Любят же взрослые оправдывать огрехи своего воспитания мифическим...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+32°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Только обетов не забывай...


Только обетов не забывай...

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Баязид и Амина
________________

https://images.gr-assets.com/hostedimages/1380427220ra/854031.gif
Сыну адмирала приходится отправиться на учебу в академию.
И Амина тоже едет с ним...

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-10 02:57:14)

+1

2

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngF4.png[/AVA]
Примерно за несколько дней до отъезда в Лион, Баязид неожиданно проснулся поутру, после очень странного и непонятного сна... он и Амина снова были на своем острове и разразилась страшная буря. Вот только когда она миновала, будущий капитан никак не мог найти свою возлюбленную, отчего в результате и проснулся едва ли не в холодном поту... Был ли этот сон предзнаменованием чего-то нехорошего?? Баязиду не хотелось бы так думать - и осторожно выбравшись из постели он вышел на балкон богатых гостевых покоев особняка Эмине, откуда открывался великолепный вид на залив Аданы. Он должен был начать сборы в академию и покинуть гостеприимный дом супруги своего старшего брата... но как уговорить Амину остаться вместе с матушкой в Адане? Здесь Амина будет в полной безопасности, ведь Эмине обещала о ней позаботится, тогда как в Лионе ей придется жить одной, пока Баязид будет на учебе. Проблема была в том, что Мина была упряма, а забеременев еще и стала подвержена частым сменам настроения, то расстраиваясь, то начиная сердится, когда ее муж старался уговорить ее не ехать с ним.
Я не хочу чтобы случилось что-то плохое, когда меня не будет рядом.., -подумалось Баязиду. -Мне придется настоять на том чтобы Мина осталась... в конце-концов, она должна слушаться меня! И после того как мы с Али уладили все дела в Измире, в Адане Амина будет в полной безопасности...
Посмотрев как солнце поднимается из морской пучины, Баязид вернулся в постель к своей сладко спавшей жене и устроившись рядом, обнял ее. Он надеялся, что она все же послушает его и согласится спокойно ждать в Адане - ведь до Лиона рукой подать и Баязид будет очень часто приезжать к ней. С этими мыслями молодой человек задремал, а когда проснулся, то увидел что его жена принялась собирать их вещи - и его и свои тоже...
-Мина... что ты делаешь? -сонно поинтересовался Баязид, приподнявшись на локте и едва сдержав очередной зевок. -Послушай... я тут подумал, что Эмине была совершенно права и тебе незачем ехать со мной. Будет куда лучше, если ты останешься здесь и будешь ждать меня.
Если Баязид надеялся легко уговорить свою женушку, то очень ошибался? Мина одарила его недовольным взглядом, продолжив собираться... и тогда бравому моряку ничего не оставалось кроме как подняться с постели и обнять ее, притянув ближе к себе.
-Ну хватит уже сердится... послушай, ты ведь не знаешь Гасконии. Мне придется остаться в Академии и я смогу выбираться лишь на выходных - что тебе делать в Лионе совершенно одной?? -мягко произнес Баязид, целуя Амину в шею. -Я хочу спокойно учиться, зная что ты в безопасности... и здесь у жены нашего брата тебе будет хорошо. К тому же и матушка тоже остается у нее в гостях вместе с ребятами. Не упрямься и не заставляй себя уговаривать - ты ведь дала обещание быть послушной женой.
Все эти здравые аргументы показались Баязиду более чем подходящими по случаю... но еще больше разозлили Мину - она заявила, что не останется в Адане и лучше будет одна жить в Лионе, чем позволит кое-кому развлекаться там в свое удовольствие. Амина прекрасно знала, что Баязид не только учился в Гасконии... недаром же он не единожды говорил, что пытался забыть ее с другими? В ответ на это, молодому человеку оставалось лишь вздохнуть, проклиная свой слишком длинный язык - все-таки, кое-чего его любимой супруге знать не полагалось.
-Ты так говоришь сейчас... будто бы я только и жду момента чтобы пустится во все тяжкие! -ответил ревнивой женушке Баязид, когда она отстранилась от него... и продолжила свои сборы. -Что же, спасибо что так хорошо обо мне думаешь... Между прочим, я люблю тебя и хочу быть только с тобой - и стараюсь о тебе заботится! Лион не самый хороший город и женщине без присмотра попросту опасно там жить одной... как ты не понимаешь этого??
В ответ на эти слова, Амина лишь насмешливо фыркнула, заявив, что присмотр нужен вовсе не ей - а она не будет сидеть и ждать пока Баязид нагуляется в своей Гасконии и соизволит вернутся к ней.
-Вот что... я твой муж и ты должна меня слушаться! Раз я сказал что ты не едешь со мной - значит ты не едешь! -теперь настал черед Баязида недовольно нахмурится. -И хватит спорить со мной... мне надоело уже тебя упрашивать. Останешься в Адане с матушкой и точка.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-13 02:54:08)

+1

3

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Этим утром Амине не спалось. Молодая женщина открыла глаза, когда первые солнечные лучи заглянули в окошко их с Баязидом покоев, где они отдыхали перед предстоящей им дорогой в Лион, и наслаждались последними блаженными минутами безмятежного покоя под крышей гостеприимного дома, пренебрегать радушием которого Мина не желала. Конечно же, она понимала, как много для них были готовы сделать Али и его жена, не смотря ни на что, даже на запрет их отца, оказывать помощь своевольным детям, которые решили, что сами вольны вершить свою судьбу. Однако пренебрегать добром было нельзя. Были определенные моменты, в которые нужно было продемонстрировать, если не характер, то свою способность отвечать за свои поступки или слова: раз уж теперь у них будет ребенок, то не Эмине, не Андромеда должны заботиться о будущей матери. Нет, это та забота, которая полностью ложиться на плечи мужа в браке. И, конечно же, не имеет значения то, где они будут жить – на родине или где-то вдали от родных мест, в той Гасконии, что славится холодным нравом и более раскрепощенным образом жизни, в котором, она смела предполагать, ее мужа будет ожидать куда больше искушений, чем она может себе представить.
Поправив одеяло, которое она натягивает себе на плечи, Мина тихо вздыхает, пытаясь прикрыть глаза и снова уснуть. Увы, но это очень не просто, учитывая, как много мыслей скрывалось в ее прекрасной головке. Она лишь ощущает, как ее мужчина обнимает ее во сне, прижимая ее к себе, и понимает – теперь, она не сможет его отпустить, не сможет засыпать без него или просто знать, что он находится слишком далеко. Лион, Лион … где он? От Аданы этот портовой городок разделяли несколько дней пути сушей и морем. Так сможет ли она оставаться здесь, в прекрасном дворце, который превратится для нее в настоящую золотую клетку, когда сердцу будет нужна именно свобода или самая маленькая надежда на возможность повидаться с мужем в те несколько выходных, которые у них будут во время его выходных. Так что, повертевшись еще какое-то время в постели, тщетно пытаясь уснуть, Амина решительно выбралась из объятий все еще сладко спящего мужа, и принялась за сборы, дабы не затягивать их. А ведь ей нужно было аккуратно собрать все свои вещи, а также вещи мужа, чтобы они не смялись в дороге и не испортились за время длительной поездки, как и учила ее мама когда-то. И именно за этим ее застал супруг, когда проснулся несколькими минутами погодя.
- Я собираю наши вещи в дорогу. Совсем скоро нам уже отправляться в путь, помнишь? - как ни в чем не бывало, весело произнесла женщина в ответ на вопрос, который задал ей заспанный муж. И, конечно же, она рассчитывала на то, что супруг не станет предпринимать попыток переубедить ее на пару с матушкой, Али и Эмине остаться здесь. Для себя она уже все решила – она поедет, чего бы ей этого не стоило.
Вот только пока еще Баязид не был столь уверен, сколь его жена. Ему определенно прельстила возможность вернуться на учебу без нее, так что он сразу же попытался отстаивать популярную идею и необходимостью погостить подольше в Адане. И тут, Мине оставалось только помолиться Создателю, чтобы даровал ей терпение к этому ужасно упрямому мужчине, которого назвала своим мужем. А ведь он, кажется, и не слышал ее, когда она говорила ему, что ни за что не согласится?! Тем не менее, Баязид поднялся с постели и подошел к ней, чтобы обнять со спины. Он явно рассчитывал на то, что сейчас своими ласками сумеет добиться желаемого ответа? Что же, зря. Совершенно зря …
- Что мне делать в Лионе? – переспросила она у мужа, повернувшись к нему лицом. – А что мне делать здесь в Адане? У меня есть муж, рядом с которым быть – моя обязанность. Или ты забыл, что я больше не свободная девушка, а твоя жена? – весьма серьезно заявила она. – Мне все равно, как мне придется жить в Лионе, но я зато буду знать, что ты там не развлекаешься направо и налево, как раньше. Ведь ты мне даже не изволишь писать! Будто бы я тебя не знаю! – более гневно продолжила она, набираясь должного настроения для подобного спора. Казалось, чем больше она думает об этом, тем больше злится и готова выплеснуть свои отрицательные эмоции. – Нет! Мой ответ: нет, я не останусь тут, и даже не думай уговаривать меня! – добавила она, желая продолжить сборы, отойдя от Баязида, которому тоже было, что сказать своей ревнивой и безумно вредной жене.
- Пытаешься заботиться? – нахмурилась она, оставив одежды и украшения в покое, чтобы посмотреть на Баязида. – Интересно, какая это забота – спихнуть беременную жену на родню?! Я твоя жена, и я не отступлюсь! Мое место рядом с тобой, Баязид. Или ты хочешь запугать меня сейчас? Запугать, а потом отправиться в свою Гасконию развлекаться – конечно, ведь учиться так скучно! – язвительно отметила она, прежде чем Баязид более чем категорично отреагирует на ее слова, сказав, что все равно ее не возьмет с собой.
И что тут было делать?
Нет, кориться, а потом жевать сопли Мина не собиралась.
- Значит, ты думаешь, что раз я вышла за тебя замуж, значит можно делать, что вздумается?! – разочаровано произнесла женщина, прежде чем запустить в своего муженька шкатулкой с украшениями, которая была у нее как раз в руках сейчас. – Какой ты… ух!!! - добавила она, уронив слезу, прежде чем сжать руки в кулаки и пулей умчавшись на балкон. Сейчас она была такой сердитой, что даже была готова побить Баязида, дать ему сдачи, как когда-то в детстве, когда он проказничал и делал ей пакости. Вот только сейчас она не должна была так поступать.

+2

4

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngF4.png[/AVA]
Мина уже достаточно разозлилась, так что реакция на финальную фразу Баязида последовала незамедлительно - в него полетела ее шкатулка с украшения и слава Создателю, молодой человек успел ее поймать, до того как она бы раскрылась или попала бы ему в голову. Он лишь вздохнул, проследив за тем как его женушка направилась на балкон... и понял, что она совершенно точно не отступится и уговорить ее остаться в Адане не получится.
И что, скажите на милость делать с этой вредной девчонкой? Если бы только Баязиду могли позволить жить в Лионе вместе с Аминой... все проблемы были бы решены за один присест. Во-первых, он будет получать деньги на учебе - пусть не слишком много, но ему и Мине бы хватило на первое время. Ну а во-вторых, Баязид не хотел расставаться со своей единственной, любимой и конечно же неповторимой женщиной и мог понять причины ее ревности и злости на него.
В общем, надо было срочно что-то решать? И уж точно - как-то мирится со своей ненаглядной, напомнив себе, что ей нельзя сейчас расстраиваться и переживать...
-Ну почему ты такая упрямая? -направившись следом за Миной на балкон и подойдя ближе, Баязид обнял ее со спины. -Ты же знаешь, что я хочу быть с тобой... просто я боюсь оставлять тебя одну надолго. В доме Эмине у тебя будет все необходимое тогда как в Лионе надо будет искать какое-то жилье и что самое главное - деньги чтобы за него регулярно платить. Но это еще не самое страшное... я ведь буду беспокоится о тебе каждую минуту в этой чертовой Академии...
Он в очередной раз вздохнул, обнимая Мину и уткнувшись носом ей в шею. Надо было придумать что-то, чтобы перестать ссорится и все-таки уехать в Гасконию вдвоем. Баязид подумал о том, что сегодня же обязательно переговорит с Али и отцом - быть может они что-нибудь подскажут? Даже если отец все еще сердит, он ведь очень любит Амину и обязательно что-нибудь придумает... в конце-концов быть вместе важнее глупой гордости?
-Хорошо... давай дождемся пока Али выйдет к завтраку и поговорим с ним? У него наверняка есть знакомые в Гасконии.., -предложил Баязид, повернув Амину к себе лицом. -Ну хватит уже злится на меня? Я очень тебя люблю...
Самым лучшим вариантом действительно было бы найти знакомых в Лионе и уговорить их принять к себе Амину хотя бы на то время пока не найдется иных вариантов. Но так как все прежние знакомые старшего брата были в основном прекрасными дамами, то Баязид не слишком надеялся что Али сможет что-то подсказать. Отец наверняка быстрее что-нибудь придумает... если конечно он действительно простил своих непослушных детей за своеволие, а не сделал вид чтобы угодить Андромеде.
-Идем завтракать? Если у тебя конечно не пропало желание меня бить, -хитро улыбнулся Баязид, легонько поцеловав Мину - чтобы подразнить ее как следует. -И что-то мне кажется что наш Али выйдет только ближе к обеду. Судя по всему он капитально влюблен в свою жену чему я очень рад... они с Эмине очень красивая пара. И ее дети кажется тоже хорошо его приняли.
Завтрак дело хорошее и нужное, однако Баязид хотел убедится что Амина уже не сердится на него и потому поцеловал ее настойчивее, не позволяя отстранится от себя. Да и вообще, кто сказал, что они тоже должны выходить к завтраку вовремя? Так что будущий капитан потянул свою жену за собой обратно в спальню, где и стянул с ее плеч легкий халат, который она успела накинуть на себя когда принялась собирать вещи.
-Ты еще сердишься? -поинтересовался Баязид, крепче обняв Мину. -Я не хотел тебя расстраивать... и поверь, мне очень бы хотелось послать Академию ко всем чертям, чтобы не расставаться с тобой...
Молодой человек очень надеялся, что им все же удастся найти хоть какое-то решение, чтобы поехать вместе в Гасконию. И перед разговором с отцом, надо бы подключить к этому делу и матушку - ее он послушает куда быстрее чем провинившихся в его глазах детей. Наилучшим вариантом конечно же было бы разрешение для Баязида поселится в городе вне кадетского общежития... но увы - правила Академии были одинаковы для всех и не допускали никаких поблажек.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-13 18:47:26)

+1

5

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Пожалуй, Амине, как и любой другой женщине на ее месте, хотелось несколько гладких и даже идеализированных отношений с мужем в браке. К примеру, чтобы супруг никогда не повышал на нее тон своего голоса, как и занимался рукоприкладством – да-да, немало женщин в Атлантии молчат об этом, однако многие из них за любую провинность получают от своих благоверных за уши. Ну, а также ей хотелось, чтобы муж прислушивался к ее желаниям и ее словам, как это делал отец по отношению к матери. Естественно, Андромеда никогда не торопилась навязывать своего мнения, лишь тихо подавая его своему любимому мужчине, чтобы он сам понял и осознал, насколько оно будет своевременным и правильным. И, то ли Амина была слишком напористой, то ли совершенно не умела кориться мужу, которого знала едва ли не с пеленок. А ведь, действительно, она была даже немногим старше его! И как же не сказать о том заветном желании, сохранить на многие годы ту любовь, которую они холили и лелеяли не один год, прежде чем в одно мгновение перевернули все с ног на голову? Видя перед собой пример родителей, Мина надеялась, нет, она верила, что и у них с Баязидом будет такое же будущее – у них будет много детей, они будут жить душа в душу и не будет даже причины для ссоры. Вот только, как же ошибалась юная леди? Как же ошибалась она, полагая, что в браке бывает все просто, даже если безумно любишь своего мужчину.
Но, пожалуй, самым худшим в такие вот мгновения ссор, которые в последнее время происходили порой с завидной регулярностью, что молодая женщина начала опасаться того, что могла спутать свое чувство привязанности и любви к брату с любовью к Баязиду, как к мужчине. О, как же она боялась в такие моменты того, что однажды Баязид придет к ней и скажет, что он ошибся и больше ее не любит. Наверное, после этих слов, мир на мгновение остановился бы и померк перед ее глазами. Ведь даже сейчас от одной мысли об этом ей не просто хотелось плакать, а горько рыдать, роняя слезы на свои точеные скулы, своевременно оплакивая свою боль утраты. Ей же казалось, что именно в Гасконии, где будет привычно много развлечений, Баязид забудет ее – еще бы, ведь она будет так далеко от него!
И если бы он хоть иногда раньше писал бы ей письма…
Нет же! Он никогда не берет в руки чернила и перо! Он не хочет даже матери написать, стоит ли ей говорить о себе?
Когда молодой Таас вышел из покоев на балкон, где они уже не могли продолжать разговор на повышенных тонах просто потому, что были в гостях, Мина сразу же ощутила его присутствие, невольно напрягшись, прежде чем его руки не коснулись ее плеч. Ну, а после осторожно скользнули вниз к ее талии, прижимая ее к себе. Ей, наверное, хотелось бы сейчас услышать вовсе не упрек своего горячего темперамента, ведь кто-кто, а Баязид прекрасно знал, какая она – он и сам был не подарок! И все-таки она его любила. Любила даже зная, какой он бывал не серьезен порой. А ревнивый! Уж он-то вечно устраивал ей сцены ревности. И не знал, какое удовольствие ей приносил этот сердитый взгляд и желание стереть из земли того, кто видел в ней то же самое, что и он. Порой она нарочно давала повод ему ревновать, вот только сейчас она боялась, что прежняя свободная и не обремененная жизнь обычного ученика академии заставит его сожалеть о том, что они сделали. Или на время увлечет в свои сети.
Вот и как ему все это было объяснить?!
- Значит, там ты будешь беспокоиться, а если я буду тут – нет? – выдохнула молодая женщина, покачав головой. Она видела в этих словах свой тайный смысл, которого явно не понимал Баязид или тщательно пытался скрыть. И пусть в чем-то он был прав, она знала, как будет правильнее всего поступить. – Мы должны как-то справляться со всем сами, Баязид. Ты мой муж, а я твоя жена – и мы должны быть вместе, пусть даже мы сможем вместе проводить только выходные, это уже лучше, чем не иметь возможности видеться не одну пару месяцев, - продолжила Амина, когда ее любимый супруг, уткнулся в шею, начав согревать ее теплом своего дыхания.
И она этому улыбнулась – Баязид всегда умел находить к ней подход, даже если она была готова его побить.
Однако истинную радость молодой женщине доставило короткое и такое желанное согласие, которое озвучил будущий моряк, повернув свою кареглазую женушку к себе лицом, и поцеловал.
- Правда? Ты согласен? – недоверчиво спросила она, прекрасно помня, что Али с Баязидом были очень дружны. Наверняка старший брат не раз еще прикроет младшего, даже если ему придется при этом обидеть ее, также вторя одно и то же на счет пребывания ее в этом дворце. – Я перестану злиться только тогда, когда получу гарантированный ответ, и мы отправимся вдвоем в путешествие, - заявила требовательно Мина, пусть даже ей и пришлось от части врать сейчас. Внутри она ликовала и уже смаковала свою маленькую победу.
- Ты хочешь, чтобы я тебя побила? Ну, знаешь, рано или поздно я доведу дело до конца, – поймав тонкий намек своего благоверного в его маленькой шутке, Амина не успела чего-либо добавить, когда Баязид подразнил ее поцелуем, за которым не остановилось дело. Молодой человек увлек ее за собой, попутно избавляя свою молодую женушку от одежды. И она тоже не осталась в долгу перед ним, в полной мере отдавая себя ему, и понимая, как сложно будет жить вдали от привычных улиц, речи и людей. Да, конечно, люди ведь в Атлантии хоть больше почитают традиции, чего не скажешь о гасконцах.
- Баязид… - тяжело вздохнула Мина в постели, когда ее супруг заговорил с ней снова о причине их ссоры. – Ты не понимаешь меня, потому что думаешь, что ты можешь запереть меня под замок в этом дворце и не хочешь думать о том, как же сложно будет мне не видеть тебя, не знать, где ты и с кем ты. Вот скажи, будь я на твоем месте, а ты на моем – разве ты отпустил бы меня, то есть тебя, в Гасконию в одиночку?  Ты не стал ни разу сомневаться в том, что ты только и делаешь задания в Академию – и ведь ты должен закончить ее на наивысшие баллы, чтобы попасть на хороший корабль, милый. Ты ведь этого хотел, разве нет? Ты хотел быть капитаном, сколько я помню тебя. И я хочу быть рядом, когда твоя мечта сбудется – это же не так уж и долго, ведь вы заканчиваете учебу уже зимой. Так что, мы успеем вернуться в Атлантию до рождения нашего малыша… и я хочу, каждый этот момент быть с тобой. И пусть не каждый день, так хоть выходные будут в нашем расположении. И не важно, где, - пожалуй, на эту тему она могла говорить еще долго. Но, все-таки остановила себя, давая возможность Баязиду подумать над ответом.

+1

6

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngF4.png[/AVA]
Незабываемые мгновения наедине были прекрасными... и Баязиду не хотелось даже думать о том что придется расстаться с Аминой. Но что ему делать, если отец не сможет или не захочет найти нужного решения?? Лион и правда был опасным городом, в котором молодой женщине нельзя было жить одной, не говоря уже о том что это было чертовски неприлично. Значит, ему нужно обеспечить дом для жены и надежную прислугу, чтобы Мина ни в чем не нуждалась... но проблема в том, что на учебное жалование ничего такого не потянешь - если их хватит на еду, уже можно порадоваться. А ведь кроме этого, Баязид должен будет учиться и ему придется покупать себе книжки, письменные принадлежности и прочую дребедень...
В общем... ответ напрашивался сам собой. Если отец и Али ничего не подскажут, Баязиду придется попросить у брата денег - насколько ему известно у того имелись сбережения. Своей семьи у Али долгое время не было и он никогда не был транжирой, так что тратил свое капитанское жалование по минимуму. Черт знает правда как потом Баязид будет отдавать то что займет... но лучше так чем ссорится с Аминой, тем более что она может ему дать фору в упрямстве.
-Я тоже хочу быть с тобой... и ты прекрасно это знаешь, -ответил молодой человек любимой жене, нежно обнимая ее. -И я не забыл того что должен всегда о тебе заботится и не забуду... просто... я не знаю как нам быть Мина. Мы с тобой привыкли что родители всегда рядом и готовы помочь - и для меня сложно и чертовски обидно принять то что они решили от нас отвернутся. Что такого мы сделали им?? Я сожалею о том что сказал отцу про Али... но он реально был не прав. Если бы мы пришли к ним и рассказали все, они не позволили бы нам быть вместе, вот и все. И я не хочу обращаться к ним за помощью, понимаешь? Али сказал что просил их помирится с нами, но это все равно как получить пряник после хорошего пинка... Я конечно же сегодня поговорю с Али и Эмине - они скорее помогут нам чем родители и уже успели доказать это. Все так или иначе упирается в деньги...
Увы, но молодые люди в Атлантии не могли встать на ноги и начать какие-то собственные дела без поддержки родных и близких - чего уж там говорить, Али и Баязид не попали бы в Академию, если бы не их благородное происхождение? Но до того как наш бравый моряк должен был получить звание и назначение на собственный корабль, должно было пройти еще немало времени... и все это время надо было на что-то жить. А если учитывать что жизнь в Гасконии была более дорогой и к тому же у Баязида и Мины готовилось прибавление, то сумма на ближайшие полгода до экзаменов вырисовывалась весьма значительная...
Итак, собравшись и выйдя к завтраку вместе с Аминой, Баязид старался придумать как ему лучше поступить и как вообще начать разговор с братцем. как и следовало ожидать, Али с супругой на завтрак опаздывали, но зато к своему внучатому племяннику подошла тетушка Кара, о которой он как-то не подумал и как выяснилось - совершенно зря.
-Я слышала от Ани, что Амина не хочет оставаться в гостях у нашей милой Эмине, -улыбнулась женщина, посмотрев на возмутителя спокойствия в семье. Баязид кивнул, переглянувшись со своей упрямой женой.
-Тетушка... сначала я тоже хотел чтобы Мина осталась. Здесь она будет в безопасности, но...
-Но вы не хотите расставаться надолго? -закончила фразу Баязида Кара и согласно кивнула. -Я вас хорошо понимаю и кое-что придумала... но мне нужно время, чтобы убедится в том что мой план сработает. Когда тебе нужно ехать в Лион?
-Через три дня, иначе я рискую капитально опоздать, -ответил Баязид. Пока что он понятия не имел, радоваться ему предложению тетки или может быть стоило сразу вежливо от него отказаться? -Тетя... честное слово, вы не должны беспокоится о нас. Я не хочу чтобы отец потом рассердился на вас...
-Создатель всемогущий, какие же вы оба еще дети! -покачала головой Кара. -Знаешь почему ты ссоришься с отцом, Баязид? Просто вы слишком похожи, а еще очень упрямы, вот поэтому и не можете найти общего языка. Никто не хочет слушать и каждый считает что прав. А еще, Ардаван и Ани слишком любят вас обоих, поэтому и обиделись на ваше самоуправство... В общем, не пори горячку, сынок, хорошо? Просто спокойно подожди хотя бы два дня и я расскажу тебе, какой я нашла выход.
Баязид лишь вздохнул, но все равно решил что обязательно поговорит с Али... тогда у него хотя бы будет точный план собственных действий. А сидеть и спокойно ждать неизвестно чего - нет уж, увольте.
-Я пойду к брату.., -тихо сказал жене будущий капитан, когда счастливые новобрачные наконец-то составили компанию своим гостям. -Знаю что Кара хочет нам помочь... но если она что-нибудь и правда придумает, наш отец будет на нее сердит, а я этого не хочу. Так что подожди меня, а я сейчас вернусь, хорошо?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-13 23:07:54)

+1

7

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Сложности, с которыми столкнулись молодые люди в своем браке, пожалуй, сложно сравнить с теми сложностями, которые ожидали бы их в том случае, если бы родители не отвернулись от них так внезапно. Вед они могли принять их выбор, поддержать или хотя бы помочь встать на ноги в первое время, как бы и поступили в том случае, когда бы сами отыскали спутников жизни своим детям. Сложно ведь становиться на свои ноги без поддержки отца и матери, которые были для них всем миром – да-да, Амина очень любила своих названных отца и мать, не только потому, что знала об их великодушном поступке. Во всем она пыталась наследовать мать, которая обучала ее всему тому, что она знала и умела. И с этой любовью к матери она росла, в точности, как и ее любовь к Баязиду, с которым они вечно находили, что не поделить и даже поругаться. В детстве случалось всякое, чего уж там говорить, если будущий капитан был весьма упрямым и требовательным мальчишкой, которому не хотелось делиться своими игрушками с другими детьми. В точности, как и не нравилось «делиться» сестрой (если можно так сказать), когда она играла с теми детьми, которые приходили к ним в гости. Впрочем, стоит ли сейчас вспоминать то незапамятное прошлое, о котором невозможно было говорить без особенной улыбки на лице и добродушного смеха от всех тех проказ, на которые они никогда не скупились.
Вспоминать было что…
- Ты думаешь, что они не приняли бы наш выбор? – сев в постели рядом с Баязидом, Мина положила свою ладонь ему на плечо, прежде чем устроила на нем же свой подбородок. – Мне кажется, что это невозможно. Я не верю тому, что они могли бы так поступить. В любом случае, им понадобилось бы время, но все равно они бы не отвернулись от нас, - продолжила молодая женщина, едва сдерживая очередной свой тяжкий вздох. – Теперь мы никогда не узнаем, как быть. И должны постараться наладить с родителями отношения, - добавила она, стараясь не думать о деньгах, на которых строилось «счастье» и благополучие молодой семьи. – Даже в бедной лачуге мне будет хорошо, если рядом ты будешь. С милым и шалаш становится дворцом – помнишь эту пословицу? Эсма часто рассказывала историю, где встречалась эта пословица. Но она тебе не нравилась, - произнесла молодая женщина, улыбнувшись своим словам, а после провела рукой по плечам любимого мужа. – Ты всегда уходил и не хотел ее слушать, - добавила она. Пожалуй, это были не единственные их воспоминания, в которых можно было почерпнуть что-то теплое и приятное для себя. Особенно в такое не простое время.
Однако сейчас им довелось спуститься к завтраку, чтобы выказать свое почтение к дому, принимавшему их, и его радушным хозяевам. Правда, прежде чем спустилась Эмине с Али к завтраку, к молодым людям подошла их тетушка из Манисы. И в том случае, если в разговоре с Баязидом Мина могла себе позволить говорить все, что вздумается, сейчас она демонстрировала свою покорность мужу: она не отзывалась на слова их тетушки, которая предлагала решение, которое поможет в их не простой ситуации. И пусть даже ее съедало любопытство о том, что же она придумала, пока Амина сохраняла молчание, не решаясь начать расспрос тетушки Кары. Впрочем, с ее возможностями, знакомствами и тем уважением, к которому к ней относились все в Манисе и далеко за ее пределами, можно было предположить, что ее затея достойна внимания.
- Постой, Баязид, - тихо задержала ладонь мужа в своей руке Мина, когда он изъявил желание немедленно заняться поиском решения их маленькой проблемы. – Может, действительно, стоит сейчас подождать? Терпеливый выигрывает всегда, а торопящийся выглядит дураком, - добавила она, вот только могла ли она сдержать деятельную натуру молодого Тааса? Конечно же, это было тщетно.
И пока Баязид направился к Али для разговора, Амина находилась в одиночестве, прежде чем к ней не подошла матушка…
- Пусть дарует здравия вам Создатель, матушка, - поприветствовала молодая женщина Андромеду, поклонившись ей с почтением. Однако вместо того, чтобы ответить, мать взяла ладони дочери в свои руки и вложила в них увесистый кошель. – Матушка? Что вы? Зачем? – оглянувшись по сторонам, произнесла Мина.
- Бери, как и те деньги, которые я тебе уже передавала через Эсму. Они вам понадобятся на новом месте, прежде чем вам придет время вернуться домой, в наш дом, - ответила Ани на все вопросы своей названной дочери, хотя, по сути, она так и не ответила ни на один из них. Она не объяснила, почему делала все тайно. Да и разве может золото заменить материнскую поддержку? Да хоть доброе слово. – Спрячь деньги и воспользуйся ими мудро, - добавила мать, прежде чем оставить Мину в недоумении. И пусть она припрятала кошель за поясом, все равно не находила себе места за столом, была рассеянной и не собранной, думая о своем.
Когда же они смогут вернуться домой? В родительский дом они вернутся?
О, Создатель… и как все понимать?

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-13 21:43:32)

+1

8

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngF4.png[/AVA]
Баязиду было чертовски неловко приставать к брату со своими проблемами, когда тот так и светился от счастья, будучи рядом со своей прелестной женой. А когда человек счастлив, он желает видеть всех вокруг себя счастливыми и довольными... так что молодому человеку было даже совестно заводить в такой момент разговоры о деньгах. Но, увы... помочь ему мог только один Али и он неоднократно уже доказывал это.
-Али, мы можем поговорить? Если конечно, твоя прекрасная госпожа согласится ненадолго отпустить тебя... -виновато улыбнулся Баязид, подойдя к старшему брату. -Обещаю что не задержу тебя.
-Конечно, дружище, -согласно кивнул Али, улыбнувшись при этом своей любимой жене. -А моя прекрасная госпожа пока посекретничает с матушкой и тетушкой Карой, правда, милая? А потом мы с тобой позовем детей и пойдем немного прогуляться все вместе. Нельзя чтобы они подумали что мы заняты только лишь собой.
Эмине благосклонно улыбнулась своему мужу, когда он поцеловал ей руку прежде чем отойти. Увы, но при гостях, даже родне ничего большего себе позволить было нельзя, тем более что рядом вертелись дети. После этого Али направился следом за Баязидом к традиционному для каждого атлантийского сада фонтану.
-Эмине мне сказала, что Амина упрямится и хочет ехать с тобой... но она постарается уговорить ее остаться у нас, -произнес Али, хлопнув брата по плечу. -Так что не расстраивайся раньше времени...
-Али... я не хочу выглядеть неблагодарным, но Мина права. Для нее все выглядит так, словно я пытаюсь спихнуть ее на родственников и пустится во все тяжкие в Лионе, -ответил Баязид. -Мы повздорили утром и я пытался даже приказать ей остаться... за что она швырнула в меня шкатулкой... Но бросать ее здесь, даже зная что это будет лучшим выходом я не могу. Пойми, брат - мы хотим быть вместе, пусть даже только на выходных с моей учебой. Поэтому мне придется попросить твоей помощи, чтобы устроить своей жене достойное жилье в Лионе...
-Ты же знаешь, что я всегда готов тебе помочь, -улыбнулся капитан Таас. -И для чего еще нужна семья, если не для того чтобы поддерживать друг друга? Я сегодня же пошлю кого-нибудь в банк, так что не переживай и не ссорься с женой. Все будет хорошо и вы не одни... к тому же матушка обещала мне повлиять на отца, так что я уверен, что он простит вас обоих и вернет домой. Поверь, наказывая вас, он наказал в большей степени себя самого...
-Не знаю, хочу ли я теперь вернутся домой, Али.., -задумчиво произнес Баязид. -Но еще больше меня занимает тот факт, как я смогу отплатить тебе за доброту...
После удачных переговоров с Али, молодой человек направился было к своей жене... но тут его остановил дядюшка Искандер - любимый сын тетушки Кары и свет ее очей, во всех смыслах этого слова. И без каких-либо предисловий, корабельный инженер вручил племянничку большой замшевый кошель.
-Дядя... зачем это? -удивленно произнес Баязид, посмотрев на Искандера. -Если тетушка вам рассказала о моих затруднениях, то не стоило... Али уже согласился помочь мне и Мине...
-Бери и даже не вздумай отказываться. Лион ужасный город и там все чертовски дорого, -коротко ответил Искандер. -А у тебя жена и скоро к тому же вас будет уже трое... Я знаю что матушка кое-что придумала для вас с Миной, так вот это страховка на всякий случай. Куда лучше отправляться в дорогу, зная что не придется считать каждый грош.
Баязид в очередной раз вздохнул, но после дядюшки настоящая феерия щедрости не закончилась... потому как к нему подошел крестный Амины. И он еще даже не успел и слова вымолвить как будущий капитан догадался что произойдет в следующую минуту.
-Баязид, я знаю что Амина пожелала ехать с тобой... и так как я сам когда-то пять лет оттрубил кадетом в Лионе, то прекрасно представляю все трудности, что ожидают вас двоих. Мине понадобится хороший дом и конечно же прислуга, чтобы она не оставалась одна... так что вот, возьми, -как нетрудно догадаться, капитан Саут тоже протянул Баязиду кошелек. -Я дал слово перед Создателем, что буду заботится об Амине наравне с ее родителями, так что даже не думай спорить со мной. Мы с Эсманур любим ее словно нашу родную дочь и хотим для вас двоих самого лучшего.
После такого молодому человеку было даже нечего ответить Сауту - разве только поблагодарить, потому как вернуть кошелек он точно не мог, не рискуя обидеть хорошего человека. Так что Баязид решил как можно скорее рассказать Амине, что их проблема решилась буквально за каких-то полчаса...
-Мина, мне надо тебе кое-что срочно рассказать, -произнес будущий капитан, подойдя к общему столу и усевшись рядом со своей женой. -Точнее даже не рассказать, а показать... так будет вернее. Давай после завтрака вернемся в нашу комнату? Мне кажется что наша любимая родня устроила небольшой заговор против наших родителей.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-22 07:21:56)

+1

9

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Можно попытаться привыкнуть к мысли, что ты теперь остаешься один на один со своей судьбой и будущим, которое никогда не становиться известно до той поры, пока не придет решающий момент перед очередным судьбоносным поворотом на все сто восемьдесят градусов. А ведь никогда не знаешь, в какую сторону повернется колесо Фортуны твоей, что словно те весы справедливости, на которые остается оглядываться каждому из нас на протяжении всей своей жизни, может колебаться из одной сторон в другую, означая для одного весь мир, а для другого полное отсутствие покое. Сейчас же Амина продолжала смотреть на свою матушку и не знала, почему она решила переменить свою непоколебимую решительность придерживаться отдаленного общения со своей дочерью и сыном. Ведь еще до этого мгновения, Мина полагала, что мать не сопереживает ей, но лишь поддерживала решение отца, считая его правильным и справедливым, пока жизнь не научит упрямых детей тому, что ничто не дается легко в этой жизни. Одного только не понимала молодая женщина, так это того, что даже самое справедливое решение не может запретить матери переживать за своих детей, которым были посвящены ее бессонные ночи, что бы они не сделали. Впрочем, когда Амина станет матерью и дождется взросления своих детей, она приблизится к этому пониманию, тогда как сейчас оставалась в недолгом недоумении.
Но деньги она припрятала себе за пояс, как и велела мать, руку которой девушка накрыла своей.
- Мне, наверное, стоило бы вернуть вам, маменька, деньги, но не скрою, что они понадобятся вскоре. И все-таки я не могу промолчать и не сказать, насколько я скучаю по прежним временам, когда мы не были так далеки. Да, это единственное, что не делает наше с Баязидом счастье полным, - добавила она, прежде чем мать решила оставить дочь одну за той частью стола, за которой она сидела.
Да и что могла сказать ей Андромеда?
Что уже давно жаждет вернуть детей в свой дом? Хочет взять на руки своего первого внука и видеть, как глава их семьи согласно традиции, которые никому не удалось искоренить из Атлантийских земель на протяжении веков, имя первенцу Мины и Баязида, что с самых первых дней своей жизни дал понять, кому будет принадлежать покой этого дома. И ведь, так и случилось? В итоге именно Баязид перевернул стол, за которым сидела дружная и единая семья. Теперь пройдет не один день, прежде чем они снова смогут спокойно и без лишних предисловий быть рядом друг с другом.
Тем временем, пока Амина осталась за столом, попивая прохладный щербет из лепестков розы (ее любимый с детства), она наблюдала за детьми, что играли неподалеку в саду и улыбалась. Вкусные яства, стоявшие на столе перед ней и другими гостями на столах, уже более не привлекали ее внимания: у кого-то была просто приятная и интересная компания, кто-то просто хотел все также пребывать в праздном расслаблении, прежде чем отправиться в дорогу. Положив на живот руку, Мина тихо вздохнула, прежде чем к ней подошел Баязид, уже видимо переговорив с Али.
- Что-то серьезное случилось? – испугалась молодая женщина, не зная, что ей думать, настолько неожиданными были для нее слова супруга. – Нет, давай, уже пойдем и поговорим – я не выдержу до конца трапезы, пока все не разойдутся. Ты же знаешь, все могут продолжать завтракать до полудня, разбавляя прием пищи разговорами обо всем на свете. А я не дождусь до этого времени. Так что, пусть нас простят, но мы попросим отлучиться сейчас, - добавила Амина, решительно отставив чашу для щербета, который только что допила. Так что, оставалось только извиниться и ненадолго отойти, чтобы уже в скором времени самой подготовить небольшой рассказ мужу о том разговоре, который у нее состоялся с матерью.
- Знаешь, Баязид, - начала она, едва они отошли немного от столов. – Пока ты разговаривал с Али, ко мне подошла матушка, - тихо продолжила Амина, посмотрев на будущего капитана и грозу всех морей осторожным взглядом. – Она передала мне это, - добавила она, достав из-за пояса кошель с деньгами. – Думаю, она переживает за нас сейчас не менее, чем переживала и волновалась о нас раньше, когда мы были детьми и порой задерживались слишком долго на нашей очередной прогулке. Помнишь? - сказав эти слова, Мина подошла ближе к Баязиду, чтобы его обнять, устроив голову у него на груди. – Когда мы уже наконец-то будем прощены? Я хочу, не бояться уже неодобрения родителей, скучаю по тем теплым разговорам и хочу, чтобы когда-то эта стена, выросшая между нами исчезла. Думаешь, это невозможно? – спросила она, прежде чем подняла взгляд своих темных карих глаз на супруга. – Наш малыш, наш маленький ребенок ведь сможет разрушить эту стену, как думаешь? – добавила Амина, конечно же, питая особенные надежды относительно своего маленького ангела под сердцем. Иначе и быть не могло.

+1

10

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngF4.png[/AVA]
Несколько дней спустя... Лион.

Тетушка Кара была прирожденной интриганкой, так что Баязид нисколько не сомневался в том, что она сумеет найти какой-то выход - и именно так все и случилось Как оказалось, в Лионе жил купец, которого муж госпожи Шенай эль Ами когда-то выручил из долговой ямы и тем самым спас не только его дело, но и семейство от большого позора. Естественно, подобные услуги просто так не забываются, так что этот достойный человек пообещал своему благодетелю все что угодно, даже если в мире произойдет взрыв вселенной - однако, муж Кары так и не воспользовался этим обещанием, чем по сути дела и "помог" решить проблему Амины и Баязида. После разговора с ними, Кара отправила гонца к купцу с письмом, в котором просила позаботится о своей племяннице, пока ее муж будет находится на учебе. Так что к моменту отъезда у молодой пары были не только деньги на достойную жизнь в Гасконии, но и подходящий дом, в котором Амине не пришлось бы коротать время одной.
И вот, наконец, все сборы позади и оставив гостеприимный дом Эмине и Али, молодые супруги приехали в знаменитый "город моряков", как его иногда называли из-за удобного порта и конечно же наличия самого известного учебного заведения, готовившего офицеров флота. И прежде чем отбыть в Академию, Баязид вместе с женой направился к дому того самого купца, что располагался сразу за рыночной площадью - почти как их старый и любимый дом в Мориссии.
Вот только этот город разительно отличался от любого города-порта в Атлантии. Здесь все было иначе... и дома и люди и даже базар, на который приезжали торговцы со всего королевства. Дело в том, что на рыночной площади Лиона нередко продавали военные трофеи, захваченные в каком-либо походе и потому большая ее часть была занята лавками менял и тех кто скупал ценные вещи. Тот самый купец, что был обязан госпоже Каре своим спасением от банкротства, тоже не брезговал скупкой и хотя родом был из Атлантии, давно уже прижился в Гасконии и даже носил одежду по местной моде. Жена его была родом из Лиона и радушно приняла Баязида и Амину, пока ее муж и старший сын были на рынке.
-Добро пожаловать в Лион, -улыбнулась она, едва только служанка привела гостей в столовую. -Мой муж предупредил меня о том, что госпожа Амина будет у нас гостить и просил встретить ее и показать наш дом. А вы, тоже останетесь у нас, капитан Таас?
-Простите, но я еще не капитан, -поправил хозяйку дома Баязид. -Не знаю, что вам написала о нас тетушка Кара, но вашей гостьей будет только моя жена - я же смогу ее навещать лишь когда мне позволят отлучится из Академии. Там очень строгие порядки...
-Конечно, я вас прекрасно понимаю, -кивнула Мадлен (так звали жену купца). -Но мы с мужем приготовили для вас двоих гостевую комнату в нашем доме - пойдемте, я вас сейчас же все покажу. И не обращайте внимания на музыку, у моей дочки сейчас учитель. Мы очень хотим чтобы она научилась играть на клавесине.
Как оказалось, супруга купца была женщиной очень доброй, но безмерно болтливой, так что ее очень порадовал приезд Амины. Смотря на скромный по гасконийским меркам наряд гостьи, Мадлен решила что обязательно пригласит знакомую портниху, чтобы темноглазая атлантийка смогла одеться по последней моде.
-Это одна из лучших комнат в нашем доме, -улыбнулась женщина, открыв двери перед гостями. -Располагайтесь как дома, а я пока распоряжусь чтобы как можно скорее принесли ваши вещи.
-Большое спасибо, -поблагодарил Баязид и когда Мадлен вышла из комнаты, подошел к жене. Окна гостевой спальни выходили на узкую и темную улочку, совершенно не похожую на те что были в той же Мориссии... разве что в самом бедном ремесленном квартале? Когда Амина тихонько вздохнула, молодой человек нежно обнял ее, притянув к себе и улыбнулся. -Ты не жалеешь что не осталась в доме Али и Эмине? По правде говоря, я рад что все удачно разрешилось... но теперь мне еще сложнее будет уйти от тебя и торчать на занятиях, зная что ты так близко - тоже.
Повернув к себе свою вредную женушку, Баязид подарил ей не один нежный поцелуй, зная что ему уже вот-вот надо будет бежать, чтобы не получить нагоняя в Академии.
-Выгони меня, чтобы я не опоздал? -шепнул будущий капитан в губы своей жены. -И знай, что как только будет возможность, я сразу же сбегу к тебе. Скажи что будешь ждать меня и очень скучать... я обещаю исправится и буду писать тебе с этой каторги каждый день, хочешь?
Баязид едва сумел заставить себя уйти от Амины... и даже представить не мог, что их ожидает впереди - а если бы знал, то наверное никогда не согласился бы с тетушкиным коварным планом? А дело было вот в чем...
Спустя некоторое время после того как наш бравый моряк покинул дом купца, вернулся хозяин дома вместе со своим сыном, чтобы узнать, приехали ли ожидаемые гости. И надо сказать, сын и наследник купца представлял себе замужнюю атлантийку этакой почтенной дамой в годах (ровесницей матушки?) в темном наряде и неизменном платке... но каково же было его удивление, когда он увидел в столовой дома своих родителей совершенно необыкновенное создание. Другие девушки совершенно точно не могли сравниться с темноглазой госпожой Таас - именно так Мадлен представила гостью своим домочадцам.
-Дорогая Амина, познакомьтесь с моим сыном - он наша радость и гордость, совсем недавно закончил учиться в университете. Сейчас помогает моему мужу вести его дела, но мы надеемся что скоро он сможет работать в одной из лучших контор Лиона на должности стряпчего.
-Станет со временем таким же занудой, как и наш дядюшка Клод, -насмешливо фыркнула четырнадцатилетняя Мари, посмотрев на старшего брата. -И мне кажется, дорогая маменька, что он дар речи потерял, увидев госпожу Амину. Проснись, братец!
-Ради Создателя, не говори глупостей! -недовольно выдала Мадлен. -Прошу всех к столу, сейчас мой муж отпустит своих клерков и мы будем обедать. Милая Амина, садитесь где вам приглянется?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-23 06:51:29)

+1

11

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
[float=left]http://s2.uploads.ru/t/ZqIet.gif[/float]Пожалуй, жизнь молодой женщины обречена быть связанной со всем тем, что будет происходить впервые. Особенно, если ты родилась и выросла в Атлантии. Ведь в какой-то степени каждый ребенок, особенно девушка, привязана к дому своего отца, из которого отбывает в путь крайне редко. Единственным, что видела Мина в детстве – красоты Мориссии, в которую перебрались ее названные родители незадолго до того, как им подбросил кто-то ее в небольшой плетеной корзинке. Да, она даже в Анде не была ни разу, откуда была родом ее мать, и где продолжала жить ее родня – младший брат с теперь уже своей семьей и отцом. Такая роскошь была позволена лишь мужчинам в их семье. О, да! И отец, и старшие его сыновья были знатными путешественниками. Они бывали не только в Анде или Лионе, где проходило обучение каждого морского офицера, но даже в столице. Это уже теперь, выйдя замуж, Мина впервые ступила на корабль, которым они с Баязидом добрались до Аданы, где гостили какое-то время у будущей тогда еще супруги Али. И вот теперь она могла лицезреть тот самый Лион, в котором пропадал до недавнего времени ее любимый Баязид.
Этот город был совершенно не похожим на Мориссию, пусть он тоже был портовым городом, где было полным-полно иностранцев, а чайки то и дело летали над спокойными волнами моря, выискивая свою добычу. Стоило бросить всего лишь один взгляд на это небо с его ватными тучами, чтобы убедиться – здесь не будет столько же солнечных дней, сколько их было у них в Атлантии. И, конечно же, посмотреть себе под ноги, чтобы убедиться – сегодня утром прошел дождь, из-за которого оставалось под ногами месиво из грязи. В Мориссии обычно не было грязного месива под ногами, кроме сухой пыли. Дожди больно редко проходили в их местности, а если и обрушивался шторм на их портовой городок. Наутро о нем уже не было даже воспоминания, кроме разрушенных крыш или поваленных деревьев. И никакой грязи и месива – снова пыль, как вечный спутник каждой атлантийской сказки.
В доме, который должен был приютить Амину на время учебы Баязида, их встретила радушная хозяйка. Наверное, сложно было назвать ее типичной женщиной, учитывая, какими были обычно атлантийские женщины. Определенно она уже не была той красавицей, которой была в юности, однако при ней остался шарм былых лет и яркие рыжие волосы, подобные пожелтевшим осенним листьям. И, пожалуй, Мина не видела настолько красивых рыжих волос прежде. И имя у нее было необычное – Мадлен. Мысленно молодая женщина даже попробовала это имя на вкус, чтобы потом не ударить в грязь лицом.
Конечно, как оно и полагается, женщина помалкивает, когда говорит муж. Проявить неуважение к нему на людях она не может – иначе, что подумают люди? Это наедине она может позволить себе требовательный тон и устроить самый настоящий спор, если не учитывать того, как она однажды запустила в Баязида свою шкатулку с украшениями. Правда, Баязид поймал ее – и все-таки далеко не каждая жена может себе позволить подобные отношения с мужем, иначе он попросту развелся с ней.
- Вы очень добры, госпожа, - следом за мужем произнесла Амина, как только им с Баязидом показали комнату, что была большим, чем она могла рассчитывать. Она была готова жить даже в самой маленькой коморке, лишь бы иметь возможность быть рядом – хотя бы мысленно – со своим любимым упрямцем, которому придется еще умудряться учиться и сдать на отлично все предстоящие экзамены и испытания, которые начнутся уже через полгода. Именно в то время, когда вот-вот они будут дожидаться рождения своего первенца. – Конечно, я не жалею. С чего бы мне жалеть? – своевольно произнесла темноволосая атлантийка, подойдя к окну, из которого вид был, далеко не лучшим. – Теперь у тебя будет хороший стимул закончить пораньше с учебой и освободиться в выходные для меня, - пропела она, прежде чем Баязид обнял ее, а после повернул ее лицом к себе, чтобы не устоять перед соблазном подарить друг другу не один поцелуй.
- Не хочу тебя отпускать, - тихо прошептала Амина, когда супруг попросил его прогнать. Наверное, если бы не слуги, сносившие в покои ее вещи, она позволила себе много больше, чем просто поцелуй и объятия. – Скажи мне, что мы скоро увидимся. Пообещай мне, - добавила она, заглянув своими бездонно темными глазами в такие же темные глаза своего благоверного. – Хочу, - согласно кивнула она. – Пиши мне письма, а я буду приходить каждый день к твоей академии – может быть, мы увидимся, хотя бы у ворот оной? – продолжила она, улыбнувшись. Кажется, такие короткие свидания порой устраивают каторжникам и преступникам. Правда, они редкость – как бы то ни было, но преступники обычно одиноки. У них нет того, кто будет ходить на свидания, и дожидаться очередного письма, ведь по большей степени каторжники – одинокие, и друзья у них такие же преступники.
[float=right]http://s2.uploads.ru/t/Jgqr7.gif[/float]Так или иначе, но пришлось проститься с Баязидом, тогда как Амина решила написать письмо своей родне в Атлантию – матери и Эмине, которые пребывали сейчас в таком же ожидании, как и она, ведь мужья их отправились в поход против пиратов. И именно за написанием писем ее застала одна из служанок, пришедшая оповестить ее о приходе хозяина дома, а также скором ужине. Так что, отложив кисточку для писания, молодая женщина спустилась вниз, где ее представили хозяину и его сыну, взгляд которого ей совершенно не понравился. Уж слишком пристально он вглядывался в нее, от чего ей стало не по себе от таких взглядов. В Атлантии за такое уже бы говорить за глаза! Если не больше…
- Рада знакомству с вами, и надеюсь, что не буду докучать вам, - обратилась она к радушному хозяину, стараясь не обращать на молодого человека, что слишком уж рассматривал ее. Впрочем, это было единственно верным путем, поэтому она и устроилась между младшей дочерью хозяев дома и хозяйкой, чтобы поменьше контактировать с молодым человеком, имени которого она не запомнила.
[float=left]http://s7.uploads.ru/t/5uRtn.gif[/float]- Что же, привыкай, Амина, - заметив нерешительность своей гостьи, произнес купец. – Знаю, в Атлантии все иначе, чем тут, но ты привыкнешь со временем – ты еще очень молода, - добавил он, намереваясь добавить что-то еще.
- А неужели в Атлантии кушают с подушек? Как тогда достать до стола?! – перебила Мари, дочь главы семейства, чего никогда себе не позволила Амина. Особенно при гостях. Но, тут, кажется, это было в порядке вещей?
- На подушках очень даже удобно, а столы у нас намного ниже этих – так что никаких трудностей, - оживилась Мина, поняв, что отвечать придется ей самой.
- И едите вы тоже приборами? – спросила девочка, чем насмешила и главу семейства, и саму Мину.
- Ну, конечно. Правда, если того требует блюдо. В Атлантии очень много блюд, которые едят руками. Поэтому прежде чем садиться за стол, слуги подают мисочку с водой для того, чтобы вымыть руки, - добавила она, прекрасно понимая, что с этой поры у нее появилась верная спутница, что задаст ей тысячу и один вопрос, но так и не успокоит своей любознательности.
- Простите нашу дочь, она очень любопытная, - произнесла Мадлен, решив на время ужина покончить с расспросами, не то гостья еще смутится.
- Ничего страшного. Мари очень напоминает мне мою младшую сестру. Правда, у нас в Мориссии не было принято перебивать старших, - добавила она тише, адресуя последнее исключительно для своей юной собеседницы.

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-26 01:16:23)

+1

12

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngF4.png[/AVA]
Вовремя прибыв в Академию, Баязид занялся хорошо уже знакомыми ему заботами - получить новую форму, постельное белье для спальни и прочие необходимые каждому кадету вещи. Самое известное и уважаемое учебное заведение в Гасконии всегда старалось держать своих слушателей в максимальной строгости, заставляя их забыть о том что многие были из очень даже богатых семей. Но для морского офицера регалии и деньги его родственников не имеют никакого значения, когда он на палубе своего корабля и должен сделать все чтобы не потерять судно и свой экипаж. Поэтому никаких отдельных апартаментов для будущих капитанов в Академии конечно же не было - и новички и старшие кадеты жили в общих комнатах. Это были большие помещения с кроватями по числу учеников в том или ином классе - так будущие морские волки с юных лет учились жить словно одна большая и дружная семья. Ни для кого не секрет, что в длительном военном походе, домом для настоящего моряка становится корабль на котором он служит и формировать подобное отношение к королевскому флоту в Академии старались с первого дня обучения. Никаких поблажек, даже к сыновьям успешных и достигших высоких постов офицеров флота - вроде детей капитана Тааса. И Али и упрямец Баязид не имели никакого преимущества перед остальными своими соучениками и должны были стараться вовсю, чтобы не посрамить славного имени своего отца-адмирала.
Но... при всех этих строгостях, кадеты естественно находили возможность для различных веселых развлечений - особенно старшекурсники, которым распорядок дня и постоянная зубрежка уже стояла поперек горла. Надо сказать, что Лион был именно тем городом, где можно было найти приключений на свою пятую точку, если очень уж хотелось этого. Так что в Академии были и самоволки и веселые походы в местные увеселительные дома... так что пожалуй, Амина не напрасно беспокоилась о своем единственном и неповторимом муже? Едва только Баязид пришел в спальню, вместе с аккуратно скатанным матрасом, как к нему подошли двое старых друзей, с которыми он не раз весело проводил время "на воле". И они не раз отлично пошлялись по Лиону, едва не попавшись патрулю и изучив за последний год учебы все хорошие таверны и дома развлечений - так что финальный год всей этой каторги не должен был стать исключением?
-А вот и будущий адмирал со своим первым помощником в обнимку! -рассмеялся один из друзей Баязида, когда тот затащил наконец матрас и все вещи, буквально только что полученные у каптера. -Позвольте задать вам нескромный вопрос, дражайший господин Таас - как у вас обстоит дело с деньгами после побывки дома?
-Боюсь, что никак, господа, -ответил Баязид, кинув матрас и все свертки на свою койку. -Я теперь женатый человек и все деньги что у меня были, остались у жены. У меня необходимый минимум, чтобы купить книжки и изредка позволить себе что-нибудь вкусное кроме столовской кормежки. Так что извините.
-Ну уж нет... скажи что ты пошутил, Таас? -не веря своим ушам переспросил кадет Лукас (хороший парень, родом из столицы и попавший в Академию благодаря протекции кого-то из родных). -Как же так? Мы же договаривались, когда уезжали домой, что выудим из предков денег на различные нехорошие излишества. Только не говори, что будешь зубрить вечерами...
-Именно так - зубрить, а еще писать жене письма, -ответил Баязид, с трудом сохраняя серьезное выражение лица. -Но если честно - я нисколько не шучу. У меня теперь жена и будет ребенок... я не могу позволить себе тратить деньги на ерунду.
Особенно если вспомнить как нам с Миной пришлось их доставать.., -мельком подумалось будущему капитану.
-Ну вот..., -тяжко вздохнул Уилли Лукас. -Еще один морской волк был успешно окольцован, даже не успев еще начать службу во славу Его Величества. Эх, Баязид... Баязид... и какого же черта тебе понадобилось жениться??
-Потому что мне пора уже остепенится и начать думать не только о себе, -ответил Таас и увидев вытянувшиеся лица друзей, не сдержался и рассмеялся. -Создатель великий, да что с вами такое?? Вам так сложно поверить, что я без памяти влюбился?
-Зная тебя - как бы да, -пожал плечами Лукас, переглянувшись с еще одним кадетом. -Ладно... тогда пойдем другим путем. Твоя новость заслуживает того чтобы ее отпраздновать - надеюсь, ты не решил зажилить проставу? Полагаю, что на это как раз хватит того необходимого, цитирую, "минимума", что оставила тебе твоя жена.
Ну а пока Баязид вновь пытался заставить себя привыкнуть к казарменной жизни, Мари после ужина решила заглянуть к гостье и заодно помочь ей разобрать вещи. Девочка еще не видела женских атлантийских нарядов и потому ее особенно заинтересовало аккуратно свернутое платье ярко-красного цвета с богатой вышивкой. К нему прилагалась самая настоящая корона, украшенная легкой вуалью.
-Мой отец всегда рассказывал, что дамы в Атлантии одеваются очень скромно, а еще им нельзя что-либо делать без разрешения мужа или отца... например, выходить на улицу. Это правда? -поинтересовалась Мари. -Это выходное платье? Я никогда не видела ничего подобного... оно такое красивое и вовсе не похоже на скромный наряд. И знаешь, Амина, кажется ты понравилась моему брату - он весь ужин с тебя глаз не сводил!
Мари в полной мере унаследовала болтливость и неуемное любопытство от своей маменьки, так что Амине еще предстояло привыкнуть к этому. Тем временем, девочка очень осторожно развернула красное платье, которое правда было очень красивым и явно дорогим. Конечно же, она даже и подумать не могла, что в подобных нарядах дамы Атлантии обычно идут под венец.
-Мама сказала что твой муж настоящий военный моряк... мне кажется, что это так романтично.., -продолжила беззаботно болтать Мари, примерив у зеркала корону с вуалью. -Если бы я не была рыжей, то мне бы пошел этот цвет. Но с моими волосами он совершенно не смотрится - а вот тебе наверное очень идет?
Не тратя времени даром, Мари подошла к Амине и аккуратно одела ей на голову красивую корону-ободок, после чего восторженно вздохнула. Ярко-алые камни в золоте и легкая вуаль превосходно оттеняли цвет волос Амины - темных, словно вороново крыло.
-Ты так рано вышла замуж... а правда что в Атлантии девушек выдают замуж не спрашивая их мнения? -продолжила расстреливать гостью вопросами любопытная девчонка. -Я просто пытаюсь себе представить такое... как можно потом жить бок о бок с человеком которого совершенно не знаешь...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-26 22:24:49)

+1

13

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Естественно, хозяин дома, в котором Амине суждено было остаться гостьей, был совершенно прав в своих утверждениях, пусть даже она и постаралась его успокоить, чтобы лишний раз не беспокоился. Она и без того создавала стеснения его семье, которая не знала, пожалуй, как лучше было принимать молодую гостью из Атлантии. Ну, а молодой женщине, не видевшей никогда в жизни иных традиций, кроме тех, в которых ее растили, было не просто заставить себя спокойно сидеть все время, которое было отведено размеренному приему пищи. Возможно, виной тому была не столь не привычка Мины, сколь и ее деликатное положение, из-за которого она далеко не все могла попробовать, из оказавшегося на ее тарелке. Однако, не смотря ни на что, она терпеливо дождалась возможности сбежать из гостиной в свои покои, где она сможет спокойно вздохнуть и даже прилечь, чтобы наконец-то отдохнуть. К тому же, она помнила о тех незаконченных письмах, которые хотела закончить, как можно раньше и отправить уже завтрашним днем в Атлантию – пусть это будет стоить не дешево, но она не могла хранить молчание перед родней. Особенно после того, как все живо отозвались на их с Баязитом затруднительное положение, из-за которого проще было вовсе не поехать вместе, а разделиться и мучиться жизнью наполовину. Ведь именно такой она могла быть с той поры, когда они впервые соединились воедино – именно с той поры они были неразлучны.
- Благодарю Вам еще раз за гостеприимство и за вкусный ужин, - прежде чем покинуть стол и гостиную, в которой собиралось семейство торговца для ужина, произнесла Амина.
- Гости нам в радость, правда, мама? – решительно произнесла девушка, посмотрев на свою маму, ожидая ее одобрения. И ведь оно последовало незамедлительно.
- Только наша гостья совсем ничего не съела, - тяжко вздохнула Мадлен, бросив взгляд на тарелку, которую уже уносили слуги. – Надеюсь, ты себя хорошо чувствуешь? – спросила рыжеволосая женщина у своей юной гости. Она пока еще не заметив того деликатного положения, в котором пребывала Мина. Как бы там ни было, а срок был небольшой, а заставлять женщину волноваться зря ей не хотелось, так что она и не стала называть истинных причин отсутствия своего аппетита.
- Да, иншалла, все в порядке. Я, наверное, только устала. Вот, высплюсь, и сразу все изменится, - ответила Мина, прежде чем окончательно проститься с гостеприимным семейством.
- Доброй ночи, госпожа, - решился заговорить и сын торговца, что все это время лишь наблюдал за прекрасной гостьей своих родителей, даже и не зная, с какой стороны подойти к расспросам родителей о ней. Но, пожалуй, для этого еще будет время?
- Благодарю. И вам того же, - обронила супруга будущего капитана, оглянувшись через плечо. Ей хотелось думать, что ей только показалось, будто бы этот молодой человек мог присмотреться к ней. И, упаси Создатель, увлечься ею. Но, уже в скором времени, у Амины появилась компаньонка, которая все еще не могла угомонить собственного любопытства – увидев свет из комнаты атлантийки, как сразу же постучалась в дверь и вошла. Вопреки желанию дописать письма родне, она занялась разбором вещей, которые тоже нельзя было оставлять надолго сложенными в сундуках, тогда как завтра она с новыми силами примется за дело, в котором она убьет вечер без своего любимого мужчины.
А ведь и до прихода Мари, ее тяготило одиночество и тишина вокруг.
- Да, правда. Некоторым мужчинам не нравится, когда на его жену смотрят другие, поэтому они не разрешают своей жене выходить на улицу. Но, тогда таким ревнивцам придется нанять множество прислуги, чтобы обеспечить такой жене достойный быт. Например, наймет на службу людей, которые будут ходить вместо нее на рынок, а еще к бухте стирать белье, - с долей иронии и частичкой юмора ответила Амина девочке, которую так сильно заинтересовал ее свадебный наряд. Сама же женщина постаралась пропустить мимо ушей сведение, полученное от девушки. Тем более, она могла и ошибиться, увидев, чего не было.
Но, юная девушка, получив один ответ на свой вопрос, не остановилась. Она вскоре начала настоящий расспрос, на который просто не знала, что и ответить.
- О, Мари! Какая же ты любопытная, - произнесла Мина, покачав головой. – Конечно, по-разному бывает. В каждой семье свои устои, - уклончиво ответила она, не желая выкладывать на стол всю свою правду. – Кстати, ты знаешь, как пройти к морской академии? – вовремя сменила тему женщина, надеясь на маленькую любопытную девушку, которая росла в этом городе, а значит, должна была хоть ориентироваться в нем.
- Да, конечно, знаю. А тебе зачем? – мигом отозвалась Мари.
- Хочу мужа навестить, или хотя бы письмо передать – я обещала, что буду иногда приходить, но боюсь, что потеряюсь в этом городе, - ответила Амина, прежде чем получить более подробное описания пути к той самой академии, в которую приезжали учиться морскому делу из всего королевства. Ну, а после пришлось дождаться утра, чтобы за завтраком попросить у хозяйки дома разрешения пойти вместе с Мари на прогулку. Говорить сразу же о своей цели молодая женщина не стала. Так что уже ближе к обеду они направились к стенам академии, в которой находился Баязид, позвать которого она решилась у одного из стоявших на карауле у входа…

+1

14

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Сходив этим вечером к цирюльнику, а затем и приняв душ, Баязид завалился на свою койку в общей комнате и не обращая внимания на шуточки друзей, задумался о своем... например, о том, какой решительный и крутой рывок сделала его жизнь за последнее время? Сейчас ему даже не верилось, что прошедшее теплое лето принесло более чем весомые перемены, ведь теперь он разом приобрел и тут же потерял самое дорогое что только можно представить себе в этой жизни. Мина принадлежала теперь только одному Баязиду, но за это пришлось заплатить опалой со стороны любимых отца и матери. Думая об этом, будущий капитан тяжко вздохнул - как же легко и просто родители отказались от него и Амины? И ему не верилось, что все могло быть иначе, если бы он поступил так как говорил Ардаван: пришел к нему и матери и рассказал про свою любовь к Мине. Наверняка они постарались бы отговорить его?
Мама совершенно точно сказала бы, что такое невозможно... и снова бы повторила что Мина мне как родная сестра. А отец просто бы запретил все - недаром ведь, они уже подыскали мне невесту? -поудобнее подбив подушку под головой, молодой человек повернулся на бок. -Я никогда не смогу забыть как они решили просто и незатейливо выкинуть нас из своей жизни... никогда.
Естественно, после лета и каникул, кадетам было о чем рассказать друг другу, так что после отбоя никто не торопился ложится спать. Ну а Баязиду после всех его раздумий захотелось выполнить свое обещание и написать письмо Амине... Правда он никогда раньше не писал писем и не только из-за того что ленился, но и попросту потому что считал что не умеет их писать как следует. Даже маленькая Руми писала куда лучше его, так что уж там говорить?
Но - как говорится, давши слово - держись?
Усевшись на кровати, молодой человек достал из ящика своей тумбочки чистый лист бумаги, перо и чернильницу и принялся старательно выводить строчки. Почерк у Баязида всегда был не ахти, если сравнивать с тем как красиво писали отец и старший братец - как шутила всегда Андромеда, ее самый упрямый сын унаследовал почерк от старика Зороастра. Тот писал свои назначения точно так же и только хорошо знавшие его аптекари в Анде, могли разобрать какое снадобье прописал великий лекарь. Однако, Мина знавшая своего непутевого мужа с раннего детства, без каких-либо проблем могла прочесть что же он написал.
Итак... как же написать хорошее письмо?
"Моя милая Мина..." -написал и одновременно мысленно произнес Баязид, после чего вновь задумался. Обычно в письме дорогим и близким людям принято рассказывать о себе... о том что происходит вокруг важного, в данный момент времени. Но так как наш бравый моряк с любимой женой расстался лишь пару часов назад, ничего такого в его жизни за время разлуки еще не произошло. Да и к тому же, Амина навряд ли ждет известий о том, что Баязиду выдали его новую форму, сгоняли подстричься и в баню? Так что нужно было придумать что-то такое романтичное, что ли... попытаться перенести на бумагу свои чувства, что было делом весьма сложным.

Моя милая Мина!

Я еще никогда прежде не писал тебе писем, о чем сейчас очень жалею... потому как в полной мере ощутив как скучаю по тебе, обнаружил что не знаю как описать то, что сейчас творится у меня в душе. Знаешь, мне сейчас подумалось, что это лето было самым лучшим для нас с тобой и я никогда его не забуду - нашу первую ночь и тот волшебный остров, где мы провели незабываемое время только вдвоем. Что если нам когда-нибудь повторить это? Я сижу сейчас в казарме, мельком слушаю как ребята разговаривают между собой и представляю себе как снова обнимаю тебя под звездами, в теплой после жаркого и долгого дня морской воде. Можешь считать меня полнейшим лентяем, но я уже мечтаю о том чтобы закончить наконец всю эту каторгу с учебой и чтобы мы стали жить вместе в Мориссии.
Не знаю, смогу ли я вернуться в родительский дом после всего что было... и мне очень хочется чтобы у нас было свое собственное жилище - правда я представляю его получше того маленького и бедного домика на рыночной площади. Ты будешь рядом со мной, а больше мне ничего не нужно... Я люблю тебя еще сильнее чем прежде и очень по тебе скучаю - пытаюсь представить что ты делаешь сейчас. Надеюсь, что твой вечер прошел намного интереснее моего? Да и ужин тоже наверняка был вкуснее того что давали нынче в Академии? Завтра меня снова ждет привычная муштра уже с самого утра, тогда как ты еще будешь сладко спать, моя любимая, вредная и самая лучшая на свете.

Бесконечно любящий тебя,
Баязид.

-Так ты значит не приврал, когда говорил о жене? -поинтересовался тем временем Уилли, совершенно бесцеремонно усевшись рядом с Таасом и заглянув ему через плечо, словно на проверочной работе. -Я-то думал... Получается, родители решили заставить тебя остепенится?
Лукас знал что в Атлантии браки между благородными семьями заключаются с подачи родителей, авторитет которых непререкаем у их детей. К тому же отец Баязида был командующим королевским флотом, так что у такого человека наверняка не было сложностей с тем чтобы подобрать сыну хорошую партию?
-Не совсем так, Уильям.., -улыбнулся Баязид, присыпав написанное песком и затем аккуратно свернув письмо в трубочку. -Просто есть женщина, которую я люблю с самого детства, так что родителям не пришлось меня заставлять жениться. Мы все решили сами - и сейчас она в Лионе, приехала вместе со мной и остановилась у давних друзей моей тетки.
-Просто шикарно... это ведь означает что увольнительную на выходные ты с нами больше проводить не будешь? А ведь было весело.., -вздохнул Уилли. -И знаешь, вспоминая о том как здорово мы все проводили время в городе, я более чем удивился когда ты заявил о жене.
-Было время... когда я пытался забыть ее, -убрав свое письмо в ящик, Таас дотянулся до свечки и задул ее. -Но мы были связаны друг с другом еще до того как поженились. А теперь, кадет, свалите-ка с моей кровати?
Следующее утро, как и написал в своем письме Баязид, началось для кадетов с занятий физической подготовкой во дворе. Здесь была целая полоса препятствий, по которой преподаватели гоняли своих подопечных словно вшивых по бане - самое меткое определение. Баязид успел пару раз эпически свалится с одного из бревен по которым следовало бежать на следующее препятствие и пока отряхивался от опилок, смягчавших падение, его окликнул один из караульных.
-Эй, Таас! Ты что не слышишь что ли? К тебе тут пришли!
-Позвольте отойти ненадолго? -как и полагалось отпросился молодой человек у дежурного офицера, увидев возле ворот... Мину в сопровождении какой-то девочки. -Ко мне пришла жена.
-Ладно, дуй к жене. Даю тебе десять минут, Таас и чтобы потом был на полосе! -рявкнул в ответ капитан, проводивший занятие, так что Баязида не понадобилось просить дважды.
-Мина! -не тратя времени даром, будущий капитан крепко обнял свою вредную женушку прямо возле ворот, подарив ей не один поцелуй. Такое по меркам старой доброй Атлантии было прямо-таки чертовски вызывающим и недопустимым - однако лионцы спешившие по своим делам в центр города, не обратили на это никакого внимания. Зато Мари хихикнула, не предполагая даже, что ее братец в данную минуту наблюдает за Аминой, решив проследить за ней, вместо того чтобы идти к отцу в лавку. -Я соскучился и уже написал тебе письмо... только не успел еще отправить. Возьми - почитаешь когда вернешься домой.
Улыбнувшись, Баязид достал из кармана тот самый заветный пергаментный свиток и протянул его Амине.
-Надеюсь что оно тебе понравится... как ты чувствуешь себя сегодня?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-27 21:43:04)

+1

15

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Не прошло и дня, когда Амина с Баязидом простились, а молодая женщина уже чувствовала, как ужасно соскучилась по любимому супругу – проводив взглядом караульного, она с замиранием сердца стала дожидаться, когда к ней выйдет супруг. А в том, что он выйдет к ней, она почти и не сомневалась, хотя страшно волновалась по этому поводу. Все-таки его могли не отпустить к ней, да и он мог быть занят чем-то очень важным, тогда как сама Мина вовсе не хотела открывать дражайшего мужа от учебы. Тем более, она слышала от Баязида как-то, что за какие-то оплошности, будущих моряков могли и оштрафовать, но вовсе не на деньги, а отняв у них заслуженные выходные. К тому же, раз в месяц каждый из кадетов был обязан оставаться на дежурство – и кто знает, когда выпала такая честь Баязиду? По правде говоря, атлантийка надеялась, что такая повинность отнимет у нее благоверного еще не скоро, ведь она совсем не привыкла жить без него. Но, если быть более точным, то она отвыкла отпускать его от себя дольше, чем это требовали правила приличий. Этим летом они принадлежали только друг другу, а в их доме царила их собственная идиллия, которую только скрасили те несколько недель, проведенных в Адане до самого их отъезда в Лион, где даже уснуть она толком не могла без мужа. А ведь еще совсем недавно в родительском доме, она спокойно спала одна, не боясь уснуть, не думая ни о чем, кроме желанного отдыха.
Пока Амина ожидала вместе с Мари, когда к ним выйдет Баязид (или хотя бы карауливший скажет о том, что встреча невозможно по какой-то из возможных причин), женщина оглянулась по сторонам. Она присмотрелась к тем людям, что торопились куда-то, идя по своим делам улицей вдоль высокого забора и ворот, возле которых и остановилась атлантийская красавица. Несколько мужчин даже одарили ее взглядом, которые она сочла за неуважительное – все-таки у них в Атлантии не было принято мужчинам рассматривать женщин так внимательно. Но, погодя, она поняла, в чем было дело. Правда, не без помощи Мари.
- Все так смотрят на тебя вовсе не для того, чтобы оскорбить, а только потому, что ты одета не так, как все, - весьма разумно заметила девочка, присмотревшись к тому, как начала тревожиться гостья ее родителей. – У нас просто так не одеваются. Вот, посмотри на тех леди, что прогуливаются неспешным шагом, - она кивнула в ту сторону, где заметила подходящий пример. – Сейчас в Гасконии модны «столичные» наряды. Юбки должны быть более пышными, а грудь позволяется больше открыть к вечеру. В дневном варианте предпочтительно скрыть все под высоким воротником, и это твое платье вполне бы вписалось, если бы … не твой платок на голове, - весьма критично отозвалась о хиджабе, который сверху еще украшала скромная диадема.
- Это не платок, а хиджаб, - поправила категорично Мина маленькую лионку. – И я не могу выходить на улицу без покрытой головы – я замужняя женщина. Моя религия мне это не позволяет, - добавила она вскоре, покачав головой, пожалуй, еще и для того, чтобы слова прозвучали более убедительно.
- Но у нас такое не принято… - начала было девушка, но остановилась на полуслове, ведь уже в следующее мгновение мужской голос окликнул Амину. Ну, а сама атлантийка не постеснялась броситься на шею темноволосому парню, которого Мари мельком лишь видела возле их дома из большого окна в гостиной, выходившего на рыночную площадь.
- Баязид, милый… - тихо прошептала в губы своему благоверному Мина, крепко-крепко обняв его к себе или даже наоборот – прижавшись к нему так, чтобы явственно почувствовать его тепло и крепкие объятия, о которых не забудет даже наедине. И, возможно, было неразумно так вести себя при малолетней девушка, однако Амина не смогла сдержать своего порыва. – Любимый, я тоже успела написать тебе письмо перед сном вчера. Думала, если не увижу тебя сегодня, то попрошу тебе передать через караульных, - добавила молодая женщина, не распуская своих объятий. – У нас все хорошо, - ответила она тем временем на вопрос мужа, имея в виду, конечно же, не только себя, но и их ребенка. – Правда, мне дико не привычно здесь – тут едят не так, как у нас, да и одеваются все не так… - от части решила пожаловаться мужу она на то, с чем ей пришлось столкнуться за первое время, проведенное ней в Гасконии. – Пока я шла, все чуть шею не свернули – наверняка думают, создатель знает что, обо мне. Но… все это не важно, - помотала она головой. – Просто я не могла уснуть сегодня долго. Мне было так одиноко без тебя, и ночью так было холодно, - уже немного тише, даже шепотом произнесла она, подумав, что негоже слушать маленькой девочке о взрослых разговорах. Но, как говорится, поздно? Мари была любопытной и любознательной, как и многие дети в ее возрасте, так что ей было очень интересно погреть уши, особенно, слушая взрослых разговоров.
- Скажи мне, когда я могу приходить, чтобы хотя бы ненадолго увидеть тебя? – спросила Амина. – Гулять мне все равно нужно, да и полезно. Но меня ничего не интересует в городе, кроме тебя, - добавила она следом, вручив обожаемому супругу сверток со своим письмом. – Только не потеряй его, - предупредила женщина, подарив ему еще один поцелуй, прежде чем еще немного помурлыкать о своей любви ему на ухо и отпустить обратно к тем занятиям, от которых она оторвала его сейчас.

Мое сердце! Мой крепкий сон! Мой дорогой и единственный!
Сейчас ты, наверное, не поверишь мне, но я долго не знала, как начать свое письмо для тебя – я долго думала о том, что хочу рассказать тебе, но не находила слов, ведь рассказать хочется так много, и ничего в то же самое время. Все-таки ничто, что есть здесь, не имеет значения для меня. Я уже считаю дни до того момента, когда мы вернемся к привычной для нас жизни – в родной Атлантии или в любом другом уголке королевства, куда тебя назначат по долгу службы, мой дорогой, лишь бы быть рядом с тобой, ждать каждый вечер и обнимать. Сегодня я написала письма для нашей матери и для Эмине, чтобы рассказать им о том, как нас приняли в Лионе. Конечно, я рассказала, насколько доброжелательным была Мадлен, жена торговца, и их дочь, которую так интересует все, что касается нашего родного дома. Именно Мари составила мне компанию этим вечером, даже не подозревая, что помогает мне развеять мои мысли о тебе, мою скуку и мое сожаление о том, что я не могу обнять тебя именно сейчас, когда мне этого так хочется.
Завтра я пойду к тебе, моя любовь, и надеюсь, что мне удастся тебя хотя бы увидеть ненадолго – вот этой возможностью я собираюсь пользоваться так часто, как это будет мне под силу. Я ведь не зря сюда приехала, родной.
Надеюсь, у тебя все хорошо с учебой и ты старательно работаешь над всеми заданиями, которые тебе задают? Я помню про караулы, о которых шутил папа, и ты как-то рассказывал и, надеюсь, что тебя минует эта участь, мое сокровище. Приходи ко мне во сне, люблю тебя и целую!

Амина.

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-27 00:15:47)

+1

16

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Мари тихонько хихикнула, наблюдая как Амина обняла своего мужа и подарила ему не один поцелуй при всем честном народе - впрочем, в этот час горожане были заняты собственными делами и не смотрели в сторону молодой пары. Зато друзья Баязида не постеснялись стать свидетелями столь пикантной сцены, подойдя к воротам когда дежурный офицер разрешил всем кадетам сделать небольшой перерыв и перевести дух перед следующими упражнениями. По правде говоря, Лукас и его товарищи подумали что Баязид приврал насчет жены... но теперь получили прямое и явное доказательство правдивости его слов, тогда как их желание поржать над хорошим другом не оправдалось. Молодая дама что обнимала Тааса была более чем эффектна и красива, так что оставалось лишь позавидовать будущему капитану? Ну а Баязид, обнимая Мину, не обращал внимания на то что происходило вокруг него в данную минуту - это было совершенно несущественно и неважно...
-Мина... послушай, давай поговорим обо всем сегодня вечером? -хитро улыбнулся Баязид, светлую голову которого посетила весьма коварная мысль. -Я постараюсь сбежать к тебе, хотя бы на пару часов...
Он торопливо убрал письмо Амины, после чего еще раз жарко поцеловал ее прежде чем караульные закрыли ворота. Увы, но правила Академии были одинаково строги ко всем воспитанникам и не допускали никаких поблажек... так что Баязид решил, что нынче поступит куда проще - сбежит после отбоя, благо что дом купца в котором жила сейчас его жена был недалеко от площади, где располагалась Академия. И плевать на все возможные последствия этого поступка, но сегодняшнюю ночь бравый моряк проведет со своей вредной, но безмерно любимой женушкой.
Итак, после физической подготовки, всех кадетов ожидал законный перерыв на водные процедуры и конечно же завтрак, который хоть и был простым, но после полосы препятствий уничтожался почти моментально. Баязид же ел чисто на автомате, думая о своем, так что друзья принялись его тормошить, начав беззлобно подкалывать насчет его скоропостижной женитьбы.
-Знаешь, а я бы не оставлял такую жену одну надолго, -рассмеялся Лукас. -Она очень красива и к тому же атлантийка - как редкое блюдо с неизвестным вкусом, которое очень хочется попробовать. Ты доверяешь тем людям у которых она живет? Лично я бы на твоем месте проверял как она каждый божий день...
-Я не собираюсь оставлять ее одну... мы увидимся сегодня же вечером, -коротко и ясно заявил Таас, обведя взглядом всю компанию за столом. -И не надо на меня так смотреть - я хочу хотя бы недолго побыть с Аминой, чем смотреть на ваши физиономии в казарме.
-Баязид... мы все понимаем - но если вдруг обнаружится что тебя нет, накажут всю роту.., -протянул один из парней. -Ты же знаешь, что тебе грозит за самоволку... они не посмотрят что твой папаша адмирал и выпорют тебя словно первогодку.
-По-моему, с самого начала было ясно, что должность моего папаши не поможет мне учиться в Академии, -усмехнулся Таас. -Но я не собираюсь подставлять всех и успею вернутся к утру. Так что не паникуйте раньше времени.
План был вполне себе хорош... однако, Баязид естественно не мог предположить что кто-то кроме старых и испытанных годами учебы друзей мог слышать о его намерениях смыться в самоволку. Однако завистники и сплетники есть везде, в чем молодому человеку очень скоро и предстояло убедится...
Тем временем, Амина в сопровождении Мари решили пройтись по городу, прежде чем возвращаться домой - и как бы случайно встретили братца последней. Мартин подгадал все так чтобы почти столкнутся с квартиранткой (назовем ее так) своих родителей неподалеку от лавки в которой он работал.
-Здравствуйте, госпожа Амина, -поприветствовал прелестную атлантийку молодой человек. -Вчера у нас с вами не было возможности поговорить... как вам нравится Лион?
-Как видишь - все на нее глазеют! -объявила брату Мари. -Но ничего - матушка говорила что хочет пригласить свою портниху и пошить Амине наряд по последней моде. Тогда на нее точно никто не станет оглядываться...
-Но зачем? -искренне удивился Мартин, позволив себе чуть улыбнуться темноглазой красавице. -У вас очень красивый наряд, госпожа Амина - и он вам к лицу... Мне кажется что гасконские платья не сравняться с его простотой и красотой.
-А я бы не отказалась от нового платья.., -буркнула Мари и схватив Мину за руку, потянула ее за собой. -Ладно, братец, нам уже давно пора домой, увидимся вечером?
-Конечно, -кивнул Мартин, проводив взглядом гостью своих родителей. Перед его глазами до сих пор стоял тот жадный и неприличный поцелуй, который молодая женщина подарила темноволосому парню - по всей видимости своему мужу. Когда сын купца увидел атлантийку в первый раз, она показалась ему тихой, спокойной и необыкновенно сдержанной... а теперь он собственными глазами увидел, что Мина могла быть совсем другой. И она нравилась Мартину все больше и больше - вот только ее муженек был весьма некстати, так что надо было что-то придумать, чтобы он не стоял на пути. Размышляя обо всем этом, сын купца пробыл в отцовской лавке до позднего вечера и пропустил ужин, потому как из порта прибыли новые товары, которые следовало подготовить к завтрашней продаже. А когда Мартин разобрался со всеми своими делами, то стал свидетелем совершенно необыкновенной картины возле своего дома - тот самый парень, что обнимал Амину, ловко забрался по витой решетке, что украшала стену и затем залез в окно гостевой спальни. Представив себе что последует далее, Мартин ощутил приступ совершенно дикой злости на более счастливого соперника - пусть даже Мина принадлежала Баязиду по закону. Так что вместо того чтобы идти домой, парень недолго думая отправился искать патрульных...
Ну а что же наш бравый моряк? После отбоя, Баязиду без труда удалось смыться из казармы, благо что окна ее выходили прямиком на одну из улиц, примыкавших к центральной площади. Благодаря хорошей физической подготовке, спустится вних не составило для молодого человека никакого труда - а затем, он очень аккуратно добрался до дома купца и залез в окно спальни своей жены как уже было сказано выше. Там Баязида ожидал очень приятный сюрприз: Мина принимала ванну и по счастью, пока что была одна в своей комнате.
-Я же обещал тебе, что мы сегодня увидимся? -улыбнулся Баязид, начав расстегивать пуговицы на своей форменной куртке. -Правда тебе придется меня выставить до рассвета, иначе будут неприятности...
Нетрудно догадаться, что после того как будущий капитан избавился от формы и забрался в горячую воду к своей ненаглядной, они совершенно позабыли обо всем на свете - а служанка хозяев оказалась неглупой и тактичной девицей и предпочла исчезнуть, когда заметила что молодая госпожа уже не одна в комнате.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-28 23:04:02)

+1

17

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
- Вечером? – не совсем, кажется, поняла Амина, что имеет в виду ее благоверный, обещая ей повидаться с ней уже этим вечером, а не ждать тех выходных, до которых оставалось ждать еще целую вечность – целых пять дней. Однако молодая атлантийка охотно кивнула в знак своего согласия – естественно, она будет рада повидаться с мужем скорее, чем могла рассчитывать на это. Она-то думала, что у него есть увольнительная или же старшим и женатым кадетам разрешалось навещать своих жен хотя бы иногда (ну, а вдруг?). – Хорошо, если ты придешь вечером – я не усну, буду ждать, пока ты не придешь, - тихо прошептала на ухо своему возлюбленному супругу Мина, после непродолжительного молчания, за которое она словно бы оценивала, говорит ее Баязид правду или то, что хочет выдать за оную. Ведь она даже не мечтала о подобной роскоши. Она думала о том, что ближайшие пять дней она проведет возле этих ворот у парадного входа в академию, где и добывал свою квалификацию беспокойство ее сердца.
Правда, отпустить мужа на этот раз оказалось той еще задачей. Это было намного сложнее, чем в тот день, когда они только приехали из Атлантии, и все эти новые впечатления сгладили остроту ее грусти по любимому, которого она сможет видеть лишь в определенное время даже не дня, а недели. Быть может, и того реже. Так что, попытаться образумить своего вспыльчивого и порой слишком упрямого мужа, Амина даже не подумала. Не подумала и о том, что будет ему за самоуправство и своеволие, если только поймают в не положенном мечте и не подходящим для этого времени.
Еще один поцелуй любимых губ оставил молодую женщину на время неподвижной. Так что, когда Баязид уже возвращался к зданию академии, она кончиками своих пальцев коснулась своих уст, провожая его взглядом, пока силуэт самого дорогого в жизни мужчины исчез перед ее темно-карими глазами, Мине не оставалось ничего другого, кроме как вернуться домой. Но не в свой дом, и не в их с Баязидом дом. Пока еще дом купца являлся для атлантийки каким-то временным убежищем, которое она с удовольствием променяла на свой собственный дом, в котором она была бы полноправной хозяйкой и обставила все так, как ей было бы удобно. Однако главным было бы то, что она никогда бы не позволила на себя смотреть какому-то незнакомому молодому человеку. Это было возмутительно, пусть даже госпожа Мадлен была весьма доброй и милой, что не верилось, будто этот парень – ее сын. Скорее младший брат?
- Пойдем, Мари, не то будут беспокоиться, где мы так долго, - скомандовала тем временем Амина своей юной спутнице.
- Давай еще пройдемся немного? Я тебе покажу главные достопримечательности нашего города! Уверена, тебе понравится, а главное – это будет недолго, - пообещала Мари, на что Мина все-таки согласилась, коротко кивнув. Правда, не хорошее ощущение  волнения не покидало молодую женщину, что смотрела на чужой город и совершенно не понятные ей строения с долей безразличия, нежели с любопытством, которое было присуще ей еще совсем недавно, когда она жила в своем родном доме в Мориссии.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2nYjd.gif[/float]Именно здесь их настиг старший брат Мари.
- Добрый день, господин Мартин, - ответила вежливо Амина, даже не подозревая, какие мысли начали зарождаться на ее счет у молодого человека. Она надеялась, что все его слова лишь часть благовоспитанного парня – не более того. Хотя все-таки отступила шаг назад, как только получила комплимент в свою сторону. Заметила ли это Мари или нет, атлантийка не знала. Но охотно согласилась со своей маленькой компаньонкой, как только она предложила им вернуться домой. Правда, так и не ответила на вопрос о Лионе, что был ей совершенно чужд. Впрочем, кому бы понравился из жителей чудесного города отрицательный ответ какой-то атлантийки?
Уже дома у гостеприимного семейства купца, Мина узнала все подробности решения мадам Мадлен, которой захотелось сделать подарок в лучших атлантийских традициях, о которых она все-таки была осведомлена от своего супруга. Так что, выбора у Амины не было. Тем более уже в обед пришла портниха, чтобы снять мерки с дам, которым требовались новые платье.
- Вы беременны? – сразу же заметив слегка округлый живот своей первой клиентки портниха, тихо прошептав об этом во время снятия мерок.
- Да, мы с мужем уже почти три месяца как ожидаем наше дитя, - точно также шепотом ответила атлантийка, развеяв возможные сомнения о своем неподобающем поведением и возможным позором, что одинаково настигал девушек Атлантии и Гасконии, если те вели неподобающую морали и устоям жизнь.
- Тогда я вас поздравляю, и посоветую не сильно стягивать корсаж на платье, которое я сошью для вас. И уверяю, сошью его так, что будете ходить как сейчас, так и после рождения ребенка, - добавила портниха, порадовав одну из своих клиенток хорошей новостью, после чего Мина поднялась в свою спальню и пробыла там уже до самого ужина, который женщины провели в одиночестве. Сегодня посыльный принес мадам Мадлен записку от мужа, чтобы не дожидались на них с сыном и ужинали одни, поскольку срочная работа задерживает их в лавке. Ну, а после ужина, Амина попросила слуг приготовить ей ванну в покоях, во время которой она и дожидалась своего благоверного, раз он обещал ей прийти. Прикрыв глаза, она позволила неге и расслабленности взять над собой верх, прежде чем услышала какой-то шум…
И это оказался Баязид собственной персоной.
- Как ты вошел? – спросила она, прежде чем молодой человек начал расстегивать пуговицы на своей одежде, дабы присоединиться к жене. Раньше в Атлантии они не устраивали чего-то подобного, не находя это возможным – нужно было хорошенько постараться, чтобы нагреть столько воды еще… но теперь наверняка оценят все те плюсы, которые дарила им ванная. [float=left]http://funkyimg.com/i/2nYjc.gif[/float]– Я так соскучилась, - тихо прошептала Мина, обнимая Баязида в ванной. – Какие еще такие неприятности? – хихикнула она, ласково проводя кончиками пальцев за ухом своего благоверного, опускаясь все ниже, ровно с тем и медленно выдыхая, начиная чувствовать его в себе…
Погодя, когда волна первой страсти утихнет, она найдет в себе силы запереть дверь своей комнаты, чтобы никто не помешал им с Баязидом наслаждаться коротким мгновением, проведенное наедине друг с другом. Однако, узнав о том, что ее благоверный сбежал из Академии, задумалась…
- Значит, ты уже не впервые убегаешь вот так? – нахмурилась она, повернув ключ в замке, а после и посмотрев на любимого через плечо. – Как ты мог?! – стараясь говорить шепотом и ругать мужа, к которому она подбежала едва не с кулаками, как бывало и раньше, Мина не собиралась молчать о том, что так ее беспокоило. – И ты еще хотел меня оставить в Адане! Бессовестный! И чем бы ты тут занимался?! К кому бы убегал?! – пожалуй, вспышку праведного гнева Амины можно было сравнить разве что со спичкой. Она быстро зажглась и ярким пламенем горела сейчас, пока ее огонь не угас. Единственное, что за то время, когда она горела, нужно было тщательно следить, дабы огонь не перекинулся на что-то более масштабное, устраивая самый настоящий пожар.

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-28 13:16:20)

+1

18

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Это было просто необыкновенно хорошо...
Да чего уж там говорить? Баязид давно уже знал, что никто не сможет сравнится с его Аминой - умеющей быть очень сдержанной внешне, но превращаться в настоящую огненную бурю, когда они были наедине. И сейчас он не стал медлить, желая их единения и взял свое, совершенно позабыв обо всем на свете в очередной раз. Естественно, Академия и опасность быть пойманным и выпоротым за свои проделки быстро вылетела из головы будущего капитана, когда он обнимал свою вредную, но безмерно любимую женушку - и даже если бы в этот самый момент Баязид узнал что против него готовилось самое настоящее предательство, он и тогда бы не остановился...
-Я ужасно по тебе соскучился.., -улыбнулся Баязид, после того как следом за женой выбрался из уже порядком остывшей ванны. Взяв одно из полотенец и начав вытираться, он посмотрел на Мину - и не подумав одеться, она направилась к двери и заперла ее. А потом она обернулась и бравый моряк увидел на ее лице очень хорошо знакомое ему выражение... Мина явно рассердилась на что-то и не заставила своего непутевого мужа долго гадать о причине столь резкой смены ее настроения.
-Значит, ты уже не впервые убегаешь вот так? -выдала свою догадку Амина, попав в самую точку... ведь ее благоверный частенько смывался из родной казармы именно таки способом и ради развлечений в городе - как несложно было догадаться. -Как ты мог?! И ты еще хотел меня оставить в Адане! Бессовестный! И чем бы ты тут занимался?! К кому бы убегал?!
Естественно, лишь одними словами дело не ограничивается: как и в детстве, Мина явно хочет поколотить хорошенько Баязида за все его проделки. И хотя он прекрасно об этом знает и старается аккуратно перехватить ее руки, одна хорошая оплеуха все же прилетает ему по физиономии...
-Мина, хватит! Я не собирался никуда убегать и не стал бы тебе изменять, слышишь? -тоже вспылив, молодой человек, крепко обнимает Мину и прижимает ее к себе, обнимая со спины и придерживая ее руки. -Ты знаешь сама, почему я так поступал пока жил здесь... я боялся тех чувств что у меня были к тебе! Мы ведь так долго считали друг друга братом и сестрой - когда я понял что люблю тебя и желаю как женщину, мне стало страшно... Ну хватит сердится, прошу тебя...
Обнимая Мину, Баязид прикоснулся губами к ее шее, на пару минут вспомнив все их прежние "веселые" ссоры, когда их бедная мать не знала что с ними делать во время очередной драки. Амина не единожды затевала флирт с кем-нибудь из соседских мальчишек при Баязиде и в результате все заканчивалось весьма плачевно для очередного ее кавалера. Потом родители ругали своего чересчур вспыльчивого сына, но даже и представить не могли конечно, что было истинной причиной его злости на сестру...
-Ты прекрасно знаешь... что я хочу только тебя.., -шепнул Баязид своей вредной женушке, развернув ее к себе лицом и жадно поцеловав в губы. И если раньше, она по-любому попыталась бы вновь хорошенько треснуть его, то сейчас взаимное и совершенно безумное желание в очередной раз накрывает их обоих с головой.... И будущий капитан, не тратя времени зря, подсаживает Амину на стол, что весьма вовремя оказался у них на пути - дойти до постели у него совершенно точно не хватит уже терпения.
...и некоторое время спустя, они усаживаются на ковре прямо рядом со столиком, что стал их любовным "ложем". Баязид обнимает Амину, прикасаясь губами к ее темным волосам - сейчас она успокоилась и старается вернуть сбившееся дыхание в норму. Совсем как море после сильного шторма, сметающего все на своем пути...
-Я не собирался тебя обманывать... ты мне веришь? -тихо произнес Баязид, прикоснувшись ладонью к щеке своей любимой жены. -Ты нужна мне и после того какой ценой нам досталась наша совместная жизнь, я не стал бы все портить ради интрижек на стороне. Хочу всегда быть с тобой и нашим ребенком, Мина... хочу чтобы он был похож на тебя. И знаешь - я вспомнил как много хлопот мы с тобой доставляли отцу и матери... пожалуй нам бы надо уже готовится к чему-то подобному?
Как бы хорошо Баязиду не было сейчас в объятиях Амины, ему все же приходится вспомнить о времени. Быть выпоротым при всем честном народе на плацу ему вовсе не улыбается, так что будущий капитан со вздохом принимается одеваться...
-Мы обязательно увидимся на этих выходных, -приведя себя в порядок, Баязид подошел к Мине чтобы вновь поцеловать ее. -Не сердись на меня, любимая... потому что убегать я буду только к тебе одной. А сейчас мне пора, иначе проверяющие в казарме могут увидеть что меня нет на месте...
Открыв окно, парень начинает спуск вниз по решетке на стене - и не добравшись до уличной брусчатки, вдруг замечает нескольких человек рядом с домом. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться кому не спится в это позднее время?
-Ну что, парень, нагулялся? -поинтересовался командир патрульных, сделав шаг вперед. -Давай спускайся... и без глупостей.
Оглянувшись через плечо, Баязид вздохнул. И как эти кретины его выследили??? Он ведь был очень осторожен и все-таки сбегал из Академии уже не в первый раз!
-У меня нет желания составлять вам компанию, -выдал бравый моряк и вновь полез наверх - только на этот раз уже на крышу. Надо сказать, что дома в Лионе стояли очень близко друг к другу, что было весьма удобно для отчаянных кадетов, которым хотелось найти себе веселых приключений. В Академии до сих пор ходила байка о старшем брате Баязида, у которого был роман с молодой женой самого магистрата - и разве можно было, зная это, позволить себя поймать? -Отправляйтесь спать, господа!
Предвкушавший экзекуцию над муженьком Амины Мартин, уже довольно потирал руки... но увидев что Баязид сбежал, не сдержался и выругался в голос. Патрульные конечно побежали по улице, надеясь что нарушитель все-таки слезет (лезть за ним у них не было никакого желания), а их командир лишь пожал плечами, оглянувшись на доносчика.
-Академия... эти парни еще хуже чем контрабандисты...
Мартин собирался высказать командиру все что думает насчет расторопности его подчиненных, но подняв голову к вожделенному окну, так и замер, позабыв обо всем что хотел сказать. Потому как в это время, Мина выглянула... и явно поняла что произошло с ее мужем?
Спустя еще минуту, на головы Мартина и незадачливых патрульных вылился целый ушат воды, после чего окошко с грохотом захлопнулось.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-30 00:36:30)

+1

19

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2o1Zz.gif[/float]Конечно, у каждого есть свое прошлое. В точности, как и у хорошей и интересной книги, разбитой на несколько глав, есть свое начало, своя кульминация и финал, к которому герои идут постепенно, преодолевая различные трудности и неприятности. И Амина знала и помнила достаточно хорошо то начало, которое было у них с Баязидом. Ее память все еще хранила те первые мгновения, в которых ее сердце начало обретать особенное тепло по отношению к парню, что был ей родным братом. То, как колотил Баязид тех мальчишек, с которыми Мина позволяла себе всего лишь невинный флирт, доставляло ей определенный вид удовольствия, в котором она едва не задумалась о собственной жестокости. Все-таки ее никто не учил радоваться чужому горю и несчастью. Впрочем, кареглазая атлантийка радовалась тогда лишь тому, что Баязид оберегает ее… и любит. Когда она поняла, насколько порочны ее желания и мысли, девушка, конечно же, пыталась избавиться от собственного чувства. Она мысленно корила себя, искала причину в себе, прежде чем не узнала правду в самое неожиданное мгновение и от обычной торговки на базаре, что расположился неподалеку от дома адмирала и его многодетной семьи, что жила дружно и мирно всем на зависть. Видимо, желая посеять смуту в сердцах семейства адмирала, та торговка и рассказала девушке правду, о которой говорил весь город.
Да и кто не видел, как госпожа Андромеда подобрала новорожденную девочку в приюте для детей?
Кто не видел и не слышал, как адмирал в скорое время усыновил сразу двоих детей?
Пожалуй, только те, кто был слишком мал, чтобы понимать, насколько жизнь их была зависима от обстоятельств. Да и разве могла подумать Амина, что не была родной дочерью своим родителям, когда те вкладывали в нее все свое сердце и душу? Конечно, не могла. И даже не поверила первоначально, пока мать не подтвердила правдивость тех слов. Однако в то время Мина знала наверняка – она ничего не потеряла; нет, она не потеряет любящих родителей, которые были для нее настоящим светом в окошке. Скорее она осознала, как много обрела вместе с правдой – теперь она знала наверняка, что то чувство, которое поселилось в ее сердце было вовсе не запретным по отношению к брату. Оно было вполне естественным, даже правильным – ведь она всю жизнь провела рядом с Баязидом, сколько себя помнила, и неумела, не любить его.
Налетев на мужа едва ли не с кулаками, ей хотелось треснуть его хорошенько, как когда-то в детстве, когда он делал ей всякие пакости, пугая или подсовывая дохлых мышей или крабов за шиворот. Все-таки не смотря на то, что они росли вместе, Амина оставалась верной своему воспитанию и оставалась девчонкой во всем. Ну, почти во всем. Ведь драться девчонкам не подобало, а она не единожды догоняла Баязида, прежде чем он начал бегать слишком быстро для нее. Или ухитрялся уходить от тех оплеух, которые она для него готовила. В точности, как и сейчас – он ловко поймал ее, задержав руки так, чтоб она не могла ему еще раз треснуть за все хорошее и развеселое прошлое, о котором, наверное, ей лучше было и не знать вовсе.
- Я не прощу тебе того, что ты сбежал тогда. Слышишь? Никогда не прощу твоих сомнений, - зло произнесла Мина, прежде чем Баязид повернет ее к себе лицом, чтобы подарить не менее страстный поцелуй, чем тот, которым она его наградила при всем честном народе возле академии, где он должен был грызть гранит науки. И ведь она не собиралась отталкивать его, скорее даже напротив – хотела ощутить, насколько сильно он желает ее, насколько сильно он соскучился по ней всего за один день…
- Ты хотел меня оставить в Адане, - только и успела прошептать свой укор молодая женщина, прежде чем оказалась на столе, где и утонула во всех тех ласках, которыми ее наградил супруг. Так что, ей оставалось лишь прикрыть глаза и идти навстречу желанной близости, тем более время было не на их стороне.
- Я верю тебе, Баязид, но … моя вера не значит, что я однажды перестану опасаться потерять тебя, - тихо прошептала в ответ она своему благоверному, после того как волна страсти угомонилась на время, а они поддались собственной усталости, взялись немного передохнуть. Мина следом за любимым мужчиной улыбается, когда он вспоминает вслух о тех неприятностях, которые устраивали они своей матери. Родители тех побитых мальчишек иногда приходили жаловаться на них. – В любом случае, тебе не на что жаловаться – ты должен был знать, что я не стану молчать и хорошенько настучу тебе, если будешь меня злить, - с долей преувеличения и скорее ради смеха произнесла Амина. О, да! Они знали друг о друге, пожалуй, все. Так что, каждый из них знал, на что идет. В этом была особенность их отношений, их особенная изюминка, которой лишены все невесты Атлантии и даже Гасконии.
- Хорошо, я постараюсь более не сердиться на тебя, если ты будешь продолжать писать мне такие же письма, - улыбнулась она, вспомнив то письмо, которое прочитала по возвращению из академии. И тут уж она знала наверняка: раньше ни одной женщине Баязид не писал того, что она прочитала! Ведь он, как и любой другой мальчишка, не любил всю эту писанину и сочинения. – Я завтра снова приду к тебе в Академию, но попозже… после обеда, - добавила она, проведя ладонью по щеке, а после и по волосам Баязида. – Какие у тебя колючие волосы, - улыбнулась она, прежде чем заставить себя отпустить любимого, чтобы он мог вернуться в свое учебное заведение. Сама же Мина, проведя мужа к окну, через которое он пришел к ней, принялась за уборку, но вскоре… услышала шум. Выглянув из окна и оценив ситуацию, она догадалась, что кто-то сдал Баязида. Патрульные ведь не зря пришли именно к этому дому? Но, увидев знакомое лицо, она не выдержала, и ухватившись за ведро, зачерпнула воду, которую с шумом вылила на стоявших под окнами Мартина и начальника патруля – и пусть обвинят ее в чем-либо! Гневу Мины не было границ, поэтому еще утром она дала понять сынку торговца, что не одобряет предателей. Она была с ним более чем холодна, проигнорировав его приветствие, и даже не взглянула на него за завтраком. Однако Мартин был, похоже, парнем настырным. Когда Амина только направилась в академию к Баязиду, на этот раз уже без сопровождения, он нагнал ее.
- Сегодня вы решили прогуляться одна? Это ведь опасно, госпожа, - начал было молодой человек, но поскольку Мина не стала замедлять свой шаг, решил продолжить. - Если я вас прогневил, прошу простить меня…
- Видимо, у вас в лавке нечем заняться, господин Мартин? – резко произнесла она, посмотрев на молодого человека сердитым взглядом. – Вы не заметили, что я тороплюсь? Или вы не понимаете, что с ВАМИ я разговаривать не желаю. Будьте так добры, дайте мне покой и займитесь уже своими делами, не суя нос в чужие, - добавила она сердито, почти также как и накануне вечером она набросилась на Баязида. – В следующий раз, я не ограничусь водой, а собственными руками разукрашу вам лицо, чтобы люди знали, какой вы бесстыдный и подлый человек! – на этом Амина закончила свою гневную речь, не зная, хорошо она сделала или плохо, но промолчать на все то, что она узнала, ее натура не могла.
Но на сердце она опасалась только одного – чтобы ее любимого не наказали в академии, поэтому она с нетерпением дожидалась, пока караульный позовет ее благоверного из казармы, измеряя шагами площадь перед въездом в оную.

+1

20

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Баязид без особого труда добрался до площади на которой располагалась Академия - далее все было уже намного проще? Слезть с крыши, забраться на забор перед казармой и затем уже добраться до окна общей спальни при помощи старого вяза что рос во дворе в очень нужном месте. Аккуратно спрыгнув на пол и прикрыв окошко, парень поспешно стянул верхнюю одежду и растянулся на своей койке, снова вспомнив про веселые приключения своего старшего братца. Интересно... если та история с женой магистрата правда, как Али вообще умудрился закончить Академию с отличием? Местные сплетники рассказывали совершенно необыкновенные истории о том как брат Баязида умудрялся наставлять рога старику-магистрату буквально у того под носом... и кажется, вся эта авантюра была устроена после спора? Вообще, зная Али, Баязид бы исключил спор - надо полагать, увидев действительно красивую женщину, да еще и замужем за стариком, этот мартовский кот просто не удержался от соблазна? Помнится, он и в старой доброй Мориссии не стеснялся бесстыдно флиртовать с замужними дамами, несмотря на то что это могло быть чревато нехорошими последствиями...
Вообще удивительно, что он наконец-то угомонился и женился, -улыбнулся Баязид, повернувшись на бок и закрыв глаза. -А наша тетка настоящий стратег и политик... сумела все-таки добиться своего...
Провалившись в сон после всех этих размышлений, парень поутру едва не проспал побудку, после чего день пошел по обычному сценарию - физические упражнения, потом отдых и завтрак, а затем уже занятия и лекции до следующего большого перерыва на обед. И усевшись на галерке аудитории где шел урок по истории флота, Баязид забыв про необходимость делать записи, достал чистый пергаментный лист и принялся сочинять письмо Амине. Но кто бы мог подумать, что это сочинительство окажется настолько интересным? Ведь вредной женушке кажется понравилось его первое письмо...

Моя милая Мина!

Я сижу сейчас на уроке и не могу сосредоточится на том, что говорит профессор - думаю о нашей вчерашней встрече и еще больше по тебе скучаю. Мне хорошо только с тобой и я уже считаю время что осталось до выходных и как ты наверное успела догадаться, с удвоенным прилежанием, выполняю все что мне говорят. Когда мы только ехали в Лион, я и не предполагал, как сложно мне будет оказаться вдруг вдали от тебя... раньше было проще - но тогда я жил одними лишь мечтами о тебе. Знаешь, мне временами все еще не верится, что мы вместе и что у нас будет ребенок...

На этом месте, Баязид отложил перо и задумался... а ведь и правда, он как и многие мужчины, просто принял факт наличия своего будущего ребенка как некую данность. Но если подумать об этом серьезнее, это ведь самое настоящее чудо? Баязид и Мина выросли в многодетной семье, где появление нового члена семьи не было чем-то таким... из ряда вон выходящим что ли? Однако, будущий капитан помнил как всегда была счастлива его любимая мама, когда ожидала каждого из своих детей, несмотря на то что ей частенько нездоровилось при этом. Вспомнив о том как матери было плохо, когда она носила Мурада, Баязиду стало не по себе... а вдруг и Амине будет так же нехорошо? К тому же, матушка ожидала своего четвертого ребенка, тогда как Мина должна будет пройти через все это впервые.
А что если что-то пойдет не так? До рождения Мурада, Андромеда едва не умерла подарив жизнь еще одному своему сынишке... и кому как не Баязиду было помнить об этом?! Тогда он впервые ощутил противный липкий страх, что буквально схватил его за горло, едва только стоило подумать, что мать может не пережить очередные роды.

Знаешь... я теперь одновременно и очень хочу как можно скорее увидеть сына, которого ты мне подаришь - и боюсь за тебя. Помнишь как мы с тобой сорвались в Анд, чтобы уговорить дедушку приехать к нашей маме? Мне было реально плохо от страха за нее... и вот теперь я начал бояться и за тебя тоже. Поэтому, если ты вдруг, не приведи Создатель, почувствуешь себя хуже, я сразу же увезу тебя в Анд, к нашему деду. Пусть мама и говорила что он не бог и не может изменить то что предначертано человеку судьбой, однако я уверен, что ему удасться сохранить самое дорогое что есть у меня - тебя, моя любимая. И мне плевать на последствия и на эту чертову учебу...

Перечитав все написанное, Баязид обмакнул перо в чернильницу - ему оставалось лишь дописать всего несколько строк и в том числе самое важное, что хотелось сказать любимой жене. Они ведь настолько хорошо знали друг друга, что ему не пришлось долго думать, чтобы найти нужные сейчас слова.

Ты знаешь, что я не могу без тебя жить и все сделаю, чтобы мы всегда были счастливы вместе. Я очень тебя люблю - даже то что ты меня изредка колотишь, этого никогда не изменит. Сейчас мне подумалось, что я люблю тебя всю мою жизнь, с тех самых пор впервые осознал что ты рядом. Наверное те мыши, которыми я тебя пугал в детстве тоже были своеобразным знаком внимания?

Безмерно любящий тебя,
Баязид.

Последние строчки, будущий капитан написал конечно же в шутку, припомнив те веселые проказы, что устраивал бедной Амине в детстве. Когда она бегала за ним по двору, злая как тысяча чертей, он давился от смеха, даже зная что ему потом хорошенько влетит от отца за свои проделки. Но в тот момент, все внимание Мины принадлежало только ему одному и ради этого стоило попыхтеть чтобы установить ведерко с водой на дверь ее комнаты или сунуть маленького краба ей за шиворот. Сейчас конечно все это было смешно вспомнить?
-Эй, Таас! Там к тебе пришли! -окликнул Баязида один из караульных, едва только закончился урок и кадеты радостно покинули аудиторию. -Кажется, это твоя жена.
-Благодарю, -кивнул парень и пулей помчался во двор, где его с нетерпением ждала Амина. И благодаря тому что наступил долгожданный для всех кадетов обеденный перерыв, у Баязида была возможность поговорить со своей ненаглядной. Но прежде, стоило попросить друзей захватить его порцию и принести ее потом в казарму. -Уилли, забери мой обед, ладно? Пришла Мина...
-Ладно-ладно... вали уже, герой-любовник! -буркнул в ответ Лукас.
-А вот и я! -объявил Баязид, минутой позже, выбежав во двор и обняв Мину. -И я знаю одно хорошее место, где мы можем поговорить... в ближайший час меня точно не хватятся.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-03 23:08:32)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Только обетов не забывай...