Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The language of love letters is the same as suicide notes


The language of love letters is the same as suicide notes

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

January 18, 2017

Madison Grayson & Chloe Thompson
http://funkyimg.com/i/2n59M.gif http://funkyimg.com/i/2n59N.gif

“But in the end one needs more courage to live than to kill himself.”
― Albert Camus

+1

2

“If my Valentine you won't be,
I'll hang myself on your Christmas tree.”

Ernest Hemingway, 88 Poems

Его ладони скользят по моей коже, и я сжимаю зубы, чтобы не закричать. Я сама решила, что мне это нужно, я позволяю ему снять с меня одежду и пройтись подушечками пальцев по моим зажившим синякам и шрамам. Я закрываю глаза и считаю до десяти, надеясь, что это поможет мне перестать вздрагивать. Я сжимаюсь, когда он кладет руку на линию бедра, а когда вдруг тянет с меня лямки комбинации, вскакиваю на ноги. К горлу подкатывает тошнота, голова кружится от страха, и я понимаю, что мне нужно немного воздуха.
Он что-то говорит про то, что я ломаюсь, а я надеваю туфли, набрасываю плащ, хватаю сумку и выхожу из номера быстрым шагом, даже не удосужившись надеть на себя платье, в котором приехала сюда. Он кричит мне вслед, что я веду себя как последняя шлюха, я не обращаю на него внимания. У меня есть с собой бутылка шампанского, которую я сжимаю в руках, пока еду в лифте, который должен опустить меня с небес на землю. Горе тому, кто попытается отнять ее у меня.
На одном из этажей в него впрыгивает счастливая парочка - она буквально висит на нем и радостно щебечет что-то про их совместный вечер. Он наклоняется к ее уху и что-то шепчет, они косятся на меня, а я отвожу взгляд и делаю большой глоток прямо из бутылки.
- Какие-то проблемы? - мой голос звучит более агрессивно, чем нужно. Они качают головой и прячут глаза - как будто увидели что-то неприличное. Я и есть неприличная, грязная. Они, наверное, решили, что я - шлюха, которая ушла от клиента так рано, и от этой мысли мне хочется что-то им сказать, но они слишком заняты друг другом.
Я запахиваю плащ и выхожу сразу же, как только лифт останавливается. В лобби пустынно в это время - не удивительно, ведь уже почти ночь на дворе. Портье мило кивает мне, не задавая вопросов, а я борюсь со странным желанием броситься ему на шею и разрыдаться. Выхожу на улицу, и делаю глубокий вздох, сдерживая слезы. Сзади меня кто-то толкает, и я отхожу в сторону, чтобы не мешаться. Я не смогла.
Видит Бог, я честно пыталась переступить через себя, но, похоже, после Рождества во мне что-то сломалось, и я не могу больше ни парней видеть, ни справляться с последствиями от увиденного. Я встретила его в клубе, и все начиналось довольно невинно, но пару секунд спустя я вдруг поняла, что не могу. Может быть, стоило бы объяснить ему, но у меня нет ни малейшего желания или настроения копаться в собственной израненной душонке. Что случилось - то случилось, пусть он сам решает, где сделал неправильный ход. И делал ли он вообще его, или это все - моя вина?
Я бреду по темной улице, и размышляю о том, что надо поймать такси - в одном пальто, нижнем белье и чулках чертовски холодно. Термометр на одном из окон магазина показывает семь градусов тепла, и я кутаюсь в ворот пальто, а потом делаю еще глоток шампанского, надеясь, что оно согреет меня раньше, чем меня и эту бутылку заметят стражи порядка.
Сворачиваю на другую улицу - подальше от шумных клубов и отелей, бреду по тротуару и плачу. Мне кажется, что весь мир плывет, но на самом деле плыву я и мое сознание. Если бы мне было, чем накидаться, я накидалась бы, но сегодня, похоже, не мой день. Или мой - если учесть, как плохо сочетаются алкоголь и наркотики?
Я иду мимо магазинов, смотрю в их витрины и вижу там отражение себя - несчастной, заплаканной, растрепанной неудачницы. Я хотела быть похожа на красивую, загадочную, темную писательницу, но сейчас я больше смахиваю на бульварную шлюху, которая сбежала от своего клиента. Размазанная помада и потекшая тушь только добавляют полноты образу. От одного этого красочного сравнения меня почти тошнит, и я снова пью - чтобы заглушить тупую боль где-то внутри.
Я думаю - а не подняться ли мне на какую-нибудь крышу и не прыгнуть ли с нее, но потом одергиваю себя - я же знаю, я не сделаю этого просто потому, что боюсь. Я ненавижу себя за эту слабость, потому что любой нормальный человек предпринял бы что-то, вместо того, чтобы травить себя таблетками и алкоголем. Он пошел бы к психиатру или наложил бы на себя уже руки, сделав этому миру одолжение. А я хожу по улицам, распространяя свое уныние вокруг, как загнивающая гангрена на карте города. Жаль, что за это нельзя арестовать меня и посадить в тюрьму - там я умерла бы быстрее, чем шастая вот так по улицам.
Останавливаюсь на светофоре и жду, когда он, наконец, соизволит показать зеленый. Потом оглядываюсь по сторонам и понимаю, что вокруг нет не то, что людей - машин даже нет, поэтому решаю перейти по перекрестку на другую сторону, не дожидаясь пешеходного зеленого. Делаю несколько шагов вперед, и перед глазами все еще плывет из-за слез. Я плачу, кусаю губу и просто тупо иду вперед, не разбирая дороги. Вдруг где-то совсем рядом раздается резкий гудок и визг тормозов, а я выставляю вбок руку - так, как будто это поможет мне спастись от машины, если бы она хотела меня сбить. Хотела умереть? Пожалуйста, распишитесь. Машине не хватило каких-то пары сантиметров до меня.
Я едва не теряю равновесие, пошатываясь на ногах и делаю шаг назад, когда из остановившейся тачки появляется сначала голова, а потом и все остальное тело. Я помню эту девушку, я слишком хорошо ее помню, и мне кажется, что она сейчас убьет меня. Бутылка шампанского выскальзывает у меня из рук и с глухим грохотом падает на асфальт. Я смотрю на нее, и не двигаюсь с места, хотя понимаю, что надо бы что-то сказать или просто уйти, но если я просто пойду прочь - это будет крайне невежливо.

+2

3

Кто проживает на дне океана? Тот, кто предал честь семьи.
Дурацкая шутка, но такая смешная. Обнаружила её где-то в твиттере, сбросила картинку сестре, пусть тоже порадуется. Что нас с Джастин объединяло - это чёрный юмор. Я была уверена в том, что уж точно от этой шутки она сможет улыбнуться. Потому что у меня настроение было очень даже хорошее. Закончился рабочий день, я отвезла малютку Дени домой, где удостоверилась в том, что она легла спать, а не будет бродить где-то по городу в поисках неприятностей. Мне даже разрешили, ага, разрешили, взять машину, чтобы доехать до квартиры. Так уж условились негласно, что раз уж я отличаюсь такой охуенной пунктуальностью, то мне можно парковать красотку у своего дома, а потом уже мчаться на крыльях, кхм... к Дени.
До сих пор не понимаю, что у нас за отношения, потому что она позволяет мне то, что водителю по хорошему не стоит позволять. Например, ревновать. Или указывать, что ей делать, причем при посторонних. Ну ладно, не совсем посторонних, да и не на работе, я всё-таки не идиотка. Но при незнакомцах или маргинальных личностях, от которых просто веет чем-то нехорошим - всегда пожалуйста. За Дени я была готова и руки ломать, и челюсти крошить, и что похуже. Ей только этого знать не стоило до поры до времени. Хотя мне кажется, она уже начала что-то подозревать, да любой бы стал, учитывая моё поведение. Не с той ноги мы в реку одну с тобой вошли, Дени, ох не с той. А теперь главное, чтобы её течение не унесло нас куда-то подальше, там где прячется тот демон, тот монстр, которого ты иногда во мне будишь.
Он хочет убить тебя, знаешь. Он хочет связать тебя и трахнуть. Хочет бить тебя и смотреть на то, как расплываются синяки на твоей нежной тонкой белой коже. Он хочет обладать тобой так, как никто другой этого не делал. А может быть, делал, только я об этом ничего не знаю?
В любом случае, отправив картинку Джастин, я тронулась с места в сторону своего дома. Да, я хороший водитель, я не говорю по телефону и не страдаю поисками в соц. сетях, пока я за рулём. Минутка рекламы кончилась, о себе любимой я могу говорить часами, даже если это всего лишь разговор с самой собой.
И вроде бы отличное завершение вечера, я за рулём моей красавицы, чёрные бока которой отражают фонари и свет пролетающих мимо машин. Играет мой любимый саундтрек к фильму, я расслаблена и спокойна, готова вернуться в уютный, хоть и пустой дом, заняться чем-то приятным, но совсем не полезным. Выпить, например, потому что завтра мне не нужно будет садиться за руль, мы договорились, что мне нужен будет небольшой отпуск на денёк.
Но именно тогда, когда ты меньше всего это ожидаешь, жизнь вносит свои коррективы. Я подъезжала к светофору, специально сбросив скорость, потому что должен был загореться зелёный, а я меньше всего любила останавливаться, потом трогаться с места, фу. Поэтому я специально замедлилась, краем глаза замечая какую-то фигурку на пешеходном переходе, и порадовалась ещё, что не стала проноситься так быстро. И почему этот человек не шёл, явно же собирался. Я уже даже напряжённо вглядывалась в его силуэт, но тут загорелся зелёный, так что выбора у пешехода уже не было.
Так я думала, потому что оказалось, что именно водителю не оставили иного выхода, кроме как проявлять чудеса реакции и пилотирования железных коней. Привлекая внимание внезапно шагнувшей на проезжую часть девушки сигналом, я с ужасом поняла, что она не собирается отскакивать. Поэтому дальше мои действия были уже на уровне инстинктов - вдавить педаль в пол и вывернуть руль, стараясь затормозить. Я ехала медленно, но не настолько, чтобы остановиться за сто метров за пару секунд. Чудом не выскочили подушки безопасности, а я помолилась всем богам, что была пристёгнута.
Подняв голову от руля, я заметила, что эта дрянь ещё стоит рядом с капотом машины, так что быстро отстегнула ремень, включив аварийные огни, чуть ли не пинком открыла дверь и вылезла на улицу. Кажется, мой воинственный вид заставил девушку сделать шаг назад, но меня было уже не остановить.
- Да ты охренела мне под колёса бросаться?! Тебе, блядь, жить надоело? - с места в карьер накинулась я на неё, повышая голос до крика, сжимая кулаки, чтобы не ударить эту идиотку. Я блуждала взглядом по её лицу, натыкаясь на размазанную помаду, потекшую будто от слёз тушь, но даже это не могло сейчас смягчить мою ярость. Извержение вулкана Вайлетт было редким, но заносило всё ядовитым пеплом.
- Да я бы тебя сшибла, ты понимаешь? - я не выдерживаю, хватаю девушку за руку и трясу за неё, пытаясь привлечь её внимание, - Ты пьяна? Обдолбалась?- меня бесил её взгляд, но когда я пригляделась к ней внимательнее, то поняла, почему конкретно, - Ты-ы-ы!
От возмущения у меня даже слова кончились, я только сжала пальцы на её предплечье, коршуном глядя на ту самую девицу, которая устроила с Дени полный пиздец в прямом смысле этого слова.
- Да пошёл нахуй, проезжай дальше, нехер сигналить! - ору я в сторону какого-то водителя, который остановился за моей красоткой, потом со свистом шин вывернул на другую полосу, обматерил меня, кажется, на русском, и поехал дальше, светя своими тремя семёрками в номере.
- Ублюдок, - выплевываю я ему в ответ, но он сделал очень хорошую вещь, дал мне возможность выплеснуть негатив, так что я начинала немного отходить от пылающего гнева и снова посмотрела на блондинку.
- Нахера ты на меня выскочила, а? - тон моего голоса был уже немного более миролюбивый, но руку я отпускать не стала. Чёрт, глядя на её растрёпанные волосёнки, на потёкший макияж, на отсутствие одежды, ну нормальной, под этим плащиком, я поняла, что в груди защемило какой-то жалостью. Как к побитой собачонке на свалке.
- Блядь... Ладно, в машину сядешь? Я отвезу тебя куда-нибудь под крышу, - ну вот зачем я ей это предлагаю, а? Я аж морщусь от своего сочувствия. Тянет же тащить всех из неприятностей и спасать их тощие задницы.

Отредактировано Madison Grayson (2017-01-06 20:13:48)

+2

4

V: What was done to me was monstrous.
Evey Hammond: And they created a monster.

V for Vendetta

Ненависть. Я чувствую ее буквально кожей - еще задолго до того, как ты подходишь ко мне и что-то говоришь, и от этой всепоглощающей ненависти и злобы мне хочется сжаться в комок и кричать. На удивление, у меня совсем нет сил тебе что-то сказать, потому что язык как будто прилип к небу, и я тупо смотрю на тебя. Я жду. Ударишь ли ты меня, или ограничишься криком? Схватишь за волосы и приложишь головой о капот машины?
Мне нужно что-то сказать, извиниться хотя бы, но я не могу. Ненависть сшибает меня с ног, и сначала мне хочется просто сбежать, но я не верю своим ногам, обутым в туфли на шпильке. Я же обязательно упаду, это будет смешно для тебя, и очень больно для меня.
- А может, и надоело, тебе-то что? - срывается с губ, прежде чем я успеваю что-то сделать. Ну почему мой язык всегда лучше меня знает, что мне надо от этой жизни, а? Я проклинаю себя, но еще больше посыпаю пеплом голову, когда ты вдруг узнаешь меня. В твоем взгляде ненависти становится чуть ли не еще больше. Боже мой, ну разве я виновата, что жизнь нас опять столкнула?
- Я-я-я-я, - передразниваю тебя, выдергивая руку из твой железной хватки, но тщетно. Мне страшно, и пульс бьется где-то в районе шеи, - Отпусти меня сейчас же!
Еще немного, и я тебе по морде дам, несмотря на то, что ты нависаешь надо мной и смотришь строго. Между нами такое напряжение, что от него можно заряжать мобильники, но все мгновенно сдувается, когда мимо проносится какой-то идиот на тачке и орет нам что-то на непонятном языке. Я вздрагиваю от его крика, и от твоего ответа. Черт, не хватало еще, чтобы он вышел и набил тебе морду, а меня увез бы с собой в качестве военного трофея. Впрочем, мужик реально плюет на нас и сруливает куда-то прочь, а мы остаемся на улице вдвоем, и ты все еще цепко держишь меня, а я млею от твоих сильных рук. Мне становится почему-то спокойно, и я не понимаю, что за очередной фортель решила выкинуть моя психика. Эй, мозг, мы же боимся эту бабу, она нас убить готова! Она может нас убить, она сейчас вон какая злая, хотя вроде бы все обошлось. Ее надо бояться, а не млеть от того, какие у нее сильные руки. Не надо было прижиматься к ней, когда мимо промчался мужик. Мозг! Ау, мозг! Ау... А, ладно, бессмысленно.
- Я тебя не видела, - отвечаю я почти спокойно и чувствую, как твой взгляд скользит по мне. На что ты смотришь, что ты видишь, интересно? Не нужно быть великим детективом в клетчатой кепке, чтобы сделать правильные выводы - размазанный макияж, встрепанные волосы, чулки одни, торчащие из-под пальто и бутылка шампанского. Боже, наверное, ты сейчас решила, что я напилась, обдолбалась и сбежала от клиента какого-нибудь. Мне хочется сказать, что я не такая, что я не всегда такая убогая, какой ты постоянно видишь меня, но у меня нет сил, слов даже нет правильных. Я не знаю, как объяснить тебе, да и не думаю, что тебя очень интересует мой богатый внутренний мир, да? Я обманываюсь, наверное, если позволю себе думать, что тебе есть до меня дело. Ты ведь предлагаешь мне сейчас подвезти меня из жалости, да? Из гребанной жалости, потому что я выгляжу нелепо и убого. Почему ты делаешь вид, что тебе не наплевать, а? Я не хочу задавать тебе эти вопросы - я услышу именно то, чего боюсь услышать больше всего. Я вздыхаю, и перестаю сопротивляться, закусываю губу только.
- Сяду, меня ничему жизнь не учит, - горько усмехаюсь и мягко пытаюсь высвободить руку из твоей цепкой хватки. Жалко бутылку, она так эпично разлетелась на осколоки, а алкоголя там было предостаточно, чтобы продолжить заливать боль внутри еще целый вечер. Я не знаю, куда ты повезешь меня, и не двигаюсь с места - мне как будто нужно разрешение, чтобы ты пустила меня в машину, как чертового вампира. Наверное, такое поведение здорово дисгармонирует с тем, что ты видела раньше - беспардонная, обдолбанная тварь, которая споила и накидала твою беловолосую детку - как там ее, Дени? А ты.. Ви, я помню тебя, ты как-то кофе покупала у меня, зеленые волосы очень врезались в память. Я помню, как случайно коснулась своими пальцами твоих - от них пахло чем-то цитрусовым и мужскими духами, я долго искала похожий аромат, но так и не смогла найти. Я не признаюсь тебе, но меня так тянет к твоим сильным рукам, что я в глубине души говорю спасибо судьбе и времени, которое так удачно подвернуло мне тебя. Я хочу, чтобы ты спасла меня. Пожалуйста, помоги мне, я сама не ведаю, что творю сегодня, и если ты не сделаешь что-нибудь, я могу совершить что-то ужасное - с собой или с другими, я не знаю точно.
Я понимаю, что должна бежать от тебя прочь - после той нашей встречи я долго зализывала раны, и благодарила всех существующих богов, что была хоть немного накурена, потому что ты здорово напугала бы меня, если бы я была хоть немного трезвее. Я понимаю, что я не должна вспоминать и не должна фантазировать о том, что ты можешь сделать своими сильными руками со мной, но сейчас, если бы меня спросили, чего я хочу и что мне нужно, я ответила бы - простых объятий. Пусть дежурных, пусть таких, нелепых и рваных немного, но я отдала бы за них целую жизнь, но не имею права претендовать на них. Так и стою, жду, что ты сделаешь что-то.

+1

5

Если в случае с Дени в тот раз, мне резко стало стыдно, то относительно этой блондинки таких переживаний нет. Я вообще не понимаю, больше она бесит меня, или мне её жалко. Даже её жалкая попытка отшить меня тем, что мне не должно быть дела, даже если бы она бросилась мне под колёса, не особенно-то помогла. Скорее, только взбесила больше тогда, мне захотелось её приложить хорошенько головой об асфальт, чтобы мозги встали на место. Не моё дело? Когда я сидела бы в тюрьме потому, что ты решила вдруг свести счёты с жизнью? Почему-то такие люди совершенно не думают о том, что вокруг них есть другие люди. И то, что мне нет дела до блондинки не значит, что я не имею права орать на неё, потому что она выскочила под мои, блядь, колёса, а не под чьи-то другие. Да я ей жизнь спасла своей реакцией, а она даже простого "спасибо" мне не сказала. Бессовестная и неблагодарная она, вот что я вам скажу.
Она пытается вырваться из моей хватки, но не получается, слишком пьяна или слишком слаба, чтобы разжать пальцы. Да и не пытается особенно, так, дёргается в руках, как бабочка в паутине. Без особой надежды на спасение. Если бы действительно хотела, чтобы я её отпустила, могла и кричать, вырываться посильнее, ударить меня, в конце концов. Но вместо этого она прижалась ко мне, когда нас обматерил этот русский мужик на машине. Нет бы воспользоваться ситуацией и вывернуться из моих рук, так будто защиты в них искала. Неужели я кажусь не такой страшной, как этот придурок? В любой другой ситуации я порадовалась бы, что ко мне прижимается такая хрупкая милашка, но я всё ещё была зла, но уже не хотела её прямо придушить на месте.
- Не видела она, - мрачно заявляю я, после того как ты перестаёшь сопротивляться, выдаёшь мне эту фразу и закусываешь губу. И это меня вдруг неожиданно так торкает, как будто кувалдой по голове ударили. Вот уж не думала, что меня заводят несчастные расплакавшиеся девочки в одном нижнем белье, которые отчаиваются вырваться из моих рук, да ещё и так эротично закусывают губу. Так, стоило действительно сменить дислокацию, потому что дело отчаянно пахло палёным, а я уж точно не собиралась проводить с ней ночь. Опять качать порно, опять удовлетворять себя, потому что одна блондиночка меня завела.
- Да оно и заметно, что не учит. Не волнуйся, я тебя насиловать не буду, расчленять тоже, - хотя очень хочется. Вот далась тебе эта рука, что ты отчаянно хочешь освободиться. Это начинает раздражать, так что я веду тебя к машине, открываю дверь у переднего сидения, запихиваю тебя, захлопываю дверцу и сажусь за руль. Один небольшой щелчок, и машина оказывается заблокирована. Очень удобно, ни одна блондиночка не сбежит. А на заднее сидение я не стала бы тебя сажать, мало ли, упрёшь что-то, а я и не замечу. Машина не моя, отвечать потом. А тут я за тобой послежу очень внимательно.
- Пристёгивайся. Куда тебя везти-то? - коротко бросаю я тебе команду, сама закрепляя ремень безопасности, а потом задаю вопрос по поводу адреса. После того, как ты его произносишь, вношу его в навигатор, он строит маршрут, я присвистываю аж от того, в какой дыре ты, оказывается живёшь. Ну, надеюсь, мне там не ударят по голове, не обчистят машину.
- Если хочешь курить, в ящичке есть сигареты, - я открываю одной рукой его, другой отключаю аварийные огни и трогаюсь с места. Забираю пачку, достаю одну сигарету, прикуриваю и стряхиваю пепел в специальное углубление. После такой нервотрёпки точно стоит успокоиться, а что поможет мне, кроме ментоловых трубочек? Для удовольствия у меня имеются другие, а ментол здорово так мозги вставляет на место.
- Угощайся. Это не моё дело, но что случилось-то? Вид у тебя, прямо говоря, не совсем приличный. Обидел кто-то? - ну вот зачем ты лезешь не туда, а? Зачем спрашиваешь, как будто тебе захотят отвечать прямо. Да и что будешь делать дальше? Вернёшься и набьёшь козлу морду? Точно же не станешь, так зачем лезть-то? Поэтому я рада, что навигатор оповещает нас о завершении маршрута. Я разблокировала машину и вышла из неё, чтобы встретить тебя с другой стороны. Мало ли, ты на ногах стоять не может.
- Ты сама дойдёшь или тебя довести до двери? Или на ручках донести? - с губ срывается смешок, но я особо не думаю о том, обидела я тебя или нет. Не особо хотелось, но мало ли.

+1

6

Я чувствую себя так, будто меня приложили по голове об асфальт. Ты злишься, ненавидишь меня, и я совсем не понимаю, почему вместо того, чтобы бросить меня и уехать, ты предлагаешь мне помощь. Что с тобой не так?
- Прости, - это звучит глухо, но мне становится правда жаль, что я чуть было не оборвала свою жизнь за счет твоей. Кто знает, вдруг ты потом попала бы вообще в тюрьму за это? Вечно я веду себя, как последняя эгоистка, а люди вокруг меня потом страдают. Иногда я думаю, что, возможно, мне нужно было бы уйти в монастырь, но потом понимаю, что хорошим это не закончится. Слишком уж я безбожная сука, и с этим ни один падре не совладает.
Ты шутишь - мол, не буду насиловать и расчленять, а мне хочется вырвать руку, расплакаться и сказать - мне не страшно, понимаешь? Мне кажется, что после того, что со мной случилось, хуже быть не может, но язык не ворочается во рту. Мне стыдно говорить кому-то о том, что произошло, потому что я знаю, что виновата в случившемся сама. Как банальная жертва насилия, я виню во всем только себя, но в этот раз действительно есть за что. Я молчу в ответ на твою шутку и сажусь в машину, хотя ты почти запихиваешь меня туда.
- Домой, - в таком виде я не рискну бродить больше по улицам. Я мельком оглядываю машину, и понимаю, что мне совсем не хочется, чтобы ты и эта тачка видели тот квартал, где я живу. Но адрес все равно называю, и вижу, как приствистываешь. Ну прости, не у всех квартиры с видом на залив.
- Спасибо, - я беру дрожащими пальцами сигарету, прикуриваю и понимаю - вот он, этот странный привкус ментола, который я запомнила. Это не духи были, а сигареты. Мельком отмечаю, что такие сигареты мне не совсем по карману, но можно купить пачку и растянуть ее на месяц - на случай, если мне станет совсем тоскливо.
Ты говоришь - это не мое дело, но что случилось, а я хочу сказать - это не твое дело, я не могу говорить об этом. Интересно, а что ты думаешь? Мне хочется забраться тебе в голову, но я не могу - мне даже спросить страшно, потому что кажется, что ты одним словом можешь меня прибить, и даже не заметишь. Ты ведь уже, наверное, решила, что я от парня сбежала. Или что я действительно по ночам подрабатываю бабочкой.
- Я не такая, - срывается у меня с губ, прежде чем я успеваю что-то еще сказать. Затягиваюсь и выпускаю дым в приоткрытое окошко, не собираясь никак комментировать сказанное, но потом зачем-то добавляю, - Я сбежала от человека, который хотел меня обидеть. Он даже не хотел, наверное, просто так получилось.
Задумываюсь, а почему, собственно, я во всем виню его? Может, если бы я сказала, что творится у меня в голове, он был бы другим, вел бы себя нежнее? Или говорил бы какие-нибудь правильные слова. Или что-то еще. Почему я виню во всем его, если виновата я?
- На самом деле, я сама во всем виновата, - говорю тебе это, чтобы ты не подумала, что он натворил что-то ужасное. Что-то такое, чего я не заслужила. Поверь мне, я заслужила и нечто похуже, я-то знаю. Я спровоцировала его или повела себя как-то не так, но я не хочу объяснять тебе, что к чему. Ты не поймешь, не будешь вникать - только посмеешься, да?
Машина останавливается возле моего дома, а я не понимаю - как так хитро навигатор вывел нас сюда за несколько минут? Я не хочу уходить, не хочу оставлять тебя, и отчаянно не хочу оставаться одна. Но я же совсем не имею права просить тебя о чем-то, а ты шутишь - не отнести ли меня на ручках домой? Я бы сказала - отнеси, но не буду. Мой мозг говорит мне - отпусти ее сейчас же, иди к себе и реви, потому что ты - ничтожество, но вместо этого я мнусь, как будто надеюсь, что ты дашь мне повод пустить тебя к себе. Настоящий повод, а не шутку в духе "ты напилась, и не факт, что дойдешь до квартиры".
- Спасибо, что довезла, - я вылезаю из машины, и чувствую, что в глазах стоят слезы. Я даже номер дома не вижу из-за них. Сжимаю руку в кулак, потому что где-то в солнечном сплетении просыпается кошка, которая царапает его изнутри - я поражаюсь лишний раз, как так получается, что никто, кроме меня, ее не видит.
- Спасибо, что не переехала, - мой голос дрожит, и я сжимаю зубы, говоря себе - я должна выглядеть так, будто все хорошо. Я не должна вываливать на тебя все свои проблемы, тебе надо брать руки в ноги и валить отсюда поскорее. Таким крутым девушкам нечего делать в таких трущобах с такими убожествами вроде меня.
Я делаю глубокий вздох, надеясь, что головокружение пройдет, но оно никуда не девается. Прикрываю глаза, а от этого становится только хуже - слезы начинают снова течь по щекам, оставляя грязные дорожки от черных теней и туши.
- Хочешь кофе? - выдавливаю я, в глубине души надеясь, что ты согласишься. Пожалуйста, не отказывайся. Позволь мне показать другую сторону моей жизни? Я бы показала тебе свою квартиру - пусть мельком, но ты могла бы составить обо мне другое впечатление. Может быть, мои разбросанные повсюду фотографии и тексты песен вперемежку с коробками для переезда наведут тебя на мысль, что я - не так ужасна, какой кажусь на первый взгляд? Пожалуйста.

+2

7

Твои пальцы подрагивают, когда ты берёшь сигарету, и я бы помогла тебе прикурить, но не могу, нужно следить за дорогой. Да и держаться обеими руками за руль не помешает, мало ли припадочных вылетает на дорогу, таких как ты?
Ты молчишь, выдыхаешь дым и не смотришь на меня. Но я и не настаиваю, понимаю, что сейчас меньше всего хочется глядеть в мои глаза и видеть там ненависть или осуждение. Странно, что ты не смотришь в окно, обычно в подобных ситуациях смотрят куда-то в эту сторону. Я даже не знаю, куда именно направлен твой взгляд, не могу определить, даже бросая на тебя украдкой свой внимательный.
Ты вдруг говоришь, что не такая, и моя бровь ползёт вверх. Интересно, ты просто сказала это вслух, как продолжение своих мыслей7 Говоришь сама с собой? Интересно, какой ты думаешь, я тебя считаю? Раз ты пытаешься доказать мне, что "не такая". Это относилось к моим словам про насилие? Или про то, что жизнь тебя ничему не учит? Или ты решила, что я посчитала тебя, не знаю, ночной бабочкой? Веришь, и в мыслях не было, кстати. Я вообще старалась не думать о том, кем ты являешься, чем живёшь и так далее. Жалею уже, что задала вопрос, но слов обратно не вернуть.
Ну хоть куришь в окно, это радует. Хотя, сигареты мои, Дени потом не нужно будет объяснять, почему салон пахнет ментоловым дымом. Ты добавляешь зачем-то про кого-то, кто тебя действительно обидел, но он вроде как не хотел. Эй, детка, он либо обидел, либо нет. А по моему опыту мужики таких милашек обидеть хотят специально. Это меня просто обидеть, хоть он и не собирался.
И тут ты произносишь фразу, от которой кривится моё лицо, но я ничего не говорю, только бросаю одну фразу.
- Не пытайся его защищать, - это действительно не моё дело, но тебе легче станет жить, когда ты прекратишь защищать всяких уродов, которые тебя обижают. Чёрт, детка, неужели у тебя нет никого, кто бы тебя защитил, а? Да что этот мир за дрянь такая, раз позволяет тебя обижать? Хотя, если подумать, как раз такой он. Безжалостный к милашкам, которым не повезло.
Ты благодаришь меня за то, что я тебя довезла. Ну надо же, я услышала от тебя "спасибо", даже просить не нужно было. Но когда смотрю внимательнее на тебя, вся моя злость куда-то уходит.
Я ненавижу плачущих женщин, потому что не знаю, как с ними себя вести. Обнять и пожалеть? Не трогать и идти подальше? Вот как мне с тобой поступать, блондиночка?
- Хочу, - зачем-то отвечаю на твой вопрос про кофе положительно, смотрю с каменным лицом на тебя. Да, я сама не верю в то, что согласилась, но ты такая плачущая и несчастная, что моё черствое сердце немного оттаяло. Но не слишком сильно, не надо тут устраивать праздничных шествий по этому поводу.
- Я бы выпила чего-то покрепче, - морщусь, когда говорю это, но мне действительно хочется выпить сейчас. И покурить, опять. Отчаянно так, но я держусь, я мужик. Может быть, выгляну из окна и покурю из него, если нельзя дымить у тебя в квартире.
- Надеюсь, с машиной ничего не случится? Соседи не буйные? - ставлю красавицу на сигнализацию, снова беру тебя за руку, но теперь уже не так жёстко, всего лишь обхватываю запястье и веду к подъезду. Дальше уж сама ты меня проводишь к квартире, открываешь дверь и впускаешь внутрь, так что я твою руку освобождаю из хватки. Замираю на пороге, ожидаю какого-то проявления гостеприимства. Ну не знаю, кухня там, тут кровать, в ней клопы, лучше не садись.

+1

8

Мне хочется вцепиться тебе в рукав и отпускать от себя, когда ты неожиданно говоришь, что хочешь пить кофе, а лучше чего-нибудь покрепче. Тебе же потом за руль, нет? Впрочем, ты уже взрослая девочка и можешь принимать решения касаемо своей жизни без моего вмешательства. Более того - я даже специально лезть к тебе не буду, потому что знаю себя - я умею только все портить, а вот чинить - это не ко мне.
- У меня где-то был виски, - говорю я тихо, стараясь, чтобы голос не дрожал лишнего. Я рада тому, что ты делаешь шаг мне навстречу, не отталкиваешь и не прогоняешь. Может быть, еще не все потеряно? Ты не похожа на человека, который не смог бы отказаться из чистой вежливости; мне почему-то кажется, что если бы у тебя не было желания идти ко мне, ты бы так и сказала. Ведь сказала бы?
- Район тут, конечно, дурной, но соседи мирные, не переживай, - я знаю, что тачку никто не тронет хотя бы потому, что не хотят проблем, это же не гетто какое-то. Ребята здесь по большей части несчастные, но по-настоящему жизнью обиженных тут мало, все они водятся в другой части города. Что уж там утаивать, я вообще знаю, что по соседству со мной живет неудавшийся музыкант, а тремя этажами ниже - многодетная семья, и ничего, уживаемся как-то.
Ты отпускаешь меня только тогда, когда мы переступаем порог квартиры, и я сразу чувствую себя странно. Жаль, что у меня нет привычки убираться, и повсюду действительно разбросана моя одежда. В углу прихожей стоят коробки, приготовленные для переезда, на столе в кухне - чашки, а пол в гостиной усеян ровным ковром из моих фотографий и рисунков, из текстов песен и еще какой-то чуши. Где-то рядом с диваном лежит разбитая гитара - у меня так и не поднялась рука выбросить ее, это все равно, что предать старого друга.
- Это, конечно, не люкс на Манхэттене, так что прости за беспорядок, я в процессе переезда отсюда, - я вру, потому что коробки я купила специально, чтобы создать эту иллюзию для самой себя. Мне тошно находиться здесь, и я в свободное время складываю вещи по коробкам, чтобы представить, что на днях свалю. Что все это - временные неудобства.
- Там направо - ванная, я пока пойду на кухню, поищу виски, - ой, можно подумать, его так сложно отыскать в квартире, где кроме виски, кофе и вина ничего не пьют? Я гремлю пустыми бутылками, пока наконец не нахожу еще даже не открытую бутыль Джека. Старина Джеки не обманет никогда. Ты скрываешься в ванной, а я пользуюсь моментом, и сбрасываю с себя плащ, оставшись в одной комбинации. Из нее хочется выбраться поскорее, что я и делаю, переодеваясь в черную длинную футболку. Кажется, она мужская. Вероятно, осталась от какого-то из бойфрендов, может, даже еще с колледжа. Я давно не надевала ее, потому что она слишком открытая, и в ней видны все мои синяки и шрамы, но сейчас я почему-то не хочу их прятать. Я у себя дома, и пока здесь ты - это мое своеобразное safe place, где я могу хотя бы немного быть уверена в том, что ничего страшного со мной не случится.
Я запоздало размышляю, что там такого ты могла найти в ванной, но ты появляешься раньше, чем я ожидала.
- Глупо предлагать тебе колу, да? У меня есть лед, если не хочешь разбавлять, - себе я наливаю немного ледяной газировки и бросаю в бокал кусочек льда из холодильника. Интересно, тебе противно здесь находиться? Впрочем, ты не берешь вещи двумя пальцами и не реагируешь на мои слова как-то агрессивно. Эй, я ведь правда сейчас поверю в то, что еще не все потеряно, ты же понимаешь? Ну же, скажи какую-нибудь гадость, чтобы мой воздушный замок развалился.

+1

9

Виски, отлично, я люблю виски. Его сложно испортить, если только это не какой-то дурацкий дешевый порошковый напиток. Да-да, я как-то такой попробовала, ощутила себя ребенком, которому вместо сока дали "Юпи", который развели вместо воды этиловым спиртом. После этого я стараюсь читать этикетки и доверять хотя бы относительно знакомым маркам. Надеюсь, ты не будешь травить меня чем-нибудь после того, как я спасла тебе жизнь. Ну, пожалуйста?
- Прекрасно, я буду виски тогда, - киваю, вроде как пытаясь тебя подбодрить. Зачем я только это делаю? Мне действительно тебя так жалко? Но я рада, что ты вроде бы говоришь, что соседи у тебя смирные. Это хорошо, потому что после виски я за руль садиться сразу не буду, а оставлять красотку тут хотелось бы в безопасности, хоть и под окнами. Да, если ты ещё не поняла, раз я решила пить алкоголь, я не уеду от тебя в ближайшие несколько часов. И не надейся, раз уж позвала меня к себе на кофе.
Я оглядываюсь по сторонам, когда оказываюсь у тебя в квартире. Бардак, конечно, но у меня дома практически такой же. Почему-то я ожидала не знаю, обшарпанных стен или газеток по всему полу. Матрасы со спящими девушками, парня какого-нибудь пьяного. Не знаю, почему-то у меня возникло ощущение, что ты должна жить в каком-то нарко-притоне с борделем смешанным, но у тебя уютно. Этот хаос близок мне, пусть здесь и куча коробок, намекающих на скорый переезд. И ты подтверждаешь мне это, что собираешься куда-то двигаться. А я только запомнила твой адрес, обидно даже, не получится свалиться на голову и позвать... А куда я могу тебя позвать? Да и нужно ли это тебе? Или мне?
- Ничего страшного, не извиняйся. Ты не ждала гостей, - пожимаю плечами и смотрю в сторону, в которой по твоим словам находится ванная. Странно, обычно... ну как, обычно, когда я еду с красивыми девушками домой, в ванную комнату первыми заходят они, выходят в красивом нижнем белье, ну и дальше всё уже понятно. А тут не совсем ясно, что от меня хотят. Руки помыть, умыться?
Но я киваю и иду в комнату, где всматриваюсь в своё лицо в зеркале над раковиной. Отражение говорит мне голосом сестры - "ты что творишь, разворачивайся и езжай домой". Я усмехаюсь, подмигиваю ей и шлю воздушный поцелуй губами, после чего включаю воду и брызгаю на лицо прохладной водой. Нужно немного освежиться. Хотя я представила себе, что блондинка ожидает от меня красивого белья и позы готовности по выходу, и тихо рассмеялась. Фантазии прямо богатые.
Вытираю руки полотенцем, которое лежит рядом с раковиной, выхожу из ванной комнаты и сталкиваюсь лицом к лицу с вопросом про лёд. Мне нет особенной разницы, я разбавлять и не собиралась, поэтому я захожу на кухню, прислоняюсь спиной к стенке и киваю.
- Давай лёд, пару кубиков, - бросаю взгляд на бутылку Джека и усмехаюсь. Знаешь, твоя квартира не кажется притоном. Ощущение, что здесь живёт человек, у которого не очень много денег, но разве же это плохо? Я вот не помню своей крутой жизни практически, хотя была в квартире в Лос-Анджелесе. Там была такая классная джакузи, что я слюнями истекла, но потом решила, что это не для меня. Я не смогу содержать её, если не буду продолжать зарабатывать так много, как раньше. Со временем в голове начал складываться паззл, сейчас я уверена уже на все сто процентов, что Кайл меня обобрал, если только у меня не было каких-то финансовых проблем, о которых не говорилось в прессе. С другой стороны, будь у меня какие-то проблемы, я бы поехала с ним куда-то? Не складывается, ой, не складывается это всё. И Джастин права, надо бы взяться за это дело, но мне так не хочется ворошить грязное бельё и Кайла.
- Знаешь, у тебя здесь уютно. А почему переезжаешь? Нашла место получше? - в этом вся я, сначала ору на человека, что ему жить надоело, а потом задаю милые вопросики у него на кухне, - Спасибо, - принимаю стакан с виски из твоих рук, делаю хороший глоток и наслаждаюсь вкусом. Откуда такой не слишком-то дешёвый виски в твоём доме?
- Хотя я бы отсюда тоже уехала. Не подумай, тут довольно уютно, я ожидала что-то похуже, - может быть, моя прямолинейность тебя и обидит, но я сейчас не особенно обращаю внимание на то, что могу тебя добивать своими словами. А ты не обращай на них внимания. Я тебе никто, ты мне тоже. Так же проще, верно.
- Ты где работаешь вообще? Чем-то занимаешься? Мой тебе совет - не лезь ко всяким мудакам, которые будут тебя обижать. Как будто других людей на свете нет, - я небольшими глотками потягиваю виски из стакана, рассуждая вслух, но ты можешь мои слова мимо ушей пропускать, - И меня не стоило звать домой, если честно. Ты же не знаешь, что у меня на уме. Не боишься? - прищуриваюсь, оглядывая тебя и твой не совсем приличный прикид. Я даже могу заметить, что у тебя нет белья под этой майкой, ну куда это годится? Или ты не боишься, что я могу на тебя наброситься, например. Тебе мало было какого-то мудака, от которого ты сбежала в одном плаще?
- Не знаю, может быть, тебе в душ сходить? Мне вода помогает смыть что-то неприятное, какие-то дурные эмоции и впечатления. А мне кажется, ты не от счастливой жизни на дорогу выбегала, да? - доливаю себе виски в стакан и подливаю тебе немного в твой бокал. Упс, ты пила что-то другое, а я не заметила, наверно. Придётся давиться виски. Я достаю пачку с сигаретами, прикуриваю одну и протягиваю тебе. Себе начинаю ещё одну, выпускаю дым и смотрю сквозь это облако на тебя.
Ты такая изломанная, со своими синяками и цирапинами, что тебя хочется защищать. Но одновременно с этим сделать больно, такая уж я больная извращенка. Мне даже обидно, что эти синяки не моих рук дело. Но не надо позволять мне бить тебя.

+1

10

У меня мерзнут пальцы от льда в моем стакане, поэтому я отдаю тебе твой поскорее. Бросаю туда парочку кубиков и устраиваюсь поудобнее за кухонным столом. Мне почему-то хочется поднять на тебя глаза и рассказать все, как есть. И тут ты спрашиваешь - а почему я, собственно, переезд-то затеяла?
- Можно и так сказать. С этой квартирой связаны не самые приятные воспоминания, - я тянусь к плечам, пытаясь как-то прикрыться, но боюсь, что этот жест не ускользнет от тебя, и оставляю свои попытки. Черт с этим, ты и так уже увидела и синяки, и шрамы, и царапины - что уж там скрывать. Я не хочу тебе рассказывать, что случилось здесь потому, что я понимаю - если расскажу, ты будешь меня жалеть, а последнее, чего я хотела бы - это жалость. Я не заслуживаю ее, я заслуживаю другого. Я хочу от тебя другого, но пока мне слишком страшно сделать первый шаг.
- Похуже? - я улыбаюсь, - Ты думала, что тут тебя ждет наркопритон или ободранные стены?
Похоже, я была права в своих домыслах касательно тебя. Ты и правда видишь во мне такую испорченную тварь, которая живет на самом дне. Мне становится от этого грустно, но я отчаянно стараюсь перевести наш разговор в шутку, хоть это и сложно, потому что я хочу казаться лучше, чем я есть на самом деле. Я хочу, чтобы ты видела меня лучше, чтобы у меня был шанс объяснить тебе, что это просто по велению какой-то высшей силы мы постоянно пересекаемся тогда, когда я выгляжу не лучшим образом, мягко говоря. Я бы очень хотела, чтобы мы хоть раз встретились в другой обстановке. Чтобы я могла рассказать тебе, что я пишу и о чем мои песни, чтобы я могла впустить тебя к себе и показать, какой темной и какой мрачной, но при этом завораживающей может быть моя душа. Каким отзывчивым может быть мое тело, и как я люблю, когда сильные руки оставляют на нем следы.
Сейчас же мне страшно просить тебя об этом - особенно, когда ты добавляешь фразу про то, что я зря тебя позвала к себе.
- Я работаю в Старбаксе баристой, но вообще думаю стать моделью. Или певицей - у меня горы написанных, но не сыгранных и не спетых песен, - я обвожу рукой комнату, чуть усмехаясь про себя. Интересно, такого развития сюжета ты не предвидела, да? Ждала, может, какого-то слезливого рассказа о том, что я подрабатываю ночной бабочкой или танцую стриптиз в свободное от основной работы время. Увы, вот она, моя правда, какая есть, и это уже на твоей совести будет - примешь ты ее или нет.
- Боюсь, - пожимаю плечами и делаю глоток виски. Может быть, слишком большой - он обжигает горло, и на глазах аж слезы выступают. Мда, хотела выпить для храбрости, называется. Я признаюсь тебе, что ты меня пугаешь, но сама не знаю, зачем позвала тебя сюда. Может, все дело в твоих сильных руках, и в том, как ты смотришь на меня. Мне хочется идти за тобой, за этими глазами, и не отступать никуда ни на шаг. Мне хочется валяться у твоих ног и просить посмотреть на меня иначе - может, поэтому я тебя позвала за собой.
Черт, что же я творю? Нормальные люди на моем месте бежали бы прочь от таких желаний, а я вот сижу напротив тебя и прикидываю - как сильно ты можешь сжать мою шею, и на какие еще чудеса способны твои пальцы? Почему после того, что случилось, я продолжаю тянуться к тебе? Почему не убегаю в ужасе, не кричу?
- Да ничего не случилось, - пожимаю я плечами, делаю еще один глоток виски, и понимаю - алкоголя там теперь больше, чем было раньше, ну да и ладно. Будь, что будет, - Я просто шла, не разбирая дороги, вот и вылетела тебе под колеса.
Беру у тебя из рук сигарету и благодарно киваю. Прикурив, выпускаю дым в потолок и долго смотрю на него.
- А вообще, знаешь, давай я расскажу, потому что иначе голова взорвется. Меня изнасиловали в этой самой чертовой квартире, поэтому я и хочу отсюда съехать, чтобы больше не просыпаться среди ночи от страшных снов и не видеть по всему дому маленькие маяки-напоминалки. Я не виню их, можно было, конечно, и мордобоем ограничиться, но увлеклись, с кем не бывает. За дело же, а не просто так, - пожимаю плечами, хоть и думаю, что это звучит дико. Дико оно звучит даже для меня, но мне лень спорить со своим мозгом, который иногда пытается намекать мне, что не было у этих двоих такого права, - Прошло уже две недели, и я встретила сегодня парня. Милый мальчик, клуб, алкоголь, все дела. Все шло нормально, пока он не начал стягивать с меня одежду - меня разобрала страшная паника, я схватила бутылку шампанского и свалила из отеля под его крики о том, какое я динамо. Шла, пила алкоголь и думала, как так вышло, что я всегда любила секс, всегда любила грубость, а тут какой-то милый мальчик, который даже не сделал со мной ничего, вдруг так меня напугал. А потом ты. И..
Я не договорила, потому что поняла, что если продолжу - выложу все, как есть, а этого делать нельзя. Делаю еще один глоток виски и понимаю - еще немного, и я просто буду пьяна в хлам.
- Прости, ты не подписывалась все это выслушивать, - мне стыдно, что я без предупреждения свалила тебе на голову такую гору информации. Я ставлю бокал на стол, и кладу руку тебе на запястье, обжигая холодом, наверное, потому что твоя кожа в ответ обжигает меня теплом. Для меня этот жест равнозначен просьбе о прощении, надеюсь, ты не рассматриваешь его как-то иначе.

+1

11

Знаешь, а в чём-то мы похожи. Я из своей квартиры в Лос-Анджелесе уехала, потому что у меня с ней не было связано никаких воспоминаний. Несмотря на её роскошь, она меня почему-то совершенно не трогала, не будила чего-то из прошлого. А если так, то зачем она нужна была мне? Может быть, я поступила глупо, обрубая все концы, но как показала практика, кто ищет, тот всегда найдёт. Шанс найти старых знакомых в Сакраменто не велик, но он мимо меня не прошёл, что доказывает тот самый факт. Не надо гоняться за чем-то, оно само тебя точно найдёт. Главное, чтобы потом по голове не приложило на радостях, но со мной пока такого не случалось. Ты говоришь про плохие воспоминания, но я не спрашиваю у тебя, с чем они связаны. Хоть и понимаю, от чего-то неприятного стоит бежать. Вряд ли поможет нормально жить место, которое вызывает такие ассоциации.
Но от меня не ускользает то, как ты пытаешься инстинктивно прикрыться, закрыть синяки и шрамы, кажется. Значит, что-то из них было связано с этими неприятными воспоминаниями. Мне опять становится тебя жалко, но ты, кажется, не этого от меня хочешь. Просто выпить в хорошей компании и выговориться? Или ты думаешь, что я за твоё спасение буду что-то от тебя требовать? Надеюсь, что ты не считаешь меня таким мерзавцем, потому что я не знаю, как буду реагировать, если ты вдруг решишь отплатить мне в лучших традициях жанра своим телом.
- О, я люблю Старбакс, - вижу знакомое в твоих словах и довольно улыбаюсь, допивая виски и наливая новую порцию. Предпочитаю на два пальца, идеально для разовой порции. А вот твои слова по поводу модели вызывают у меня интерес, забавно, как тесен мир. Но я пока не совсем фотограф, так что просто беру на заметку это. Кто знает, может быть, я смогу подкинуть тебе небольшую работу? Не из жалости, я просто считаю, что у каждого должен быть шанс. И будет жестоко лишать его. Я сама завишу от удачи, от счастливого случая. Говорят, карма есть, её нужно улучшать, да?
- Я бы послушала песни, если ты не стесняешься, - пожимаю плечами и снова прикладываюсь к виски. Я специально игнорирую твои слова про притон. А что мне ответить, что я действительно так подумала? Что оказавшись тут поняла, эта блондинка не так плоха, как кажется на первый взгляд. Нет, она виновата в том, что в тот раз натворила с Дени, но ей и так в жизни прилетело всякого дерьма.
И тут ты признаёшься, что боишься. Надо же, девочка, ты боишься меня, но пустила в дом? Что за дух противоречия? Что с тобой не так? Я не понимаю, пока ты не начинаешь вдруг рассказывать. Сначала собираешься отмахнуться тем, что ничего не случилось, а потом говоришь мне то, от чего волосы на затылке встают дыбом. Тебя изнасиловали в своей собственной квартире? Избили, а потом изнасиловали? Наверно, это эффект незнакомца, которому ты рассказываешь о чём-то наболевшем, что не сказала бы и близкому кому-то.
Я не перебиваю тебя, потому что вдруг ты больше никому не говорила об этом. И если я тебя прерву, это будет копиться в тебе. Гнойные нарывчики нужно протыкать. Я не понимаю, во что ты влипнуть могла, что два мужика тебя избили и изнасиловали. Но ты и не пытаешься их обвинить, как будто они не виноваты. В том, что посчитали себя достаточно сильными, чтобы нагнуть такую слабенькую девочку? Ненавижу таких говнюков, которые считают, что раз их двое, то они могут позволить втаптывать других в грязь. В тюрьме, говорят, не любят насильников, а была бы моя воля, я бы им херы их отрывала, потому что нормальные люди никогда себе такого не позволят. Только конченые ублюдки, которые упиваются своей властью. Нет, бывает и женское насилие, которое я с удовольствием бы таким устроила, отымела бы их рукоятью швабры, чтобы они кровавые кишки потом собирали в больнице. Или подохли бы от такого, невелика потеря.
Вот отличный способ отвлечь меня от бесящей девушки, найти мужика, который что-то натворил. Поэтому я мрачно пила виски, не комментируя рассказ, пока ты не попросила прощения за то, что выговорилась мне. Эх, ну вот почему такие милые девочки, как ты, не сидят за закрытыми дверями где-то, почему попадают в неприятности? И я понимаю, после того, что с тобой случилось, тебе сложно приблизиться к кому-то. Но меня-то почему ты впустила, хоть и боишься, глупая.
- Да ладно, поздно уже, - ты касаешься меня своими холодными пальцами и думаю, что никакой лёд не нужен. Могу пить виски, облизывать твои пальцы, вот только получу ту же реакцию, что и несчастный парнишка, которому не повезло. Ты будто греешься о меня, а я совершаю самую ужасную глупость. Я притягиваю тебя к себе и обнимаю, пытаясь согреть твою худощавую ломкую фигурку, ожигая дыханием твою тонкую шейку и поглаживая пальцами по спине. Я сквозь ткань ощущаю каждый твой позвонок, обвожу острые лопатки, торчащие так нескладно. Тебя бы немного покормить, и будешь смотреться не такой жалкой.
- Тебе нужно винить их, потому что они мудаки редкостные. Потому что нет такого дела, чтобы два мужика избивали и насиловали такую маленькую девочку. Даже если ты им денег должна, чёрт возьми, всегда можно договориться, - злобно рычу это тебе на ухо, надеясь, что ты не сбежишь от этой концентрированной ненависти, - И понятна твоя паника, любой бы спустя две недели всего не смог бы кого-то подпустить к себе, - я ненадолго отрываюсь от твоей шеи и ловлю твой взгляд, - Если тебе неприятно, что я тебя обнимаю, или я тебя пугаю, ты скажи, я отпущу тебя. Только не вырывайся, прошу тебя, у меня плохая реакция на такие действия, - предупреждаю тебя, потому что сама не знаю, вдруг сорвусь, если ты начнёшь дёргаться и пытаться освободиться. Я называю мудаками тех мужиков, а сама бы насильно доставила тебе удовольствие. Моё отличие в том, что я не сосредоточена на самоудовлетворении, а хочу сделать хорошо тебе. Ну а потом и мне, почему бы и нет, да?
- Если тебе нужно выговориться, я слушаю тебя. И что? Ты не договорила, кажется? - я ласково поглаживаю тебя по щеке, заглядывая в глаза. Ладно уж, побуду сегодня хорошим полицейским, после того, что услышала, у меня язык не поворачивается как-то кричать на тебя.

+1

12

Я ловлю твой взгляд. Ты замечаешь, как я обнимаю себя, как ковыряю свои шрамы, но не говоришь ничего. Спасибо.
- Я знаю, - вырывается у меня раньше, чем я успеваю себя заткнуть, - Ты как-то заходила за зеленым чаем. Я запомнила, он очень сочетался с твоими волосами.
На самом деле, ты заходила не раз в ту кофейню, где я работаю. Может, твоя работа или твой дом находятся поблизости? Я помню, как коснулась твоих рук случайно, и тебе теперь отведена отдельная строчка в моих записях. Хорошо, что я не использую имен - ты никогда не поймешь, что это о тебе, если не прочитаешь вдумчиво.
И тут ты просишь - спой, если не стесняешься, и я не знаю, что делать. Никто еще ни разу не хотел услышать мои песни, и это страшно - даже страшнее, чем выворачивать душу наизнанку. В своих песнях я говорю куда больше, куда честнее и куда откровеннее. Что, если тебе не понравится?
- Я не стесняюсь, но сначала мне нужно еще немного виски, - отшучиваюсь, а сама думаю - какую же из более-менее законченных песен тебе спеть?
Ты слушаешь мою исповедь про тех парней и не осуждаешь, не прерываешь. Кажется, ты прекрасно понимаешь, что мне нужно выговориться. И я благодарна тебе за то, что ты умеешь слушать. Надеюсь, ты выбросишь все эти ненужные подробности сразу же из головы, как только я их расскажу, да?
Когда я кладу тебе пальцы на запястье, ты вдруг совершаешь нечто странное. Притягиваешь меня к себе, и я оказываюсь в жарких объятьях - настолько жарких, что мне не хочется дышать - хочется сгореть в них и восстать пеплом. Ты почти касаешься губами моей шеи, и проводишь пальцами по спине, считая позвонки, а я задерживаю дыхание, чтобы не выдать себя ничем. Ты же почувствуешь мой пульс, который бьется перепуганной птицей? Я боюсь и слово сказать, чтобы не спугнуть этот чарующий момент, потому что я хочу запомнить твои теплые руки, твои прикосновения. Я хочу помнить все это, я хочу хотеть еще.
Ты рычишь мне на ухо, глухо, как рассерженный зверь, и я невольно сжимаюсь - от того, как это звучит. Мне нравится видеть тебя такой - сердитой и разгоряченной. Кажется, что появись они здесь, ты набила бы им морды, ни капли не сомневаясь. Я торжествую мысленно, но не позволяю себе углубляться в собственные влажные фантазии.
- Я - не любой, я неправильная, - шепчу я, и тут ты смотришь в мои глаза. Мне кажется, что я не могу выдержать твой взгляд, что я стекленею перед тобой, как кролик перед коброй, - Если бы мне было неприятно, я бы уже начала вырываться.
Я не могу сказать тебе, что все время, пока мы находимся в такой опасной близости, мне только и хочется почувствовать твои руки снова на моем теле. Я не могу рассказать тебе, что хочу, чтобы ты сделала мне больно, потому что я все еще люблю боль. Я не могу и не имею права говорить тебе это. Я ненормальная, но и этого ты не узнаешь. Точно также, как и того, что одних твоих прикосновений хватило, чтобы я завелась. Что же ты такое делаешь со мной? Я не скажу тебе, что мне хочется узнать, что бы такое ты сделала, если бы я попробовала вырваться. Мне хочется проверить, но теперь это уже нечестно будет и странно - раз ты сама рассказала мне, что так лучше не делать.
- И ничего, - усмехаюсь я, - И я думала, ты убьешь меня, потому что на твоем лице была такая ненависть, которая могла бы испепелить живого человека, но со мной почему-то это не сработало. Может, потому что я - ведьма какая-то или нечисть просто.
Ты касаешься моей щеки пальцами почти нежно, а я опять думаю - если ты ударишь, то будет ли это больно? Умеешь ли ты бить? Причиняешь ли ты боль, чтобы доставить удовольствие себе или смогла бы заставить и меня тянуться за этой болью?
Ты снова смотришь в мои глаза, а я не могу смотреть на тебя, потому что мне кажется, что все мои грязные желания и мысли написаны у меня на радужке. Я отвожу взгляд и мягко высвобождаюсь из твоих рук.
- Ты, кажется, песню хотела услышать? - с этими словами я встаю, беру стакан с виски и допиваю его одним махом. Упс, кажется, это был твой - судя по тому, как там много алкоголя и нет ни малейшего намека на газировку. Ну и ладно, после алкоголя мой голос становится немного хриплым - самое подходящее для той песни, которую я хочу тебе спеть.
- Но пообещай не судить строго, я - не Бейонсе, - я усмехаюсь и иду в гостиную. Там приходится долго копаться в текстах, а потом прихватить гитару. Она немного пострадала, и уже по-хорошему ей место на свалке, но я слишком люблю ее, чтобы так просто расставаться с единственным другом. Возвращаюсь на кухню уже с листком, который перечеркан в нескольких местах , заляпан кофе и прожжен. Настоящая бумажка настоящего творца!
Я сажусь на пол, беру гитару и кладу листик перед собой - я помню тексты песен наизусть, но иногда они путаются у меня в голове. Докуриваю сигарету и тушу ее о блюдечко, которое стоит рядом - вечно ему не везет быть пепельницей, но само виновато, раз подворачивается постоянно под руку.

Please wrap your drunken arms around me
And I'll let you call me yours tonight
'Cause slightly broken's just what I need
And if you give me what I want
Then I'll give you what you like

Я думала, что мне нужно несколько секунд, чтобы распеться, но получается неплохо. Настолько неплохо, что мне самой нравится мой голос. Эта песня удивительно подходит для нашей ситуации, и я сама не знаю, почему пою именно ее. Может быть, потому что она - самая первая? Или потому, что я в глубине души хочу, чтобы ты знала, что я чувствую? Может, ты умеешь понимать намеки?
Конечно, мечтать об этом нелепо, но дай мне хотя бы поделиться с тобой этими чувствами?
Мне не нужна любовь от тебя, просто дай мне, что чего я хочу, а я дам тебе то, что тебе понравится. Схвати меня за волосы, прижми к стенке. Будь со мной грубой, я хочу тебя.
Мои замерзшие пальцы согреваются, когда приходится играть и перебирать ими, брать аккорды на гитаре и совершать вообще какие-то движения. Пару раз я думаю снова - надо купить уже медиатор, но потом играю дальше - все равно сейчас я ничего лучше не могу сделать. Ну и черт с ним, зато я играю от души и пою тоже от души. Если тебе не нравится - это твое право. Если тебе не нравятся слова - это твое мнение. Если тебе не нравлюсь я - это уже катастрофа, которую мне будет сложно пережить, и именно поэтому я стараюсь больше обычного, но и нервничаю больше - я никогда никому не пела.
Когда песня кончается, я откладываю гитару в сторону и тянусь за бутылкой виски - во рту ужасно пересохло. Жду твоего вердикта - что ты скажешь в ответ на мое неприкрытое душевное порно?

+1

13

Ты помнишь, как я заходила в Старбакс, даже помнишь мой любимый напиток. А я, видимо, была такой уставшей, что совершенно не узнала тебя. Может быть, просто в моей голове не соотнеслись образы милой девочки в форме кофейни и тот изломанный вид, который я сейчас рассматриваю. И какая из них настоящая ты? Та, что улыбается, предлагает не добавлять в пряный латте воды, чтобы вкус был насыщенный, желает хорошего дня. Та, что спрашивает, как у тебя дела, выводит на какой-то диалог, но не получая особенно внятного ответа не унывает и всё равно улыбается?
Или та, что пьёт виски на пустой кухне в квартире, где её не так давно изнасиловали сразу двое. Та, что подсыпала наркотиков другой милой девочке, а потом испугалась, что той стало плохо? Та, что пыталась вырваться из моих рук? Та, что курит мои сигареты и смотрит в глаза испуганным, но одновременно с этим таким острым лисьим взглядом? Я не знаю, кто из них ты, но мне нравится смотреть на то, как ты меняешься, подобно химере, перетекая из состояния в состояние. Мне почему-то кажется, что сейчас я вижу нечто обнажённое, что ты не показываешь каждому встречному. Но почему я удостоилась такой чести? Почему ко мне тянутся доверять все маленькие девочки и не боятся меня?
Ты вроде бы даже соглашаешься спеть, только тебе нужно больше виски. Да прекрасно, у меня ещё есть, или можно сбегать к машине, в багажнике что-то было. Иногда нужно возить с собой такой аптечный набор для непредвиденных ситуаций. Вообще, я просто в магазин заскочила пополнить свои запасы. Я не всегда вожу с собой виски, вы не подумайте.
- Знаешь, ты не ведьма, это просто я мудак, - честно признаюсь тебе, усмехаясь, - Я в первую встречу с Дени умудрилась на неё наехать так, что бедняжка места себе не находила. Я просто вспыльчивая, - а твои прохладные пальцы здорово остужают меня. И мне нравится это действие. Интересно, если я коснусь кончика твоего носа, он тоже будет холодным? Но ты выворачиваешься из рук, хотя я просила тебя не делать этого. Но в твоих словах есть вопрос про песню, так что я успокаиваюсь. Мой внутренний зверь довольно урчит и не думает, что ты собираешься сбежать от меня.
- Да, но не многовато ли тебе виски? - я поднимаю одну бровь, когда ты осушаешь мой стакан, а потом идёшь куда-то. За гитарой, понятно. не будешь же ты петь акапелла, это всё-таки надо образование иметь, да? А где ты вообще училась или учишься?
- Я люблю разную музыку и не буду строго судить тебя, обещаю, - пока ты ходишь где-то по квартире и шуршишь коробками, я наливаю себе ещё алкоголя в стакан, но льда не добавляю, надо уже повышать градус. Что я хочу, напиться? Надо будет спросить у тебя, есть ли какой-то коврик, где я смогу прилечь до утра?
Ты возвращаешься с текстом, садишься прямо на пол и докуриваешь сигарету. Я ощущаю себя странно, обстановка очень интимная, ведь ты делишься со мной чем-то, что написала, вкладывая в это душу. Ты проводишь пальцами по струнам, и я слезаю с бутылкой тоже на пол, чтобы оказаться поблизости, когда ты начнешь петь. Твой голос немного хриплый, то ли от сигарет, то ли от виски, но мне нравится, как он звучит. Ты прибедняешься сильно, неплохо поёшь, многие певички поют хуже, пока их голос не обработают профессионалы. И откуда эта информация всплыла в моей памяти, а?
Песня очень странная, она о том, как ты любишь грубость, да? Почему-то я представляю себе, пока ты поёшь эти слова, как прижимаю тебя к стенке, заставляя упереться грудью, как сжимать пальцы на твоём горле, что тебе начинает не хватать воздуха. А потом отпускаю их, когда ты задыхаешься, веду пальцами по твоей груди, сжимаю до боли твою ягодицу и оттягиваю так, что на утро останутся следы. Синяки, которых так много не твоём теле, что ты не заметишь новых. Я бы резко шлепнула тебя по заднице, а потом провела ногтями дорожки царапин по ней.
- Очень классно, - прокашливаюсь, потому что мой голос тоже хриплый, делаю глоток виски, а потом оставляю стакан на полу и хлопаю в ладоши, отчетливо и громко, - Я бы ещё послушала, честно, но не хочу тебя напрягать. Певцу полагается выпить! - протягиваю тебе свой стакан, когда вижу, как ты тянешься за бутылкой. Негоже тебе пить прямо из горла, это мне только можно. Что я и делаю, жмурясь немного, но поглядывая на тебя.
- Не знаю, я должна тебе что-то ответное. Но если я буду петь, это будет странно, да? - наверно, не стоит вот так говорить, а потом отнимать у тебя музыкальный инструмент, перебирать струны в поисках забытой мелодии.
- Я не помню, откуда эта песня, но я помню, что пела её. Я потом тебе объясню, если захочешь, - делаю всё ещё сложнее этим объяснением, но мелодия вроде бы ложится, я делаю глоток виски из бутылки и начинаю тихо петь.

suicide, I'm on a mission
to feel alive is my ambition
become a part of each other
all I see, return to cover

save me, save me from myself
save me, save me somebody else
save me, save me my guilty pleasure

Я не знаю, из каких глубин памяти льётся эта песня, но она почему-то кажется мне очень подходящей этому моменту. Как раньше сочиняли стихи, чтобы поделиться своими чувствами, так теперь пишут песни, порой без рифмы, но такие трогающие за душу.
Это так странно, но ты не понимаешь, почему меня это пугает немного. Я не помню, писала ли эту песню, но точно помню, что пела её. Может быть, не всю, но я знаю и слова, и мелодию. Я немного сбиваюсь в каких-то местах в начале, но уже ближе к концу мои пальцы уверенно перебирают струны.
- You're my guilty pleasure... - заканчиваю этой строкой и откладываю в сторону гитару. Вот же я напилась, что начала вспоминать что-то из прошлого, даже голова не болит. Или ноет, но я не чувствую из-за алкоголя в крови? Запиваю дурные мысли ещё виски, смотрю на тебя с усмешкой.
- Если тебе понравилось, я требую награду. Не знаю, поцелуй, например, - хрипло смеюсь и развожу руки в стороны. Вроде как, можешь и обнять, если хочешь. Но я пьяная скотина с развязавшимся языком, и я хочу немного поцелуев от такой же пьяной девочки, которая красиво поёт.

Отредактировано Madison Grayson (2017-01-07 20:41:30)

+1

14

Ты говоришь - я вспыльчивая, и я вспоминаю нашу первую встречу, после которой ты успела запомнить мое лицо хотя бы, а я научилась тебя бояться. Я думаю о том, что вспыльчивость - это самое прекрасное качество, которым только может быть наделен человек, но не говорю это вслух. Вспыльчивые люди оставляют самые долго проходящие синяки на моем теле, и они действуют импульсивно. Они живут, не притворяясь, и я очень хочу увидеть эту твою сторону. Я не хочу, чтобы ты притворялась, потому что я пытаюсь быть перед тобой максимально честной - через свои песни, редкие взгляды глаза в глаза, прикосновения и всякая прочая чушь, которую можно расценивать очень двояко - либо удивляться, как я откровенна, либо думать - ну не будет же нормальный человек делиться таким с незнакомцев. Прости, но я уже говорила, что я не в себе, и лучше всего у меня получается делиться своим внутренним состоянием с людьми. Неприкрыто, честно, откровенно, и временами даже грязно.
Emotional whore, not the one craving for attention
Ты слушаешь - ловишь каждое мое слово как-то даже жадно, и я отвожу взгляд. Я знаю, что это не кончится ничем хорошим, но нам и не нужно что-то хорошее сегодня, да? Я кладу гитару на колени и глажу ее, а потом заглядываю тебе в глаза, когда ты говоришь, что тебе нравится, и понимаю - тебе действительно понравилось. Ты знаешь толк в песнях, ну или во всяком случае мне кажется, что знаешь. Мне льстит это, и я удивляюсь - как быстро мы перешли от ненависти к странному взаимопониманию.
- Спасибо, - я даже немного смущаюсь, когда ты хлопаешь. Вот и мой первый слушатель оценил мое скромное творчество. Ты говоришь, что послушала бы еще, но потом протягиваешь мне свой стакан с алкоголем, который я жадно пью. Плевать, что он жжет мне пищевод - я должна как-то отрезвить себя и перестать думать о твоих руках, и твоих волшебных губах, которые обхватывают узкое горлышко бутылки. От виски становится только хуже, потому что сейчас я чувствую, что у меня горят щеки.
- Почему бы нет? - я не успеваю закончить, потому что ты забираешь у меня гитару и говоришь, что не помнишь, откуда песня, но помнишь, что пела ее. Ты можешь объяснить мне что-то потом, если я захочу, но я уже хочу услышать то, чем ты готова поделиться. И ты делишься - песня очень личная, очень странная. Она слабо сочетается с той девушкой, которую я вижу перед собой, и это заставляет меня приподнять бровь в удивленном жесте. Я знаю ее - я точно слышала ее где-то на радио, веселый ремикс такой, в слова даже не вслушивалась, а вот, оказывается, о чем ты пела. Черт подери, как больно слышать эти слова - в песне как будто просьба спасти тебя от чего-то, но вот от чего? Если бы ты сказала сейчас мне сделать что-то, что могло бы тебе помочь - я бы сделала, что бы это не значило.
- Ты очень красиво поешь, - говорю я тихо, когда ты откладываешь в сторону гитару. Наверное, на сегодня вечер песен закончен? Ты пьешь, а потом шутишь, мол, требуешь награду, а я теряюсь. Меня буквально бросает в жар от твоих слов, черт подери. Ты не понимаешь, что сейчас даешь мне карт-бланш на глупые действия, о которых наутро ты пожалеешь?
- Мне очень понравилось, - я судорожно облизываю губы и подползаю к тебе поближе и обнимаю, утопая в твоих горячих руках. А потом делаю самую большую глупость в своей жизни - отстраняюсь, чтобы потом вернуться обратно - на этот раз, касаясь твоих губ нежным, дразнящим поцелуем. Мое дыхание сбивается, а губы немного дрожат, потому что я больше не могу сдерживать своих постыдных желаний. Единственное, о чем я сейчас прошу Вселенную - это о том, чтобы ты поняла, что за игру я веду, и в какую темноту я хочу утянуть тебя. Если ты оттолкнешь меня сейчас, мой мир развалится на части.

+1

15

Тебе нравится, как я пою, это лестно звучит. Как мы так быстро перешли от криков друг на друга к восхвалению опять же нас обеих? Можно быть, проблема в том, что если откинуть твои синяки, твой растрепанный и заплаканный внешний вид, если посмотреть на тебя сквозь чистое стекло, то ты мой тип, детка. Мне нравятся такие, как ты, не похожие на типичных богатеньких девочек, которые гнут пальцы и хотят, чтобы их нагнули. Ты не похожа на гетеросексуальных дур, которые пристают ко мне в клубе, чтобы попробовать что-то новенькое. С ними пробуешь вроде бы, а на выходе получается, будто тобой воспользовались и ушли. Не нравится мне быть оральным мастурбатором, вы уж извините. Потому что не каждая такая девочка может нормально доставить удовольствие языком. Купили бы себе уже "бабочку" или кролика этого розового. Или эту, волшебную палочку, лучший вибромассажёр нашего столетия! Но не меня, пожалуйста, идите мимо, а?
Ты, кажется, знаешь, чего хочешь. Или просто делаешь вид такой успешно. А я не могу забыть твоих слов о том, что тебе нравится грубый секс. Ну зачем ты мне это рассказала? Я же не собиралась доводить эту ситуацию до чего-то интимного. Но глядя на тебя, так хочется, что я не выдерживаю и шучу про этот сраный поцелуй. И если бы ты была умной девочкой, не велась бы на мой развод. Не облизывала бы губы и не подползала так ко мне.
Ты падаешь в мои объятья, обжигая своим холодным телом, и я понимаю, что мне хочется тебя согреть, но я не знаю, как тебе сказать об этом. Потому что пока мне слишком уютно, когда ты рядом, но я слишком трезва, чтобы лезть к тебе после того, как ты сбежала от какого-то мудака. Нет, серьёзно, я тоже люблю грубый секс, но я не насильник.
Твои губы неожиданно тёплые, хоть и подрагивают слегка. Твой поцелуй такой нежный, что от него хочется таять. Я отвечаю тебе на него и вдыхаю медленно воздух, когда ты разрываешь наши губы, смотришь на меня и ждёшь. Я не понимаю сначала, чего. Ведь если бы тебе нужны были объятья, ты бы положила голову мне на плечо или что там обычно делают детки в таком случае.
Если бы тебе нужны были поцелуи, ты бы не стала отстраняться? Или стала бы? Я тяну руку к бутылке, поворачиваю голову в сторону, делаю пару глотков виски и морщусь немного от обжигающего алкоголя. Прости, но мне нужно немного этого, чтобы быть достаточно навеселе. Иначе я не решусь сделать то, что хочу.
- Знаешь, я не особенно-то поняла, что тебе понравилось. Это не похоже на благодарный поцелуй, - медленно растягивая слова произношу я, облизывая губы. Бутылка стоит на полу, я на нём же сижу, а ты в моих руках. Хотела бы я сфотографировать эту картинку, но мне никто не даст, верно?
- Давай, я тебя научу? - я ласково касаюсь твоей щеки, провожу по ней пальцами и притягиваю твои губы за подбородок. Втягиваю тебя в долгий поцелуй, постепенно раздвигая губы языком и прижимая тебя за талию ближе. Ты такая трепещущая и сладкая, что отрываться от тебя не хочется, но я всё-таки делаю это, смотрю в твои глаза долгий пристальным взглядом.
- А к чертям всё... - тихо рычу, цепляя тебя за волосы, сжимая их и подаваясь к тебе всем телом. Я не могу определиться с тем, хочу я опрокинуть тебя на пол или же заставить оседлать меня, поэтому оставляю это уже на волю случая.
- Если ты хочешь меня выставить, сейчас самое время, пока ты ещё одета, - говорю это в твои губы между покусываниями, одновременно с этим продолжая удерживать тебя за волосы. Сейчас мне хочется ещё и потянуть их, чтобы заставить тебя запрокинуть голову назад. Потому что я прижимаюсь к твоей шее, подобно голодному вампиру, чуть ли не кусая зубами нежную кожу. Кажется, у тебя прибавится синяков, крошка.

+1

16

Give me all your love now
'Cause for all we know
We might be dead by tomorrow

soko – we might be dead by tomorrow

Между нами что-то случилось, и я не знаю, как на это реагировать. Несколько минут назад ты готова была меня переехать еще раз - для верности, а я думала о том, что надо было разбить бутылку с шампанским о капот твоей тачки. Мы даже не знаем имен друг друга - я не помню твое, а тебе вроде бы представиться даже не успела, но разве нам это надо?
Я смотрю в твои глаза и понимаю, что хочу запомнить тебя, хочу узнать твое имя, разыскать тебя и предложить тебе еще одну встречу - я спою тебе или ты сделаешь со мной, что угодно. Только прошу тебя, не отпускай меня, не убирай свои руки, не смей так поступать со мной.
Я одновременно хочу и не хочу, чтобы ты была еще одной девушкой, с которой я проведу ночь.
Я хочу, чтобы наутро все это забылось, и мы вернулись к ненависти друг к другу, потому что она греет кровь куда сильнее всего остального. Знаешь, почему? Я боюсь, что если в тебе не останется ненависти ко мне, то не останется ничего, а я умру, если ничего не будет, слышишь? Я хочу, чтобы ты была в моей жизни, и я не знаю, как, но я найду способ удержать тебя рядом. Так близко, чтобы ты могла таскать меня за волосы и душить хоть каждый день.
Одновременно с этим я боюсь, что наутро ты насовсем вычеркнешь меня, забудешь. А что, если я буду для тебя всего лишь одной светловолосой девчонкой, с которой ты переспала? Что я буду делать, если я - всего лишь очередная пошлая испорченная девчонка, которая так удачно тебе попалась под руку?
Ты говоришь - к черту все, и я улыбаюсь тебе судорожно, когда ты сжимаешь волосы, заставляя меня тихо застонать тебе в губы. Я не ошиблась, когда фантазировала про твои руки - они очень сильные и явно способны на многое. От этих фантазий я чувствую, как странно ноет низ живота, и не понимаю, что происходит с моим телом. Черт, я же после случившегося должна шарахаться от секса, и от грубого секса особенно, но вместо этого я хочу просить тебя быть грубой со мной - настолько грубой, чтобы я забыла, что можно быть нежной.
Я хочу сказать тебе что-то еще, но тут ты припадаешь к моей шее губами, кусая ее и оставляя следы - я почти дрожу в твоих руках от странной смеси страха и возбуждения. Ты говоришь, что я могу прогнать тебя, потому что, наверное, думаешь, что меня пугает такое поведение или ты ведешь себя, как насильник. Но я вижу только страсть, и она слишком ослепляет меня, чтобы мой мозг мог нормально функционировать.
- По-моему, - дышу я тебе на ухо, - Этот момент был упущен несколько минут назад.
Я впиваюсь тебе в спину ногтями, откровенно надеясь, что у тебя нет никого в окружении, кто выскажет тебе что-то за царапины на коже. Ведь никто ничего не скажет же, да? Мне хочется запустить пальцы в твои волосы, но я не знаю, могу ли сделать это. Ты кажешься неприступной, и очень опасной; в твоих жестах проскальзывает что-то от человека, имеющего отношение к Теме, и я вижу это только сейчас. Поэтому стараюсь не вести, а позволяю себе быть ведомой, ожидая от тебя сигналов, разрешений или запретов.
Подаюсь всем телом навстречу тебе, прижимаясь так близко, что могу сгореть от твоего тепла. Мои вечно ледяные руки становятся на несколько градусов теплее, и я перестаю стесняться их, потому что мне всегда кажется, что людям противны мои прикосновения именно из-за обжигающего холода, вырывающегося из-под пальцев.
Боже, я так хочу тебя, что мне кажется, что я порву на тебе одежду.

+1

17

Nobody can save you now
The king is down
It's do or die!
Imagine Dragons–Battle Cry

Я не должна была переходить эту грань. Может быть, тебе покажется, что я хочу как-то взять с тебя должок за то, что не задавила этой ночью, но не это мной движет. Ты такая слабая, такая податливая в моих руках, что тебя хочется сломать и защищать одновременно. И меня сводит с ума это ощущение, что я не контролирую свои мысли. Что кто-то другой берёт в руки штурвал, что этот кто-то с холодными голубыми глазами сжимает твои волосы, точно зная, что тебе это понравится. Ей нравится твоё послушание, ей хочется сорвать твои стоны. Она бы многое могла с тобой сделать, если бы ты позволила. А ты не препятствуешь этому, поэтому она заставляет меня отступить куда-то вглубь подсознания, затуманенного желанием и алкоголем.
Она тихо шипит тебе на ухо слова таким тоном, что у меня самой мурашки начинают бегать по спине. Они скапливаются в райрне загривка, заставляя волосы встать дыбом.
- Не смей трогать мою спину, - в моём голосе сквозит приказ, ослушаться которого - означает получить порцию боли. И мне кажется, ты прекрасно понимаешь, когда не стоит рыпаться, иначе ты действительно можешь разбудить что-то не нужное, что-то из прошлого, которое причиняет мне боль. Но отказавшись от прошлого не теряю ли частички самой себя?
- Иначе я свяжу тебе руки, чёрт возьми, - когда мы с ней находим какую-то грань взаимопонимания, я уже не ощущаю себя сторонним наблюдателем. Теперь уже штурвал крепко находится в моих руках. Потому что пока я грозилась относительно твоих рук, я успела захватить запястья своими пальцами, сжать их в капкане за твоей спиной. Кажется, ты даже не смогла сопротивляться, потому что посмотрев в твои глаза, я вижу только замутнённый чем-то взгляд. И я надеюсь, что это не от боли одной.
Поднимаю тебя за руки, точнее, заставляю тебя подняться, разворачиваю тебя и прижимаю лицом к стене своим же телом, закусывая кожу на твоей шее и раздвигая твои ноги коленом. Ты говоришь, что момент упущен, означает ли это, что ты не хочешь меня прогонять? Тебе больно, наверно, потому что руки заломаны назад, но я не хочу, чтобы твои коготочки впивались в мою спину.
- Стоп-слово? - хрипло смеюсь тебе на ухо, я читала недавно этот бульварный романчик по поводу влажных фантазий про миллионера, но сейчас ощущаю себя каким-то сраным Кристианом Греем.
- Выбирай срочно место, потому что иначе я не отвечаю за себя и трахну тебя прямо здесь, - поймёшь ли ты, что я имею в виду? Надеюсь, что да, потому что иначе я действительно возьму тебя прямо у этой стены. Я отпускаю руки, но только для того, чтобы обхватить пальцами твоё горло и сжать немного, прижимая твоё хрупкое тело к себе. Так ты опираешься ягодицами прямо на мою ногу, которой я потираюсь тебе прямо между ног, надавливая с каждым движением всё сильнее.
Я держу тебя за горло не так долго, чтобы ты не начала задыхаться сильно, а потом просто закидываю руку через горло, оставляя твою шею в захвате локтя.
- Ну и нахрена мы так долго к этому шли, а? - усмехаюсь, покусывая тебя за ухо, свободной рукой забираясь тебе под майку и не обнаруживая там белья. Отлично, так я могу потянуть тебя за сосок, а потом сжать его и чуть вкрутить. Да-да, как лампочку, конечно же.
Наигравшись с грудью, подергав то за одну, то за другую, я скольжу рукой по животу прямо к промежности, забираясь в трусы и нащупывая пальцами клитор. Ну не зря руки мыла, вот ведь подфартило-то. С нажимом проводя от входа во влагалище до клитора, держу тебя рукой, чтобы не дёргалась. Но, ты кажется, и не собираешься этого делать.

+1

18

Ты говоришь мне - не смей, и этот приказ болезненно отзывается странным тянущим ощущением между ног. Черт подери, я уже почти теку, а ты даже ничего не сделала, как у тебя это получается? Я помню, как мне приказывали другие люди, я начинаю вспоминать это давно забытое ощущение - когда я хочу кого-то, а не испытываю отвращения к своему телу. Несколько дней назад даже простая попытка помыться в душе вызывала у меня тихую истерику и почти тошноту - мне было мерзко прикасаться к своему телу, а теперь я только и думаю о том, чтобы ты касалась меня еще и еще - везде, пока я не буду кричать и биться в экстазе.
Я не успеваю задать себе еще кучи ненужных вопросов - только отпрянула в ужасе, убирая пальцы с твоей спины, чтобы вдруг оказаться у стены с заведенными назад руками. Ты кладешь мне ладонь на шею, и я чувствую, как подаюсь навстречу тебе, потому что, видит Бог, я не хотела бы, но я не могу сопротивляться своим банальным и таким откровенно постыдным желаниям. Рядом с тобой мне все еще стыдно, потому что я не знаю, что это для тебя - ролевая игра, желание или что-то еще? Ты пробуешь что-то новое, или поступаешь так, как привыкла поступать?
- Красный, - шепчу я тебе, продираясь сквозь пелену болезненных воспоминаний, которые накрывают меня прямо сейчас. Они выглядят куда страшнее обшарпанной квартирки где-то в трущобах, потому что я мгновенно оказываюсь где-то не здесь. Я вспоминаю такие же сильные руки, только мужские, на моем теле. Такой же железный, звенящий голос, приказывающий мне что-то делать. И такое же бессилие, потому что слово, сказанное мною сейчас, не возымело на него никакого эффекта. Я хочу верить, что ты - не такая. Что ты не поступишь со мной так, поэтому я доверяю тебе - даже тогда, когда на моей шее сжимаются капканом твои сильные пальцы. Черт подери, да ты и правда могла бы меня сейчас убить, а я не сказала бы тебе и слова против.
- Ffuck, - шепчу я, когда воздуха уже почти не остается в легких, и они горят огнем. Ты отпускаешь меня ровно для того, чтобы снова схватить - на этот раз шея просто оказывается в капкане твоего локтя, и я едва дышу, но спасибо твоей ноге, хотя бы не теряю сознания. Черт подери, если бы у меня под майкой не было бы трусов, у меня бы уже по ногам текло, наверное.
- Потому что ненавидеть нам было куда слаще, - чем хотеть друг друга, но я не заканчиваю фразу, потому что твои пальцы уже скользят по половым губам, дразня прикосновениями. Ты так горячо дышишь мне в шею. то я подставляю ее и подаюсь навстречу твоим рукам - как будто можно стать еще ближе, чем мы сейчас есть. Я прогибаюсь в спине, подставляясь под твои пальцы как раз в тот момент, когда они исчезают.
- Ах ты тварь, - шепчу я, когда понимаю, что была так близка к оргазму, а ты только что посмела у меня его отнять. Мне хочется вцепиться тебе в горло, в губы, расцарапать спину, но я не могу сделать ничего из этого, потому что передо мной только безжизненная стенка, которую я могу в свое удовольствие царапать ногтями. Это перед тобой открыта вся моя спина - делай, что в голову взбредет.

Отредактировано Chloe Thompson (2017-01-08 23:50:52)

+2

19

Ты говоришь это слово, и оно щелчком переключает тумблер в голове. Оно вкладывает новый смысл в мои действия, что кажутся любому постороннему человеку беспорядочными и странными. Ты произносишь его, и я ощущаю, как готова моментально прекратить то, что делаю сейчас, но спустя пару секунд понимаю, это ты не пытаешься меня остановить, просто принимаешь правила моей игры. Жестокой, болезненной, может быть, но такой манящей, правда? Я не знаю, то ли это вылезло что-то из прочитанного идиотского романа, то ли действительно пряталось во мне всё время? Кажется, я ловила себя на таком поведении и раньше, до чертового Кристиана-мать-его, вот только почему ты разбудила это во мне окончательно и бесповоротно? Может быть, напомнила кого-то из прошлой жизни? Если я была Тематиком, у меня же был кто-то рядом?
Я принимаю твоё стоп-слово, ловлю твою странную манеру материться, протягивая согласную “ф”. До тебя я не думала, что это возможно. До тебя я не знала, что это заводит меня практически мгновенно. Я готова слушать музыку твоих ругательств вечно, и собираюсь не давать тебе кончить, пока я не удовлетворюсь. Не наслушаюсь вдоволь твоих стонов, не почувствую, что ты изнемогаешь от желания. От желания ко мне, кого ты так боишься, и кто, как ты думаешь, ненавидит тебя очень сильно. А ты вот испытываешь ко мне ненависть, судя по твоим словам, что мы так долго шли к сексу, потому что нам слаще было испытывать друг к другу именно эти эмоции. Я усмехнулась так, чтобы ты почувствовала это кожей на плече, за которое я тебя кусаю, почти нежно.
- Так одно другому разве мешает? - шепчу тебе на ухо, ощущая, как ты подставляешься под мои пальцы, желая получить удовольствие. Я не мешаю тебе, но специально не проникаю внутрь, чтобы подольше помучить тебя, потому что ты продолжаешь меня бесить. Давай, я лучше буду ненавидеть тебя, но не жалеть? Давай, я буду трахать тебя, не задумываясь о последствиях, потому что мы обе этого хотим. Потому что тебе нужна сила и власть, а я люблю подчинять себе таких девочек, как ты.
Я убираю пальцы, когда твои стоны становятся особенно прерывистыми и сладкими, смеюсь откровенно над тем, как ты ругаешься на меня.
- Кто тебе сказал, что всё будет так просто, и я дам тебе кончить? Я хочу, чтобы ты попросила моего разрешения, - я облизываю губы. Кажется, или температура в квартире достигает такой высоты, что плавится воздух? Или это просто возбуждение так велико, что ты перестаешь быть такой холодной?
- Я хочу трахнуть твой бесстыжий рот, который смеет выливать на меня оскорбления. И если ты меня порадуешь, то я подумаю над тем, чтобы разрешить тебе кончить, - сладко облизываюсь, шепча это тебе на ухо, отпуская горло и отстраняясь. Но дам тебе передохнуть только на минуту, потому что я не собираюсь заставлять себя долго ждать. Я снова хватаю тебя за волосы и тяну в сторону спальни, которую заметила, когда осматривалась в квартире.
- Или это слишком для тебя? - я не знаю, что там с тобой делали те насильники, но иногда способом побороть страхи может быть только столкнуться с ним лицом к лицу. Я всё же не мужчина, но поверь, могу доставить тебе неприятностей не меньше. Если это та грубость, которую ты ищешь во мне.
Я сажусь на кровать, не отпуская твоих волос, заставляя опуститься на колени и тяну твою голову между своих ног. Мы не в равнозначных обстоятельствах, так что я показываю свои намерения, уткнув твоё лицо в пах, а потом резко отталкиваю тебя.
Пока ты ползешь ко мне, не поднимая головы, я снимаю с себя одежду. Пока ты не оказываешься рядом, я наблюдаю за тобой сверху вниз. А потом хватаю тебя за горло практически носом утыкая туда, где твой острый язычок точно не помешал бы.

Отредактировано Madison Grayson (2017-01-27 21:30:16)

+3

20

Знаешь, я чувствую буквально кожей то, как ты напрягаешься, стоит мне сказать "красный". Ты была в Теме? Тематик и сейчас? Тебе знакомо это слово, иначе бы ты не спрашивала о нем или пошутила бы сейчас, но ты не смеешься над моим не очень оригинальным выбором. Мне бы очень хотелось спросить тебя, насколько ты опытна и изощренна в своих развлечениях, но я не делаю этого - то ли от того, что боюсь услышать отказ, то ли от того, что боюсь предложения продемонстрировать все это на мне.
Интересно, кем ты меня сейчас считаешь? Сабмиссивом или все еще шлюшкой?
Впрочем, у меня нет сил анализировать, что ты там себе надумала, и пытаться понять, что к чему - я слишком увлечена процессом, который состоит из тщетных попыток поймать твои пальцы. Ты так настойчиво дразнишься, что я уже готова просить тебя, но все еще сдерживаюсь - кто знает, как далеко эта игра заведет нас?
- F-fuck, - ругаюсь я снова, когда ты шепчешь мне что-то на ухо, а потом убираешь руку - если бы я могла, я бы ногой топнула, но я только пытаюсь податься за твоими пальцами, а с губ срывается недовольный, непроизвольный стон.
Кажется, я играю правильно - когда ты говоришь, что хочешь, чтобы я просила, я усмехаюсь. Интересую ты ведешь игру, и я почему-то все еще продолжаю принимать ее правила, хотя на самом деле давно могла бы сказать "красный" и потребовать трахнуть меня прямо здесь и сейчас. С другой стороны - а вдруг, если я попрошу тебя остановиться, ты вообще больше не прикоснешься ко мне?
- You, bitch, - шепчу я, когда ты сжимаешь мое горло, потому что в глубине души я хочу разозлить тебя еще больше. Ты хватаешь меня за волосы, отдираешь от стены и тащишь к кровати, а я не особенно стараюсь сопротивляться. Мне одновременно так страшно и так интересно - что же будет дальше, что я перестаю быть своенравной сукой. Мне нужно видеть, мне нужно знать, что ты там собралась со мной делать.
Ты спрашиваешь - не слишком ли это для меня, и этот вопрос очень отрезвляет. Он дает мне надежду, что если я попрошу тебя остановиться, ты и правда остановишься. Это удивительно, но даже будучи уткнутой тебе в пах, я чувствую себя хозяйкой положения. Мне кажется, что если ты напугаешь меня, у меня всегда будет право остановить это. И хотя мне чертовски страшно уже сейчас - до такой степени, что язык прилип к небу, я не говорю ничего. Ты отталкиваешь меня, и я чувствую, что голова все еще кружится от того количества алкоголя, которое я употребила. Черт подери, чем все это кончится?
У меня нет времени рассуждать - даже мысленно, потому что ты утыкаешь меня между ног, и я чувствую на языке твой привкус - немного пряный, с яблочным запахом. У меня было всего несколько девушек в жизни, и я не до конца уверена, что делаю все правильно. С другой стороны, ты там что-то говорила про то, что хочешь трахнуть мой бесстыжий рот - так давай, just do it.
Я решаю отплатить тебе той же монетой - осторожно высвобождаюсь из твоей цепкой хватки и начинаю дразниться, выписывая языком разные фигуры, стараясь не касаться клитора ни губами, ни языком. Я прекрасно понимаю, что рано или поздно тебе это надоест, и ты схватишь меня за волосы, и, вероятно, действительно, изнасилуешь мой рот. И знаешь, что самое интересное? Я жду, когда ты уже это сделаешь, потому что все, что между нами сейчас происходит, похоже на хождение по тонкому льду, сопряженное с каким-то мазохистским желанием провалиться под него, хлебнуть ледяной воды и умереть, пытаясь выбраться из проруби.
Анастейша тоже как-то попросила Кристиана наказать ее, чтобы понять, как далеко он может зайти. Между нами есть одно небольшое различие - я не сбегу от тебя, раз уж ты так мне понравилась. От твоих сильных рук и властного взгляда невозможно сбежать, ты же понимаешь, да?

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The language of love letters is the same as suicide notes