Когда-то очень давно... только вступив на путь хитроумной и безжалостной...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+32°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все точки над "и"


Все точки над "и"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Квартира Монтанелли на окраине | 20.12.2016 | ВРЕМЯ

Leo Montanelli, Jennifer Erin Charles
http://sh.uploads.ru/t/hyOPH.gif http://s2.uploads.ru/t/mlNqH.gif

Рано или поздно всё тайное становится явью.

Отредактировано Leo Montanelli (2017-01-08 17:27:23)

+1

2

20 декабря две тысячи шестнадцатого года. Именно эта дата пестрила на моём календаре, который висел на холодильнике. Я посмотрел на него, когда в очередной раз открывал холодильник в поисках съестного. Немного потупив взгляд я отправился в гостиную лишь с одной чашкой чёрного чая. Холодильник был почти пуст. Надо было бы заглянуть в ближайший супермаркет и наконец-то купить еды. Но руки не доходили до этой не маловажной затеи. Вся надежда была на мою соседку Наоми, которая могла вернуться домой с полными пакетами еды.
Оставалось совсем немного времени до рождества, а наша семья так и не успела ничего спланировать. У всех были грандиозные планы на этот праздник. Но вот как их совместить? В этом-то и была проблема больших семей. У каждого было свое мнение, с которым нужно было считаться и оно редко совпадало  с чужим, что провоцировало долгие споры о том как всё же поступить. Так было и сейчас. Мы созванивались каждый день, но так и не пришли к единому мнению. Я сел на диван в гостиной, поставив кружку с чаем на кофейный столик. Все дела в автомастерской были уже улажены, и оставалось только ждать новой работы и новых заказчиков, а под праздники их было всегда катастрофически мало. Оно и понятно – людям не было  дела, ни до своих машин, ни тем более до их ремонта. Все деньги уходили на праздничный стол, украшения  и подарки для близких людей. Так что оставалось только ждать, когда этот безумный праздник подойдёт к концу, наступят трудовые будни и люди вспомнят, что забыли поменять масло, проверить давление  в шинах и что что-то стучало под капотом. Да и, в конце концов, просто помыть машину. Поэтому  этот день я решил провести дома и не тратить его впустую, просиживая штаны в мастерской.
Но этот план был сорван ещё ранним утром звонком от Сабрины. А всё потому, что в начале декабря мы с сестрой договорились, что я заберу её Гамбита к себе домой, а ей взамен подарю на рождество котёнка. Ох, если бы просто котёнка. Ну, знаете, такие плюшевые комочки с глазами, которые еле помещались на мордашке, вечно пищащие и непоседливые. Но нет! Сабрина давно мечтала о котёнке породы Сфинкс. От одного этого названия у меня в жилах стыла кровь. Кому вообще могли нравиться лысые кошки? Казалось, они были злы на весь мир и время от времени призывали сатану, чтобы поговорить с родственной душой. Но спорить я не стал, да и спорить с этой девчонкой было бесполезно, и вышло бы только  боком мне самому. Раз хочет такого, значит, мне придётся собрать всю волю в кулак и выбрать самого симпатичного из них. Если таковые вообще существуют. Одного из таких я уже присмотрел у женщины, которая жила неподалёку. Миссис Джонсон была дамой средних лет с короткой стрижкой, приятным голосом и безгранично любила этих кошек. Джонсон была очень приятным собеседником и обладала природной харизмой, так что смогла заболтать меня. Просидев у неё около получасу я таки смог выбрать подходящего котёнка, а заодно она поведала мне о том, что давно занимается размножением этой породы и ей только на руку тот факт, что они становятся всё популярнее. Да и это беспроигрышный вариант для тех, у кого аллергия на шерсть. На мою радость миссис Джонсон разрешила мне пока не забирать котёнка и подержать его у себя, сколько было нужно. Мне не хотелось ни думать о нём, ни видеть, ни тем более находиться с ним в одном помещении. Так что, оставив задаток, я обещал забрать его в канун рождества. На этой приятной ноте мы распрощались, оба довольные сделкой.
Но это будет чуть позже, а сейчас я сидел довольный раскладом дел, а рядом на полу лежал доберман, которого я успел забрать тремя часами ранее. Он лежал разморённый хорошим ужином после прогулки и тихо сопел. Возможно, мы так бы и просидели в хорошей компании до позднего вечера наедине, как в дверь кто-то позвонил. Гамбит моментально поднял морду и навострил уши. Приподнялся и я. Я никого не ждал в гости сегодня, а Наоми была на работе. Гости к ней почти не ходили, а если и бывали таковые, то она всегда меня предупреждала заранее, и я уезжал на время в квартиру, которая находилась  в центре, чтобы не стеснять своим присутствием. В дверь снова позвонили, пёс еле слышно прорычал, а я уже вовсю спешил к двери.
- Ты?! – Открыв дверь, я немного опешил, увидев девушку, которую уже давненько не видел. Это была Дженнифер Эрин Чарлз дотошная журналистка, которую мне довелось  спасти год назад. Конечно, я мог себя крупно подставить в тот момент и лишиться жизни. Но на мою удачу и удачу Дженнифер мы смогли спастись и меня никто не заметил.
С тех пор прошёл уже год. Мы редко созванивались и ещё реже виделись. Она, конечно, была привлекательной девушкой, но я опасался её мании – её работы. Я видел, как у неё блестели глаза, когда она говорила о работе. В эти минуты я узнавал в девушке себя, такого влюблённого человека в свою работу. Но было одно «но», которое заставляло меня держаться подальше от неё – это то, что она расследовала дела об угоне автомобилей. Она постоянно твердила о том, что уже так близко подобралась ко всему, что с этим связано, что у неё есть даже подозреваемые. Она делилась со мной всем и спрашивала совета – ведь я разбираюсь в автомобилях и могу ей рассказать по какой схеме могут работать угонщики. И я бы мог ей рассказать многое, но не мог…

1 декабря 2015 года.

- Чёрт, я опаздываю. – Я гнал на приличной скорости по улицам Сакраменто, боясь опоздать на встречу. Я петлял между машинами, приходилось даже проскакивать на красный сигнал светофора. А как мне было ещё успеть доехать с одного конца города на другой. Точнее даже за город. И эта встреча была для меня очень важной. Сегодня я должен был наладить новые контакты с людьми, которые были согласны сотрудничать со мной  и моими людьми по сбыту угнанных автомобилей. Мой приятель Френк  и организовал эту встречу, выйдя на них по каким-то своим каналам. Но толком про них ничего не сказал, даже имен, откуда они и кто. Единственное о чём он успел мне рассказать про них,  что  это очень серьёзные люди и в долгу  они не останутся, если мы будем качественно выполнять свою работу, а главное в срок и не задавать лишних вопросов, хоть их и было очень много. Он позвонил мне уже ночью, когда я ложился спать, уверенный в том, что день окончен. Из телефонного разговора я только и понял, что сделка должна состояться  сегодня через полчаса и ни минутой позже. В противном случае они уедут.  Конечно, Френк рассказывал мне об этих людях за месяц, до этой встречи, но дату и время они не назначали. Видимо опасались, что на сделку могу приехать копы или кто похлеще. Так что выбрали вот такой метод неожиданности. Чёрт бы их побрал!
- Я почти на месте. – Мне пришлось позвонить Френку, чтобы выудить ещё минут пять. Он уже был на месте, что меня несказанно радовало. Этот парен был со мной с самого детства так, что не хуже меня самого знал о наших делах и мог начать переговоры без меня, лишь бы не потерять хорошую клиентуру.
Я вышел из машины и спешным шагом направился к месту встречи, как услышал громкий шорох. Я застыл на месте. Первой моей мыслью было то, что всё-таки кто-то слил информацию о встрече, и мы были не одни. В таком случае мне нужно было как можно скорее запрыгнуть в машину и гнать куда глаза глядят. Мои размышления прервал женский крик и грохот более громкий чем был ранее. Я поспешил спрятаться в тени здания рядом с мусорным баком. Послышались быстрые шаги, которые направлялись в мою сторону. Я застыл. Кто-то бежал. Снова раздался крик.
- Помогите! – Девушка явно убегала от кого. Я решил дождаться того момента, когда она добежит до меня. Взяв крышку от бака, я принял боевую стойку, всё так же затаившись в темноте. И вот она пробегает мимо меня, а следом за ней амбал с пушкой в руках. Я мгновенно среагировал и вырубил его с одного удара.  А дальше всё было словно вспышками. Заплаканная девушка, её просьбы о том, что нам надо бежать иначе нас убьют. Мы мигом садимся в авто и гоним прочь от этого переулка. А дальше мне звонит Френк и говорит, что сделка сорвалась. Что за ними кто-то следил и тут-то я понял кто…

20 декабря 2016 года.

- Что ты тут делаешь?! – Я сделал пару шагов, давая девушке войти. – Что-то случилось? – Посмотрев по сторонам я закрыл дверь.

Отредактировано Leo Montanelli (2017-01-08 20:56:19)

+2

3


     Что я тут делаю? Хотелось бы мне самой знать, что я именно тут делаю, почему я не сижу дома, выискивая информацию по крупицам в сети, почему я не обращаюсь к такому родному уже офицеру полиции, который забавно вздыхает, стоит мне только появиться в зоне его видимости. Черт, почему я не наряжаю елку, которая обычно в этих числах наряжена и не дергаю отца по пустякам, не готовлю ничего к празднику, не уговариваю брата приехать ко мне на Рождество, грозясь приехать к нему и не одна, а с несколькими подружками-сороками. Почему? Почему, Лео Монтанелли, стою на пороге твоей квартиры, не зная, как правильно задать вопрос, чтобы не спугнуть тебя? Почему мне кажется, что ты за все время, что мы общаемся с переменным успехом, за весь этот год, ни разу не был со мной честен? Ладно, один раз, наверное, был, когда вывез меня из того района в пригороде, когда спас меня. Но потом? Неужели вся твоя помощь, все твои разъяснения были ложными и ты пытался меня запутать или выведать информацию, которая у меня есть?
     Что я тут делаю? Минут пятнадцать сидела в припаркованном автомобиле, не решаясь выйти, минут семь стояла под твоей дверью прежде, чем нажала в первый раз на кнопку звонка, надеясь, что никого нет дома. Вот только не это от меня хотел ты услышать, увидев растерянное выражение лица. А каким ему быть, когда в голове полный кавардак?
     Не верю. Не понимаю, как это может быть. Не могу принять это и понять. Вот только факты – упрямая вещь, с которыми сложно спорить. Конечно, я могла бы интерпретировать как угодно эти факты, могла бы придумать тебе оправдание, да я бы и хотела это сделать, вот только интуиция кричала, что не нужно этого делать. Она же на пару с логикой и здравым смыслом орали, чтобы я не шла к тебе, а забыла о знакомстве, забыла обо всем и поступила правильно, обратившись к копам. Правильно. Что такое это «правильно»? Мое хорошее к тебе отношение, Лео, моя благодарность за спасение и помощь (или же это не было помощью?) в расследовании заставили меня приехать к тебе, чтобы смог попытаться оправдаться, объяснить или рассказать всю правду. Без правды я не уйду, думаю, ты и сам это знаешь; потом же можешь делать, что угодно – со мной, с собой, с нами.
     Я все продолжала молчать, войдя в квартиру, слыша, как за мной с характерным шумом закрылась дверь, словно отрезая путь назад – к свободе. Только не знала я, как начать этот разговор, не знала, какое слово сказать первым – «лжец» или какое-то другое. Я – не судья, чтобы выносить обвинительный приговор, я – не прокурор, чтобы обвинять, но я и не адвокат твой, чтобы самостоятельно тебя защищать, икать оправдания. Мне всего лишь нужна правда. Да, так начать самое лучшее.
     - Случилось, - тихо произношу, слегка поежившись и передернув плечами. Кажется, я забыла поздороваться, кажется, ничего не сказала о грядущем Рождестве и не привезла никакого пустяшного подарка – даже шара банального; как и не поинтересовалась, как дела у тебя – не похоже на меня. Как и не похоже то, что в сумке лежали фотографии, на которых был изображен такой замечательный Лео Монтанелли среди людей, которых давно выслеживала – больше года уже. Сказать, что я удивилась – ничего не сказать.
     Поднимаю глаза на тебя, надеясь в знакомом лице найти ответы – нет, я не думаю, что под моим взглядом на коже появятся слова. Хотела я понять, что ты знаешь, а что нет: знаешь, что на фотографиях засветился, знаешь ли, что я догадываюсь о твоей лжи? Тянуть уже некуда, иначе выглядит крайне странно мое молчаливое присутствие в комнате – еще решишь, что меня удар хватил или что решила свернуть на кривую дорожку и какие-нибудь таблетки выпила.
     - Мне нужен совет твой, - не так хотела начать разговор, да так ты точно поверишь, если не увидишь странность в моем незваном появлении на пороге квартиры. – Это очень важно, это не терпит отлагательств, - тараторю, чтобы не успел меня прервать, развернуть, да выставить вон из квартиры. Только сейчас замечаю, что мы не одни в комнате, и на меня смотрит еще пара черных глаз. – Новый друг или охранник? – если я окажусь права, то, скорее всего, охранник. – Не загрызет незваных гостей? – тяну ладонь в сторону собаки, не обращая внимания, что пес рычит и скалит зубы – никогда такой реакции на меня не было со стороны собак. Докатилась. Стоп, Чарлз, выдохни, сосредоточься, не отвлекайся на ерунду. – Мне нужно разобраться с несколькими снимками, - открываю сумку и пытаюсь выудить из недр Бермудского треугольника в миниатюре три фотокарточки, что дались мне большой ценой – практически неделю жила и работала в автомобиле, отсылая материалы в редакцию, но эти неудобства с лихвой окупились. Жаль, что я не сразу на снимках увидела тебя, Лео, а стала узнавать тех, кто был четче отображен. – Я сняла их не так давно, пытаюсь всех на них узнать, - до сих пор не всех узнала и сейчас не так это важно. Важно то, как отреагируешь на эти снимки: ты же должен узнать место, где они сделаны, вспомнить время, когда там был, да и понять, что я там тоже была, как и увидеть себя там должен. Соберись, Чарлз, сейчас все начнется. – Вдруг кого-то узнаешь, - только не нужно сейчас отповедей, что занимаюсь ерундой, что придумала себе что-то, что все это мои мозговые завихрения – мне уже брат мозг вынес этим и копы, к которым обращалась. От тебя такого не выдержу. – Да, я все не могу прекратить заниматься этим, - если что-то привлечет мое внимание, не могу остановиться, пока не разберусь до конца во всем. – Это не займет много времени, а потом все расскажу, - делаю шаг в твою сторону, цыкая на добермана, что начинает снова рычать – охрана, которой не боюсь. – Смотри, - вручаю снимки и пальцем указываю на людей, сфотографированных рядом с тобой. – Вот этих не знаешь? – проблема еще в том, что имя твое всплыло еще раз, кроме этих снимков, но это позже. Сейчас мне важно, что сделаешь сейчас. Наклоняюсь немного и заглядываю тебе в лицо, словно не хочу пропустить ни единого слова, а важнее другое.

+1

4

В тот день, когда я спас Дженнифер, я, конечно, задумывался о том, что это вылетит мне боком. Ведь она журналистка до мозга костей. О чём я только думал, когда гнал по дороге, выжимая из своей машины всё что только можно, прочь от места встречи с крупными клиентами? Я потерял большие деньги и не знал смогу ли вновь с ними договориться. Я не знаю до сих пор. Но в память врезались её большие глаза полные страха. Каким бы мудаком я не был, но я никогда не мог пройти мимо нуждающегося в помощи человека. А тут была девушка. Хрупкая и беспомощная. Её трясло от страха. За ней гнался амбал, который был больше неё раза в два, а то и больше. Она бы не смогла убежать от него, даже если бы успела добежать до людной улицы. Ей бы попросту никто не помог. Люди сейчас стали слишком безразличны к судьбе окружающих. Лучше пройти мимо и сделать вид, что ничего не видел, опустить голову в телефон или же изобразить срочный телефонный звонок и умчаться прочь как можно скорее. Только не помочь. Что не говори, а своя шкура дороже. А я… я не раздумывал ни секунды, когда наносил ему удар и волком тащил девушку в машину, чтобы скорее скрыться с места преследования. Кто знал, возможно, в помощь этому верзиле за ним бежал кто-то ещё. Но на нашу удачу он был слишком самонадеянным и решил расправиться с ней в одиночку, посчитав её лёгкой добычей. Только спустя какое-то время до меня дойдут обрывки сплетен, что в городе завелась группа людей, как минимум из четырёх человек, которые гонятся за сенсацией или наживой с помощью шантажа. Что они преследуют гонщиков и мне советовали быть осторожнее. Но было слишком поздно мне что-то говорить. Я вляпался по самые уши в это дерьмо. А тот громила рассказывал о трёх качках, которые его чуть не убили. Как же. Качки.
- Мой совет? – Да, и раньше девушка обращалась ко мне за помощью в этом деле, считая меня специалистом в этом деле, который как манна небесная свалился на её голову. Ведь я не только спас её в этот вечер, но и был полезен в её работе. Но всё было иначе. Раньше она влетала ко мне окрылённая, очередной находкой. Она словно вихрь носилась по комнате, тараторя про очередную зацепку, не давая мне вставить хотя бы одно слово. А сидел и, улыбаясь, смотрел на неё. Мне было приятно видеть перед собой не только красивую девушку, но и человека, который влюблён в своё дело. Ведь я был точно таким же. Я мог сутками напролёт торчать в гараже за ремонтом очередной машины. И люди шли к нам. Ведь я не брезговал никакой машиной. Даже самые безнадёжные машины я возвращал к жизни. Для меня это было делом принципа – оживить то, что своё уже отъездило. Да, это обходилось клиентам в копеечку, но любимая машина для таких людей была важнее. – А, это, - я смотрю на пса, который видимо тоже чует неладно и очень настороженно смотрит на гостью, - да. Это друг. Сестра отдала мне его в обмен на котёнка. Только не спрашивай какого. – Меня передёргивает об одной мысли о том адском создании, которое я для неё купил. Как вообще можно любить этих лысых созданий? Кошка на изнанку. Ей Богу. – Не бойся. Он просто насторожен к новым людям. – Я улыбаюсь и подхожу к псу, который не отводит от Джен глаз. Я не замечал раньше от него агрессии к людям. Но не «видеть» не значит, что этого точно не произойдёт. Кто знает, с какими новостями пришла девушка и в какой форме будет мне их выдавать. Так что Гамбита было лучше отвести в другую комнату, чтобы избежать с несчастного случая. – Одну минутку. – Взявшись за ошейник, я отвожу добермана в другую комнату. – Приятель, тебе лучше посидеть здесь. Это будет взрослый разговор. – На мою речь пёс непонимающе смотрит на меня, поворачивая морду на бок. – Всё будет хорошо. И не смотри на меня так. – Я прикрывая дверь и слышу как за ней пёс начинает скулить.
- Я снова тут. Так что там? – Я встаю рядом с Эрин. – Может, пройдём в гостиную? А то стоим в дверях. – Я пытаюсь хоть немного оттянуть время. – Чай, кофе? – Ещё предлог или гостеприимство? Неважно, ведь не реагируя на мои слова
Дженнифер протянула мне снимки и вопрошающе посмотрела на меня.
Я замолчал.
В комнате повисла тишина. Я смотрю в её голубые глаза. Что я пытаюсь там увидеть? Я и сам не знал. Понимание? Разве можно понять предательство и враньё? Думаю, что нет. Хотя…может у неё просто не задалось настроение с утра? Сломала ноготь, упала, поругалась с подружкой? Нет. Она не обращала на такие мелочи внимания. Могла прилететь ко мне с испачканными руками и лицом, но с очередной зацепкой и её личико при этом сияло ярче солнца. А я смеясь оттирал с неё грязь, которую она даже не замечала на себе. А сейчас она была очень серьёзна. Что меня сильно тревожило.
Прошла минута, а я всё так и не посмотрел на снимки. Я смотрел на неё, сжимаю их в руках.
- Сейчас глянем. Может, и узнаю кого-то. – Решая прервать подозрительную тишину, я начинаю пролистывать снимки. Узнаю ли я кого-то? Мне проще сказать, кого я тут не знаю. Если такие люди вообще на них есть. Листаю снимки довольно быстро, а сердце стучит всё быстрее и быстрее. В один миг оно замирает, когда на одном снимков я вижу себя… отпираться и придумывать что-то нет смысла. Да и что тут можно придумать? Я ничего не знал? Это клиенты моей мастерской и просто попросили меня посмотреть машины для ремонта? Дженнифер не глупая девушка и сразу поймает меня на вранье. Теперь мне стало понятно её поведение. Я попался с поличным. Долгое время я водил её за нос, указывая девушке ложный путь и теперь она всё поняла. Я пропал.
- Да, я знаю этих людей. Я знаю всех. – Выдавливая из себя слова, я отдаю обратно снимки. Что теперь делать? Выход только один. Ей не выйти из этой квартиры живой иначе всё, что я так долго выстраивал, может рухнуть в одночасье. Я больше не мог  позволить себе проявлять слабость в отношении к Дженнифер. Эх, Джен, Джен, ты слишком далеко зашла и зря не последовала моим словам бросить это дело. – И что ты собираешься с этим делать?

+1

5


     Сама не знаю на что я рассчитывала, когда пришла к тебе? На то, что ты мне все расскажешь и при том сражу же? Повинишься во всех нелегальных делах и скажешь, что больше так не будешь? Определенно, на такое я не рассчитывала. Как и не думала о том, на сколько велика вероятность того, что ты мне свернешь шею. Зачем лукавить и придумывать сказку, что я что-то значу для тебя такое, что сможет перевесить чашу весов, что сможет поставить твою безопасность под угрозу. Бред! Каждый здравомыслящий человек борется за себя и за свою семью, я же на столько разозлилась (или все же обиделась?) на тебя, что не вспомнила об этом. Какая же я дура, наивная доверчива дура! Вот теперь и поплачусь за все: начиная от разочарования в людях (ладно, в одном человеке, от которого подобных поступков не ожидала), заканчивая… Только сейчас приходит в голову, что нужно с собой носить в сумочке газовый баллончик, как брат советовал всегда, как и нужно было пройти курс самообороны. Господи, что только в голову не лезет, когда боишься услышать правду, когда хочешь, чтобы тебя разуверили, сказали, что совсем заработалась, что фотографии ничего не значат и вообще это все стечение обстоятельств. Да, именно лжи я сейчас хочу еще больше, чем правды, хочу остаться уверенной в этом человек, хочу, чтобы все было не зря.
     Даже не реагирую на предложение пройти в гостиную, словно стала просчитывать, что из прихожей смогу быстрее вырваться, не реагирую на предложение выпить чай или кофе, что для меня несвойственно: обычно не отказывалась от подобного, еще и умудрялась выпить не одну чашку, пока делилась догадками и зацепками. А ты, Лео, в такие моменты смеялся, теперь понимаю, что не над моим энтузиазмом ты смеялся, а надо ничего не видящей перед своим носом дурой журналисткой.
     Думаешь, я не вижу, что тебе не нравится мое сегодняшнее поведение и отсутствие реакции на слова, не нравится, что я серьезна, а не как обычно словами сыплю? Думаешь, не понимаю, что ты сейчас пытаешься понять, что происходит, пытаешься угадать, какая муха меня укусила? Все я понимаю и вижу. Видно из меня очень плохой получился бы агент под прикрытием, которого тут же бы раскусили, хотя как знать, быть может, меня бы научили не доверять людям и ждать ото всех удара в спину.
     - Было бы здорово, если узнаешь, - стараюсь произносить слова спокойно, чтобы не было слышно дрожи в голове. Чарлз, спокойно, сейчас важно увидеть хоть что-то на его лице и понять права ты или нет. И я вижу, только то, что я вижу, мне совершенно не нравится: узнавание, да и как он мог себя там не увидеть и не узнать – не страдает же он каким-то заболеванием, что позволяет не запоминать лица других людей, как и свое. Не страдает, иначе бы меня не признал.
     - Знаешь? – как-то слишком безнадежно получается, да и не рассчитывала, что ты так сразу же сдашься и не начнешь отпираться. Как же так? Неужели не начнешь шутить и смеяться, говоря, что это ненастоящие снимки, что я молодец – хорошо «вклеила» твое лицо. Не начнешь спрашивать, когда и где были сделаны фотографии, ссылаясь на то, что не помнишь подобного? Неужели?!... – Вот так просто: я знаю всех? И это все, что ты скажешь? – вот теперь я начинаю по-настоящему злиться! Лео Монтанелли тебе удалось меня вывести из себя несколькими фразами! Теперь я даже не знаю, как на все реагировать, что делать дальше, как воспринимать все, что было и есть. – С этим? – трясу фотографиями, что ты мне вернул, и случайно их роняю. Ничего, у меня есть исходники, смогу распечатать столько, что можно будет ими оклеить стены издательства и твоей автомастерской. – Я не знаю, что буду со всем этим делать! Я не знаю, ничего не знаю! – с каждым словом накручиваю себя еще больше, а говорю громче. Раньше после того, как выговорюсь на повышенных тонах хотя бы немного, мне становилось легче, но не сейчас. – Я не знаю, почему встретила тебя тогда. В одном уверена, ты там был неслучайно, как говорил, - черт, Лео, если бы ты тогда не стал изображать рыцаря в блестящих доспехах, так ловко орудующего крышкой от мусорного бака, я не разочаровалась бы в тебе сейчас. Да, меня, быть может, не было бы в живых или была бы не в себе, но не было такого паршивого чувства. – И все это время меня водил за нос, - все, мой конек, сейчас еще бы перейти на ультразвук. – Ты потешался надо мной, а я тебе верила, все рассказывала… - Не выдерживаю, и бросив сумку на пол, делаю шаг к тебе, ладонью ударив тебе в грудь. – Ты даже не пытаешься выкрутиться! – никогда не была истеричкой, но ты меня довел до ручки, Монтанелли. – Что, натравишь на меня своего пса? Или думаешь, что еще можно со мной сделать? – думаешь, не догадываюсь, что мне сейчас может грозить?

+1

6

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все точки над "и"