vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Sandmann ‡vol.1.


Sandmann ‡vol.1.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

before: break the aim
Sandmann, komm zu mir nach Haus!
   
vol.1.

http://funkyimg.com/i/2n4PT.gif

Angelina & Jason Westwood
Raoka Salazar
Padre Dominic (nps)
Nansy Ritter (nps)
_____________________________
december, 2016
Sacramento
Atlantis
_____________________________

Сюжет.

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Oomph! - Sandmann</font></b> <br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">  <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/12ffe76c-b723-4aca-b25d-7390f86b249d/Oomph!%20-%20Sandman.mp3"> </object> </center>

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
«Sandmann, Sandmann,
mach die Lichter aus,
die Wahrheit ist grausam,
drum schenk mir einen Traum.
Sandmann, Sandmann,
komm zu mir nach Haus,
streu mir Sand in meine Augen
Und weck mich nie wieder auf»*

———
* Песочный человек, песочный человек,
Погаси свет,
Правда жестока,
Поэтому подари мне сон.
Песочный человек, песочный человек,
Приди ко мне в дом,
Засыпь мне глаза песком,
И никогда больше не буди меня.(нем.)
Для части Германии "Песочный человек" стал символом падения страны.

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-06 14:48:24)

+3

2

"Ну, дети! Теперь в постель! В постель!
Песочный человек уже идет, я примечаю!"
*
———
В этом доме никто и никогда не задавал душещипательные вопросы. Здесь не жалели или делали это, откровенно говоря, саркастично и жестоко. На такой большой территории дома мы разбредались, каждый в свой угол и имели личное пространство коего хватит на целую семью. Моя спальня находилась на втором этаже, лицом на север. Падре предпочел восток, Нэнси - юг, а Ангелина встречала красивые закаты, если не была пьяна в доску. В такой же последовательности мы сидели за обеденным столом на первом этаже.
Нас встречал рассвет, проникающий в окна дома. В зале прокричала кукушка на часах. Пять утра. Тот период когда стояла могильная тишина. Не было споров между падре и Ангелиной. С кухни не доносилась возня Нэнси, а из моего кабинета тихие отголоски дарк-джаза. Псы зевали периодически, пока мы прошли холл. По левую сторону находился зал для гостей с реконструированным роялем, на котором когда-то играла моя матушка. Точнее, это была копия того старого и уничтоженного в пожаре. По правую руку от нас пахло корицей и яблоками. Кухня и столовая. Нэнси пекла чудные пироги, не смотря на свой юный возраст. Зачастую у женщин умелое обращение в готовке с рождения либо отсутствует, либо наоборот. Малютка Риттер, коей я задолжал. Представить трудно, через что девушка прошла из-за моего несносного характера и страшной ошибки. Подобное повторилось вновь. Точнее, об этом кричала наша паранойя в голове. Мне даже казалось, что высокие потолки резко нависли над головой, и по коридорам разносились перешептывания за спиной. Хотя на самом деле, псы брели по паркету, царапая когтями поверхность пола. Ничего необычного, просто галлюцинации, присущие большинству из нашего рода. Указав жестом в левую сторону, я расстегнул куртку:
- Проходи, все спят. Хотя, мне нужно будет разбудить одного человека, который не останется равнодушным к тому, что произошло сегодня с нами, - и это была точно не кузина, которая бы высмеяла меня или наоборот оторвала наш половой орган.
Мне нужен был падре. Я так же не хотел пробуждения Нэнси. Тревожить ее психику не посмел бы, или была иная причина? Наши отношения стали весьма отдаленными и контролировались двумя людьми. Позволив себе всего несколько раз перейти черту, я уже получил статуэткой по голове, причем от кузины. А уже на следующее утро лично отдавал девушке электрошокер на случай моего последующего неадекватного визита.
Это была Атлантида. Место где насиловали детей, напивались до потери пульса и кричали о революции и войне. Дом в котором женщины были настолько преданы близким, что предпочитали молчать и спасать семью любыми способами, но не скандалом. В кого пошла Гели было не ясно, но она, как и покойная племянница Райден явно отличались от типичного женского поведения. Но это была наша семья. Единственное, что мы имели. Иногда мне казалось, что и падре был "тайным" ребенком дяди-священника, уж больно Доминик вписался в сумасшедшее общество и не испытывал при этом дискомфорт.
- Или пройдем на кухню? - поспешная мысль о кофе заставила меня обернутся к девушке.
Мокрый нос уткнулся в мою ладонь. Моцарт всегда так делал, если я долго отсутствовал. У пса была небольшая психологическая травма после гибели предыдущего хозяина. Сальери пережил это несколько легче, а вот рыжий доберман нуждался в постоянной компании хозяев. Он либо носился возле падре, или спал в ногах Гели, ...ну или нагло лез на мою постель, пока спал я. И было самое поразительное, что ему никто не перечил в этом доме. Насколько мы могли быть жестокими в обращении с людьми, но с животными и детьми носились с глупой улыбкой на лице, позволяя и тем, и другим абсолютно всё. Я наблюдал не раз за тем, как Ангелина возилась с Моцартом и поражался ее колючему характеру с нами. А впрочем, думаю, что кузина со всеми была предельно откровенна, саркастична и обрубала всякую попытку задеть ее самолюбие.

Кофе был необходим, ибо наш мозг начал входить в то состояние, когда часть мыслей путалась с фантазиями и фантасмагорией. Параноидальные мысли касательно секса с ребенком не просто пугали нас, нет. Отчасти мы опять испытали легкий флёр эротизма, и тонкое веяние утраченного наслаждения. Вот поэтому мне и нужен был падре. Часть меня осознанно боялась, что история повторится, но только инициатором уже буду я сам. Другая часть, испытав настолько быстрое и всеохватывающее чувство эйфории, хотело это вернуть. Включив одну лампу в кухне, и повесив на спинку стула куртку, я проговорил:
- Кофе? Хоть что-то я умею делать помимо взрыва машин и убийства людей, - по правде говоря, я еще умел держать кисточку в руках и забивать гвозди в стену, но говорить о своих талантах Вествуды не умели.
Мы умело шутили на тему недостатков семьи и даже смеялись с собственных ошибок, высмеивали друг друга. И вот по этой причине я не хотел сталкиваться сейчас с кузиной.
Я не задавал лишних вопросов Раоке. Наше истощение за ночь требовало покоя после столь насыщенной ночи. Но я так же наблюдал ее потерянную реакцию. Сомневаюсь, что это было из-за попадания в новый и незнакомый дом. Да, постройка шла под викторианский стиль с примесью готики, но все Вествуды были падки на своеобразный мрачный уют в доме. На удивление, мы нуждались в собственном угле и прятались там, как омар в раковине. Единственное место, где никто не мешал нам думать. А последним страдал весь род, за исключением одного предка, который был знаменит своим слабоумием.
Когда машина готовила кофе, у меня было достаточно времени, чтобы рассмотреть девушку. Эффектность юности всегда завораживает уродов подобных мне. А они часто летят, как мотыльки на огонёк. Только в данной ситуации обе стороны находились на равных правах, и не являлись инициаторами знакомства. Так сложились обстоятельства. Она сбила человека, а мне было суждено его добить. Она угнала машину, а мне вернули сексуальное желание и опять пришлось за это убить. А впрочем, я бы не смог сегодня остановится, если бы не характер девушки. Пожалуй, отчасти она спасла нам жизнь.
- На столе пирог. Моя домработница потрясающе готовит, думаю, подкрепится тебе стоит, - в отличии от меня самого.
Мы не могли есть в критические моменты работы мозга. Всегда нуждались в тишине, чтобы восстановить должное количество энергии, потраченной на умственную деятельность. Только сейчас наша голова, казалось, взорвется от изобилия мыслей. Когда я разливал кофе по чашкам, то удивился тому, как дрожала рука. А возможно, это было перевозбуждение или просто усталость. Еще одна причина, почему я не хочу встречать Гели, в ближайшее время, в радиусе нескольких метров рядом с нами. У меня просто не хватит сил парировать ей в ответ и подбирать в голове колкие фразы. Повышенная нервная возбудимость скорее подобьет на то, что я стукну кузину головой о стену, ...или наоборот, она меня.
———
* Э.Т.А.Гофман "Песочный человек"

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-06 18:28:37)

+2

3

Следуя за Шоном вдоль затемненного, освещаемого лишь уличным рассветом, коридора, девушка продолжала молчать. Изнутри интерьер показался ей не менее странным, чем снаружи. В подобных домах ей бывать еще не приходилось. Кажется, он чем-то, пусть и отдаленно, но напоминал тот блядский отель... или ей просто так показалось, так как картины произошедшего там все еще продолжали периодически мелькать у нее в подсознании. Однако, прогнав в голове эту ассоциацию, Раока тут же задрала взгляд на потолок, и убедившись в том, что зеркал на нем нет, как-то даже расслабленно выдохнула, перестав настороженно рассматривать обстановку вокруг себя. Единственным, что все еще вызывало беспокойство было то, что за ними следовали две огромные собаки, одна из которых периодически косила на нее взглядом, пусть и не лаяла, и не кидалась.
Состояние  было подавленным и в какой-то степени безразличным, потому через некоторое время блондинка перестала обращать внимание даже на животных. Она устала, пусть и по большей части лишь морально. А в таком, слегка апатичном состоянии ей на многое было плевать. Разве что в голове, прорываясь сквозь комок спутанных мыслей, снова встал вопрос о том, зачем Шону все это. Зачем ему нужно было предлагать поехать вместе, звать с собой... а после еще и пригласить к себе в дом. Это ни сколько пугало, сколько казалось лишь странным, вызывая некоторые вопросы. Но, тем не менее, она понимала, что он, так или иначе, но вытащил ее задницу из дерьма. Не поехала бы она тогда с ним, стопроцентно попалась бы копам, провела ночь в участке и не факт, что реально смогла бы доказать свою непричастность учитывая хотя бы то, что у нее нашли бы холодное оружие. Кто разбираться будет, что она таскала их с собой в целях самообороны, если рядом, на той же улице, нашли окровавленный труп? Переживания о котором, кстати, легко отошли на задний план после посещения того проклятого отеля. От него то впечатления-то по ярче были.
Молча, но одобрительно кивнув на предложение проследовать на кухню, девушка вздрогнула, внезапно почувствовав, как ей в ногу ткнулась собака. Зверь, не обратив на препятствие в виде нее никакого внимания, проследовал вперед.
«Хоть фыркать перестал в мой адрес, и то радует...»
Запах кофе, распространившейся по кухне, как ни странно, но начал немного приводить в порядок ее спутанные мысли, и в то же время отвлекать от них. Да, этот напиток бывает, хорош практически в любой ситуации, как ни крути. Как для того, что бы немного успокоится, так и для того, что бы взбодриться. Потому Раока от него никогда и не отказывалась. А требовалось сейчас и то, и другое, в равной степени.
― Да, спасибо, ― устало улыбнувшись, проговорила девушка, опустив взгляд на кружку с обжигающим, пока что, напитком. Коснувшись рукой краев фарфоровой емкости, Раока подняла взгляд на собеседника.
― Странно это. Приглашать в дом совершенно незнакомого человека, ― «только еще более странно было соглашаться ехать в этот дом. Ночью, за город и на попутной машине. Еще и неизвестно с кем». ― Надеюсь, вампиров здесь все же нет.
На самом деле в глупые сказки про ведьм, мертвецов и вампиров, которыми обычно пугают детей на Хэллоуин, девчонка давно уже не верила. Да и мест, которые люди, в большинстве своем считают жуткими и опасными (как пример, те же темные переулки в районах промзоны, или же просто в плохих районах... или же полупустой загородный дом, обставленный в готическом стиле), Раока не боялась. Слегка неуместная, может, фраза, сказанная ею без какой-либо задней мысли, скорее была просто попыткой разрядить нависшую атмосферу. Что-то обсуждать в таком состоянии ей в принципе не хотелось, но чувство душевной подавленности почему-то пугало больше. И именно его сейчас хотелось отогнать.
― Я не стану задавать лишних вопросов, типа того, что такой человек... как ты мог делать на промзоне, «учитывая, что я думала, что там ошивается одна шпана и наркоторговцы... ну еще и угонщики, типа меня, если такие вообще существуют». ― И не скажу, что мне жаль, что я нарушила тогда твои планы, ― «потому что мне не жаль, и я не вижу смысла врать».
Тяжело вздохнув, Раока сделала небольшой глоток предложенного ранее напитка.
― Плохих людей нужно наказывать, ― переходя на шепот, проговорила блондинка, опусти взгляд вновь на емкость с кофе, ― они должны получить ровно столько, сколько, блядь, натворили.

+2

4

Этот дом, и вся Атлантида постепенно становились для Ангелины частью ее. Сначала она этому противилась. Отгоняла от себя все эмоции и чувства, притупляя их алкоголем. Девушка не хотела становиться частью этого рода, стать одной из веток в их семейном древе. Будь это дерево реальным, она лично бы взяла топор и срубила его под корень. И все же, кровь ее матери, кровь предков порой играла в ней. Гели было комфортно в этой атмосфере легкого сумасшествия. Здесь не нужно было носить маски. Быть собой в нынешнее время это привилегия не многих. И в какой-то момент, Ангелина перестала сопротивляться, позволяя Атлантиде попасть в ее вены, в ее разум. Единственным пятном в этом был ее братец. Девушка живет здесь с мая, но они так и не смогли найти общий язык. Каждая их встреча заканчивалась боем. Между ними воздух накалялся так, что были заметны искры. Даже падре лишний раз не рисковал вставать между ними. И Доминик получал от Ангелины свою долю сарказма и иронии. Воспитанная в обществе хиппи, Гели не слишком-то верила во всю эту божественную фигню. Она только смеялась, что у нее еще никогда не было священников в постели. Но, как-то раз она разговаривала с ним, правда состояние было вообще неадекватным. В тот раз девушка рассказала про своего не родившегося ребенка. Гели так и не смогла похоронить эти воспоминания.
[indent] Часы на стене тихо отстукивали свои секунды, дом давно погрузился в тишину, вот только Ангелина ни как не могла уснуть. Алкоголь постепенно выветривался из головы, и она начинала болеть. Виски сдавливало, отчего девушка то и дело растирала их пальцами. Во рту пересохло, язык стал похож на наждачку. Пошарив возле себя рукой, Гели не обнаруживает собаку. Вероятно, Моцарт почувствовал брата и убежал к нему. «Приперся значит…» Настроение испортилось еще больше. Было бы намного лучше, что бы он свалил и не возвращался. Вздохнув, Ангелина все же встает с кровати, и уже почти выходит из комнаты, но замирает. Она всегда спала обнаженной, поэтому сейчас ее рука шарила в кресле, выискивая халат, который девушка накинула на себя. Ей, конечно, до барабана, но, если она нарвется на падре, он потом ей весь мозг съест своими нравоучениями. Именно поэтому Ангелина старалась не палиться перед Домиником. Реконструкция дома закончена, ну или почти закончена. Все дыры, прорехи, выбитые стекла – все было заделано, поэтому в поместье было тепло, что позволяло ходить босиком. Бесшумно ступая босыми ногами по мягким коврам и теплому паркету, девушка достигла кухни, да так и замерла в дверном проеме. С ее светло-бежевым халатом, бледной кожей и темной шевелюрой, она сейчас больше походила на приведение.
- Ну надо же, братец привел в дом девушку, - хриплый, после долгого молчания, голос прорезает тишину. Усмехнувшись и приподняв одну бровь, Гели рассматривает это ночное сборище. Взгляд холодных карих глаз скользит по незнакомке, медленно, с легкой издевкой. Так рассматривают вещь в витрине, прежде чем купить ее. После взгляд обратился на брата, глаза прищуриваются. – Выглядишь так, словно по тебе поезд проехался. Жаль, что не добил он тебя.
Больше не обращая внимание на братца, Ангелина устремилась к холодильнику, что бы достать графин с соком. Вот она живительная влага, о которой она мечтала. Налив полный стакан, девушка тут же выпила половину, смывая из горла эту пустыню. После чего вновь повернулась к присутствующим.
- Милочка, не верьте всему, что говорит этот человек. Он же натуральный псих, найдите себе кого-нибудь другого. Ты сегодня кто, братец, Шон или Джейсон? А может, появилась третья личность? –усмешка кривит губы. От дальнейших язвительных комментариев ее отвлек Моцарт, которой с самой невинной мордой лица сел у ног девушки, преданно заглядывая в глаза. Почти мгновенно с лица Ангелины пропали все тени, на губах зацвела искренняя улыбка. – Ты же наглый вымогатель! Мы с тобой очень хорошо поужинали, - потрепав пса по голове, девушка поставила стакан на стол и вновь подошла к холодильнику, что бы достать кусок сыра, который она специально оставила для пса, так как знала его привычку выпрашивать вкусняшку.
- У вас такие морды, словно только что вы похоронили любимого хомяка, - заняв свободный стул за столом, Гели специально садится к брату спиной, полностью его игнорируя. – А я редко ошибаюсь на этот счет. Ну, и кто повинен в смерти ночного жмурика?
Скармливая Моцарту кусочки сыра, девушка то и дело почесывала его за ухом или под подбородком, кончиком пальца касалась мокрого носа. У нее никогда не поднимется рука на собак или других животных. Эти создания не сделали ничего плохого человечеству. А вот на счет людей тут была другая сторона медали. Она, не задумываясь с радостью, всадит нож в сердце любого, кто ей будет мешать, ну, или кто не так посмотрит в ее сторону. Поэтому, то, что эти двое сегодня ночью кокнули кого-то, ее совсем не волновало.
- Кстати, сходил бы в душ, Вествуд. От тебя несет как от общественного туалета. Заодно мысли в порядок приведешь, - новая язва в сторону кузена. Они появлялись в ее голове самопроизвольно. Ее сладким не корми, дай братца укусить.

+2

5

– Мой старший брат... он не избивал младшего брата.
Он был более жестоким. Он меня заставлял.
А я позволял ему. Я боялся его.
– А ваши родители?
– Они ещё хуже.
*
———
Я смотрел на девчонку ровно до того момента, пока в наш скромный и тяжелый диалог не ворвалась Ангелина.
Порой мне казалось, что более юное поколение столь равнодушно к большому миру, что сейчас слова Раоки вызвали замешательство. Я слышал много чего от них, но редко в словах проскакивала жалость. У девушки было потрясающее сочетание пренебрежения к правилам и законам этого штата, и в тоже время сентиментальность, присущая будущей матери, сестре или дочери. Раньше я часто задавал провокационные вопросы своим студентам, но редко получал осмысленный и четкий ответ. Они не знали, чего хотят и отдавали жизнь в руки случая. А Раока хотела приручить случай.
- Беда в том, что ты их уже не изменишь, - облокотившись о кухонный стол, перевел уставший взгляд на дверь, - горбатого и могила не исправит.
Тот самый случай неудачно столкнул два звена Вествудов в одной комнате и именно в тот момент, когда это было не нужно никому.
Моя рука по прежнему дрожала. Все так же за окном поднималось солнце, а псы лениво подняли морды и вильнули хвостами. Все было таким же, за исключением собственного восприятия сложившейся ситуации. На какое-то мгновение голоса вокруг меня оборвались, а затем как стервятники направились в сторону кузины. Сучий характер всегда привлекал к себе всю чернь нашего рода, включая и галлюцинации. Ничего необычного. Просто роду Вествудов ненавидеть друг друга гораздо проще, чем спеть рождественскую песню или нарядить елку перед праздником. По правде говоря, мы вообще не праздновали Рождество или делали это весьма извращенно.
Переведя уставший взгляд на бледную сестру и отставив чашку на стол, я выдохнул Раоке:
- Познакомься, это первое привидение нашего дома. Моя кузина - Ангелина, - махнув пренебрежительно рукой в сторону родственницы, цокнул языком, - она всегда вдрызг пьяна и ее лучше не злить, как полтергейста.
Она и впрямь выглядела неважно. То ли с перепоя, а может на наркоту подсела. Хотя, в последнем я сомневался. У Вествудов была повернута крыша, но далеко не на "опиуме". За то время, что провели с сестрой под одной крышей, я узнал о ней ровно столько, сколько она хотела. Еще одна черта рода: мы будем скрывать до последнего собственные тайны, запечатывая их как можно глубже. Но каждый раз заглядывая в темную бездну ее глаз, понимал, что у нас очень много общего. Гораздо больше, чем могли себе представить.
- Не перекармливай его! - прищурившись, я резко поднял тон, - у него диета!
Мне хотелось исчезнуть, во избежание очередных семейных разборок, которые всегда шли огромным бонусом и только потому, что никто из нас не умел держать себя в руках. Сколько бы я не пытался контролировать ситуацию, она всегда найдет лазейку и спровоцирует всплеск. Тоже самое происходило и с Ангелиной, когда меня начинало уже нести и неизвестно в какую степь. Перечень знаменитых полотен, кстати, здесь был абсолютно беспомощен. Огрызаясь между собой, мы вполне отлично не обращали никакого внимания на всё остальное. Так поступают либо дети, или безумцы вроде нас.

В это конченом доме всегда один будет налетать, а второй пытаться исчезнуть с горизонта. Иногда мы менялись местами, а бывали случаи, когда падре приходилось влазить между, ...это было всего пару раз, в конечном счете священник махнул рукой и предложил поубивать друг друга, освободив при этом землю от двух кретинов. Кстати, это подействовало гораздо лучше, чем привычные слова: "любите друг друга", "успокойтесь", "не грешите".
Гели весьма удачно села на тот стул, где висела моя куртка. Я так же игнорировал ее, оттопырив нижнюю губу.
- Ну, и кто повинен в смерти ночного жмурика?
Допив остатки холодного кофе, я хлопнул сестру по плечу и с ухмылкой проблеял:
- Ты и виновата, сестрица! - обернувшись к ней, продолжал скалиться, - жмурик который приехал по твою гнилую душу. Поройся, как обычно, в моих карманах. Там лежит его ежедневник.
Поведя пальцем воздухе и переведя хаотично взгляд, вяло добавил:
- И раз уж вы познакомились, пойду разбужу еще одно привидение. Как раз помянет душу, а мы все дружно поплачем, - не удержавшись, я взъерошил волосы сестры, - хотя насчет тебя сомневаюсь. У тебя сочувствия не больше, чем у маньяка-педофила.
Отвратительное сравнение слетело с языка еще до того, как включился мозг. Тряхнув головой, я опять услышал детский голосок в голове. Скрипнув зубами, огрызнулся. По большому счету восклицание - "Fuck!" относилось больше к тому самому случаю, что столкнул нас с Раокой в подворотне, а в последствии позволил ребенку сделать минет, вернув тем самым сексуальную жажду.
Я не хотел, чтобы Ангелина даже знала об инциденте с ребенком. Но ее уникальный нос всегда улавливал то, что не нужно. Истинное женское любопытство всегда поражало и бесило всех мужчин. Убираясь из кухни, пропустил мимо ушей колкие фразы. Чем больше я ее игнорировал, тем более хотел закопать на семейном кладбище. Но нет, мне всего лишь это показалось:
- Да-да, после встречи с тобой не только мысли нужно приводить в порядок! Ты вытрахаешь мозг кому угодно, - и ведь мы никогда не задумывались, уверенно парируя в ответ.

Оствляя Раоку наедине с Гели, я хотел поговорить с падре.
Стыд - отвратительно слово, но первое, что приходило на ум!
Доминик спал мертвым сном. Пытаясь его растормошить, я прохрипел:
- Падре, просыпайся! Опоздаешь на утреннюю молитву.
В ответ доносился тихий храп и перегар, к коему дом предков начал привыкать. Подняв на стену глаза и поведя удивленно бровью, я увидел распятие. А на прикроватном столике лежал томик карманной Библии, коловратка и недопитая бутылка рядом с полной окурков пепельницей.
Поведя перед носом рукой, начал выходить из себя. Неосознанно фыркнув, хлопнул с силой по татуировке на плече священника:
- Блядь, да просыпайся! Тебе скоро ехать на завтрак к Эндрюсам.
- Не ругайся, - сонный и скрипящий голос падре можно было легко сравнить со ржавеющими ставнями, - я помню.
Почесав висок и наблюдая за другом, я чувствовал как тяжелая ноша начнет скоро прорывать, примерно так же, как и едва затянувшаяся рана, которую случайно затронули:
- Падре, у меня есть две новости...
- Ты кого-то замочил? - приоткрыв один глаз, Доминик потянулся к столику. Выпятив нижнюю губу, я проблеял в ответ:
- Хорошо, у меня есть одна новость.
Ненавижу это чувство стыда. Оно мне досталось от одной расщепленной личности. Другая же подарила агрессию и ненависть. На данный момент я не знал, чего больше внутри. Скрипнув зубами и швырнув в сонного друга штанами, резко отчеканил:
- Спускайся в холл, есть разговор.
Голоса вокруг меня сосредоточенно выедали мозг и долбили по сознанию, как бывало каждый раз, когда я не мог до конца справится с импульсами души. Мне казалось, что падре сейчас что-то нес, хотя Доминик только шумно выдохнул в ответ. Мне было плевать, что могла еще сказать Ангелина нашей гостье. Сейчас я уведу ее из-под носа сестры, ибо отель стоял в графе важных вопросов, обогнав при этом семейные распри. И не дай Бог, Гели будет лезть не в свое дело!
———
* Agents of S.H.I.E.L.D.

[STA]Sandmann, streu mir Sand in meine Augen.[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2kcbU.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-11 23:57:04)

+2

6

― Значит могила, ― все так же полушепотом, коротко бросила блондинка.
Все, что приходило на ум вместе с этим выводом сводилось к ярому желанию найти способ уничтожить... да хотя бы сжечь тот блядский филиал Ада, что бы на его месте осталось лишь пепелище, и что бы вместе с этим пожаром все, кто хоть как-то содействовал его существованию, сгинули прочь. Однако в этом коварном плане была одна погрешность, которая напрочь и перечеркивала возможность его исполнения. Это дети. Пострадавшие от такой судьбы, которые, скорее всего, погибнут наравне с ними. Ведь при таком раскладе, даже если кому-то и удастся убежать от пламени, малышек однозначно никто не будет спасать. Они же, не что иное, как очередные игрушки для больных на голову извращенцев.
От подобных рассуждений Раоке стало не по себе. Вновь возникло чувство отвращения, и мысли обо всем этом захотелось как-то отогнать. Воспоминания о впечатлениях изрядно давили, мешая рассуждать трезво. К счастью, тишину нарушил незнакомый ей женский голос. Сразу же подняв взгляд в сторону источника звука, она увидела девушку в светлом халате. Сравнение с привидением и правда было к месту, особенно учитывая то, что ни Раока, ни Шон, похоже, и не услышали ее приближения, будучи озадачены иными вопросами, и отвлечены на диалог, который в результате был прерван.
― Раока, ― равнодушно произнесла блондинка, посмотрев в сторону новой знакомой, после секундной паузы добавляя, ― очень приятно.
Якобы жест вежливости, к которому приучали еще с детства. Приходя в чужой дом... как говорится, прояви хотя бы каплю уважения к его хозяевам, пусть на визит сюда она и не напрашивалась. На самом же деле, в данный момент, блондинке было наплевать на все это из-за чувства все такой же моральной подавленности. Практически никаких эмоций, и даже мыслей насчет новой знакомой у нее не возникло. Разве что приглушенное чувство облегчения, от того, что Ангелина оказалась его сестрой, а не женой. А то, очень неловко получилось бы.
Когда она слегка бесцеремонно встряла в разговор, девчонка переключила свое внимание полностью на нее. Слова, сказанные Ангелиной далее, Раоку, к слову, немного удивили даже, хотя полный их смысл девчонка так и не поняла. В мыслях сразу же встал вопрос о том, что все это значит: очередная попытка подстебать брата перед ней (исходя из первого впечатления, блондинке показалось, что отношения у этих двоих явно были натянуты) или же какое-то подобие предостережения, даже несмотря на то, что Шон и не думал представлять ее как свою девушку, или кого-то в этом роде. Но уточнять этот вопрос не спешила. Да и больше склонялась все же к первому варианту.
Промолчав на фразу Ангелины, Раока лишь повесила на лицо подобие какой-то двусмысленной улыбки. То ли вежливой, то ли скептичной. Точно не понятно было. И вроде бы весь разговор начал не так плохо складываться, только вот внезапная фраза о трупе заставила девчонку слегка занервничать и задаться про себя вопросом: «она то, бля, откуда знать может?» Однако, внешне она старалась не выдавать того, что эта реплика ее как-то задела. К тому же в этот момент в диалог опять вмешался Шон, что опять же позволило Раоке промолчать придерживаясь выбранной марки слегка безразличной эмоции. А вот в смысл сказанных мужчиной слов она внимательно вникла, при этом даже изрядно удивившись сложившемуся раскладу.
«Так, тот труп... и должен был быть трупом что ли?» ― не особо приятные ощущения возникли у нее от промелькнувшей мысли. Казалось бы, мысли об отеле совсем выбили воспоминания на этот счет, но после сложившегося в данную минуту разговора, картина с окровавленным трупом на асфальте в главной роли вновь всплыла в голове. Мысли спутались окончательно, что не могло ни раздражать. Не то что бы девчонке хотелось разобраться со всем этим и принять как есть, скорее просто отдохнуть и выкинуть все эти переживания терзающие ее из головы полностью. Но она знала, чтобы это случилось, проблему нужно решить. Только тогда, все само по себе может встать на свои места.
Когда Шон оставил Раоку наедине с ее новой знакомой, на несколько секунд на кухне воцарилась тишина. Сделав еще один небольшой глоток почти остывшего уже кофе, девушка перевела взгляд на Ангелину.
― Я его сбила, ― нарушая тишину, проговорила девчонка, ― случайно. Но, видимо очень удачно. Так понимаю, винить себя не стоит?
Про себя она совершенно не понимала зачем произнесла подобную фразу, да и вообще зачем изъявила желание продолжить диалог. Лезть в свое дело не хотелось, да и не нужно ей это было. Однако на Раоку будто бы уже начинало, пусть и слабо, но давить чувство вины за случившееся, и возможно этот вопрос был лишь способом выбить какое-то подтверждение того, что тот бедняга все равно сдох бы сегодня ночью. И попытаться выкинуть хотя бы одну часть терзающих ее сейчас мыслей.
― А вообще, я не его девушка, и не планировала ей становиться. При нашей первой стычке я оскорбляла Шона всеми известными мне матерными словами, и порезала ему руку, не очень полюбовно как-то, ― внезапно продолжив диалог, блондинка ухмыльнулась, ― просто так получилось, что я попала в ваш дом сегодня... хотя, опять же, таких планов у меня не было. Долгая история на тему «как и почему»... короче мы должны были остановиться в отеле на ночь... и остановились. Только вот отель оказался... с особыми услугами,«даже хуже чем бордель Сатанинской мамаши с БДСМ развлечениями», ― ночевать там в принципе можно, если конечно ты сторонник... ― сжав запястье в кулак что есть силы, блондинка прикрыла глаза. Снова это чувство отвращения, не иначе.
― Педофилии, ― немного помолчав, добавила, не открывая при этом глаз, ― но есть и плюсы... две жизни, издевающихся над детьми мразей, мы с собой забрали. По крайней мере, я на это надеюсь.

+2

7

- У него диета, - передразнила Ангелина брата, искажая голос до писклявого, даже и, не подумав обрывать кормежку пса, впрочем, как и всегда. Она почти всегда игнорировала его, еще больше беся Шона. Обращала внимание лишь тогда, когда ей в голову прилетала первая попавшаяся вещь, которая попадала под руку Вествуда. Обычно после этого начиналась продолжительная война, от которой стены Атлантиды ходили ходуном.
Зашипев на брата, когда он взъерошил ей волосы, Гели уже хотела послать его по адресу, о слова замирают на губах, когда Шон заканчивает свое предложение. Она просто окаменела, стала лишь еще бледней и сжала кулаки. Это был удар ниже пояса. Ведь братец видел, как Ангелина злилась, стоило увидеть по новостям очередного урода, который совращал детей и какие проклятие девушка посылала ему на голову. Но, вся эта ненависть упиралась в то, что и у нее мог быть ребенок, и его могло совратить такое же чудовище. До этого, какими только оскорблениями брат с сестрой не бросались, но это… она готова была помчаться за Вествудом и просто забить его до смерти на лестнице. А после поиграть отрубленной головой в мяч! К тому же, ей совсем не понравился взгляд Шона в этот момент. Прищурившись, Ангелина перекручивала в голове этот эпизод. Нехорошее предчувствие комком встало в горле, не давая нормально вдохнуть воздуха. Появилась тошнота, которую срочно нужно загасить, или она за себя не отвечает. Встав со стула, девушка подошла к холодильнику и вытащила из его недр бутылку виски, а на полочке взяла два стакана. Будет, пить девушка или нет, Гели не волновало. Ее дело только предложить. Вновь заняв место за столом, Ангелина разлила янтарный алкоголь по стаканам и придвинула одни из них Раоке. Интересное, кстати, имя. А после полезла в карман куртки Вествуда, совсем это не скрывая, вытаскивая на свет небольшую записную книжку.
- Винить себя? Оно тебе надо? Милая моя, возможно ты избавил этот мир от такой мрази, которая тебе и не снилась. Свидетелей, надеюсь, не было? – сделав глоток виски, Ангелина открыла ежедневник, листая исписанные листочки. И, чем больше она читала, тем больше ей хотелось выпить. А в это время сидящая напротив блондинка начала говорить. – Правда? Да ты мне уже нравишься, - криво улыбнулась Гели, когда Раока рассказала о встречи с ее братцем. Она бы поступила так же, будь при ней нож или другой режущий предмет. Вот только после последних слов блондинки, улыбка сбежала с губ Вествуд. Раскаленная игла вонзилась в мозг, и голова взорвалась болью. Но, благодаря этой боли мысли выстроились в одну цепочку. Хорошо, предположим девушка просто проезжала мимо и сбила того жмурика, но, что там делал Шон? Какого хрена ночью он поперся в сторону того отеля? На скулах девушки заходили жевалки, от стиснутых зубов. «Мутишь ты братец, ой мутишь. Падла такая…»
- Ты, сказала педофилии? – на всякий случай переспросила Ангелина, которой очень хотелось ошибиться. Но, даже если оговорилась Раока, ежедневник того жмурика точно не врал. Имена, возраст, цена. – Знаешь, хочу спросить у тебя. Ты, возможно и проезжала мимо того отеля, но что там делал Шон? Не хотелось бы мне знать, что является одним из клиентов этого специфического заведения. «А если является, оторву хозяйство и затолкаю в глотку…»
- Время ночь, живешь ты вероятно в городе, а добираться туда уже поздно. Я могу предложить тебе душ и кровать, что бы хорошо отдохнуть. Этого припизднутого не слушай, если заведет разговор про отель на ночь. Дом большой, места всем хватит.
Моцарт, сидевший у ее ног, положил морду на колени Ангелины, заглядывая девушке в глаза. Рука на автомате потянулась, что бы погладить собаку, легко улыбаясь этой умилительной мордахе. Пес словно чувствовал переживание Гели и пытался таким способом успокоить ее. Едва слышный цокот и в кухне появляется Сальери, занимающий место по другую сторону от Моцарта. Это единственные существа, которых Ангелина любила и баловала как могла, часто в секрете от брата. А то опять орать начнет. Кстати, о брате. Встав со своего места, Ангелина вышла из кухни и остановилась в холле, смотря на лестницу, которая вела на второй этаж. Шон пошел будить Доминика, но слишком уж долго он приводит в чувства священника. Ангелине хватало пары минут, что бы разбудить падре, хватало только одной ее шаловливой руки, которая ловко скользила сначала по одеялу, а после и под ним, подбираясь к самому важному мужскому органу.
- Вествуд!!! – заорала девушка, подходя к лестнице, положа ладонь на поручень. – А ну быстро спускай свой ебаный зад вниз!!! Или клянусь, я сама тебя спущу, заодно отпинаю как следует по почкам и печени!! У меня к тебе очень серьезный разговор, Шон!!
Разговор и правда был, и раз он считает, что она трахает мозги, то его она изнасилует с особой жестокостью, вдоволь поиздевавшись над ним, опустив ниже плинтуса, а после добьет, что бы эта тварь не мучилась. Он даже может не пытаться ей врать, за это время Гели достаточно его изучила, стоило только взглянуть в его глаза. Они были его живым отражением, там порой плескалось такое безумие, что становилось страшно. Но, в то же время, Шона легко можно было прочитать по ним. «Да поможет тебе Бог, в которого ты так веришь, брат, если ты хоть раз использовал ребенка для своих потрахушек… Ад покажется тебе райским местом, по сравнению с тем, во что превратится Атлантида!»

+2

8

Он считал, что наша жизнь это сплошной тренировочный лагерь, в котором ты маленький бойскаут и обязан выжить любой ценой. Доминик ложился поздно, часто заставая Вествудов в подвешенном состоянии и привык ко всем выходкам обоих за эти полгода. По правде говоря, падре имел неиссякаемый позитивный дух, считая уныние одним из отвратительных грехов человечества. Обладая незаурядным умом и революционным характером, Паркер уже однажды умудрился получить предупреждение прямиком из Ватикана, но устал твердить высшему духовенству, что времена "ведьм на костре" и Тамплиеров давно прошли. Мир нуждался в вере, но далеко не в пессимизме.
У каждого есть свои секреты, а у Атлантиды скелеты так и выпирали из каждого шкафа, норовя собой раздавить не одного человека. Его наставником был светлый человек, сумевший в темное время существования маленького мальчишки внести надежду. Доминик начал забывать детство, но поселившись в родительском доме своего учителя, не раз удивлялся тому, как один род способен нагрешить так, что даже десятки исповедей не способны облегчить и очистить их души. Да, он был из тех, кто упорно верил, что если есть шанс спасти хотя бы десять человек, то жизнь прожита не зря. За исключением Вествудов - их не брал страх перед смертью.
- Ты кого-то замочил? - падре смотрел на Шона полусонным взглядом, надеясь, что тот не сжег кого-нибудь на костре.
Полгода священник выбивал "апатичную дурь" из головы племянника своего наставника. Шесть месяцев боролся с болезнью Вествуда по своему, заставляя того занимать свои руки на стройке, в саду или мастерской. Это была своеобразная дань за искренность покойного брата Сэмюэля. В каком-то смысле, сам священник пытался очистить собственную душу.
Когда в него полетели брюки, он лишь слабо фыркнул. Что-то назревало в доме, чего предугадать падре не смог. Что-то из ряда вон выходящее, судя по крикам Ангелины. А впрочем, младшая из Вествудов не удивляла более Доминика своим голосом. Мужчина знал, что в Атлантиде может произойти даже Апокалипсис, если двое последних из рода столкнутся лбами.
Дотянувшись до столика и глянув время на циферблате наручных часов, он цокнул языком и осмотрел свою комнату. От кельи монастыря здесь было лишь распятие Христа над кроватью, да довольно сдержанный стиль интерьера. Солнце еще не слепило ярким светом, едва окрашивая в светлые полутона спальню. Почесав подбородок и натянув штаны, он прихватил со столика бутылку и сигареты. Рассеянно направился на шум, долетавший с первого этажа. Попутно натягивая рубашку, изредка сопел. Голова раскалывалась, и было не ясно от чего больше: то ли от крика Гели, то ли от похмелья. Во всяком случае, Доминик не считал за грех один стаканчик виски перед сном, или выпитую банку пива после заката солнца. Тоже касалось и его личной жизни. Падре был из тех, кто не прятался в сутане, прикрываясь пуританскими постулатами и отказываясь от секса.
- Да-да, я иду, - и хотя это было сказано больше себе самому, но спуск на первый этаж казался великим подвигом, когда тебя ждал не миролюбивый завтрак у Тиффани, а семейные распри.
Пройдя мимо Ангелины с опухшим лицом, он остановился. При виде незнакомки, мужчина было подумал, что новость могла быть и хорошей. Удивлено приподняв одну бровь верх, Доминик обернулся к кузине Вествуда и проскрипел:
- Шон привел наконец женщину в дом? - но вовремя умолкнув, прижал к груди бутылку.
От Ангелины так и выпирала та бесовская энергия, с которой не то, что сложно было справится, лучше вообще не сталкиваться. Махнув вяло рукой юной гостье и слабо улыбнувшись, он указал в сторону зала:
- Рад вас видеть, мисс. Надеюсь, вас не оскорбили. Он не пытался запугать? - осматривая блондинку, выпятил нижнюю губу.
Дурная привычка заразительна. Доминик плелся к ближайшему удобному креслу, раз уж семейный совет был собран в столь раннее время.

Sean Jason WestwoodГолоса в моей голове упорно молоточками забивали гвозди по самые шляпки. Судя по крику доносящемуся, как вой сирены, с первого этажа - Раока все же проговорилась. Я не винил девушку в проявлении бурных эмоций. Пожалуй, будь я на ее месте и вовсе бы рехнулся. Вот только сошел с ума еще раньше, не сумев принять большой мир и ужиться в этом лицемерии. Стоя в темном углу и опираясь о перила лестницы, я поджал губы. Где-то недалеко послышались шаркающие шаги - Доминик выполз со своей унылой кельи. И раз уж Ангелина голосила, как древнее мифическое существо, без ее компании мы уже не останемся. Постукивая пальцами по отполированному дереву, я пытался подобрать в голове подходящие слова, игнорируя кузину. Она могла хоть головой удариться о стену, мне было не до того. Столько событий за одну ночь могли и впрямь свести с ума кого угодно, но только не человека, который в подростковом возрасте висел головой вниз, а в последствии был сброшен с моста. Обернувшись назад и окинув уставшим взглядом портрет деда, я пытался не думать, что в роду Вествудов никогда не было спокойной жизни.
На первом этаже Ангелина опять завопила. Ее голос рассеивался в коридоре и проникал в каждую щель. Ничего удивительного, просто причуды больного сознания. Проведя рукой по гладкой поверхности, я лихорадочно соображал. Часть меня требовала позвонить чифу даже не смотря на то, что друг Кевина был капитаном в отделе по борьбе с наркотиками. Возможно, он и не поверил бы, но наверняка выслушал. Но толку от последнего, когда в данной ситуации и правда стоило действовать. Во мне кричал маленький мальчик, чья нервная система была забита кулаками Моргана и выпотрошена слезами матери. Порой мы становимся монстрами далеко не бесясь с жиру.
Спускаясь вниз, я наградил Ангелину ледяным взглядом практически черных глаз. Она либо не хотела, либо специально не распознавала игру цвета, а я игнорировал ее вопли. Обычный семейный день. Пройдя мимо нее, я направился в зал, чувствуя спиной прищуренный и огненный взгляд. Цокнув языком и вяло поведя головой, проговорил кузине:
- Угомонись. А то спину прожжешь, - обернувшись к Раоке, добавил, - пойдем. С падре ты уже познакомилась. Думаю, нам многое стоит обсудить перед тем, как делать поспешные выводы.
В хронической жизненной агонии именно спешка всегда губила всех Вествудов. Мы обладали импульсивными характерами и далеко не всегда умели глушить жар. Обойдя рояль и направившись к окну, где в одном из кресел уже полулежал падре, указал на диван гостье. Остановившись взглядом на Ангелине и прищурившись, проблеял ей:
- Только ради всех святых, давай обойдемся без цирка. У меня довольно интересная новость. Но я думаю, что Раока тебе уже поведала часть нашего знакомства. Падре, ты проснулся? - резко обернулся к священнику.
- У меня был выбор? Сначала ты над ухом скрипел, потом завизжала она. Вы способны и мертвеца из могилы поднять, - удерживая бутылку в руке, Доминик поглядывал на нас.
- Отлично, - присев на подлокотник соседнего кресла и облизнув губы, меня начало медленно прорывать, - во-первых, я и правда пытался сегодня решить твои проблемы, Гели. Во-вторых, это Раока с которой вы уже знакомы. В третьих, ко мне кажется вернулась сексуальная мощь. И нет, я не трогал эту девушку. Только...
... как объяснить двум психопатам, что тебя трахнул ребенок?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mTAn.gif[/AVA][NIC]Padre Dominic[/NIC][STA]fucking Halleluja![/STA][LZ1]ДОМИНИК ПАРКЕР, 37 y.o.
profession: священник, собор Святого Таинства
[/LZ1][SGN]http://funkyimg.com/i/2nudt.gif   http://funkyimg.com/i/2mTAm.gif[/SGN]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-16 16:16:08)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Sandmann ‡vol.1.