к арендованному «Понтиаку Каталине» и уже через 40 минут был в номере гостиницы, где он провел весь день. Если бы у Марва была возможность никогда не выходить из дома – он бы не выходил. Просто смотрел бы сериалы по телевидению, читал газеты и пил «Будвайзер».
Вечером принесли ужин – неплохой свиной стейк с картофельным пюре. Он употребил его за просмотром вечерней телевикторины. Неплохой вечер. Утром предстояло лететь в Вашингтон. Наверняка, Эдгар-Педрила-Гувер ждал подробнейшего отчёта. Разумеется, негодник также спросит о том, насколько испугалась Мэрилин, во что она была одета, и не дрожала ли. Паршивый садист.
Но какой честный малый выживет в Америке?

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:52:46)

+1

13

Январь 1961-го.

Мэрилин, как всегда, опаздывала. Она жутко нервничала и все никак не могла остановиться в прихорашивании перед зеркалом. То макияж казался слишком ярким, то недостаточно броским. Завитые локоны разравнивались расческой, а потом снова раз за разом прижигались плойкой.
В арендованном домике Санта-Моники актриса была сейчас одна. И это, пожалуй, угнетало ее еще больше. Брак с Миллером все-таки не выдержал испытания на прочность, и вскоре после того злосчастного осеннего разговора с Марвом Хартфилдом они с Мэрилин объявили прессе о своем разводе. Несмотря на то, что связь с Артуром прилично измотала ее, Монро все еще чувствовала некоторую привязанность к писателю, даже иногда тосковала по нему и по их прежнему дому, который оставила супругу. Она так и не сказала ему о той сделке с ФБР. Решила помочь, несмотря ни на что, пребывая, однако, в некоторой надежде, что когда-нибудь Артур оценит ее благородный поступок и взглянет на нее не таким пренебрежительным взором, как делал это последние несколько лет.
Отчасти именно поэтому она изо всех сил старалась, чтобы ей-таки удалось обратиться на себя внимание Кеннеди, уже ставшего к этому моменту президентом. Как это часто с ней происходило, Монро хотела доказать себе, ФБР и, конечно же, Артуру, что чего-то все-таки стоит. Как когда-то подобное желание подстегивало ее изучать актерское мастерство у лучших школ, теперь Мэрилин в свободное время почитывала политические новости в газетах и пыталась вникнуть в аспекты предвыборных обещаний Кеннеди. Она искренне считала, что обязана поразить его своими интересами при встрече. А встреча эта должна была состояться как раз сегодня, на ужине у Лоуфордов. Сестра Джека, Патриция, устраивала скромный по-голливудским меркам прием у них с Питером дома в честь состоявшейся накануне инаугурации брата. По ее словам, были приглашены только самые близкие гости, часто бывавшие в семейном кругу Лоуфордов, способные сделать вечер по-настоящему веселым. Помимо братьев Кеннеди среди них назывались члены самой известной голливудской братии - Синатра, Дин Мартин и Ширли Маклейн, приглашенные, как предполагалась, делать обстановку непринужденной и смешной. Именем Фрэнка Мэрилин была особенно довольна, потому как и сама дружила с ним теснейшим образом. После развода он даже предлагал ей временно перебраться в его домик в Лос-Анджелесе, где у нее велись съемки, но она предпочла отказаться. На новые (а так же старые) романы у нее сейчас совсем не было сил. Все, что ее занимало последние месяцы - это развод с мужем и будоражащая воображение история с Кеннеди, начало которой она собиралась положить именно сегодня вечером. Пожалуй, если бы не это, Мэрилин бы уже умирала от депрессии и горя.
- Простите, что опоздала, - расцеловала Патрицию, когда та встретила ее в дверях.
- Все в порядке, мы еще не начинали ужинать, - отмахнулась та, давно уже привыкшая к особенностям знаменитой подруги.
После долгих и дерганных приготовлений Монро наконец-то предстала перед домом Лоуфордов, задержавшись на час. Этот факт заставлял ее еще больше нервничать, ведь изначально она совсем не собиралась заставлять президента ждать. Она понимала, насколько вопиюще это выглядит с ее стороны, но ничего не могла поделать со своей отвратительной привычкой и неуверенностью в собственной внешности. Несмотря на то, что черное блестящее платье чуть ниже колена смотрелось на ней просто изумительно, Мэрилин все еще чувствовала, что по-прежнему недостаточно хороша. Нервно поправляя постоянно спадающие с плеч тончайшие бретельки, она прошла в гостиную, где собрались уже все приглашенные.
- Мне ужасно жаль, - торопливо произнесла она вместо приветствия. К своему удивлению, ожидаемая чопорность отсутствовала. Как и было обещано, здесь царила расслабленная и непринужденная обстановка. Мужчины курили сигары, сидя на диване перед камином и над чем-то смеялись. Громче всех хохотали Лоуфорд и Джек Кеннеди, а вот его брат, наоборот, вел себя тише и скромнее остальных. Это как-то сразу бросилось Монро в глаза. Может быть, потому что из присутствующих он первый обратил на нее внимание, встретившись с ней взглядами? Женщины, среди которых мелькнула так же и одна незнакомка, были заняты тем, что накрывали на стол. Из всех них Мэрилин оказалась самой разряженной, и это, на удивление, придало ей немного больше уверенности. - Надеюсь, я не сильно опоздала? - тряхнув волосами, она вперилась взглядом в Кеннеди, уголки ее губ подскочили в улыбке, но больше она не знала, что сказать, хоть и репетировала эту встречу недели напролет. Мэрилин попросту растерялась. Из-за ее появления разговоры в комнате стихли. В глазах блондинки мелькнуло нечто детское, и она повернулась к Фрэнку, смотря на него так выразительно, словно умоляя спасти ее, избавив от неловкой паузы. На Питера в этом плане надежды было мало.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-02-24 08:56:54)

+1

14

[AVA]https://pp.userapi.com/c626627/v626627074/47cd9/7mTrSykHNKA.jpg[/AVA][NIC]Frank Sinatra[/NIC]
[LZ1]ФРЭНК СИНАТРА, 45y.o.
profession: певец, актёр
[/LZ1]
Физиономия, пялившаяся на него с той стороны зеркала, уже не так смазлива, не правда ли? Фрэнк коснулся своего лица возле скулы и чуть потянул кожу вниз – морщины разгладились, но лицо стало выглядеть неестественно. Синатра убрал руку. Ничего, зато связки еще хоть куда. Не даром по-прежнему кое-кто зовёт его «Голосок». Фрэнк стоял у себя в ванной и собирался к вечерней тусовке. Рубашка была расстёгнута, под воротником безвольно болтался развязанный галстук. Он всё никак не решался, наконец, привести себя в порядок и поехать к Лоуфордам. Почему? Не мудрено, почему! Вчера вечером позвонил Сэм Джианкана*. Каждый раз, когда Синатра слышал этот ровный, изъеденный сигарным дымом голос, он невольно содрогался. Сэм сказал: «Ты завтра приглашён к Лоуфорду». Да, приглашён. Тогда Джианкана продолжил: «По случаю инаугурации Джека Кеннеди. Сам Джек тоже будет. Не спускай глаз с него глаз. И ещё… Бобби. Это какая-то тёмная лошадка. Обрати на него внимание». Не спускай глаз с президента. Да пошёл ты, Сэм! Но, конечно же, на самом деле Фрэнк ответил «Сэм, всё будет в лучшем виде». В лучшем виде… Синатра застегнул рубашку и завязал галстук.

Через какое-то время Синатра уже приехал к Лоуфордам. Должен был присутствовать также Дин, Ширли, обещалась заехать Мэрилин. Сэмми* не пригласили. Такое периодически случалось. Бедняга Сэмми – родись он с другим цветом кожи, он достиг бы невероятных высот. Но, не смотря на голос, не смотря на кино, не смотря на активные выступления, для многих он по-прежнему просто ниггер. Ниггер со стеклянным глазом. И ничего не попишешь.
На пороге встретила Патриция. Никогда не понимал, что интересного в ней нашел Питер. Пожалуй, разве что выгодных родственников. Печать «Кеннеди» наглядно стояла у нее на лице – она была довольно сильно похожа на Джека и Бобби, что вряд ли можно назвать комплиментом для девушки. Хотя, всё же больше на Джека, чем на Бобби – и на том спасибо. Практически все, кроме Мэрилин, были уже здесь. Фрэнк поздоровался со всеми. С отдельной учтивостью он пожал руку Джону Фицджеральду:
- Добрый вечер, мистер президент. Поздравляю!
Кеннеди рассмеялся:
- Да будет тебе, Фрэнки. Для тебя я Джек, как и всегда. Выпьешь с нами?
- Естественно. Люблю иногда выпить с президентами.
Синатра планировал держаться поближе к Кеннеди, хотя надо знать меру. Он посмотрел на Роберта Кеннеди – президентский брат явно чувствовал себя неуютно. Пожалуй, ему было бы гораздо комфортнее дома с женой и целым выводком деток, чем в окружении актёров и звёзд эстрады, предающихся светским развлечениям. Питер налил Фрэнку бурбон, небрежно бросил в стакан несколько кусков льда. Синатра приподнил стакан в знак признательности всем присутствующим и отхлебнул глоток. Чуть поморщился и с дружеской ухмылкой посмотрел на Лоуфорда:
- Приятель, а ты часом не разбавляешь пойло водой?
Все рассмеялись и Лоуфорд громче всех.
Вскоре появилась Мэрилин. Как всегда опоздала. Как всегда выглядела обворожительно. Она словно проплыла по комнате, со всеми поздоровалась, наконец, оказалась возле мужской компании. Что говорить, любая мужская компания мечтала, чтобы в нее влилась Мэрилин Монро.
- Надеюсь, я не сильно опоздала?
Синатра уловил в ее поведении что-то новое. Чего-то, чего он раньше за ней не замечал. А знакомы уже не первый день. Что же это было. Другим краем глаза он также заметил направление взгляда Джека Кеннеди, который смотрел точно на грудь Мэрилин. Эх, Джек-Джек. Бобби наоборот почти сразу уткнулся глазами в свой стакан.
- Чем дольше ожидание, тем радостнее встреча, моя дорогая, - Фрэнк чуть приобнял девушку и чмокнул ее в щёку. – Надеюсь, у тебя всё в порядке. Мы здесь все поздравляем короля Джека с коронацией!
Бобби на секунду скривился. Фраза явно ему не понравилась. А Джек искренне улыбнулся:
- Фрэнки, угомонись. Тем более твои приколы наверняка утомляют даму, - он сверкнул глазами, глядя на Монро. – Присаживайтесь к нам и выпейте стаканчик. Если вам, конечно, в принципе интересна компания услажденных сытой жизнью мужчин среднего возраста.
Синатра усмехнулся и отпил бурбона из стакана.

_________________________
* Сэм Джианкана – влиятельный чикагский гангстер, был также известен под прозвищем «Момо» и «Сэм-сигара».
** Сэмми Дэвис-младший – американский эстрадный певец, товарищ Синатры по «Крысиной стае», также вместе с ним снимался в кино.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:53:19)

+1

15

Фрэнк встретил Монро со свойственным ему радушием. Как всегда, приобнял, отпустил пару незатейливых шуток. Если общества Мэрилин искали обычно мужчины, то общества мистера "Голубые глазки" хотели все. Он умел дружить с певцами, кинозвездами, политиками и гангстерами. Можно было только удивляться, как ему удается не просто оставаться в живых, но еще и быть при этом у всех в фаворе. Мэрилин частенько спрашивала об этом Фрэнка, но в ответ получала только какую-нибудь шутку. Несмотря на то, что она сердечно любила Синатру, иной раз он казался ей жутким лицемером. Не исключено, что доктор Гринсон был прав, когда советовал не доверять ему и сокращать общение. Гринсон, как никто, умел открывать Мэрилин глаза на ближайшее окружение. Иногда в минуты депрессий или усталости ей не хотелось видеться вообще ни с кем, кроме него. Надо будет обязательно обсудить с ним этот вечер. Интересно, что он скажет о ее "спасительной операции" бывшего мужа? А о возможной связи с Кеннеди?
- Да, все в порядке, - ответила она Фрэнку, переминая пальцы. - Просто никак не могла выбрать платье. Как вам?
Ее губы то и дело подрагивали в какой-то нервной улыбке. Легко было заметить, что она напряжена и натянута, хотя встречи у Лоуфордов не являлись для нее в новинку, и обычно Мэрилин вела себя куда более раскованно. Сейчас же она была сама не своя. Будто изо всех сил пыталась изображать из себя кого-то другого.
- Ты выглядишь чудесно, - пропел Питер, погладив ее по спине. - Садись, - освободил для нее место на диване рядом с новоявленным президентом.
- Поздравляю, мистер Кеннеди, - устроившись рядом, актриса протянула ему руку и подарила обворожительную улыбку. По сути, она продолжила тематику, заданную Фрэнком. Хотя наверное тут все только и обсуждали, что инаугурацию Джека. Питер плеснул немного бурбона в стакан и подал его Монро. - О, конечно же интересна, - с охотой во взоре ответила она Кеннеди и, не глядя, на Лоуфорда, приняла у него из рук напиток. - У меня к вам столько вопросов, мистер Кеннеди...
- О, Боже, прошу, зовите меня Джек! - шутливо возмутился раздухарившийся президент и повернулся всем корпусом к сидящей рядом актрисе.
Разговору помешало появление в гостиной Пат.
- Ужин на столе, - объявила она, - пойдемте уже.
- Я от вас не отстану, Джек, - вкрадчиво заметила Мэрилин, тронув напоследок мужскую ладонь. Затем она отхлебнула бурбона и проследовала за всеми в столовую. Кажется, к ней возвращалась смелость. По пути она ухватила Синатру под руку и чуть замедлила его шаг:
- Что это за незнакомка? - кивнула в сторону хорошенькой девчонки, что смеялась сейчас над шутками отодвигающего ей стул Питера. - Твое очередное увлечение, признавайся? - нахмурившись, толкнула Фрэнка в бок. Все знали, что после расставания с итальянской дивой* Синатра только и делал, что гулял напропалую и менял женщин, как перчатки. Почему-то Мэрилин виделась в этом его самая большая трагедия. И она не переставала журить своего давнего дружка за эту беспечность. - Или на нее положил глаз Питер? Если так, то это чудовищно! - прошептала и сама же ужаснулась своей догадке. Мэрилин не могла с четкой уверенностью упрекать Лоуфорда в изменах жене, но вокруг частенько поговаривали, что он был тем еще любителем сходить налево и на многочисленных попойках развлекался отнюдь не только алкоголем.
Подойдя к столу, Мэрилин пришлось убрать руку с локтя Синатры и занять место напротив Бобби. С тех пор, как их глаза встретились во время ее прихода, он больше так на нее и не взглянул. Сейчас, например, был во всю увлечен расправлением салфетки у себя на коленях. Занятный парень.
Когда еда была разложена по тарелкам, приборы характерно зазвенели, а разговоры сменились пережевыванием пищи, Мэрилин решила вернуться к тому, ради чего пришла.
- Я глубоко уважаю ваши задумки, мистер Кеннеди... то есть Джек, - выдохнула с извиняющейся улыбкой на губах и продолжила резать мясо. - Я читала вашу избирательную программу, - подняв глаза от тарелки, Питер шутливо присвистнул, - и я восхищаюсь тем, что вы хотите бороться за равноправие американских граждан. Я имею в виду не только межклассовое, но и, конечно же, расовое равенство, - пояснила уже всем и отложила приборы, не на шутку увлекаясь темой. - То, что в современном обществе все еще присутствует деление на черных и белых - это ужасная несправедливость. Какая разница, какого цвета у тебя кожа, если ты, например, талантлив. Возьмем Сэмми... или Эллу Фитцджеральд*... Они же уникальны! Но сколько раз перед ними захлопывались двери только из-за того, что их кожа другого цвета?  - во взгляде Мэрилин читалась тревога и возмущение одновременно. Однако, когда она обвела взором всех за столом, оказалось, что, кроме нее, эта тема больше никого особо не заботит. Джек Кеннеди согласно кивал, но не отвлекался при этом от уплетания мяса. Монро помолчала, чувствуя небольшую досаду, и снова взялась за оставленную вилку. - Я очень горжусь, что нашей страной будет управлять человек, свободный от этих предрассудков и готовый, наконец, что-то действительно делать, - пробормотала она. - У вас уже имеются какие-нибудь конкретные планы на этот счет?
- Ммм... да, разумеется, - Джек продолжал увлеченно жевать поданную еду и, как казалось, почему-то не воспринимал беседу Мэрилин всерьез.
- Какие именно? - не сдавалась она, пытливо смотря на президента. При всей настойчивости, говорила она мягко. Она обладала таким нежным голосом и женственными манерами, что сложно было вообще представить, как она ругается или кричит. Президент наконец посмотрела на актрису, но сделал это с каким-то снисхождением.
- Вам правда это интересно?
- Разумеется. Иначе я бы не спрашивала.
- Ну если так, то Бобби охотно поделится с вами моей стратегией в этом направлении, - Джек задорно хлопнул брата по плечу. - Он любит эти темы, и свободного времени у него будет побольше.
Бобби поджал губы в скромной улыбке и, наконец, одарил Монро прямым взглядом.
- Конечно. Я оставлю вам номер своей приемной, Мэрилин.
- О, было бы здорово, Бобби... - она запнулась. - Я могу вас так называть?
Оба Кеннеди засмеялись.
- Конечно, без проблем, - ответил Бобби и снова погрузился в свою тарелку.
Помолчав и выждав небольшую паузу, Монро, однако, решила продолжить:
- Еще меня волнует наша ядерная политика, Джек. Знаете, - обратилась она ко всем за столом, - однажды какой-то из журналистов спросил, какие кошмары меня пугают. И я тогда ответила: "Мой кошмар - это водородная бомба". Это сущая правда! - решительно заявила она, взмахнув ножом. - Эта гонка вооружений меня жутко пугает. А вас разве нет? - снова обвела всех взглядом, но почему-то ни у кого не смогла отыскать поддержки. Было странное ощущение, будто она морозит что-то лишнее и неуместное. Питер, например, запивая вином, смерил ее мрачным и тяжелым взглядом, а Патриция украдкой подкатила глаза.

______________________

* Ральф Гринсон был психоаналитиком Монро на протяжении долгих лет и играл значительную роль в ее жизни. Он же консультировал в свое время и Синатру.
** Имеется виду Ава Гарднер - самая большая страсть в жизни Синатры.
*** Известно, что Монро очень помогла Элле Фитцджеральд в начале карьеры. В частности, именно она позвонила хозяину популярной тогда площадки Mocambo, который отказывал певице в выступлениях из-за ее расы. Монро пообещала, что, если он пригласит петь Фитцджеральд, она будет там каждый вечер. Оба выполнили свое обещание. В итоге присутствие Монро обеспечивало заведению прилив народа и прессы, а Фитцджеральд становилась популярной.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-01-29 18:46:28)

+2

16

[AVA]https://pp.userapi.com/c626627/v626627074/47cd9/7mTrSykHNKA.jpg[/AVA][NIC]Frank Sinatra[/NIC]
[LZ1]ФРЭНК СИНАТРА, 45y.o.
profession: певец, актёр
[/LZ1]
Когда Мэрилин спросила о девушке, Фрэнк пренебрежительно махнул рукой:
- О, на этот раз я не причём. Это Питер развлекается. Не слишком морально, да ведь лишь один Бог без греха.
Вскоре все уселись за стол. Всё было прекрасно. Синатра взглянул на Дина – Мартин с наслаждением сидел перед своей тарелкой, выпивая вино. Фрэнк прекрасно знал, что Дин очень ценил уют – он бы всю жизнь сидел с друзьями или семьёй дома перед камином. Шумные сборища были ему не по душе, из-за чего Фрэнку иногда даже приходилось ругаться с ним. Хотя, из всех возможных причуд, заморочки Дина представляли, пожалуй, самые безобидные. Перед Синатрой возникла тарелка с отличным стейком, несколькими листьями салата и картофелем. Только он вооружился вилкой, чтобы начать причинять куску мяса страшные страдания, как возле него послышался милый голосок Мэрилин. И что говорил этот голосок?! Она с какой-то стати принялась излагать свои мысли по поводу политической программы Джона Кеннеди. Рука Фрэнка с вилкой в пальцах так и повисла в воздухе. Когда Монро пыталась рассуждать на столь серьезные темы, это звучало так, словно какой-то маньяк водил гвоздём по стеклу. Синатра обвёл взглядом стол. На лице президента едва заметно напрягся какой-то мускул, ему не нравилось сейчас говорить о политике какой бы то ни было, даже собственной. Его брат Роберт всё также не поднимал глаз, украдкой посмотрел на наручные часы. Лоуфорд издевательски присвистнул. Его жена предпочла сделать вид, что занята расправлением салфетки. И только Дин сидел с искренней улыбкой на физиономии, похоже наслаждаясь и обстановкой и приятным тембром голоса Мэрилин, не вдаваясь в такие земные мелочи, как значение её слов. На секунду Синатра позавидовал своему другу.
Через минуту стало ясно, что Монро заговорила о программе президента, правах чёрных, мире во всём мире и прочей лабуде не просто ради поддержания разговора. Она принялась во всю пытать сидящего напротив нее Джека и пытавшегося найти защиту в тарелке с ужином.
На кой чёрт ей это надо? С каких пор Мэрилин столь одержима данными проблемами? Эти вопросы смешались у Фрэнка в голове с ощущением ее странного поведения с самого начала. Нужно было каким-то образом поговорить с ней.
Тем временем Мэрилин продолжала уверенно портить вечер королю Джеку и его свите:
- Еще меня волнует наша ядерная политика, Джек. Знаете, однажды какой-то из журналистов спросил, какие кошмары меня пугают…
Кеннеди уже попытался перевести стрелки на Роберта (интересно, в детстве Джон тоже так поступал с Бобби?). Тот отговорился общей фразой, явно надеясь спустить вопрос на тормозах – действительно, на кой хрен ему назойливая кинозвезда, решившая поиграть в мать Терезу?
Фрэнк пригубил виски из стакана. Демонстративно отставил стакан и обратился к Лоуфорду:
- Нет, Питер, эту севуху пить невозможно, - он говорил это с улыбкой. – Как насчёт того, чтобы насладиться чем-то действительно достойным богов?
Синатра снова обвёл всех взглядом. Джек ответил коротким кивком и обворожительной улыбкой. Никакого интереса к реплике не проявили Роберт и Дин. Одного всё раздражало, а другому было наплевать.
- У меня в машине есть бутылка настоящего ирландского Old Bushmills. Еще довоенная! – глаза Синатры сверкнули. – Что может быть лучше, чем виски с хорошей выдержкой из самой древней ирландской винокурни? Я тоже думаю, что ничего! Я мигом.
Фрэнк поднялся из-за стола, доставая из кармана ключи от машины. Параллельно он будто в проброс обратился к Монро:
- Мэрилин, сходи со мной, дорогая.
Когда певица непонимающим взором посмотрела на Синатру, он ответил:
- Я, честно говоря, не помню точно, где бутылка завалялась, а ты же мой талисман. Когда ты со мной, у меня всё получается!
Фрэнк сказал это так естественно, что невозможно было ему не поверить. Не даром он был обладателем премии «Оскар». Так Синатра утащил Мэрилин Монро за собой.
Как только они оказались за входной дверью, уже во дворе, Фрэнк, продолжая двигаться к машине, сказал девушке:
- Что ты вытворяешь, Мэрилин?
Он внимательно посмотрел на нее.
- Хочешь испортить всем праздник? Да и с чего ты вдруг стала такой политизированной? Тебе бы сам преподобный Кинг* позавидовал! Думаешь, Джек прошёл такую длинную и сложную президентскую гонку специально для того, чтобы даже во время отдыха ему долбили мозги той же самой предвыборной ерундой?
Так они оказались у автомобиля Синатры.
__________________
* Имеется в виду Мартин Лютер Кинг – баптистский проповедник и активный борец за права чернокожих. Был убит 4 апреля 1968-го года.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:53:42)

+2

17

Монро уколола легкая обида и смущение. Ее темы демонстративно проигнорировали, и она не понимала, почему. Разве она сказала какую-нибудь глупость? Ощущение было именно такое. Мэрилин моментально растеряла прежнюю уверенность в себе и уткнулась в свою тарелку, вяло ковыряя вилкой салат.
- Мэрилин, сходи со мной, дорогая, - отвлек ее голос Фрэнка. Предложение поискать какую-то бутылку за компанию с ним заставило обернуться и непонимающе вскинуть брови. Впрочем, веселое пояснение Синатры про его талисман развеяли всяческие сомнения, заставив мило улыбнуться. Приятно было быть кому-нибудь нужной. Пускай, даже в мелочах.
- Бутылка наверное в бардачке, - беспечно предположила актриса, когда они оказались на улице. Ее каблучки стучали по подъездной дорожке, еле поспевая за приятелем. - Где ей еще быть? - Синатра постоянно возил там фляжки, угощая содержимым себя и друзей. Однако это предположение осталось без ответа, и во дворе Фрэнк резко перевел тему. Улыбка на губах Монро растворилась.
- Вытворяю? - растерянно пробормотала она, глядя на друга. Мэрилин почувствовала себя пристыженным ребенком. Но Фрэнка не нужно было просить пояснить свои упреки. Он тут же целой тирадой вылил их следом.
- Но... - Мэрилин выглядела опешено, - ...но что я такого сказала?
Дойдя до машины, они остановились и, разумеется, не поторопились искать никакую бутылку.
- Долбили мозги ерундой? - ее глаза широко распахнулись. - С каких пор вопросы, что я задала, считаются ерундой? - зашептала возмущенно и одновременно удивленно. Она непонимающе смотрела на Фрэнка. - Откуда весь этот сарказм? - сравнения с Мартином Лютером Кингом звучали из уст Синатры как неприкрытая насмешка. Мэрилин чувствовала себя уязвленной. Темы расового неравенства всегда волновали ее. Возможно, не на таком серьезном уровне, чтобы устраивать властям пикеты, но со своей стороны она при любом удобном случае делала все, чтобы оказать темнокожему поддержку. Остро политизированной Монро действительно не была, но разве ее не могут интересовать подобные вещи? Готовясь к встрече с Кеннеди, она столько всего начиталась, что стала по-настоящему кое в чем разбираться, и она рассчитывала на конструктивный диалог с президентом. Более того, она предполагала, что таким образом у нее гораздо больше шансов обратить на себя внимание Джека. Разве эти темы не являлись его самыми большими интересами? А вышло, что на нее смотрели так, будто она несет какую-то чепуху. - Неужели я сказала какую-то глупость? Мне казалось... - она запнулась, внезапно сообразив, чем так всех раздосадовала. - О, черт... - выдохнула с горькой усмешкой. Беспокойный взгляд забегал по асфальту под ногами. - Ясно, - что именно имел в виду Фрэнк, попросив не портить праздник. - Всем нужна "она", а не я, верно? Всем нужна Мэрилин Монро.
Свое выдуманное имя актриса прошептала почти по слогам, но с присущей ему торжественностью. Губы дернулись в грустной полуулыбке. "Мэрилин Монро" давно уже стала ее торговой маркой. Следовало к этому привыкнуть и, получая приглашение на очередную вечеринку, играть свой образ до конца.
- Я что-то разнервничалась, - она прерывисто вздохнула, осматриваясь по сторонам. Соседские дома тонули в тихой ночи. - Мне надо принять таблетки. Они в моей сумочке. Принесешь? - ей не хотелось делать этого при всех, чтобы над ней снова принялись подшучивать или как-то косо на нее глазеть. - Надеюсь, у тебя в машине действительно найдется, чем запить? - сказала Фрэнку притворно веселей. Заливать алкоголем прописанные Гринсоном медикаменты не было для Мэрилин впервой. Эффект, как ей казалось, в разы ощутимее.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2017-02-04 12:21:20)

+2

18

[AVA]https://pp.userapi.com/c626627/v626627074/47cd9/7mTrSykHNKA.jpg[/AVA][NIC]Frank Sinatra[/NIC]
[LZ1]ФРЭНК СИНАТРА, 45y.o.
profession: певец, актёр
[/LZ1]
Синатра закатил глаза к небу:
- Мэрилин, ради Христа, какой сарказм? Попросту мне чертовски сложно ответить самому себе на вопрос, с какой стати ты заявляешься на обыкновенную вечеринку к Лоуфордом и ни с того, ни с сего принимаешься проводить королю Джеку политический допрос?
Его слова, похоже, ранили Монро. Проклятье. Он не хотел. А она бывает обидчива и наивна, как ребёнок.
- Всем нужна «она», а не я, верно? - слова актрисы были преисполнены драматизма. - Всем нужна Мэрилин Монро.
Фрэнк запустил пятерню в не слишком густую шевелюру. Взял паузу. Посмотрел куда-то в сторону, чтобы не смотреть на большие обиженные глаза Мэрилин. Взгляд упал на крыло автомобиля. Возле заднего колеса прилипла какая-то грязь. Надо будет позже оттереть. Негоже «Медовому голосу» ездить на грязной тачке. Синатра вновь обратился к собеседнице:
- Дорогая, ты слишком близко всё к сердцу воспринимаешь. А здесь только свои. Однако, - губы певца исказились в невеселой улыбке. - Ты сейчас ведешь себя эгоистично. Ты думаешь только о том, что интересно тебе, и совершенно не учитываешь, как много сложностей у Джека, и что ему где-то и когда-то от них нужно отдыхать. Ведь он президент Соединенных Штатов, неужели непонятно?
Монро попросила таблетки и спросила про выпивку. Синатра рассмеялся, повторив предположение Мэрилин, высказанное пару минут назад:
- Бутылка в бардачке. Где же ей еще быть?
Он вприпрыжку направился в дом, чтобы взять таблетки. Фрэнк подумал о том, что возможно, сейчас удастся привести ее в чувство.
Синатра оказался в помещении и довольно быстро нашел сумочку — она стояла в гостиной на трюмо. Запустил руку в сумку. Боже, женские сумки всегда такие бездонные. Наверное, там можно найти что угодно — даже Святой Грааль. Пальцы нащупали пузырёк с таблетками. Спустя секунду они были уже вытащены из сумки.
- Всё в порядке?
За спиной прозвучал мужской голос. Синатра резко обернулся. Перед ним стоял Роберт Фрэнсис Кеннеди. Он же ЭрЭфКей. Он же Роберт. Он же Бобби. Эта физиономия ботаника из колледжа внимательно уставилась на певца, стоявшего возле чужой сумочки с таблетками.
- Всё в порядке? - хладнокровно переспросил Бобби.
- А, да, конечно, - Синатра быстро нашёлся. - Мы искали бутылку с Мэрилин, но у нее немного закружилась голова. Попросила принести ей таблетки.
Роберт покачал головой. Что он, чёрт возьми, имел этим жестом ввиду, оставалось совершенно неясным.
- Такие вот дела. А ты чего не со всеми?
- Искал мужскую комнату.
- О, да. У Питера такой большой дом, а сортиров не хватает! Нашёл?
- Можешь не сомневаться.
Голос ровный, спокойный, не дающий понять ничего. Вообще-то говоря у Фрэнка по коже пошли мурашки. Он слышал о том, что Бобби собирается произвести очень серьезные перестановки в министерстве юстиции, и главной его мишенью в ближайшее время должна стать организованная преступность. Синатра надеялся, что это лишь слухи. Но глядя на этого молчаливого человека понимал, что всё возможно. Джианкане такой расклад не понравился бы. Надо держать руку на пульсе. И в случае чего попробовать невзначай подсказать Джеку, что не стоит слишком закручивать гайки. Это недемократично.
- В общем, мы скоро придём. Скажи брату, чтоб не скучал.
Роберт ничего не ответил. Он запустил руки в карманы пиджака (выглядело это довольно странно) и пошел к месту основного пиршества. Фрэнк проводил его взглядом, затем чуть тряхнул головой — прогоняя Бобби, словно видение. Потом вместе с пузырьком пошел во двор. Мэрилин стояла, оперевшись на машину, и держала в руках ту самую заветную бутылку «Old Bushmills». Синатра приблизился, взял бутылку из ее рук, отхлебнул. Затем вернул бутылку и вручил таблетки.
- Держи. Хотя не слишком налегай на виски. С таблетками всё же не лучшая комбинация.
Он обернулся на дом.
- Хочу попросить тебя быть более непринужденной. Давай обойдемся без политики. Можно поговорить о кино или о бейсболе. Если хочешь, подкалывай меня или Питера, но пожалуйста, без политики. К тому же, - Синатра сделал паузу, чтобы последующие слова звучали значительнее. - Ты понравилась Джеку. Я видел это по блеску в его глазах. Не хочешь же ты так глупо разбить его интерес в дребезги?
Певец дружески коснулся подбородка Мэрилин. После этого он жестом позвал ее за собой и пошел к дому.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:54:04)

+2

19

Фрэнк был прав. Если посмотреть на это с другой стороны, она вела себя совершенно эгоистично. Джек Кеннеди был не на встрече с избирателями, а на ужине у своей сестры. Он наверняка хотел расслабиться и отвлечься. Казалось бы, кто, как не Монро, должна его хорошо понимать? Минуты, когда она могла быть самой собой и не обдумывать каждое свое слово и жест, были для нее бесценны. Теперь нотации Синатры уже не казались обидными. Фрэнк желал ей только добра. Все сказанное им без конца вертелось у Мэрилин в голове, пока она ждала его у машины. Бутылка виски незаметно переместилась из бардачка к ней в руки. Какой аромат...
Когда Монро подняла глаза от горлышка, Синатра был уже снова возле нее.
- Спасибо, - поблагодарила за таблетки и обменяла их на бутылку. Теперь голос ее был гораздо более кротким. - И спасибо за то, что сказал мне все это. Ты же знаешь, я так ценю честность, - к Синатре обратился ее смущенный взгляд, она выглядела пристыженно. - Ты прав. Во всем прав, - замотала головой, потупив глаза. - Я вела себя эгоистично. Но это было непреднамеренно. Я хотела произвести хорошее впечатление. Знаешь, впечатление... - кого-то другого. Мэрилин подняла на Синатру глаза и передумала продолжать. - Не важно.
Она отмахнулась и принялась за пузырек с таблетками. Пальцы открутили крышечку за считанные секунды, и на ладонь упала сразу целая горсть пилюль. Не утруждая себя счетом, актриса забросила часть из них в рот. Стандартная дозировка не бодрила, как раньше, и Гринсон разрешил по необходимости увеличивать ее на свое усмотрение. Он уверял, что в разумных пределах это не принесет вреда. Она уже не раз проделывала это, и единственный заметный минус был в том, что из-за этих таблеток она не могла потом долго уснуть. Но по счастью, для быстрого и крепкого сна существовали другие пилюли.
"Бушмилз" помог таблеткам проскочить в организм. Совет Фрэнка на этот счет Монро проигнорировала. По телу растекалось приятное тепло, и к ней, кажется, возвращалась радость жизни. Ее лицо воодушевилось, едва Синатра предположил о симпатиях президента по отношению к ней.
- Понравилась? Ты считаешь? - незамедлительно откликнулась, просияв. Пока она переваривала его слова, певец уже забрал у нее бутылку и зашагал обратно к дому. - Фрэнк, - догнав, остановила его за локоть. Ее голос зазвучал еще тише обычного. Почти шепот. - Я хочу познакомиться с ним поближе, - она смотрела вкрадчиво, но уверенно. - Ты ведь его лучше знаешь. Может... сможешь сделать так, чтобы... мы остались наедине? - оглянулась на дом. В окнах столовой горел свет, выделяя фигуры беспечно болтавших гостей. Иногда слышался громкий смех Питера, перекликавшийся с остальными. - Или... устроить нам встречу без всех этих людей. Что скажешь? Невозможно? - по забывчивости пузырек с таблетками остался на капоте машины, и теперь Мэрилин с возбуждением переминала свободные пальцы, глядя на Синатру с надеждой в глазах.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mXez.jpg[/AVA]
[NIC]Marilyn Monroe[/NIC]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mXif.gif http://funkyimg.com/i/2mXeA.gif[/SGN]
[LZ1]МЭРИЛИН МОНРО, 34y.o.
profession: кинозвезда;
[/LZ1]

+2

20

[AVA]https://pp.userapi.com/c626627/v626627074/47cd9/7mTrSykHNKA.jpg[/AVA][NIC]Frank Sinatra[/NIC]
[LZ1]ФРЭНК СИНАТРА, 45y.o.
profession: певец, актёр
[/LZ1]
- Конечно, понравилась, - с готовностью кивнул Фрэнк.
Затем добавил, усмехнувшись:
- В некотором смысле, я понимаю в таких вещах.
Мэрилин сразу же поменялась. Словно кто-то щёлкнул перед её носом невидимой хлопушкой, назвав номер сцены и дубля. Глаза вспыхнули энтузиазмом. То-то же. И никаких голодающих детей с ядерными боеголовками в обнимку, слава Богу. Но тут она выдала нечто даже для Синатры неожиданное:
- Я хочу познакомиться с ним поближе. Ты ведь его лучше знаешь. Может... сможешь сделать так, чтобы... мы остались наедине?
Фрэнк присвистнул:
- Похоже, его политическая программа оказала на тебя большое воздействие, милая!
Он взял паузу, принялся разглядывать носки своих дорогих туфель, начищенных до зеркального блеска.
- Для тебя всё, что угодно, Мэрилин. Я обязательно что-нибудь придумаю. Пойдём внутрь.
Они оказались в доме. Спустя 10 секунд – уже в столовой. Фрэнк подумал, что сейчас таскать куда-то Джека – дурацкая идея. Нужно было немного подождать.

*   *   *

Прошло некоторое время после ужина. Вся компания пребывала в состоянии ленивого блаженства. Словно римские патриции после пира. Лоуфорд травил один анекдот за другим. Дин принялся играть что-то спокойное на фортепиано, чуть-чуть подвывая себе что-то под нос. Вокруг него собрались почти все присутствующие женщины. Неподалёку стоял Джек Кеннеди, прислонившись к спинке кушетки. Он потягивал принесённый Синатрой виски. Певец решил, что это подходящее время, чтобы утащить Джона куда-нибудь. Можно было убить двух зайцев – перекинуться парой фраз, чтобы хотя бы какую-нибудь информацию отрапортовать Сэму Джианкане, а заодно и свести Джека с Мэрилин. Синатра подплыл к президенту чуть сзади. Негромко обратился к нему:
- Нравится выпивка?
Кеннеди чуть вздрогнул и улыбнулся:
- Чёрт, Фрэнки, ты можешь ходить не так тихо? Да, виски превосходный.
- Я рад. У тебя найдётся пара минут?
Джек посмотрел на Синатру большими светлыми глазами с огоньком (Фрэнк подумал о том, что такой взгляд должен бить любую девушку наповал – видимо, Кеннеди этим пользовался):
- А ты видишь, чтобы я был чем-нибудь сильно занят?
- Тогда пошли, отойдем.
- Ну, пошли, - Кеннеди продолжал улыбаться.
Фрэнк Синатра и Джон Кеннеди прошли через весь зал. Синатра дал знак Мэрилин, чтобы она следовала за ними. Он надеялся, что она поймет, и пойдет чуть поодаль. Бобби Кеннеди проводил всю компанию пристальным взглядом. Мужчины проникли в одну из многочисленных комнат. Джек приземлился в большое кожаное кресло. Фрэнк сел напротив.
- Что тебя интересует, Фрэнки?
- О, да, в сущности, так, пустяки, - Синатра говорил максимально непринужденно. – Мелкие переживания бродячего артиста.
- Не прибедняйся, - рассмеялся Джек и отхлебнул из стакана.
- В общем, я хотел спросить о том, будешь ли ты предпринимать какие-нибудь действия в отношении казино. В плане монополии или чего-то еще. Видишь ли, там всегда аншлаги. Мой основной заработок происходит в казино. А кругом говорят всякое…
- Всякое?
- Ну, ты понимаешь, Джек. Слухи. Поговаривают, что ты собрался повыкосить много кого.
Кеннеди стал серьезнее, но тень улыбки сохранилась у него на лице:
- Глупости это всё. Я же не большевик какой-нибудь.
- Конечно, нет, - рассмеялся Фрэнк, хотя смеяться ему сейчас не хотелось.
- Я еще не занимался всерьез вопросами бизнеса. Но поверь, я проведу тщательный анализ происходящего и приму взвешенное решение. Никакой горячки. Да и ты-то, Фрэнки, точно без работы не останешься!
- Спасибо, спасибо. Твои слова бы, Джек, да Богу в уши. Но это я вообще только к слову про эти казино. На самом деле, с тобой очень хотела поговорить Мэрилин…
Глаза Джека сразу же загорелись, хотя в целом выражение физиономии осталось прежним. Синатра тут же понял, что президент забыл разговор о бизнесе и казино, что было только на руку.
- Понимаешь, - продолжил Фрэнк. – Она вроде кинозвезда, но иногда бывает застенчива, как девочка-подросток. Подошла ко мне и говорит «Фрэнк! Я так хочу пообщаться с ним!». Я ей, мол, иди, да пообщайся. А она отвечает мне шёпотом «Ты что! Это же президент!»
Кеннеди рассмеялся. Ему польстила эта история.
- Я не кусаюсь.
- Так и я ей о том же! Не верит. Стоит сейчас, наверное, за дверью, как школьница у кабинета директора. Разубедишь её?
- Естественно. Я же хороший парень.
- Лучший, - подмигнул Фрэнк.
Он встал с кресла и выглянул за дверь.
- Мэрилин? – позвал он ее тихонько.

Отредактировано Hudson Wyatt (2017-03-07 16:54:25)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Бессмертная Эпоха