Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sandmann: komm zu mir nach Haus!


Sandmann: komm zu mir nach Haus!

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

before: break the aim
Sandmann, komm zu mir nach Haus!
   
vol.1.

http://funkyimg.com/i/2n4PT.gif

Angelina & Jason Westwood
Raoka Salazar
Padre Dominic (nps)
Melissa Ryder
_____________________________
december, 2016
Sacramento
Atlantis
_____________________________

Сюжет.

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Oomph! - Sandmann</font></b> <br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">  <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/12ffe76c-b723-4aca-b25d-7390f86b249d/Oomph!%20-%20Sandman.mp3"> </object> </center>

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
«Sandmann, Sandmann,
mach die Lichter aus,
die Wahrheit ist grausam,
drum schenk mir einen Traum.
Sandmann, Sandmann,
komm zu mir nach Haus,
streu mir Sand in meine Augen
Und weck mich nie wieder auf»*

———
* Песочный человек, песочный человек,
Погаси свет,
Правда жестока,
Поэтому подари мне сон.
Песочный человек, песочный человек,
Приди ко мне в дом,
Засыпь мне глаза песком,
И никогда больше не буди меня.(нем.)
Для части Германии "Песочный человек" стал символом падения страны.

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-02-11 12:26:08)

+3

2

"Ну, дети! Теперь в постель! В постель!
Песочный человек уже идет, я примечаю!"
*
———
В этом доме никто и никогда не задавал душещипательные вопросы. Здесь не жалели или делали это, откровенно говоря, саркастично и жестоко. На такой большой территории дома мы разбредались, каждый в свой угол и имели личное пространство коего хватит на целую семью. Моя спальня находилась на втором этаже, лицом на север. Падре предпочел восток, Мелисса - юг, а Ангелина встречала красивые закаты, если не была пьяна в доску. В такой же последовательности мы сидели за обеденным столом на первом этаже.
Нас встречал рассвет, проникающий в окна дома. В зале прокричала кукушка на часах. Пять утра. Тот период когда стояла могильная тишина. Не было споров между падре и Ангелиной. С кухни не доносилась возня Лиссы, а из моего кабинета тихие отголоски дарк-джаза. Псы зевали периодически, пока мы прошли холл. По левую сторону находился зал для гостей с реконструированным роялем, на котором когда-то играла моя матушка. Точнее, это была копия того старого и уничтоженного в пожаре. По правую руку от нас пахло корицей и яблоками. Кухня и столовая. Мелисса пекла чудные пироги, не смотря на свой юный возраст. Зачастую у женщин умелое обращение в готовке с рождения либо отсутствует, либо наоборот. Малютка Райдер, коей я задолжал. Представить трудно, через что девушка прошла из-за моего несносного характера и страшной ошибки. Подобное повторилось вновь. Точнее, об этом кричала наша паранойя в голове. Мне даже казалось, что высокие потолки резко нависли над головой, и по коридорам разносились перешептывания за спиной. Хотя на самом деле, псы брели по паркету, царапая когтями поверхность пола. Ничего необычного, просто галлюцинации, присущие большинству из нашего рода. Указав жестом в левую сторону, я расстегнул куртку:
- Проходи, все спят. Хотя, мне нужно будет разбудить одного человека, который не останется равнодушным к тому, что произошло сегодня с нами, - и это была точно не кузина, которая бы высмеяла меня или наоборот оторвала наш половой орган.
Мне нужен был падре. Я так же не хотел пробуждения Лиссы. Тревожить ее психику не посмел бы, или была иная причина? Наши отношения стали весьма отдаленными и контролировались двумя людьми. Позволив себе всего несколько раз перейти черту, я уже получил статуэткой по голове, причем от кузины. А уже на следующее утро лично отдавал девушке электрошокер на случай моего последующего неадекватного визита.
Это была Атлантида. Место где насиловали детей, напивались до потери пульса и кричали о революции и войне. Дом в котором женщины были настолько преданы близким, что предпочитали молчать и спасать семью любыми способами, но не скандалом. В кого пошла Гели было не ясно, но она, как и покойная племянница Райден явно отличались от типичного женского поведения. Но это была наша семья. Единственное, что мы имели. Иногда мне казалось, что и падре был "тайным" ребенком дяди-священника, уж больно Доминик вписался в сумасшедшее общество и не испытывал при этом дискомфорт.
- Или пройдем на кухню? - поспешная мысль о кофе заставила меня обернутся к девушке.
Мокрый нос уткнулся в мою ладонь. Моцарт всегда так делал, если я долго отсутствовал. У пса была небольшая психологическая травма после гибели предыдущего хозяина. Сальери пережил это несколько легче, а вот рыжий доберман нуждался в постоянной компании хозяев. Он либо носился возле падре, или спал в ногах Гели, ...ну или нагло лез на мою постель, пока спал я. И было самое поразительное, что ему никто не перечил в этом доме. Насколько мы могли быть жестокими в обращении с людьми, но с животными и детьми носились с глупой улыбкой на лице, позволяя и тем, и другим абсолютно всё. Я наблюдал не раз за тем, как Ангелина возилась с Моцартом и поражался ее колючему характеру с нами. А впрочем, думаю, что кузина со всеми была предельно откровенна, саркастична и обрубала всякую попытку задеть ее самолюбие.

Кофе был необходим, ибо наш мозг начал входить в то состояние, когда часть мыслей путалась с фантазиями и фантасмагорией. Параноидальные мысли касательно секса с ребенком не просто пугали нас, нет. Отчасти мы опять испытали легкий флёр эротизма, и тонкое веяние утраченного наслаждения. Вот поэтому мне и нужен был падре. Часть меня осознанно боялась, что история повторится, но только инициатором уже буду я сам. Другая часть, испытав настолько быстрое и всеохватывающее чувство эйфории, хотело это вернуть. Включив одну лампу в кухне, и повесив на спинку стула куртку, я проговорил:
- Кофе? Хоть что-то я умею делать помимо взрыва машин и убийства людей, - по правде говоря, я еще умел держать кисточку в руках и забивать гвозди в стену, но говорить о своих талантах Вествуды не умели.
Мы умело шутили на тему недостатков семьи и даже смеялись с собственных ошибок, высмеивали друг друга. И вот по этой причине я не хотел сталкиваться сейчас с кузиной.
Я не задавал лишних вопросов Раоке. Наше истощение за ночь требовало покоя после столь насыщенной ночи. Но я так же наблюдал ее потерянную реакцию. Сомневаюсь, что это было из-за попадания в новый и незнакомый дом. Да, постройка шла под викторианский стиль с примесью готики, но все Вествуды были падки на своеобразный мрачный уют в доме. На удивление, мы нуждались в собственном угле и прятались там, как омар в раковине. Единственное место, где никто не мешал нам думать. А последним страдал весь род, за исключением одного предка, который был знаменит своим слабоумием.
Когда машина готовила кофе, у меня было достаточно времени, чтобы рассмотреть девушку. Эффектность юности всегда завораживает уродов подобных мне. А они часто летят, как мотыльки на огонёк. Только в данной ситуации обе стороны находились на равных правах, и не являлись инициаторами знакомства. Так сложились обстоятельства. Она сбила человека, а мне было суждено его добить. Она угнала машину, а мне вернули сексуальное желание и опять пришлось за это убить. А впрочем, я бы не смог сегодня остановится, если бы не характер девушки. Пожалуй, отчасти она спасла нам жизнь.
- На столе пирог. Моя домработница потрясающе готовит, думаю, подкрепится тебе стоит, - в отличии от меня самого.
Мы не могли есть в критические моменты работы мозга. Всегда нуждались в тишине, чтобы восстановить должное количество энергии, потраченной на умственную деятельность. Только сейчас наша голова, казалось, взорвется от изобилия мыслей. Когда я разливал кофе по чашкам, то удивился тому, как дрожала рука. А возможно, это было перевозбуждение или просто усталость. Еще одна причина, почему я не хочу встречать Гели, в ближайшее время, в радиусе нескольких метров рядом с нами. У меня просто не хватит сил парировать ей в ответ и подбирать в голове колкие фразы. Повышенная нервная возбудимость скорее подобьет на то, что я стукну кузину головой о стену, ...или наоборот, она меня.
———
* Э.Т.А.Гофман "Песочный человек"

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-25 14:04:42)

+3

3

Следуя за Шоном вдоль затемненного, освещаемого лишь уличным рассветом, коридора, девушка продолжала молчать. Изнутри интерьер показался ей не менее странным, чем снаружи. В подобных домах ей бывать еще не приходилось. Кажется, он чем-то, пусть и отдаленно, но напоминал тот блядский отель... или ей просто так показалось, так как картины произошедшего там все еще продолжали периодически мелькать у нее в подсознании. Однако, прогнав в голове эту ассоциацию, Раока тут же задрала взгляд на потолок, и убедившись в том, что зеркал на нем нет, как-то даже расслабленно выдохнула, перестав настороженно рассматривать обстановку вокруг себя. Единственным, что все еще вызывало беспокойство было то, что за ними следовали две огромные собаки, одна из которых периодически косила на нее взглядом, пусть и не лаяла, и не кидалась.
Состояние  было подавленным и в какой-то степени безразличным, потому через некоторое время блондинка перестала обращать внимание даже на животных. Она устала, пусть и по большей части лишь морально. А в таком, слегка апатичном состоянии ей на многое было плевать. Разве что в голове, прорываясь сквозь комок спутанных мыслей, снова встал вопрос о том, зачем Шону все это. Зачем ему нужно было предлагать поехать вместе, звать с собой... а после еще и пригласить к себе в дом. Это ни сколько пугало, сколько казалось лишь странным, вызывая некоторые вопросы. Но, тем не менее, она понимала, что он, так или иначе, но вытащил ее задницу из дерьма. Не поехала бы она тогда с ним, стопроцентно попалась бы копам, провела ночь в участке и не факт, что реально смогла бы доказать свою непричастность учитывая хотя бы то, что у нее нашли бы холодное оружие. Кто разбираться будет, что она таскала их с собой в целях самообороны, если рядом, на той же улице, нашли окровавленный труп? Переживания о котором, кстати, легко отошли на задний план после посещения того проклятого отеля. От него то впечатления-то по ярче были.
Молча, но одобрительно кивнув на предложение проследовать на кухню, девушка вздрогнула, внезапно почувствовав, как ей в ногу ткнулась собака. Зверь, не обратив на препятствие в виде нее никакого внимания, проследовал вперед.
«Хоть фыркать перестал в мой адрес, и то радует...»
Запах кофе, распространившейся по кухне, как ни странно, но начал немного приводить в порядок ее спутанные мысли, и в то же время отвлекать от них. Да, этот напиток бывает, хорош практически в любой ситуации, как ни крути. Как для того, что бы немного успокоится, так и для того, что бы взбодриться. Потому Раока от него никогда и не отказывалась. А требовалось сейчас и то, и другое, в равной степени.
― Да, спасибо, ― устало улыбнувшись, проговорила девушка, опустив взгляд на кружку с обжигающим, пока что, напитком. Коснувшись рукой краев фарфоровой емкости, Раока подняла взгляд на собеседника.
― Странно это. Приглашать в дом совершенно незнакомого человека, ― «только еще более странно было соглашаться ехать в этот дом. Ночью, за город и на попутной машине. Еще и неизвестно с кем». ― Надеюсь, вампиров здесь все же нет.
На самом деле в глупые сказки про ведьм, мертвецов и вампиров, которыми обычно пугают детей на Хэллоуин, девчонка давно уже не верила. Да и мест, которые люди, в большинстве своем считают жуткими и опасными (как пример, те же темные переулки в районах промзоны, или же просто в плохих районах... или же полупустой загородный дом, обставленный в готическом стиле), Раока не боялась. Слегка неуместная, может, фраза, сказанная ею без какой-либо задней мысли, скорее была просто попыткой разрядить нависшую атмосферу. Что-то обсуждать в таком состоянии ей в принципе не хотелось, но чувство душевной подавленности почему-то пугало больше. И именно его сейчас хотелось отогнать.
― Я не стану задавать лишних вопросов, типа того, что такой человек... как ты мог делать на промзоне, «учитывая, что я думала, что там ошивается одна шпана и наркоторговцы... ну еще и угонщики, типа меня, если такие вообще существуют». ― И не скажу, что мне жаль, что я нарушила тогда твои планы, ― «потому что мне не жаль, и я не вижу смысла врать».
Тяжело вздохнув, Раока сделала небольшой глоток предложенного ранее напитка.
― Плохих людей нужно наказывать, ― переходя на шепот, проговорила блондинка, опусти взгляд вновь на емкость с кофе, ― они должны получить ровно столько, сколько, блядь, натворили.

[AVA]http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0321/h_1490122262_4526304_07337c66de.png[/AVA]

Отредактировано Raoka Salazar (2017-03-21 21:52:39)

+3

4

Этот дом, и вся Атлантида постепенно становились для Ангелины частью ее. Сначала она этому противилась. Отгоняла от себя все эмоции и чувства, притупляя их алкоголем. Девушка не хотела становиться частью этого рода, стать одной из веток в их семейном древе. Будь это дерево реальным, она лично бы взяла топор и срубила его под корень. И все же, кровь ее матери, кровь предков порой играла в ней. Гели было комфортно в этой атмосфере легкого сумасшествия. Здесь не нужно было носить маски. Быть собой в нынешнее время это привилегия не многих. И в какой-то момент, Ангелина перестала сопротивляться, позволяя Атлантиде попасть в ее вены, в ее разум. Единственным пятном в этом был ее братец. Девушка живет здесь с мая, но они так и не смогли найти общий язык. Каждая их встреча заканчивалась боем. Между ними воздух накалялся так, что были заметны искры. Даже падре лишний раз не рисковал вставать между ними. И Доминик получал от Ангелины свою долю сарказма и иронии. Воспитанная в обществе хиппи, Гели не слишком-то верила во всю эту божественную фигню. Она только смеялась, что у нее еще никогда не было священников в постели. Но, как-то раз она разговаривала с ним, правда состояние было вообще неадекватным. В тот раз девушка рассказала про своего не родившегося ребенка. Гели так и не смогла похоронить эти воспоминания.
[indent] Часы на стене тихо отстукивали свои секунды, дом давно погрузился в тишину, вот только Ангелина ни как не могла уснуть. Алкоголь постепенно выветривался из головы, и она начинала болеть. Виски сдавливало, отчего девушка то и дело растирала их пальцами. Во рту пересохло, язык стал похож на наждачку. Пошарив возле себя рукой, Гели не обнаруживает собаку. Вероятно, Моцарт почувствовал брата и убежал к нему. «Приперся значит…» Настроение испортилось еще больше. Было бы намного лучше, что бы он свалил и не возвращался. Вздохнув, Ангелина все же встает с кровати, и уже почти выходит из комнаты, но замирает. Она всегда спала обнаженной, поэтому сейчас ее рука шарила в кресле, выискивая халат, который девушка накинула на себя. Ей, конечно, до барабана, но, если она нарвется на падре, он потом ей весь мозг съест своими нравоучениями. Именно поэтому Ангелина старалась не палиться перед Домиником. Реконструкция дома закончена, ну или почти закончена. Все дыры, прорехи, выбитые стекла – все было заделано, поэтому в поместье было тепло, что позволяло ходить босиком. Бесшумно ступая босыми ногами по мягким коврам и теплому паркету, девушка достигла кухни, да так и замерла в дверном проеме. С ее светло-бежевым халатом, бледной кожей и темной шевелюрой, она сейчас больше походила на приведение.
- Ну надо же, братец привел в дом девушку, - хриплый, после долгого молчания, голос прорезает тишину. Усмехнувшись и приподняв одну бровь, Гели рассматривает это ночное сборище. Взгляд холодных карих глаз скользит по незнакомке, медленно, с легкой издевкой. Так рассматривают вещь в витрине, прежде чем купить ее. После взгляд обратился на брата, глаза прищуриваются. – Выглядишь так, словно по тебе поезд проехался. Жаль, что не добил он тебя.
Больше не обращая внимание на братца, Ангелина устремилась к холодильнику, что бы достать графин с соком. Вот она живительная влага, о которой она мечтала. Налив полный стакан, девушка тут же выпила половину, смывая из горла эту пустыню. После чего вновь повернулась к присутствующим.
- Милочка, не верьте всему, что говорит этот человек. Он же натуральный псих, найдите себе кого-нибудь другого. Ты сегодня кто, братец, Шон или Джейсон? А может, появилась третья личность? –усмешка кривит губы. От дальнейших язвительных комментариев ее отвлек Моцарт, которой с самой невинной мордой лица сел у ног девушки, преданно заглядывая в глаза. Почти мгновенно с лица Ангелины пропали все тени, на губах зацвела искренняя улыбка. – Ты же наглый вымогатель! Мы с тобой очень хорошо поужинали, - потрепав пса по голове, девушка поставила стакан на стол и вновь подошла к холодильнику, что бы достать кусок сыра, который она специально оставила для пса, так как знала его привычку выпрашивать вкусняшку.
- У вас такие морды, словно только что вы похоронили любимого хомяка, - заняв свободный стул за столом, Гели специально садится к брату спиной, полностью его игнорируя. – А я редко ошибаюсь на этот счет. Ну, и кто повинен в смерти ночного жмурика?
Скармливая Моцарту кусочки сыра, девушка то и дело почесывала его за ухом или под подбородком, кончиком пальца касалась мокрого носа. У нее никогда не поднимется рука на собак или других животных. Эти создания не сделали ничего плохого человечеству. А вот на счет людей тут была другая сторона медали. Она, не задумываясь с радостью, всадит нож в сердце любого, кто ей будет мешать, ну, или кто не так посмотрит в ее сторону. Поэтому, то, что эти двое сегодня ночью кокнули кого-то, ее совсем не волновало.
- Кстати, сходил бы в душ, Вествуд. От тебя несет как от общественного туалета. Заодно мысли в порядок приведешь, - новая язва в сторону кузена. Они появлялись в ее голове самопроизвольно. Ее сладким не корми, дай братца укусить.

+3

5

– Мой старший брат... он не избивал младшего брата.
Он был более жестоким. Он меня заставлял.
А я позволял ему. Я боялся его.
– А ваши родители?
– Они ещё хуже.
*
———
Я смотрел на девчонку ровно до того момента, пока в наш скромный и тяжелый диалог не ворвалась Ангелина.
Порой мне казалось, что более юное поколение столь равнодушно к большому миру, что сейчас слова Раоки вызвали замешательство. Я слышал много чего от них, но редко в словах проскакивала жалость. У девушки было потрясающее сочетание пренебрежения к правилам и законам этого штата, и в тоже время сентиментальность, присущая будущей матери, сестре или дочери. Раньше я часто задавал провокационные вопросы своим студентам, но редко получал осмысленный и четкий ответ. Они не знали, чего хотят и отдавали жизнь в руки случая. А Раока хотела приручить случай.
- Беда в том, что ты их уже не изменишь, - облокотившись о кухонный стол, перевел уставший взгляд на дверь, - горбатого и могила не исправит.
Тот самый случай неудачно столкнул два звена Вествудов в одной комнате и именно в тот момент, когда это было не нужно никому.
Моя рука по прежнему дрожала. Все так же за окном поднималось солнце, а псы лениво подняли морды и вильнули хвостами. Все было таким же, за исключением собственного восприятия сложившейся ситуации. На какое-то мгновение голоса вокруг меня оборвались, а затем как стервятники направились в сторону кузины. Сучий характер всегда привлекал к себе всю чернь нашего рода, включая и галлюцинации. Ничего необычного. Просто роду Вествудов ненавидеть друг друга гораздо проще, чем спеть рождественскую песню или нарядить елку перед праздником. По правде говоря, мы вообще не праздновали Рождество или делали это весьма извращенно.
Переведя уставший взгляд на бледную сестру и отставив чашку на стол, я выдохнул Раоке:
- Познакомься, это первое привидение нашего дома. Моя кузина - Ангелина, - махнув пренебрежительно рукой в сторону родственницы, цокнул языком, - она всегда вдрызг пьяна и ее лучше не злить, как полтергейста.
Она и впрямь выглядела неважно. То ли с перепоя, а может на наркоту подсела. Хотя, в последнем я сомневался. У Вествудов была повернута крыша, но далеко не на "опиуме". За то время, что провели с сестрой под одной крышей, я узнал о ней ровно столько, сколько она хотела. Еще одна черта рода: мы будем скрывать до последнего собственные тайны, запечатывая их как можно глубже. Но каждый раз заглядывая в темную бездну ее глаз, понимал, что у нас очень много общего. Гораздо больше, чем могли себе представить.
- Не перекармливай его! - прищурившись, я резко поднял тон, - у него диета!
Мне хотелось исчезнуть, во избежание очередных семейных разборок, которые всегда шли огромным бонусом и только потому, что никто из нас не умел держать себя в руках. Сколько бы я не пытался контролировать ситуацию, она всегда найдет лазейку и спровоцирует всплеск. Тоже самое происходило и с Ангелиной, когда меня начинало уже нести и неизвестно в какую степь. Перечень знаменитых полотен, кстати, здесь был абсолютно беспомощен. Огрызаясь между собой, мы вполне отлично не обращали никакого внимания на всё остальное. Так поступают либо дети, или безумцы вроде нас.

В это конченом доме всегда один будет налетать, а второй пытаться исчезнуть с горизонта. Иногда мы менялись местами, а бывали случаи, когда падре приходилось влазить между, ...это было всего пару раз, в конечном счете священник махнул рукой и предложил поубивать друг друга, освободив при этом землю от двух кретинов. Кстати, это подействовало гораздо лучше, чем привычные слова: "любите друг друга", "успокойтесь", "не грешите".
Гели весьма удачно села на тот стул, где висела моя куртка. Я так же игнорировал ее, оттопырив нижнюю губу.
- Ну, и кто повинен в смерти ночного жмурика?
Допив остатки холодного кофе, я хлопнул сестру по плечу и с ухмылкой проблеял:
- Ты и виновата, сестрица! - обернувшись к ней, продолжал скалиться, - жмурик который приехал по твою гнилую душу. Поройся, как обычно, в моих карманах. Там лежит его ежедневник.
Поведя пальцем воздухе и переведя хаотично взгляд, вяло добавил:
- И раз уж вы познакомились, пойду разбужу еще одно привидение. Как раз помянет душу, а мы все дружно поплачем, - не удержавшись, я взъерошил волосы сестры, - хотя насчет тебя сомневаюсь. У тебя сочувствия не больше, чем у маньяка-педофила.
Отвратительное сравнение слетело с языка еще до того, как включился мозг. Тряхнув головой, я опять услышал детский голосок в голове. Скрипнув зубами, огрызнулся. По большому счету восклицание - "Fuck!" относилось больше к тому самому случаю, что столкнул нас с Раокой в подворотне, а в последствии позволил ребенку сделать минет, вернув тем самым сексуальную жажду.
Я не хотел, чтобы Ангелина даже знала об инциденте с ребенком. Но ее уникальный нос всегда улавливал то, что не нужно. Истинное женское любопытство всегда поражало и бесило всех мужчин. Убираясь из кухни, пропустил мимо ушей колкие фразы. Чем больше я ее игнорировал, тем более хотел закопать на семейном кладбище. Но нет, мне всего лишь это показалось:
- Да-да, после встречи с тобой не только мысли нужно приводить в порядок! Ты вытрахаешь мозг кому угодно, - и ведь мы никогда не задумывались, уверенно парируя в ответ.

Оставляя Раоку наедине с Гели, я хотел поговорить с падре.
Стыд - отвратительно слово, но первое, что приходило на ум!
Доминик спал мертвым сном. Пытаясь его растормошить, я прохрипел:
- Падре, просыпайся! Опоздаешь на утреннюю молитву.
В ответ доносился тихий храп и перегар, к коему дом предков начал привыкать. Подняв на стену глаза и поведя удивленно бровью, я увидел распятие. А на прикроватном столике лежал томик карманной Библии, коловратка и недопитая бутылка рядом с полной окурков пепельницей.
Поведя перед носом рукой, начал выходить из себя. Неосознанно фыркнув, хлопнул с силой по татуировке на плече священника:
- Блядь, да просыпайся! Тебе скоро ехать на завтрак к Эндрюсам.
- Не ругайся, - сонный и скрипящий голос падре можно было легко сравнить со ржавеющими ставнями, - я помню.
Почесав висок и наблюдая за другом, я чувствовал как тяжелая ноша начнет скоро прорывать, примерно так же, как и едва затянувшаяся рана, которую случайно затронули:
- Падре, у меня есть две новости...
- Ты кого-то замочил? - приоткрыв один глаз, Доминик потянулся к столику. Выпятив нижнюю губу, я проблеял в ответ:
- Хорошо, у меня есть одна новость.
Ненавижу это чувство стыда. Оно мне досталось от одной расщепленной личности. Другая же подарила агрессию и ненависть. На данный момент я не знал, чего больше внутри. Скрипнув зубами и швырнув в сонного друга штанами, резко отчеканил:
- Спускайся в холл, есть разговор.
Голоса вокруг меня сосредоточенно выедали мозг и долбили по сознанию, как бывало каждый раз, когда я не мог до конца справится с импульсами души. Мне казалось, что падре сейчас что-то нес, хотя Доминик только шумно выдохнул в ответ. Мне было плевать, что могла еще сказать Ангелина нашей гостье. Сейчас я уведу ее из-под носа сестры, ибо отель стоял в графе важных вопросов, обогнав при этом семейные распри. И не дай Бог, Гели будет лезть не в свое дело!
———
* Agents of S.H.I.E.L.D.

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-25 16:12:59)

+3

6

― Значит могила, ― все так же полушепотом, коротко бросила блондинка.
Все, что приходило на ум вместе с этим выводом сводилось к ярому желанию найти способ уничтожить... да хотя бы сжечь тот блядский филиал Ада, что бы на его месте осталось лишь пепелище, и что бы вместе с этим пожаром все, кто хоть как-то содействовал его существованию, сгинули прочь. Однако в этом коварном плане была одна погрешность, которая напрочь и перечеркивала возможность его исполнения. Это дети. Пострадавшие от такой судьбы, которые, скорее всего, погибнут наравне с ними. Ведь при таком раскладе, даже если кому-то и удастся убежать от пламени, малышек однозначно никто не будет спасать. Они же, не что иное, как очередные игрушки для больных на голову извращенцев.
От подобных рассуждений Раоке стало не по себе. Вновь возникло чувство отвращения, и мысли обо всем этом захотелось как-то отогнать. Воспоминания о впечатлениях изрядно давили, мешая рассуждать трезво. К счастью, тишину нарушил незнакомый ей женский голос. Сразу же подняв взгляд в сторону источника звука, она увидела девушку в светлом халате. Сравнение с привидением и правда было к месту, особенно учитывая то, что ни Раока, ни Шон, похоже, и не услышали ее приближения, будучи озадачены иными вопросами, и отвлечены на диалог, который в результате был прерван.
― Раока, ― равнодушно произнесла блондинка, посмотрев в сторону новой знакомой, после секундной паузы добавляя, ― очень приятно.
Якобы жест вежливости, к которому приучали еще с детства. Приходя в чужой дом... как говорится, прояви хотя бы каплю уважения к его хозяевам, пусть на визит сюда она и не напрашивалась. На самом же деле, в данный момент, блондинке было наплевать на все это из-за чувства все такой же моральной подавленности. Практически никаких эмоций, и даже мыслей насчет новой знакомой у нее не возникло. Разве что приглушенное чувство облегчения, от того, что Ангелина оказалась его сестрой, а не женой. А то, очень неловко получилось бы.
Когда она слегка бесцеремонно встряла в разговор, девчонка переключила свое внимание полностью на нее. Слова, сказанные Ангелиной далее, Раоку, к слову, немного удивили даже, хотя полный их смысл девчонка так и не поняла. В мыслях сразу же встал вопрос о том, что все это значит: очередная попытка подстебать брата перед ней (исходя из первого впечатления, блондинке показалось, что отношения у этих двоих явно были натянуты) или же какое-то подобие предостережения, даже несмотря на то, что Шон и не думал представлять ее как свою девушку, или кого-то в этом роде. Но уточнять этот вопрос не спешила. Да и больше склонялась все же к первому варианту.
Промолчав на фразу Ангелины, Раока лишь повесила на лицо подобие какой-то двусмысленной улыбки. То ли вежливой, то ли скептичной. Точно не понятно было. И вроде бы весь разговор начал не так плохо складываться, только вот внезапная фраза о трупе заставила девчонку слегка занервничать и задаться про себя вопросом: «она то, бля, откуда знать может?» Однако, внешне она старалась не выдавать того, что эта реплика ее как-то задела. К тому же в этот момент в диалог опять вмешался Шон, что опять же позволило Раоке промолчать придерживаясь выбранной марки слегка безразличной эмоции. А вот в смысл сказанных мужчиной слов она внимательно вникла, при этом даже изрядно удивившись сложившемуся раскладу.
«Так, тот труп... и должен был быть трупом что ли?» ― не особо приятные ощущения возникли у нее от промелькнувшей мысли. Казалось бы, мысли об отеле совсем выбили воспоминания на этот счет, но после сложившегося в данную минуту разговора, картина с окровавленным трупом на асфальте в главной роли вновь всплыла в голове. Мысли спутались окончательно, что не могло ни раздражать. Не то что бы девчонке хотелось разобраться со всем этим и принять как есть, скорее просто отдохнуть и выкинуть все эти переживания терзающие ее из головы полностью. Но она знала, чтобы это случилось, проблему нужно решить. Только тогда, все само по себе может встать на свои места.
Когда Шон оставил Раоку наедине с ее новой знакомой, на несколько секунд на кухне воцарилась тишина. Сделав еще один небольшой глоток почти остывшего уже кофе, девушка перевела взгляд на Ангелину.
― Я его сбила, ― нарушая тишину, проговорила девчонка, ― случайно. Но, видимо очень удачно. Так понимаю, винить себя не стоит?
Про себя она совершенно не понимала зачем произнесла подобную фразу, да и вообще зачем изъявила желание продолжить диалог. Лезть в свое дело не хотелось, да и не нужно ей это было. Однако на Раоку будто бы уже начинало, пусть и слабо, но давить чувство вины за случившееся, и возможно этот вопрос был лишь способом выбить какое-то подтверждение того, что тот бедняга все равно сдох бы сегодня ночью. И попытаться выкинуть хотя бы одну часть терзающих ее сейчас мыслей.
― А вообще, я не его девушка, и не планировала ей становиться. При нашей первой стычке я оскорбляла Шона всеми известными мне матерными словами, и порезала ему руку, не очень полюбовно как-то, ― внезапно продолжив диалог, блондинка ухмыльнулась, ― просто так получилось, что я попала в ваш дом сегодня... хотя, опять же, таких планов у меня не было. Долгая история на тему «как и почему»... короче мы должны были остановиться в отеле на ночь... и остановились. Только вот отель оказался... с особыми услугами,«даже хуже чем бордель Сатанинской мамаши с БДСМ развлечениями», ― ночевать там в принципе можно, если конечно ты сторонник... ― сжав запястье в кулак что есть силы, блондинка прикрыла глаза. Снова это чувство отвращения, не иначе.
― Педофилии, ― немного помолчав, добавила, не открывая при этом глаз, ― но есть и плюсы... две жизни, издевающихся над детьми мразей, мы с собой забрали. По крайней мере, я на это надеюсь.

[AVA]http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0321/h_1490122262_4526304_07337c66de.png[/AVA]

Отредактировано Raoka Salazar (2017-03-21 21:52:51)

+3

7

- У него диета, - передразнила Ангелина брата, искажая голос до писклявого, даже и, не подумав обрывать кормежку пса, впрочем, как и всегда. Она почти всегда игнорировала его, еще больше беся Шона. Обращала внимание лишь тогда, когда ей в голову прилетала первая попавшаяся вещь, которая попадала под руку Вествуда. Обычно после этого начиналась продолжительная война, от которой стены Атлантиды ходили ходуном.
Зашипев на брата, когда он взъерошил ей волосы, Гели уже хотела послать его по адресу, о слова замирают на губах, когда Шон заканчивает свое предложение. Она просто окаменела, стала лишь еще бледней и сжала кулаки. Это был удар ниже пояса. Ведь братец видел, как Ангелина злилась, стоило увидеть по новостям очередного урода, который совращал детей и какие проклятие девушка посылала ему на голову. Но, вся эта ненависть упиралась в то, что и у нее мог быть ребенок, и его могло совратить такое же чудовище. До этого, какими только оскорблениями брат с сестрой не бросались, но это… она готова была помчаться за Вествудом и просто забить его до смерти на лестнице. А после поиграть отрубленной головой в мяч! К тому же, ей совсем не понравился взгляд Шона в этот момент. Прищурившись, Ангелина перекручивала в голове этот эпизод. Нехорошее предчувствие комком встало в горле, не давая нормально вдохнуть воздуха. Появилась тошнота, которую срочно нужно загасить, или она за себя не отвечает. Встав со стула, девушка подошла к холодильнику и вытащила из его недр бутылку виски, а на полочке взяла два стакана. Будет, пить девушка или нет, Гели не волновало. Ее дело только предложить. Вновь заняв место за столом, Ангелина разлила янтарный алкоголь по стаканам и придвинула одни из них Раоке. Интересное, кстати, имя. А после полезла в карман куртки Вествуда, совсем это не скрывая, вытаскивая на свет небольшую записную книжку.
- Винить себя? Оно тебе надо? Милая моя, возможно ты избавил этот мир от такой мрази, которая тебе и не снилась. Свидетелей, надеюсь, не было? – сделав глоток виски, Ангелина открыла ежедневник, листая исписанные листочки. И, чем больше она читала, тем больше ей хотелось выпить. А в это время сидящая напротив блондинка начала говорить. – Правда? Да ты мне уже нравишься, - криво улыбнулась Гели, когда Раока рассказала о встречи с ее братцем. Она бы поступила так же, будь при ней нож или другой режущий предмет. Вот только после последних слов блондинки, улыбка сбежала с губ Вествуд. Раскаленная игла вонзилась в мозг, и голова взорвалась болью. Но, благодаря этой боли мысли выстроились в одну цепочку. Хорошо, предположим девушка просто проезжала мимо и сбила того жмурика, но, что там делал Шон? Какого хрена ночью он поперся в сторону того отеля? На скулах девушки заходили жевалки, от стиснутых зубов. «Мутишь ты братец, ой мутишь. Падла такая…»
- Ты, сказала педофилии? – на всякий случай переспросила Ангелина, которой очень хотелось ошибиться. Но, даже если оговорилась Раока, ежедневник того жмурика точно не врал. Имена, возраст, цена. – Знаешь, хочу спросить у тебя. Ты, возможно и проезжала мимо того отеля, но что там делал Шон? Не хотелось бы мне знать, что является одним из клиентов этого специфического заведения. «А если является, оторву хозяйство и затолкаю в глотку…»
- Время ночь, живешь ты вероятно в городе, а добираться туда уже поздно. Я могу предложить тебе душ и кровать, что бы хорошо отдохнуть. Этого припизднутого не слушай, если заведет разговор про отель на ночь. Дом большой, места всем хватит.
Моцарт, сидевший у ее ног, положил морду на колени Ангелины, заглядывая девушке в глаза. Рука на автомате потянулась, что бы погладить собаку, легко улыбаясь этой умилительной мордахе. Пес словно чувствовал переживание Гели и пытался таким способом успокоить ее. Едва слышный цокот и в кухне появляется Сальери, занимающий место по другую сторону от Моцарта. Это единственные существа, которых Ангелина любила и баловала как могла, часто в секрете от брата. А то опять орать начнет. Кстати, о брате. Встав со своего места, Ангелина вышла из кухни и остановилась в холле, смотря на лестницу, которая вела на второй этаж. Шон пошел будить Доминика, но слишком уж долго он приводит в чувства священника. Ангелине хватало пары минут, что бы разбудить падре, хватало только одной ее шаловливой руки, которая ловко скользила сначала по одеялу, а после и под ним, подбираясь к самому важному мужскому органу.
- Вествуд!!! – заорала девушка, подходя к лестнице, положа ладонь на поручень. – А ну быстро спускай свой ебаный зад вниз!!! Или клянусь, я сама тебя спущу, заодно отпинаю как следует по почкам и печени!! У меня к тебе очень серьезный разговор, Шон!!
Разговор и правда был, и раз он считает, что она трахает мозги, то его она изнасилует с особой жестокостью, вдоволь поиздевавшись над ним, опустив ниже плинтуса, а после добьет, что бы эта тварь не мучилась. Он даже может не пытаться ей врать, за это время Гели достаточно его изучила, стоило только взглянуть в его глаза. Они были его живым отражением, там порой плескалось такое безумие, что становилось страшно. Но, в то же время, Шона легко можно было прочитать по ним. «Да поможет тебе Бог, в которого ты так веришь, брат, если ты хоть раз использовал ребенка для своих потрахушек… Ад покажется тебе райским местом, по сравнению с тем, во что превратится Атлантида!»

+3

8

Он считал, что наша жизнь это сплошной тренировочный лагерь, в котором ты маленький бойскаут и обязан выжить любой ценой. Доминик ложился поздно, часто заставая Вествудов в подвешенном состоянии и привык ко всем выходкам обоих за эти полгода. По правде говоря, падре имел неиссякаемый позитивный дух, считая уныние одним из отвратительных грехов человечества. Обладая незаурядным умом и революционным характером, Паркер уже однажды умудрился получить предупреждение прямиком из Ватикана, но устал твердить высшему духовенству, что времена "ведьм на костре" и Тамплиеров давно прошли. Мир нуждался в вере, но далеко не в пессимизме.
У каждого есть свои секреты, а у Атлантиды скелеты так и выпирали из каждого шкафа, норовя собой раздавить не одного человека. Его наставником был светлый человек, сумевший в темное время существования маленького мальчишки внести надежду. Доминик начал забывать детство, но поселившись в родительском доме своего учителя, не раз удивлялся тому, как один род способен нагрешить так, что даже десятки исповедей не способны облегчить и очистить их души. Да, он был из тех, кто упорно верил, что если есть шанс спасти хотя бы десять человек, то жизнь прожита не зря. За исключением Вествудов - их не брал страх перед смертью.
- Ты кого-то замочил? - падре смотрел на Шона полусонным взглядом, надеясь, что тот не сжег кого-нибудь на костре.
Полгода священник выбивал "апатичную дурь" из головы племянника своего наставника. Шесть месяцев боролся с болезнью Вествуда по своему, заставляя того занимать свои руки на стройке, в саду или мастерской. Это была своеобразная дань за искренность покойного брата Сэмюэля. В каком-то смысле, сам священник пытался очистить собственную душу.
Когда в него полетели брюки, он лишь слабо фыркнул. Что-то назревало в доме, чего предугадать падре не смог. Что-то из ряда вон выходящее, судя по крикам Ангелины. А впрочем, младшая из Вествудов не удивляла более Доминика своим голосом. Мужчина знал, что в Атлантиде может произойти даже Апокалипсис, если двое последних из рода столкнутся лбами.
Дотянувшись до столика и глянув время на циферблате наручных часов, он цокнул языком и осмотрел свою комнату. От кельи монастыря здесь было лишь распятие Христа над кроватью, да довольно сдержанный стиль интерьера. Солнце еще не слепило ярким светом, едва окрашивая в светлые полутона спальню. Почесав подбородок и натянув штаны, он прихватил со столика бутылку и сигареты. Рассеянно направился на шум, долетавший с первого этажа. Попутно натягивая рубашку, изредка сопел. Голова раскалывалась, и было не ясно от чего больше: то ли от крика Гели, то ли от похмелья. Во всяком случае, Доминик не считал за грех один стаканчик виски перед сном, или выпитую банку пива после заката солнца. Тоже касалось и его личной жизни. Падре был из тех, кто не прятался в сутане, прикрываясь пуританскими постулатами и отказываясь от секса.
- Да-да, я иду, - и хотя это было сказано больше себе самому, но спуск на первый этаж казался великим подвигом, когда тебя ждал не миролюбивый завтрак у Тиффани, а семейные распри.
Пройдя мимо Ангелины с опухшим лицом, он остановился. При виде незнакомки, мужчина было подумал, что новость могла быть и хорошей. Удивлено приподняв одну бровь верх, Доминик обернулся к кузине Вествуда и проскрипел:
- Шон привел наконец женщину в дом? - но вовремя умолкнув, прижал к груди бутылку.
От Ангелины так и выпирала та бесовская энергия, с которой не то, что сложно было справится, лучше вообще не сталкиваться. Махнув вяло рукой юной гостье и слабо улыбнувшись, он указал в сторону зала:
- Рад вас видеть, мисс. Надеюсь, вас не оскорбили. Он не пытался запугать? - осматривая блондинку, выпятил нижнюю губу.
Дурная привычка заразительна. Доминик плелся к ближайшему удобному креслу, раз уж семейный совет был собран в столь раннее время.

Sean Jason WestwoodГолоса в моей голове упорно молоточками забивали гвозди по самые шляпки. Судя по крику доносящемуся, как вой сирены, с первого этажа - Раока все же проговорилась. Я не винил девушку в проявлении бурных эмоций. Пожалуй, будь я на ее месте и вовсе бы рехнулся. Вот только сошел с ума еще раньше, не сумев принять большой мир и ужиться в этом лицемерии. Стоя в темном углу и опираясь о перила лестницы, я поджал губы. Где-то недалеко послышались шаркающие шаги - Доминик выполз со своей унылой кельи. И раз уж Ангелина голосила, как древнее мифическое существо, без ее компании мы уже не останемся. Постукивая пальцами по отполированному дереву, я пытался подобрать в голове подходящие слова, игнорируя кузину. Она могла хоть головой удариться о стену, мне было не до того. Столько событий за одну ночь могли и впрямь свести с ума кого угодно, но только не человека, который в подростковом возрасте висел головой вниз, а в последствии был сброшен с моста. Обернувшись назад и окинув уставшим взглядом портрет деда, я пытался не думать, что в роду Вествудов никогда не было спокойной жизни.
На первом этаже Ангелина опять завопила. Ее голос рассеивался в коридоре и проникал в каждую щель. Ничего удивительного, просто причуды больного сознания. Проведя рукой по гладкой поверхности, я лихорадочно соображал. Часть меня требовала позвонить чифу даже не смотря на то, что друг Кевина был капитаном в отделе по борьбе с наркотиками. Возможно, он и не поверил бы, но наверняка выслушал. Но толку от последнего, когда в данной ситуации и правда стоило действовать. Во мне кричал маленький мальчик, чья нервная система была забита кулаками Моргана и выпотрошена слезами матери. Порой мы становимся монстрами далеко не бесясь с жиру.
Спускаясь вниз, я наградил Ангелину ледяным взглядом практически черных глаз. Она либо не хотела, либо специально не распознавала игру цвета, а я игнорировал ее вопли. Обычный семейный день. Пройдя мимо нее, я направился в зал, чувствуя спиной прищуренный и огненный взгляд. Цокнув языком и вяло поведя головой, проговорил кузине:
- Угомонись. А то спину прожжешь, - обернувшись к Раоке, добавил, - пойдем. С падре ты уже познакомилась. Думаю, нам многое стоит обсудить перед тем, как делать поспешные выводы.
В хронической жизненной агонии именно спешка всегда губила всех Вествудов. Мы обладали импульсивными характерами и далеко не всегда умели глушить жар. Обойдя рояль и направившись к окну, где в одном из кресел уже полулежал падре, указал на диван гостье. Остановившись взглядом на Ангелине и прищурившись, проблеял ей:
- Только ради всех святых, давай обойдемся без цирка. У меня довольно интересная новость. Но я думаю, что Раока тебе уже поведала часть нашего знакомства. Падре, ты проснулся? - резко обернулся к священнику.
- У меня был выбор? Сначала ты над ухом скрипел, потом завизжала она. Вы способны и мертвеца из могилы поднять, - удерживая бутылку в руке, Доминик поглядывал на нас.
- Отлично, - присев на подлокотник соседнего кресла и облизнув губы, меня начало медленно прорывать, - во-первых, я и правда пытался сегодня решить твои проблемы, Гели. Во-вторых, это Раока с которой вы уже знакомы. В третьих, ко мне кажется вернулась сексуальная мощь. И нет, я не трогал эту девушку. Только...
... как объяснить двум психопатам, что тебя трахнул ребенок?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2nR3F.gif[/AVA][NIC]Padre Dominic[/NIC][STA]fucking Halleluja![/STA][LZ1]ДОМИНИК ПАРКЕР, 37 y.o.
profession: священник, собор Святого Таинства
[/LZ1][SGN]http://funkyimg.com/i/2nudt.gif   http://funkyimg.com/i/2mTAm.gif[/SGN]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-26 18:29:56)

+3

9

Блондинке хотелось выпить чего-то покрепче еще с того самого момента, когда они с Шоном оказались в номере отеля. Но поскольку в ассортименте его бара было исключительно красное вино, сделать этого так и не получилось. Этот вид алкоголя она не любила. Поэтому, когда Ангелина, пусть и безмолвно, но предложила ей бокал виски, возможно в качестве все того же гостеприимства, Раока не стала отказываться. Многое хотелось сейчас выкинуть из головы, да и вообще в принципе расслабиться. Лучшим лекарством для такого, конечно же, являлся хороший сон. Отдых, как физический, так и моральный, что бы перегруженное впечатлениями сознание на какое-то время выпало из реальности, а мозг отключился вовсе. Но такая возможность, по всей видимости, ей представится еще не скоро. То, что проблема произошедшего не будет решена сею секунду, Раока понимала. Но грядущий разговор должен был поставить хоть что-то на свои места.
― Именно так, ― тихо произнесла девчонка, подтвердив тем самым вопрос новой знакомой, пододвинув к себе стеклянную емкость с алкоголем. Запивать кофе виски... не очень хорошая идея, но в данный момент блондинку не волновали такие мелочи. Где-то в глубине души, она готова была уже на что угодно, лишь бы легче стало. ― Мы вместе ехали туда. После... ну... убийства,«блять, я сказала это?» ― сделав во фразе нескольки секундную паузу, Раока продолжила, ― в общем, там слишком быстро копы подоспели. Нужно было скрыться где-то за городом, чтобы не засветится на месте... несчастного случая. Шон предложил отель на ночь, ― снова последовала недолгая пауза, ― если бы я или он знали, что это будет за место, в жизни бы не поехали. Я бы много отдала, что бы забыть то, что увидела там, и что узнала...
В мыслях снова встала та картина: девочка, сидящая на кровати с бардовым постельным бельем, ее звонкий голос, произносящий слово «господин», охеревшая реакция Шона... и на секунду, Раоке даже показалась, что она услышала и свои вопли, только теперь уже со стороны. А потом небольшая потасовка в коридоре с почти что, картонными стенами... ах да, и эти ужасные зеркала на потолке. Как будто в них и отражалось все случившееся.
С все тем же чувством дикого отвращения, девушка резко мотнула головой, а после, практически залпом опустошила бокал с предложенным виски. Поняв вместе с этим, что ошиблась в своем решении рассказать Ангелине об этом, как будто надеялась, что станет легче.
― Благодарю. Отелей для меня хватит на ближайшее время.
Проводив взглядом, внезапно сорвавшуюся с места девушку, которая, как оказалось, рванула к лестнице на второй этаж, Раока продолжила сидеть на месте. В попытках отогнать нагнетающие мысли, еще раз окинула взглядом интерьер кухни. Даже интересно стало, как выглядят другие комнаты изнутри, ведь в подобных домах она еще ни разу не бывала.
Как только блондинка услышала крики Ангелины, при том не очень лестного содержания, в голове у нее промелькнул вопрос: «а не зря ли я проговорилась?» Но с другой стороны...она все равно узнала бы об этом, только на несколько минут позже.
Если судить по первому впечатлению, которое она произвела на Раоку, от такой дамы вряд ли вообще можно что-то утаить. Захочет  - узнает. Из-под земли достанет, выбьет и получит то, что хотела. Такой характер блондинка для себя считала сильным. Возможно, отчасти и ровнялась на что-то подобное в своих периодических агрессивных выпадах.
― Шон привел наконец женщину в дом?
Услышав со стороны еще один новый на сегодня голос, девчонка перевела взгляд в сторону дверного проема, ведущего на кухню. Увидев незнакомого мужчину, к тому же с бутылкой какого-то, видимо, алкоголя в руках, Раока слегка саркастично улыбнулась, дав ответ лишь на последующую его реплику.
― Нет, даже... предложили выпить. Гостеприимно, очень, со стороны вашего дома.
Далее, услышав слова Шона в свой адрес, встала из-за стола, и направилась вслед за ним. Почувствовав внезапно легкое головокружение, девушка поняла, что алкоголь в этот раз дал по мозгам слишком уж быстро. Не стоило все-таки пить на голодный желудок, и мучать и без того немного ослабленный, уставший после всей ночной беготни организм. Но были и плюсы. Все те блядские мысли словно отошли на второй план, неприятные чувства, возникающие из-за них, притупились. И весь случившийся бред начал восприниматься ей немного под другим углом. Своеобразный антидепрессант подействовал.
Усевшись на диване, устало облокотившись на его спинку, вдруг испуганно вздрогнула, почувствовав внезапно какое-то странное шевеление, на себе  Резко опустив взгляд, увидела сидящим на коленях черного кота, что бесцеремонно решил нарушить ее спокойствие. Кошек у нее дома никогда не было, да и сама девчонка не питала к ним особо теплых чувств, но то что животное выбрало запрыгнуть на колени именно к ней, не взирая на то, что в комнате находились его непосредственные хозяева, даже приятно удивило. Несколько раз, погладив черного по голове, отвлеклась. Перевела взгляд на Шона, как раз в тот самый момент, когда он, как ей показалось, начал сводить свой монолог к рассказу о случившемся в отеле. Не особо задумываясь над своим решением, блондинка вдруг встряла в разговор, перебивая его сразу после того, как услышала слово «только».
― Только хотел, но нас так грубо прервали. В номер отеля ребенок пробрался... как мышка, лет десяти. Залезла, значит на постель, и говорит: я исполню все ваши приказы, господин... Я в полном ахуе была, как и Шон, из кровати сразу выпрыгнули. «Только не говори сейчас, что ты собрался рассказать, что там на самом деле было. Тебе, блять, с ними жить еще!» ― Вот... ты, ― кивнув в адрес развалившегося на кресле напротив мужчины, бросила девчонка, ― можешь поверить в то, что где-то тут под боком есть отель, где детишек трахают? ― эту паузу в диалоге, для того, что бы дать собеседнику обдумать услышанное девчонка подкрепила отвратной ухмылкой. Алкоголь на нее и без того действовал странно, заставляя переживать целый спектр возможных эмоций сразу, а уж в таком состоянии, тем более. ― А он есть.

[AVA]http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0321/h_1490122262_4526304_07337c66de.png[/AVA]

Отредактировано Raoka Salazar (2017-03-21 21:53:01)

+3

10

Мысленно отправив Вестуду целый список проклятий, которому даже Ад позавидует, Гели поплотней запахнула халат и направилась в сторону гостиной. Судя по всему, псевдо семейный совет братец решил проводить там. Устроившись в кресле, девушка закинула ногу на ногу, даже не обратив внимание на то, что халат съехал до неприличия высоко, практически полностью оголив стройные ноги брюнетки. Рука расслабленно лежала на подлокотнике, кисть чуть свесилась вниз и пальцы почти сразу почувствовали, как рядом устроился один из псов. Гели даже не нужно было смотреть кто из них, цокот когтей Моцарта она узнает где угодно. Лениво рассматривая из-под полуопущенных ресниц ночную гостью, Ангелина молчала, выслушивая каждого из этих двоих. А еще она думала о том, как незаметно вытащить из рук падре бутылку, которую он так любовно прижимал к себе. Перехватив взгляд брюнетки, мужчина еще крепче сжал горлышко своего сокровища.
- Ты серьезно, или издеваешься? – теперь Гели громким стоном перебила уже двоих. Подняв голову, она скривила губы и осмотрела Шона с головы до ног. – Неужели ты думаешь, что нам и правда интересна новость о том, что у тебя вновь хер встает и ты теперь вновь можешь трахать всех подряд!? О, я тебя умоляю Вествуд! Дамы и господа, давайте поаплодируем сидящему рядом со мной секс-машине! Нужно устроить по этому поводу знатную пирушку в Атлантиде! Раздать всем флаеры с приглашением, текст будет примерно такой «Хозяйский член вновь стоит! Спешите увидеть и насладиться!»
Громко фыркнув, Ангелина поднялась с кресла, на подлокотнике которого устроился Вествуд и направилась к тому, где сидел падре, бесцеремонно устроившись у него на коленях. Отсюда ей было хорошо видно всю гостиную и очень хорошо лицо брата, которое просто наливалось кровью.
- Знаешь, что, ебарь ты недоделанный, у меня такой вопрос. Ведь если не Раока тебя возбудила, и не дар небес этот твой стояк, скажи, кто там такой был профессиональный и бесстрашный, что согласился ублажить тебя? – прищуренные глаза прожигают в Шоне огромную дырку, в районе его хозяйства, про которое он так распекался. – Если это то, о чем я думаю, тебе лучше начать молится Дьяволу. Бог в этом случае тебе не поможет. И, не вставляйте свои пять копеек, падре! Вам лучше помолчать сейчас.
Ангели прекрасно знала, о чем сейчас заведет разговор священник, а ей меньше всего хотелось выслушивать его речи про Боги и прочую белиберду. Однажды он довел ее этим, и она, разведя большой костер, по одному листку сжигала библию, и порывалась потом бежать за добавкой в виде других книг, но Доминик вовремя все спрятал, все твердя о том, что она неразумное, заблудшее дитя. А вот после этих слов, Ангелине захотелось сжечь самого падре, и она с ослиной упертостью целый день охотилась за ним, пока Шон не запер ее в собственной комнате. Короче, обычный такой семейный день в Атлантиде. Порой девушка делала вид, что она не сильно то вникает в суть разговора, давай понять собеседникам, что ее не сильно волнует происходящее. Но, мало кто знал, что у Гели очень хороший слух и память. И, то что сказала Раока про ребенка все еще прожигало мозг. Сомнения… хотя какие к черту сомнения!? Гели была на сто процентов уверена, что брат прочитал в ее глазах, что скрывать что-то бессмысленно.
- И позволь спросить, ты какого хера полез в мои дела? Я разве просила об этом? Мне твои жесты доброй воли не нужны, - Ангелине, наконец, удалось перехватить бутылку, которую держал падре, и она делает обжигающий глоток. – Вы видели только одного ребенка? – вопрос был обращен к блондинке, которая устроилась на диване. Глаза цепляются за кота, и понимающая улыбка скользит по губам. Он был тем же ловеласом, что и братец. «Одни кабели в доме… хоть анти-секс покупай и подбрасывай им в еду» - На кухне ты сказала, что вы убили двух мразей, которые издевались над детьми. Они плюсуются к жмурику на дороге, или же он входит в число этих двух?  - если не входит, то наследили они прилично там. Обычно в таких заведениях повсюду натыканы камеры, в том числе и в номерах. Где снимается это долбанное любительское видео. Оно идет либо для архива и подрачивания, либо для шантажа. Значит, у хозяев отеля есть рожи этих двух пионеров. Какой бы сумасшедшей не была Ангелина, но даже ее больной мозг не мог представить, что совсем рядом соорудили улей стайка педофилов, куда слетаются другие торчки детской порнографии. Да, можно позвонить копам и дать наводку, но только девушка прекрасно знала, чем все закончится. На законников надежды не было.  – Слышь, рожа ты протокольная, - теперь Гели обращалась к брату, переведя взгляд на него. – Так, ты вообще зачем собрал здесь всех? Ну, не считая меня, я сама пришла. Решил устроить этому отелю веселую жизнь? Если да, то излагай план. Только без подробностей о твоей ожившей эрекции. Червя дождевого своего потом приветствовать будешь в мире живых. Это может звучать капец как странно, но я готова тебе в этом помочь. Я как представлю этих детей там, так сразу перед глазами вижу своего р… - Гели резко замолчала, вновь делая глоток. Она чуть было не проговорилась. Чуть не сказала о том, что видит в этих забитых детей, своего ребенка. Не нужно Вествуду об этом знать, никому не нужно знать. Та страница ее жизнь давно была пролистнута и забыта. Почти забыта. Она не забыта…

Отредактировано Angelina Westwood (2017-01-22 13:42:46)

+3

11

... любовь - это миф. Даже если не миф, то глупость.
Любовь являла собой триумф чувства над разумом.
*
———

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">Eisbrecher - Hoffnung [Instr.]</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/c2fc2a04-053a-4425-ae90-8ad14a1e999b/Eisbrecher%20-%20Hoffnung%20(instrumental).mp3"> </object> </center>

Cуществуют раны, как хронические язвы. Их невозможно залечить, если только не ампутировать конечность, предотвратив заражение крови. Я часто думал над тем, отчего блокировался нужный участок в мозге, сознании, ...не столь важно. Одна из моих личностей, чьи голоса долбили в столь ранее время суток, весьма болезненно реагировала на потерянную потенцию. Мистер Шон так не пекся о свободе, сколько собственном физиологическом наслаждении. Но он пребывал в состоянии граничащем между шоком и страхом. Именно безбожник боялся больше, чем мессия во мне. А я разрывался между двумя началами.

Разговор зашел в ту сторону, когда кричат со всех сторон, а ты пытаясь уловить хотя бы суть, не выдерживаешь. И я находился в подобной прострации, ибо где-то пошел сбой в твоей долбанной системе, доктор Вествуд. Да-да, ты своей мрачной темой перевернул нахер дом, за исключением малютки Лиссы. Окстись, мудак, ей и так не сладко жилось под одной крышей с тобой, не доводи крошку до нервного срыва! Я планировал вернуться к ней чуть позже. Потирая висок, тихим и заискивающим голосом проговорил Раоке:
- Детка, если бы ты была более сговорчивой, всего этого дерьма и не произошло, - да, я злился!
Падре, я охреневал от всех мыслей, что роились в нашей голове, пока ты подрачивал от гребанных фантазий на тему растления подрастающего поколения! Не я был страшной опухолью головного мозга Шона Джейсона Вествуда. Самое страшное, когда тихий и скромный профессор, превращается в монстра, продумывая акты насилия до мелочей! Сечешь, дебил?
Пока ты собирал по крупицам собственное достоинство и искал слова, я вихрем проносился вместе с мыслями в сознании. Я и есть твой рассудок, кусок жалкой личности неспособный на сильные поступки! Склонившись в твоей галлюцинации над ухом, хотел укусить его, как предупреждение, но змеей прошипел в момент всплеска Ангелины: "один неверный шаг, и я верну нас на положенное место!" И мы оба знали о чем шла речь.
- Гели, не будь такой строптивой. Тебе не идет быть сучкой! Хотя, ты гораздо хуже нее, - ты смотрел на нее хитрым взглядом, свойственным моей натуре, но боялся перевести взгляд на священника.
Он знал тебя наизусть. Единственный человек, который абсолютно точно улавливал изменения в нашем поведении. Ему надо было гадалкой стать, а выбрал такую дерьмовую участь! И ты боялся его, ибо этот человек знал, как заткнуть за пояс нас обоих.
По правде говоря, после того как мы вышли из клиники стало гораздо проще. Ты не бегал от меня, а мне не приходилось зачищать за тобой. Не считая сегодняшнего утра, в котором облажались все, включая и этих двух кретинов, восседающих на кресле, как стервятники! Облизнувшись, я потянулся за бутылкой и фактически вырвал ее из руки кузины. Оскалился в ответ и повернувшись ко всем спиной, встал у окна. Ты знал, что в этой части дома самый красивый рассвет? Он умиротворенно поднимается, словно невинная дева перед распятием во время черной мессы. Древние деревья в садах преображаются как ночные бабочки, обнажая свою скрытую красоту. Сделав глоток виски, было мое время говорить, а твое - слушать:
- Кузина закрой пасть и послушай, или я засуну тебе в рот кляп, - глотнув виски, продолжил, - падре, скажи, твой Бог прощает все грехи, или это всего лишь треп пуритан? Я все время думал, если он есть, отчего заставляет невинных страдать, а таких ублюдков, как я или она, - указав за спину пальцем, предположительно в сторону кузины, я загипнотизировано смотрел в окно, - он оберегает?
Держа за горлышко бутылку виски, не сводил взгляда с утреннего сада. Он казался мне самым прекрасным в мире. При всем уродстве и болезнях, Атлантида была для меня всем. Превратные понятия семейных уз, долбанной любви, жизни и смерти. Мы падали все ниже, но умудрялись находить еще более отвратительные возможности очернить душу. Да, из нас двоих философом был я.
Мне нужна была сигарета. Оборачиваясь назад и осматривая комнату, залитую золотистым светом, старался не смотреть в глаза Доминика и сестры на пару. Встретившись взглядом с Раокой, я пронзил ее насквозь. Мы наконец-то познакомились лично и никто над ухом не рыдал. У нее была очаровательная мордашка, строптивый характер и юное тело. Всё как я любил.
Я тянул кота за причинное место в поиске сигарет. Найдя их у падре, наглым образом отобрал и улыбнулся, как больной проказой, коему осталось не больше суток жизни:
- Если ты такая умная, Ангелина, то отчего за тобой прицепился хвост, который мог заявится сюда в любую минуту? - постучав сигаретой о пачку, прищурился, - задолжала? Так вот мне не хочется спускать псов на незваных гостей, только потому, что моя сестра была настолько тупа, что влезла в дерьмо.
- Шон, отдай бутылку, - голос падре буквально озарил нашу гнилую душу и даже вселил надежду.
- Сомневаюсь, что церковь одобряет алкоголизм. Или что-то изменилось в братском уставе? - закуривая, склонил голову набок и пролепетал, - так быть может, никакого суда всевышнего нет, падре? - поставив нахально ногу на пуф перед Домиником, и уведя из-под носа Ангелины бутылку, я скрипел и шипел одновременно, обнажая уставшую от себя самого душу, - скажи, Доминик. Сегодня мне сделала минет десятилетняя девочка. Быть может церковь знает ответ на пару с Богом, отчего я кончил именно благодаря ей?
- Вествуд, отдай бутылку! - да у него челюсть заходила ходуном, - и не неси ересь.
Оттолкнув ногой пуф и отойдя в сторону, я повел в воздухе рукой с сигаретой:
- А это не бред, святоша! Я за свою жизнь перечитал столько познавательной литературы, что не знаю чему верить, а чему нет! - резко обернувшись к дебилам, прижал бутылку к груди, - я видел в отеле "Райское наслаждение" не одного ребенка. Конечно, после того как избил до смерти одного работника. Там был еще мальчик, лет девяти. Не такой наглый, как моя девочка. Он больше боялся. А вот лицо незнакомки, которая его увела, я запомнил. Кто-нибудь хочет трахнуть мальца или девчонку? - поворачивая по сторонам голову, ждал, когда они взорвутся.
Хотел, чтобы они вышли из себя. Почувствовали всю агонию, сидящую глубоко внутри нашего тела. Я никогда не встречал более отвратительных существ, чем люди. И будь в моем арсенале пара автоматов, не задумываясь устроил бы теракт во имя очищения земли от человеческой распущенности, глупости и лицемерия.
———
* Дин Кунц "Франкенштейн. Мертвый и живой"

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-25 14:01:08)

+3

12

То, что Ангелина вмешалась в состоявшийся разговор, не вызвало у блондинки никакого удивления. О том, что девушка достаточно остра на язык в своих выражениях, и моментами слегка бесцеремонно может вмешаться в чужой диалог, Раока сделала вывод еще тогда, на кухне, когда они первый раз и столкнулись. Однако, негативных впечатлений о ней у девчонки не возникло.
Своеобразного креатива у этой дамы как оказалось не занимать, особенно в тех случаях, когда речь касалась каких-либо проблем, связанных с ее братцем. Сути их отношений блондинка тоже не смогла ни отметить для себя, поскольку она у них слишком явно демонстрировалась и слишком сильно бросалась в глаза. Может быть эти двое и любили играть, что называется, на публику, но Раока сомневалась почему-то что в личном общении у них что-то кардинально сменяется. И конечно же, девчонка не могла не заметить того, что в этом доме не только у нее имеется тяга к употреблению спиртного. Интересно, это оно так заряжает на создание подобной атмосферы, или у них у всех характер немного повёрнут?
В любой другой ситуации, смысл слов, сказанных Ангелиной вызвал бы у Раоки приступ истеричного смеха, и скорее всего она даже решилась бы на то, что бы поддержать диалог. Она и сама любила задевать эту тему в своих подъебах касательно мужиков, потому что по ее мнению, которое она сложила для себя из полученных реакций, то это единственно верный способ задеть практически за живое за самый короткий промежуток времени. Хочешь обидеть мужика? Намекни ему либо про размер его члена, либо про потенцию. Других вариантов и не надо вовсе.
Но ситуация сегодня сложилась не та. Пусть алкоголь и дал ей в голову, распутав большинство давящих мыслей и дав чувство физической расслабленности на какое-то время, учитывая то, что этот диалог продолжался, совсем успокоиться, забыв обо всем у нее не получалось. И не получится до тех пор, пока не будет решено хоть что-нибудь. Ведь отчасти, она именно за этим и согласилась приехать в этот дом. Но только отчасти.
Она молчала до тех самых пор, пока в словах Гели не промелькнул вопрос адресованный конкретно ей.
― Плюсом, ― спокойно и коротко подтвердила девушка, кивнув, ― но и этого мало, ― «я считаю, мало».

― Я как представлю этих детей там, так сразу перед глазами вижу своего р...
Ангелина сказала то, от чего девчонку в момент прошибло. И в голову в один момент полезли мысли, о которых она долгое время пыталась забыть. Мысли, которые тут же перемешались с воспоминаниями об увиденных в отеле картинах, и благодаря словам девушки, еще и начали вызывать весьма нездоровые ассоциации. Раоке страшно было допустить даже малейшую мысль о чем-то подобном. И хорошо, что Ангелина решила во время остановиться, прервав дальнейшее обсуждение этой темы.
Неужели у нее самой могло случиться что-то похожее?...
Устало вздохнув, блондинка бросила взгляд в окно, рассветное свечение из которого, проникающее в гостиную к нынешнему времени стало заметно ярче. Ей даже интересно стало, сколько времени уже они убили на весь этот разбор полетов. А мобильник у девушки разрядился уже давно. Но одно она решила для себя точно: несмотря на то, что случилось сегодняшней ночью и на то, что может произойти... или даже произойдет после, рассказывать об этом никому она не захочет.

Молчание было не долгим, и в этот раз диалог продолжил Шон, а Раока предпочла промолчать и не встревать до тех пор, пока не появится видимая возможность. К тому же, после всего сказанного ей казалось бы и добавить больше нечего было.
Но чем больше девчонка вслушивалась в смысл звучащих в гостиной фраз, тем больше задавалась теми же самыми вопросами, которые были озвучены самим мужчиной. И только в этот момент она задумалась о том, почему в этом доме живет священник... ну, если его на самом деле можно так назвать. Помешанность на вере? Хотя видимость поступков и фраз говорила немного о другом...
Невольно вспомнив свой самый первый диалог с Вествудом и реплики, которыми они перекидывались в тот момент, когда она бежала от него по темным лабиринтам, созданным складами промышленной зоны, девчонка поняла, что тема о том, кто безосновательно должен страдать по жизни, а кому по чистой случайности прощаются все грехи, была затронута и ранее. Только вот подобные фразы в тот раз летели именно от Раоки.
Сама девчонка старалась не касаться подобных тем, так как лично для себя решила что все это поклонение Богу, религия, вера... ничто иное как ересь, которой промывают мозг людям, убеждая их, что на все есть какая-то причина. И смысл которой они, смертные, даже не достойны знать. Секта. Она относилась скептически. Ее это смешило. Ведь действительно... разве может быть оправдание убийцам, педофилам, живодерам и прочим паразитам, живущим за счет боли других? Тем что без зазрения совести творит хуйню, какую хочет, при этом еще и умудряется на этом заработать. Потребители, использующие живой товар. Да чем они лучше? И туда же вопрос, почему умирают в утробе матери народившиеся дети. На это тоже существовала причина? Смешно.
Но почему сейчас куском ее прошлых фраз заговорил Шон, осталось для нее загадкой с отсылкой к тому, что было сказано Ангелиной на кухне. Если это и есть двуличие, то где была истина? В том что он призывал бояться Бога тогда, или в том, что говорит сейчас?
Подняв голову, Раока встретилась с ним глазами. Это был совершенно серьезный, не выражающий практически никаких эмоций взгляд. Ей хотелось бы получить ответ на интересующий вопрос. Даже жаль, что тема сейчас велась совершенно об ином.
Половину его слов, из-за короткого погружения в свои мысли девчонка оставила без внимания, к сожалению. Но то, в каких красках мужчина рассказал о том, что случилось с ним в отеле, услышала достаточно четко. Изначально, блондинка перебила его, в попытках зачем-то отгородить от подобного расклада. Считала все же, что некоторые вещи лучше не знать даже членам семьи, но раз сам решил... влезать в разговор больше не стала. Его право.
Дождавшись пока он закончит свое подобие исповеди, девчонка вдруг поймала на себе ошарашенные взгляды двоих присутствующих. Но ей показалось, в большей степени шокирован был только Доминик. Как будто не хотел верить в услышанное и ждал от девчонки какого-то отрицания... ну или подтверждения. Фразы, которая бы нарушила это шоковое молчание в комнате. Хоть чего-то.
― Я же сказала, что он есть... этот отель, ― нарушая вновь короткий покой, спокойно добавила блондинка. ― А ведь и правда, скажите и мне падре... неужели вера призывает прощать и такое? Или вы, ― обобщающе хмыкнула, ― тоже найдете всему этому достойную, заслуживающую понимания... причину?

[AVA]http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0321/h_1490122262_4526304_07337c66de.png[/AVA]

Отредактировано Raoka Salazar (2017-03-21 21:53:14)

+3

13

Как трудно живется с психами, и еще трудней потом воспринимать нормальных людей. Ненормальная атмосфера, окружающая больных людей на удивление притягательна. Она мягкими щупальцами медленно и нежно обволакивает тебя, притягивая все ближе и ближе, пока не становится частью твоей души, частью твоего сердца. И, теперь, что бы избавится от нее, тебе придется разрезать сердце напополам… Как вы думаете, как много людей перенесло такую операцию? А как много тех, кто просто испугался и позволил атмосфере безумия захватить себя полностью? И лишь единицы живут с ней, не пропуская дальше определенной черты. В эти единицы входила и Гели. Да, ей нравилась эта ненормальность, порой она упивалась ей, но, все держалось под контролем. В отличие от Вествуда. Порой, общаясь с ним, Ангелина ловила себя на мысли, что возможно то, что он лежал в психушке, только усугубило его состояние. Вообще довольно странные чувства она испытывала к кузену. Девушка их даже не смогла бы объяснить. Это была едкая ядерная смесь.
- Окстись Вествуд, - взглянув на брата тяжелым взглядом, брюнетка хрипло усмехнулась. – Бог? Ты серьезно думаешь, что нас оберегает Бог? Твоим покровителем с самого рождения был сам Дьявол. Это он бережет твою гнилую душу и, заметь, он более милосерден, чем ваш Всевышний, падре. – Концовка предложения была обращена к Доминику, но Ангелина не стала ждать ответа. – Дьявол не кормит нас иллюзиями, не пытается выставить всех и вся в белом свете, он с самого начала дает тебе выбор, о которого и будет зависеть вся твоя смертная жизнь, да и загробная тоже.
Ангелина не любила все эти бредни, ненавидела, когда Шон поднимал эти разговоры про высшие силы. Хоть и кричал на каждом шагу, что является атеистом, искра безумия в его мозге то и дело возвращалась к священным писаниям. Он наизусть мог зачитать тот или иной трактат, кидался этими богобоязными словечками и целыми предложениями. Порой хотелось взять ножницы и оттяпать его язык под самый корень. Но, тогда есть вероятность того, что он начнет разрисовывать стены в доме. Поэтому пусть лучше бормочет себе под нос, чем вновь делать ремонт в Атлантиде.
Дальнейшие слова Шона о минете и десятилетней девочке взорвали лампочки в голове у Ангелины. Короткое замыкание, при котором мозг пытался выстроить услышанное в смысловую цепочку. Новый взгляд, брошенный в сторону брата, не предвещал ничего хорошего. Девушка невольно представила рядом с этим бугаем маленькую девочку, и тошнота подкатила к горлу. Гели едва сдержалась, чтобы не блевануть прямо в гостиной. Она ведь предупреждала его и сама про себя твердила, что возможно ее выводы поспешны. Как оказалось, нет. Причина, по которой она не сорвалась сразу с кресла и не долбанула Вествуда, был Доминик, который крепко удерживал ее. По пьяной лавочке она рассказала о своем ребенке и то, как болезненно воспринимает новости о том, что где-то страдают дети. А здесь они не просто страдали, их использовали как секс игрушки! Что это за нелюди, которые используют детей!? Неужели у них нет собственных малышей?? Неужели не видят что творят?! Первая волна урагана в теле Ангелины прошла и вроде можно успокоиться, но последний вопрос Шона вновь разбудил вулкан. В глазах потемнело, а после все окрасилось в красный. На этот раз падре не смог удержать ее. Темноволосой фурией она сорвалась с кресла и, подлетев к Вествуду, со всей дури отвесила ему звонкую пощечину, да так сильно, что сразу заныла ладонь.
- Заткнись, Вествуд! Или клянусь, я сделаю так, что ты замолчишь навсегда! – схватив братца за грудки, она резко подтянула его к себе, так, что бы их глаза были на одном уровне. Два сумасшествия высекали искры, казалось еще чуть-чуть и произойдет взрыв такой силы, способный снести не только Атлантиду, но и весь город. – Мне надоело слушать твою долбаную исповедь, из которой ясно только одно – ты белый и пушистый, а остальные пидорасы. Вот уже полчаса, ты разглагольствуешь про силы света и тьмы, но сам нихуя не пытаешься предпринять! Может хватить задавать вопросы и приступишь к действиям? За это время могли изнасиловать не одного ребенка! – сжав ткань его рубашки еще сильней, Гели притянула Шона ближе, так что их лица почти соприкасались. – И, поэтому, я задам свой вопрос еще раз… - шипела девушка, прищурив глаза, - Что ты намерен предпринять? И избавь меня от рассусоливания и самобичевания. – Оттолкнув от себя брата, Гели отошла, усаживаясь на подлокотник кресла, с которого встал Шон. Сложив руки на груди, брюнетка чуть задрав подбородок, прожигала взглядом брата. – Раока, как самый адекватный человек, побывавший там, сможешь ли изобразить на бумаге примерный план здания? Заметила ли ты камеры и как много у них охраны? Пока этот имбецил перенастраивает свой мозг, можно спокойно поговорить, без упоминаний Бога и Дьявола. Падре, а в доме есть оружие? Ведь должно же быть в закромах Атлантиды хоть что-то. Глупо возвращаться в тот отель безоружными.

+3

14

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">Oomph! - Das Letzte Streichholz [:SITD:] Remix</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/4389580b-92cf-4dcb-9c2f-f3736e0cdb80/Oomph_-_Das_Letzte_Streichholz_SITD_Remix_muzofon.com.mp3"> </object> </center>

Это был не Вествуд. Точнее, нет не так. Это была не самая лучшая сторона его друга. Когда он прятал взгляд от Доминика или Ангелины, то боялся или что-то скрывал. Больше чем за полгода падре выучил Шона, читал его дневники и знал о существовании антихриста и мессии. На этот раз Паркер согласился, что все дело было именно в шизофрении, а не каком-то божественном вмешательстве.
Полулежа на кушетке, он позволил Гели бесцеремонно усесться сверху и придерживал ее рукой за бедро. Смотрел из-под припухших век на гостью по имени Раока. О да, племянник его покойного наставника был помешан в свое время на блондинках, но как ни странно, ни одна из них не возвращалась больше к Вествуду. Была Лисса - единственная, кто рискнул оказаться опять в логове зверя. Да это было совпадение и с легкой руки самого Доминика, но отчего он привел заблудшую овечку именно в дом ее насильника? Почему не выбрал другую семью из паствы, которая могла нуждаться в поддержке и помощи гораздо сильнее, чем эти двое? Набожный еретик понял одно: не существует этих самых совпадений!
- Как так получилось, что ты оказалась там, где и Шон? - указывая рукой на девушку, хотел задать ей пару-тройку вопросов.
Вот только Шон изменился так же резко, едва Ангелина затронула не те темы, которые следовало. Тихо и аккуратно шлепнув Гели по заднице, священник шикнул в ее сторону. Своеобразное предупреждение, что не стоит злить бурю, иначе она придет в твой дом и опрокинет к чертовой матери крышу.
- Если ты такая умная, Ангелина, то отчего за тобой прицепился хвост, который мог заявится сюда в любую минуту?
- Шон, отдай бутылку, - прищурившись и сосредоточившись на ожившем олицетворении антихриста, хотел было отодвинуть Ангелину, на тот случай, если Вествуда расколбасит по полной.
Тогда ему придется вновь встряхивать потерянного человека и говорить, что это всего лишь паника, злость и от нее не бывает спасения, ...если только не заглянуть своим демонам в самую душу и не надрать им зад. Он говорил это и самой Ангелине, и крошке Мелиссе тоже. Но чаще твердил самому падшему человеку в мире, у которого хватало сил и уверенности карабкаться назад, хрипеть. Каждый раз переть против системы, испытывать невыносимую душевную боль и жить с ней дальше.
Подорвавшись вместе с Ангелиной, Паркер сделал несколько шагов вперед и резко отчеканил:
- Вествуд, отдай бутылку!
Мужчина пронзил того взглядом, а Вествуд рассмеялся лишь в ответ. Мистер Шон - воплощение самых потаенных импульсов, желаний и чувств человека:
- Мистер Шон, никто не знает причину твоего блаженства, кроме тебя самого, - дернулась скула и лицевой нерв натянулся, как струна, - дело не в Боге или Дьяволе. В каждом человеке есть и от первого, и от второго.
- Да, что ты говоришь, блядь! Так мне теперь на детей переключится, святоша?
Найди в себе баланс, Шон. Его ладонь сжалась по инерции в кулак. Не будь рядом девочек, они говорили бы с Шоном далеко не о религии. Нет. Сегодня Вествуд переступил ту черту за которую положено давать сдачу и учить, если такова была воля Всевышнего. Иначе завтра тот проснется с острой жаждой трахнуть ребенка вновь. По правде говоря, Доминик успел забыть о существовании гостьи. Моцарт тихо заскулил, предвещая назревающую бурю. И последняя, в лице Ангелины, была стремительна. В какой-то степени кузина исполнила желание самого падре. Звонкая пощечина обескуражила ее брата и поставила в ступор на какое-то время. Только падре знал, что следом за этим последует взрыв. Так было со всеми из их рода. Вовремя подскочив и вставая между двумя огнями, священник расставил руки и обернувшись к Гели, рявкнул:
- Успокойся! - выдохнул, более спокойно продолжил, - Ангелина успокойся и присядь.
Вторая часть была гораздо сложнее. Утихомирить демона в душе этого человека гораздо сложнее, чем укротить самого строптивого тигра в мире. Паркер оказался прав, Шона начало разносить и колбасить. Дернувшись вперед, кузен прорычал совершенно не как цивилизованный человек:
- Нахуй заткнись, блядь! - и он попытался даже вцепиться в плечо сестры, - Какое нахуй оружие?
Пытаясь удержать больную душу, Доминик уткнулся плечом в грудь агрессора и опять рявкнул Ангелине:
- Ангелина, помолчи, пожалуйста! Никакого оружия, никаких больше трупов и рек крови.
- Ты тупая нахуй, или выебываешься?
- Никакой поножовщины. Сейчас все сядут и успокоятся, - резко махнув руками, падре осмотрел всех присутствующих и громко продолжил, - если вы хотите сдохнуть, ваши проблемы! Я не призываю вас сейчас молиться Богу, спрашивая его совета, но заткнитесь нахуй все!
А он ведь так редко ругался. В этом чертовом доме, сам Иисус мог перейти на дрянные словечки и поносить чертову мать на разных языках мира, ...и предпочтя при этом грубый немецкий жаргон. Шумно выдохнув, даже встал спиной к Вествуду, надеясь, что тому ничего более безумного не взбредет в голову. Но ошибся. Прямо над ухом разнесся рев Шона, отчего падре невольно дернулся.
- Иди на хуй, падре! Заебало твое соплежуйство. Если нас не ждали сейчас в этом долбанном месте, я помог бы этой ебанутой на всю голову найти гранатомет и въебать с него по чертовому мотелю! Но увы, они того и ждут, чтоб вот такая придурошная к ним полезла. Кузина, милая моя, это не тот вариант. Хотя, вперед, - махнув рукой, Вествуд добавил, - наконец-то сдохнешь!
Приподняв скептично бровь и почесав нос, Доминик только и мог выдохнуть:
- Не богохульствуй, это детям не поможет. А тебя не очистит после кощунственного сексуального акта с ребенком, - слегка поведя головой в сторону, тихо добавил, - О! Лисса, доброе утро! Как спалось?
Резкий взгляд в сторону Вествуда, затем на Ангелину и гостью. И если у первого хватит дурости продолжить, то он весьма разочарует своего священника, не говоря уже об Отце Всевышнем. Хотя у домашнего монстра были свои секреты, не так ли, мистер Шон?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nR3F.gif[/AVA][NIC]Padre Dominic[/NIC][STA]fucking Halleluja![/STA][LZ1]ДОМИНИК ПАРКЕР, 37 y.o.
profession: священник, собор Святого Таинства
[/LZ1][SGN]http://funkyimg.com/i/2mTAm.gif[/SGN]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-26 23:34:48)

+4

15

В этом доме было слишком много скандалов и чужих тайн, в которые Лисса благоразумно не лезла.
Она даже научилась виртуозно лавировать между домочадцами, ничем не провоцируя вспышки их гнева. Своим существованием напоминая скорее тихую тень, девушка зачастую предпочитала оставаться незримой для глаз. О её присутствии в Атлантиде можно было судить лишь по книгам, аккуратно составленным на полке, или же по оставленному на плите ужину.
Когда-то Лисса появилась здесь под покровительством священника и вынуждена была вновь столкнуться с монстром из прошлого.
Тогда она стояла, вцепившись в падре мертвенной хваткой, и не могла произнести ни слова. Лишь только хватала воздух ртом как выброшенная на берег рыба. Но мужчина пообещал её оберегать, и девушка согласилась приглядывать за домом.
Благо, это было ещё одно занятие после проституции, с коим Лисса справлялась вполне успешно.
Она, ощущая себя испорченной и осквернённой, с великим энтузиазмом искореняла любую грязь вокруг. Мотивируя это тем, что в жизни итак достаточно дерьма, абсолютно не за чем копить его ещё и в доме.
Стараясь максимально отгородить себя от возможных контактов, тем не менее не смогла избежать очередного потрясения, когда в глубокой ночи Вествуд завалился прямо в её спальню. Но тогда на помощь девушке пришла Ангелина, припечатавшая брата чем-то тяжёлым.
Всё закончилось, не успев начаться. И всё же оставило свой глубокий отпечаток на итак травмированном сознании.
После той ночи Мелисса всё реже пересекалась с кем-то ещё, предпочитая проводить время в тишине и безмолвии. Не редко растравливая старые раны и подобно раненому животному забиваясь в самый тёмный угол комнаты, раз за разом переживая панические атаки.
Ей, как никому другому, нужно было спасение. Но девушка не подпускала практически никого. За исключением лишь падре и то в особо редкие дни.
Её ночи всё чаще были наполнены тревожным ожиданием. Просыпаясь от каждого шороха, Лисса замирала, вжимаясь в подушку и чутко прислушиваясь к происходящему.
Иногда это был лишь ветер, да её воспалённая фантазия. А порой беспокойство действительно оказывалось оправданным.
Например, сегодня.
Разборки давно уже не могли никого удивить. Что Ангелина, что её брат каждый раз старались укусить друг-друга побольнее. В ход шли все доступные средства, начиная от колких фраз и заканчивая откровенными провокациями.
Лисса уже хотела повернуться на другой бок и вновь попытаться уснуть, как чужие пререкания стали на тон выше. А потом спорщики и вовсе перешли на крик. Оставалось только надеяться, что падре и на этот раз окажется где-нибудь поблизости, дабы растащить Вествудов по разным углам.
Когда же спокойный обычно священник начал орать, девушка резко села в своей постели. Старательно напрягая слух, всё же не смогла разобрать суть этой ругани. Долетали лишь обрывки фраз, а по ним сложно было судить о произошедшем.
И тогда Лисса решилась разведать обстановку.
Спустив ноги на пол, нашарила рядом с собой вытянутую безразмерную футболку серого цвета и натянула ту. Словно специально уродуя себя. После чего набросила на плечи длинную кофту.
Прятаться от чужих глаз давно уже стало привычкой. И, не смотря на температуру в доме, рыжая всё чаще мёрзла.
Отработанным движением натянув рукава на запястья, она аккуратно прикрыла дверь и двинулась на звук голосов.
Её торопливая поступь и тихий звук шагов, скрываемый коврами, позволили остаться незамеченной. Ровно до тех пор, пока священник не повернул голову в её сторону.
- Доброе. - произнесла не громко, сомневаясь в истинности этих слов. Ведь, судя по лицам здесь собравшихся, двое из них, как минимум, готовы были разодрать друг-друга в клочья. Впрочем, то было явлением привычным.
А вот незнакомка привлекла внимание Лиссы. Правда, не на долго.
Рыжая лишь скользнула по блондинке взглядом, в тайне надеясь, что та не удостоилась судьбы, подобной её собственной.
После чего вновь вернула своё внимание наиболее трезво мыслящему по её мнению человеку, коим считала Доминика.
Ну, по-крайней мере, ему удалось разнять взбесившихся брата и сестру. Значит, мужчина наверняка был в курсе причины сего бедлама.
В отличие от неё. Сжимая пальчиками края своей кофты, Лисса впилась в падре встревоженным взглядом, словно бы спрашивая, какого чёрта здесь происходит на этот раз.

+3

16

It's our deep desire
To feel the funeral pyre
*
———
Самоотверженности Ангелины можно лишь позавидовать.
И ты завидовал ей, как когда-то Кевину. У кузины хватало смелости, в отличии от тебя самого. Махать кулаками Вествуды умели хорошо, но крайне редко справлялись с импульсами, руководствуясь логикой и здравым смыслом. Вас всех так волновала участь детишек, но ни один не задался вопросом: а нужно ли это им? Нет, нет, нет. Люди любят героизм. Человечество нуждается в нем, ибо тогда вы не чувствуете себя ущербными. Если героев не было, вы создавали их сами, как и злобных монстров. Уровень лицемерия на этой планете зашкаливал, давно перевалив за отметку сто.
- Нахуй заткнись, блядь! - мы были в одной лодке, но я не задумываясь прокусил бы сестре сонную артерию.
Агрессия - идеальный вид преступления, когда дело касается спасения людей. Вот взять к примеру падре, сколько бы Доминик не долбил своей Библией, да не брызгал священной слюной, суть осталась прежней: людям проще забросать камнями виновника, чем прибегнуть к гуманности. Что такое демократия, долбанный кусок личности? О какой демократии могла идти речь, когда по вам самим плачут фашистские концлагеря?!
Я хотел вывихнуть плечо сестры, напрочь забыв о Раоке и псах. Твоя гнилая часть уже тянулась, пытаясь вцепиться в нее и пережевывая унижение от пощечины. Сальери оскалил клыки, поднимаясь с места. Животные всегда чувствуют подвох, профессор. Их и детей не проведешь, нет! Даже детектор лжи можно было сделать, но только не созданий, лишенных напрочь лицемерия. Как сильно я ненавидел вас, с тем же трепетом боготворил их. Меня удерживало упрямство Паркера, льющееся из уст священнослужителя и страх. Исконный, животный страх, порабощающий людей. В нашем юродивом теле существовал и Бог, и Дьявол. На протяжении многих веков, я пытался доказать вам, что вы были достойны всех благ мира, любимы и желанны. Вы же в ответ разделили понятия, напрочь осквернив саму сущность преданности, продав ее за конвульсивные подергивания на женщинах и побрякушки, стоимостью в тысячи долларов. Вы продали Бога, но взывали к нему, когда не оставалось больше надежды.
Ты был самым ярким представителем, искаженной человеческой формы жизни. Я дал тебе ум, а ты рехнулся. Я подарил тебе смелость, тогда ты начал воровать и насиловать. Ты кричал во мне, давясь подавленными детскими страхами, жалостью и протестом. Нет, часть меня не хотела ничего менять. Извечная проблема всего человечества. Так отмирали когда-то целые цивилизации, в бездействии принимая всё, что им навязывалось извне. Принять гораздо проще, чем сделать выбор. Решение несет за собой ошибки, разочарования, ...и как ни странно, прогресс.
Ты поносил Паркера с белой пеленой на глазах. Я вторил твои слова, и наш голос стал гораздо ниже. Это была реальная сторона мистера Шона, запуганная, злобная и низкая. Он начал огрызаться тебе в ответ, а мы буравили взглядом кузину, сжимая кулак. Внутри него скопилась вся злость мира. Монстрами становится не от сладкой жизни. Истинные ублюдки всегда несут в себе отвратительные шрамы и закостенелые, не прощенные обиды. Мы ненавидели весь мир за его несовершенство.
- Доброе, - с раздувающимися ноздрями и сжатыми кулаками, я обернулся на источник нового голоса.
Мисс-совершенство в лице проститутки, коей немало досталось от твоей стороны. Прищурившись и шумно выдыхая, я смерил девчонку лихорадочным взглядом. Помнится тогда из-за нее у нас был припадок. В мимолетном ступоре, оба наших начала взревели в один голос:
- Покинь помещение, Мелисса! - ибо тебя это не касается.
Смерив меня серьезным взглядом, падре подошел к девушке и положил ей руку на плечо:
- Нет, она останется. Она имеет право знать, что происходит с людьми, которые живут с ней под одной крышей, - Доминик испытывал на прочность самую твою отвратительную сторону, используя при этой сильное оружие - женщину.
Шумно и обиженно фыркнув, я рассмеялся в ответ и закинул руку на крышку рояля:
- Серьезно? Мы сядем в круг и начнем рисовать план или просто подержимся за руки и поплачем? - обернувшись к Ангелине, приподнял одну бровь вверх, - а потом новая Жанна д'Арк отведет нас на верную гибель!
Ты бился в истерике, пытаясь смириться с тем, что тебя использовал ребенок. В нашей больной голове взрывалась Хиросима и Нагасаки. В сознании рушились небоскребы; сровнялся с пылью и землей Рейхстаг. Дернув головой и поведя при этом носом, я переводил взгляд на каждого. Даная. Еврейская Невеста. Контроль. Найди его. Обуздай агонию и утихомирь агрессию.
- Мелисса, познакомься, это Раока, ее привез Шон, - тяжело выдохнув, падре продолжил, - и я надеюсь он проглотил остатки своей желчи, - глянув на меня, он добавил, - можешь подать сюда кофе и пирог? Все вместе позавтракаем и решим на полный желудок? В приюте говорили...
- Иди на хуй, падре! Это все равно, что кормить заключенного перед казнью, - задрав крышку рояля и нажав на одну из клавиш рояля, я проблеял, - между молитвой перед завтраком и тяжелым вопросом, я выберу последнее.
Задрав обреченно голову и упираясь руками в бока, Паркер не выдержал:
- И что ты хочешь? Позвонить фараонам самый простой вариант, - махнув рукой, он кивнул Лиссе, - подашь, милая. Нам всем стоит перекусить.
- Ты не понял, набожный дебил? - нажимая другим пальцем уже на белую клавишу, как учила когда-то покойная мать, я опять рассмеялся пуще прежнего, - я уже звонил, пока вы все собирались.
Резко подняв голову и уставившись в окно, пытался вспомнить. Я только сейчас осознал, что пока Доминик спускался в холл, я звонил чифу Коннорсу. Поднял того с кровати. Заикающимся от страха голосом блеял ему о детях и борделе, а тот посоветовал выпить мне таблетки, выдохнуть и постараться уснуть. Он обещал перезвонить на днях, и что все будет хорошо. Резко нажав на несколько клавиш одновременно, опять рассмеялся только тихо:
- Фараоны никогда не поверят свидетелю, вышедшему из психушки, когда в противовес стоит детский притон, прикрывающийся семейным отелем, - хаотично нажав еще на несколько клавиш, резко захлопнул крышку и облокотился о рояль, - скажите мне на милость, кто из вас поверит психически нестабильному человеку? Ты? - указал на кузину, затем на Раоку, - или ты? - обернувшись к крошке Лиссе, продолжил, - или ты, особенно ты!
Вернувшись обратно к окну и опять уставившись в него, резко помрачнел.
- Я бы очень хотел разрешить данную проблему без рукоприкладства. Эти люди из "Райского наслаждения" узнали меня. У них гораздо больше шансов засадить за решетку человека, который избил секьюрити, чем у меня. Пленку на камере легко можно уничтожить, а следы крови отмыть. Даже детей они спрячут, если будет необходимость. Нет, - это был не вариант, - нет. Они должны поверить нам, - мне!
Я хотел вернуться к нормальной жизни, обрести то, что уничтожил сам. Судьба швыряла меня от борта к другому, изрядно толкая на безумные поступки во имя спасения, ...в первую очередь, всей Атлантиды разом.
———
* Глубоко внутри нас есть желание.
Почувствовать погребальный костёр.
(англ.)

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-28 17:48:02)

+4

17

Этот взрыв был неизбежен. Рано или поздно, но разговор все равно скатился бы к скандалу, в процессе которого, в момент, когда аргументов уже не остается, оппоненты просто пытаются набить друг другу морду, что бы силой доказать, кто прав, а кому лучше заткнуться. Когда Ангелина подскочила с места, это и стало толчком к неизбежному.
Раока молча продолжала сидеть на диване, облокотившись, положив руку на черного кота, который, свернувшись в клубок, удобно улегся у нее на коленях. Изредка поглаживала пушистого по направлению шерсти. Кошки умели восстанавливать душевное равновесие, как бы бурно не закипала обстановка вокруг.
Добавить к своим словам ей было нечего, разве что девушку немного интересовал возможный ответ священника на заданный ею вопрос. Хотя, отчасти она знала, что это могут быть за слова. Ну что может сказать человек, помешанный на вере во Всевышнего? Согласиться с тем, что на все в этом мире есть причина, а нам нужно просто принять это как факт. Начнет заливать о том, что нельзя убивать друг друга, даже несмотря на то, что некоторые люди, безнаказанно творящие ад на земле этого заслуживают. Но в то же время, будет петь о том, что и заставлять страдать маленьких детей, да и вообще тех, кто слабее, тоже нельзя. Отсутствие логики в подобных понятиях и заставило блондинку однажды задуматься о том, что вся это приверженность религии, ничто иное как бред, для тех, кто не хочет признавать реалии современного мира такими, какие они есть, и ищет спасение в храмах, где облаченные в черные мантии люди могут заверить их о том, что все будет хорошо и что на все воля свыше. Прими, смирись и живи дальше. А еще лучше, зачитай молитву и поверь в то, что это тебе стало легче.
Самовнушение, не более. А может быть самой девчонке было проще верить именно в это. От себя она бежала по своему, да и мыслей о том, что бы спасать свою измученную болью душу именно так, у нее никогда не было. Не задумывалась. А если бы задумалась, все равно решила бы в итоге, что это ей ничем не поможет. Молитвы не напомнят, что такое чувство жизни.
Диалог скатился до выяснения отношений между членами этой семьи и девушка не горела желанием вмешиваться. Она по-прежнему чувствовала моральную подавленность, и несмотря на то, что в любое другое время она была первой в толпе, кто будет отстаивать собственное мнение, сейчас у нее будто закончились слова. Последняя фраза и та была короткой. Странное чувство, когда мысли о том, что сказать вроде как есть, а сложить их в единый текст и озвучить не получается. Словно силы на то, что бы адекватно рассуждать закончились. Блондинка даже на несколько секунд прикрыла глаза, глубоко устало выдохнув.  Половину криков, что разрывали некогда стоявшую тишину в доме, она старалась пропустить мимо ушей. Однако, слова Доминика не смогла про себя ни отметить. Несмотря на все бредни, девушка была с ним согласна в том, что всем присутствующим для начала нужно было просто успокоиться, а уже потом что-то решать.
Услышав еще один незнакомый голос, резко открыла глаза. Возле входа в гостиную стояла рыжеволосая девушка, которая как показалось Раоке, слегка потерянным взглядом рассматривала всех присутствующих, и в особенности ее саму. На приветствие, блондинка лишь кивнула, не сказав ни слова, а в мыслях встал вопрос: «да сколько ж тут людей то обитает? И что, блядь, давайте по новому кругу всем расскажем что случилось?»
Вновь устало выдохнув, Раока коснулась ладонью лба. Все происходящее в действительности начинало ее затрахивать. А может быть, последствия выпитого виски на голодный желудок начали давать о себе знать. Ощущение спокойствия и усталости, потихоньку начинало сменяться какой-то слабой раздраженностью.
Тишина была секундной, а потом агрессор в лице Шона вновь взорвался. У Раоки перед глазами встала картина, где он, после того как вскочил с кровати набросился на ту девочку с желанием долбануть ей как следует... а потом как мордовал работника отеля, видимо потому, что нужно было сбить гнев на ком-то. Все люди по разному срываются, но в основном все скатывается к тому, что эмоциям нужно дать выход, так или иначе. Она сама была такой. Блондинка опять предпочла не слушать, но получилось лишь до того момента, когда ругань не начали прерывать громкие звуки музыки, которая звучала в результате ударов по клавишам находящегося в комнате рояля. Это просто не могло не привлечь внимание чувствующей раздражение девушки, и не заставить наконец вслушиваться в слова.
...или ты?
Вновь столкнувшись взглядом с мужчиной в ту секунду, когда он обратился непосредственно к ней девчонка задалась вопросом. А ведь и правда, смогла бы она поверить ему, если бы не видела всего своими глазами. Если бы даже они с Шоном были знакомы какое-то время до всего случившегося, и он завалился бы к ней с подобным разговором (или даже это был бы простой звонок), смогла бы Раока поверить в такое? Или воспринять адекватно, не послав его куда подальше? Наверное нет. Либо же взяла на «понт», предложив ему доказать достоверность своих слов, что у него вряд ли получилось бы уже.
Шон, по ее мнению, оказался прав и в дальнейшей своей реплике, смысл которой был как раз о сущности доказательств происшествия.
― Ничего не разрешиться, пока присутствующие не прекратят... коллективно друг на друга орать! ― раздраженно выпалила блондинка, демонстративно хватаясь руками за голову. ― Я понимаю, что воспринять это... блять, серьезно и поверить реально сложно. И нечего кидать предъявы Шону, не при делах он, не его инициатива, тут я ручаюсь, ― поднимая голову, кинула взгляд сначала на Доминика, затем на Ангелину, и даже на незнакомку, которую вроде назвали Мелиссой. ― Я поверила бы только если увидела бы. И я увидела достаточно там. Хвати у меня мозгов заснять кусок происходящего на телефон... разговор был бы другим... ― устало, разочарованно в себе же вздохнув, добавила, ― но я не догадалась... «и блядский мобильник был почти разряжен!»
Немного помолчав, кинула взгляд на Шона, произнося:
― И ты, блять, приди уже в себя! ― пауза, ― но ты прав. У таких мест адвокатов выше крыши. И следы они замести смогут, если уже не сделали. И последствий нашего визита наверняка будут ждать... Копы, ― потянув последнее слова, ухмыльнулась, ― им похуй. Пока нет доказательств. А их нет.

[AVA]http://storage2.static.itmages.ru/i/17/0321/h_1490122262_4526304_07337c66de.png[/AVA]

Отредактировано Raoka Salazar (2017-03-21 21:53:25)

+3

18

От безумного крика брата, девушка поморщилась и пальцами потерла виски, на мгновение прикрыв глаза. Она пропустила мимо глаз тот факт, что Вествуд пытался в ответ на пощечину оторвать ей руку с корнем. Не обратила внимание и на крики падре. Мужчины начинали ее жутко утомлять.  Хотелось каждому засунуть кляп в рот и спокойно просветить их, зачем и для какого цели она спрашивала про оружие. Но, видимо все они давно решили без нее и тут же накричали за то, что не так истолковали ее слова. «Ну, и Дьявол с вами, долбоящеры…» Гели повернула голову, когда услышала негромкий голос в дверях. Еще одно создание, которое Атлантида прибрала к своим рукам. Малышка Мелисса, которую привел падре и, которая очень скоро стала одной из семьи. Еще сюда можно добавить пункт, где написать черным по белому большими буквами – пострадала от Вествуда. Умеет этот псих ломать жизни и судьбы. Не прекращающий гогот в гостиной постепенно выбешивал, и тоже очень хотелось сорваться на крик. Разбить посуду об стены, об голову брата.
- Знаешь Вествуд, вот смотрю я на тебя и очень часто думаю, что будет лучше для всех, если однажды ночью ты заснешь и не проснешься, - очень спокойно произнесла Ангелина, даже не смотря на Шона. – Не дослушав меня до конца, ты придурок отмороженный, начал сразу кричать. Как сказала Раока, да и падре не раз повторял, нужно всем остыть. Поэтому сжал яйца в кулак и прикрыл форточку. В том семейном отеле видели тебя и милую блондинку, но не знаю меня и падре. Надеюсь, твой больной мозг достаточно развит, что бы сложить не сложную логическую цепочку. И, про оружие я спрашивала не для того, что бы убивать, а для защиты. Я не могу, как ты обрывать жизни и коверкать судьбы людей.
Вот это редкий случай, когда в Гели просыпалась ее мать. Когда больной рассудок внезапно менял цвет и становился подобно морю в штиль. Она начинала думать головой, а не поддаваться эмоциям. Жаль, что это случалось редко, тогда можно было бы избежать многих неприятностей в ее жизни. Например, как те, которые все же нашли ее в Атлантиде. В этом случае Гели готова была отступить от своих принципов и лично расстрелять ублюдков, которым должна немного денег. Это вопрос пока отойдет на второй план, но все же после этой истории им нужно заняться.
- Мелисса, детка, иди на кухню, как и предложил падре, я тоже бы не отказалась от раннего завтрака и чашки кофе. Если кто-то не хочет есть, его проблемы. - Встав с кресла, Гели с легкой улыбкой обернулась к девушке, подбадривая ее. Девочка передвигалась по дому незаметной мышкой, и Ангелина часто сталкивалась с ней, не услышав шаги. После чего повернулась к Раоке. – Пойдем. Думаю, горячий или холодный душ, для тебя сейчас будет очень кстати. Нужно освободить голову и дать телу расслабиться. – Ее улыбка увяла, когда она вновь перевела глаза на брата, взгляд потяжелел. Несколько секунд она просто смотрела на него, забираясь глубоко в тьму, что царила в душе кузена. Шарила там, разгребая руками всю грязь, оставляя после себя ощущение своего присутствия. Чтобы не говорил Вествуд, кровь прочно связывала их. Настолько прочно, что порой становилось страшно. – Падре, вы же поможете Мел? – легкая улыбка вновь на губах, когда отпускает Шона и смотрит на Доминика. – Давайте оставим нашего неуравновешенного подумать в одиночестве.
Поманив за собой Раоку, Ангелина вышла из гостиной, поднимаясь на второй этаж к себе в комнату. Раз они больше все равно не лягут спать, пора бы переодеться во что-то более удобное. Неслышно ступая по мягкому ковролину, девушка вела за собой гостью. После почти бессонной ночи, душ и правда, лучшее решение. Открыв третью по счету дверь, Гели проходит в комнату.
- Душ вон там, - указав рукой на дверь, справа от себя, Ангелина скидывает халат, уже без ничего направляясь в сторону шкафа. – Чистое полотенце я тебе сейчас занесу, можешь пока принимать водные процедуры.   – Достав чистое белье, Ангелина надевает трусики и бюстгальтер, довольно улыбаясь. Нежный шелк скользил по телу, словно горячая мужская рука. Надев следом темно-синюю футболку, девушка накинула сверху еще черно-белую клетчатую рубашку, закатав рукава до локтя, так как вещь была на размер больше, и потом последовали джинсы. Немного подумав, Гели достала новый комплект белья, который приобрела буквально пару дней назад, и чистую одежду, которая состояла из той же футболки и джинсов, положила все это на большое махровое полотенце, брюнетка направилась в сторону ванной, открывая дверь.
- Я принесла полотенце, чистую одежду, если захочешь переодеться, и новое белье. Не волнуйся, я им не пользовалась, оно совсем новое, - положив всё на тумбочку возле раковины, девушка взяла с зеркала свою резинку, чтобы соорудить на голове не идеальный пучок, собирая волосы на затылке, заодно покосившись в сторону душа. – Грудь и задницы у нас вроде одинаковые, так что все должно подойти. Мужику твоему повезло с тобой, тело очень красивое. Фен в тумбочке под зеркалом, - усмехнувшись, Ангелина вышла из ванной, прикрыв за собой дверь. Пока Раока принимала душ, Гели открыла тяжелые шторы, пропуская в комнату первые лучи солнца. Как быстро закончилась ночь. Взглянув на свои босые ноги, брюнетка пошевелила пальцами, прокатившись с пятки на носок и обратно. После чего решила, что все же стоит обуться. Мало ли куда она может рвануть. Например, погонять кузена вокруг дома с бензопилой. Дождавшись, когда блондиночка выйдет из ванной, Ангелина вновь повела ее за собой, спускаясь вниз, но заворачивая не в гостиную, а на кухню, ведь именно оттуда уже тянулся обалденный запах омлета и кофе.

+3

19

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#1C1C1C" face=Century Gothic">Eisbrecher - Nachtfieber</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/c12cc8e6-f605-4515-a0b5-cfb19f3f708a/Eisbrecher_-_Nachtfieber.mp3"> </object> </center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2obRF.gif[/float] Он сжимал плечо малютки Лиссы. Смотрел удручающим взглядом на Шона и думал, как могла жизнь потрепать человека так, что даже такой силач не справился со своими нервами? В этом доме у всех давно поехала крыша, включая и самого Доминика. Его святая вера начала давать трещину. Сначала это был тоненький и едва заметный разрыв. Он убеждал себя из года в год, что справится со слабостью. Но наступил период кризиса, затянувшийся вплоть до сегодняшнего дня.
Дети. Пастырь думал, что его мало чем уже можно удивить после исповедей двух психопатов, сложной судьбы Мелиссы и многих других разбитых человеческих жизней, повстречавшихся на пути проповедника. Сейчас он молчал, пока Вествуд барабанил по клавишам, нагнетая ситуацию еще больше. Его друг был чрезмерно пафосным, и любил ажиотаж возле своей неординарной персоны. Но он был подавлен, ...и разбит? Шона колбасило настолько сильно, насколько мог взбудоражить человека кощунственный сексуальный акт с ребенком.
- Да, милая, пойдем, - смерив колким взглядом агрессора, Паркер добавил, - Мистер Шон, ты не поможешь в данной ситуации, если будешь орать и лупить по клавишам, - поджав губы и подтолкнув девушку к двери, продолжил, - мне надо поговорить с братством, - ему нужен был совет.
Тактично умолчав о наличии легального оружия, Доминик скрывал от Вествудов самую интимную часть души. Не потому, что не доверял, ...хотя и это тоже. Отчасти священник понимал, что дай сейчас ствол одному, и тот вернется за "судом Линча". Что касается Ангелины, то и с ней тоже не помешала бы осторожность. Экспрессивная личность вроде нее, потерявшая не рожденного ребенка. Да от нее следовало ожидать примерно тех же действий, что и от ее кузена.
Его мало прельщал вариант, предложенный Гели. Набожная часть души никогда бы не смогла смириться даже с минимальным враньем, пускай и во благо детям. Пастырь упорно верил, что они смогут найти выход из ситуации, не прибегая ни к насилию, ни ко лжи. Нуждался в ответах Всевышнего, как никогда раньше. Не в бутылке или женщине, именно в достойном совете, ибо страх медленно пробирал мужчину. Он не мог говорить им о смирении, ибо сам не мирился. Но и открытого линчевания не признавал, веря в гуманный подход к разрешению сложившейся ситуации.
- Не бери в голову, Лисса, - улыбнувшись девушке, Доминик принялся помогать рыжей в приготовлении завтрака, - я уверен, что полиция со всем разберется.
Привычное утро в стенах Атлантиды, ничего лишнего. Закатывая рукава, неожиданно вспомнил о визите к Эндрюсам, пережившим серьезный стресс из-за болезни и операции их дочери. Мелисса передвигалась по кухне, как оживший мотылек, а он извинился перед ней, и облокотившись о холодильник, искал номер четы в гаджете. Наблюдая за малюткой, опять убеждал себя, что однажды сделал верный выбор, вцепившись в спасение девушки. Не смотря на то, что столкнулся насильник со своей жертвой, не есть ли это лучшая возможность исправить обоим ошибки? Принять сущности друг друга и отпустить все обиды? Да, Паркер был наивен по-своему.
Улыбнувшись девушке и беззвучно послав воздушный поцелуй, услышал в трубке голос матери выздоравливающей девочки:
- Миссис Эндрюс, доброе утро. Я не слишком рано звоню? - почесав бровь, продолжил, - как чувствует себя наш ангелочек?
Какое противоречивое утро выдалось сегодня. Но всегда за тьмой следует свет. В подтверждение тому из трубки донесся бодрый голос Матильды. Она говорила, что кризис миновал. Малышка пережила химиотерапию, пересадку костного мозга и бог весть сколько обследований. Прикрыв телефон ладонью, он тихо обратился к Лиссе:
- Детка, запакуешь пирог для Эндрюсов? - вернувшись к разговору, поправил стикер на дверце холодильника и проговорил, - у мистера Блумфилда золотые руки. Наше братство будет молиться о его здравии и скорейшем выздоровлении Кэтти. Я смогу подъехать к вам где-то через часа два, - посмотрев на время, услышал грохот из холла, но тут же переключился назад, - да-да, конечно. И да благословит Господь ваш дом.
Хорошая новость несомненно всегда помогает забыть о наличии проблем. И Вествудам, и Эндрюсам пришлось через многое пройти, да только не стоит поддаваться унынию. Лисса позвала его именно в тот момент, когда пастырь заинтересованно уставился в коридор из-за недавнего шума. Кивнув ей утвердительно, вернулся к завтраку, помогая девушке. А вскоре спустилась и Ангелина с гостьей.
Не было Вествуда только. Он или игнорировал аппетитные запахи и время трапезы, ...или ушел в себя, что бывало нередко в последнее время.
Sean Jason Westwood[float=left]http://funkyimg.com/i/2obRE.gif[/float]Nachtfieber...
Твой искаженный и долбанный мирок с маниакальными желаниями, эгоизмом достойным Люцифера и наивностью маленького ребенка.
Странные вы наши. Тики-так. Тики-так. Так-так-так.
Тебя загнали в угол, как зверька, и бросили на произвол судьбы, оставив один-на-один со своим злейшим врагом. Ты опустился в кресло, когда они оставили нас. Ангелина - грязная сучка из преисподней, ты боготворил ее и ненавидел одновременно. Нет, ты не мог смириться с ее правотой. Не мог. Смотрел в одну точку и поджимал губы. В нашем больном рассудке произошел обвал системы. Мы нуждались в перезагрузке, а ты накручивал еще больше. Дышал, как разъяренный бык и рыдал одновременно, превращаясь в сопливого юнца. Прикоснувшись пальцами к пульсирующему виску, я давал и тебе право выбора, мой гадкий друг-онанист. Сипло ворковал голосом кузины, проносясь в общем сознании обрывками никчемной жизни. Я и есть твое правосудие, доктор Вествуд! Я - твой суд и правда!
Давайте оставим нашего неуравновешенного. Тики-так. Тики-так. Так-так-так.
Я не встречал более отвратительный вид людей, чем те, кто кощунственным образом ломали судьбы других, рыдали потом и жалели собственную участь. Мне досталось отвратительное alter ego, возомнившее себя праведником. Ты был жалок в глазах всей Атлантиды, но продолжал уперто переть вперед, доказывая свою правоту. Брось, дебила кусок! От твоей сучьей правоты отвернулся даже падре. Жалкая, низкая и отвратительная сторона личности. Я кричал в твоем сознании, надрывающимися голосами из прошлого:
Эй, Вествуд, где твой Бог? Тики-так. Тики-так. Так-так-так.
Где делся "большой папаша", пока ты наматывал сопли на кулак? Его божественная персона забила большой и толстый хуй, в то время, как грешница Ангелина нашла потрясающий выход из ситуации. Но ты не мог, нет не мог! Ты не хотел отпускать кузину или падре в гиблое место, ...или боялся потерять остатки своего грязного авторитета? На самом деле, я даже пропитался светлым чувством покровительства, которое ты несколько исказил, превратив привязанность в сталкерство и тиранию. Ты даже любил их извращенно.
В нашей больной голове зумом пробегал электрический ток, отдавая пульсацией в потрепанной и ужасной физической оболочке. Мы терли лоб дрожащими пальцами, пытаясь смириться с лихорадкой. Ты сам ее вызвал, поддавшись слабости и жалости. Вставая рядом с тобой и склонив набок голову, я тихо рассмеялся голосом твоей первой женщины. Ты помнишь сладострастную незнакомку в церкви? Она сладко картавила:
Если хочешь, можешь закрыть глаза, милый. Тики-так. Тики-так. Так-так-так.
Помнится, тогда ты и правда их закрыл, испытывая отвратительный стыд. А потом проснулся впервые я. Твоя реальная сторона, передающаяся каждому поколению. Но мы усовершенствовались, обскакав все грехи предков разом. Нам впору было открыть собственный бордель с детишками, не находишь, набожный ублюдок? Склонившись к тебе, я витал галлюцинацией, пробивая стену между реальностью, вымыслом и твоими ебанными предрассудками. Я пытал тебя, ибо таково искупление: жить, помнить и гнобить себя за свершенные проступки. К черту Бога, вам бояться стоит себя самих, а него его силы.
Вцепившись в бутылку с остатками алкоголя, ты лихорадочно пялился на стеллаж с книгами.
Бог капитулировал с этой планеты, парень. Заткнись и делай свое дело! Тики-так. Тики-так. Так-так-так.
Ты начал метаться по комнате. Ходил туда-сюда и сверкал злобой, смешанной со страхом. Пытался догнать, отчего вся жизнь пошла в задницу. Ты обвинял всех: девчонку, из-за которой убил ночью человека; Ангелину и сам бордель. Ты проклинал в душе ту малолетнюю сучку, сделавшую нам минет. Признайся, тебе ведь понравилось, сукин сын! В твоем сознании, я положил руку на узкий столик и пропищал детским голоском, да так громко, что ты резко замер:
Я правда старалась, ты же кончил! Тики-так. Тики-так. Так-так-так.
Подлетев к столу, ты взрывался, как ядерная бомба. Резко переворачивая стол, скрипел зубами. Наша челюсть ходила ходуном. Нас колбасило, разрывая на части. Одна сторона хохотала над собственными ошибками и слабостью, вторая отшвыривала антикварный столик в сторону рояля. Тот печально звякнул, и захлопнулась крышка. Мы доходили до стадии, когда проповеднику придется вмазать по челюсти Франкенштейна, а маленькой сестре милосердия - Лиссе накачать препаратами. Как ни крути, святоша, но сегодня правда оказалась далеко не на твоей стороне. Когда примешь ее, станет гораздо легче.
Spürst du, was sie mit dir macht?
Nachtfieber *
———
* Ты чувствуешь, что она с тобой делает?
Ночная лихорадка
(нем.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2nR3F.gif[/AVA][NIC]Padre Dominic[/NIC][STA]fucking Halleluja![/STA][LZ1]ДОМИНИК ПАРКЕР, 37 y.o.
profession: священник, собор Святого Таинства
[/LZ1][SGN]http://funkyimg.com/i/2nudt.gif   http://funkyimg.com/i/2mTAm.gif[/SGN]

Отредактировано Jason Westwood (2017-02-02 19:59:22)

+3

20

Мелисса понятия не имела, почему заслышав её голос, Вествуд взревел как раненый буйвол. Словно она своим появлением сделала сразу контрольный выстрел и аккурат в не слишком здоровую голову мужчины, игнорируя при этом предупредительные по коленям.
Неопределённо дёрнувшись, девушка уже хотела действительно выйти из комнаты, оставив спорщиков решать конфликт дальше.
Если бы только в какой-то момент Доминик не решил вмешаться. Опустив руку на плечо, он попросил Лиссу остаться, весьма логично подмечая, что она имеет право знать о происходящем.
В конце концов, рыжая уже давно была такой же частью Атлантиды, как и все здесь проживающие.
Со своими шрамами и старыми травмами, она удивительно легко вписалась в семейство Вествудов. Между тем не скатываясь ни до алкоголизма, присущего, как минимум, двум из трёх обитателей Атлантиды, ни до психопатологии, коей природа безжалостно наградила Шона.
И каждый раз, когда Лисса об этом думала, она не могла не удивиться, как же вовремя священник вырвал её из порочного круга. Прежде, чем темнота смогла полностью поглотить, лишая всякой веры в лучшее будущее.
Но прямо здесь и сейчас девушка стояла посреди огромной гостиной и наблюдала за отвратительнейшим скандалом. Ничего ещё толком не зная, но остро чувствуя приближение беды.
Во всеобщих претензиях друг к другу сложно было разобрать хоть что-то внятное. Никто не обсуждал сейчас деталей и подробностей, но кое-что Лисса всё-таки поняла. Шон говорил о каком-то детском притоне, и судя по взбудораженному состоянию всех присутствующих, вывод можно было сделать только один. Мужчина явно столкнулся с этим не столько в теории, сколько на практике. И слова незнакомки, представленной как Раока, лишь подтвердили самые худшие подозрения рыжей.
Она вообще не любила чужие разборки. Они её, мягко говоря, пугали. Возвращая в то далёкое время, когда малышке Лиссе приходилось терпеть домашнее насилие. И она всё так же боялась, что как только гнев Вествуда преодолеет критическую отметку, тот начнёт крушить всё вокруг себя. Не хотелось бы рыжей и стать точкой приложения чужой силы.
Но всё, что она могла себе сейчас позволить - лишь тихо вздрагивать от особо громких выкриков и болезненно кривиться в ответ на особо неприглядные факты.
В этом доме было так много людей, что Лисса никак не могла решить, кого же всё-таки ей слушать. Ведь официально владелицей всего великолепия была Ангелина. Но та тоже оказалась способна на яркие вспышки, сносящие всё на своём пути. А потому девушка оставалась на своём месте, под защитой священника.
И лишь когда все присутствующие, наконец, выпустили пар и проорались, Лисса будто бы опомнившись, сделала пару шагов в сторону двери и вновь нерешительно замерла. Ей сейчас нужно было подтверждение, что выполняемая работа не окажется напрасной, и все действительно будут завтракать.
И, как ни странно, ободряющую улыбку рыжая получила именно от той, что ещё несколько минут назад орала, сотрясая стены и порываясь оторвать Шону что-нибудь на память в качестве сувенира.
В этом, пожалуй, и был парадокс этого места. Оно подталкивало на самые мрачные грехи и в то же время отрезвляло видом сгущающейся тьмы, медленно стелющейся по полу и неотрывно следующей за каждым из них.
Облегчённо выдохнув, Лисса молча кивнула, позволяя Доминику увести себя на кухню. Правда, она так и хмурилась, пока не оказалась вновь в привычной ей стихии.
Передвигаясь легко и со знанием дела заглядывая то в один ящик, то в другой, девушка вновь прокручивала в голове слова священника.
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь, Лисса! И он действительно оказался тогда прав.
Своей ненавязчивой заботой девушка создавала иллюзию присутствия, сбавляющую концентрацию всеобщего одиночества в этом доме. А ещё она обладала удивительным и крайне важным для Атлантиды умением зализывать раны. Начиная от трепетной нежности и заканчивая навыками оказания сестринской помощи.
Пережив самую мощную бурю, накрывшую её в момент первого прибытия, Лисса постепенно оттаивала. Она смогла не возненавидеть окружающий мир и снова возвращалась к состоянию маленькой, хрупкой девочки с тонкими запястьями. Правда до сих пор вздрагивала, заслышав ночью чьи-то шаги, и по долгу лежала без сна, блуждая взглядом по выбеленному потолку.
Дёрнулась она и сейчас, как только в гостиной раздались звуки намечающегося погрома. Но первым выглянул падре, и девушка осталась заворачивать пирог в подарок пережившему ужасный кризис семейству.
Она бросила взгляд сначала на часы, а затем на вернувшегося мужчину.
Нет, Лисса не верила в возможность решения проблемы при помощи полиции, но благоразумно не совалась во все эти мрачные тайны.
Передавая священнику тарелки и случайно соприкоснувшись с его ладонью, не спешила отдёргивать пальчики. Печально улыбнулась, возвращаясь к приготовлениям.
Рыжая как и прежде испытывала странную тоску, понимая, что мужчина не сможет остаться рядом и защитить её вновь. Действовала не столько их странная связь, сколько привычка постоянно находиться под присмотром.
Помнится, во время прошлого казуса, Лисса не была с Шоном наедине. Вырубленный тяжёлым подсвечником, мужчина рухнул к ногам появившейся так внезапно и так вовремя Ангелины.
Пожалуй, их с падре молчаливое соглашение приглядывать за крошкой, было её гарантией безопасности. И Лисса всегда крайне остро реагировала на возможность исчезновения их из поля зрения.
Раскладывая по тарелкам омлет, рыжая порхала подобно маленькому мотыльку. Закатав рукава ненужной сейчас кофты для большего удобства, девушка упорно не расставалась со своей мешковатой одеждой, откровенно уродовавшей юное тело.
Такова была её цена искупления. А впрочем, зачем рассказывать о том, чего другим всё равно не дано понять?

Отредактировано Melissa Ryder (2017-02-04 16:33:08)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sandmann: komm zu mir nach Haus!