Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Представьте себе пригород Сакраменто ранней весной? Когда округа расцветает ...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Vacuum of Atlantis [vol.1.]


Vacuum of Atlantis [vol.1.]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Vacuum of Atlantis   
vol.1. Meet & Greet

http://funkyimg.com/i/2mZK9.png

Angelina & Jason Westwood
_____________________________
may 11, 2016
Sacramento
Vacuum of Atlantis
_____________________________

Сюжет.

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Umbra et Imago - Gimme nothing</font></b> <br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">  <param name="bgcolor" value="#3d001e">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/b1bbb028-a027-4939-813b-11ddb36f16eb/Umbra%20et%20Imago%20-%20Gimme%20Nothing.mp3"> </object> </center>

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
«Gimme nothing more
Gimme nothing
Gimme nothing
Please, just let me alone
God bless the emptiness»*

———
* Не давай мне ничего больше!
Дай мне пустоту!
Дай мне пустоту!
Прошу, просто оставь меня в покое!
Боже, храни вакуум!
(англ.)

[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-22 15:30:21)

+1

2

Сакраменто – город, в котором живет двоюродный братец. Сидящая в вагоне поезда девушка усмехнулась. Да уж, наградил Бог родственничком. Хотя если посудить, вся семейка Вествудов малость того и спокойно живет с этим. Единственной отличившейся была ее мать, решившая сбежать из родового поместья, избавиться от проклятья.  Хотя нет, не так. Она сбежала, потому что родной брат пытался ее изнасиловать. Поэтому мать никогда не говорила про родственников. Про свою обретенную семью, она узнала из дневника матери и от адвоката. Новая усмешка на губах, открыв сумку, девушка достает начатую бутылку виски, что бы вновь сделать большой глоток янтарной жидкости. Она теплом разливается по телу, принося знакомое спокойствие. Сбежать то она сбежала, вот только к лучшему это или к худшему? Ангелина воспитывалась в свободной любви целого табора хиппи. Какие уж тут моральные устои, когда она с тринадцати лет начала курить травку, да и девственность потеряла в это же время. Мать, помешенная на своем любовнике, не препятствовала капризам дочери, за что чуть не стала бабушкой. Но, видимо Господь решил, что не стоит давать жизнь еще одному выродку Вествудов и у Ангелины случился выкидыш. Какой бы сукой не была Гели, потеря ребенка еще сильней сломила ее. Только никому она и слова не сказала. Вся эта чернота таилась в ней, постепенно пожирая Ангелину изнутри. И, вновь началась жизнь, которая все больше увязала в алкоголе и наркотиках. Подперев подбородок кулаком, Гели смотрела в окно, на проплывающие мимо пейзажи. Алкоголь в голове не давал ясности зрению, поэтому перед глазами были только разноцветные пятна. На кой черт она явилась в Сакраменто? Да все просто, согласно завещанию, она так же являлась наследницей поместья Вествудов, как и ее братец. И, она не намерена так просто отдавать то, что принадлежит ей по праву. Эта семейка должна ей, должна её матери. И, они сполна поплатятся за свои грехи. Пусть братец считает ее карой Господней. Ради приличия, можно будет даже навестить могилу матери. Чего греха таить, она не была сильно привязана к ней, так как почти все жизнь была предоставлена сама себе. Ангелина встречалась с Джейсоном один раз. Он сам приезжал к ней, оставил визитку с адресом. Встреча прошла быстро, да и девушка была не в том состоянии, что бы серьезно общаться. Но, она прекрасно помнила, как наставила на него ствол. Помнила, какое лицо было у него. Он так переживал за свое хозяйство. «Чертов кобель. Как и все эти свиньи…» Вздохнув, Ангелина провела ладонью по лицу, словно пыталась стереть усталость и всю грязь, которую приносила с собой жизнь. Краем глаза она замечает тонкие шрамы на запястье. А если задрать рукав блузки, можно увидеть еще целую сетку порезов. Боль. Она успокаивала. Отрезвляла ум. Гели любила боль. Ведь чувствуя ее, можно смело говорить, что ты еще жив. Со временем боль начинает приносить наслаждение. Ее можно обнять, утонуть в ее обжигающих поцелуях.
- Конечная станция – объявляет компьютерный голос в вагоне. Встав со своего места, Ангелина подхватила сумку, закину ремень на плечо и направилась к выходу, стараясь удерживать ровную походку. Судя по виду одной из Вествудов, никогда не скажешь, что она просто жить не может без спиртного. Миловидная брюнетка, с ясными глазами и хорошей кожей. Вероятно, работают семейные гены. Выйдя из здания вокзала, Ангелина ловит такси и называет нужный адрес. Будет хреново, если братец решит свалить куда-нибудь, она ведь едет без предупреждения. Такой необычный и неожиданный сюрприз. Семья психопатов Вествудов объединяется. Хмыкнув, Гели уставилась в окно. Один дом сменялся другим, деревья, люди, витрины магазинов. От всего этого закружилась голова, так что пришлось закрыть глаза, что бы ее не вырвало прямо в такси.
- Приехали, мисс. А вы уверены, что вам сюда? – голос водителя привел Ангелину в чувства, и она открыла глаза, что бы уставится на семейное поместье Вествудов. Ей сюда. Теперь этот старый, почти развалившийся сарай, ее дом.
- У моего брата странный вкус в выборе жилища. Удивляюсь, что это не склеп. – Вытащив из кармана джинс нужные купюры, девушка выбралась из такси, которое тут же уехало. Вдохнув не самого свежего воздуха, Ангелина на минуту останавливается, что бы осмотреться. Странно, ее давно пропитая душа, даже не шевельнулась, когда перед ней открылся взор на старинное здание, которое из поколения в поколения передавалось по наследству Вествудам. Не пробудились чувства и эмоции. Сердце не екнуло в груди. Оно оставалось все таким же холодным. «Дом… ну да, как же…» Хмыкнув, девушка поднялась по ступенькам на к входу, что бы  затарабанить по двери ногой. Спустя пару минут, дверь открыли.
- Ба! Какие люди! Привет, братец. Не ожидал? – Ангелина не ждет приглашения войти, она уже делает шаг вперед, оттесняя брата плечом, скидывая у его ног сумку. – Ну, принимай гостей. Кстати, выпить есть? А то мой запас закончился.
Оглядев жилище брата, девушка сморщила нос, а найдя кресло, сразу направилась к нему, удобно устраиваясь. Чуть склонив голову, она разглядывала Джейсона, который видно до сих пор не мог прийти в себя от такой «радости». Вон, аж светится весь.
- Слушай, выглядишь отвратно. Че ты такой мрачный? Как будто на похороны собрался. Веселей давай, к тебе сестра приехала, или не рад? Не бойся, сегодня я оружие не взяла, так что твое хозяйство в безопасности.

+3

3

april 29, 2016Я смотрел в окно на втором этаже дома. Стекло было наполовину выбито, а на целой части красовалась облупленная черная краска. Окна выходили на север. Именно в этой комнате сгорел мой дед. Черные, угольные стены встретили с откровенной любезностью и радушием. Перед моими глазами по тонкой ниточке спустился паук. Я смотрел дальше сквозь него, засунув руки в карманы брюк. Слышал, как на первом выбивали доски из окон, и с грохотом вывалилась входная дверь. Моя смрадная душа находилась в том же состоянии, что и спальня предка. От нее разило пылью и рухлядью. Она постарела и скукожилась до размера грецкого ореха, пребывая в неком анабиозе.
Притупленное сознание слышало слабую возню на этажах. Оно реагировало слишком медленно, примерно так же, как паук спускался вниз, а затем поднимался обратно вверх. Тихие отголоски не казались мне причудливыми. Обычные работники занимались своим делом. А я даже не мог вспомнить точную сумму денег, которую одолжил у нескольких близких людей, которые все еще были рядом.
Для того что бы продать часть участка, мне нужно было разрешение еще одного человека, который тоже мог официально претендовать на законное владение Атлантидой. Дед, переписывая завещание, хотел чтобы земля с садами перешла в руки его внуков. А таковых осталось двое. Медленно выдыхая, я вытягивал ниточку из воспоминаний, когда кузина держала заряженный ствол в нескольких сантиметрах от моего члена. Так начался разговор с ней, на том же он и кончился.
- Абстрагируешься? - знакомый голос падре Доминика прорезал сонное сознание.
- Паук, - медленно и тихо протянул я в ответ.
- Прости что?
- Паук плетет сеть, чтобы выжить, - находясь в прострации, склонил голову набок и несколько раз моргнул.
- Твою мать, прости Господи.
Только я не понял к чему он это сказал. В последнее время терпеть не мог лишние разговоры с экспрессией на пару. Меня утомляли крики, шум и возня. Именно поэтому я и стоял здесь, предпочитая не спускаться в Ад, ...на первый этаж. Периодически ныл бок, поврежденный мной несколько дней назад, а я не мог вспомнить имени девушки, что помогала тогда придти в себя. Помнил цвет ее глаз и тембр голоса, но не имя. Медленно отходя от окна, побрел в коридор. С оттопыренной вниз губой, я двигался столь вяло и болезненно, с виду напоминая изнеможенного вампира, который вот-вот рассыпется и превратится в пыль. Я хотел бы ее встретить лишь для того, чтобы спросить, где она меня в тот день нашла. Это было жизненно необходимо - понять, что мог сделать человек, не успевший выйти из клиники. Особенно меня волновал порез. Он был глубоким, хоть и не задел ни одну кишку, зато крови в организме явно не доставало. Падре настоял, чтобы я взял перерыв в приеме препаратов, приписанных психиатром на период восстановления. В чем-то он был прав, хотя мне было глубоко плевать.
God bless the emptiness...

but nowЯ сидел в кресле, обтянутом целлофаном, ощущая новые резкие запахи краски, штукатурки и лака. В руке тлела сигарета, а яркий свет расходился резкими лучами в разные стороны. Это был первый этаж. Когда-то в этом холле мои предки собирались и пели песни, пока одна из женщин нашего рода играла на фортепиано. Очень жаль, что его пришлось выносить на свалку. Я хотел реконструировать инструмент, ибо он являлся неотъемлемой частью души Вествудов. Какие громкие мы свершали убийства и как красиво потом об этом пели. Развалившись на сидении с длинной готической спинкой и уложив ноги на пуф, слушал, как на втором этаже жужжала дрель. С улицы донесся голос падре. Он что-то говорил насчет стекол. Их должны были вставить, ...или уже? Обведя взглядом пустую коробку большой комнаты с косметическим ремонтом, я медленно поднес сигарету ко рту. Здесь всего стояло несколько новых кресел, идентичных моему, а между ними журнальный столик с витиеватыми ножками и красивой резьбой на гладкой столешнице. Немного оживившись за последние дни, я более не цеплялся руками за стены, чтобы не свалится. У меня даже хватало сил держать молоток или дрель в руках. Хотя вчера, помогал вставлять стекло в раму в другом крыле, где была когда-то кухня. Там же она и останется. Медленно выдыхая дым, услышал резкий шум за дверью. Ругань или мне мерещилось? Впрочем, было плевать.
Не знаю, что там было. Видать тащили мебель. Я смотрел на солнечного зайчика перед собой в центре комнаты, пока рядом кто-то не плюхнулся в соседнее кресло с кричащим голосом, от которого я медленно обернулся и чуть не обронил сигарету со рта:
- Ба! Какие люди! Привет, братец. Не ожидал? - легкая хрипотца придала ее голосу некой готичности и даже загадочности.
Хотя скорее всего, это рисовало мое заторможенное восприятие мира в данное время года, при нынешних обстоятельствах и в этом доме. Моргнув несколько раз, я уставился на родственницу с каменным выражением лица и тлеющей сигаретой в зубах.
- Ангелина? - опять моргнув, смотрел на нее дальше.
Она что-то несла насчет алкоголя, а я смотрел на нее и прикидывал, сколько можно было избежать проблем, если бы кузина встретила меня иначе почти полгода назад. Доставая пальцами с черным лаком на ногтях сигарету из зубов, расплылся в вялой и психопатичной улыбке. Медленно и тихо рассмеялся. Я хохотал печальным и холодным, одновременно, смехом, жалея всю, ...блядь, Атлантиду разом, включая и эту алкоголичку!
- Серьезно? А где твой ствол? Или вместо него сейчас бутылка? - сидел напротив нее примерно в той же позе.
Словно зеркало, мы отражали друг друга. Я сипло смеялся дальше и указывал в угол, где стоял стол. Там лежала Библия падре, его коловратка и схема дома. Там стояла и бутылка Джека, которую священник сегодня только начал. Пытаясь ткнуть сигаретой в пустую банку из-под пива, заливался хохотом, ...да только от безысходности, и чуя вторым боком со шрамами очередную беду.
- Блядь, - почесав пальцами висок, а затем подперев голову рукой, проговорил, - и какой бес тебя сегодня сюда принес?
[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-07 23:11:44)

+3

4

Судя по всему, сидящего в соседнем кресле братца реально накрыло. И, нужно сказать, накрыло не по детски. Приподняв одну бровь, Ангелина смотрела на эту шутку природы и недоумевала, как это вообще могло дожить до своих лет. По нему не одна психиатрическая больница плачет. Ее затуманенный алкоголем мозг работал плохо, но все же крупицы здравого смысла проскальзывали. Закатив глаза, девушка оставила без ответа вопросы Вествуда, осматривая помещение в котором они сидели. Судя по всему, не так давно здесь был сделан косметический ремонт, этим и объясняется почти полное отсутствие мебели. "Ага, решил значит возродить родовое гнездо... ну-ну, а где деньги взял, братец?" Встав с кресла, Ангелина направилась к столу, сопровождаемая непрекращающимся смехом. "Чертов псих" У него появилась цель в жизни? Доживет ли он только до конца выполнения своей цели. Ведь намного проще было бы, живи братец как тень. Есть несколько грубоватая, но верная пословица: «Когда собаке делать нечего, она начинает лизать свой зад». Когда у человека пропадают трудности и появляется избыток свободного времени, он начинает испытывать «чувство глубокой неудовлетворенности». И, стараясь избавиться от него или как-то скрасить свою внутреннюю угнетенность и опустошенность, он «пускается во все тяжкие» и ищет спасения в суррогатах счастья: алкоголе, разврате, наркотиках, экстремальном поведении и прочих сомнительных развлечениях. Оглянувшись через плечо, Гели взглянула на последнего Вествуда, он кажется совсем не был против алкоголя и прочих радостей жизни. Это, конечно, крайности, иногда дело ограничивается внешне вполне безобидной тягой к постоянным переменам – круга общения, работы, места жительства. Новые эмоциональные переживания на время приглушают подступающую депрессию, вызванную отсутствием цели. Но рано или поздно и эти перемены перестают скрывать бессмысленность существования. И когда человек наконец задумывается о смысле своих прожитых или оставшихся лет, ему вдруг открывается горькая истина: а жизнь-то, по большому счету, бессмысленна! И одним потенциальным самоубийцей становится больше. Возможно, приедь она раньше, смогла бы остановить этот цирк по восстановлению семейного гнезда. Можно было бы спокойно продать принадлежащие ей территории и сравнять здесь все с землей.
- Верующий что ли? - язвительно поинтересовалась Ангелина, двумя пальцами поднимая томик Библии, что бы откинуть его на другой край стола. - Что ты у себя спасать собрался? Твоя душа грязней всех гнилых душ в Аду. Так что не выебывайся с этим. Спасения тебе не видать. - Взяв бутылку виски, Ангелина склонилась ближе к столу, рассматривая какую-то хрень в банке. - О, я надеюсь, что когда ты сдохнешь, то превратишься в такую тварь. Ничего более мерзкого я в жизни не встречала.
Открыв бутылку, Гели тут же прикладывается к горлышку, делая несколько глотков. Язык и горло на мгновение обжигает, а потом становится просто тепло. Оно как приятная музыка разливается по телу, улыбка сама набегает на губы, а глаза закрываются. Голова становилась такой легкой, пропадали все мысли, уходили все проблемы.
- Какой бес, спрашиваешь, - повернувшись к брату лицом, Ангелина упирается пятой точкой о стол, создавая для себя опору, что бы не упасть. - Да все ваша долбанутая семейка дегенератов. Надеюсь в аду их хорошенько прожаривают, особенно твоего папашу. Видишь ли в чем прикол, братец, я имею право на половину всей этой рухляди и половина земель семьи Вествудов тоже моя, - усмехнувшись, Ангелина салютует бутылкой виски сидящему в кресле родственничку. Она очень надеялась, что эта новость его не обрадует. Она желала этого. Гели очень хотела увидеть его реакцию, это ожидание было сродни нарастающему оргазму. Напряжение сковывает тело, завязывается тугой узел, дыхание временами перехватывает. Еще немного и придет развязка. А что если продлить удовольствие?
- А теперь новость дня! Отныне я буду жить здесь, - девушка развела руки в сторону, словно пыталась обнять все это помещение. - После стольких лет, семья воссоединяется. Пусть ликуют демоны в Аду, а ангелы заливаются горючими слезами. Семейка, которая должна была кануть в лето, возможно возродится. Ахуенное чувство, правда? Я когда выпью, слишком много говорю. Все, что было произнесено до этого, можно заменить тремя словами - Пиздец подкрался неожиданно.
И Ангелина засмеялась. Этот хриплый, каркающий звук заполнил помещение, отразился от окон, уходил в потолок, падал оттуда на пол, а после расползался по всему дому, заползая в самые темные уголки, в самые труднодоступные места. Она заражала дом своей гниющей энергией. Он должен был принять ее и смирится с тем, что отныне здесь будет хозяйничать не один Вествуд. Теперь здесь будет командовать полукровка, поганая овца. Дочь той, кто решил наплевать на семью и сбежать. Один психоз встретится с другим, искры, грохот. Они либо научатся жить вместе, либо это место сгорит и погребет с собой остатки семейки Вествудов.
- Ну че затих? Очко сжалось? Не ссы, сживемся как-нибудь, правда? - усмехнувшись, девушка вновь делает глоток, довольно улыбаясь.

+2

5

Она была еще более безумна, чем Райден. Моргнув несколько раз, моя довольная ухмылка сошла на нет. Уголки губ опустились вниз. Я стал похож на кролика, любимого героя покойной племянницы из одной психопатичной сказки. Не доставало часов, хотя я бы предпочел двустволку или хотя бы глок. Но по закону мне не то, что оружие было запрещено брать в руки, официально я и за руль не имел права садится. По крайней мере, до тех пор пока лечащий врач не увидит явный прогресс существования в социуме. Вместо того, Бэйтрис уже знала о ранении и провалах в памяти. У меня было достаточно времени, чтобы вытворить какую-нибудь хрень и наутро об этом даже не вспомнить.
- У тебя есть претензии к Богу? - и вот здесь сыграл сарказм, присущий всему роду, - поговоришь об этом с нашим семейным священником. Он очищает этот дом от злых духов. Может и тебе помочь.
Указав на нее пальцем, я слабо оскалился. Валяясь в кресле, наблюдал за реакцией сестры. В пустой комнате стало темно. Мое воображение было настолько апатично, что я не рисовал ничего в подкорке сознания. Ничего кроме реальных туч за окном, хотя закономерность в том была своя. С улицы опять донесся голос падре. В районе кухни что-то гремело, а в это время шум дрели со второго этажа стих. Канонада различных звуков периодически дополняла ее скрипящий голос, который отскакивал от стен, стремясь растормошить меня и задеть самолюбие. По правде говоря, Вествуды отлично уничтожали друг друга, не знали меры и не умели останавливаться. Вот и мою пьяную кузину развезло, словно тающий кусок масла на поджаренном тосте. Я смотрел на нее из-под полуприкрытых век, периодически поглядывая по сторонам. И каждый раз Ангелина упорно возвращала сознание к себе. Еще одна отличительная черта рода: если на нас не обращали внимания, мы делали всё возможное, чтобы вернуть интерес к собственной персоне. Моей апатией можно было накормить часть штата, а энергия кузины могла изгнать всех грызунов и енотов в радиусе мили на земле предков.
- Странно, что в прошлый раз тебя это не волновало, - убрав одну ногу с пуфа и почесав живот перстнем-когтем, я презрительно и апатично добавил, - встретилась с адвокатом и резко поумнела?
Как ни странно, заразительность энергии родственницы натолкнула на мысль, а что если оборвать круг и изъять банку с пивом у работников? Впервые за долгий период я не реагировал остро на алкоголь. Процесс лечения строго соблюдал диету в моем никчемном существовании, но в данном месте и при сложившихся обстоятельствах, я хотел пива. Еще больше я жаждал избавиться от ее тяжелого и обжигающего взгляда. Был рад продать половину участка, если уж на то пошло и компенсировать все расходы кузины. Но делить территорию двум психопатам было запрещено. Все равно, что посадить в камеру скинхеда и боксера африканской наружности. Оба будут точить заточки и пытаться: один выжить, а другой очистить мир от низшей расы. И неважно, что перед Богом все равны! Люди отлично научились уничтожать друг друга, прикрываясь постулатами веры и разводя демагогию о переменах и лучшей жизни.

Я поднимался с кресла и надеялся, что сейчас все закончится тем, что мы вызовем адвоката, подпишем все договоренности. Потом она отвалит, и я вышлю ей чек с определенным количеством нолей, как возмещение ущерба и оплату за часть, которая по праву была ее. Но в какой-то момент, невольно осел обратно, в душе радуясь, что кресло стояло за спиной, и я не свалился на пол. У этой истеричной сучьей натуры были свои планы. Я все время забывал о том, как быстро могло у Вествудов поменяться настроение или мнение.
- What? - смотря на нее удивленным взглядом, хотел добавить "fuck" в конце, но не успел.
На моем лице отображалась смесь затянувшейся депрессии, удивления, и где-то проскочила злость. Руки невольно опустились по бокам подлокотников кресла. А в это время моя далекая и далеко нежеланная родственница несла чушь с пафосом присущим, опять-таки, всему роду Вествудов. Мне даже в какой-то момент захотелось подержать за горло Ангелину, и потом похоронить на территории семейного кладбища. Открыв было рот, опять его закрыл. Пьяный бред! Ничего более. Но несла она его с такой уверенностью, что я на мгновение почувствовал ее преимущество. Потом наконец встал, и придерживаясь одной рукой за спинку, второй указал на нее:
- Ты до хрена говоришь! - указывая на нее перстнем-когтем, двинулся в сторону сестры, - с одной стороны, мне абсолютно срать, кто тебя надоумил на этот подвиг. А с другой...
А с другой стороны, я хотел продать часть участка, и мне нужно было ее право разрешения. Я слабо верил в то, что алчность этой брюнетки позволит упустить хотя бы цент с земли предков. И опять все вопросы рода упирались в количество купюр! Встретившись, мы не обсуждали жизнь друг друга, а делили землю и норовили оторвать для себя больший куш. Надвигаясь на Ангелину, проскрипел как старый диван с заржавевшими пружинами внутри:
- Когда я хотел с тобой поговорить, ты наставила дуло пушки на мой член, а сейчас? Когда здесь полным ходом идет реставрация дома, она, ...блядь, проснулась! - слегка наклонив голову, испытывал на себе слегка окосевший и наглый взгляд, - Я тебе...
Я хотел добавить, что не дам ей ни единого цента, ибо всю жизнь ей было срать на предков, но когда запахло жареным ее принесла нелегкая за добычей. Все Вествуды одинаковы! И не нужно говорить, что бывает гадкий утенок в семье. Указывая на нее пальцем с перстнем, услышал со стороны кухни голос падре, который упустил момент драматической встречи, что норовила перейти в эпичную драку. И неизвестно кто кого умудрился бы замочить.
- Короче, какого хрена ты сидишь? - голос падре разрезал густой воздух между нами, - оу. Я что-то пропустил?
Мы смотрели друг на друга, а священник на нас по очереди. Облизнув быстро губы и уведя руку, я проблеял ему в сторону:
- Да, познакомься. Это Ангелина.
- Вот как, - падре был сегодня многословен и нахмурившись, продолжил, - значит, ты получила письмо с копией завещания и встретилась с адвокатом. Чудненько, - хлопнув в звонко в ладоши, он более оживленно добавил, - ну, я думаю вы быстро найдете общую тему для разговора, и...
У меня нервно дернулась бровь. Правда, слишком вяло, но все же:
- Падре, иди на хрен! - просверлив холодным взглядом пьяную сестру, проскрипел в ее сторону, - если ты попытаешься "нагадить" еще и на территории предков, я не знаю, что сделаю с тобой.
Помимо того, что похороню в семейном склепе без опознавательной таблички. И я бы накинулся на нее сейчас, не будь рядом священника, ну или как минимум, если бы сил было поболее.
[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-08 16:39:24)

+2

6

Вот он, долгожданный оргазм от бьющихфонтаном эмоции братца. Эту вспышку она и ждала. Черт, он так предсказуем. Всех мужиков можно достать одинаково. Ему не помогло даже его психическое отклонение.  Загорелся, как сухая трава, от брошенного в нее окурка. Сейчас Гели даже согласится с тем, что является энергетическим вампиром, так как на данный момент упивалась эмоциями Вествуда. Она с язвительной ухмылкой наблюдала за ним, совершенно не чувствуя страха перед этим человеком. Даже когда он поднялся с кресла, направляясь в ее сторону. Девушка лишь покрепче сжала горлышко бутылки. Все это вызвало лишь новый смех с ее стороны:
- Надоумил? Ты, придурок и надоумил! – девушка ткнула в него бутылкой, прищурив глаза. – Своим появлением в моей жизни ты сам подписал себе смертный приговор в моем лице. Сейчас я думаю, что лучше бы отстрелила тебе член, обрекая тебя всю жизнь ссать через трубочку или сидеть на толчке как девчонка. Не появись ты, я бы просто послала того адвоката на хуй, подписав отказ от всего. И, не нависай тут надо мной, ты сейчас даже хомяка задушить не сможешь. Того глядишь свалишься под стол.
Ну не эмоции же вызвали эту бледность и рассеянный взгляд. Обычно такое происходит, когда человек после ранения теряет много крови. Гели сама не пробовала это, но как-то раз выхаживала одного типа, который был ей должен, иначе бы она просто запихнула его останки в мусорный контейнер. Услышав за плечом незнакомый мужской голос, девушка обернулась, рассматривая вошедшего. «Падре значит. А он ничего такой» Взгляд карих глаз прошелся по мужчине, медленно, дюйм за дюймом, с ног до головы, лишь один раз остановившись на одной части тела священника.
- Получила, - подтвердила Ангелина, покосившись в сторону брата. – Но, уже готова сложить все эти документы в костер и сжечь на нем Вествуда. Скажите, отче, а вы проводите заочное отпевание пока еще не усопшего? Проведите обряд с этим дебилом.
Атмосфера в комнате постепенно накалялась, заставляя воздух высекать искры. Ангелина уже поняла, что просто существовать рядом они точно не смогут. Это будут постоянные столкновения, битвы, и возможно драки. Хищный оскал появляется на лице Гели. О, это просто прекрасное будущее. К тому же, это место прекрасно подходит для того, что бы отсидеться здесь. Никто в старом городе не знает, куда она поехала, и тем более не знают, что у нее есть родственники. Оторвавшись от стола, теперь Ангелина начала наступать на брата.
- А теперь слушай сюда. Мне плевать на все, что ты сейчас тут вякал, - она подошла вплотную, тыча пальцем в грудь мужчины, вновь делая шаг вперед, невольно заставляя собеседника пятится. – Из-за твоего отца, моей матери пришлось бежать из дома, из-за этой проклятой семейки во мне плескается порченая кровь, а так как ты единственный оставшийся в живых, то я буду превращать каждый твой день в ад, – с каждый словом Гели ударяла пальцев в грудь брата, шипя эти слова ему в лицо. – Я поселюсь здесь, и мне даже не требуется твое разрешение на это. А попытаешься предпринять что-то против, упрячу в психушку. Я всю жизнь училась рвать глотки таким как ты, и меня не остановит даже то, что ты мой брат.
Слишком рано она научилась защищать себя. Всю жизнь Ангелина рассчитывала только на себя, она росла одна, не доверяя ни одной живой душе. Словно волк одиночка. У нее никогда не было в жизни человека, которому можно было бы открыться, поделиться переживаниями или просто помолчать в его компании. Она научилась прятать все в себе, глубоко внутри, каждый раз выстраивая новые стены между собой и человечеством.  Ее сердце ожесточилось, и если кузен надумает что, Гели не задумываясь отправит его на постоянное место жительство в край неконтролируемых грез. Эта семейка должна ей, и Вествуд с лихвой заплатит за все.
- Это не угроза, и даже не предупреждение. Я просто ставлю тебя перед фактом. А если ты, подобно своему отцу, попробуешь лезть ко мне в постель, возьму садовые ножницы и кастрирую, заставив сожрать собственные яйца. Падре, вы не покажите мне свободную комнату, хотелось бы принять душ после дороги, - последние слова девушка произнесла отвернувшись от брата, перестав сверлить его взглядом. Ей срочно нужна ванна, и как можно горячей. Да, эта семейка привыкла к горяченькому и скорее всего, даже варясь в адском котле, они получали удовольствие. Гели любила, когда последнее слово оставалось за ней. Она не привыкла пасовать перед людьми, тем более перед мужчинами. Не родился еще на свет тот мужик, который заставит ее отступить. А ведь, он наверняка мог родиться. Узи показывало, что у нее будет мальчик. Да, он был бы одним из Вествудов, но в тоже время, он был бы ее сыном. Частичкой ее самой. Как жаль, что кто-то сверху решил, что не стоит Ангелине становится матерью. Возможно, ее жизнь повернулась бы по другому и сейчас, она не стояла бы напротив брата, и не грозила ему расправой. Она бы приехала в Атлантиду с ребенком, без ненависти. И по этому дому разносился бы топот маленьких ног. Но, к черту сопли! К черту всю эту семейку! Самое главное сейчас - это бутылка виски, горячая ванна и старая добрая порнушка.  Хоть в этих фильмах люди не убивают, а любят друг друга.

+3

7

Истинная из нашего рода.
Я смотрел на пропащую кузину прищуренным взглядом, сложив губы уточкой, а она бесцеремонно изрыгала из себя целый поток ненависти смешанной с добротной долей алкоголя. В какой-то момент вцепился в бутылку виски и начал ее отбираться у сестры, ибо наш диалог переходил за рамку допустимого уважения. А впрочем, о каком уважении могла идти речь в доме, где снимали скальпеля индейцам, засыпали в сапогах на чистых простынях, насиловали родственников и пели немецкие похабные песни? Чистейшего вида аморальное поведение, передающееся из поколения в поколение. Даже святые девы рода не смогли оборвать порочный круг, заливаясь слезами перед ликом Христа.
- Так, успокойтесь и попытайтесь, - расставив руки в стороны, падре красиво начал и быстро сдулся.
- Заткнись, - прошипев ему, мне все же удалось отобрать бутылку виски у сестры.
Ее несло, как и любого другого из Вествудов. Казалось даже пена со рта пойдет. Громкий и назойливый голос отскакивал от белоснежных стен и вихрем носился вокруг нас. Где-то что-то уронили и предположительно больших размеров, ибо грохот на мгновение прервал наш "любовный" разговор. Но уже спустя доли секунд, Ангелина вырвала бутылку из моей руки и ткнула пальцем в грудь. Мы напоминали двух хищников, которые нашли одну добычу и пытались ее поделить между собой. Я укусил ее за ухо, а она умудрилась вцепится клыками в мой хвост, или что-то вроде того.
- Да ну на хрен!? - я мог лишь слегка повысить тон.
- Шон, - падре кивнул головой, и поспешно решил отойти в сторону.
Это была отличная мысль, хотя моей кузине ничего не стоило достать сейчас пушку и окропить стены в красный цвет. Моя лихорадочная фантазия была весьма распущена, не смотря на стабилизирующие препараты. По правде говоря, медикаменты способны затупить сознание, но в моменты экспрессивных всплесков от них толку, что от священника в Аду. Вот, к примеру, один из святейших сейчас пытался снизить волну напряжения. Мне даже показалось, что Доминик сейчас схватится за Библию и проговорит: "а теперь помолимся!"

Я понятия не имел, какой монстр завелся в ее мрачной голове. Или быть может червь прогрыз мозг и сожрал все? Махнув перед носом сестры рукой и отвернувшись, прорычал:
- Давай, валяй! Только не сдуйся слишком быстро. Кричать научилась хорошо, а на деле мы посмотрим! - и впору было бы действительно успокоить обе стороны, пока ругань не перешла на новую стадию попахивающую мордобоем.
Резко обернувшись возле кресла и поведя фамильярно в воздухе рукой, я цокнул языком:
- Я думал ты с хиппи жила, а не с фашистами или анархистами, - а если быть более точным обоими сразу, - или у вас там мозг прокуренный уже с детства?
Плюхнулся обратно в кресло, словно подтверждал факт, что кресло мое и пуф тоже, столик и все, что здесь было опять-таки мое.
Сцепил руки в замок на груди, и окинув презрительным взглядом родственницу, потом указал на потолок пальцем и пожал плечами:
- Вперед. Там как раз сегодня покрывали лаком панели и красили все. Глядишь обдолбаешься и сама сдохнешь, - ну или свалишься с лестницы, какая на хрен разница?
Можно было и дальше продолжать, подбирая высокопарные слова и красноречивые эпитеты, но о чем я мог говорить с человеком, до которого до сих пор не дошло, что дом находился на стадии ремонта и не позволял пока обосноваться в нем? О том, что мы могли ужиться в бывшем охотничье домике, который был уже пригоден для жизни, я естественно умолчал. Пусть побегает по мотелям, а там глядишь и допьется до потери памяти. Оттопырив нижнюю губу, я умолк. Да только у падре была своя версия семейной истории, и она совершенно отличалась от моей накрученной больной психикой:
- Шон прав. Сейчас идет косметический ремонт полным ходом, и пока вы не можете обосноваться в доме, - переведя взгляд на Ангелину, он почесал затылок, - но охотничий домик ваших предков уже оккупирован твоим братом. Я думаю...
- What? - не удержавшись, я все же добавил пресловутое "fuck".
- Не богохульствуй, Шон. Так, что твоему кузену придется немного подвинутся, и где-то около недели вы будете делить более маленькую территорию.
Спустившись чуть ниже, я напоминал всем видом обиженную очковую кобру у которой яд буквально тек по клыкам и норовил затопить весь первый этаж. Но нет, мне всего лишь показалось.
- Nein!
[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-12 20:27:55)

+2

8

- Индюк тоже думал, да в суп попал, - парировала в ответ Гели, фыркнув на брата в ответ. – Слышал такую поговорку? Вот и не зазнавайся, братец. Ты обо мне ничего не знаешь, и если я захочу, не узнаешь. А где я жила, тебя так же не должно волновать.
Девушка даже и не думала посвящать одного из Вествудов в свою жизнь. Какой бы конченной она не была. Это ее жизнь. Ее личная граница. Более того, Гели совсем не хотела, что бы он знал о том, что она потеряла ребенка. От этого дегенерата она бы не дождалась слов сожаления, и все же, потом у него всего равно будет мелькать в глазах немой вопрос или фраза, которую хочется сказать, но постоянно себя останавливаешь. А если узнает этот священник, то все, пиши, пропало. Замучает своими проповедями.
- За все мои годы алкоголь не убил меня, неужели думаешь, что с этим справится краска и лак? – хрипло рассмеявшись, Ангелина делает новый глоток виски. Как же, черт возьми, хорошо! Эти эмоции и пропитывающее всех вокруг, сумасшествие. Оно легко ласкало, приголубливало, шептало на ушко нежности, которые тебе хотелось слышать. Ты отдавался этому чувству добровольно, утопая в нем с головой. Вот она атмосфера проклятой семьи, всего этого дома. И все это сконцентрировалось на одном человеке. Сделав новый глоток, Гели пронзает взглядом Шона. А услышав слова священника гадко улыбается.
- Значит, охотничий домик, - она растягивает слова, словно хорошее вино, смакуя их на губах. Эта неделя должна запомниться им обоим, причем на долгие годы. – О, как это мило. Будем обедать все за одним большим семейным столом. Спеку утром блинчики, сделаю шоколадное молоко. Просто чудесная картинка, как из брошюр тех полоумных придурков, которые шастают по квартирам и предлагают поговорить о Боге.
Кстати, о последнем. Верить она в него перестала уже очень давно, а вот в дьявола верила. Кто как не он позволяет жить таким выродкам как Вествуды. А заодно является их покровителем. «Интересно, есть ли у них тут семейная галерея картин? Нужно потом полюбоваться на шизанутых предков и не забыть взять с собой несмывающийся маркер» И очень ей хотелось увидеть отца Шона, что бы хоть на картине глаза ему выколоть.
- Падре, вы не проводите меня до домика? – подойдя к мужчине, Гели берет его под руку. Сделала она это скорее для себя, что бы ни бухнуться по дороге в какой-нибудь колючий куст. Алкоголь сделал свое дело, и теперь походка девушки напоминала походку моряка на корабле при сильной качке. – А ты смотри не подавись собственным ядом, тоже мне, гадюка недоделанная.
Последние слова Ангелина бросила в сторону брата и, не удержавшись, показала ему язык, а после вдвоем с падре они вышли из дома. На улице уже посвежело, день плавно клонился к вечеру. Единственным желанием Гели было дойти до кровати и просто рухнуть в нее. Да, без алкоголя не проходил не один ее день, но так напиться она позволяла себе только вечером, что бы потом просто мирно заснуть. Сегодня было исключение из правил, скорее всего, вся эта херня случилась из-за стресса и переезда.
- Как давно вы живете рядом с Шоном? Она всегда был… того? – девушка покрутила пальцем у виска, оступившись на тропинке, но благодаря падре, удержалась на ногах. – Не хочу никого обижать, но разве можно жить рядом с этим?
Оглянувшись через плечо, Ангелина, сузив глаза, смотрела, как брат вышел следом за ними, идя на относительном удалении. Вероятно, пошел проверять, что бы никто ничего не тронул из его вещей. Гели тут же захотелось найти канистру с бензином, выгрести все имущество братца и устроить огромный кострище, да еще станцевать перед ним.
- Что, решил проверить, не стащу ли я твои порно журналы? Не волнуйся, они мне не нужны, а вот на счет кровати тут мы поспорим. И, сразу же избавляйся от мысли, что мы сможем спать вместе на одной кровати. А вот вы падре, можете об этом подумать. - Скользящий оскал коснулся женских губ. Новая проверка, только теперь она касалась лично святого отца. В народе, была поговорка про рыбаков, но девушка часто употребляла ее на свой манер. Алкоголик алкоголика видит издалека. Нет, конечно, мужчина не пил так же как она, возможно, баловался перед сном рюмкой другой, но признаки все же были. Уже почти пять лет, Гели обросла былью о том, что является лесбиянкой, таким образом, убирая поток нежелательных связей с противоположным полом. – Да вы не бойтесь, домогаться не буду. Я девушек предпочитаю. Кстати, они у вас тут есть? Или братец перетрахал их всех и от них избавились? Надеюсь, вы сожгли их трупы, а не закопали в саду. Или этот тип, позади нас, расчленил бедных девушек, а потом поедал их как бифштекс.
А ведь она начинает входить во вкус по способам бешенства брата. И, что самое интересное, Гели это нравилось. Эти пикирования между родственниками словно были заложены в них с рождения, и с годами мастерство только оттачивалось, а теперь настало время показать кто на что способен. Что-то подсказывало девушке, никто из них не отступит, не позволит семейное упрямство. Ее мать всегда говорила, что этой чертой характера она пошла в родню, только на тот момент не уточняла в какую именно.

+2

9

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">The Animals - The House of the Rising Sun</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/ccec9439-1350-48ce-b2fa-197279670476/The_Animals_-_House_of_the_Rising_Sun_320_kbit_s__muzofon.tv.mp3"> </object> </center>

Oh mother, tell your children
Not to do what I have done
Spend your lives in sin and misery
In the house of the Rising Sun
*
Какие, порой, мы говорим страшные слова друг другу, абсолютно не беря в голову, что они могут оставить веский отпечаток и быть может положат конец взаимоотношениям. Впрочем, именно в этот момент моя жалкая душа жаждала последнего. Вествудам лучше всего жилось подальше друг от друга. Это не страх перед ошибками прошлого, хотя и он тоже. Глядя на нее, лихорадочный мозг весьма вяло и медленно сканировал жесты, мимику и тональность голоса сестры. Ангелина напоминала прототип тетки с примесью моего отца. В какой-то момент прострелил висок, едва голоса оттолкнулись от стен и, в очередной раз, со скоростью стервятников набросились на больное сознание. Прищурившись, с оттопыренной губой, я смотрел на нее, пытаясь найти сходство с Морганом.
- Не неси чушь! Ты, наверное, и готовить-то не умеешь, - махнув рукой, фыркнул в ответ.
Имя ее отца осталось неизвестным. Кто угодно, только не отец. Я толком не слушал бред кузины смешанный с обходительностью падре. Хотелось запустить в голову священника банкой из-под пива, но было чертовски лень. В полной готовности отказаться от глупой идеи раздела территории, дернулся вперед:
- Нет. Он ничего тебе не будет показывать, - поднявшись с кресла, прожег ее холодным взглядом, - ты снимешь номер...
- Да, конечно, покажу, - Доминик оборвал меня половине фразы, указав ей на дверь.
Остановившись ненадолго, падре с полным недоумением на лице развел руками, словно спрашивая: "дружище, что на тебя нашло?" Видимо нестандартные методы Бэйтрис, вовремя моего лечения, открыли какие-то долбаные экстрасенсорные способности, ну или она их вдолбила своей силиконовой грудью сама. Я не успел даже представить голос священника, как он разнесся за спинкой кресла. Да, это был упрек с долей разочарования, что часто встречается в семьях, где дети откровенно лажали в глазах родителей:
- Шон, что на тебя на шло?
На меня нашла жизнь в самом отвратительном ее виде, принеся с собой цистерну разочарований и галлон неудач. В последнее время я склонялся к мнению, что если ящик Пандоры и существовал, то был далеко не осязаемым предметом, а скорее загадкой. Существованию человека на планете я дал другое не менее красочное и мифологические объяснение. Целый ворох мыслей-некрофагов пролетал в голове, в то время как ноги сами понесли за Домиником и Ангелиной. В последнее время, я иногда сталкивался с данным видом проблемы, когда сознание работало в отдельном био-ритме, а тело в другом. Словно мозг принадлежал одному человеку, все остальное - нет. Мне не давала покоя мысль о том, что все Вествуды были гораздо ближе друг к другу, чем предполагали. Род образовавшийся по воле рока и вышедший из инцеста, уже связан по рукам и ногам. Уставившись на спины воркующей пары, я брел следом, словно преданный и больной пес. Жужжание, звон и крики растворялись в воздухе по мере нашего отдаления от дома. Тем ни менее персональный улей далеко в черепной коробке кружил по кругу, выполняя одну и ту же работу - прокручивая память, и стараясь из нее выжать по максимуму.
Кажется, Ангелина что-то проблеяла, но я был занят более важным делом. По крайней мере, тогда мне так казалось. Игнорирование - еще одна отличительная черта нашего рода. Это нам досталось от полоумного прадеда. Только было не ясно: отчего тогда хладнокровны к земле и садоводству?
Шелестела трава. Изредка стонали старые ветви больных яблонь в садах, напоминая о скоротечности жизни. Не существует постоянства, как ни крути, но все отмирает. Погибает, чтобы уступить место новому семени. А вот это и есть бесконечность.
Я не заметил, как Ангелина оступилась. По правде говоря, часть сознания вела меня по тропе, четко зная их все наизусть. Странно, ведь я не часто бывал прежде в садах Атлантиды до последнего года. Или я ошибался? Тогда одна часть сознания - исконная и реальная, именуемая Шоном, твердо возвращала меня прежде к истокам, как будто пыталась вдолбить что-то очень важное.
- Откровенно говоря, - подхватив кузину, падре продолжил, - не ушиблась? Он более безобидный, чем тебе кажется.
Я слышал голос священника откуда-то сбоку, упустив тот момент, что обошел их стороной. Остановился и уставился на старое,  корявое дерево. Когда-то на нем повесилась наша прародительница, а мне все мерещилось, что орудие самоубийства ликвидировали гораздо раньше.
- Вам двоим многое прошлось пережить, Ангелина. У тебя есть свои дыры в душе, у него свои. А вот насчет журналов, ты погорячилась, - не стой к ним спиной, увидел бы озабоченный взгляд Доминика и наглое лицо кузины, вместо мертвого и черного дерева, - боюсь твой кузен не испытывает сексуального влечения после психиатрической клиники.
- Какого хера это дерево не снесли? - я умел влазить неожиданно в разговор.
О разумеется, слышал весь бред о лесбийских замашках сестры. Как символично было оказаться в этот момент именно под тем деревом на котором вздернулась лесбиянка! Они опять были впереди, а я чесал переносицу и не сводя лихорадочного взгляда с длинных и мощных ветвей, продолжил не менее грубо, перебивая Ангелину:
- Прям как чувствовала, где признаться в своей сексуальной ориентации, - двинувшись на нее, остановился рядом и указал большим пальцем вверх на одну из веток, - дерево ждет тебя. Только для симметрии вздернись с этой стороны. С другой уже...
- Шон, - теперь начал закипать и сын божий.
- ... попытала счастья и сдохла наша...
- Шон, заткнись!
- ... давняя родственница из чьего лона вышла и ты! - раздувая ноздри, как бык, уставился на новоиспеченную сестру.
Мне даже чудилось, как шелест мертвого дерева стал громче, поглощая попутно агрессию сидящую внутри каждого из нас. Так словно яблоня подпитывалась дурной энергией, скрипя сухими ветками в ответ. Шумно выдохнув напоследок, я резко развернулся и быстро направился к охотничьему домику, стараясь не слушать голос Гели. Все что угодно, но лишь бы не зацепиться за пьяный бред, который провоцировал меня. Все Вествуды всегда велись, ...по крайней мере, до того момента, пока не психовали и не сворачивали шею провокатору.
———
* Ох, мама, скажешь детям -
Чтоб не шли за мной вослед.
В пыль - вся жизнь, лишь грех и бедность
В этом Доме, где Солнца свет.
(англ.)

[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-22 00:22:01)

+2

10

- Безобидный? – с усмешкой переспрашивает Гели, косясь на брата. – Мы говорим об одном и том же человеке? На мой взгляд, ничего безобидного в нем нет. Да вы присмотритесь, одна сплошная тьма и какие-то непонятные детские обиды. Словно я в далеком прошлом забрала у него игрушку, а после так и не вернула... Так, мой «любимый» кузен импотент!? – глаза удивленно полезли на лоб. В голове уже зрели язвительные шутки по этому поводу. Теперь она сможет легко доводить его до белого каления. Мужики же так чувствительно относятся к своему хозяйству и его работоспособности. – Оу, какая жалость. Значит, я могу не надеяться когда-нибудь стать тетей? Какая потеря для всего мира! – Гели хоть и пыталась состроить самую жалостливую мину, но дьявольский блеск в глазах и ехидная усмешка все портили. «Долбанный ты неудачник Вествуд! Линия семьи прервется на тебе! Ха, интересно каково это жить с этим?» Следующие слова Шона на секунду или две заставили Гели замолчать. Она смотрела на своего брата и ее губы сами по себе разъезжались в улыбке, а после девушка засмеялась. О, давно у нее не было такого искорененного смеха. И, дерево, назло Вествуду, ее поддерживало, зашелестев ветками, где каждый листик смеялся вместе с Ангелиной. Они подхватывали ее тембр, чуть повышали его, делая больше похожими на смех ребенка, а не взрослой женщины. Если бы он только знал правду, знал о том, что для нее лесбиянство лишь прикрытие, и что она уже успела оценить данные падре.
- Не нужно злится на него, отче, - уняв смех произносит девушка, вновь идя по тропинке с мужчиной. – Только что вы увидели перед собой того самого обиженного ребенка, про которого я вам говорила не так давно. Суньте ему в рот конфету, пусть пососет для успокоения нервов.
Дойдя до охотничьего домика, девушка замерла, внимательно рассматривая старые стены, многочисленные окна, вьющееся растение, которое опутало одну сторону дома. В принципе домик ничего так, если он ей понравится, можно будет полностью отбить его у Вествуда и поселиться здесь, чтобы не мелькать друг у друга перед глазами находясь в сердцевине Атлантиды. Хотя нет, там хотя бы она сможет часто бесить братца. Нужно же как-то его развлекать, раз он даже подрочить по вечерам не сможет. Шон уже находился в домике, первая комната вероятно была гостиной, как обычно скривив губы, Ангелина осматривалась и закончила свой осмотр на том же Шоне.
- Слушай, давно хочу тебе сказать, ты с этой губой нижней, когда выпячиваешь ее, сильно напоминаешь ребенка-дауна, только что слюна не капает. Надеюсь ты сам в туалет ходишь? Или на тебе постоянно памперсы? Это я так, уточнила для себя. Ведь если ты так болен, то не гоже мне издеваться над тобой. Правда, падре? Над шизиками и в старину не издевались.
Хмыкнув, девушка медленно прошлась по холлу, с интересом заглядывая на второй этаж через лестницу, но судя по темноте и запаху пыли, там точно никто не обитал. Лениво взглянув на диван, который Шон пытался закрыть собой, явно намекая на то, что это его место, он там топтался и уже пометил со всех углов и глупой самке лучше держаться подальше от его холостяцкого лежбища. Сделав на лице мину «Не очень-то и хотелось», Ангелина продолжила изучение дома, отмахиваясь от писклей брата, она если честно и не вслушивалась, он просто жужжал над ухом как комар. Жаль под рукой не было большой ловушки для него, такой прикольной электрической лампочки. Он ы полетел на ее свет и херась! Нет надоедливого комара. Зайдя в примыкающую к холлу комнату, женщина удовлетворенно улыбнулась.
- Я нашла себе комнату, очень милая даже. Ты ведь не против, братец? ... а хотя кого интересует твое мнение, импотент не дошибленный. Ой, прости! Я ведь не обидела тебя, правда? – засмеявшись, девушка скрывается в комнате, начиная исследовать ее изнутри. Большое окно, удобный диван, в принципе жить можно. Да здесь было еще по-божески по сравнению с теми дырами, где ей приходилось останавливаться или жить. Там тараканы размером с пони были, и соседи убивали друг друга каждый час. Под истошные крики или под симулирующие стоны обычно Гели и засыпала. А потом, еще пол ночи отбивалась от тех, кто пытался ломится в ее двери. Оставшись довольна осмотром, Ангелина возвращается в холл. – Что, меня обсуждали? Да не бздите, и так понятно. Слышь, как там тебя, Шон или Джеймс… мистер ХренПоймиБля, надеюсь у нас не будет ночных недоразумений. Что бы член стоял у импотентов можно и прутик вставить, так вот, даже и не думай. Полезешь, откушу по самые яйца. Тогда точно не вылечишься. Скажите, падре, в этом доме можно найти что-нибудь съестное, - полностью переключившись на Доминика, Гели словно и забыла, что здесь стоит Шон. Она просто сделала из него еще один предмет мебели в своих глазах. А разве на диван обижаешься, если вдруг полиняла его обивка или стерлись подлокотники? Нет, конечно! Обычно ты начинаешь искать новый, или сдаешь в реставрацию старый. «Какой вариант устраивает тебя, братец?»

+2

11

Толерантность плоха. Она лишает
ценного — свободы кого-то считать неполноценным,
дискриминировать, унижать,
оскорблять и ставить себя выше. ©

———
Когда люди не могут найти правильный подход к друг другу, они начинают вести себя, как дети: искренне и не перебирая словами. Распущенность всегда чревата дурными поступками, если ее вовремя не пресечь. Но кого вообще волнуют последствия в момент эмоционального всплеска?
Агрессия. Алчность. Вседозволенность. С этих пороков началось падение рода Рихтеров - Вествудов. Разумеется по нашей ветке, о существовании другой я знал мало и был уверен, что немецкая сторона наверняка попыталась вычеркнуть из далекого прошлого моего предка Отто. По правде говоря, на их месте я бы вообще не вдавался в такие дебри, беря пример далеко не с Зигмунда Фрейда. Тонее, мне казалось, что из двух семей одни являли собой прототип старика-параноика, а другие стали неким подобием ученика Юнга, который не раз пытался опровергнуть мнение своего наставника. Мы настолько зарылись в собственное дерьмо, что жевали его из поколения в поколение, тщательно передавая молодым самое отвратительное на что способно человечество.
Как ни крути, но любое медикаментозное лечение психиатрической клиники не всегда способно изъять корень агрессии из индивидуума, если конечно, не вскрыть грудную клетку. На данный момент последнее я хотел сделать с новоиспеченной кузиной, причем ее сердце мое больное воображение уже пожирало на виду у священника. Каким бы богохульством этот акт "доброй воли" не был, но я мог очистить мир от еще одного лицемерного создания! Сама мысль о совместном и тесном проживании на территории старого охотничьего домика пробуждала легкое состояние паники, смешанной со страхом и толикой отвращения. И дело было даже не в Ангелине. Фобии вызванные ошибками предков выводили на различные вопросы, и я ни разу не нашел на них ответы. Смог бы я залезть в ее койку, как когда-то поступил Морган с матерью кузины? Или поднял бы я руку на нее, доведи сестра до точки кипения мое душевное равновесие? Я свершал много дурных и отвратительных поступков о которых даже не хотел вспоминать, но каждый раз часть сознания, которая именовала себя Шоном подбрасывала нежелательные фрагменты в памяти или одни и те же кошмары, в которых я слышал крик миловидной и юной блондинки. Потом сон сменялся. Приходила другая девушка, менялся голос, но слова о пощаде оставались прежними. Порой мне снился мрачный уличный коридор. На утро, просыпаясь в холодном поту, я вспоминал одну лишь фразу которую выкрикивал сам: "Gott ist tot!"*

Падре что-то блеял ей в ответ, а я сидел на своем диване и пытался словить хотя бы одну связующую ниточку, в попытке не повестись на слова Гели. В какой-то момент заскрипели зубы от легкой волны раздражения. Переведя взгляд на окно и прислонив палец к губам, чувствовал как неописуемое ощущение в области солнечного сплетения норовило прорвать путь на свободу. Словно оно спало глубоко внутри долгий период. Мистер Шон или доктор Вествуд? Это не имело значения! Я сам выдумал двух абсолютно противоположных героев, пытаясь найти ответы на тяжелые вопросы. Порой люди бегут от них, моя натура требовала противоположного. Я всегда являл собой антитезис, который шел не "в ногу", а наоборот. С упертостью осла направлялся против толпы. Моя кузина была идентичной. А как известно одинаковые поля встречаясь, отталкиваются и причем с мощным выхлопом:
- Заткнись, Ангелина, - не трогай то, на что не имеешь права.
И говорил я не о территории, которая по закону штата, как раз и отходила официально ей, а не мне. Это было не самым страшным, а впрочем, кому я врал?! Мое эго не могло простить этой алкоголичке ни сарказма, льющегося из ее отвратительных уст; ни самой мысли, что сестра могла стать юридическим опекуном вплоть до моего полнейшего выздоровления!
- Шон? - падре умел тормошить одним лишь словом, хотя и довольно апатично.
- Если она не заткнется...
Я хотел продолжить, правда. Добавить, что похороню ее в пруде возле охотничьего домика, ну или на семейном кладбище. Но у Доминика были свои мысли на сей счет, пока кузина шлялась, словно уже получила все права на Атлантиду. У меня опустились руки, а с другой стороны от злобы начало сводить скулу судорогой. Облизнувшись, священник посмотрел в сторону, где предположительно и была сестра, а затем тихо и быстро проговорил:
- Послушай, я не хочу тебе напоминать, Шон. Просто потерпи полгода, - выставив руку, он кивнул головой, - полгода на твою долбанную реабилитацию после клиники. Я знаю, мне это не нравится вовсе. Но таков закон штата.
- Нет. Она не...
- Полгода, Вествуд. Ангелина единственная, кто может быть твоим юридическим опекуном.
Когда-то опекуном был я сам. Но как менялась жизнь. Я чувствовал один период власть над племянницей, являясь ее отчимом. Примерно подобная ситуация могла произойти и со мной. Потеряв абсолютно все и имея в наличии лишь участок предков, я даже им не мог официально распоряжаться, тем более продавать. Ангелина была нужна. Но ее змеиное жало вместо языка я хотел пресечь. И когда брюнетка вернулась в комнату, я потирал костяшки пальцев, перебирая в голове названия всех картин, что помнил. Поглядывал на падре, но знал, что жжение в области груди тот не способен потушить. Да и Доминик ни разу не встречался с отвратительной моей стороной. До сегодняшнего дня...

Поднявшись с дивана, я смотрел на нее не дружелюбным взглядом.
Ангелина перешла ту черту, которую никто не имеет права затрагивать. Мои личные проблемы ее не касались, и я не нуждался в услугах сексолога. Ни один мужчина никогда не признается вам, что импотент. А если и скажет, то в душе все равно будет гнуть свою линию. Нам проще пережить ампутацию руки, нежели члена или семенников. Подойдя к сестре, слегка склонил вперед голову. Я вспомнил, что произошло недавно в чужом доме. Обрывки моего кощунственного отмщения за жизнь Райден долетали вместе со стуком сердца. Так происходило каждый раз, когда я терял контроль. Схватив резко за плечи кузину и приставив ее к стене, блокировал ее попытку зарядить по яйцам и громко прорычал:
- Я не позволю тебе так себя вести со мной! - разжав пальцы, пробуравил озлобленным взглядом.
Импульс в душе с коим не мог совладать, всегда подбивал на необъяснимые поступки.
Тики-так, тики-так, ...так-так-так.
Сжав глотку сестры и норовя ее удушить, прошипел:
- Я гораздо хуже Моргана, запомни это и не провоцируй, ибо будешь виновата сама.
Давя пальцами на дыхательные пути и не слыша ничего кроме барабанной дроби в ушах, часть меня вырывалась наружу. В какой-то момент меня сильно хлопнули по плечу. Обернувшись, я хотел рявкнуть падре, чтоб не лез, но ощутил неописуемую боль в области челюсти, попутно разжав руки на шее Ангелины Вествуд. У священника был сильный удар...
———
* Бог мёртв!
(нем.)

[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-22 18:23:38)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Vacuum of Atlantis [vol.1.]