Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Только обетов не забывай...


Только обетов не забывай...

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Дождаться своего благоверного нынче Амине было не просто. Молодая женщина все не могла найти себе места, то и дело, измеряя небольшими шагами ту просторную площадку, что расположилась перед самими парадными воротами Академии, где оставалось еще недолго учиться ее любимому мужчине. И все это время молодая госпожа не переставала перебирать в памяти, подобно какому-то маньяку сцену ушедшей ночи, когда к ней приходил Баязид, чтобы хоть ненадолго побыть вдвоем, насладившись таким бесценным мгновением, которым они оба не удовлетворились в полной мере. Им ведь никогда не было достаточно того, что у них было. За то время, которое они жили вдвоем, как и полагалось супругу и его верной половинке-жене, привыкли ведь быть только вдвоем, и распоряжаться ночью так, как им только вздумается. К тому же, сознание грел тот факт, что у них ведь будет еще не одна такая ночь. И все-таки, даже эти утешительные мысли не могли удовлетворить потребности в любимом человеке, тепло которого дарит не только уют, необходимый для того, чтобы уснуть, но и спокойствие…
Однако вчера поздним вечером случилось подлое предательство. Амина знала наверняка, что именно Мартин сдал Баязида, когда увидел, как тот дерется к окошку своей благоверной супруги. Единственное, чего не знала и, конечно же, не понимала – зачем он это сделал? Пусть даже Мартин был сыном владельца дома, в котором она была гостьей, все равно считала такой поступок низким и перечащим уставам атлантийской гостеприимности. Впрочем, стоило называть все своими именами – это было очень низко и подло, и ничто не могло оправдать в глазах молодой женщины парня, который пошел на такой низкий поступок. Хотя это в полной мере дало ей в который раз осознать – они не в Атлантии сейчас, здесь люди другие, более жестокие и закрытые от мира. Даже госпожа Мадлен, не смотря на то, что была женой атлантийского торговца, все равно разительно отличалась от атлантийских женщин. Но это было уже не ее делом. Ее уделом был лишь Баязид и волнение о том, как он добрался до академии после ночных приключений.
Увы, но понять мотив Мартина, она не могла. По крайней мере, сразу же она не поняла, что к чему было. Тем более, она полагала, что достаточно присадила этого подлеца: и ночью, когда вылила ему на голову воду из ванной, и нынче днем, когда он пытался заговорить с ней, как ни в чем не бывало. К тому же, как бы она порой не хотела поколотить своего муженька за тот или иной проступок, чего-то подобного не должен был позволять никто. Ведь за Баязида она была готова перегрызть горло, подобно собаке за своего хозяина – и не важно, что размером она совершенно маленькая и видимой опасности не представляет. Как бы там ни было, а она выросла в семье адмирала, рядом с кучей мальчишек – так что, драться она пусть так, как дерутся только девчонки, умела, более чем.
Именно за этими размышлениями и застал свою женушку Баязид, который не заставил себя уж слишком долго ждать. Конечно же, увидев мужа, Мина на какое-то время позабыла обо всех своих волнениях и переживаниях о нем – главным было то, что он сейчас был рядом с ней, обнимал и целовал, как и днем накануне. И без разницы, кто на них смотрит сейчас.
- Как хорошо, что я могу тебя обнять, Баязид, - прошептала Мина, прежде чем будущий капитан потащил за собой жену на территорию академии. Конечно же, ей было любопытно, куда муж ведет ее за собой, однако не могла не поинтересоваться о том, что съедало ее сердце изнутри и не давало покоя во сне: - Как ты, милый? Ты спасся вчера?? Я ведь так испугалась за тебя...Ты так рисковал!
Конечно, свой вопрос она задает на ходу и в спину любимому мужчине, который неустанно ведет ее за собой, почти как в тот самый день, когда он нашел для них отличное укрытие – тот самый корабль, на котором она однажды отважилась поцеловать его. И вспоминая об этом, она не может не улыбнуться на эту мысль – все-таки даже сейчас ее радовало прошлое, в котором у них с Баязидом было не только множество различных совместных проказ, но и что-то, что уже тогда их объединяло одним духом. Ведь никому не было позволено приходить к кораблю – не только младшим братьям и сестрам, но и старшему, Али. Это был только их уголок, их маленький мир, в котором они продолжали воспитывать свои чувства, свою любовь.
Как оказалось, Баязид решил показать своей ненаглядной женушке конюшни, в стойлах которых можно было найти пару укромных уголков, в одном из которых молодые люди и скрываются, едва держа себя в руках, чтобы не снять друг с друга одежду прямо сейчас. И ведь, Амина наслаждалась каждым поцелуем, приятно ласкающим ее кожу от губ и до нежной шейки, даже ниже, когда Баязид спускался к ее груди, к которой приоткрыл путь, расстегнув несколько верхних пуговиц ее платья. Однако она не смогла удержать в себе те слова, которые еще у ворот была готова проговорить мужу…
- Баязид, мой дорогой… мой желанный, - шептала она. – Не знаю, что и делать, но ты должен знать, что я знаю, кто решил сдать тебя вчера, - прошептала она, упершись спиной на деревянную стену конюшни, прежде чем Баязид оторвется от очередного поцелуя и удивленно посмотрит на свою супругу. – Мартин – сын того торговца, у которого я гощу, пока ты в академии. Я видела его рядом с начальником патруля – должно быть он сдал тебя, иначе почему бы там стоял, а не пошел в дом? Не знаю только, зачем он это все сделал… это же так подло и низко! – добавила она, имея необходимость выговориться перед мужем. Все-таки не только его тела ей не хватало, ей не хватало даже его молчаливого смеха или улыбки одними глазами; даже гнева его или ревности его не было достаточно…

+1

22

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Наверное один только Создатель мог знать, насколько Баязиду хотелось послать свою учебу ко всем чертям - теперь, когда любимая Амина была его законной женой. Но зачем, спрашивается, жениться, если нельзя каждый день вволю видеться со своей половинкой? Если бы не давняя мечта, стать настоящим морским офицером как отец и старший брат, Баязид наверное бы вполне мог все бросить и найти себе какое-нибудь другое занятие чтобы заработать на жизнь. Но... здесь наверное следует сказать, что любовь к морю в полной мере передалась молодому человеку от отца - и раздумывая на эту тему, он не смог придумать достойной альтернативы службе на королевском флоте.
Так что, после всех размышлений, следовало призвать на помощь все свое упрямство и продолжить грызть гранит науки, радуясь встречам с любимой и единственной. Нужно всего лишь недолго потерпеть всю эту каторгу и отмучиться с финальными экзаменами, после которых мечта Баязида о настоящей службе на флоте должна была наконец воплотится в жизнь. А после этого, можно будет подумать и о собственном доме - в Мориссии или той же Адане. Почему бы и нет?
-Не волнуйся, я благополучно добрался до казармы, -улыбнулся Баязид и едва не ляпнул, что ему не впервой подобные пробеги по крышам, но вовремя спохватился - ведь услышав такое, Мина вновь могла бы рассердится. -Я очень по тебе скучал и долго не мог уснуть, думая как нам было хорошо вместе. Даже несмотря на то что ты снова меня едва не поколотила. Знаешь... я уже привык за это лето, что мы много времени проводим вместе... чертовски нелегко заставить себя уйти от тебя...
Дойдя до конюшни, Баязид не тратя даром времени, принялся за свое самое любимое занятие - нежно обнял Амину и подарил ей очередной жаркий поцелуй. Благодаря тому что все кадеты сейчас были на обеде, можно было не беспокоится что кого-то может принести нелегкая. Так что наш бравый моряк, дает себе полную волю, начав расстегивать пуговицы на платье своей супруги... мельком подумав о том, что этот обеденный час можно провести более продуктивно и приятно.
-Мина... любимая моя.., -шепнул молодой человек, отступив на шаг и зайдя в пустой денник, где и продолжил череду жарких и нетерпеливых поцелуев. Но в тот момент когда он был готов попрощаться с остатками благоразумия, жена выдала нечто такое, что заставило Базяида остановится. Он ведь понятия не имел откуда взялись эти чертовы патрульные и решил что они заметили его совершенно случайно - а вот теперь оказалось что нет?
-Мартин – сын того торговца, у которого я гощу, пока ты в академии. Я видела его рядом с начальником патруля – должно быть он сдал тебя, иначе почему бы там стоял, а не пошел в дом? Не знаю только, зачем он это все сделал… это же так подло и низко! -закончила свой рассказ Амина, гневно сверкнув глазами. И если она не знала зачем этому самому Мартину понадобилось делать подобную подлость, то у Баязида было одно предположение... и судя по всему сынку купца явно жить надоело?
-Этот Мартин... пытался заговорить с тобой? -поинтересовался Баязид, недовольно нахмурившись. -Знаешь... сейчас мне уже меньше начала нравится идея тетушки Кары попросить о помощи этих людей. Этот кретин наверняка захотел приударить за тобой, поэтому и меня сдал патрульным...
Будущий капитан вспомнил как весело было слушать о похождениях Али - все восхищались его ловкостью и умением очаровывать дам... но вот сейчас Баязид подумал о том, что не желал бы оказаться на месте мужей всех этих женщин. Его ревнивое сердце собственника быстро подсказало верную догадку насчет сына купца - тот, увидев красивую женщину, явно решил развлечься за чужой счет?
Да черта с два... надо бы поговорить с этим Мартином.., -подумалось Баязиду, прежде чем он обнял Амину. Она рассказала что облила хозяйского сынка водой, а затем крайне резко ответила ему сегодня, когда он попытался с ней заговорить. -Ты все сделала правильно, Мина... и полагаю что мне тоже придется сказать этому человеку пару ласковых... Иначе я не буду уверен, что он вновь не попытается оказывать тебе знаки внимания. Я и подумать не мог о чем-то таком...
Баязид притянул Амину ближе к себе, вновь прикасаясь к желанным губам своими. И судя по всему, воспоминания о вчерашней приятной ночи были свежи не только у него одного? Он жарко целует свою вредную женушку, прижимая ее к стенке денника, прежде чем приподняв подол ее платья не начинает более чувственных и будоражащих желание ласк. И сейчас молодому человеку очень хотелось обладать Миной и чувствовать что она безраздельно - и телом и душой - принадлежит лишь ему одному.
По счастью, им очень повезло и никого-таки не принесло в конюшню как обычно бывает по закону подлости. Баязид естественно, нисколько не жалел о том что пропустил обед и сможет перекусить теперь только во время следующего перерыва между занятиями. Но все хорошее обычно имеет обыкновение слишком быстро заканчиваться... так что и двоим пылким влюбленным тоже приходится заставить себя отстранится друг от друга.
-Я навещу тебя сегодня вечером... пусть ненадолго, но все равно зайду, -шепнул Амине Баязид, когда она прижалась к нему, чтобы перевести дух после очередной любовной феерии. -Так что не закрывай окно и жди меня. Мне не хочется сейчас отпускать тебя... но придется... скажи что будешь очень по мне скучать?
Увы, но Баязиду приходится заставить себя проводить Амину до парадных ворот... и отпустить домой, подарив еще один поцелуй. Посмотрев ей вслед, будущий капитан ощутил как его начинает охватывать ревность и злость на сынка купца - пусть даже он и не мог быть достойным соперником. Баязид знал, что этому парню не удалось бы заинтересовать Мину... однако, хотелось раз и навсегда расставить точки над "и", дав понять Мартину что не стоит даже пытаться зарится на чужое. Надо полагать и в Гасконии воров обычно ожидало неминуемое и суровое наказание?
Осталось только придумать, как именно осуществить его...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-06 00:21:00)

+1

23

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
шесть месяцев спустя
[float=left]http://funkyimg.com/i/2ogbX.gif[/float]Время в Лионе текло своим чередом день ото дня…
Здесь не было места размеренной жизни, как это было наверняка в Адане, где Амина успела укусить сладкой жизни безделья, праздности и спокойствия. Пожалуй, обозначить все то, что чувствовала Мина в гасконском городе, что славился своей академией на все королевство, можно было одним емким словом – ожидание. Она жила одним лишь ожиданием, когда ей повезет повидаться с Баязидом – либо он выйдет к ней во время обеденного перерыва, чтобы обменяться письмами и несколькими поцелуями, благодаря которым будет проще дожить до нового свидания, или же сбежит из академии на час или ночь, которая пролетит даже слишком быстро. И в какой-то степени молодая женщина могла предположить, что этим ожиданием судьба наградила их с Баязидом в наказание за их поспешность и нетерпеливость. Ведь ничто им не мешало жить под крылом у родителей, не торопясь перебрать на себя всю ту ответственность, которую они несут теперь не только за себя, но и за ребенка, который уже совсем скоро должен будет родиться. У них не было необходимости спешить – так говорил теперь разум молодой кареглазой женщине, переживающей разлуку с любимым мужем, что давалась ей не просто. Ей ведь так хотелось, чтобы он был рядом с ней в каждое из этих мгновений перед рождением их первенца! Иногда она даже позволяла себе полить подушку слезами, чтобы облегчить свое сердце от грусти, переживаемую ней.
Госпожа Мадлен говорила, что это все из-за ребенка – и хорошие, и отрицательные эмоции, что не желали подчиняться воле атлантийки, которая начала раздражаться даже из-за пустяков. К счастью, не иначе, для торговца, в доме которого и остановилась Амина гостьей, пока длилось обучение Баязида, его сыну пришлось отправиться в столицу по делам, благодаря чему молодой человек мог быть спокоен, не донимая жену ревностью, как это частенько случалось во время их встреч поздними вечерами. В точности, как и помогло на какое-то время Мине успокоиться – она не могла спокойно реагировать на ухаживания Мартина, которого не могли остановить, казалось, даже угрозы вспороть ему живот (или чем еще мог припугнуть наглеца Баязид – женщина даже боялась предполагать). Так что… у нее не было причин гневить Создателя жалобами на жизнь. 
Впрочем, она должна была еще отблагодарить своего отца за то, что он не позволил Баязиду ехать в военный поход вместе с ним и Али, на что так рассчитывал Таас. И что вылилось в весьма громкую ссору, которую едва не услышали и не увидели, что самое ужасное, хозяева дома, в котором гостила дочь и невестка адмирала королевского флота. Ведь, что бы она тогда делала без своего деятельного мужчины? Похоже, Баязид не успел подумать о ней, когда решил поделиться своим недовольством по поводу того, что не мог попасть в настоящую боевую кампанию, куда избрали некоторых его друзей, что были ничем не лучше его. Но, как вообще она жила бы день ото дня, ведь и без того для нее дни тянулись подобно серой паутине, длинной нитью ожидания?
[float=right]http://funkyimg.com/i/2ogc2.gif[/float]Тем вечером, прежде чем вечерние сумерки полностью затемнили небосвод, Амина вышла на балкон, что выходил во внутренний дворик дома торговца, и какое-то время наблюдала за деятельными слугами. Женщина поймала себя на мысли, что ей бы тоже хотелось иметь свой дом, но не жить в качестве гостьи, уповая на милость торговца и его жены, которым могла и надоесть такая гостья, что могла даже родить изо дня на день. И не важно, что однажды торговец в порыве благих намерений при Баязиде сказал, что не против был бы обзавестись такой же невесткой, как и Амина. Произошло несказанное чудо, ведь дражайший супруг ничего не ответил на эти слова благодетеля, пусть и болезненно принял эти слова в виду своей вредной ревнивой натуры. И нужно сказать, что после этого Мина полагала, что Баязид решится перевести ее в отдельный дом. Но, видимо, страх оставить ее совсем одну на попечение слуг был больше…
Так что, оставалось жить и ждать, когда уже закончатся экзамены ее мужчины в чужом доме.
- Как ты себя чувствуешь, Амина? – спросила Мадлен, подойдя к молодой женщине, стоявшей на балконе. – Тебе не стоило вставать и одеваться. Лучше полежать в твоем положении, смотри какой большой у тебя уже малыш, наверняка сильно толкается? – добавила женщина вскоре, заставив и Мину улыбнуться. Она, конечно, не может сказать, что планировала на этот день вовсе не прогулку по дому, а полноценный поход в город, а точнее – к Академии, где хотела привычно встретиться с Баязидом, для которого написала письмо. Однако ребенок был слишком неугомонным, и заставил ее отказаться от ее намерений. Так что, теперь Амина надеялась только на то, что Баязид придет к ней. Ведь, если он не сбежит к ней этой ночью – она не найдет ему оправдание и придет к нему в академию уже завтра, чтобы устроить настоящую взбучку.
- Мне уже лучше – малыш уже не толкается так сильно, - мягко улыбнувшись, произнесла в ответ Амина. – Но, право, не знаю, стоит ли мне лежать. Мой дедушка – известный в Атлантии врач, говорит, что женщине в положении полезно много ходить. Моя мать была много раз беременной, и я запомнила, что он ей советовал, - ответила она следом, с должным уважением говоря о своей родне, по которой тоже соскучилась. – Но, я все-таки лучше пойду в свои покои и там отужинаю с вашего позволения, - добавила она, прежде чем скрыться в своей комнате, где привычно уже было приоткрыто окно для ее любимого и ожидаемого визитера. Служанка помогла ей избавиться от верхней одежды, а также принесла ужин, над которым Мина и сидела, дожидаясь прихода мужа.

+1

24

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Баязид естественно не мог просто так спустить с рук Мартину ухаживания за своей любимой женой... и их совместная жизнь и брак дались слишком дорогой ценой, чтобы позволить кому-то влезать в свои отношения. Конечно же, молодой человек полностью доверял Амине и прекрасно знал, что она не стала бы поощрять сынка купца - но поговорить с этим кретином, что позарился на чужое, все же стоило. Тем более что вскоре представился подходящий случай для выяснения отношений, когда старшие кадеты стали ходить на практические занятия в порт и по дороге туда и обратно фактически были предоставлены сами себе. Нетрудно было найти ту самую лавку и предупредить его один-единственный раз, что ему следует раз и навсегда забыть об Амине. Неизвестно, послушался бы Мартин внушения, сделанного Баязидом и его друзьями, однако вскоре, отец послал его по делам в другой город, так что в результате банального мордобоя сын купца избежал. Баязид даже подумывал о том, чтобы снять дом для жены, попрощавщись с торговцем и его супругой, однако он не стал поступать подобным образом, боясь оставить ее одну и в интересном положении только лишь на прислугу. И пожалуй, на этом месте стоит сделать небольшую паузу в рассказе и упомянуть о том, насколько изменился наш бравый моряк за последние полгода...
Узнав о беременности Мины, Баязид отреагировал на эту новость как и многие мужчины - замечательно, будет ребенок, это ведь вполне закономерно после свадьбе, разве нет? И только переехав в Лион, молодой человек начал всерьез задумываться о своем грядущем отцовстве... а еще понял, насколько непросто было его родителям. Отец Баязида по сути дела постоянно был в разъездах по долгу своей службы, так что все заботы о доме и детях ложились на плечи Андромеды. Она каким-то чудом, не иначе успевала разрываться на тысячу дел, успевая и за детьми присмотреть и помогать в приюте для сирот... и сейчас ее слова о том, что Баязид обязательно пойме насколько сложна может быть совместная жизнь, проявились для будущего капитана в новом свете. Особенно явственно он ощутил правоту своей мудрой и любящей матери, когда его собственный ребенок начал подрастать под сердцем у Мины - тот самый маленький и уже успевший сформироваться человек, за которого Баязид должен будет нести ответственность всю свою жизнь. Ведь верно говорится, что для своих родителей дети всегда останутся детьми и неважно сколько им уже стукнуло лет? Временами Баязиду было очень стыдно за ссору с отцом и он очень жалел что уже ничего не исправить и не повернуть время вспять. Не следовало говорить об Али... и попрекать отца тем что он всегда очень его любил - ведь в отличии от некоторых, он был куда более благодарными любящим сыном. Да что уж тут говорить? Когда Али сказал как-то что готов без раздумий отдать жизнь за любого из детей Ардавана и Андромеды или за них самих, Баязид нисколько не сомневался что старший брат именно так бы и сделал.
В общем, обдумав все это, молодой человек решил серьезно поговорить с отцом, как только узнал что тот собирается приехать по каким-то делам в Лион. Баязид старался заранее представить себе весь этот разговор и подобрать единственно правильные и верные слова, чтобы наконец поставить точку в той летней ссоре - однако парень и представить не мог, что Ардаван приехал по делам снабжения флота и заодно обсудить с руководством Академии отправку некоторых способных кадетов в зону проведения боевых действий. Такое на практике делалось неоднократно и молодые моряки получившие свое первое боевое крещение, естественно получали послабления по учебе. С тех пор как началась военная кампания против пиратов, Баязид мечтал о назначении на какой-нибудь корабль - хотя бы на "Сокол", даже самым младшим офицером! Уж он-то сумеет проявить себя самым лучшим образом и докажет что достоин самостоятельно командовать настоящим военным галеоном... но Ардаван уже с первых слов их беседы, опустил своего сына с небес на землю.
-Ты останешься в Лионе и будешь продолжать учиться и конечно же заботится о Мине. Разве не этого ты хотел? -поинтересовался у своего непутевого сына Таас. -Я договорюсь с ректором, чтобы тебе позволяли чаще навещать ее.
-Отец... как же так? Все мои друзья едут воевать, а я должен отсиживаться в Лионе?? Ну уж нет... прошу вас, позвольте мне тоже поехать? -взмолился Баязид. -Я мог бы отправить Мину к жене Али... там ведь сейчас и матушка и они сумеют позаботится о ней. Пожалуйста...
-Баязид... я не собираюсь менять собственных решений. Твоя первоочередная задача - заботится о жене. Ты посчитал себя достаточно взрослым для того чтобы жениться и стать отцом, так что теперь, будь любезен выполнять обязанности супруга, -оборвал сына старший Таас. -Ты остаешься в Лионе и точка... на твой век еще хватит военных походов и морских сражений. Подумай лучше о Мине - как можно сейчас оставить ее одну?! Она нуждается в тебе больше чем когда-либо...
В общем, несложно догадаться, что прощения у отца Баязид так и не попросил и вдобавок чертовски разозлился на своего дорогого родителя за его категоричность. В Академии итак любили подшучивать, что Таас-младший мол адмиральский сынок и ему нередко завышают оценки, хотя это было полнейшей глупостью. Но подобные слухи это одно... а если начнут говорить что папаша пожалел сыночка и оставил в Академии когда другие сражались - совершенно другое.
-Вы лучше других знаете, что обо мне будут говорить! Что я струсил и предпочел отсидется в теплом месте, пока другие воевали..., -попытался возразить отцу Баязид. -Но я ведь готов сражаться как и все мои друзья... и вы никогда не выказывали мне какого-либо особого отношения. Так что же случилось сейчас?!
-Ты снова забываешься, мальчишка! -нахмурился Ардаван - он старался последовать примеру Ани и наконец-то наладить отношения с сыном... но не мог позволить ему продолжать разговор в подобном тоне. -Дело не в особом отношении, а в том что у тебя беременная жена. А я не должен объяснять тебе очевидных вещей и не стану повторять того что уже сказал. Если не подчинишься и посмеешь удрать вместе с остальными кадетами - я знаю что ты способен на такое - пеняй на себя.
После этого разговора на повышенных тонах, Баязид был даже не рад увольнительной, которую ему весьма охотно предоставили в Академии. Благодаря этому, он мог пару дней провести с Миной и в любое другое время его бы это обрадовало... но теперь, в свете всех новостей о военном походе, будущий капитан был расстроен. Рассеянно поздоровавшись с Мадлен и ее мужем, Баязид поднялся в гостевую спальню, где обняв Амину, поспешил ей все рассказать, в надежде что она его поддержит...
-Приехал отец... и мы поругались. Он сказал что зайдет проведать тебя завтра, перед тем как снова уедет. Мина... только представь себе - он запретил отправлять меня в военный поход.., -пожаловался парень, присев перед Аминой и прижавшись щекой к ее большому животу. -Теперь все будут говорить что папаша-адмирал решил обезoпасить своего сынка, в то время как другим пришлось ехать на войну. Это несправедливо, ведь я хочу поехать...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-07 17:37:00)

+1

25

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
● ● ● ● ● ● ●

http://funkyimg.com/i/2opTh.gif

… моя страсть исходит из моей боли…
… моя слабость делает меня сильнее…
… мое прошлое не открывает меня…
… моя сила – иллюзия…
… мое спокойствие скрывает шторм… 

http://funkyimg.com/i/2opTk.gif

● ● ● ● ● ● ●
Ужин, который попробовала тем вечером Амина, не выбираясь из кровати (почти, как и гласили атлантийские традиции, требующие спокойного приема пищи в полулежащем положении) был, безусловно, вкусным и понравился молодой женщине. Конечно, ей по вкусу не хватало специй, практически всегда – то ли из-за беременности и смешанных вкусовых ощущений, из-за которых она однажды хотела спелых манго, а через минуту сбитых сливок с сахаром, то ли из-за разительной перемены кухни. Как бы там ни было, а в Гасконии готовили блюда с меньшим использованием различных приправ и пряностей. Однако за те полгода, которые провела Мина в чужом крае, молодая женщина полагала, что успела приспособиться, подобно молодому цветку, что только тянется к солнцу и может себе позволить маневры в ту сторону, где заходит солнце.
Налив себе немного подслащенной медом воды, женщина скривилась – ей не хватало прохладного фруктового щербета, который подавали у них в доме к ужину или к любому другому приему пищи. Фруктового щербета или щербета из дикой розы – да-да, дом отличается своими вкусовыми традициям, которых кареглазой атлантийке с каждым днем все больше не хватало. И сейчас, пожалуй, настал тот промежуток времени, когда ей было сложнее всего оставаться вдали от дома. Ведь в каждой мелочи, даже самой мелкой и, казалось бы, на первый взгляд не существенной она нуждалось в своем доме, в Атлантии, которую так тщательно она отстраивала в тех покоях, которые занимала сейчас, пусть и временно. Не так давно, месяца три назад, она на рынке отыскала настоящую полупрозрачную ширму, которая давно стала верным атрибутом любой спальни, не говоря уже о ароматичной лампе, которой женщина стала контролировать аромат своих покоев, наполняя их непревзойденным вкусом ванили и кофе. Это, конечно, не сравнится с тем запахом моря, к которому стремился наверняка Баязид, но Амина надеялась, что этот кофе уже давно должен был ассоциироваться у ее благоверного мужа с ней. Все-таки не зря они вместе росли и знали друг о друге даже то, что лучше было оставить в незнании.
Поднявшись из своей кровати, на которой она и отужинала в одиночестве, Амина позаботилась о том, чтобы в покоях приятно пахло, и проконтролировала лампу, дабы из-за нее ничего не зажглось на случай, если она уснет, так и не дождавшись своего мужа, к приходу которого она собиралась подготовиться по-особенному. Зайдя за ширму, она расшнуровала свое и без того свободное платье, которое упало к ее ногам, незадолго до того, как дверь в покои отворилась и … пропустила Баязида.
- Милый! Ты пришел! – даже не запахивая свой шелковый халат, темноволосая женщина вышла с радушной улыбкой навстречу своему любимому мужчине, надеясь на встречную радость. К тому же, ей не терпелось узнать, почему он пожаловал не по обычному его пути – через окно, которое она предусмотрительно оставляла приоткрытым, даже ночью, когда она уже засыпала из-за тех мучений, которых в течение дня испытывала от их будущего ребенка, что очень настойчиво напоминал о себе. И сейчас малыш не стал ждать, пока о нем вспомнят, толкнув мать изнутри своей маленькой ножкой или ручкой…
Правда, сама Амина прежде успела заметить не самое радушное выражение лица своего мужчины, поэтому не зная, что и думать, опешила. Лишь пригладив свой существенно округлый живот, она тихо вздохнула, прежде чем решилась приблизиться и расспрашивать любимого упрямца – что же все-таки случилось, что он такой … встревоженный? Сердитый? О, да! Определенно, Баязида можно было назвать сердитым, если не на весь мир, так на что-то очень серьезное, от чего она и попыталась отвлечь своего муженька.
- Мы по тебе скучали, - произнесла она, обняв мужа, которого вместе с новым поцелуем, увлекла к себе на мягкую постель, где они могли расположиться, чтобы поговорить в более привычной, что ли, обстановке. – Но, почему на тебе нет лица? Что случилось? – мягко начала выведывать Мина у мужа, прежде чем он сказал ей все, что мог.
Но… собирался ли он говорить все именно так, а не иначе?
Наверное. Может быть?

В любом случае, она не знала. Как и не знала, как ей ответить на то, что услышала от своего мужчины и в первые мгновение молчала, опустив глаза на руки, в которых все еще находилась ладонь Баязида, что стремился вовсе не к ней, а … к морю.
Вот тебе и молодой моряк? Дай ему волю, морские просторы и жди, словно ветра в поле…
- А то, что сынок адмирала должен скоро стать отцом – это ничего? На это его многочисленные друзья ничего не говорят?!– внезапно нарушила тишину Амина. – Думаешь, все дается, как манна небесная? Думаешь, ты пойдешь в свой поход, а я буду мучиться одна в ожидании и неведении, дожидаясь тебя?! – от обиды, женщина почувствовала, как ее глаза набрали соленых слез, что вот-вот были готовы сбежать по ее личику. – Если так хочешь плыть – уплывай, давай! Зачем тогда пришел, если тебе главное – там, в море? – хлопнув мужа по плечу, Мина поспешила выпроводить его из своей комнаты, где еще недавно так тщательно готовилась его встретить подобающе. – Уходи, Баязид! Уходи! И чтобы я тебя не видела здесь, раз для тебя важнее всего то, что скажут другие! Ты смотри, какой же ты подлец поганый! – не жалея сил, Мина постаралась для того, чтобы Баязид оказался за дверью, при этом не единожды хлопнув его то по плечу, то… где попало, а в результате захлопнула перед его носом дверь, после чего поспешила смахнуть с глаз слезы, направляясь к постели.

Отредактировано Tony Danziger (2017-02-07 00:08:53)

+1

26

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Отчего на этом свете происходят ссоры между дорогими и близкими друг другу людьми? Наверное, в первую очередь из-за непонимания и невнимательности... и из-за того, что каждый человек думает прежде о себе и уже после - о своих близких. Возможно, будь Баязид старше, он бы поостерегся говорить то что сейчас выдал своей жене, помня о том, что она в интересном положении и ей противопоказано волноваться. А еще следовало бы задуматься о том, что любая женщина желает чтобы ее мужчина был рядом с ней - и Мина не была исключением из правил, особенно если учитывать тот факт что последние полгода она видела своего благоверного лишь урывками.
Итак, после слов Тааса-младшего наступила пауза, после которой произошло совершенно не то чего мог бы ожидать наш будущий капитан. Женушка не стала ему сочувствовать и соглашаться с тем, что отец перешел все границы, запретив отправлять свое беспокойное чадо на театр военных действий - собственно говоря, грянула самая настоящая буря, после которой Баязид оказался за дверью гостевой спальни. Он настолько растерялся после того как Мина порядком вспылила, что даже не сопротивлялся пока она ругалась и затем вытолкнула его за пределы комнаты. И что тут будешь делать? Если бы рядом был Ардаван... то наверное нисколько не удивился бы увиденной картине - его дети ссорились с того самого момента как научились говорить. Став взрослыми они совершенно не изменились, несмотря на то что скоро уже сами должны были стать родителями...
-Мина, немедленно открой дверь!! Ты слышишь меня?? -рявкнул Таас, дернув ручку двери спальни. Но все двери в доме торговца были дубовыми и сработанными на совесть, на старый манер - так что даже если бы Баязид захотел выломать досадную преграду ко всем чертям, у него ничего бы не вышло. -Вот какого черта ты снова начинаешь???
После того как за дверью воцарилась полная тишина, парень без труда догадался что Амина верно легла спать, так что продолжения беседы не будет. Она всегда могла дать ему фору в ослином упрямстве, о чем не раз говорили их родители... так надеяться на то что Мина сменит гнев на милость не приходилось. Но и Баязид не собирался так просто сдаваться, оставшись перед закрытой дверью, так что направился на выход, решив что жене все равно придется его выслушать. В конце-концов, она должна его уважать, а не устраивать скандалы и разборки по каждому поводу! Их отец тоже постоянно был в море... но мать почему-то не швыряла в него предметами обихода и не закатывала выяснений отношений, так чтобы все соседи слышали что происходит в доме адмирала. Амина ведь тоже знала, что выходит замуж за моряка, разве нет?!
Выйдя из дома, Баязид ловко забрался по решетке, что была на стене до приоткрытого окошка спальни - по счастью, его вредная женушка не подумала его закрыть. Пара минут и бравый моряк уже оказался в комнате, где царил полумрак, потому как Мина потушила свечи, прежде чем улечься в постель. Она еще не спала и увидев феноменальное появление своего непутевого мужа, отвернулась к стенке - ну а Баязид, нисколько не теряясь, стянул свою форму и бросив ее на ближайшее кресло, забрался под одеяло рядом с женой.
-Мина... прости меня.., -он вздохнул, попытавшись обнять Мину, но она оттолкнула его руку не позволив этого. -Я не должен был всего этого тебе говорить... просто отец сегодня перешел все границы. Он всегда говорил, что не станет вмешиваться в мою учебу, чтобы никто не сказал потом, что ко мне есть какое-то особое отношение как к сыну адмирала. Но теперь... именно так и скажут и мне невыносима сама мысль об этом. Я не хочу покидать тебя... мне просто хотелось поделится с тобой всем этим.
Баязид понятия не имел, что все основные сражения уже были закончены... а кадетов отправляли на корабли, потерявшие командный состав. Ардаван мог бы все это объяснить своему сыну, но не посчитал нужным, нарвавшись на очередной разговор на повышенных тонах. По сути дела на настоящую войну необстрелянных салаг никто бы не отправил, но младший Таас порядком разозлившись, даже не подумал об этом.
-Сегодня я понял одно... он никогда не простит мне того что я сделал... По правде говоря, я не знаю как принять все это и понять, Мина. Мне это наказание кажется чертовски несправедливым, -продолжил Баязид. -И мама на его стороне... так что я не хочу возвращаться домой, даже если они сделают вид что простили нас. Хотя... что тут вообще прощать?? Мы не сделали ничего такого...
Придвинувшись к жене, он аккуратно отвел в сторону волну темных волос Мины и обнял ее, несмотря на то что она постаралась отстранится от него. Обнимая свою вредную женушку, Баязид прикоснулся ладонью к ее животу и ощутил сильные и сердитые толчки изнутри - похоже что маленький Таас тоже злился на своего непутевого папашу? Подумав об этом, молодой человек улыбнулся... и тут же ощутил как уходит злость на отца - как бы не было обидно, но если задуматься то Ардаван был прав? Если бы Баязид уехал-таки в поход, Мине пришлось бы остаться одной у совершенно чужих людей...
-Пожалуйста прости меня... я снова все испортил, да? -тихо произнес Баязид, притянув к себе Мину. -Мне надо было начать вовсе не с этих новостей... а с того что у меня увольнительная на целых два дня. И что я чертовски по тебе соскучился и очень тебя люблю. Но ты же знаешь, что я сначала делаю, а потом думаю? Прошу тебя, не сердись... можешь меня снова как следует стукнуть, я это заслужил.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-07 23:25:51)

+1

27

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2osE8.gif[/float]Возможно, если бы не беременность со всеми эмоциональными всплесками, то будущая мать маленького Тааса, не решилась на столь неслыханную наглость, вроде той, которую она устроила – выгнала мужа из своих покоев, предоставив ему возможность развлекать и утешать себя самого. Конечно, она знала, как важно было для него море – они вместе в детстве ходили встречать отца в порту, когда он возвращался из долгого морского похода. Вместе они с Баязидом обожали, когда отец брал их на свой корабль, где уже в течение первого часа их пребывания, они успевали завязать отношения с командой корабля, не говоря уже о том, что знали – что где и к чему. Однако она не могла или не хотела сейчас оказывать сочувствие своему мужу, который снова нашел повод для ссоры с их отцом, которому наверняка не хотелось говорить своему безумно упрямому сыну все то, что было сказано. Наверное, не наступит тот день, когда они наконец-то снова вернутся к тем беззаботным и светлым дням, когда у них все было хорошо, и между ними всеми царил хрупкий, но столь воодушевляющий мир? В любом случае, пока молодой моряк и страшный упрямец не прекратит пороть горячку, идя против отца, до той поры им придется оставаться в своем привычном положении дел. В Лионе? Уж, по правде говоря, Мина предпочла любой другой уголок королевства, но только не Лион. Хотя и не знала, что этот город-порт был еще близок к тем традициям, которые были близки жителям Атлантии. Но, не суть?
Если все-таки перебирать дальнейшие причины и все без исключения «если бы», которые помешали молодой супруге приласкать и пожалеть своего благоверного мужа, как он на то, наверняка, надеялся, то стоило отметить, что этот список был очень и очень долгим. В последнее время, наверное, даже слишком увеличился, ведь к нему можно было прибавить не только переезд в чужие края, проживания на милости у добрых торговцев, что были всего лишь должниками покойного супруга их тетушки, но и банальные вещи, вроде мелких желаний уюта и тепла в своем доме, в родном крае.
А еще ей хотелось ужасно хурмы и лукуума…
Тихо вздохнув, Амина оглянулась на дверь, за которой находился Баязит. Он еще не понял, что именно задело ее. А ведь, если посмотреть более внимательно, то дело было не только в нынешнем инциденте. Все накапливалось слишком долго, постепенно, капля за каплей, тогда как сейчас вулкан взорвался и обрушился на молодого мужчину, которому тоже хотелось взаимопонимания, как и ей. Вот только сейчас Мина решила, что не поддастся внезапному наплыву нежности. Как бы там ни было, а ей хотелось, чтобы ее муженек не только на словах заботился о ней, но и на практике. Например, думал о ребенке, а не о море. Вот как сейчас! Он был зол и рассержен на отца, потому что тот не дал ему возможности проявить на флоте. А ведь за это время, она могла уже родить и наблюдать за первыми днями, неделями или даже месяцами жизни их ребенка, в котором не чаяла бы души.
А Баязид? Так уж ли он был готов отвечать за собственные поступки, как говорил еще недавно? Однако теперь, в какой-то степени, она знала, что имел в виду отец, когда разговаривал с ней еще до свадьбы…
Сняв с себя халат, который еще недавно даже не успела запахнуть, темноволосая женщина отправилась в постель, чтобы отдохнуть после долгого рабочего дня. Она прекрасно понимала, что сейчас не уснет, и всю ночь будет думать о том, где шляется ее благоверный, терзая себя мыслью о том, что нужно было как-то иначе наказать его. Но, что сделано, то сделано.
Впрочем, как оказалось, шляться Баязид и не был намерен. Особенно, когда влез по привычному уже маршруту в окно. И если, отбросить всю напускную суровость, Мина была рада тому дерзкому поступку, который сделал ее любимый муженек, наплевав на ее желание прогнать его. Правда, чтобы он не расслаблялся, молодая женщина еще отвернулась от него, поэтому не видела, как он избавляется от одежды,  после и прижимается к ее теплому телу своим.
- Отец перешел границы? Ой, да что ты не говоришь?! – отбросив руку мужа со своего бедра, произнесла женщина, прежде чем Баязид успел продолжить. – И только что ты утверждал, что хочешь отправиться в море, а не оставаться со мной – как-то быстро у тебя меняются желания, Баязид. Определился бы ты, что для тебя важно – мнение других или я?! Но, нет! Ты думаешь только о своем море! - сердито продолжила она,  так и не поворачиваясь к своему благоверному, у которого было еще что сказать.
Вот только откуда было отыскать терпения для своего любимого муженька самой Амине?
- О, Создатель! – вздохнула она. – А ты не подумал, почему он не может тебя простить? Ты постоянно чего-то от него хочешь, но когда тебе делают услугу – не умеешь оказать благодарность! – решив, что на этом она остановится. По крайней мере, пока. Наверное, если бы она продолжила, то точно расплакалась, как в худшие дни своего детства, когда она болела, или ее болело что-то. Вот только одна беда была сейчас – болело у нее сейчас сердце. Душа?
Поджав губы, темноволосая атлантийка не препятствовала более мужу обнимать ее. Тем более, ребенок снова начал доставлять беспокойство, толкаясь внутри нее, словно бы уже пытаясь убеждать от них. Или попросту побить своего отца, что уже пытался поймать ножки своего маленького сына или дочки?
- Баязид! Я хочу домой! Ты не хочешь, а я хочу! – в итоге всех слов, сказанных благоверным мужем, произнесла Амина. – Я хочу жить не за счет милости добрых людей, а в своем доме. Я хочу знать, что рядом наша родня, а не чужие люди, что смотрят на тебя, как на диковинку какую-то! Я хочу есть банально, сидя на подушках! Хочу лукуум! И сладкий щербет, а не это подобие угощений! – позволив щекам ринуться по щекам, произнесла она мужу, повернувшись к нему лицом. – Но главное, чего я хочу – хочу, чтобы ты прекратил уже ссориться с отцом! Неужели так сложно помириться с ним?! Сделай над собой усилие, ради меня хотя бы. Если ты меня так любишь, как говоришь… - добавила она, начав всхлипывать от избытка эмоций.

+1

28

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
Баязид был чертовски упрям... и собирался возразить всем аргументам высказанным Аминой - почему только лишь он один виноват?? Отец мог бы поддерживать его, вместо того чтобы усложнять жизнь... одна только "опала" у собственных родителей сразу после свадьбы чего стоит. Все друзья Баязида были уверены, что адмирал устроил своему сыночку роскошную свадьбу в Мориссии, так что парень не стал им рассказывать как все было в действительности. Что его и Мину поженили, чтобы как можно скорее сбагрить их обоих с глаз долой, в тот маленький домишко возле рынка.
Глаза не видят - сердце не болит, кажется так принято говорить?
Парень уже собрался было высказаться относительно возвращения домой... но промолчал, потому как со старым домом родителей в Мориссии было связано слишком много позитивных воспоминаний. Это был настоящий дом, куда хотелось возвращаться - тот самый маленький и уютный мир, который удалось создать Ардавану и Андромеде для всех своих детей. Что уж там говорить, если даже Али, которому уже давно было за тридцать, не торопился покинуть родное гнездо? По крайней мере до недавнего времени все так и было...
-Знаешь, мне почему-то сейчас вспомнился наш корабль, вросший в песок на побережье и как мы неслись домой, когда на море собирался шторм. А потом сидели в комнате у мамы и слушали как она читает очередное письмо от отца, -тихо произнес Баязид. -Обычно они обгоняли его всего на день-два... Я помню как мы за него волновались, если он задерживался - и я хочу помириться с ним, Мина и чтобы все было как раньше. Не сердись на меня, я действительно сболтнул глупость сегодня. Мне очень хочется чтобы родители нас приняли обратно и все было как прежде - жить вместе с ними, Руми, Ахмедом и Мурадом в нашем старом доме, строить планы и растить нашего ребенка. Но ты должна понять, что море всегда будет частью этой самой жизни - оно прочно вошло в нее, когда родители решили соединить свои судьбы.
Баязид нежно обнял Амину, уже не опасаясь что ему может прилететь очередная хорошая оплеуха... и несмотря на все правила, запрещающие мужу и жене проводить вместе ночь перед рождением ребенка, будущий капитан не смог оторваться от своей вредной супруги до самого утра. Это было их очередное примерение - словно полоса спокойного штиля после жестокой бури. А когда прошли два дня увольнительной Баязида, ему пришлось вспомнить о финальных экзаменах в Академии, которые нужно было сдать на хорошие отметки чтобы претендовать на собственный корабль. Благодаря собственному неутомимому упрямству, молодой человек успешно справился с этой задачей, так что когда Ардаван вернулся из столицы королевства, ничего не мешало ему забрать своих непослушных детей с собой в Адану на "Владыке морей"... тем более, что там его уже давно и с нетерпением ждали.
-Как ты себя чувствуешь, дорогая? -поинтересовался адмирал у любимой дочери, когда она вышла на палубу на следующее утро после начала морского путешествия. Амина выглядела усталой, ведь беспокойный малыш не давал ей как следует выспаться, так что Ардаван всерьез беспокоился за дочь. Военный галеон был лишен необходимых удобств, необходимых беременной женщине, так что Таас поселил Мину и Баязида в свою каюту, где была обычная и удобная кровать. -Тебе надо больше отдыхать сейчас... так что можно будет на пару дней остановится у Али и его жены, прежде чем возвращаться в Мориссию. Мне не терпится увидеть Руми, Ахмеда и Мурада - Ани писала, что они подросли за эти полгода, а младший уже пытается вставать и пробовать ходить самостоятельно. Хочу уже скорее обнять их...
Тем временем, пока отец говорил с Миной, Баязид успел переговорить с несколькими офицерами, узнав о том что "Владыка морей" вот-вот войдет в очень опасную часть моря. Опасную - из-за буйных штормов, что бывали здесь круглый год. Конечно адмиральскому флагману как и судам что сопровождали его было не привыкать к подобному... и если бы Баязид был сейчас на службе, то не особенно беспокоился. Однако, с ним была его ненаглядная супруга в интересном положении...
-Ветер начал крепчать, -сообщил отцу и Мине молодой человек, подойдя к борту галеона. -Скоро начнется хорошая качка... милая, может тебе лучше прилечь? Пойдем со мной?
Протянув жене руку, младший Таас направился вместе с ней в отцовскую каюту. Ардаван пока что остался на палубе, приказав команде готовится к серьезному шторму... потому как свинцовые тучи, которые собирались на горизонте, явно гарантировали скорое изменение погоды к худшему. Ветер усиливался с каждой минутой, одев на волны белые гребни пены и заставив их значительно увеличиться в размерах...
-Держите курс по ветру, -приказал Ардаван рулевому, поднявшись на мостик. -Нам не обойти грозовой фронт, так что готовьтесь к тому что нас основательно потреплет сегодня. Передайте кораблям конвоя приказ действовать по ситуации и по возможности держаться в пределах видимости.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-09 00:41:30)

+1

29

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Проблемы взаимопонимания между детьми и родителями, между старшим и младшим поколениями, пожалуй, существовали и сотню, и тысячу лет тому назад. В точности, как и будут в незапамятном будущем ожидать тех людей, молодых и старых, что еще не глотнули даже свежего глотка воздуха и не увидели своего первого рассвета и заката. Эта вечная проблема, что жжет и разжигает огонь конфликтов порой от одной искры, не исчезает, но только разгорается каждый раз с новой силой, словно костер от дуновения ветра. И, пожалуй, если не погасить тщательно очаг, у которого согревался еще недавно, этот огонь может принести немало вреда, при этом очень дорогим и близким людям. Конечно, прийти к осознанию чего-то подобного, Амина могла и значительно раньше, чтобы избежать тех нескольких серьезных конфликтов, что превратили их семью лишь в бледное подобие того, чем она была раньше…
Амина очень надеялась на то, что ее супруг сейчас прислушается к ее словам, которые пусть и произнесла в порыве собственных эмоций, однако говорила их не затем, что так ей хотелось. Родители – да, они порицали их горячность и поспешность, но все-таки были им близки; нельзя было позволить оборваться той нити, что связывала их с ними с того самого дня, когда они впервые взяли их на руки, безымянных и беспомощных. Конечно, ей действительно хотелось домой, в Атлантию, пусть даже сама прекрасно понимала, что вернуться к тому, что было до их размолвки с родителями, будет не так уж и просто. Но, разве зря говорят, что под лежачий камень вода не течет? Для того чтобы получить обратно то доброе отношение, им определенно стоило постараться пойти им навстречу, но не напролом, ломя новые ветки на ходу, а по ровной стежке, как и положено у них в Атлантии, где принято особенно почитать родителей.
Воспоминания, которые озвучил Баязид, обнимая свою строптивую супругу, что постепенно угомонила свои соленые ручьи, и лишь тихо куталась в его объятия, заставили молодую женщину оглянуться назад к тем временам, когда все казалось таким простым. Они сколько хотели, могли проводить время вместе на своем корабле, где царствовали только их правила. И ведь уже тогда им никто особенно и не был нужен – этот уголок принадлежал только им и никому больше.
- Я знаю, что ты не всегда будешь рядом со мной, Баязид,- тихо шептала той ночью Мина, когда ее мужчина пытался успокоить и объяснить, насколько море было для него необходимой составляющей частью. – Я знаю, когда-то ты уплывешь, как делал это постоянно отец и продолжает это делать, а мне не будет оставаться ничего другого, кроме как ждать тебя дома с нашими детьми, - вела она дальше, стараясь сдержать свои слезы, что постепенно угомонились и не умывали больше ее лицо ливнем. – Но мне хочется знать, что ты хочешь быть со мной. Мне хочется чувствовать, что где бы ты ни был, Баязид, ты – со мной, а не там, со своими друзьями в море на корабле, что мчится навстречу испытаниям. И если тебе выпала участь быть со мной, а не на корабле – я надеялась, что ты хотя бы порадуешься нашему временному единению, - глядя в темные глаза своего муженька, добавила Амина, после чего ей не оставалось ничего другого, кроме поставить самой точку в той ссоре, которую она устроила любимому, напомнив не только ему, но и себе о главном. – Я люблю тебя, Баязид. И хочу чувствовать, как ты любишь меня тоже… - после таких слов не оставалось места и времени для большего потока слов, чем тот, что уже был высказан. Так что, молодым супругам оставалось поспешить навстречу солнцу и тому утру, что имеет обыкновение наступать намного раньше, чем им того хочется.
- Куда ты собираешься, Баязид? – спросила у мужа, проснувшись тем утром Амина. За окном город уже наверняка ожил, ведь солнце уже не заглядывало в окошко через крышу соседнего дома, а это значило, что они, конечно же, проспали даже завтрак, что подавался в Гасконии несколько позже, чем у них дома. – Я думала, что увольнительная предполагает, что тебе не придется уходить от меня и проведем больше времени вместе, - добавила она, отбросив теплое одеяло, поднимаясь с постели, чтобы на цыпочках, едва касаясь стопами прохладного пола, добраться до своего платья и начать сборы за ширмой.
Конечно, Баязид объяснил, что он ненадолго сходит в академию за некоторыми вещами, и обязательно вернется – даже с сюрпризом, который он обещал показать по своему возвращению к ней. Видимо, для пущей уверенности будущему капитану Таасу необходимо было закрепить свой успех и получить очередной поцелуй от своей вредной женушки, после которого и вылетел пулей в свою академию, оставив Амину снова дожидаться его возвращения. Но, к счастью, сегодня ей предстояло дожидаться мужа лишь пару часов, тогда как обычно ее ожидание затягивалось на более продолжительное время…
- Мина, ты не спишь? – около полчаса спустя в комнату Амины постучалась Мадлен. – К тебе пришли. Спустишься вниз или примешь здесь своего посетителя? – мягко улыбнувшись, добавила жена торговца, на что молодая женщина лишь покачала головой, сорвавшись со своего места, которое занимала у окна, наблюдая за улицей и чужим городом, что жил привычной для него рутиной.
- Ко мне пришел отец? – переспросила она на полпути, прекрасно зная, что только отец мог попросить позвать ее к себе в гостиную, но прежде решил справиться ее самочувствием. Тем более, накануне вечером Баязид говорил о том, что отец имеет намерение посетить ее.
И как же жаль, что Баязид так не вовремя ушел в академию?
- Отец, - несколько сдержано и нерешительно обратилась Мина к отцу, когда увидела его знакомую фигуру в гостинице, - я так рада, что ты пришел, - добавила она, набравшись большей решительности, после чего подошла ближе к отцу, которого обняла, поддавшись чувствам и собственным эмоциям, требовавших сейчас куда больше любви и тепла, чем обычно. – Я так скучала… - прошептала тихо она, прежде чем ощутила, что и отец обнимает ее. Но, куда приятнее пришлись те слова, которые были сказаны отцом далее.
- Я тоже очень скучал по тебе, дорогая. Как ты себя чувствуешь? Толкается наш богатырь? – произнес адмирал, заметив после своих слов счастливую улыбку на лице дочери, что смущенно попыталась скрыть ее, опустив взгляд своих карих глаз. – Послушай, Мина, - тем временем продолжил Ардаван, приподняв лицо дочери за подбородок. - Наказывая вас с Баязидом, мы сами наказали себя. Не знать, что у вас все в порядке, не видеть вас постоянно – очень не просто. Особенно сейчас, когда ты так близка к разрешению от своего бремени, - добавил адмирал, глядя в глаза своей приемной дочери. – Так что, хватит уже волнений и переживаний с нас. Сейчас я направляюсь в столицу, чтобы отчитаться перед королем за наши военные маневры, а на обратной дороге заеду за вами – к тому моменту учеба у Баязида уже закончится. К тому же, негоже моему внуку родиться в чужом доме, - добавил адмирал.
В тот день они еще немного поговорили, прежде чем Ардавану пришлось уйти – его корабль должен был сегодня же отправиться в столицу, тогда как она стала дожидаться того дня, когда они наконец-то вернутся домой. И ведь в день, когда она ступила по трапу на огромный галеон, молодая женщина не верила в то, что все это происходило на самом деле… с ними… сейчас…
- Все хорошо, - коротко ответила Амина отцу, когда тот справился о ее самочувствии. – Я хотела немного подышать свежим воздухом, - добавила она, оправдывая свое пребывание на палубе рядом с ним. Хотя, по правде говоря, чувствовала она не так уж и хорошо, как сказала. С самого утра ребенок беспокоил ее, не давая отоспаться, из-за чего он совершенно не выспалась. Но, более того, казалось из-за качки голова начала вертеться, словно колесо, чего не бывало ранее с ней.
И все-таки ей не хотелось никого беспокоить. Тем более им и так выделили лучшие «покои» на корабле.
- Мне не терпится уже увидеть Мурада. Когда я уезжала из Аданы, он был совсем крошечным. И Руми с Ахмедом – я тоже по ним соскучилась, - добавила она, радуясь тому, что теперь все будет близко к тому, что было ранее. По крайней мере, пока Баязид снова не поссорится с отцом…
Впрочем, ведь он так и не извинился перед ним за то, что успел наговорить.
- Вы все хотите, чтобы я только лежала, - произнесла с долей упрека Амина, когда Баязид подошел к ней, предложив прилечь в каюте. – Но, ладно, я прилягу, - согласилась она, взяв мужа за руку, после чего последовала с ним в каюту, где и устроилась в постели. Правда, полежать достаточно долго она не смогла – малыш уперся ногами ей в спину, словно бы желая выпрямится во весь рост, при этом поперек живота своей матери, что даже несколько раз вздохнула и ойкнула от неожиданности. И все бы ничего, если бы это все не беспокоило ее постоянно, без единой минуты на передышку…

+1

30

[NIC]Bayezid[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXrb.jpg[/AVA]
-Надвигается шторм, Мина - так что будет лучше, если ты приляжешь, -ответил супруге Баязид, усевшись на край постели. -Как только море успокоится, мы снова можем прогуляться по палубе, если захочешь... когда не будет качки. В этих водах очень часто случаются сильные бури - помнишь как отец рассказывал нам об этом? Когда он учился в Академии, будущих капитанов и офицеров нередко проверяли на стойкость и хладнокровность именно на этом участке моря. А мне всегда хотелось увидеть нечто подобное собственными глазами...
Еще одна минутка хороших воспоминаний о прошлом... незабываемых и очень позитивных. Ведь те моменты, когда семья Баязида и Амины имела возможность собраться всем вместе, были особенно бесценными - а все дети четы Таас радовались возвращению главы семейства из очередного морского рейда, зная что отец обязательно сводит на свой корабль и расскажет много интересного. Баязид тогда просто чертовски завидовал Али, которого на тот момент официально зачислили юнгой на "Каффу" - и очень ждал того времени когда сам сможет пойти служить на королевский флот. А Ани лишь улыбалась, слушая разговоры своих детей о море и говорила своему супругу, что они вместе создали самую настоящую династию мореплавателей.
-А помнишь как я начал служить под началом Саута? -улыбнулся Баязид. -Хотя отец и хотел отправить меня на другой корабль, но мама его уговорила не делать этого. Она была уверена, что Саут сможет за мной присмотреть...
Молодой человек еще много хорошего бы вспомнил из недавнего прошлого... но тут заметил, что его вредная женушка явно ощущает какой-то дискомфорт. За время беременности Мины, Баязид научился безошибочно угадывать когда она нехорошо себя чувствовала - вот и сейчас на ее лице было самое настоящее выражение... боли? И судя по всему, эта боль и не думала проходить...
-Мина, что с тобой? -поинтересовался парень, положив ладонь на живот Амины, где уже явно было слишком тесно их долгожданному первенцу. -Тебе нехорошо???
И вот тут-то... перед глазами Баязида словно возникла хорошо знакомая картина - когда его матери было почти так же нехорошо перед рождением Ахмеда. Тогда ей было так плохо, что лекарша принимавшая роды, опасалась самого худшего для госпожи Таас. Так что, ощущая сейчас под своей ладонью сильные движения ребенка под сердцем у жены, Баязид не на шутку перепугался...
-Значит так... лежи и не вставай, хорошо? Я сейчас позову лекаря! -скомандовал Таас-младший, прежде чем сорваться с места и бросится за доктором. Правда от адмиральской каюты до кубрика, ему пришлось бежать под проливным дождем и постаравшись не свалиться на скользких досках палубы, которую то и дело поливала очередная шальная волна. Корабельный лекарь в это самое время мирно спал в своей подвесной койке, но не заставил просить себя дважды осмотреть Мину, когда Баязиду пришлось его разбудить. Обратно будущий капитан вернулся промокшим до нитки... и спустя несколько минут узнал, что ребенок уже совсем скоро появится на свет, потому как неприятные приступы боли, мучившие Амину, были вызваны начавшимися схватками... -А мне можно остаться с женой? Я хочу быть рядом с ней...
-Пока что можно, но когда придет момент родится ребенку, вам придется выйти, -ответил корабельный лекарь. -Пойду пока попрошу нашего кока приготовить горячей воды... правда понятия не имею как ее получится донести сюда.
Баязид наскоро стянул промокшую форменную куртку и одев сухую рубашку, занял "пост" возле жены, протянув ей руку. И надо же такому случится, что их ребенок должен был появится на свет во время жестокой бури? И бедняжке Мине, кроме приступов боли, приходилось еще терпеть сильнейшую морскую качку... чувствуя как она то и дело сильнее сжимает его ладонь, Баязид все явственнее ощущал страх, подкатывающий буквально к горлу. А вдруг что-то пойдет не так?? Они в море... и если корабельный лекарь не справится, то помощи по сути дела ждать неоткуда...
Когда лекарь наконец выставил Баязида из каюты, посоветовав ему найти себе какое-нибудь занятие и не нервничать - например, помочь на палубе "Владыки" - молодой человек успел уже вволю поддаться своему страху. И вот какого же черта он ссорился с Миной?? Сколько же драгоценного времени они потратили на эти чертовы ссоры... ведь Баязид безумно и по-настоящему любит свою вредную женушку! Она всегда была его жизнью, еще с того самого момента когда он научился осознавать что она рядом с ним.
Как же глупо мы порой тратим время рядом с любимым человеком.... вот только понимание этого порой приходит слишком поздно? Баязид едва ли не впервые в жизни, горячо молился про себя пока помогал матросам на палубе - буря ведь еще не миновала и море было неспокойно. Он мысленно пообещал Создателю, что станет самым лучшим отцом для своего сына или дочки... только бы с его ненаглядной, вредной, своенравной и безмерно любимой Миной все было хорошо...
-Слышал, что ты вот-вот станешь папашей? -дружелюбно поинтересовался у Баязида боцман с "Владыки морей". -Поздравляю, парень - и знаешь... только адмиральский внук мог выждать момент чтобы родится на боевом корабле. Да еще и в такую дерьмовую погоду! Зуб даю - жена родит тебе сынка, который со временем также прославит флот как и его дед.
-Благодарю.., -кивнул Баязид. -Честно говоря, мне уже все равно кто родится, лишь бы только с моей женой все было хорошо... Я буду очень рад и дочке...
-Это ты сейчас так говоришь, -рассмеялся боцман, прежде чем вернутся к своим делам. -Но если родится девчонка, то забацать парнишку вы еще успеете - дело-то молодое.
Баязид лишь вздохнул... и задумавшись на несколько минут, пропустил момент когда его окликнул лекарь. И после того как он сообщил счастливому папаше о рождении сына, жестокая буря наконец-то пошла на спад... словно бы неукротимая стихия ждала именно этого момента.
-Он заставил вашу супругу изрядно помучится, но сейчас уже все позади и все хорошо, -сообщил лекарь, когда Баязид вместе с Ардаваном зашли в каюту. И как и полагалось по обычаю, первым на руки своего внучка взял адмирал, пока его непутевый сынок бросился к любимой жене. -Это необычный ребенок, господин Таас... он родился в бурю и значит все житейские бури и шторма должны быть ему нипочем. А может... это еще один великий капитан?
-Отец.., -тихо произнес Баязид после всего вышесказанного, подойдя к Ардавану. -Пожалуйста... прости меня за все мои глупости. Но я и правда совершал их потому что очень сильно люблю Амину... Ты окажешь нам честь и дашь своему первому внуку имя?
-Ему подойдет лишь одно имя - Мансур, -улыбнулся Ардаван, аккуратно держа на руках новорожденного мальчишку, что недовольно шевелился и тихонько хныкал, не ощущая больше приятного материнского тепла. -Я очень надеюсь, что он заставит тебя быть более серьезным и ответственным, сынок... и мне кажется, что этот малыш будет еще более упрямым чем вы с Аминой. Так что готовься? Я уверен, что вы двое не единожды окажетесь на нашем с Ани месте...
Передав Мансура его счастливому и такому молодому папаше, Ардаван подошел к дочери чтобы обнять ее и поздравить, а затем оставил детей наедине. В эту счастливую минуту им необходимо побыть вместе, рядом со своим ребенком...
-Я так боялся за тебя, -признался Баязид, передав сынишку на руки Амине. -И мне не верится, что мы наконец-то дождались... это правда не сон?

+1

31

[NIC]Amina[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ngYg.png[/AVA]
Не вовремя – все, что знала Амина сейчас.
Очень даже не вовремя она начала чувствовать, как близится самый ответственный из всех дней, которые знала, что носит под сердцем ребенка, их с Баязидом малыша, которого они будут любить больше всего на свете, пусть и были сами еще недавно детьми. Однако сказать об этом вслух она не только не решалась, но и боялась. Корабль бросало из объятий одной волны во вторую, и так, казалось, без конца и края. Казалось, что сейчас сам Создатель вертит их кораблем в своих руках, словно игрушкой. Так что же надеяться на врачей, на лекарей и на все прочее? Некоторым не суждено дать жизнь ребенку в нормальных условиях, так какая судьба ожидала на нее? Мина с силой сжала ладонь Баязида в своей, и не отпускала, пока ему не пришлось уйти, оставив ее наедине с собственным предназначением – либо дать жизнь, либо отдать ее…
Все-таки путь женщины, будь она родом из Атлантии или Гасконии, был не простым и даже тернистым, полным испытаний и большого риска. Все-таки, исполнить свое предназначение удавалось не каждой. И, чего уж греха таить, в какой-то момент, Амине подумалось, словно она уже стоит одной ногой в могиле – боль была ужасающе сильной, схватки не проходили, а плача малыша так и не было слышно.
Сколько это продолжалось? Наверное, всему было длиной в вечность…
Целую вечность шторм бросал корабль из стороны в сторону, как и ее боль, что была не проходящей, сильной и изнуряющей. Однако и всему есть свое начало и свой конец, поэтому, стоило только ребенку заплакать, и Мина ощутила облегчение. Пожалуй, в этот самый момент она знала, что является самой счастливой из матерей – ее малыш родился, при этом в столь диких условиях, в которых его родители и воссоединились, если оборачиваться на те несколько дней, проведенных ими на необитаемом острове, без средств для существования, но с определенной уверенностью в себе. Взяв на руки своего сына, Мина слабо улыбнулась – хорошенько Таасы любят помучить своих матерей. О том, как было не просто родить каждого мальчишку своей матери, Амина уже успела давно услышать из уст Ани, однако не представляла себе, насколько приуменьшала она, рассказывая своей дочери о том, что ждет ее в будущем, как и каждую женщину.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2oxgE.gif[/float]Прежде чем в каюту, в которой и увидел свет малыш, вошел Ардаван с Баязидом, Мину привели в порядок: со лба ей убрали мокрые волосы, умыли и укрыли свежим одеялом, убрав испачканные не так давно. Так что, перед мужчинами она предстала в более подобающем и приемлемом виде. Она слабо улыбнулась, сколько было сил, своему отцу, который когда-то точно также брал на руки и ее, и Баязида, и каждого из своих детей, давая им имена, а после посмотрела на безгранично любимого мужчину, что наконец-то сделал то, чего она так давно хотела – попросил прощения у отца за резкие слова. Когда он подошел ближе к ней, чтобы поцеловать и обнять ее, молодая мать почувствовала какую-то долю облегчения, словно бы наконец-то по-настоящему ощутив, что он простил их сейчас. Впрочем, разве не дети могут примирить взрослых так, как никто этого не сделает?
- Папа, спасибо тебе, что ты рядом, - тихо произнесла на ухо она отцу, ответно обняв его за шею, что было сил. Сейчас Амина хотела показать ему, насколько дорожит им, насколько ей хочется знать, что он понимает, как ей было не просто в опале. Но, главное, что они дальше продолжают быть вместе, такой семьей, которой они и были ранее.
- Почему ты боялся? Знаешь, что таков удел каждой женщины, – усмехнулась она мужу, когда они остались наедине, взяв с его рук их маленького сынишку. Она могла с укором посмотреть на Баязида, что не единожды доводил ее до белого каленья, проявлял, как ей казалось, мало внимания и заботы, но вместо этого просто улыбнулась. Сейчас был слишком счастливый момент, чтобы разбавлять его тем, что было не так уж и важно. Ведь самое главное – их будущее, их маленький сынишка, что явно почувствовал лучше себя на материнских руках. – Это наш сон, Баязид. Наш Мансур… еще один храбрый моряк… - тихо произнесла она вскоре. – Хочу уже поскорее показать нашего сына матери, чтобы она порадовалась тоже за нас, - добавила она, прежде чем ощутила, как усталость набирает новых оборотов и начинает клонить ее ко сну. – Подержишь нашего моряка, пока я немного передохну? Глаза просто закрываются, - сонно произнесла она, возвращая его на руки Баязиду, чему не особенно обрадовался Мансур. – Подержи его, и не думай идти к другим морякам пить, пока я сплю. Даже не думай выпускать его из рук, Баязид, - приказала она строго, прежде чем опустилась на подушки и уснула…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Только обетов не забывай...