Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Если бы люди действительно так делали, я бы замер с открытым ртом...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Старый русский новый год, китайский - какая к черту разница?


Старый русский новый год, китайский - какая к черту разница?

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

14.01.2017

Chloe Thompson & Denivel Simon & Madison Grayson
http://bestanimations.com/Holidays/NewYear/happy-new-year-colorful-fireworks-over-city-animated-gif.gif

Хорошо отметь один новый год - отметь еще и все остальные, потому что почему бы нет?

+1

2

Не толкай меня, не надо,
Я сама на асфальт лягу,
А ты уверенней и крепче
Потяни за рычаг...

Земфира – Мне плевать кто кого трахал

внешний вид
Боль в груди в какой-то момент становится просто невыносимой, и я решаю сбежать. Стены маленькой комнатки давят мне буквально на уши, поэтому я сваливаю уже которую ночь - в клубы, в толпы людей, подальше от самой себя, от противного существа, которое отражается в зеркальных поверхностях за амальгамой. Перед тем, как выйти на улицу, я натягиваю на себя черную плотную куртку - несмотря на то, что синяки за две недели почти полностью прошли, мне кажется, что каждый проходящий мимо человек тыкает в них пальцем и досконально знает, что именно произошло. Ноги облегают плотные лосины, скрывающие мои вечные синяки на коленках. Я сжимаю пальцы в кулаки, когда покидаю квартиру - мне кажется, что за любым углом я могу наткнуться на них. Но нет, они уже давно исчезли в предрассветной дымке, а я пытаюсь научиться заново жить, и не бояться каждой тени. Даже мобильник включила, хоть и не пользуюсь им практически. Это оказывается куда сложнее, чем я думала, но я просто не могу сдаться - я не знаю, как это сделать.
Выскальзываю из дома тихой тенью, и быстро бегу на другую сторону улицы - чтобы оказаться в небольшом круге света. Когда-нибудь я перееду из этого района, из этого дома - только сегодня уже разместила объявление на сайте, где расписала, какой прекрасной соседкой по квартире я могу быть. Только вот, к сожалению, пока никого привлечь не удалось - не считая пары-тройки извращенцев, которые считают своим долгом написать мне с неприличными предложениями - типа плати за аренду так, как тебе удобно. Мне удобно на карточку или наличными, не понимаю, о чем вы. Не понимаю намеков, не хочу понимать.
Ловлю таксиста через приложение в телефоне, и уже забираясь внутрь, задаю честно вопрос водителю - украдет он меня и изнасилует, или обойдемся только кражей? Милый индус за рулем, похоже, не оценил шутки и включил музыку громче, сердито усмехнувшись. Ну и пусть - если ему так удобно. Пока мы едем в центр, я смотрю за окно и размышляю о том, как могла бы изменить свою жизнь к лучшему. И стала бы вообще менять ее? Смогу ли я? Мне кажется, что у меня опускаются руки, что я ни на что не способна, и могу только быть вялой тряпочкой. Я ненавижу себя за эту слабость, и в очередной раз говорю себе - все будет хорошо. Я напьюсь сегодня, буду танцевать до тех пор, пока ноги не перестанут двигаться, а потом уеду домой, где упаду носом в подушку и даже не почувствую сладковатого привкуса крови, которым, как мне кажется, пропитались все простыни в моем доме. Меня аж передергивает от воспоминаний, и я сильнее натягиваю рукава куртки на запястья - как будто это вообще можно сделать.
- Приехали, - видимо, сегодня мой счастливый день, раз таксист не дает мне полностью провалиться в рефлексию. Мы стоим у какого-то клуба, куда я без задней мысли тут же и направляюсь. На сегодняшнюю ночь это место будет моим оплотом спокойствия - почему-то в толпе я чувствую себя легче. Мне не хочется наложить на себя руки, зато я мастерски разлагаюсь морально и физически, употребляя какие-то дикие порции алкоголя и таблеток. Я слишком слаба, чтобы покончить с собой, поэтому я позволяю веществам делать это за меня - медленно и печально, как говорится.
- Спасибо, - я отдаю ему деньги, оставив немного на чай. Мне кажется, или он немного осуждающе качает мне головой вслед? Ох, дяденька, боюсь, что таких пропащих, как я, уже ничего не спасет.
В клубе играет музыка - громко и отчаянно, по толпе среди людей скользят отблески болтающихся то тут, то там дискоболов, наверху в вип-зоне под вечер наверняка будет твориться какая-нибудь вакханалия, но мой путь лежит прямиком к бару - оплоту вечной молодости и отчаянного пьянства. Приземляюсь на крутящийся стул рядом с какой-то милой девочкой, и машу бармену - мол, иди сюда, подлец. На вид он очень даже симпатичный - во всяком случае, не вызывает ассоциаций с теми парнями.
- Мне два шота текилы, пожалуйста, - шлепаю на стол купюры, которых должно хватить с лихвой на алкоголь, и оглядываюсь по сторонам. Собеседников для пьяных разговорчиков я предпочитаю находить либо пока еще не успела окончательно надраться, либо не ищу совсем. Пока бармен готовит мне текилу, я перевожу взгляд на девушку, рядом с которой так неприлично шлепнулась.
- Привет, ничего, что я так нагло завладела местом, ты никого не ждешь? - пожалуйста, не жди никого, а? Давай поговорим о какой-нибудь чуши вместе, мне так нужна живая душа под боком. Я смотрю в твои глаза и хочу быть живой сегодня - хочу танцевать (может быть, даже на барной стойке), хочу пить и хочу веселиться. Может быть, если ты будешь хорошей девочкой, я поделюсь с тобой своими запасами волшебных таблеток, чтобы тебе тоже было весело.
- Меня зовут Клои, а тебя? - мне кажется, я где-то тебя видела, но не могу сейчас вспомнить, где именно - лицо очень знакомое. Смешно получится, если ты - какая-нибудь знаменитость типа Хайди Клум или Орландо Блума, и я тут такая простая - привет, мол, от плебеев тебе. Но если бы ты была настолько важной птицей, ты бы у бара не тусовалась, да? Или водила бы за собой толпы охранников, которые оберегали бы тебя от таких идиоток, как я.

+2

3

внешний вид + сверху кожанка

После очередной фотосессии сегодня я не выбегаю из здания, а грубо говоря, выползаю из него на своих не гнущихся худеньких ножках, которые с огромным трудом несут меня в сторону автомобиля, припаркованного неподалеку. К счастью, Вайлетт ждет меня уже минут как пятнадцать и мне нет нужды стоять на улице. Вообще есть вещи, в которых Ви идеальна - пунктуальность это ее конек. Не знаю как по жизни, но в рабочее время так точно. Пожалуй, мне еще ни разу не приходилось ждать ее. Обычно я всегда выхожу и вижу машину. Вот и сейчас.
Я забираюсь в салон, устала откидываюсь на сидении и прикрываю глаза, пытаясь сконцентрироваться. Ви спрашивает, куда мы едем дальше, но я пока лишь мотаю головой из стороны в сторону, не в состоянии и говорить и пытаясь без слов объяснить, что еще не решила и мне надо минут пять-десять времени, чтобы в голове прояснилось, а перед глазами перестали мелькать вспышки софитов. Все прошло успешно, но вымотало меня так, что хотелось отдохнуть. Меня не утешала даже мысль о том, что я получу деньги, заказчик отличные фото, а жадные зрители кусочек моего тела в нижнем белье. Мне предлагали сниматься для свадебной коллекции нижнего белья, но я психанула, заявила, что они чудовищные уроды, которые совершенно не думают о моих чувствах и переживаниях. Дальше уже не надо было объяснять, какую ошибку они совершили, почему я не буду сниматься в белом белье и почему возьмусь только за то, что не подходит под категорию нижнего белья для первой брачной ночи.
- Отвези меня в клуб. Любой, какой захочешь, - ловлю на себе хмурый взгляд, но не встречаю возражений. Видимо, я выгляжу слишком уж убитой и уставшей.
Через пятнадцать минут машина останавливается около какого-то ночного клуба. Я беру себя в руки, насколько это вообще возможно, сообщаю Вайлетт, что позвоню, когда меня надо будет забрать, и исчезаю из вида в недрах здания, от которого музыка звучит по всей округе.
По пути к барной стойке я стягиваю с себя кожанку и вешаю ее на свою руку. Понятия не имею, что я собираюсь пить, но вот то что я собираюсь это делать - определенно. Кажется, сегодня кое кто будет очень недоволен моим поведением. Кажется, сегодня я сама могу быть недовольна своим поведением, но я так устала.
Приземляюсь на высокий стул перед баром и без слов подзываю к себе бармена, пытаюсь без слов ему объяснить, что мне надо две рюмки абсента. Надеюсь, что на этих двух рюмках все и закончится, потому что иначе меня придется кому-нибудь соскребать с пола и перекатывать мое бренное тело в сторону дома.
Пока я думаю об этом, бармен ставит передо мной две рюмки и у меня даже внутри все сводит от предвкушения той горечи, которую я скоро почувствую.
- Есть мандаринка? Закусить, - удивительно, но мандаринка тут же приземляется передо мной и я улыбаюсь словно чеширский кот, довольная своим уловом. Руки тянутся к фрукту, который я тут же очищаю, а потом, когда я уже собираюсь достать зажигалку, чтобы поджечь абсент, меня останавливает чужой женский голос.
- Ничего страшного, - я поворачиваю голову в сторону и вижу перед собой длинноволосую блондинку довольно хрупкого телосложения. Наверное, мы даже чем-то похожи, - а я Денивел. Можно просто Дени, - губы сами расплываются в улыбке, потому что ну не могу я вести себя иначе с такими вот милыми девочками, не смотря на то что устала, хотела побыть одна и ни с кем не разговаривать. Судя по всему, говорить придется, ведь девушка смотрит на меня выжидательно. Я же все-таки достаю зажигалку и чиркаю ей в рюмке, поджигая зеленую жидкость.
- Сейчас прогорит и мы можем выпить вместе, - я глупо смотрю на полыхающее в рюмке пламя и мне почему-то дико хочется сунуть туда палец. Остановить себя удается только огромным усилием воли и я запоздало думаю о том, что, кажется, у меня вовсе едет крыша. Но блин желание видеть меня в рекламе белья для первой брачной ночи настолько выбило из колеи, что я, кажется, еще не скоро смогу успокоиться. Люди - кретины.
- Опа! Можно пить, Клои! - я поднимаю свою рюмку и чокаюсь ей о твою, а затем опрокидываю содержимое в себя. Долька мандарина сразу же отправляется следом, но я все равно чувствую космос. Крепкий алкоголь сразу пьянит, но пока еще не очень сильно. Однако я понимаю, что пить на голодный желудок абсент это какая-то дурацкая идея. Но идти на попятную уже поздно.
- Как твои дела, Клои? - я ни фига не умею заводить разговоры, а потому спрашиваю какую-то откровенную хрень, надеясь, что ты не сочтешь меня очень уж странной. А еще лучше будет, если ты и вовсе меня не узнаешь.

+2

4

Обычно приличные девочки не знакомятся в клубах. Они там пьют, веселятся, но всегда уходят домой одни или с парнем под ручку, но никогда не знакомятся. Они могут позволить себе встретить человека на одну ночь, но наутро забудут его имя и лицо. Я не забуду ни тебя, ни твоего имени, которое похоже на перезвон колокольчиков.
Я смотрю на тебя и понимаю, что только что решила все за тебя. На этот вечер ты будешь моим персональным спасением от одиночества. В тебе столько жизни - ты явно младше меня, и хоть ты и выглядишь уставшей, но почему-то мне кажется, что в тебе счастья больше, чем во мне - чем во всей моей жизни, на самом деле. Я не собираюсь с ходу влезать к тебе в душу, поэтому просто смотрю на мандаринку в твоих руках, и на абсент на стойке. Никогда не пила эту зеленую хреновину, но когда-нибудь надо попробовать все на свете, да?
Огонек в стопке завораживает, и я вижу, что ты следишь за ним, а потом предлагаешь выпить и мне. Почему бы нет, потом мы вполне может употребить и мою текилу - одно другому не мешает.
- Ой, - я хватаю стопку и опрокидываю ее содержимое себе в рот. Стоит ли говорить, что все внутри горит, на губах остается странный травяной привкус, а я чувствую, что голова уже немного идет кругом. И как раз в этот момент бармен ставит передо мной две стопки текилы. Ох, дорогой, как же вовремя, и словами не описать!
- Это только что был мой первый абсент, - смеюсь я и пытаюсь отдышаться, потому что буквально до кончиков пальцев на ногах чувствую, как алкоголь мчится по венам. Люблю за это чистые, неразбавленные крепкие напитки - от них вечно уносит почти сразу же, не нужно тратиться на лишние бокалы бесполезных шипучек с красивыми зонтиками, которые в барах называют умным словом коктейли.
- Честно говоря, мои дела хреновы чуть больше, чем полностью, но я живу одним днем. И сегодня мои дела лучше, чем вчера, я думаю. Я встретила тебя, я нашла неплохой бар, и у меня есть текила. Будешь? - протягиваю тебе стопку, а сама беру вторую и тут же выпиваю. Такое ощущение, что алкоголь только что ударил мне в голову и отозвался шумом где-то в ушах. Ничему меня жизнь не учит.
- А твои дела как? - я спрашиваю, хоть и ненавижу этот вопрос - он звучит довольно дежурно, особенно, если учесть, что я задаю его каждый день по несколько раз, не особенно рассчитывая получить честный ответ. Ох уж эта чертова корпоративная этика, вылезает даже тогда, когда ее совсем не ждешь. На самом деле, я не жду от тебя никаких откровений, и если ты ограничишься банальным ответом, что у тебя все в порядке, я не обижусь. Мы же не делиться сюда своими переживаниями пришли, а отключать мозг и веселиться.
Я дергаю себя за рукав куртки, словно бы пытаюсь опустить его опять еще ниже, но потом забиваю. В клубе звучит довольно приятная музыка, и я тяну тебя за собой на танцпол.
- Давай потанцуем? - даже если наш танец будет коротким, или тут вдруг медляк появится откуда-нибудь, мы все равно неплохо смотримся вместе. Я касаюсь твоих пальцев своими почти ледяными, и думаю - не противно ли тебе? Где же все-таки я успела увидеть  твое лицо? В голову почему-то приходят какие-то журналы, но я выкидываю эту информацию, как не особенно релевантную. Музыка слишком хороша, чтобы думать о чем-то.
Мы двигаемся в странном ритме, каком-то своем собственном, под те биты, что срываются из-под пальцев диджея. Мне нравится этот вечер, нравится наблюдать за тем, как на твоем лице скользят тени и лучики света от диско-шаров под потолком. Я не хочу, чтобы этот день кончался, и я знаю много разных способов продлить его. Вопрос только в том - согласна ли ты? Почему-то где-то в голове у меня шевелится бесенок, который предлагает подсыпать тебе прямо в алкоголь что-нибудь не очень сильно действующее. Дикий адреналин при одной только мысли о таком поступке, заставляет сердце биться сильнее. Черт возьми, я - адреналиновая наркоманка, да еще и тебя за собой уведу.
- Какие планы на сегодняшний вечер? - это тоже, скорее дежурный вопрос. Кто знает, вдруг ты здесь кого-то определенного искала?

+2

5

Ты могла бы растеряться или разозлиться, или что-то еще, когда я спросила, как твои дела, но вместо этого ты выдала речь, которая, в принципе, подходит и мне самой. Я тоже пытаюсь жить здесь и сейчас, пока еще не поздно и все такое. Я тоже пытаюсь жить здесь и сейчас, потому что прошлое выглядит слишком хреново, а будущее для меня очень туманно. В твоей жизни тоже произошло что-то поганое, Клои? Ты потеряла кого-то? Или, может быть, саму себя? А может случилось что-то совсем иное, но в глубине твоих глаз, когда ты подталкиваешь ко мне рюмку с текилой, я могу точно прочитать, что было что-то безумно хреновое. И это что-то если не сломало тебя, то по крайней мере знатно покалечило. Ну что ж, может быть нам стоит сегодня попытаться починить друг друга? А если не починить, то хотя бы протянуть друг другу руку, за которую можно ухватиться и вместе лететь на дно. Почему-то мне не кажется, что мы способны взлететь к небесам.
- Твое здоровье, Клои! - говорю я и опрокидываю рюмку с текилой следом за собой. Жидкость обжигает внутренности, я широко раскрываю глаза и чувствую, как сильно алкоголь ударил в голову.
Идеально!
Никогда не думала, что можно взять и напиться буквально вот за десять минут, не больше. Хотя, что-то мне подсказывает, что это не предел, Клои. Слышишь? Не предел!
- А мои дела... ну... что-то типа "спасибо, что живой", - я смеюсь и ситуация правда кажется мне смешной сейчас, хотя абсолютно ничего смешного в ней нет. Если подумать, то в моей жизни вообще мало чего смешного происходит. Все больше драмы. Но я искренне стараюсь не унывать, хотя у меня далеко не всегда получается, а сначала я вообще не могла вылезти из депрессии. Но это не то, о чем тебе стоит знать, потому я улыбаюсь и подмигиваю.
А потом ты тянешь меня за руку на танцпол и я только и успеваю, что схватить свою кожанку, чтобы не просрать ее в клубе в первые же полчаса, ведь у меня там телефон в конце концов. Твои холодные пальцы касаются моих теплых, потому что после выпитого спиртного мне откровенно жарко. У меня вообще странный температурный режим, потому что мне может быть жарко, когда всем холодно, а потом я замерзну в самый неподходящий момент, когда никому и в голову не придет позаботиться о теплой одежде. Когда мы оказываемся на танцполе, я взглядом нахожу более менее безопасное место, куда можно забросить куртку. Ничего, что этим местом оказалась колонка, да?
Музыка обхватывает нас почти сразу, тело движется само собой и мне почему-то кажется, что мы отлично смотримся вместе. Мы смотримся вместе так, что стоит прижаться друг к другу, сделать пару эротичных движений, приоткрыть рот, как все только и будут, что смотреть на нас. Все только и будут что таращиться, при этом страшно переживая спустить в штаны раньше времени. И я не знаю почему, но мне вдруг нравится впечатление, которое мы производим. Мне вдруг нравится, что не только я ловлю взгляды, но и ты тоже. Я готова поделиться с тобой не только своей компанией на этот вечер, но и своей популярностью. Девочка, ты сильно удивишься, если завтра увидишь наше фото в какой-нибудь газете? Извини, но заголовок скорее всего будет компрометирующим. Ну знаешь, что-то типа "Вот как развлекаются безутешные вдовы". У журналистов нет ничего святого, они столько раз пытались переломить мне позвоночник, что сегодняшняя ночь едва ли станет исключением.
- Никаких! - со всей ответственностью заявляю я и подаюсь вперед, чтобы обвить своими руками твою талию, притянуть к себе и станцевать более интимный танец. Надеюсь, ты не против, - Знаешь, а сегодня в России старый новый год отмечают! - я пытаюсь перекричать музыку и донести до тебя эту ну очень ценную информацию, - это прямо легальный повод для нашей тусовки, Клои!
Я не хочу этого видеть, но вижу, как цветомузыка танцует по моим рукам и шрамы на запястьях почти светятся словно люминесцентные полоски. Плевать. Софи говорила мне, что я должна научиться жить с этим. Софи говорила мне, что я могу быть моделью не смотря на шрамы на моих руках, потому что это не главное. Софи говорила мне, что если кого-то не устраивают мои руки, то они могут воспользоваться гребаным фотошопом. Так почему я все еще стесняюсь сама себя?
- Ты не против, что я так близко?

+2

6

Я улыбаюсь. Мне бы хотелось сказать, что это происходит впервые за долгое время, и если я скажу так, то это будет правдой. Но хуже всего, что эта улыбка получается очень фальшивой - на душе все еще немного скребутся кошки. Я закрываю глаза и позволяю танцу увлечь меня в самую толпу, смешаться с ней, раствориться. Я прижимаюсь к тебе и скольжу пальцами по твоему телу. Эти движения похожи на почти невинные, потому что я сейчас не могу думать ни о чем сексуальном. Хотя, глядя на тебя, и на нас со стороны, я прекрасно понимаю, о чем думают окружающие. Пусть фантазируют, сколько влезет, мне не жалко. Я привыкла быть чьей-то фантазией, чьим-то темным желанием, хоть это уже и давно отошло на задний план.
- Никогда не была в России, не знаю, зачем отмечать старый новый год, и что это за праздник такой вообще, но считаю, что это - вполне себе повод для того, чтобы выпить! - кричу я тебе и смеюсь. Ты кладешь руки на мою талию, а я внимательно слежу за ними. Я доверяю тебе, но по какой-то причине все еще хочу вести, поэтому перехватываю инициативу в нашем маленьком и очень странном танце. Я чувствую на своем теле взгляды и не знаю, радуют они меня теперь или нет. Я стараюсь спасаться от них в твоих глазах, тонуть в них и думать только о том, что мне не важны окружающие нас люди. Мне важна ты.
Этого хватает ненадолго, и я понимаю - нужно что-то делать, иначе меня опять накроет паникой и страхом. Я борюсь со своими приступами очень просто, действенно и в корне неправильно, но я думаю, что ты не будешь против такого способа.
- Нет, я не против, но не отказалась бы выпить. Сейчас вернусь, - киваю я тебе, и исчезаю в толпе, продираясь к бару. Там у меня есть несколько волшебных секунд, чтобы передохнуть, заказать две стопки какого-то ядреного алкоголя. По моим пальцам бегают лучики, когда я достаю из кармана маленькую таблетницу. Оттуда извлекаю ампулу и капаю ее содержимое в твой шот. Прости, Дени, но мне жизненно необходимо кого-то утащить за собой этой ночью. После этого можешь считать меня эгоисткой, последней тварью и бездарной сволочью - кем угодно, но мне нужно, чтобы сегодня ночью ты была со мной, чтобы я не была так одинока в том дерьме, которое меня окружает.
Таблетка на языке почти полностью тает, а я оглядываюсь вокруг, чуть воровато. К счастью, моих манипуляций никто не заметил, и я хватаю шоты, проскальзываю сквозь толпу к тебе и появляюсь сзади.
- Привет, вот и я. За старый новый год, китайский новый год и вообще все новые года, которые существуют, - протягиваю тебе твой и залпом выпиваю свой. Голова тут же идет кругом - я запила остатки таблетки, которая болталась у меня на языке. Как говорят, кислота идет в мозг, а экстази - в сердце? У нас с тобой сегодня будет уникальная возможность проверить, что к чему и у кого как. Интересно, ты когда-нибудь употребляла что-нибудь вообще, или я сейчас ненарочно лишила тебя девственности в этом вопросе?
- Дени? - я ловлю твой взгляд, перед тем, как меня накрывает волной спокойствия и расслабленности. Музыка вокруг перестает существовать, и я танцую подо что-то, понятное только нам двоим. Обнимаю тебя за талию и притягиваю к себе, почти касаясь губ в поцелуе. Понятия не имею, как так вышло, и почему мы оказались так близко друг к другу. Кажется, стопки из-под шотов сейчас едва не очутились на полу - спасибо чьему-то столику, на который мы их небрежно уронили. Я беру тебя за руку, и мы танцуем какой-то странный вальс, хотя все вокруг сотрясаются под только им понятный ритм. В какой-то момент я слышу те же биты, что и они, и от этих басов, что отдаются где-то в грудной клетке, я почти теряю себя. Становится жарко, и я сбрасываю куртку, кидая ее сверху на твою, обнажая свои покрытые синяками и царапинами руки. Мы танцуем, и я не думаю сейчас ни о чем - ни о том, как мне плохо и тошно на душе, ни о том, что дома меня никто не ждет, ни о том, что случилось после Рождества. Не существует вообще ничего и никого, есть только мы и странная нирвана. Я держу тебя за талию, и мне очень хочется запустить руки в твои серебристые волосы, но я не делаю этого. Это как будто какой-то маячок, сигнальный огонь, точка невозврата.

+2

7

Я тоже никогда не была в России, Клои! Я тоже! Но откуда-то эта бесполезная информация в моей голове завалялась. Кажется, мне рассказала об этом одна из девочек-моделей, с которой мы вместе были на съемках каталога верхней одежды. Многие русские девушки чудесно выглядят и эта была не исключением, хоть и несколько не в моем вкусе. Тем не менее, рядом мы смотрелись хорошо. Но вместе с тобой, Клои, мы смотримся куда более идеально. Думаю, мы даже на сестренок можем быть похожи, если очень захотим. Можем прикидываться, что родственницы или что-то в этом роде. Хотя что за бредовые мысли? В этом же нет никакого смысла. Наверное.
Я остаюсь на танцполе, когда ты говоришь, что хочешь выпить и скрываешься между стайками танцующих вокруг нас людей. Остается только надеяться, что мы не потеряем друг друга. Мне бы очень не хотелось остаться тут одной в этой кишащей толпе, которая, кажется, так и норовит проглотить меня, сделав своей частью. Если честно, то одна я чувствую тут себя очень не комфортно, потому замираю в ожидании тебя и спиртного, которое ты обещала и без которого оказалась не способна танцевать. Что ж, я тебя не виню, потому что и сама выпить вполне себе не дурак и очень люблю. Еще лучше я понимаю то, что душевную боль каждый второй пытается заглушить спиртным. Кому-то это удается, а кому-то нет. Тем не менее, давай надеяться, что ты будешь одной из тех, кому горячительные спиртные напитки хоть как-то помогут справиться с тем, что в душе. Я же не могу ответить, помогли ли они мне. Но, по крайней мере, я не свихнулась, а это уже хоть что-то да значит.
Я почти прыгаю от радости, когда ты возвращаешься и протягиваешь мне рюмку. С чем? Да хрен его знает, честное слово. Мне все равно. Абсолютно наплевать. Разум уснул где-то внутри меня, хотя я запоздало думаю о том, что Вайлетт будет очень-очень злиться, когда увидит, в каком я состоянии и узнает, сколько я выпила. Особенно ее должна поразить новость о том, что я не очень-то знаю, что пила. С этими мыслями я опрокидываю в себя рюмку и мне так сносит крышу, что просто держи меня мама. Но, кажется, вместо мамы я хватаюсь за Клои, чтобы не упасть.
Что это было вообще?
- Клои... - отзываюсь я, понимая одну простую вещь - что-то пошло не так. И почему-то у меня нет сейчас сомнений, что это "что-то" пошло не так в тот момент, когда я выпила принесенную тобой рюмку с шотом. Но у меня нет времени злиться или выяснять отношения. Просто не хочу этого, чувствуя, как надо мной кружится потолок, взрываясь не просто цветомузыкой, но целым фейерверком. Я едва успеваю отставить рюмку на какой-то ближайший столик, когда ты буквально хватаешь меня за талию и притягиваешь к себе, едва не целуя. Наши губы очень близко. Настолько близко, что в какой-то момент мне просто ужасно хочется поцеловать тебя и отвлекает от этого только стены, которые так забавно кружатся вокруг нас, что я нелепо хихикаю, не замечая, когда мы начинаем танцевать какое-то подобие вальса, не смотря на то, что музыка тут, само собой, не соответствующая. Но если признаться, то в моей голове сейчас вообще очень странная музыка. Я бы не смогла описать ее, даже если бы захотела. Ощущение такое, что я не слышу ее, а чувствую, пропускаю через себя и выпускаю наружу движениями танца.
- Клои, что это было? - кричу я тебе на ухо свой вопрос, пытаясь перекричать шум вокруг нас, - черт... все такое веселенькое стало! - я смеюсь и больше не думаю ни о чем плохом, что терзало меня весь сегодняшний день. Я не думаю ни о Джей, ни о дурацкой коллекции нижнего белья для невест, ни о том, что моя жизнь начиная с сентября и по сегодняшний день напоминает полный пиздец. Мне явно нужна передышка, но сейчас нет смысла думать даже об этом. Я и не могу. Все что у меня получается - кружить тебя в танце, пытаться не наступать на твои ноги и улыбаться так, словно мне пять лет и я вообще не знаю ничего плохого об этом жестоком мире.
- Выпьем еще? - я понимаю, что пить еще просто не логично, когда потолок, пол и стены танцуют в такт со мной, но все равно пытаюсь вытащить тебя из толпы обратно к барной стойке. Да и признаться, у меня уже гудят ноги. Все-таки сегодня я столько времени провела позируя на шпильках, что сейчас мне честное слово очень хочется сесть.
- Мне надо посидеть. После съемок болят ноги! - бросаю я, приземляясь на свободный стул у барной стойки и усаживая тебя рядом с собой.
Черт возьми, какой смешной потолок!

+2

8

Ты смотришь на меня немного испуганно - похоже, ты поняла, что это не просто алкоголь, да? Но вместо того, чтобы выяснять, чем же таким я тебя накидала, ты танцуешь. Тебе весело. Разве что-то еще имеет значение? Я улыбаюсь тебе и киваю - насчет веселенького потолка немного не согласна, но у каждого галлюцинации свои, не буду ломать тебе кайф.
- Шот какой-то, названия не помню, - я же должна что-то тебе соврать, иначе буду чувствовать себя последней тварью. Прости меня, Дени, я поступила ужасно, но совесть меня будет грызть в основном завтра, да? Надеюсь, что тебя она вообще глодать не будет, давай наслаждаться моментом, и плевать на всех вокруг.
Нам чудом везет, и наш странный танец, совершенно не подходящий для этого места и не сочетающийся с музыкой, никто не замечает, иначе у нас могли бы проблемы быть - вывели же меня как-то из клуба, когда просекли, что я совсем не в себе. Поэтому я стараюсь смешаться с толпой, смешивая туда и тебя, чтобы нам не нарваться на неприятности. Боже, Дени, во что я тебя втянула, а?
- Выпьем! - я не знаю, откуда во мне такая жажда напиться еще больше, хотя кажется, что своего потолка я уже почти достигла. Я понятия не имею, сколько можно пить тебе, чтобы начать творить уж совсем неприличные вещи, и искренне надеюсь, что ты в состоянии следить за собой сама, да? Конечно, если ты перепьешь, я не собираюсь тебя бросать, раз уж взяла на себя ответственность показать тебе удивительный кислотный мир таблеточек.
Ты тянешь меня к барной стойке, я едва успеваю схватить наши куртки, а уже оказавшись у бара, машу бармену, который уже подозрительно на меня косится. А нечего коситься, у него вон уши слоновьи висят, а я ничего так, вполне нормально выгляжу. Прошу его налить нам еще по шоту чего-нибудь интересненького на его вкус, он кивает и исчезает в недрах бара.
- Съемки? - я щурюсь и не понимаю, о чем ты, но мысленно поддерживаю - что бы там не было, если ноги болят, то надо немного посидеть, да. Потом можно и опять пойти танцевать, конечно, но я сама чувствую себя немного уставшей, если честно. Да и музыка больше так не прет, она дисгармонирует с моим внутренним состоянием.
- За новый год, за нас, за потолок! - не знаю, причем тут потолок, просто к слову пришелся. Я протягиваю тебе стопку, опрокидываю в себя содержимое своей, и чувствую странный привкус апельсина и еще какой-то ереси. В принципе, шот получился довольно легким, но его действие обрушивается на меня ровно через секунду, когда я вдруг чувствую, что аж голова кругом идет, а перед глазами круги цветные танцуют. Похоже, не надо было эту дрянь смешивать с таблетками, но не могла же я бармену сказать - сделай что-нибудь, что неплохо сочетается с экстази.
Я держусь пальцами за барную стойку и изо всех сил стараюсь не упасть. Как хорошо, что сегодня я додумалась надеть кеды, а не шпильки - на тонких хреновинах я не устояла бы, а кеды дают большую площадь соприкосновения с землей. Клуб плывет перед глазами, и я запоздало понимаю - я же не одна в этом ощущение, наверное. Черт, Дени.
Я перевожу взгляд на тебя и понимаю - тебя тоже накрыло, также, как и меня, если не сильнее. Нам обеим нужно на воздух, как минимум, и мне становится страшно. Я бросаю на барную стойку деньги бармену, надеясь, что они с лихвой покроют все, что мы там намешали, и протягиваю тебе руку.
- Пойдем на воздух, подышать? - язык заплетается, и я даже толком не понимаю, что несу. Но, кажется, вопрос прозвучал адекватно. Я смотрю на тебя и понимаю - что-то не так, но мой мозг отказывается понять, что именно.

+2

9

Ты не готова сознаться, что такое было в этом шоте, что мою голову повело явно не как от алкоголя. Я конечно помню, что сперва был абсент, но даже от него стены так сильно не пляшут, да и потолок тоже не грозится на голову упасть. К слову сказать, я почему-то уверена, что потолок не убить меня хочет, а просто крепко-крепко обнять. Ну да, обычный такой обнимающий потолок. Ничего особенного. Правда, когда мы все-таки пробираемся сквозь густую толпу к барной стойке, чтобы продолжить наше не угасающее веселье, которое выглядит так, будто мы решили напиться первый и последний раз в жизни, потолок больше не хочет меня обнимать. Он обиделся и уходит ввысь. В небеса. Потолок думает, что тут его никто не любит, а там ему будет лучше. И мне становится так его жаль, что теперь уже я хочу обнять потолок, а не он меня. Но, вместе нам быть не суждено, потому я просто покорно жду, когда бармен приготовит нам очередной шот, который так удачно заказала для нас Клои. Надеюсь, что он будет чуть менее волшебный, потому что, кажется, слишком много волшебства я перенести не в состоянии. А может просто опыта еще мало.
- За потолок! - повторяю я и задираю голову вверх, продолжая смотреть за тем, как он стремиться к бесконечности. Неожиданно сама для себя хлюпаю носом и понимаю, что могу вот-вот разреветься. Дабы не случилось этого досадного недоразумения, которое я, естественно, не смогу никак нормально объяснить, я следом за Клои опрокидываю в себя рюмку апельсинового хрен знает чего. Водка? Ром? Текила? Непонятно.
Понятно только то, что уже через секунду у меня начинает двоиться в глазах и я просто теряюсь во времени и пространстве. Рюмка едва не выскальзывает из моих пальцев, но мне таки удается поставить ее на стойку, не разбив. В глазах застывает ужас, потому что на ряду с ужасным ощущением того, что мой мир развалился пополам, я почему-то вижу перед собой свою жену. И куда бы я не повернула голову, везде она. Джей то улыбается мне и машет рукой, пытаясь позвать за собой, то угрожающе шипит на меня и шепчет, что никогда бы не стала пачкать руки о такую блядь, как я. Мне становится трудно дышать. Я хватаю ртом воздух, которого мне сейчас так сильно не хватает. И когда Клои подает мне руку, чтобы вывести наружу, я скорее по наитию хватаюсь за нее, чем действительно понимаю, что я делаю. Не осознавая, как избавиться от такого реального видения, я судорожно прикрываю глаза. Но это не помогает. У меня перед глазами все равно стоит Джей.
Глоток свежего воздуха отрезвляет меня, но не надолго. Я не мерзну, даже не смотря на то, что стою на улице зимой без куртки, в одной футболке. Смотрю перед собой как завороженная, почему-то вдруг осознавая, что мне нечего бояться. Видеть перед собой жену не так уж плохо. Пожалуй, я даже ни разу ее во сне не видела, после того как она умерла. Потому я просто протягиваю вперед руку, пытаясь коснуться ее, но естественно у меня ничего не получается. Рука проходит насквозь. И тогда я начинаю плакать.
Сначала я просто тихо всхлипываю, пытаясь заткнуть себе рот рукой, чтобы Клои не поняла, что я плачу. Но ничего не получается. Я только сильнее начинаю всхлипывать и через несколько секунд уже просто рыдаю, опираясь спиной на первую попавшуюся стену. Ноги не держат меня и я оседаю прямо по стене на асфальт, прижимаю колени к груди, утыкаюсь в них и заливаюсь очередной порцией слез.
- Джей не надо... Уйди... Уйди... Я не звала тебя!

+2

10

Меня мутит, но я упрямо веду нас на улицу, пока ты почти висишь на мне. Что такое ты увидела там в толпе, что тебе стало так страшно? Я вижу это по твоим глазам и думаю - зря мы встретились сегодня, да? Я тяну тебя на улицу, пробираясь через толпу веселящихся, ничего не подозревающих людей. Более того, я стараюсь не смотреть в их мертвые, прогнившие лица. Впервые за долгое время, таблетки подводят меня и показывают мне не совсем те картинки, которые я хотела бы посмотреть.
- Вот и улица, воздух, - я улыбаюсь, поворачиваюсь к тебе, но ты съеживаешься у стены и плачешь, что-то бормоча себе под нос. Боже мой, что я наделала, Дени? Не долго думая, шлепаюсь рядом с тобой на прохладный асфальт и пытаюсь надеть на тебя кожанку - на улице слишком холодно, а ты - в одной футболке, черт подери. Если ты простудишься и умрешь, что я буду делать?
- Дени? Дени? - я пытаюсь поймать твой взгляд, у меня даже получается взять тебя за подбородок и заставить посмотреть на меня, но твой взгляд слишком блуждающий. Ты не здесь, не со мной. Что-то напугало тебя так, что ты ушла в себя, и я не знаю, как тебя вернуть оттуда.
Кто такая Джей, и почему ты все время повторяешь ее имя? Я кладу руку тебе на плечо и пытаюсь заставить тебя встать на ноги, но ничего не получается.
- Дени, послушай меня, посмотри на меня, черт, - шепчу я, и понимаю, у меня дрожат руки. Я даже не понимаю, что происходит, и чем я могу тебе помочь. И страшнее всего то, что я сама привела тебя к этому состоянию - можно сказать, сама вручила тебе злополучную рюмку с подозрительным содержимым.
У меня самой страшно кружится голова, и я стараюсь не смотреть на людей вокруг, потому что я знаю, что увижу пустые безжизненные лица. Мои галлюцинации каждый раз одинаковые - все вокруг либо в крови и синяках, либо тянут ко мне свои грязные пальцы. Я не смотрю на них, я смотрю на тебя. Шепчу что-то неразборчивое и глажу по щеке, надеясь, что это помутнение скоро кончится. Набрасываю на тебя свою куртку, чтобы согреть, потому что мне кажется, что ты дрожишь. Запоздало понимаю, что дрожу на самом деле я сама, и это мои ледяные пальцы никак не могут нащупать застежку на собственной куртке.
Я даже не знаю, кого можно попросить о помощи, у меня опускаются руки. Если мы ничего не сделаем, то так и замерзнем здесь.
- Прости меня, - говорю я тебе без особой надежды, что ты меня услышишь. Всегда есть шанс достучаться до человека, даже если кажется на первый взгляд, что он не со мной. Я кладу тебе руку на плечо и притягиваю к себе, попутно вздрагивая от холода. Упираюсь рукой в стену, у которой мы так и полу-сидим, полу-лежим.
И тут мир скачет с ног на голову, потому что какая-то неведомая сила отрывает меня от тебя. Я не понимаю, что происходит, и смиряюсь с тем, что мое лицо вот-вот поздоровается с асфальтом, но этого не происходит. Когда я открываю глаза, то вижу перед своим носом стену - если бы мне повезло меньше, я влетела бы прямо в нее носом. Голова все еще кружится, а я пытаюсь сесть, чтобы понять, где вообще в пространстве я нахожусь, и кто это так здорово меня пнул. Еж, как говорится, птица гордая, пока не пнешь - не полетит.

+2

11

Как это обычно бывает? Обычный вечер, обычная ситуация, Дени решила развлечься немного после фотосессии, на которую я её привезла. И судя по её выражению лица, съёмка прошла не очень-то удачно. И хоть я ждала её заранее, до этого забежав в Старбакс за зелёным латте, эти минут пятнадцать были болью. Но я всегда так делала, лучше уж подождать, чем заставлять ждать Дени.
- Куда мы дальше поедем? - спросила я, но не сразу получила ответ на этот вопрос, девушка просто помотала головой из стороны в сторону. Я решила не лезть, просто посматривала на неё в зеркало заднего вида, но разговора не заводила. А что я спрошу? Как дела? Почему такая грустная? У меня срабатывает какой-то маячок в голове, не надо Ви, просто помолчи.
И я дожидаюсь её просьбы, хоть и смотрю сердито после слов про клуб. Может быть тебе лучше домой поехать, а? Расслабиться, принять горячую ванну. Нет, не обязательно даже со мной, я пока даже не претендую на что-то такое. Но зачем куда-то ехать, пить в непонятной компании, ловить каких-то неприятностей.
Дени мне сама обещала, что с ней вроде бы случается какой-то пиздец постоянно, так зачем же нарывается на него, а? Вот этого я никак не пойму, но мне остаётся только вздохнуть и мягко тронуться с места, направляя машину в место поспокойнее. Я не могу сказать, что я прямо завсегдатай клубов, но я их люблю, во многих побывала в Сакраменто, но в "Эль Дорадо" решаю не везти, там слишком шумно. Это плюс, но в данный момент минус, скорее.
Я не возражаю, потому что вид у Дени, скажем так, мертвецкий какой-то. Я всё-таки не её телохранитель, а всего лишь водитель. Моё дело везти туда, куда сказали. Хоть и направление было выбрано не слишком-то прямое. И не конкретное. Так что я паркуюсь у входа в не такой элитный клуб, но с хорошей музыкой, адекватным барменом и так далее. Всё, как ты просила, Дени. Я получаю указание ждать, пока мне не позвонят, вздыхаю, меняю расположение машины, чтобы не мешать подъезжающим. Провожаю взглядом тонкую фигурку, юркнувшую в клуб, вылезаю из машины и закуриваю сигарету. Дай мне волю, буду дымить, как паровоз, но я не знаю пока, сколько нужно будет ждать малютку. Конечно же, в голове сразу заиграла паранойа, что её обидят и мне придётс вытаскивать её из неприятностей. Или, что она найдёт кого-то, с кем захочет провести вечер, а мне придётся везти их домой, бросая ревнивые взгляды на заднее сидение, где они наверняка будут целоваться. Я аж дёргаю плечом от таких мыслей, чуть не роняю сигарету, решаю подойти поближе к охраннику на входе.
Вокруг особенно нет народа, так что он рад меня видеть. Я обычно всегда с ним здороваюсь и прощаюсь, пару раз оставляла чаевые, когда он помогал мне довести до машины не слишком-то способное передвигаться. Его зовут Боб, он не против, когда я курю. С ним можно поговорить о жизни, о том, как проходит жизнь мимо, а мы всё ещё обслуживающий персонал. Боб мечтает открыть цветочный магазин. Ещё у него любящая жена и двое детишек. Мне совершенно не скучно с ним, он даже предлагает мне чего-то из фляжки, но я со смехом отказываюсь, всё-таки за рулём же. Он понимает, сам не пьёт на работе, но предлагает зайти с ним в бар, когда я закончу с работой. Ничего личного, просто выпить с хорошим знакомым. Боб не относится ко мне, как к симпатичной женщине, с которой можно подкатить, с ним спокойно. И за это я ему благодарна.
Время летит незаметно, я не мешаю ему выполнять свою работу, но мы болтаем то об одном, то о другом, когда я решаю дойти до машины за курткой, на улице чуть похолодало, так что я в своей футболке чувствую себя неуютно. И выпить бы, но нельзя, на работе же. Эх, надо будет взять выходной, выбраться в клуб, потусить в своё удовольствие. Может быть, склеить кого-то, раз с Дени какие-то не слишком понятные вещи творятся. Но не могу же я стукнуть кулаком по столу и сказать, "я и водитель, и любовница". И не хочу, чтобы ты без меня куда-то ходила и с кем-то целовалась. Ты - моя.
Я забираю куртку, накидываю её на плечи и слышу какой-то шум у входа, он же выход. Там кто-то плачет, кто-то кричит, но не очень громко. В душе что-то ёкает, я подскакиваю к стене, у которой скорчились две девушки, с ужасом узнаю в одной из них Дени. И всё, плечом толкаю ту, что над ней склонилась, чтобы не мешалась, обхватываю лицо малютки руками и поднимаю его на себя. Пытаюсь поймать её взгляд, но не очень получается. А когда я слышу в её речи имя Джей, мне становится очень жутко. Её жена же умерла, ей чудится, что ли?
- Что вы пили? Что принимали? - рявкаю я на девушку рядом, потому что сейчас для меня она во всём виновата. Смотрю на неё сердито, но тут же поворачиваюсь обратно к Дени и шлепаю её по щекам, чтобы привести в чувство. Ей бы сейчас два пальца в рот, проблевалась бы, но стало бы полегче. Но как это организовать, тут всё так чертовски не стерильно!
- Дени, это я, Ви. Джей тут нет, не бойся, - пытаюсь обратить внимание девушки на реальность, продолжая хлопать её по щекам. Ну же, давай, приходи в себя. Не тащить же тебя в больницу?
- Садись в машину, я с тобой ещё не закончила, - решаю всё-таки отвезти Дени до дома, благо мы не очень далеко находимся. Судя по виду девицы, что рядом с ней, ей тоже не очень хорошо, - Только, блядь, машину мне не заблюй, - рычу я на неё, поднимаю Дени на руки и несу к моей чернокожей красотке. Я про Вольво, если что. Осторожно укладываю Дени на заднее сидение, пихаю в ту же сторону и блондинку, сажусь за руль и трогаюсь с места так, что шины свистят.
- Так что ты говоришь, вы принимали? Давай, блядь, честно, мне в больницу её везти? Сейчас не до шуток и не до вранья! - я так зла, что готова придушить эту белобрысую, но меня за это посадят, надо успокоиться. А ещё не врезаться во что-то по пути, иначе в больницу попадём мы все, а кто-то на кладбище.

+2

12

Во второй раз в жизни мне так страшно, и я даже не знаю, за кого боюсь больше - за себя, или за нее? Что будет, если на моих руках еще и смерть человека останется? Я ведь не хотела, чтобы все кончилось вот так - я просто хотела повеселиться, забыться немного, расслабиться. А в итоге эта ночь превратилась с кошмар какой-то.
Впервые в жизни мое чувство вины оправдано. Обычно я говорю - я заслужила это, я сама на себя навлекла этот ад, но сейчас я сделала что-то очень-очень плохое с совершенно ничего не подозревающей девочкой. Боже мой, да этой Дени от силы лет пятнадцать, не больше, о чем я думала?
Я с силой сжимаю кулаки, болезненно впиваясь ногтями в ладони, пытаясь причинить себе как можно больше боли, чтобы протрезветь, чтобы сделать себе больно, прежде чем это удосужится сделать кто-то еще. Почему я такая эгоистка, какого черта я думаю только о том, чтобы хорошо было мне? Почему я никогда не думаю о последствиях?
Маленький злой червячок внутри меня любезно напоминает мне историю с десятью тысячами баксов и двумя парнями в моей квартире, от чего по спине у меня ползет холодок. Почему я не учусь на собственных ошибках, и мастерски повторяю их, пусть и немного видоизменив?
Когда я, наконец, перестаю себя грызть за содеянное, то понимаю, что рядом с Дени сидит зеленоволосая девушка. Кто она ей? Сердитая до чертей, но слишком молода, чтобы быть ее матерью. Старшая сестра? Любовь всей жизни? Мне кажется, что я откуда-то знаю ее лицо, но никак не могу вспомнить, где же мне выпала удача ее увидеть. На работе что ли? Эти зеленые волосы насыщенного цвета абсента так завораживают, что я даже не сразу понимаю, что обращается она ко мне. Меня мутит, и когда она заталкивает меня на заднее сидение большой темной тачки, я чувствую, как к горлу подкатываю слезы. Боже мой, меня украдут и продадут на органы что ли?
С другой стороны, разве я могла знать, что чертова наркота произведет на Дени такой эффект? И кто вообще эта зеленоволосая баба, куда она меня везет, что вообще за похищение человека посреди бела дня?
- Да лсд обычное в жидком виде, чего ты паникуешь? Ну словила она немного галлюнов, привиделся ей кто-то, с кем не бывает. Не надо ее в больничку, проспится, попьет чего-нибудь типа водички и к утру как новенькая будет, - сердито говорю я, вцепившись пальцами в сидение автомобиля. Очень сложно удержаться на одном месте, когда водитель так стремно ведет тачку, и я уже думаю о том, что еще немного, и меня по всему салону мотать начнет. И тогда-то я точно оставлю свой ужин на сидении, на коврике или, если очень не повезет, на лобовом стекле.
- Куда ты меня везешь? Выпусти меня немедленно из машины, что ты творишь? - кричу я, потому что в какой-то момент мне правда становится страшно. Может, эта Дени - дочка какого-нибудь мафиозного босса, и меня везут, чтобы убить? - Мы, блять, в Америке, в свободной стране, и в нашем штате наркотики не запрещены. Выпусти меня сейчас же из машины, это похоже на похищение человека, ты что, не понимаешь?
Меня настигает настоящая паника, и я судорожно дергаю ручку двери, которая, конечно же, закрыта. По лицу катятся слезы, смывая макияж, но я все равно не сдаюсь. Еще немного и по стеклам бить начну, если ты меня не отпустишь сейчас же.

+2

13

События такие смазанные, отдаленные, будто все это происходит вообще не со мной. Местами я не могу отличить реальность от галлюцинаций, настолько сильно меня накрыло. И хоть я и знаю, что Джей со мной рядом нет, потому что ее просто не может быть тут, если только она не спустилась на землю бесплотным призраком, я все равно вижу ее. Очень отчетливо. То тут, то там. Но самое удивительное в том, что я боюсь ее. Боюсь, но вместе с тем ужасно хочу прикоснуться. Сжимаю зубы, пытаюсь не рыдать, но ничего не получается. Я по прежнему сижу на асфальте и рыдаю, рыдаю, рыдаю. Слышу, как меня зовет Клои, крутится вокруг меня и все такое, но почему-то у меня просто-напросто не получается ей ответить. Я не могу. Губы и язык не слушаются, не складываются в нужную комбинацию. И тогда мне кажется, что так будет всегда. Что я попала в свой персональный ад имени Денивел Мори Симон. Воображение, алкоголь и наркотики в сумме сыграли со мной очень злую шутку. Настолько злую, что если я выживу, то, кажется, мысленно буду возвращаться к этому эпизоду своей жизни из раза в раз, прокручивая его в голове.
Я плохо различаю очертания того, что творится вокруг, но, кажется, замечаю вспышку зеленого цвета. Вайлетт? Я же не звонила ей, не звала. Она снова... снова дожидалась меня, не решаясь уехать? Мне хочется улыбнуться ей, но я не могу, продолжая в бреду шептать имя своей жены, которая теперь маячит за спиной моего водителя. И в моих видениях она пытается ее задушить. Мне хочется закричать, сказать Ви, чтобы она бежала, но язык опять не слушается, или просто мозг не подает сигнал о том, что я хочу это сказать, или... Не знаю что. Я даже не удивляюсь, когда Ви ударяет меня по щеке. Ощущение такое, что так и должно быть и это вообще вполне привычное действие. И еще раз. И мне снова на это абсолютно плевать, я никак не реагирую, хотя, кажется, должно быть больно? Мне пощечины не так часто дают, но, помнится, что обычно это не только больно, но еще и очень обидно. А сейчас мне все равно. И это безразличие пугает даже меня саму.
Я очень отстранено понимаю, что Вайлетт берет меня на руки и куда-то несет. Еще я чувствую, что она злится. Не просто чувствую - вижу. Вокруг ее рук, которые меня держат, я вижу красную ауру. А еще я понимаю, что когда Ви берет меня на руки, то Джей исчезает, растворяется дымкой в воздухе, словно ее тут вообще не было, а я по тихоньку замолкаю, прекращаю рыдать и лишь изредка всхлипываю, устало прикрыв глаза. Но даже когда глаза закрыты, я вижу цветные пятна, которые перетекают, вращаются, вытекают одно из другого. Безумие.
Не сопротивляюсь, когда меня пихают на заднее сидение машины, а просто как кукла сижу ровно так, как меня посадили, не открывая глаз. Ощущаю, что рядом со мной кто-то садится. Клои. Это не может быть Вайлетт просто потому, что она ведет машину. Кстати, куда мы едем? Я не знаю. И открывать глаза мне кажется, мягко говоря, не лучшей идеей. А еще меня ужасно раздражает ваш разговор на повышенных тонах, суть которого я понимаю ну очень смутно, а потому лишь больше злюсь, чувствуя, как ужасно начинает раскалываться голова. Твою ж мать!
- Клои, не кричи... Голова раскалывается, - тихо прошу я, продолжая сидеть полностью неподвижно, - ничего плохого она тебе не сделает. Ну, поорет конечно. - я пытаюсь привычно пожать плечами, но получается у меня откровенно плохо, потому я просто забиваю на все это и закрываю свой рот.
О черт, как же кружится и болит голова. И как же безумно мне хочется пить. Еще ни с одного, даже с самого дикого похмелья, мне не хотелось так сильно пить. А сейчас бы я с радостью вылакала полторашку минералки или воды или чего угодно, лишь бы только это можно было выпить и больше не мучиться.
- Ви, есть вода? - я не вслушиваюсь в ваш разговор, потому что на это надо слишком много сил и внимания. У меня нет ни того, ни другого. Ощущение, что я немножко овощ. Но это же пройдет, да?

+2

14

Я чуть не потеряла управление, когда услышала про лсд. Ну прекрасно, просто замечательно. Как будто у нас других проблем не было, так вот решила Дени расслабиться. Нет бы, блядь, меня с собой позвать, так одна ушла куда-то. Нашла какую-то белобрысую тварь, которая дала ей наркоты. Хотя у меня ощущение, что у малютки просто депрессия. И ладно бы она заливала её алкоголем, что тоже неправильно, но лсд - это уже ни в какие ворота не лезет.
У меня есть желание просто привезти Дени домой, положить себе на колени и выпороть так, что она не сможет сидеть на следующий день. Так, что синяки останутся на её нежной бледной коже. Потому что я уже заебалась, потому что одно дело вывозить её с работы, да даже из пиздеца, а другое дело - спасать от глюков. Я на такое точно не подписывалась. Особенно потому ещё, что не подозревала, что так привяжусь к этой мерзавке. Что буду ревновать её к каждому фонарному столбу. Может быть, поэтому она не брала меня с собой, решила отдохнуть от моих постоянных пронзительных взглядов, которые я кидаю на кого-то, кто танцует с ней? Или пьёт? Или целуется на чёртовом заднем сидении, будь оно неладно.
- А если она сдохнет, то я тебя найду и так накормлю твоим жидким лсд, что ты отбросишь коньки в собственной блевотине и луже дерьма, - зло рявкаю я в ответ на сердитый писклявый голос блондинки, а потом сталкиваюсь с истерикой, которую ничем не могу остановить. Да она охренела тут, салон ещё попортит, тварь она редкостная, охуела просто окончательно.
- Да, блядь, заткнись, иначе я тебя выкину на полном ходу из машины! - как же я хочу воплотить в жизнь свою угрозу, как же я хочу сомкнуть руки на её тонкой шее и к херам оборвать её никчёмную жизнь.
Но тут подаёт голос Дени, я как раз останавливаюсь на светофоре и поворачиваюсь к ним. Достаю из бардачка бутылку с водой, вкладываю её в тонкие пальчики малютки и зло смотрю на эту, как её там, Клои.
- Пока я не удостоверюсь, что с Дени всё в порядке, ты поедешь со мной. Я не буду тебя похищать и убивать, но искать потом тебя по всему Сакраменто не хочется, - морщу нос и поворачиваюсь обратно к дороге, - Я не идиотка, чтобы распускать руки о каких-то девок с наркотой. А тебе вот предстоит долгий разговор дома, Дени, - да, я веду себя не как полагается водителю, но кто-то же должен тебе объяснить, что так поступать нельзя?
- Приехали уже. Так, Клои. Не будь идиоткой, помоги мне исправить содеянное тобой, надо помочь ей домой дойти, а я не могу одновременно открывать квартиру и тащить её, - я смерила блондинку пристальным взглядом, - Если уж налажала, то неси ответственность за свой поступок, а? Тебе явно сейчас лучше, чем Дени, имей совесть, - паркуюсь у дома, выхожу из машины, открываю дверцу рядом с Дени, вытаскиваю её на руках и захлопываю дверь ногой. Дожидаюсь, пока выйдет Клои, ставлю сигнализацию на красотке и иду к лифту.
- Да, у нас разрешена любая хрень, но надо же думать, чем накидываетесь. И с алкоголем мешать явно не стоило. Мешали же, да? - сердито ворчу я, пока мы не доходим до квартиры, где я даю Клои ключи и жду, пока она откроет дверь. Внутри я уже усаживаю Дени на стул, который притаскиваю из кухни, даю ей ещё воды. Мало ли обезвоживание ещё.
- Клои, да? Помоги мне, чем вас таким приложить, в смысле, чем можно эту хрень сбить? Я с лсд-шными на разу дело не имела, - мне бы потом просто лечь и сдохнуть, а пока могу только сжимать и разжимать ритмично пальцы, потому что жутко хочется наброситься на кого-нибудь с кулаками.

+2

15

Дени, похоже, совсем плохо, но я не слышу ее. Она говорит, кажется, чтобы я не кричала, а я не могу не кричать, потому что мне страшно. Потому что сейчас я чувствую реальную угрозу моей жизни, и если что-нибудь не сделать, я так и буду орать и бесноваться. Прости, малыш, но я уже как-то поплыла по течению, и мне не хочется повторения. От жизни я усвоила только одно - или рвать зубами любую угрозу, или сдаваться, но тогда последствия могут быть ужасными. Я не могу сдаться, понимаешь, не могу!
Твоя зеленоволосая баба кричит на меня, требуя заткнуться, а я плачу в ответ, забиваясь вниз, под сидение, где и провожу всю дорогу до дома Дени.
- Пошла ты, - сердито бурчу, но так, чтобы это было почти не слышно. Мне очень плохо, перед глазами плывет, и я думаю - как же я доберусь домой после всей этой фигни? Чтобы я еще раз когда-нибудь предлагала кому-то что-то? Впрочем, эта кикимора еще даже не в курсе, что Дени-то ни сном, ни духом про то, что ей подмешали что-то. Хоть бы только у нее язык не развязался, этого мне только не хватало.
И тут она говорит - разговор дома, Дени, и в этой фразе слышится даже мне что-то ужасное. Что-то страшное, что-то очень сильно отдающее знакомыми нотками. Я знаю этот тон, он не сулит ничего хорошего. Так говорят абьюзеры, которые контролируют твою жизнь. Так говорят люди, которые называют себя доминантами. Так говорят те, кто имеет право решать что-то за тебя, и мне становится страшно за Дени. Я-то переживу, а вот она? Но что я могу сделать, ударить эту бабу и убежать, уводя за собой блондинку? Это бесполезно, потому что мы от нее не сбежим. Я не смогу даже ее защитить. Черт, если ты такой контрол-фрик, то какого хрена ты отпустила ее одну в клуб, а, идиотина зеленая, сельдерей неощипанный?
Мы подъезжаем к дому, и я слышу в свой адрес какие-то отвратительно банальные слова типа - имей совесть отвечать за то, что ты натворила и бла-бла-бла. Да не вопрос, знаешь ли, я отвечу. Так отвечу, что тебе мало не покажется.
Выбираюсь из машины, все еще ощущая, как немного кружится голова, и иду за вами. Открываю на автомате дверь ключом, не реагируя на твои слова про то, что не надо накидываться всем подряд. И как раз в тот момент, когда я решаю, что я выше этого, мой язык развязывается и решает высказать все, что он по этому поводу думает. Эх, мозг, рановато ты спать пошел, рановато.
- Да даже если и мешали, все исправимо. Прекрати наезжать на меня так, как будто это я тут во всем виновата. Я понятия не имела, что на нее это так подействует, потому что на меня ни разу не действовала. Думала - отдохнет немного, расслабится, черт возьми, - я смотрю на то, как ты поишь ее водой, и мне хочется вылить тебе воду за шиворот, хоть ты и поступаешь правильно.
- Абсорбент ей нужен какой-нибудь. И много воды. И два пальца в рот спасли бы, конечно, но не смей трогать ее, - а вот этого я сама от себя не ожидала, вот это поворот. Ау, мозг, что мы несем, это же явный перебор, сейчас эта баба с волосами цвета перезрелого огурца оторвет нам башку.
- Я понятия не имею, кем ты ей приходишься, но ты не имеешь никакого права с ней так разговаривать, - заявляю я, прежде чем успеваю прикусить себе язык. Ну все, понеслась. Я, кажется, сейчас себе могилу копаю - уютную такую, одноместную могилку в какой-нибудь канаве за городом, - Только тронь ее пальцем, я оторву тебе руки.
Я сажусь рядом с Дени на корочки и смотрю ей в глаза. Беру за руки и глажу. Боже мой, прости меня, что я тебя так накидала, а?

+2

16

Коллапс.
Это единственное культурное слово, которое приходит мне в голову, пока я вяло слежу за происходящими событиями и тем, как Ви ведет себя словно сорвавшийся с цепи монстр, а Клои истерит как ненормальная. Правда вполне возможно, что я на ее месте истерила бы точно так же, потому что не очень-то понятно, чего ждать от девушки с зелеными волосами и весьма внушительным ростом, которая пихает тебя в свою машину и везет в неизвестном направлении потому, что ты подмешала наркотики какой-то малолетке, которая (УПС!) неожиданно выдала на них не совсем адекватную реакцию. Ну или адекватную,  но не совсем ту, которая ожидалась. Точнее, совсем не ту.
Голова раскалывается, и я благодарно сжимаю в руке бутылку, которую мне дала Вайлетт. Сначала прикладываю ее ко лбу, попутно мечтая, чтобы обе эти девицы заткнулись прямо сейчас, но заткнуть их, кажется, не способно ровным счетом ничего. Ну, по крайней мере, моя вялая просьба была проигнорирована целиком и полностью. Я поняла, что в нынешнем своем состоянии противостоять им не смогу, а потом трясущейся рукой скрутила крышку с бутылки, рискуя пролить на себя половину содержимого, но по какой-то счастливой случайности этого не произошло и я благополучно залила в себя почти всю 0,5 воды. Больше не стала, потому что испугалась, что меня стошнит прямо здесь. Нет, машина, конечно, моя и я могу с ней делать все что угодно, но как-то неловко будет, честное слово.
В своем размазанном сознании я сознательно пропускаю слова Вайлетт о том, что нам предстоит серьезный разговор, потому что просто не могу реагировать на эту провокацию сейчас. Нет сил. Нет желания. Нет ничего. Будь я конечно в адеквате, то обязательно выяснила прямо сию секунду, что значила вот эта самая фраза и какого хрена она ей так самоуверенно кидает в мою сторону, ведь я уже взрослая девочка и все такое, но…
Сейчас мне абсолютно плевать. Я даже готова послушать дома лекцию о вреде наркотиков и прочего дерьма, потому что из-за меня Ви приходится нервничать и переживать. Потому что я, как и было оговорено в нашу первую встречу, втянула ее в свои проблемы и неприятности. И за спасение моего бренного тельца я готова выслушать ворчание и все такое. Только, чур, в умеренном количестве. Остальное я, пожалуй, лучше перекрою деньгами. Так надежнее и, кажется, так все и делают, да? За дополнительную работу надо платить. А я что? Я и не против, даже не думала сопротивляться.
Ви паркуется около моего дома и я с ужасом думаю о том, что сейчас придется как-то выползать из машины, шевелиться, пытаться передвинуть свое тело в сторону кровати или чего-то там еще. Но нет, особо рыпаться мне не приходится, потому что Грейсон сама открывает дверцу с моей стороны и легко подхватывает меня на руки, словно я вообще ничего не вешу. Совсем-совсем. Ну, ей может быть и тяжело, но виду она точно не показывает. Я обвиваю ее шею руками и утыкаюсь в нее носом, потому что так проще не свалиться, а меня штормит даже тогда, когда я иду не сама, а меня тащат.
Клои открывает дверь моей квартиры ключом, Ви втаскивает меня внутрь и ставит на ноги. Я чисто по наитию иду в комнату, куда моя незаменимая притаскивает стул, чтобы усадить меня и вручить мне еще воды. Я благодарно киваю, принимая из ее рук кружку, и снова выпиваю все залпом. И откуда только во мне такая жажда взялась? Наверное, побочный эффект какой-то. Тьфу, мерзость какая. Как только вода в кружке заканчивается, я протягиваю ее в неизвестную сторону, ведь стены вокруг  меня снова танцуют. Но мне везет – кружку тут же забирают и я расслабляюсь, сидя на гребном дурацком стуле. Благо, что есть спинка и мне почти удобно.
А дальше начинается аншлаг, поводом которого, по чистой случайности, стала именно я. Только проблема в том, что внятно в нем я участвовать не могу, а потому не могу сказать Клои, что Ви хоть и похожа на монстра, но я всегда найду, чем ее задобрить, даже если это не совсем легально. Я не могу объяснить Клои, что это очень мило с ее стороны, но так она только больший гнев на себя навлечет или типа того, а я абсолютно не хочу, чтобы она переживала еще и за меня, когда ей самой не очень. В конце концов, она же тоже что-то съела и запила это что-то дурацким шотом.
- Не надо. Не ругайтесь, – прошу я, слабо сжимая руку Клои, которая держит мою. Я вижу, что девушка заглядывает мне в глаза, но сфокусироваться все еще сложно и поэтому спустя минуту я просто прикрываю их, - я не сержусь. Ты же не знала, что ты получится.Кажется, я слишком добрая и все такое, но думаю, что свою порцию унижения и отборного мата Клои получила от Вайлетт и не факт, что в ближайшем времени эти нравоучения закончатся. Потому я побуду тихой и спокойной. А лучше выдвину самое идиотское предложение, которое только возможно:
- А может вы чай хотите?

+2

17

Я аж ошалела от такой наглости со стороны трёхнутой девицы, которая сначала напоила Дени, довела её до такого пиздеца, а теперь ёще и  требует, не просит даже, требует! Не наезжать она требует, ага. Чем больше слов извергается из её рта, тем больше у меня желания выбросить её из окна. Или не знаю, утопить в ванной? Придушить как-то банально, слишком просто для неё, пусть помучается подольше. Думала она, что всё будет хорошо. Думала, блядь, а теперь вон оно как всё вывернулось.
- А для тебя способ расслабиться - это передозировка лсд с чем-то алкогольным вместе? Как ты до сих пор жива? Ты думала, ей будет нормально? Да потому что она не такая сраная наркоманка, как ты, у неё нет такой блядской зависимости! - а вот дальше я просто охренела, смотря на неё, как на инопланетянина. Мне её не трогать? Мне не трогать Дени? Да ты кто, вообще, девчонка с улицы, которую просто попросили помочь? Да ты какое право вообще мне имеешь указывать тут?
- А ты, блядь имеешь право мне указывать, да? Ты мне никто, звать тебя никак. И до твоего появления проблем не было. Может быть, ты уже съебёшься отсюда подальше, а? - блондинка Клои садится на корточки перед Дени и гладит её по руке, успокаивая. Да ещё и опять бросая мне какие-то приказы в духе "не трогай её, я тебе руки оторву". Как же, оторвёшь ты мне.
Тут уже Дени решает вмешаться и говорит то, что вводит меня в состояние "можно я уйду, мир сошел с ума". Потому что реально, просить меня не ругаться с этой педовкой равносильно приказу выстрелить себе в висок. Это убивает меня точно так же.
- Ты не сердишься, но я сержусь, потому что ты бы себя видела, Дени! Ты не помнишь, что тебе мерещилось? Я надеюсь, ты хотя бы не знала, что ты пробуешь лсд, да? - я вижу, как Клои держит её за руку и мне становится тошно от этого. Я хочу, чтобы это прекратилось, а ещё я почему-то ревную, потому что я вижу эту девку сидящей на заднем сидении и целующей малютку Дени. Ну наверняка они не просто так напивались в клубе, потанцевать и поласкать себя, вот в чём была суть этого действа. Я не знала, что я ревнива настолько, но я хватаю руку Клои за запястье, сжимаю его и заставляю оторваться от Дени, поднимаю рывком с пола, надеясь, что не вывернула сустав, но не могу остановиться. Я хватаю её за горло и прижимаю к себе, рассматривая её лицо пристально, прищурившись слегка. А потом отпускаю, потому что понимаю, ещё немного, и я реально придушу её.
- Пейте, блядь, свой чай. Я работу выполнила, из пиздеца вывезла, разбирайся теперь сама. И мне нужен будет выходной, иначе я свихнусь с вами, - отпускаю Клои, бросаю взгляд на Дени немного усталый и выхожу из квартиры, захлопнув за собой дверь. Всё, баста, карапузики, мне срочно нужно отдышаться, покурить. А раз тут уже дело до чая дошло, значит, всё хорошо, да? Пусть вот Клои Дени и два пальца в рот, и гладит по руке. С меня пока достаточно, иначе я убью их обеих, и даже Джастин меня не спасёт от тюрьмы в таком случае.
Можно было бы выйти покурить на балкон, но мне больше нравится улица. Ночью на ней не так уж много людей, как кажется на первый взгляд.

+2

18

Зеленоволосая баба обвиняет меня в том, что я - наркоманка, и в любой другой ситуации я, может быть, разрыдалась от жалости к себе или забилась в угол. Или попыталась бы объяснить, что она поняла все не так, что я - просто глупая девочка, которая решила избавиться от старой заначки странным образом. Но сейчас меня просто дико бесит и эта ситуация, и эта Ви или как там ее. Никто не имеет права общаться так со мной.
- Пошла-ка ты на хер, не твое дело, как я расслабляться привыкла! Жива вот почему-то, сама задаюсь этим вопросом уже давно! - я злюсь, буквально закипаю от ненависти к этой неудачнице. Кто она такая, чтобы так со мной разговаривать? Кто она такая, почему она решила, что имеет право вешать на меня ярлыки?
Где-то очень глубоко я понимаю, что она только что забралась дальше, чем кто-либо до нее. Я никому не позволяла залезать ко мне в душу и плевать туда, но у этой сельдереевой королевы бешеных огурцов получилось достать меня, задеть за живое.
- Я не уйду никуда, потому что ты ведешь себя, как последняя ебанашка. Я банально боюсь оставлять ее с тобой, - говорю я почти спокойно - даром, что голос немного звенит. Мне хочется ударить ее, но я знаю, что хорошим это не закончится. Я вижу, как от нее буквально исходит ненависть ко мне и думаю - сломает ли она мне шею или я успею заткнуться и предотвратить это?
Руки Дени такие теплые, такие успокаивающие, что я хватаюсь за них, как за спасательную соломинку. Она говорит - я не злюсь, а мне хочется сказать - глупая, тебе надо меня прогнать, и запретить приближаться к тебе на километр. Я раскаиваюсь, что поступила так с тобой, ведь я понятия не имела, что с тобой случится. Но ты не представляешь, насколько же я - эгоистичное чудовище. Прости меня, Дени.
- Дени.., - начинаю я, но не успеваю закончить, потому что зеленоволосый демон хватает меня за запястье - так, что я начинаю сомневаться в его целостности, а потом хватает меня за горло. Перед глазами мелькает одна вспышка за другой, и я уже не чувствую ни своего языка, ни ног, ни рук. Меня с головой накрывает паника - та самая, страшная паника, от которой человек даже пошевелиться не может. Так и я закрываю глаза, стараюсь выровнять дыхание и не могу смотреть на эту обезумевшую фурию. Я считаю секунды, и слышу собственный хрип. Я все еще не двигаюсь, потому что верю, что если не буду дергаться, это быстро закончится. Я шепчу почти неслышно - одними губами, и это кончается. Она отпускает меня, и я чуть не падаю на пол.
Голова кружится от недостатка кислорода, и слова долетают как будто бы сквозь подушку. Сжимаю пальцы в кулаки, но прежде чем я успеваю что-то сказать, хлопает дверь. Несколько долгих секунд я смотрю в одну точку, не понимая, что происходит. Медленно до меня доходит, что больше моей жизни никто не угрожает. И Дени уже становится немного лучше - все лучше, чем было до этого. Раз ее не тошнит, значит, все в порядке.
Я не могу находиться в этой квартире, мне душно здесь, мне хочется на воздух, домой, в клуб - куда угодно, лишь бы подальше от воспоминания о том, как эта стерва меня душит. Спасибо, еще один ночной кошмар в мою обширную коллекцию.
- Дени, - начинаю я очень хрипло, и чуть дрожащим голосом, еле сдерживая слезы, - я сейчас пойду и найду ее. Прости меня, пожалуйста. Я - ужасная эгоистка, надеюсь, что тебе такие твари больше никогда не встретятся.
Поднимаюсь на ноги и бреду в каком-то полусне к двери. Открываю ее, спускаюсь вниз и натыкаюсь на курящую тень, которая стоит в стороне. Запах мятных сигарет ударяет мне в нос и от него хочется плакать.
- Ты нужна ей, - бросаю и иду прочь. Похоже, я разрушила своими же руками что-то, что между вами было. Я очень надеюсь, что тебе хватит ума не бежать за мной - я ухожу, чтобы уйти, а не чтобы меня догнали.

+2

19

Не знала.
Я понятия не имела вообще, что там в этом коктейле что-то есть. Но правда в том, что даже если бы я знала, то не факт, что отказалась бы. Абсолютно не факт. И потому я подымаю на Ви какие-то пустые глаза и мотаю головой из стороны в сторону абсолютно неопределенно, непонятно что я вообще этим показать хочу. То, что я какая-то черная дыра, притягивающая к себе сплошные несчастья, да? То что я проклята и вокруг меня и со мной вечно случается что-то похожее на пиздец и апокалипсис в одном флаконе? При этом абсолютно непонятно, виновата я? Или кто-то другой? Благими намерениями вымощена дорога в ад.
В мой персональный ад под названием жизнь.
Конечно, можно взять и покончить с этим. Раз и навсегда. Но... однажды у меня уже не получилось. Однажды я уже не смогла. Есть ли смысл пробовать еще, а затем убеждаться, что я настолько дурная, что даже прикончить себя не могу? Черт возьми!
Театр абсурда - первая мысль, которая приходит мне в голову, когда Ви дергает Клои за руку, подымая ее на ноги и притягивая к себе. Близко. Грубо. Жестко. В этом действии столько ненависти, что у меня только сильнее начинает кружится голова от происходящего в этой комнате, и виной тому уже совсем не лсд. Виной тому люди. Виной тому мы. Втроем мы не вписываемся в картину мира, мы ломаем ее на части и разлетаемся осколками в произвольном порядке, осыпаясь мелкими битыми стеклами у наших же ног. Я кричу, но крик застревает где-то в горле. Мне не нравится, что Ви так ведет себя с Клои. Мне не нравится. Я все еще свято уверена, что ее руки должны замереть на моей шее. Я все еще уверена, что она должна душить меня, и не важно, есть ли для этого причина. Просто... я хотела бы этого.
Искалеченная, сломанная девочка. Зачем ты вообще ввязалась во все это, Ви? Зачем мы встретились? С того самого дня я приношу тебе одно только разочарование. Я не могу знать наверняка, но скорее всего я делаю тебя больше несчастной, чем счастливой. Правда?
Я не знаю, почему не вмешиваюсь в происходящее. Наверное, у меня просто нет сил, чтобы пошевелиться и сделать хоть что-то. Наверное. А может быть все это просто потому, что я знаю - Мэдисон никого не убьет (по крайней мере не Клои). Она не Джастин. И уж тем более не Джей. Не смотря на то, что у них всех есть что-то общее - сила и власть. То, что так дурманит голову мне. То, за что я так отчаянно цепляюсь каждый раз, когда боюсь утонуть.
Я не шевелюсь и тогда, когда Ви вылетает из квартиры, оставив нас наедине. Неловкое молчание повисает между нами, образуя невероятную пропасть. Клои близко. И далеко одновременно. Я могла бы оказаться рядом, стоит лишь сползти со стула и протянуть руку. Но я по прежнему сижу на месте, словно марионетка про которую забыл хозяин.
Ты начинаешь говорить первая. И слова ранят. Проходятся острым ножом по еще не зажившим ранам моей души, вскрывая их снова. Но ты не узнаешь этого.
- Клои, - мой голос звучит тихо, но я уверена - ты слышишь, - нет причины винить себя. Ты и без того была очень сильной рядом со мной. Ты заслуживаешь лучших друзей, чем я. Определенно - проблема в том, что я действительно так думаю. Я уверена, что меня надо просто изолировать от общества, чтобы я не мешала людям жить, не стояла у них на пути, не путалась под ногами. Как так вышло, что умерев сама, я стала убивать других?
Я не останавливаю Клои, когда она выходит из квартиры. Я не бросаюсь следом, потому что ей действительно лучше уйти и не общаться с той, что всегда может тянуть только вниз одним своим существованием.
Оставшись в квартире сама я все-таки подымаюсь и на негнущихся ногах иду к кровати, чтобы упасть на нее и бесцельно смотреть в потолок. Я не знаю, вернется ли Ви, но мне так эгоистично хочется, чтобы она осталась со мной сегодня.

+1

20

Да, курение убивает. Да, я прекрасно знаю, что каждый глоток окрашенного дымом воздуха может вызвать необратимые последствия. Но пошло оно всё, если я хочу успокоиться таким образом, то никто не сможет меня остановить. Я знаю, что убиваю себя, но лучше уж я буду сама это делать, чем полагаться на долгую и счастливую жизнь. Хрена с два она у меня будет, как мне кажется. Каждый день я ощущаю, что падаю куда-то, где не видно дна. Мы все когда-нибудь умрём, хватит уже философии на сегодня.
Я стою у входной двери подъезда дома, щелкаю зажигалкой и прикуриваю сигарету. Это пафосно звучало бы, если бы было строчками нуарного романа, про то как главная героиня смотрела бы на тлеющий кончик табачной палочки в темноте и бла-бла-бла, но я действительно не отводила взгляда с алеющей точки перед моим носом. Нужно было на чём-то сфокусироваться, чтобы пропустить через себя гнев, вызванный поведением этих двух блондинок и их слов. Причём та, что утащила Дени в эту авантюру, даже не пыталась оправдываться. Это был защитный рефлекс или как? Может быть, я напугала её своим распусканием рук настолько, что она будет теперь держаться подальше от долбанутой на всю голову меня? Это было бы шикарно, потому что Дени и так притягивает к себе неприятности постоянно, вторую такую я бы не выдержала долго.
Конечно же, сейчас я уже немного сожалею о том, что схватила эту блондинку за горло прямо перед Дени. Нужно было просто вышвырнуть её на улицу, но теперь уже поздно думать, что было бы "если". Случилось и случилось, агрессия во мне осталась на том же самом уровне, что и в детстве, надо будет найти хорошего доктора, чтобы помог немного с этим справиться. С другой стороны, творческим людям это вроде бы не мешает, да?
Я выпускаю дым и прикрываю глаза, когда дверь вдруг распахивается и знакомая уже мне блондинка вываливается на улицу, замечая меня. Я ничего не говорю, просто провожаю её взглядом, только вздыхаю после её слов. Да, я нужна Дени. Она цепляется за меня, как за соломинку, не понимая, что я могу оказаться змеёй посреди болота, а не надёжным плотом.
Сколько ещё мне нужно будет намекать на это, прежде чем малютка поймёт - со мной всё плохо, мы с Джастин стоим друг друга. И нужно держаться подальше от всего, что с нами связано, особенно - если это связано с чем-то собственническим или сексуальным. Хорошим это точно не кончится.
Блондинка озвучивает то, что я и так знаю, но я намеренно докуриваю сигарету, прежде чем подняться наверх, открыть дверь и зайти в квартиру, принося с собой запах табака и ментола.
- Тебе лучше молчать, - говорю я Дени, которая лежит на кровати, после чего усаживаюсь на край и смотрю на неё, прищурившись, - Если ты будешь что-то говорить и оправдываться, я уеду. И ты больше меня никогда не увидишь. Потому что я зла на тебя, а ты только ухудшишь ситуацию, если решишь сейчас открывать рот ради извинений или пояснений. Будем считать, что это всё на твоей совести, а завтра мне нужен выходной.
Достаю из пачки новую сигарету и прикуриваю её, рассматривая милую мордашку Дени, а потом отворачиваюсь от неё и стряхиваю пепел в чашку, которая стоит на тумбочке у кровати.
- Я останусь с тобой только потому, что не хочу, чтобы тебе стало хуже. И я не буду извиняться ни за своё поведение, ни за свои слова. Если ты хочешь, чтобы я больше не работала водителем, я перестану. Но ты должна решить это сама.
Мне кажется, все мои слова влетают в одно ухо, а вылетают в другое. От этого я делаю глубокую затяжку и закрываю глаза. Не стоит разговаривать о чём-то серьёзном, когда твой собеседник чем-то накидался. Потом точно не вспомнит. а я ведь душу открываю. Обидно даже.
Нужно уже выбираться из той ямы, в которую я упала. Нужно решать, чем мне заниматься дальше. Я могу сколько угодно быть водителем у Дени, избегая своего прошлого, но я должна встретиться с ним лицом к лицу. Я должна взять в руки фотоаппарат, я должна выяснить, что от меня скрыл бывший муж.
Я должна перестать думать о других и начать уже думать о самой себе. Благотворительность кончилась, пора включать эгоизм.
Только дождавшись, пока Дени заснёт, я закрываю квартиру и уезжаю к себе. Мне не хочется оставаться в доме, где я чуть не придушила человека. Пусть даже вины Дени прямой в этой нет, пока что мне стоит отдохнуть от всего этого. Тем более, врач мне говорил, что нервы мне ни к чему.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Старый русский новый год, китайский - какая к черту разница?