Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » someone call the ambulance


someone call the ambulance

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

КЛУБ | 20.01.2017| 21.00

Дени и Ви
https://68.media.tumblr.com/e432f31b35881bbf4e28059d1677bb34/tumblr_nh9ip5n4aA1u1qld9o1_400.gif

Сколько ещё неприятностей может свалиться на твою маленькую светловолосую голову? И не только на голову...

[AVA]http://funkyimg.com/i/2wViD.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2wViC.png[/SGN]

Отредактировано Violett Grayson (2017-09-02 13:24:19)

+1

2

платье

Если честно, я не совсем понимаю, как так получилось, но уж точно не жалею о произошедшем. Я не понимаю, как так получилось, что мы танцуем друг напротив друга, пропустив уже пару стопок чего-то сильно горячительного, что разгоняет кровь в наших венах, заставляя ее течь быстрее. Или все дело в танцах? Или в твоей опасной близости, ведь в такой атмосфере ты кажешься еще более притягательной. А еще в такой атмосфере могут напрочь отказать тормоза, но это ведь ничего, Вайлетт? Я смотрю на тебя и мне абсолютно точно кажется, что ты не против, чтобы у меня в очередной раз отказали тормоза. Я смотрю на тебя и мне кажется, что ты готова помочь мне в очередной раз выйти из состояния приличной девочки и сорваться. Я смотрю на тебя и вижу, как на дне твоих глаз плещется желание прижать меня к себе, схватить за волосы и поцеловать. Это опасно.
Это опасно, и мы обе это знаем, но все равно продолжаем вести себя именно так, ходя по тонкому льду, словно не можем провалиться под лед и упасть в ледяную воду. А правда в том, что мы даже утонуть можем, если что-то пойдет не так. А зная тебя, зная меня - что-то обязательно пойдет не так. Ты должна была понять, что в моей жизни мало что идет по плану. Особенно дебильно то, что я обладаю какой-то магической особенностью втягивать в свое дерьмо других людей. Надо признаться, что без этих самых "других людей" меня бы, скорее всего, вообще уже не было.
- Я отойду. Припудрю носик, - я подаюсь к тебе, беру за руку и произношу это так, чтобы ты могла услышать, а затем разворачиваюсь на каблуках и иду в ту сторону, где должен быть туалет. Ну, по крайней мере я помню, что он находится именно там. Я, как обычно, смотрю сначала в одну, а потом в другую сторону, перед тем, как зайти в женский туалет. У меня уходит минут пять, не больше, чтобы сделать все необходимые дела, а так же вымыть руки с мылом и сунуть их в сушилку. В тот момент, когда я выхожу из женского туалета, чтобы вернуться к Вайлетт, чья-то сильная рука хватает меня за волосы и притягивает к себе так, что я не вижу его лица. Но по крепкому захвату и характерному запаху чувствую - мужчина.
Сердце в груди заходится в бешеном ритме, выплескивая в кровь адреналин, от чего я дергаюсь, пытаясь вырываться, но бесполезно. Меня снова с силой тянуть за волосы так, что я кричу, но мой крик перекрывает музыка. И как на зло, черт возьми, никого нет рядом. Нет, серьезно, все вдруг перестали отливать или ходят это делать на улицу?! Я собираюсь попробовать дернуться еще раз, но чувствую, как у моего горла застывает холодное лезвие ножа и сразу забываю, как дышать, не то что дергаться.
- Что тебе надо? Если ты отпустишь меня, я могу дать тебе денег. Хочешь денег?
- Ты смеешься? На хер мне деньги, если появилась возможность трахнуть маленькую модельку-богиню? - мужчина за спиной мерзко смеется, - а сейчас мы мелкими шажками с тобой пойдем в мужской туалет. Ты была когда-нибудь в мужском туалете? И попробуй только дернуться, я сразу лишу современность такой обаятельной куколки, как ты. Потому что знаешь, кончить я и в теплый труп могу.
Меня передергивает. К горлу подступает тошнота, но я отчетливо понимаю, что выбора нет. Все что я могу - медленно идти в сторону мужского туалета, приближая тот момент, когда этот ублюдок меня изнасилует. Голова кружится так, что мне кажется, будто я не смогу дойти и отключусь прямо на месте. Я запоздало думаю о том, что надо было позвать с собой в туалет Ви, не зря же девочки обычно ходят парочкам.
Дрожащей рукой я толкаю дверь в мужской туалет, и мы проходим внутрь. Мне не хватает воздуха, потому что дышать полными легкими я не могу, в страхе, что нож оцарапает шею. С другой стороны, мужской туалет это не то место, где мне хочется дышать полной грудью, но...
- В последнюю кабинку теперь. Давай!
Я шумно сглатываю, невольно всхлипываю, но делаю то, что мне велят, хотя это мне хочется меньше всего на свете. Да за что мне все это?! В такие моменты я серьезно подумываю, что пора заканчивать всю эту херню с модельным бизнесом и уходить в подполье, заползать в темницу или что-то вроде того.
- Наклоняйся, упрись руками в унитаз. И если только дернешься, я тебя прирежу! - с этими словами я ощущаю, как нож отводят от горла, зато его острие теперь неприятно упирается мне в бедро. Видимо, чтобы я не решила, что могу попытаться сбежать.
Судорожно всхлипываю, начиная реветь, потому что понятия не имею, что делать и как выбраться из этой ситуации, а в голове почему-то постоянно крутится мысль о том, что он все равно меня убьет. С другой стороны, я не видела его лица, я не знаю как он выглядит и никогда не смогу найти, чтобы отомстить и...
Чужие грубые руки задирают мое платье, стоит мне только руками упереться в сливной бочек унитаза. Я чувствую, как он сдергивает трусы вместе с колготками вниз, обнажая мое тело и вся сжимаюсь, заходясь новым приступом слез, почти бьюсь в истерике. В этот момент мне уже самой хочется взять и умереть, чтобы не чувствовать ничего. Слезы текут по щекам, размазывая по ним тушь, тени и подводку в одно черное непонятное нечто. Нож противно царапает бедро. Рука этого кретина сильно нажимает на поясницу, заставляя меня прогнуться в спине, чтобы принять характерную для секса позу. Как же противно!
Чувствую, как сильнее к горлу подкатывает тошнота, когда в меня упирается и входит член. Я не могу сдержаться и кричу от боли, отвращения, жалости к самой себе. Глаза застилают слезы, голова кружится и словно через вакуум я слышу голос:
- Кричи, мне это нравится!
Скорее бы это закончилось. Черт возьми, поскорее, пожалуйста, я не переживу. И, кажется, сойду с ума, когда он кончит в меня. Не надо, пожалуйста. Только не это. Только не...
И тут я слышу, как хлопает дверь в мужской туалет.

+3

3

Судя по всему, теперь я буду ходить с тобой в клуб, да, малютка? Может быть, ты задумалась, наконец, что не стоит попадать в неприятности, просто нужно избегать их. Давить в зародыше, скажем так. Быть осторожнее, быть умнее, думать прежде, чем делать. Вот сейчас мы с тобой танцуем друг напротив друга, а я изображаю... твою девушку? Твою подругу? Твоего телохранителя? Я уже всерьёз задумываюсь над тем, чтобы узнать, можно ли достать оружие. Нет, не для того, чтобы действительно стрелять, больше для устрашения. Все ведь знают, что даже потрясти пистолетом бывает достаточно. С другой стороны, это вызывает определённые проблемы, если устрашаемый не испугается, а решит просто перейти на новый уровень своих притязаний. К тебе, Дени, к моему кошельку, к моей машине. Дураков полно, и среди них немало идиотов встречается, которые совершенно не дружат с головой.
Но мне не нравится то, что ты решила вдруг уйти в туалет, чтобы "припудрить нос". Дени, так обычно делают с парнями, девушки же ходят вместе в такого рода комнаты. Или ты относишься ко мне всё-таки немного более интимно, чем я думала? Лично для  меня никаких проблем нет, я спокойно могу наблюдать девушек без макияжа и (о ужас!) знаю, что они ходят в туалет не для того, чтобы извергнуть из себя порцию бабочек.
А ты, кажется, совершенно об этом забыла или же стесняешься меня. Может быть, ты прочитала жгучее желание в моих глазах, и тебе нужно сбегать в туалет, чтобы облегчить немного своё возбуждение? От мысли об этом я даже усмехаюсь, подхожу к бару и заказываю себе ещё стопку текилы. Она вызывает у меня хорошие воспоминания, знаешь ли. О тебе, о твоём теле, о нас с тобой... Когда передо мной оказывается стопка, я собираюсь опрокинуть её в себя, но потом замираю с текилой в руках, потому что понимаю, как-то тебя слишком долго нет. В голове сразу же возникает параноидальная идея, что ты попала в беду, так что я соскакиваю со стула и пробираюсь сквозь толпу к женскому туалету, на ходу подкрепляясь текилой, а то расплескаю же, неудобно. В туалете я не нахожу тебя, зато там оказываются совершенно пустые кабинки. До момента, когда в него заходит девушка какая-то и начинает меня выгонять с криками, что я "должен" идти в другой туалет, этот для девочек. Усмехнувшись и извинившись, я действительно направляюсь к заведению для противоположного пола, жалея, что решила сегодня не надевать платье. Странно, но перед тобой, Дени, мой внутренний мужчина расцветает, а женщина уходит куда-то в сторону. Хотя почему странно, вполне себе нормально, раз ты такая милашка, а я такой высокий красивый молодой человек.
Неладное я слышу уже не подходе. Хоть в клубе и играет громкая музыка, я различаю крики сквозь эту пелену, но решаю открыть дверь спокойно, мало ли что там творится в кабинках мужских туалетов, да?
Прохожу к раковинам и понимаю, что криков нет, зато слышно тихое мычание. Кажется, кому-то закрыли рот, да? Я проклинаю свою паранойю, но всё-таки иду до последней кабинки, где вижу мужчину, который держит в руках девушку, блондинку. Ну как, держит. Судя по его спущенным штанам, у них тут должен был случиться бурный секс, а меня не ждали. Вот только я знаю эти колготки, я знаю это платье.
На глаза опускается какая-то алая шторка, которая окрашивает окружающий мир цвета ненависти. Я не дожидаюсь, пока меня заметят, хватаю мужчину за волосы и с силой отрываю его от девушки, так что он теряет равновесие, запутавшись в своих штанинах. И сразу же, пока он не успевает очухаться, я наношу удар тем, что у меня в руке, прямо по лицу, слыша, как ломается его нос с хрустом. Мужчина воет, роняя нож, который я поднимаю с пола и приставляю к его промежности.
- Если не хочешь остаться кастратом, не рыпайся, - практически рычу я, захватывая его шею локтем и сдавливая до её хрипов. Мне так хочется убить его, но тут мой взгляд падает на светловолосую фигурку за его спиной, и я понимаю - Дени не переживёт такого, а я потом этого мудака найду по сломанному носу.
- Жди заяву в полицию, урод, - отпускаю его и пинаю его волосатый уродливый зад, чтобы он поскорее смылся с моих глаз, а потом бросаюсь к Дени, приседая перед ней на корточки.
- Малютка, тебе очень больно? Нужно в больницу? - я не спрашиваю, что случилось, боюсь услышать правду, догнать того урода и убить его уже с чистой совестью, - Ты можешь идти? Или тебя донести? Дени, милая, я уже тут, - обнимаю девушку и помогаю ей одеться. Не знаю, чем поддержать её в таком случае, но пытаюсь быть нежной и заботливой.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wViD.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2wViC.png[/SGN]

Отредактировано Violett Grayson (2017-09-02 13:24:07)

+1

4

Мне на полном серьезе кажется, что это никогда-никогда не закончится. Мне кажется, что моя гребаная участь догонит меня везде, где бы я не была, и с особой изощренностью и жестокостью ткнет в испытания, которые опять приготовила мне судьба. Я крепко стискиваю зубы, я сжимаю пальцы на бочке унитаза так, что белеют костяшки. Вместе с тем я испытываю нереальную ненависть к этому ублюдку, а еще резкий приступ жалости к самой себе. Самое ужасное, что я почти до обморочного состояния боюсь, что он кончит в меня. Я боюсь этого так, что меня мутит только сильнее с каждым его толчком внутри меня. Но одновременно с этим я хочу, чтобы он кончил поскорее и оставил меня в покое. Я хочу больше никогда его не видеть, никогда не вспоминать. Но точно знаю, что вспомню еще не раз, и не два. Он будет сниться мне в кошмарах. Он будет сниться мне в самых страшных снах, угрожая вернуться и продолжить. Будет сниться и шептать мне, что мне не нужна жена, не нужны девушки, что меня просто можно вылечить хорошим сексом с мужиком и я стану нормальной.
Ненависть застилает глаза вместе со слезами, которые сами текут из моих глаз, даже когда я приказываю себе не кричать и не плакать. Ничего не получается. Мне слишком больно. И физически, и морально. Я растоптана, уничтожена. Мне хочется в очередной раз перестать существовать, настолько грязной я себя сейчас чувствую. И я добиваю себя мыслью о том, что Джей бы не захотела ко мне прикасаться после этого. Нелепая догадка, которая абсолютно ничем не подтверждена парализует мой мозг, делая меня еще более беззащитной и уязвимой, заставляя захлебнуться в своих слезах и страданиях.
На самом деле прошло не так уж много времени, но мне это кажется бесконечностью. Бесконечность прерывается поступью шагов, которые едва различимы из-за создаваемого нами шума. Тем не менее, я насторожена и слышу их, а вот придурок сзади меня, кажется - нет. Внутренне я молюсь, что меня заметят. Молюсь, что зададутся вопросом, а не так ли просто я всхлипываю?
Долго молиться не приходится, я чувствую, как кто-то отрывает этого придурка от меня и тот путаясь в своих штанах падает на пол. На последок лезвие его ножа проходится по моему бедру, оставляя тонкий порез, из которого теперь сочиться кровь. Главное, что он не глубокой. Я даже почти не чувствую боли от него, потому что боль между ног гораздо более ощутимая - она способна меня убить. Так мне по крайней мере кажется, когда я разворачиваюсь, попутно дрожащими руками натягивая на себя трусики и порванные колготки. И вижу Вайлетт.
Стыд, ненависть к самой себе, отвращение, что она видит меня такой, захлестывают меня с головой, а потому я тупо стою и не могу пошевелиться, пока она так умело, словно делала это уже десятки раз, угрожает этому придурку, лицо которого я теперь отчетливо вижу. И не смогу забыть. Еще один кошмар в мою копилку. Еще один. Можно подумать их и без того у меня было мало. Можно подумать я до этого жила отлично или хотя бы просто хорошо.
- Вайлетт, - шепчу я, глядя на тебя во все глаза, словно только сейчас осознавая, что на самом деле произошло и насколько это ужасно. Я зажимаю рот себе рукой, чтобы не закричать, а из глаз снова брызгают слезы. Страшно представить, на кого я сейчас похожа. Страшно представить, как бы все это могло закончиться, если бы ты не появилась.
Я почти не реагирую, когда ты пинаешь этого ублюдка, хотя выглядит он в этот момент ничтожно и еще более мерзко. Мне невыносимо думать, что всего несколько минут назад он был во мне, насиловал меня. Я прикусываю губу до крови и только тогда понимаю, что ты говоришь со мной и что-то спрашиваешь, а потом обнимаешь. Я прижимаюсь к тебе, вцепляюсь в тебя руками, утыкаюсь носом  и плачу пуще прежнего, попутно мотая головой из стороны в сторону.
- Не... нет. Я не хочу в больницу, - и это истинная правда. Я не переживу, если ты заставишь меня сейчас перенести еще и осмотр на кресле у гинеколога. Я не переживу, если еще чьи-то чужие руки начнут касаться меня. Я не переживу, если почувствую в себе что-то постороннее. Это слишком. Мне всего восемнадцать, а меня насилуют уже второй раз. Что со мной будет после этого раза? Как?
- Ви... - я не знаю куда хочу и не знаю, что делать, но оставаться тут уж точно самая ужасная идея в мире, потому что меня тошнит тут и от запаха и от внешнего вида и просто априори тошнит, - к тебе. Мы можем поехать к тебе? - я с надеждой заглядываю в твои глаза, попутно вспоминая, что с мужем ты разведена, никого нового, кажется, не нашла, а потому, наверное, это не слишком нагло, - я не смогу остаться одна.
Позволь мне эту роскошь - быть не одной этой ужасной ночью.

+1

5

Дени, малышка, которая на первый взгляд кажется слабее, чем она есть на самом деле, цепляется за меня, как утопающий за что-то, проплывающее в воде, лишь бы удержаться в бушующем потоке. Я не привыкла судить людей по первому впечатлению, а она и не производила никогда впечатления глупенькой блондинки. Как раз наоборот, несмотря на то, как она судорожно хваталась за меня, как текли слёзы по её лицу, как она тряслась от пережитых совсем недавно ужасных ощущений, она была сильной.
Самым простым в таком случае было бы упасть в обморок, устроить истерику, но Дени не стала этого делать, хотя я уже готова была и на это, успокаивать её, кутать в одеяла, да даже дежурить в больнице, если потребуется. Я всё-таки потом собиралась настоять, чтобы хотя бы врач её осмотрел и уговорила бы снять побои. Нужно же было что-то потом предъявить в полиции. Я испытывала такую жгучую ненависть к этому ублюдку, что она практически ощущалась в воздухе, он был больше похож на космический вакуум, потому что кислорода не осталось, только пламя, в отличие от снежно-леденящего пространства на орбите.
Но вместе с тем я была необычайно заботлива по отношению к Дени, потому что понимала умом, ей сейчас совершенно не нужно видеть меня в ярости, она и так уже стала свидетелем того, как я ломала нос мудаку и угрожала ему ножом. Я молилась, чтобы в туалет сейчас никто не зашёл, потому что картина была, мягко говоря, очень странная.
- Хорошо, мы не поедем в больницу,- я снимаю с плеч джинсовку, чтобы немного прикрыть твои плечи, может быть, это поможет тебе ощущать себя лучше, когда ты будешь окутана ароматом моих духов. Армани всё-таки хорош, а его "Код", наполненный не совсем тяжелыми нотками, как другие мужские духи, отлично подходит моему странному изменчивому состоянию мальчик-девочка. Надеюсь, этот аромат поможет перебить те запахи, что витают в общественных туалетах.
Я поднимаю глаза на тебя, пытаясь по твоим понять, насколько ты в состоянии вообще адекватно оценивать реальность. Они кажутся серыми после случившегося, цвета пасмурного неба, покрытого тучами, хотя я знаю, что они иногда приобретают нежный голубой оттенок. Я киваю, когда ты предлагаешь поехать ко мне, потому что сейчас я готова на всё. Эта ситуация триггерит меня саму, на каком-то подсознательном уровне, и мне хочется позаботиться о тебе, потому что у меня есть ощущение, что я попадала в нечто подобное, но мне никто не помогал. Или это просто я очень хочу увезти тебя отсюда, я не знаю. Память ко мне практически не возвращается, только какими-то клочками, но я не хочу попасть в ситуацию, когда рядом с Дени мне понадобится помощь. нужно держать себя в руках, решаю я и волевым движением поднимаюсь с корточек, утягивая за собой девушку.
- У меня, правда, немного тесно и бардак полный, хотя я называю его "творческий беспорядок", - зачем-то извиняюсь я, хотя это не нужно сейчас никому, особенно Дени. Мне хочется подхватить её на руки, и когда мы проходим через толпу к выходу, на крыльце я делаю это, потому что какой бы сильной не хотела казаться малышка, в какой-то момент у любого человека могут подкоситься ноги, наступить осознание, отойти состояние шока. А я не хотела, чтобы она упала на асфальт и разбила лицо. Я прекрасно помнила, что Дени - модель, но не была в курсе того, снимается ли она завтра-послезавтра. Я же просто возила её по разным местам, но не была персональным менеджером, который был в курсе не только расписания, но и занятий согласно этому времени.
Дени была легкой, практически пушинкой, так что я всерьёз задумалась, достаточно ли она ест? Но разве ж это моё дело? Будь я её Кристианом Греем, не дай бог, я могла бы как-то посягать на её жизнь, но я старалась этого не делать, хоть она и будила во мне желание вгрызться  зубами и не отпускать. Но не сегодня, сегодня я буду просто тем, кто окажется рядом, кто не будет учить её жизни, хоть и было желание сказать, что не надо было отпускать меня далеко. Что в клубах можно найти кого угодно.
Я достаю из кармана ключи, хоть для этого пришлось поставить Дени на пол, но я не терминатор  какой-нибудь, я не смогу одной рукой удержать её на весу. Нажимаю кнопку на брелке, детка приятно урчит, показывая, что готова увезти нас хоть на край света, я открываю дверь рядом с водительским сидением, вопросительно посмотрев на Дени. Мне почему-то кажется, что она хотела бы ехать рядом со мной, а не на заднем сидении. Но если я ошиблась, она вполне может сесть и назад, не проблема.
Закрыв за девушкой дверь, я огибаю машину и сажусь за руль, пристегиваю ремень и смотрю на Дени. А потом подмигиваю ей и делаю свой "официальный голос":
- Я рад приветствовать вас на борту "Вайлетт Эйрлайнс", с вами говорит капитан воздушного судна. Просьба пристегнуть ремни и наслаждаться полетом по маршруту "Ночной клуб "Дыра мира" - Уютная квартира", - я пытаюсь разбавить ситуацию юмором, потому что понимаю - дома будет новый этап, нужно будет сводить Дени в душ, уложить её в кровать и быть рядом всю ночь. Но пока я могу и немного пошутить, потому что выслеживать мудака со сломанным носом я буду потом, когда малышка заснёт.
- Правда, пристегни ремень, я в этом плане контрол-фрик, - усмехаюсь и трогаюсь с места, мягко и плавно, но достаточно быстро, чтобы домчать нас к моей квартире за минимальное количество времени. Хорошо, что к этому моменту я уже успела немного остыть, иначе бы вела машину не слишком аккуратно. Но когда вместе с тобой едет кто-то, кто попал в совего рода аварию жизненную, очень не хочется, чтобы он попал в ещё одну, но уже реальную.
Паркуюсь у здания, которое, конечно же, не имеет подземной парковки и охраны  прочей лабудой, как квартира Джастин, но я точно знаю, что тачку здесь никто не тронет. Меня тут знают уже несколько месяцев, когда набиваешь татуировки кому-то с криминальным прошлым или настоящим, само собой заводишь знакомых, которые могут тебе помочь, а ты не будешь этого знать. Например, "это же тачка Вайлетт, она меня вот эт черепуху набила", и уже всё, ты в безопасности. Утрирую, конечно, район просто не криминальный.
Я обхожу машину и помогаю Дени выбраться с её сидения, держу её за руку, пока мы поднимаемся на нужный этаж, и открываю ключом дверь, впуская её внутрь.
Комнат у меня всего две, маленькая гостиная, покрытая какими-то рисунками, эскизами татуировок, как будто тут случился ураган или пыльная буря, только из моих работ; и не очень большая спальня, куда слезла только кровать, честно говоря. Ну или просто я не решила покупать в эту комнату ещё что-то.
- Тебя проводить в душ или ты сама? - я всё равно бы не бросала её и хотя бы находилась в одной комнате. Но мне очень хотелось посадить её в душевую кабину, взять губку и смыть всю грязь, моральную и физическую, чтобы Дени почувствовала себя чистой и обновлённой.
- Малышка, но потом я бы всё-таки настояла на том, чтобы ты показалась врачу, хорошо? Если у тебя есть разрывы, это очень серьёзно, - я не стала говорить, что всё могло быть ещё хуже. И что сразу это не поймёшь. Но я точно знала, что нужно будет хотя бы свести края раны на бедре, потому что я видела, как из пореза текла кровь. Если этого не сделать, то останется длинный некрасивый шрам.
- Но не сейчас, сейчас мы пойдём в душ, да? - веду её в комнату и ищу чистое большое полотенце, чтобы было чем вытирать девушку, когда она выберется из комнаты. Ещё не хватало, чтобы она простудилась или ещё хуже - слегла с болезнью. Я не понимала, насколько серьёзный урон был нанесён её психике, поэтому собиралась аккуратно расспросить её уже потом. Спала ли она вообще с мужчинами? Если нет, то я могла только догадываться, насколько мерзко это было, потому что само по себе это уже было из ряда вон выдающейся ситуацией. Но изнасиловать гомосексуальную девушку - это ужасно.
- Там есть и гель для душа, и шампунь. Только гель мужской остался, - зачем-то пытаюсь извиниться я за то, что ты будешь пахнуть, чем там, кедром? Ёлочкой и каким-то мускусом?
- И у меня только одна кровать, - хотя после того, что между нами один раз случилось, это не должно быть проблемой?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wViD.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2wViC.png[/SGN]

Отредактировано Violett Grayson (2017-09-02 13:33:24)

+1

6

Ты говоришь, что мы не поедем в больницу и я облегченно выдыхаю, пытаясь унять поток своих собственных слез. Твоя рубашка сейчас весьма кстати и я кутаюсь в нее так, словно она может защитить меня от всей несправедливости этого мира, его пороков и преступлений. Утыкаюсь носом в свое же плечо и вдыхаю запах твоих духов и вообще самой тебя. Он приятно контрастирует со всем случившимся, словно шепчет мне о том, что все наладится, все будет в порядке, ты не одна и тебя есть кому защитить. И когда ты ведешь меня по клубу сквозь толпу, прижимая к себе так, что со стороны смотрится будто мы торопимся уединиться, а потому сбегаем к чертовой матери из этого клуба как можно скорее, я позволяю себе прикрыть глаза, чтобы не видеть всего, что творится вокруг. Тут слишком много мужчин. Слишком режущая глаз светомузыка, от которой меня сейчас тошнит, хотя обычно она мне очень сильно нравится и заставляет чувствовать себя счастливой. Сейчас ничего не свете не может заставить меня чувствовать себя счастливой.
Нужно время.
Вот только сколько? В прошлый раз мне понадобилось полгода, чтобы начать снова жить нормальной жизнью. Ну или почти нормальной. Сейчас у меня просто элементарно нет такого количества времени, чтобы отсиживаться дома и никуда не выходить. И если первый раз принес мне принебрежительное отношение почти ко всем мужчинам и страх оставаться с ними наедине, то что будет теперь? Будет ли мне проще, потому что я уже взрослая девочка? Будет ли мне проще, потому что меня изнасиловал посторонний человек, а не мой психолог, которому я пыталась доверять? Будет ли мне легче от мысли, что в меня в отличие от первого раза не успели кончить и мой насильник хотя бы получил по заслугам? Будет ли? Это вопросы, на которые у меня нет ответов. Лучше бы мне сейчас вообще обо всем этом не думать, не зацикливаться и все такое, но я просто не могу.
Вдыхаю полной грудью свежий, но прокуренный воздух, когда мы наконец-то выходим из клуба. Вайлетт подхватывает меня на руки и я не сопротивляюсь, просто обвиваю руками ее шею и прижимаюсь, искренне благодаря и Бога и Черта, в которых я не особо-то верю, за то, что не одна. Потому что остаться сейчас в одиночестве означало бы начать сходить с ума, чувствуя, как боль не только физическая, но и моральная заполняет каждую клеточку моего тела, грозясь разрушить психику окончательно. Слишком много всего за такой короткий промежуток времени.
Где-то уголком сознания я пытаюсь представить, что сейчас чувствуешь ты, Вайлетт. И мне становится страшно не только за себя, но и за тебя тоже. Ты выглядишь спокойной, сдержанной и очень заботливой, но если заглянуть в твои глаза, то я замечаю, как в них плещется гнев и ненависть. Ты готова голыми руками шею свернуть этому уроду. Ты готова вернуться и добить его, но ты слишком разумна для этого, а еще ты не можешь оставить меня одну, потому что я нуждаюсь в твоей помощи и поддержки. Я чувствую себя маленьким китенком, которого выбросила из моря на берег и он никак не может попасть обратно.
Пошатнувшись я хватаюсь рукой за крышу машины, чтобы не упасть, когда ты ставишь меня на ноги. Упс, я даже не думала, что на меня навалилась такая сильная слабость, что стоять на ногах вдруг стало проблемой. Ты открываешь передо мной дверь и я совсем не грациозно вваливаюсь внутрь, попутно отмечая, какие у меня ломанные и дерганные движения. Черт.
Хлопок автомобильной дверцы и на несколько секунд я остаюсь в машине одна. И даже за эти хреновы несколько секунд я успеваю впасть в панику на тему того, а вдруг ты уйдешь и оставишь меня одну. Но ты не ушла. Ты не оставила меня. Просто так привычно приземлилась на место водителя и выдала свою коронную речь, что я невольно улыбнулась, повернув к тебе голову. Надеюсь, эта улыбка успела немного согреть тебе сердце, потому что уголки моих губ тут же безвольно опустились.
А, да... прости, - отзываюсь я и пристегиваюсь, потому что понимаю - мне вообще в голову не пришло пристегнуться даже после твоего коронного приветствия. Почему-то я вспоминаю, что Джей никогда не пристегивалась и я с ней поступала точно так же. Но теперь меня возишь ты и, выходит, несешь за меня ответственность и потому я никогда не рискую. Не хочу подставить тебя, если вдруг что-то случится.
Мы доезжаем до твоего дома быстро. Я никогда раньше не было у тебя и в обычный день обязательно огляделась бы по сторонам, чтобы проверить, где мы и все такое, но сейчас я просто смотрю под ноги и позволяю тебе увести меня. Ты предупреждала, что у тебя тесно и бардак, но для меня это не имеет абсолютно никакого значения, не смотря на то, что я с детства живу в комфорте, если не сказать, что роскоши. Просто есть вещи, к которым я отношусь довольно спокойно, если не сказать безразлично. Главное, чтобы по дому крысы не бегали, но это явно не про тебя, а значит я спокойна.
- Сходи со мной. Пожалуйста, - я пытаюсь сказать тебе, что не хочу оставаться одна. У меня вертится на языке что-то типа "не оставляй меня", но я боюсь произнести эту фразу, потому что тогда просто-напросто снова разревусь, терзаемая своими воспоминаниями и пережитыми ощущениями. Одиночество сдавливает грудную клетку и я в очередной раз в жизни испытываю прилив ненависти к своей собственной жене - этого ничего не было бы, будь она жива! Я не должна винить Джей в случившемся, но я виню ее и от этого чувствую себя вдвойне раздавленной и несчастной.
- А ты пойдешь со мной? - я знаю, что не имею права просить тебя об этом, потому что ты не моя нянька, ты мой водитель, но... сейчас у меня нет никого ближе. Так уж вышло, что родителям всегда не было до меня никакого дела. Моя жена мертва. И мы поругались с Джастин так сильно, что едва ли когда-то снова будем общаться. Поэтому я могу надеяться только на тебя и молиться, чтобы ты не отказала мне. Все это не потому, что я использую тебя, хотя со стороны может показаться именно так, а просто потому, что за очень короткий срок я успела привязаться к тебе. И это нихрена не здоровая привязанность, но когда в моей жизни вообще было что-то нормально?
- Да, - белое полотенце в твоих руках кричит о невинности и я крепко сжимаю зубы, чтобы не разрыдаться в голос. Нет, девственницей я не была, естественно. Но лично для меня не может быть ничего хуже, чем половой акт с мужчиной. Меня мутит от своих же мыслей и я не знаю как перестать заниматься самобичеванием и думать, что я слишком грязная для этого белого полотенца, которое так напоминает мне покрывало из белого искрящегося снега. которого в Сакраменто никогда не бывает.
- Я буду пахнуть как ты, - я слабо улыбаюсь в ответ на твои слова и киваю головой, когда ты говоришь про кровать, потому что сейчас это настоящая удача. Как мне сказать тебе, что это не минус, а плюс? Как мне сказать тебе, что я не хочу, чтобы ты надолго оставляла меня одну, потому что один раз я уже пыталась покончить с собой, хоть это и было не от насилия, а после смерти моей жены. В любом случае это говорит о том, что у меня есть суицидальные наклонности, которые спали последние несколько месяцев. Тем не менее, мое состояние не стабильно и изменчиво.
- Пойдем, - я беру тебя за руку и жду, когда ты потащишь меня в душ. На самом деле мне ужасно хочется почувствовать на своем теле воду, в попытке смыть чужие ужасные прикосновения, от воспоминаниях о которых кружится голова.
В ванной комнате я отдаю тебе рубашку, а затем стягиваю с себя всю оставшуюся одежду. Я не стесняюсь раздеваться перед тобой даже после того, что со мной случилось, потому что я верю тебе. Ступаю в душевую кабину и цепляюсь взглядом за голубую губку, а потом тупо кручу головой в попытке найти, где тут включается вода.

+1

7

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » someone call the ambulance