Когда-то очень давно... только вступив на путь хитроумной и безжалостной...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+32°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bring happiness


Bring happiness

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://www.sutterdistrict.org/files/2015/08/15-SMCS-Lobby-No-People.jpg

______________
Dayna Manson & Tony Danziger
- - - - - - - - - - -
November 2016
Sacramento, USA
hospital
- - - - - - - - - - -
Приносить детям положительные эмоции очень важно, особенно в ходе лечения.
Пожалуй, это было прекрасно известно Тони, как матери?
Вот она и начинает свою благотворительную деятельность, как дизайнер детской одежды.
______________

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-09 17:06:50)

+1

2

Приносить в мир добро – определенно важно. Наверное, если бы каждый решил бы быть хоть чуточку добрее, тогда вполне возможно было бы говорить о том, насколько мир становится краше. Однако стоит ли говорить о других, когда нужно всегда начинать из себя? Определенно, нет. И, стоило только появиться такой возможности, как Тони взялась за подготовку некой благотворительной акции, что должна была порадовать детей из местного детского госпиталя, принеся им не только положительные впечатления и воспоминания об этом дне недели, проведенном в больнице. Наверняка для большинства детей все здесь уже наверняка надоело, не смотря на более располагающее к себе оформление несколько обновленного при патронате губернатора штата госпитале. И в том, насколько переменилось оформление в госпитале, Пейтон Данцигер имела возможность наблюдать не только на фотографиях, предоставленных в новостях или видео репортаже на одном из центральных каналов, но и воочию. Благо, у нее было время, чтобы прийти в госпиталь и осмотреться.
На самом деле Тони уже давненько раздумывала о том, что она могла бы сделать для детей. Она была сама матерью, поэтому прекрасно понимала, как необходимо важной была поддержка и помощь в трудную минуту. У нее уже была палочка-выручалочка в лице Лидии, ее старшей сестры и племянников, однако далеко не у каждого есть такая добродушная (в какой-то степени) родня, готовая отозваться на зов о помощи. Определенно не у каждого есть вообще в наличии родственники, как и средства и непосильная ноша зачастую остается на плечах у матери ребенка. Так было еще в детстве у Тони, когда она наблюдала за тем, как их с Лидией мама пытается нести на своих хрупких плечах груз ответственности за дочерей, обеспечивая их всем необходимым самостоятельно, без помощи их папаши. И как оказалось не так давно, жил он себе, припевая, и в свое удовольствие, и даже завел другую семью, не заботясь о том, как там поживают его другие дети. Как простить это своему горе-отцу теперь Пейтон все еще не знала, но женщина пыталась постепенно, делая шаги навстречу.
Еще одним примером из детства, если можно так сказать, была семья Дитриха, которая перебралась в США в поисках лучшей жизни после того, как они потеряли главу семейства. Его мать была вынуждена нести на себе ту еще ношу, ведь Каролина, младшая сестра Дитриха, не могла ходить. Она боролась за то, чтобы стать на ноги, проводя не один день и неделю в больнице, которые оба Данцигера возненавидело. И теперь, переступив порог госпиталя, Тони почувствовала определенное понимание по отношению к каждой матери, что переживала за свое маленькое чадо, которому уже в столь юном возрасте довелось встретиться лицом к лицу с каким-то противником его здоровья и безоблачного детства.
Вот только дети есть дети? Каждому ребенку нужно добро, поддержка и положительные эмоции. И хотелось бы надеяться, что задуманное Тони сможет мало-помалу отвлечь маленьких детишек от размышлений о не самых хороших сценариях их жизни, поддержать тех родителей, чьи дети проходят через не самые положительные аспекты жизни и должны уже в столь юном возрасте побороться за собственное будущее.
- Добрый день, доктор Мэнсон, - поприветствовала Тони врача, к которому постучалась в кабинет. – Я пришла по поводу благотворительной акции, благотворительного показа скорее… - улыбнувшись, обратилась женщина к доктору, что оказалась достаточно высокой леди с кожей цвета темного шоколада и длинными прямыми волосами, насыщенного темного цвета.
- looks like -

+2

3

Резкий звонок рабочего телефона разрывает такую приятную утреннюю тишину, когда служебные обязанности с легкостью прерываются на стакан ароматного кофе, заботливого принесенного коллегой. К кофе, конечно, положена пара кремовых пирожных, от которых я мысленно отказалась еще пару недель назад, и записка с пожеланием хорошего дня. Мысленно - ключевое слово, и, не в силах преодолеть притяжение едва ли не сильнее земного, я с удовольствием отрываюсь от успевших надоесть отчетов.
Да, пожалуй, бумажная работа - самое отвратительное времяпровождение. Наверное, именно поэтому я переделываю все по два, а то и по три раза, злюсь на саму себя за невнимательность, на главного врача - за явную нелюбовь к моей скромной персоне, на ручку за то, что кончается на самом важном моменте, на время - за то, что так медленно тянется. Разумеется, все это внутри, исключительно для себя самой, и не дай Бог кто-нибудь из окружающих узнает истинную причину моего не самого лучшего утреннего настроя.
Впрочем, сегодня все должно быть иначе. Лучше, чем всегда. Гораздо лучше.
- Дей, у нас почти все готово, - голос прерывается, в трубку летят короткие гудки. Рабочая линия, увы, не всегда выдерживает такого напора, приходится закатывать глаза, поднимать руки к потолку, задаваться риторическими вопросами и плясать шаманские танцы. Чтобы восстановить связь, разумеется. Или просто, несмотря на все придуманные приметы, набрать нужный номер еще раз и ждать, что все случится само собой.
Впрочем, у меня совершенно не было времени.
Сегодня все должно быть идеально и, зная, как Фортуна любит подводить в самый последний момент, я готовилась к важной встрече целую неделю - выбирала удобное время, продумывала, где можно было бы разместить саму площадку, говорила с родителями, чьи дети по состоянию здоровья смогли бы принять участие в мероприятии. Но самое главное, всеми силами старалась повлиять на начальство - главный врач, жадный до денег, не самый приятный в моем окружении человек, был против всего, на что нужно было бы тратиться. Доллар, двести, тысяча - сумма не так уж важна, важен сам факт отдачи и неполучения. Наверное, самый страшный сон мистера Диккенса - обнулившийся счет в банке, невозможность заплатить за шикарную квартиру в центре города и последующее выселение. Но я молча терплю все его нелепые фразы, задержки зарплаты и ядовитые ухмылки. Верю, что все воздастся. Когда-нибудь. Каждому.
Кофе заканчивается слишком быстро - я даже не успеваю насладиться вкусом, как это бывает обычно, просто делаю глоток за глотком, погруженная в совсем нерабочие мысли. Напиток обжигает, но я почти не замечаю этого - предстоящее мероприятие, слишком важное, на проведение которого мне дали добро буквально несколько часов назад, затмевает собой все мелкие неурядицы.
Бросаю взгляд на выцветшую фотографию. Ее почти не видно за стопкой документов, картами пациентов, за медицинскими энциклопедиями, из-за которых порой не видно даже моего лица, слишком велика тяга к знаниям, наверное. Эту фотографию, впрочем, я не выставляю намеренно, пряча от чужих глаз, от неуместных вопросов и последующего сочувствия, которое мне, увы, никак не помогает.
На ней - темнокожая кудрявая девочка, задира и спорщица, тут ей 9 лет, и ровно через две секунды после щелчка фотоаппарата я кинула в нее куском торта. А ровно через полтора года ее не стало.
Шестнадцать лет назад я пообещала себе (и ей, но это никого не должно волновать), что теперь моя забота - дети, их счастливые улыбки и жизнь, долгая и почти беззаботная. Все эти годы я исправно училась, спорила с начальством, доверяла тем, к кому раньше повернулась бы спиной. Я задерживаюсь на работе, читаю маленьким пациентам на ночь сказки и не прошу за это ничего взамен. Добро делать просто - стоит только начать.
Возможно, именно поэтому я не боюсь ни косых взглядов начальства, ни возможного увольнения, не боюсь врываться в кабинет к главному врачу и почти кричать о том, что просто необходимо провести благотворительный показ, что за это не нужно платить ваших гребаных денег, только подпишите согласие, я все сделаю сама. То ли уверенность во мне бурлила сильнее, чем лава в жерле вулкана, то ли вид мой, запыхавшийся, так подействовал, но в итоге...
- Да, - так обрадовавшись долгожданному визитеру, забываю о служебной субординации, - тут же вскакиваю со стула и иду к незнакомке, широко улыбаясь, - добрый день, - неловкий момент, кажется, - присаживайтесь, конечно, - киваю на кресло рядом с окном, - сейчас все обсудим, мисс.. - да, я забыла имя посетительницы. Такое, наверное, с каждым может произойти. Или нет?..

+1

4

Благотворительность – определенно, это удел женщин из высшего общества, которые не привыкли знать, что такое ограниченные возможности в погашении медицинских счетов, решении сложных задач о том, как добыть денег и на лечение ребенка, и на обеспечение его быта дома. А вот если у матери на руках не один ребенок, а целых двое или даже трое? Единственное, что могли делать такие женщины – надеяться на собственную удачу, на судьбу и просто молиться, тогда как дамы более богатые могли лишь сочувствовать им и пытаться помочь. Вот только поймут ли они по-настоящему, насколько это не просто остаться один на один с испытанием? Пожалуй, это стоит оставить на откуп совести. Да и разве пожелаешь кому-то оказаться в затруднительном положении? Уж лучше бы никто и никогда не оказался в том положении, когда ему придется уповать на доброту своих благодетелей. Уж лучше бы и благотворительность никогда не понадобилась. Однако, правда состоит в том, что бедность, как и болезни никогда не исчезали с лица Земли. Были болезни, которые современная медицина сумела победить полностью или частично, научившись вести продолжительную борьбу с оными, продлевая жизнь больным или хотя бы давая им небольшой шанс на возможность избавиться от нее вовсе…
И вот, Тони находится в кабинете врача этой больницы, чтобы обсудить с ней возможность и уместность благотворительной акции. Пожалуй, даже год назад она не могла представить себе, что будет заниматься чем-то подобным. Она ведь всего лишь Тони – мать двух детей, которая начала сравнительно недавно заниматься шитьем на заказ, прежде чем это все переросло в бренд, что неплохо развивался и уже в скоро времени будет снова расширяться. Темпы, конечно же, хорошие, но Пейтон не торопится «хватать звездочку». Впрочем, ей-то и не придется ничего хватать. По крайней мере, в ближайшее время – ее же даже не приглашали на неделю моды в НЙ или Париже. Она все еще была скромной темнокожей леди, которая решилась сделать что-нибудь хорошее, что бы одобрила ее мать, например. Ведь о чем-то подобном, наверное, даже не напишут в газетах? Если только их кто-то силой не приведет на место событий. Но, не в этом суть же. Главное дело, которое делаешь, а не то, сколько внимание извне оно получает.
Тем не менее, ей навстречу пошла молодая леди-доктор. Пожалуй, миссис Данцигер даже не дала ей тридцати лет – настолько она казалась ей молодой и свежей. Правда, Тони могла и ошибаться. Нередко бывает так, что женщины даже за тридцать вполне способны выглядеть не хуже современного подростка (в лучшем понимании этого слова и, конечно же, не имея в виду неформальный тип одежды). Сама Лидия Брик, ее старшая сестра была отменным примером этому. Ведя здоровый образ жизни, а так же будучи инструктором по занятиям с йоги, она выглядела далеко не на свои сорок с хвостиком. Тем не менее, женщине понравилось, с каким радушием ее встречали тут. Несмотря на свой солидный возраст, все-таки Тони не была из разряда тех людей, что могли находить какую-то приятность в таком месте, как больница. В такое место, как это, лучше не попадать по прямой необходимости – как бы там ни было, а болеть никому не нравится, не говоря, насколько большие любая болезнь может иметь последствия на грядущее будущее.
- Миссис, - поправила Тони доктора. – Миссис Данцигер, но можно просто Тони – так будет более удобно, - произнесла следом темнокожая женщина, прежде чем ее пригласили присесть напротив доктора, у которого наверняка хватало головной боли и помимо благотворительных  акций. – Вы должно быть помните, что я хотела устроить для больных детей некого рода праздник – что-то веселое и приятное, если можно так сказать. Я думала на счет дефиле и не уверена, что такой формат подойдет детям всех возрастных групп, поэтому я подумала о возможности нарядить детей в определенные костюмы и позволить им просто наслаждаться праздником. Нечто подобное я уже делала в конце июля, правда мы находились в парке. Вот только будет ли такой формат уместен? – весьма осторожно произносит каждое слово Пейтон, желая донести свою истину максимально доступно, чтобы ее правильно поняли. – Не знаю, есть ли какие-то предостережения, ведь это все несколько ново для меня. Много идей, но есть твердое опасение не выполнить не одной из них, - добавила она следом, улыбнувшись белозубой улыбкой своей собеседнице, тогда как мысленно она прокручивала еще одно из предложений, которые стоило обсудить уже не только с доктором Мэнсон, но с родителями детей, которые будут принимать участие в действии..

+2

5

Моему упорству можно только позавидовать. Подумать только, еще полгода назад даже мысль о том, чтобы ворваться в кабинет главного врача с не самым прибыльным предложением в его жизни наводила на меня ужас, перед глазами тут же вставали печальные картинки увольнения и поиска другой работы, а заканчивалось все...да-да, ничем не заканчивалось, потому что еще полгода назад рисковать я не желала от слова совсем. Впрочем, и сейчас стараюсь утолять жажду в выбросе адреналина способами менее опасными, чем встреча с начальством лицом к лицу. Последнее, увы и ах, происходит с ужасающей частотой, и мне от этого уж точно никуда не деться.
Я выиграла битву с самой собой и могу по праву гордится этим фактом, чего делать, конечно же, не собираюсь. Все мелкие победы рано или поздно приведут к одной, но масштабной, и тут главное - не вознести собственное эго до небес, иначе вся проделанная работа никому не будет нужна. Тебе самому в первую очередь, ибо отражение в зеркале покажется самой прекрасной наградой. Меня передергивает, когда представляю подобную картину, и реакция организма - главный показатель, что до подобной жути еще далеко. К счастью, разумеется.
А вот до споров все с тем же главным врачом по поводу проведения благотворительного мероприятия, увы, всего несколько часов.
Я никогда прежде не сталкивалась с организацией подобного действа, понятия не имела, где брать тех самых "благотворителей", за счет которых, собственно, и должно все проводиться, и как изнутри должен выглядеть сам процесс. Среди знакомых тоже не нашлось экспертов в столь деликатном вопросе, и рыться в документах пришлось долгими нерабочими ночами, чтобы хоть как-то разобраться в системе, которой по сути не оказалось. Есть человек, по доброте душевной или по собственным, никому не известным мотивам решивший помочь старикам, детям, животным, есть еще группа людей, которые помогают все организовать, есть в итоге счастливые старики, дети, животные, статья в газете, куча фотографий и известность тому самому человеку. Чего он добивался, разумеется, на первой полосе не напишут, да и вообще, кто сказал, что все преследуют одинаково непривлекательные цели? За годы, проведенные в больнице, я встречала разных людей, и, к счастью, могу с уверенностью заявить, что больший процент из них не преследовал личных интересов. Человек не разучился помогать. Творить добро во имя добра, а не ради собственной выгоды.
Мое волнение в эти секунды, когда незнакомка только входила в кабинет, было вполне понятным. Я, к сожалению, не слишком подходила на роль дипломата, меня нельзя было назвать душой компании, и новые знакомства вполне могли обернуться последующим расставанием без единого намека на еще одну встречу. Спасал положение единственный факт - если все пройдет успешно, мы обязательно встретимся снова хотя бы ради мероприятия.
- Ох, прошу прощения, - действительно, какой невнимательной надо быть, чтобы не заметить кольца, но это частности, опустим, - хорошо, Тони. Тогда предлагаю убрать барьеры "доктор" и "Мэнсон", - присаживаюсь напротив, забирая со стола блокнот и ручку, чтобы не упустить ни единого слова, - меня зовут Дейна. Приятно познакомиться, - и мне действительно приятно, никакого официоза, за который обычно принимают искреннее желание понравиться собеседнику. Чувствую, мы сработаемся.
От собственных мыслей слегка закружилась голова - так бывало обычно, когда я предвкушала что-нибудь по-настоящему интересное, разбавляющее пусть и не серые рабочие будни, но вносившее в них частицу другого, не совсем знакомого для меня мира. Тони наверняка разбиралась в благотворительности куда лучше, и я, изображая примерную ученицу, готова была впитывать знания, словно губка.
- Да-да, разумеется, помню, - и не стану уточнять, каких трудов стоило мне уговорить начальника на сие действо, - вы правы, в нашем отделении лежат дети разных возрастов. И с разными диагнозами, - тут уже улыбка сходит с лица. Но женщина должна сразу понять, с кем и с чем придется иметь дело. Никаких прикрас. - Поэтому, чем меньше будет действий по сценарию, вынужденных перемещений, да и перемещений вообще, - это я имела в виду подиум, конечно, - тем лучше. Костюмы - замечательная идея. Быть может, получится детей в них еще и сфотографировать? - предложение вылетает быстрее, чем я успеваю сообразить, что слишком многого, наверное, прошу. Тони и так сделает для отделения больше, чем все так называемые "благотворители" до нее, но когда дело касается моих подопечных, я едва ли могу остановиться. Хочется, чтобы этот день запомнился им надолго, все таки, некоторые находятся под присмотром врачей по несколько месяцев, и единственное развлечение для них - приход волонтеров. В костюмы из собственной коллекции детей никто и никогда не наряжал.
- Конечно, дети с болезнями разной степени тяжести, - тут же прерываю себя, - но это не должно вас пугать! Если все сделать грамотно, а я постараюсь, чтобы так и произошло, ничего не случится. Тем более, все будет происходить на территории больницы, где помощь, если нужно, окажут немедленно, - не стану описывать в красках, что может произойти. Пугать медицинской терминологией человека, от моей профессии весьма далекого, все равно, что рассказывать мне про балет. Красиво, но, увы, помимо незнакомых слов я бы ничего не услышала.
- А какие идеи, если не секрет? - устраиваюсь в кресле поудобнее и готовлюсь к записи, тут же, впрочем, спохватываясь. - мне так неловко! Вы, быть может, хотите чай или кофе? - стоит заметить, сегодня я весьма неподготовленный хозяин собственного кабинета.

+1

6

Говоря «мы», Тони имела в виду, конечно же, не только себя, как могло показаться на первый взгляд. Конечно же, женщина причисляла к этому громкому «мы» всех тех, кто помогал ей в создании настоящего праздника для детей. Имела она в виду и супруга, что предоставил определенный капитал для личного дела Тони, и его сестру Каролину, что не одной своей идеей и подсказкой помогла темнокожей невестке устроить свое дело в более продуктивном и коммерческом русле. И, конечно же, как же все обошлось без того юного фотографа, что даже не представлял себе, кого снимает в тот солнечный день в парке? Определенно, если бы не юная звезда Милагрос Веласкес, в компетентном издании вряд ли так уж и сразу заметили на фотографиях наряды, созданные Пейтон. Как бы там ни было, а таких же талантливых дизайнеров, что создают милые и качественные, но главное доступные работы для детей – пруд пруди. И пусть женщине поначалу было немного неловко из-за того, что ей пришлось «воспользоваться» маленьким ребенком, который просто проводил задорно время со своими сверстниками, без успеха, который ее коллекции принесла Мили, она тут бы не находилась, и не помышляла о том, как помочь другим детям познать толику счастья.
И как же грубо звучит это слово - воспользоваться!
Словно бы ей, действительно, хотелось использовать ситуацию себе во благо – впрочем, многие именно так и подумали. Даже среди ее знакомых. Однако с этим уже ничего не поделаешь. Люди привыкли мерить друг друга своей меркой и доказывать то, во что они все равно не поверят, порой бывает бессмысленной тратой собственных сил и времени, которые можно было пустить по более полезному пути.
- Все в порядке, что вы, - не хватало еще, чтобы кто-то подумал, будто Пейтон переживает из-за «мисс» и «миссис». Впрочем, ей должно было польстить предположение о том, что ее считают все еще незамужней женщиной, которая дала уже жизнь двум детям. И последнее, пожалуй, знакомым и друзьям, которые помнили прежнюю, более стройную Тони, было не сложно заметить по тому, как она поправилась в бедрах за последнее время, а именно за последний год. – Отлично! – весьма положительно встретила предложение доктора забыть о ее врачебном статусе и обращении по фамилии. – Дейна, - повторяет она, глядя в глаза своей собеседнице, чтобы попробовать на вкус новое имя и отложить его себе в памяти, сопоставляя с лицом новой знакомой. Это было уже в какой-то степени, отработанной с годами привычкой, которой женщина не изменяла уже продолжительное время. Мысленно она отмечает про себя, что это имя идет молодой леди-доктору – красивое, простое, интеллигентное и уникальное, однако вслух этого не произносит. По крайней мере, пока не озвучивает, ведь разговор быстро ушел по нужному руслу.
Улыбка очень быстро слетает с лица молодой женщины, ведь и сам разговор касался темы отнюдь не радостной и весьма серьезной. Тони же в свою очередь, придвигается ближе к столу, внимательно прислушиваясь к словам своей собеседницы – она не желает перебивать и упустить какую-то деталь, постепенно анализируя все, что ей говорят. Обычно, еще в школе, когда она пыталась внимать словам своих учителей, то очень быстро отвлекалась. Что-то подобное постоянно с ней происходило, когда она даже смотрела не интересные для нее новости, однако сейчас любой школьный учитель, помнивший Пейтон Хизер Брик, позавидовал тому вниманию, которым завладела доктор Мэнсон в считанные минуты.
- Значит, дефиле в таком случае лучше будет не устраивать? – спрашивает Тони, делая выводы после всего услышанного. – Когда мы с моей командой, - на этот раз она дает объяснение этому «мы», которое уже озвучивала, - устраивали праздник в парке, то все было очень просто – у нас был аниматор, дети играли и фотограф делал фотографии. Конечно, после на детей ожидали самые разные угощения, которые они любят, и нечто подобное можно было устроить тут – об этом я думала. Однако стоит, пожалуй, учесть все особенности, чтобы прошло без сюрпризов в первую очередь для детей, - размышляет вслух дизайнер, пытаясь сформировать из своих размышлений идею. Так ведь обычно оно бывает – рядом, а ты его не видишь, пока кто-то не услышит из твоих уст, и не поймает, как рыбку из пруда.
- Я знаю, что мой вопрос, возможно, прозвучит странно, но все-таки – вы бы не могли рассказать примерно, какого возраста дети и какими обычно болезнями болеют? Нам придется очень внимательно подобрать команду аниматоров, которые будут развлекать детей, - озвучила вопрос, с которого, пожалуй, очень многие благотворители начинают свое сотрудничество с больницами, подбирая максимально удобную себе группу. – Еще… - пока Дейна не начала свой ответ, Пейтон решилась добавить одну мысль, зародившуюся у нее всего мгновение назад, - у меня есть одна хорошая знакомая в благотворительном фонде, который, насколько я знаю, недавно занимался ремонтно-восстановительными работами в нескольких отделениях детской больницы в Сакраменто и Сан-Франциско. По большей части она занимается связями фонда с прессой, но не думаю, что будет так уж сложно привлечь и этот фонд к работе в этом отделении, если есть такая необходимость. Это совместный благотворительный фонд Долорес Веласкес, губернатора штата, и фармацевтической компании «Гриндекс» - может быть слышали? – озвучила она, едва заметно пожав плечами. Было несколько скользко предлагать благотворительный фонд губернатора, ни с кем не поговорив. Однако что делает с людьми личное знакомство с сильными мира сего?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bring happiness