Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » The language of love letters is the same as suicide notes


The language of love letters is the same as suicide notes

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

Знаешь, обычно с людьми мне сложно. Знаешь, это так странно, что с тобой я необъяснимым образом расслабляюсь. Я забываю и о том, что ты бросилась мне под машину, и о том, что ты мне рассказала. О своих проблемах и заботах. Всё это стирается из памяти, когда я слышу это сладкое ругательство, срывающееся с твоих губ. Знаешь, я запомню тебя по нему, потому что мне кажется, никто больше не будет произносить это слово таким образом. Вообще возможно ли тянуть "эф", я думала, это только с шипящими можно так сделать, но ты удивляешь меня. И мне это нравится.
Ты не останавливаешься меня, ты играешь по моим правилам, и это хорошо. Если бы ты сопротивлялась, я бы скорее всего просто прекратила это. Но я же предупредила тебя, что есть стоп-слово. Это успокоило тебя настолько, что ты позволяешь мне многое? Я ведь не хочу тебя сейчас ни унижать, ни наказывать за что-то. Ты мне ничего не сделала, я вспыхнула и перестала на тебя злиться.
А вот страсть - это эмоция, которая редко поддаётся чувству времени. Это то чувство, которое сложно потушить во мне, если уж мои руки добрались до желаемого.
А я хотела тебя. Целиком и полностью, осушить тебя, чтобы ушли все проблемы вместе с этим. Чтобы ты забыла обо всём, потому что я сама хочу совершенно противоположного - вспомнить. И что-то мне подсказывает, что ты поможешь с этим. Может быть, это не честно с моей стороны, использовать тебя, но я же не просто так, я удовлетворю все желания. Особенно, когда они у нас совпадают, детка.
Ты снова материшься, но я понимаю, ты не хочешь меня разозлить. Или хочешь? Может быть, не стоит, я ведь и сорваться могу, а тебе вряд ли это понравится. Я сама не знаю, что там творится в моей голове, так что не нужно рисковать. Потом, если вдруг жизнь нас снова столкнёт, можно будет и поиграть в непослушную девочку.
Я могу только тихо зашипеть и заматериться самой, когда ты вдруг начинаешь играть с клитором, не понимая, то ли ты совершенно не умеешь, то ли дразнишь меня. Неужели это твой ответ на мои попытки тебя раззадорить? Когда я убирала пальцы? Я позволяю тебе двигаться самой, но крепко держу пальцами за волосы, чтобы направлять тебя в нужную сторону. А когда мне кажется, что нажим не так силён, я до боли сжимаю пряди волос и прижимаю тебя вновь к клитору, ерзая им по губам и языку. Я же грозила тебе, что трахну твой рот?
Кажется, это тебя распаляет, и ты делаешь то, чего я от тебя хочу. Я не прекращаю прижимать тебя, пока не достигаю оргазма, хрипло называя тебя деткой. Я даже благодарю тебя, когда наклоняюсь и отрываю твоё лицо от клитора, к которому ты присосалась так, будто это леденец какой-то. Тебе это нравится, да? Я целую тебя прямо в бесстыжие губы, чувствуя свой вкус, с усмешкой разрываю поцелуй, снова хватая тебя за горло. А потом тяну вверх, заставляя подняться, толкаю на кровать, нахожу твои трусики и избавляюсь от них, оставив лежать грустным комочком у ног. Я веду пальцами по бедрам, не стесняясь царапаю ногтями нежную кожу. Я держу тебя за горло, смотрю прямо в твои глаза, готовая остановиться с любой момент, но моя палец проникает в тебя без особых проблем, потому что ты уже мокрая внизу. Мои зрачки наверняка расширяются, как у наркомана, когда я осознаю, что ты всё ещё хочешь меня после всех манипуляций, тогда к первому присоединяется второй палец, а я начинаю трахать ими тебя, пытаясь поймать момент, когда тебе будет особенно приятно. Я тебя совсем не знаю, а вот пробыв с тобой в постели пару дней, разобралась бы, как тебя довести до дикого оргазма. Но ты же меня не пустишь так надолго, да?
Я не лишаю тебя возможности дышать, я просто удерживаю тебя, чтобы ты ощущала силу моих пальцев, а потом решаю дать тебе возможность испробовать их с двух сторон. Так я уже трахаю и твой рот, которым ты недавно поливала меня ругательствами.

0

22

Can it be easier?
Can I just change my life?
'cause it just seems to go bad everytime

The Veronicas – When It All Falls Apart

Секс - это своего рода жизнь. Я чувствую, как в венах пульсирует кровь, как сердце гулко стучит в висках, и упиваюсь этим ощущением. После того, что случилось со мной под рождество, я была уверена, что никогда больше не смогу подпустить кого-то к себе. Думала, что превращусь в ту самую жертву насилия, с которой придется сдувать пылинки, и о грубом сексе можно будет навсегда забыть. Но потом по каким-то непонятным причинам в мою жизнь нагло ворвалась ты. И как теперь прикажешь жить, а?
Я понимаю какими-то отголосками сознания, что еще способны на мыслительную деятельность, что этот путь заведет меня в тупик. Я буду бредить тобой, я буду искать новой встречи, а ты, вполне вероятно, забудешь меня и мое имя сразу же, как только покинешь эту квартиру. Эта мысль становится невыносимой, и ты очень вовремя отвлекаешь меня, не давая погрузиться в пучину заранее приготовленной грусти.
Наш секс такой, к которому я привыкла - бурный, скомканный, рваный. Ты довольно жестока, а я почему-то продолжаю позволять тебе быть такой. Ты прижимаешь меня к себе, насилуешь мой рот, и пока я задыхаюсь - от возбуждения и нехватки воздуха, ты сжимаешь мышцы и кончаешь так сладко, что моя рука невольно тянется к собственному клитору, но ты опережаешь меня.
Поцелуй между нами долгий, тягучий как горячий шоколад, но ты разрываешь его также быстро, как и начала. У меня от возбуждения кружится голова, а когда я чувствую на горле твою горячую ладонь, то понимаю, что дело еще и катастрофической нехватке воздуха. Мне все еще не страшно настолько, чтобы прекратить это. Не ту игру мы выбрали, не ту, понимаешь?
Ты так отчаянна, так безудержна, что я не могу сказать тебе ничего. Не могу пошевелиться, могу только выгибаться навстречу твоим пальцам, а когда ты скользишь второй рукой мне в рот, зажмуриваюсь и пытаюсь прогнать неприятные воспоминания. Сегодня я не хочу думать ни о чем плохом, пусть эти демоны подождут до утра, пожалуйста. И они подождут, я знаю. Затаятся, чтобы в предрассветной дымке наброситься с таким же неистовым желанием растерзать то немногое, что осталось нормального в моей голове.
Я шепчу что-то невнятное, проваливаясь в какую-то оглушительную негу, из которой у меня нет сил выбраться. Мне слишком хорошо и одновременно слишком плохо, я не могу найти подходящего названия этому состоянию. Вцепляюсь пальцами в простыню на кровати, потому что она - единственное, что удерживает меня от того, чтобы потерять сознание.
Кажется, когда я кончаю, я кричу, а ты зажимаешь мне рот, от чего мои крики становятся еще сильнее. Когда я открываю глаза, то понимаю, что все еще лежу на кровати, ты никуда не пропала, но вот мое тело напрочь отказывается меня слушаться. Я чуть улыбаюсь тебе, и чувствую, как пересохли губы.
- Передай мне бутылку, - тянусь рукой к ней и понимаю, что вторая рука, на которую я опираюсь, немного подрагивает. Ну и кому нужен спортзал после такого бурного секса?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » The language of love letters is the same as suicide notes