внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » marry fuck`n christmas


marry fuck`n christmas

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

John & Ann
http://savepic.ru/12821993.png

рождество 16 года
бар, крепкие напитки
что-то пошло не по плану

Отредактировано John Smith (2017-01-31 21:15:31)

+1

2

внешний вид

Для меня рождество всегда было очень особенным праздником. Кружащий снег, потрясающая елка, которая стоит в огромном холле дома. Она заполняет своим запахом все пространство. А ее яркие огоньки, переливаются всеми цветами радуги. Буквально создавая самую настоящую сказку. Рождество не может быть каждый день, иначе оно наскучит. В нашей компании все относятся к этому празднику, с благоговением. Буквально все сотрудники ждут этого праздника с нетерпением. Затаив дыхание, воображая что-то невероятное. В главном офисе устраивают безумную вечеринку. Приглашают звезд, всех угощают заморскими угощениями, и самое главное - премии. Mars Ink. никогда не скупились на премии. Это не просто тринадцатые зарплаты, это целое сокровище. А почему бы и нет, если можешь себе это позволить? Но в этом году мне никак не хотелось придаваться безумию. Сын праздновал рождество с друзьями. Он вроде бы нашел себе друга. Так что ему интереснее будет оторваться с ним, чем со мной. Братья тоже решили принять участие в "корпоративе". А я лишь смогла произнести речь. Мол, мы в этом году все отлично постарались и тому подобное. Но на самом деле мне просто хотелось вернуться домой и запереться у себя в спальне с целой индейкой и умять ее в одно лицо. Но мне бы стало плохо уже после первой ножки, так что все остальное досталось бы моей кошке. И ей бы было бы плохо всю ночь. Я просто не хотела находиться сейчас здесь. Тут столько народу, а мы до сих пор не выяснили, кто шлет эти письма с угрозами. И тот, кто хочет убить. Это может быть кто-то из них. И ведь здесь легко затесаться кому-то опасному. Вдох-выдох. Я вижу всего на расстоянии двух метров своего брата, и еще ближе телохранителя. Они старые приятели. Вместе служили. И кажется, учились в Вест-Пойнте, но он практически со мной не разговаривает на эту тему. Я просто знаю, что ему нужны деньги. А мне нужна защита. Так что это взаимовыгода. Но сейчас мне хотелось побыть наедине с собой. Я взяла бокал шампанского и осушила его сразу же. Дойдя до середины зала, я взяла второй. И какую-то тарталетку. Кажется в ней был краб. Только в этот момент я поняла, что забыла поесть. На завтрак был кофе, и на обед тоже. А сейчас было практически девять часов вечера. И если бы не играла громкая музыка, то мой желудок заполнил бы все пространство звуками умирающего тюленя. Которое разошлось бы эком по всем этажам. Еще одна тарталетка и бокал шампанского. Поздравления с рождеством, фальшивая улыбка. Если бы они только знали как мне страшно. Вот чья-то рука ложиться мне на плечо, я вскрикиваю от ужаса. Но снова улыбаюсь на все тридцать два зуба. Мол просто неожиданность, у тебя ведь нет ножа, чтобы пырнуть меня? Официант резко открывает бутылку. Пробка буквально выстреливает из бутылки. Резкий звук, я очнулась уже после того, как поняла, что музыка стихла. И все уставились на меня. Я от страха присела и зажмурилась. Да, уж неприглядная картина. Маме пришлось меня подымать. И успокаивать. Мол здесь безопасно, никто меня не тронет. Через каждые два метра стоит охранник. Да, может это было и так. Но это не помешало мне пройти мимо них и выйти на улицу. Кажется они даже не заметили. М я могу их понять. Кому хочется работать в рождество? Пусть отдыхают и веселятся, а мне надо проветриться. Сажусь за руль машины, осторожно выезжаю со стоянки и еду просто прямо. Сперва, я думала поехать домой. Провернуть свой план с индейкой, но потом я увидела яркую вывеску бара. Название я не смогла разобрать. Кое как припарковавшись и заплатив за парковку, я поправила свое платье и прическу, скорее по привычки, нежели по нужде. Хотя кого мне покорять здесь? Мне бы выпить. Зайдя во внутрь, я поняла, что не единственная такая отчаявшаяся. Были дамы одетые куда более вызывающи. А скорее просто неуместно. Да и мои украшения явно вызывали лишнее внимание. Так что я поспешила занять самый темный угол в баре. Не большой диванчик на три тела. Но зато с него видно абсолютно все помещение. Ко мне подошла молоденькая девочка. Я сунула ей три сотни баксов как чаевые и попросила принести мне меню и бутылку лучшей текилы. Тут я не прогадала. Патрол, лучшая из всех текил. Только не с шоколадом. Ненавижу шоколад. Меню буквально было барным. Луковые кольца, орешки, и прочий бред к пиву. Я заказала пару сандвичей с индейкой. Просто чтобы не умереть от градуса алкоголя. У всех были такие несчастные лица. Да уж. Кто захочет встречать рождество в таком месте? Хотя я должна была признаться, местечко было чистым. Ухоженным. Контингент был странным. Я слишком выделялась на их фоне. Но и бог с ним. Я не грудью приехала мериться. Доедая свой сандвич, я увидела у бара молодого мужчину. Если судить по цвету содержимого его стакана, это был виски. Он сидел там с самого момента моего захода в бар. И все еще сидел. Никто к нему не подсаживался, не возвращался из уборной, значит он был один. Я выпила около трех стопок текилы, перед тем, как решилась подойти к нему. А когда встала, выпила четвертую для храбрости. Моя официантка тут же подбежала и взяла мою бутылку, следуя за мной словно падаван за джедаем. Подойдя к мужчине, я замерла буквально на несколько секунд. Решая, просто опустить свою пятую точку на стул рядом, или же спросить разрешение. Воспитание взяло верх.
- Простите, здесь не занято? Получив положительный ответ я опустилась на стул, и пере до мной появилась моя бутылка. Мой язык был развязан. Чувство страха притупилось алкоголем, мне казалось, что мне сейчас подвластно все. Я буквально могу залезть ему на колени. Только одно, но. Длинное и не удобное платье.
- А что такое мужчина делает в рождество один в баре? Я могу вас угостить? Я пыталась быть дружелюбной, но скорее всего это выходило как отвратительный подкат. Как там мужчины делают? Кладут руку девушки на колено? Опускаю глаза вниз и понимаю что не вижу его колени. Темные джинсы или брюки? Под баром слишком темно, я ничего не соображаю. Еще стопка текилы. Интересно этот бар круглосуточны?
- Хотите текилы? Подвигаю бутылку и неряшливо наливаю содержимое в пустой шот, который поставил бармен. Так, я назвала его красивым, угостила выпивкой, можно уже тащить его в уборную? Моя жизнь шла по наклонной, я буквально ее не контролировала. Я не знала что делать, как перестать бояться. Письма приходят, звонки не прекращаются. Никаких требований не выдвинуто. Надо жить этим днем. Ведь завтра его может и не быть.

Отредактировано Anna Mars (2017-01-20 14:04:06)

+1

3

вв

We wish you a merry Christmas
We wish you a merry Christmas
And a Happy New Year … последний раз эта мелодия звучала в стенах его дома лет 10 назад. Как, собственно, и подарки под елкой.. да и сама елка. Это семейный праздник, когда все близкие приезжают к тебе в гости, накрывается огромный стол и происходит чудо. Все веселятся, поют, разговаривают, ходят поздравлять соседей, а те, в свою очередь, зазывают тебя и за свой стол.. а еще.. а еще.. из головы по сей день не выходит старинное, как сам мир, противостояние Смита старшего и такого же Хиларда, что жил по соседству. А великая битва заключалась в этих гребанных новогодних украшениях и всяких фигурках, которые угадайте, кто на своем горбу затаскивал на крышу, взбираясь на нее, словно на стену осажденного замка?! Правильно, Джон! И никого совершенно не волновало, что у соседей с десяток родственничков мужского пола. А деду попробуй откажи – он дрелью все мозги высверлить о том, что этот старикашка Хилард.. кажется, его звали Биллом.. ничего не понимает в декорациях и надо показать, как должен выглядеть поистине красивый дом. Ой, как они скалились друг на друга, выжигая дыры своими маленькими прищуренными глазками. А Джон с тетей Саргарет, той самой доброй бабушкой, всегда смеялись над двумя балбесами и ели свежеиспеченные печенье. Но, что самое странное, старший Смит, будучи человеком, абсолютно лишенным какого либо вкуса.. способны ли вы себе представить зеленые обои с рамками?! С РАМКАМИ, БОЖЕ! Да еще и в спальне.. умудрялся каким-то одному Богу известным образом каждый раз одерживать не только верх над Хилардами, так еще и на всей улице. Ну и деньки были. Вся эта праздничная суматоха ничуть не раздражала., не то, что сейчас.
А сейчас, увы, все совершенно не так, как раньше. Годы одиночества берут свое, оставляя характерные изменения в отношении к подобным семейным празднествам. Не подумайте, Джон не очерствел и не превратился в законченного интроверта, замкнувшегося в себе, где-то в дальнем конце коридора. Он все так же радуется, когда видит, как отмечают этот праздник окружающие его люди. Он выработал одну очень занимательную привычку в своей небольшой компании – за день до рождества все сотрудники вместе со своими семьями выезжают на пикник. Сперва эта идея казалась бредовой и реализована была не от большого ума, ведь, казалось бы, какой пикник зимой.. но, как показал уже первый выезд – все остались более, чем довольными. Таким образом, Джон Смит убил сразу 3х зайцев, а именно сплочение коллектива, перевод их из ранга «коллег» в ранг «приятелей» и, возможно, наиболее важное для самого Джона, возможность почувствовать семейность рождества. Каким бы сильным и самоуверенным человеком он не был, нужда в этом чувстве никогда не отпадала, таким уж его воспитали. А по сему, на данный момент, не рождество было для него самым добрым днем в году, а предрождество, так он прозвал этот день. Соответственно и подарки, и премии.. хоть и не большие, но никто не жаловался, все были рады.. дети табуном бегали по всему парку, вылепливая все, что только может вообразить их бескрайняя фантазия. Там всегда царила какая-то очень теплая атмосфера, все друг другу искренне улыбались и забывали о работе, ни слова о ней. Было весело, очень.
Для кого-то начало праздничных каникул, а для кого-то их скорое завершение. Как обычно – канун рождества, а Джон сидит дома в обнимку с кофе и плюшевым медведем. Нет, не подумайте, просто это единственная игрушка из детства, от дедушки, и он хранит ее скорее как память, как талисман наудачу. Просто, с ним связанно много моментов, когда маленький Джон перешагивал через себя, чувствуя в этом медведе какую-то величайшую поддержку, словно какой-то всеми невидимый друг всегда рядом и в любой момент готов подать руку. Сейчас-то мы знаем, что другом этим был вовсе не мишка, но тогда мир виделся совершенно другим.. куда более волшебным и красочным. А сейчас, порой, даже улыбка наплывает на лицо, когда видишь это плюшевое потасканное нечто с одной пуговицей вместо глаза.. капитан плюшевый медведь!
День пролетел достаточно быстро, просмотр всякой хрени по телевизору, запараллеленный с  работой особенно хорошо убивает время. Потому, когда Джон решил обновить содержимое чашки, то на часах уже доходило 9 вечера. А, по старой традиции, этот праздник он отмечал хоть и в одиночестве, но обязательно в баре. Там наиболее приятная атмосфера и контингент, в отличии от забегаловок. Возможно, потому, что здесь довольно таки дорогая продукция и ширпотребу это не очень по карману.. Черт его знает, но это единственное месте в Сакраменто, где приятно находиться в такой день.
Время было начало десятого, когда Смит расположился на привычном для себя месте. Людей было не много, но праздник был в полном разгаре. Громкая музыка, веселые горлопаны и приветливый бармен, с которым они были уже знакомы несколько лет. Прямо таки старина, вечный бармен. Он уже не спрашивал, что налить, поскольку Джон, не изменяя своим привычкам, всегда брал двойной виски со льдом. Удивительно, но этот паренек работал на всех праздниках.. может у него тоже не было семьи?! Неизвестно, ведь разговоры на личные темы здесь не принято было поднимать, дабы не портить себе настроение – если хочешь поныть, то иди в какой-нибудь полутемный подвал, где будет тусить такие же сопливые нытики, как и ты сам. А если ты хочешь отдохнуть, то welcome! Прямо рекламный слоган..
Бутылка плавно пустела, но не достаточно плавно, что бы не почувствовать, как алкоголь бежит по твоим венам, мало помалу накрывая тебя медным тазом. Градус повышается, а соответственно, растет и настроение. Именно в этот момент и пропадает ощущение какого-то гнетущего одиночества и легкой обиды, что ты, как мудак, сидишь в рождество в баре.
Только вот, походу, мистер Смит вел себя в этом году несколько лучше обычного, поскольку старик Санта оставил ему подарок не под елкой, которая так и не была поставлена, а устроил доставку прямиком до получателя. Джон даже не сразу понял, кто к нему подсел, поскольку даже не принял на свой счет вопрос и по инерции кивнул головой. И лишь когда услышал этот приятный голос во второй раз, который просто заставил повернуть взгляд, он понял, какая красавица сейчас сидит перед ним, да еще и предлагает выпить.
- Ой.. Джон встрепенулся и уже полностью развернулся к своей собеседнице. - Простите мне мою бестактность, не привык, что бы меня угощала девушка.. На его лице возникла какая-то нелепая от ситуации улыбка. Он понял, что его клеят, от чего почувствовал себя нелепее вдвойне. Ну а как должен чувствовать себя мужчина, который прохлопал начало разговора с такой… скажем, красавицей.. но, мало того, эта красавица еще и, не стесняясь, пытается тебя склеить! При чем, самым тупым мужским методом. Вот он и растерялся.. - Смит.. Джон Смит. Рад знакомству. Это волнение начинает потихоньку угасать, поскольку спирт, как не крути, но творит некоторые хорошие дела. - Я думаю, что моя персона куда более привычна для подобного места, в отличии от принцессы, что явно покинула бал.. Ему необходимо было срочно отыграться и пришлось парировать ее слова. - А потому, я смею перефразировать Ваш вопрос. Что же такая девушка, как вы, забыла в подобном заведении? И в ожидании ответа Джон берет свеженалитую стопку текилы и, стукнув ей о горлышко бутылки, что была в руках таинственной, но столь забавной незнакомки, и выпивает ее.

Отредактировано John Smith (2017-02-02 11:13:54)

+1

4

Кажется, мне, что я никогда не умела заводить знакомства. Точнее, как, я не боюсь подойти к понравившемуся мне мужчине и заговорить с ним первой. Более того, я могу навязать свою точку зрения любому. Как говорит моя мама: «Ты можешь продать снег эскимосам». Тут уж не поспоришь. Но все мужчины, с которыми мне приходилось контактировать были на столько... странными. Назовем это так. Может быть меня просто тянет на мудаков и моральных уродов. С первым не сложилось, со вторым тоже. Третий он же первый. Я не знаю, зачем я стала на эти же грабли. Дерьмо случается. А последний. Ну, последний это полное недоразумение. Он буквально худший из всех представителей мужского пола. Надо же иметь голову на плечах. Или какую-то совесть. Господи, звать девушку под венец, а самому заделать ребенка секретарше. Я все могу понять. Я смотрела «Волка с Уолл Стрит». Они хоть там и ходили налево и направо. Все равно «их женщины» были для них важнее всего. Нельзя прощать измены и предательства. Тот, кто предал один раз, предаст и другой. Наверно просто мне не стоило быть такой наивной и доверять всем подряд. Но это все в прошлом. Больше этой херни не повториться. Не знаю, почему я решила «подкатить» именно к этому мужчине. Скорее всего меня привлек в нем взгляд. Он мне напомнил саму же меня. Только я решила спрятаться от всех. А он походил на постояльца этого места. Так что мог подсказать кабинку для утех побольше. Он обратил на меня внимание только тогда, когда я налила ему в шот. Странно, что такого мужчину не часто, или вовсе никогда не угощала девушка. Сейчас время меняется, и девушки делают первые шаги. Не струсила и познакомилась. Кажется, там говориться по-другому. Но главное, что смысл – то, остался. Сначала мне показалось, что он не заметил меня. Буквально находился в какой-то прострации. Но Я не могу быть уверена на сто процентов. Я была пьяна, уже прилично пьяна. Но все равно, было приятно, что он не оттолкнул меня как какую-то пьянчужку. Как хорошо, что сейчас все мои страхи ушли на задний план и я могла наконец-то расслабиться, не переживая о том, что мне кто-нибудь воткнет нож в спину. А надо было.

- Все в порядке. Я наконец-то решаюсь нормально заговорить с мужчиной. - Я ведь по сути вторглась в ваше празднование. Я понимаю что вам не до меня. Его мягкая улыбка растопила что-то внутри меня. Может это алкоголь согрел меня, а может быть не только он.

- Смит? Глупо переспросила я, почти смеясь. Почему-то у меня сложился какой-то ассоциативный ряд. То ли с Джеймсом Бондом. То ли с фильмом «Мистер и Миссис Смит».

- Вы, что, какой-то секретный агент? Это ваше настоящее имя? Я правда не поверила его словам. Возможно его так и зовут. Но звучит все это не правдоподобно. Я даже выговорить это слово сейчас не смогу. Правдоподобно.

- Что ж, тогда и я представлюсь. Марс, Анна Марс. Тут я уже не смогла сдержать смех. Я сказала свое имя таким голос, как будто пыталась повторить голос Джона. Низкий и глубокий. Но вышло у меня как-то тупо. Не передать как. Но меня действительно так звали. Я не видела смысла придумывать какое-то более экзотическое. Да, я пьяная бабища в рождество и меня это вполне устраивает.

- А я, ну я прячусь от маньяка. Делаю повторный жест. Как подымая бутылку и чуть ударяя ее о стопку моего нового знакомого и отпиваю прямо из горла. А кого мне здесь стесняться? Для кого выбирать слова? Все равно максимум через полчаса меня найдут. И мне придется объясняться перед своим семейством, почему я уехала, тем более без телохранителя и почему я такая пьяная? Потому что гладиолус.

- Позвольте произнести тост. Раз уж вы не против моей персоны. Я все - таки наливаю текилу себе в шот и повторяю с шотом Джона. А то оставлять его без напитка – не хорошо. К тому же пьяный мужчина – податливый мужчина. У меня оставалось не много времени до того, чтобы затащить его в уборную. Мы подымаю свои импровизированные бокальчики в воздух и легонько ударяя ими друг о друга.

- С рождеством! Пусть этот год останется в прошлом, а все самые хорошие эмоции перейдут в новый. Осушаем «стаканчики» до дна и с шумом ставим на стойку. Что там говорили на парах по психологии? Тактильный контакт? Или как это называется? Я пытаюсь мило улыбаться и прикасаюсь своей ладошкой к его руке. Вызываю доверие. А вдруг я сама маньяк? Смеюсь от своих мыслей, но руку все – таки не убираю.

- Какой ваш любимый цвет? Что, такого вопроса он не ожидал? Лучше было спросить его про длину пениса? Хорошо, это будет вопросом номер два.

+1

5

Растерянность плавно сменялась осознанием комичности ситуации, и уходило в сторону самоиронии. Ну а что, как вы отреагируете на то, что ваша потенциальная жертва внезапно так, совершенно неожиданно, вдруг возьмет и изловит вас в сеть… и это при том условии, что именно вы являетесь охотником! То есть осознаете всю эту нелепость, что с легкостью выбивает почву из-под ног, дезориентирует, и вынуждает импровизировать, ставя жирный крест на всех известных вам путях развития ситуации, а соответственно, и на присущих им репликах.
Просто вышло так, что Джон был представителем той древней, уже исчезающей касты мужчин, приученных быть таковыми в абсолютно любых ситуациях. Ему стыдно было пасть в грязь лицом, а потому даже с девушками он знакомился исключительно первым, воспринимая это, как ту самую охоту, а представительницу слабого пола и как добычу, и как награду в одном лице. Это все больше становится редкостью и не ясно, кто стирает рамки между полами, превращая отчетливо видную грань в размытое понятие унисекс.. Вот и мужики пошли унисекс, и женщины унисекс.. такая жизнь на два фронта – действуй по ситуации, где-то ты, а где-то тебя. Но Смит к такому раскладу дел не привык и нередко выслушивал за это комментарии своих знакомых, что мол ты слишком консервативен, не современен и вообще, пора что-то менять в жизни. И единственным мнением, которое складывалось в подобных беседах – пора менять окружение.
И вот тот самый момент, когда что-то пошло не так.. и этот момент сейчас держит бутылку текилы, жидкость из которой быстро перебегает в стопку Джона. Она великолепно прекрасна. Наверняка, за ее рукой бегает не одна сотня мужиков, мечтая затащить такую красотку в свою постель, ведь это будет заявкой на титул альфа мать его самец года.. другие, наверняка, хотят, что бы такая женщина стала их женой и сидела дома, выходя в свет лишь в сопровождении собственного мужа. А что, здесь тоже много плюсов – и дети красивые, и перед кентами понтануться, мол видали, какая у меня жена. Но все это казалось несколько низким Джону, ни того, ни другого он не искал в ней, напротив, ему ничего от нее было не нужно. Ну а что вы хотите, он видит ее несколько минут.. но, если честно, то кое-кто пониже живота уже успел оценить ее достоинства, так аккуратно подчеркнутые белой тканью платья, дразнящие и пробуждающие желание прикоснуться к ним. Да, Джон с величайшим удовольствием стянул бы его и взял эту девушку прямо на барной стойке, что греха таить, она действительно очень сексуальна.. Но явно не из того социального слоя, к которому принадлежал каждый здесь находящийся.
Здесь Джон не удержался и даже слегка рассмеялся. Он оценил весь сарказм, вложенный в слова девушки, а подобные остроты он и сам очень любит. Так, что, можно считать – они нашли общий язык.. однозначно нашли. - Согласен. Вы бессовестно вторглись в мое личное пространство и нарушили праздник, который я, будучи нормальным человеком, решил отмечать в гордом одиночестве. На миг, сделав серьезное лицо, взглянул в глаза девушки неодобрительным взглядом, словно намекал на ай-я-яй. - Но, так уж и быть, я прощу вам такой серьезный проступок. Мне понятно ваше желание побыть в компании такого великого человека, как я.. Бармен уже не сдерживается и срывается на громкий смех и внезапно удаляется к другим клиентам, дабы не портить атмосферу. - Я разрешаю вам остаться. Джон подмигивает и его лицо вновь принимает более привычный добрый вид.
Слишком уж богато она выглядела. Джон совсем не глупый человек и некоторые дедуктивные навыки у него были развиты. Явно дорогое платье, бриллианты и маленькая сумочка, в которую поместятся разве, что ключи и телефон. А это значит, что она приехала на машине.. если она пьет, то либо такси, в которое в таком платье будет стыдно садиться, либо водитель, что более вероятно. Из этого складывалось впечатление, что она приехала сюда не целенаправленно, а случайно, может просто выпить, может от чего-то сбежала. Но скажем так, если она предпочла компанию Смита какой-то богемной тусовке – возможно, не просто так он обладатель столь раздутого эго?! Шутка! В таком случаи с ее стороны это особенно приятный комплимент, Джон его оценил и очень благодарен, пусть и не скажет об этом вслух. Но они оба не глупые, а значит, все уже давно все поняли.
- Что значит какой-то?! Я самый секретестый агент из всех секретных агентов.. Очень крутая морда кивает и озирается по сторонам, поддерживая тем самым свои слова. - Только, боюсь, теперь мне придется вас, простите, заткнуть, что бы вы вдруг не сболтнули лишнего.. А то сами знаете, как бывает.. вдруг вы контрагент, чей целью является соблазнение и выведение меня из строя.. Джон подозрительно заглянул в ее глаза.. Черт подери, какие же красивые у тебя глаза.. А глаза у девушки были более чем красивые, словно чистое небо и прозрачная вода смешались и, знаете, он наверное секунд тридцать, как последний идиот, сидел и пялился на ее глаза, безотрывно, словно завис на них. - Возможно, мисс Марс, вы не раз уже слышали подобное и, даже, может подобные комплименты успели приесться.. но я никак не могу удержать это в себе.. Один ваш взгляд способен развязать войну.. И я бы с величайшим удовольствием в ней поучаствовал.. Легкая улыбка и несколько более низкий голос, в отличии от привычного, однозначно дает понять, что это не шутка. - Я бескрайне рад нашему знакомству, Марс, Анна Марс!
Джон немного рассмеялся. - От маньяка?! Удивленным взглядом он смотрит на свою собеседницу, а после продолжает. - В таком случаи, если он не хочет, что бы его нож внезапно оказался в его же заднице, то пусть лучше оставит задуманное до лучших времен. К его великому сожалению, сегодня вы находитесь в компании Джона Смита, величайшего секретного агента современности. Уверяю вас, мисс Марс, пока вы со мной, вашей безопасности ничего не угрожает! Отчеканил он, словно военнослужащий. Нет, воякой он не был, но дать по рогам, да еще и за девушку, это он и умел и любил… ну прямо таки джек-пот – и красивая, и требующая защиты.
Пока девушки наполняла импровизированные бокалы, Джон успел вставить реплику. - Скажу более! Я, уважаемая Анна, просто обязан отметить, что рад вашей компании. Смит поднял шот и аккуратно дзынькнул его о шот девушки. - С рождеством! Содержимое стопки мигом осушается. Они даже не закусывают, что довольно таки сильно сказывается на скорости опьянения. Ну и пусть., гулять, так гулять.
А вот уже и тактильный контакт включился, она явно перешла в наступление и это забавляло Джона с одной стороны, а с другой заставляло нервничать. Смешно, но Смит начал ощущать себя мальчиком-девственником, попавшим в руки знойной нимфоманке, любившей этой самой девственности лишать. Нет, он, конечно же, не растерялся и не расстроился, черт возьми, это же круто, когда тебя хотят.. Он просто немного удивился, но поводья этой колесницей оставались в руках девушки. - Мой любимый цвет.. Смит немного задумался, но уже через несколько секунд наклонился к своей собеседнице и тихо прошептал на ухо, обжигая нежную мочку горячим от алкоголя дыханием. - Это зависит от того, какое на вас белье, мисс Марс..

+1

6

Это все больше и больше начало походить на какую-то игру. Забавную детскую игру, в которую играл каждый человек. Девочке понравился мальчик, но девочка не хочет этого показывать. Девочка должна сделать так, чтобы мальчик решил, что на самом деле она ему нравится, а она такая холодная равнодушна к нему. Все так дели, делают и будут делать. Уж я то сто процентов. Меня всегда прельщала эта охота. Когда статный мужчина доминирует. Показывает свое превосходство. В какой-то степени метит территорию. Казалось бы, простое правило. Женщины принимают любые мелочи за чистую монету, а мужчины думают только о себе. Но стоит мне на себя примерять эту «роль», я начинаю осознавать, на сколько это все бредово выглядит. На сколько я нелепо себя виду. Не быть мне охотником. Я прекрасно знала, что прежде, чем завязать новые отношения, надо завершить старые, иначе жизнь запутается в такой клубок, что вовек не распутать. Поэтому я быстро прокрутила в голове свои отношения, последние отношения. Я даже не смогла вспомнить как давно они закончились, но главное закончились. Мне не хотелось бы наставить рога, так как у самой они были, да еще такие знатные, что заходя в этот бар, я ими зацепила за дверь. А чтобы не застрять окончательно, проходила боком. Вот такие дела. Все эти отношения, все эти любовные истории ничему меня не научили. Они лишь избавили меня от иллюзий и наивности, с которой мы все бросаемся в свой первый омут любви. Так что же мне делать? Как не выставить себя полной дурой, а просто намекнуть? Совратить? Он ведь точно не глупый мужчина, точно понимает, что к нему подсели не просто так. И что теперь от него зависит все. Но если честно моё состояние, смятение сменяющееся алкогольным угаром все ставит в сложное положение. Нет, я вполне стояла на ногах, внятно говорила, лишь не совсем четко соображала. В студенческие годы я хорошо проспиртовала себя. Так что выдержка какая-то есть. К тому же я съела сандвич. Продержусь как-нибудь.
- Очень великодушно с вашей стороны меня помиловать. Я поняла, что нашла точку соприкосновения с этим парнем. Он оказался именно таким, как я себе успела его нарисовать в голове. Весьма дружелюбным и с чувством юмора. С такими приятно общаться. Да и буду надеяться что любовники они тоже хорошие. С самого момента, как я подсела к нему, улыбка не сходит с моего лица. Странно, но обычно я язвительная, едкая. Алкоголь творит чудеса.
- Правда агент? А вы спасали принцесс? Знакомы с королевой Англии? Мне правда была интересна вся эта "не нужная" информация. Мне было бы интересно говорить абсолютно обо всем, исключая работу. Ведь он вполне может быть секретным агентом. А вот сейчас он прикидывается и все, включая меня воспримут это как шутку.
- Заткнуть? Переспросила я и наклонилась к нему поближе, чтобы видеть его лицо лучше. Моя улыбка стала еще шире. Я облизнула губы, уже представляя все самые безумные варианты, каким способом он бы мог мне заткнуть рот. И поцелуй был совершенно не на первом месте. А вот бокал, вполне возможно. Так сказать еще чуть-чуть для храбрости.
- Ох, как вам так удалось меня раскрыть? Что меня выдало? Я стала оглядываться по сторонам. Как будто кого-то искала, слегла прищурившись. Еще два дня назад, если бы кто-нибудь сказал, что я сбегу из-под защиты, чтобы склеит какого-нибудь парня. Для дешевого и быстрого секса. То я бы просто послала бы всех к чертовой бабушке. Покрутила у виска и заперлась где-нибудь в своей спальне. Установив на входную дверь еще один замок.
- Вы знаете, я за мир во всем мире. Но вы единственный кто решился мне это сказать. Я всегда считала, что они у меня не слишком. Я не могу подобрать правильное слово. В общем...один темнее другого. Это привлекает внимание, но люди не понимаю, что не так. Я пожимаю плечами и отвожу взгляд на бармена, который старательно протирал стойку. Чуть подальше от нас. Он точно слушал. Это его работа. Особенно после моих слов про маньяка.
- Да, к сожалению мой год выдался очень тяжелым, и появились некоторые сложности со свободным передвижением. Входная дверь хлопнула и я машинально посмотрела на нее. Кто-то покинул бар, но приглушенное чувство страха все – таки дало о себе знать. Я начала понемногу жалеть, что сбежала от своего телохранителя. Он бы поехал со мной6 правда не дал бы мне напиться. Да и клеит при нем Джона было бы крайне не разумно. Так что я старалась отбросить эту мысль куда-то глубоко внутрь себя. И стараться не думать об этом. Сделала глубокий вздох и разлила остатки алкоголя по нашим шотам.
- Мой герой. Я искренне удивилась словам сказанным мужчиной. Не многие вот кинуться защищать своих женщин, а тут абсолютно незнакомая наглая дамочка, что села рядом и отбирает кислород. И такая реакция. Но я сильно сомневалась, что он сможет чем-то мне помочь. Ведь мой брат, который служил в Вест Поинте, словил пулю. Из-за меня. Я не знаю ничего по сути об этом парне. Но не стоит рисковать своей жизнью ради.... Меня? Нет, точно нет.
- Мне тоже крайне приятно, что мы оказались сегодня в одно время, в одном месте. Последняя текила растеклась по пищеводу, приятно согревая ее, добавляя градусов в кровь. Какой там следующий шаг? Я наклоняюсь еще ближе, наши локти соприкасаются, кладу ногу на ногу. Алкоголь закончился. Чаевые ушли бармену, пару фраз и можно идти уединяться. Только нужен толчок к этом. Что-то, чтобы дало мне понять, что он настроен на то же, на что и я. Я сейчас была словно какая-то хищница. Львица загнала зебру и наступает. Похоже вопрос про цвет пришелся как раз кстати. Когда он склонился к моему уху, и обжог дыханием его. Мои соски мгновенно затвердели. Все знают, что уши – это эрогенная зона. Но не каждый умеет ею пользоваться.
- Мммм. Вы думаете, что с таким платьем. Я провожу от середины груди до самых плеч пальцами, показывая, что нет бретелек от бюстгальтера. – Можно носить бельё? Моя рука оказывает на ноге, скользит по вырезу выше и останавливается на бедре.
- Скажем так, оно телесного цвета. Я беру свою сумочку и встаю со стула. Дверь снова хлопает и я краем глаза вижу знакомую фигуру. Черт. Это был Саймон – мой телохранитель. Он добрался до меня не в самый нужный момент. Приди он буквально на минуту позже, у меня бы все получилось. А теперь я не знала, что и делать. Бежать, сделать вид, что я его не заметила. Но он точно заметил меня. И если Джон пойдет за мной, то Саймон тут же пресечет все это на корню.
- Что же, похоже наше знакомство подошло к концу. Я показываю на высокого мужчину у входа. Он просто остановился, сложив руки на груди.
- Моя нянька меня нашла. Я наклонилась к нему поближе. Чтобы только он слышал мои слова.
- У меня дома, есть еще текила. А цвет, ну, назовем его телесным. Я подмигиваю и ухожу в сторону выхода, забирая верхнюю одежду. Даже если Смит не последует за мной, то мне вполне понравился этот вечер. И я смогу его закончить так, как и планировала. Дома, в шелковой пижаме, с вкусным ужином, отдыхая на огромной кровати, в полном одиночестве. Хотя, всякие игрушки никто не отменял. Это конечно не теплое тело, но все – таки уже что-то. Его запах, манеры, то как он говор и смотрел на меня, дало мне снова почувствовать себя желанной. Живой и просто довольной девушкой. Это стоило каждого потраченного цента. И истерик, что я выслушаю от своей семьи.

+1

7

Привычка, держать все под контролем никогда не оставляла Джона в покое, а потому даже сейчас, будучи далеко не самым трезвым человеком в этом баре, особенно после того, как нему подсела эта девушка, он, пусть и периферическим зрением, но наблюдал за окружающими их людьми. Особенно после слов о маньяке. Он, конечно же, воспринял это как шутку, но, от чего-то, на душе стало немного беспокойно.. И если вглядеться в ее образ, который ни коем образом не ложился на стандартные образы людей, привыкших отдыхать в подобных заведениях, и учесть тот факт, что она не местная, то складывалась вполне доверительная картинка, где она богатенькая девочка или наследница трона.. а значит, можно смело полагать, что у нее имеются недоброжелатели.  И все это повлияло на его внимательность, привычную, но немного более настороженную, нежели обычно. Он видел каждого человека в помещении.. а самое забавное, что он видел не подозрительные морды, ведь некоторых людей он знал, а тех, кто просто пожирают ее взглядом и косятся на Смита, который не просто склеил такую шикарную девушку, а сам оказался ей склеенным.
И как не крути, но это не просто добавляет самоуверенности, хоть, в подобных обстоятельствах, на стороннее мнение Смиту параллельно, это возжигает такое пламя эгоизма внутри, что можно смотреть на всех окружающих, как на… ну вы понимаете сами. И так оно и было, высокомерие Джона росло прямо пропорционально количеству выпитому с девушкой, вдруг ставшей сексуальной фантазией каждого мужчины, что находился в этом баре.. и это если не брать в расчет тех, кто с ней пересекался ранее.
- Ну что вы, можете не благодарить.. Я милостивый правитель! Джон демонстративно склоняет голову перед девушкой. Приятно находится в компании человека, который обладает отличным чувством юмора. Он уже успел заметить то, что она способна к самоиронии.. а значит, что с головой она дружит и понимает все, что говорит Джон.. а это, в свою очередь значит, что можно особо не следить за языком. Пусть Анна и производила впечатление первоклассной сучки, но словоблудие она явно не жаловала, как и сам Джон. Они нашли общий язык.
На сколько же сильно это бредовая ерунда доставляла Джону.. Он прямо тащился с каждой проведенной с ней секунды, словно обнюхался кокаином. Она.. она.. да ну, встреча с ней поистине самое лучшее, что происходило с ним за последние десять лет.. нее, даже больше. Это очень удивительно, когда человек, с которым вы знакомы несколько минут, так лихо подхватывает твою волну и так, что по-честному. Она не подстраивалась и не подыгрывала, просто была самой собой.. Не ясно, это правда, или же алкоголь играл с ее разумом в хитрые игры, но, даже ели они больше не встретятся, то это будет лучшим праздником в его жизни.. она будет самой лучшей девушкой, что ему когда либо встречались.
Он смотрит на нее, а лицо преображается, обретая дохера важный вид. Казалось, что у Обамы морда была попроще во время инаугурации. - Пусть я обладатель огромнейшего опыта агентурной работы, но принцесса в моей практике впервые.. Джон, все с тем же чрезмерно важным видом, поднимает стопку текилы верх и продолжает скандировать, словно произносит тост. - Но я со всей уверенностью могу заметить, что защита вас, мисс Марс, для меня важнее само королевы Англии! И лишь теперь его серьезность сменяется уже привычной улыбкой, и он осушает стопку.
Смит всегда был честен с самим собой, а потому и с окружающими. А это значит, что попытки скрывать желание обладать этой девушкой было абсолютно бессмысленным, особенно, когда она вела себя настолько же развязно, откровенно намекая на желание продолжить их знакомство в более уединенном месте. Но знаете, если даже первосортную бабу можно было бы после снятия отвезти в туалет, то с Анной такое бы не прошло. И вовсе не от страха ее обидеть.. это как заправлять болид формулы 1 восьмидесятым бензином.. ну вы поняли. Смит желал ее.. и то как она приблизилась, пусть на момент, как она облизала губы, выдавало в не то же желание.. но, черт подери, если её пригласить в гостиницу, то только в президентский люкс, не меньше.   - Именно.. Джон произносит вполголоса ровно в тот момент, когда лицо девушки наиболее близко к его лицу. И они оба понимают эти намеки, заигрывания.. Как же круто это все.
Смит продолжает подыгрывать, абсолютно так же озираясь по сторонам. Но через пару мгновений он выпрямляет спину и с явно заметным чувством превосходства начинает толкать речь. - Мисс Марс, понимаете, я профессионал настолько высокого уровня, что мне не требуются сторонние факторы для обнаружения противника. Ну  тут прямо морда изменилась до столь крутого вида, что яйца быка, в сравнении с ней, кажутся перепелиными.. и речь не о тех, которые высиживаются.. - Но можешь не волноваться, я пока присмотрюсь к тебе, вдруг ты решишь перейти на темную сторону.. Вполне прозрачный намек на… да, именно на это..
И лишь здесь Джон несколько смутился, будучи удивленным ответом девушки. - Вы меня обманываете.. он искренне недоумевал, как он может быть первым. - Мисс Марс, я искренне извиняюсь, что лезу, как говорят, не в свое собачье дело, но я недоумеваю.. Как может быть так, что подобный комплимент вы слышите впервые? Он смотрел на нее ошалелым взглядом и, знаете, это, правда, звучало дико. - С другой стороны, хоть где-то я буду первым.. и вновь на лице красуется довольная ехидная улыбка. - В таком случаи, смею заметить, что ваши глаза прекрасны и привлекают внимание не странностью, которую я так и не сумел заметить, а глубиной.. Анна Марс, вы прекрасны! И здесь он поднимает стопку. - Я не могу не произнести тост за такую красоту! И после легкого удара о шот девушки, содержимое оказывается внутри Смита.
Джон был лишен привычки лезть в чужие дела, а потому слова о прошлом году он предпочел оставить без комментариев. Каждый имеет право на личную жизнь, тем более человек, с которым ты не знаком. А потому Смит лишь улыбнулся на эти слова, не желая продолжать тему прошлого. У него так же было достаточно неприятных моментов, которые можно перечислять бесконечно, но зачем это делать, когда праздник раскрылся столь ярко!
- Герой?! Бросьте! Лишь мужчина, который не испугался защитить беззащитную девушку. Имею смелость обратить ваше внимание на то, что это не инициатива, а обязанность, заложенная моими праотцами, которой я не имею никакого морального права противоречить. Потому заявляю во всеуслышание, рядом со мной вы можете не беспокоиться! Ну прямо, блять, рыцарь Ланцелот.. коего он и строит из себя. Собственное, не будем вдаваться в тонкие слои, но Джон действительно был способен постоять за себя и за девушку. Не стоит акцентировать на этом внимание, но жизнь ребенка и подростка была несколько сложнее, чем хотелось бы.
Алкоголь плавно бежал вместе с кровью, все более сокрушая разум под неистовым напором спиртов и гормонов, выделяемых с подачи необыкновенной Марс. Разум все более уплывал в небытие, оставляя за собой неистовое желание вцепиться в нее двумя руками и не отпускать. Она играла, Джон играл.. ебанные геймеры.. но, знаете, такого азарта он не испытывал уже очень давно. Они водили друг друга вокруг пальца и обоим это нравилось. Какая-то ментально-интеллектуальная ебля, от которой, явно, оба уже успели закончить по несколько раз. Они нашли друг друга..
Ну а дальше можно пускать пулю в лоб.. какие к чертовой матери лямки.. ну конечно, на ее теле, максимум, надета бижутерия.. Платье, правда, не про нижнее белье.. и это ударило в голову Смиту похлеще самбуки с абсентом, это был нокаут по-женски. Если бы не обстоятельства, он бы истек слюной лишь от одного осознания, что ее обнаженное тело скрывает какой-то кусок белой ткани.
К сожалению, подобные идеальные дни, а, тем более, праздники, не могут быть ничем не омрачены. А значит, этого следовало ожидать, облом был не за горами… А обломом этим был некий джентльмен в строгом костюме, вошедший в бар. Соображения Джона подтвердились в полном объеме – в бар вошел телохранитель девушки. Здоровый бугай, который, в купе со словами о няньке, вызвал на лице Джона явные признаки раздражения и недовольства. В пору было бы разбить бутылку текилы о его голову и увезти ее куда-то далеко.. но это, явно, было плохой затеей. Ей-то ничего с этого не было, а вот Джона потом нашли бы в сточной канаве, укатанного по щиколотки цементом в тазик. Согласитесь, не самая приятная кончина, учитывая, что одним из его страхов было захлебнуться. Да и вообще.. Пусть Смит и не из робкого десятка, способный натереть лицо и более здоровым персонажам, но тут, вряд ли дело дойдет до кулаков, он явно был при оружии, а это стопроцентный проигрыш.
Но она как чувствовала.. И не надо быть дураком, что бы не клюнуть на подобное заявление. А потому, Джон, рассчитавшись с барменом, вышел вслед за девушкой и ее телохранителем. Знаете, в такие моменты абсолютно отключается режим самосохранения.. пусть Смит и не из малышей, все же роста под 2 метра дает о себе знать, но этот боров был явно крупнее. Да и бодаться с ним, явно, бесполезно.. А за опущенным стеклом пассажирского сидения виднелись те голубые глаза, что околдовали и захватили все внимание и интерес.
Но столь близкий объект был столь недосягаемым, ведь на пути стоял тот самый мужичина с пистолетом. Но и Смит не пальцем деланный.. хотя.. здесь дело не в пальцах, а в алкоголе, который плотно взялся за самоуверенность и не давал здравомыслию пробиться наружу. И потому Джон шел по направлению к машине не сбавляя темпа, но явно напрягая охранника, только вот первому было насрать на это. Единственной мыслью, что мелькала в голове, была мысль о том самом маньяке, подтвержденная последними событиями. И лишь из-за этого, находясь буквально в паре метров от телохранителя, он расправил руки и остановился, явно намека на досмотр. И, знаете, он проглотил эту мысль, тупо сделав пару шагов на встречу и начав досматривать. Досмотр был более, чем качественным, он даже за жопу полапал.. не, понятное дело, это его работа, но Джон не удержался и прокомментировал.. - Слушай, а спереди потрогаешь?! Только вот юмора этот бычок не понял и, как только дело дошло до паха, от души так сжал детородный орган.. - Сер, вы, случаем, не замерзли?! И Смит оценил этот подъеб, громко рассмеявшись, хоть и было довольно больно. - Слушай, вот тебе мои документы, можешь делать с ними все, что нужно, только кpeдит не бери.. Право Джон догонял, что у него зп выше, чем у начальника IT компании.. и все же. - Только кpeдит не бери.. И телохранитель явно оценил ответную шутку, после чего отступил в сторону, а после сел за руль автомобиля.
Ну раз вопросов никаких нет, то и Смит расположился на пассажирском сидении, сзади, рядом с девушкой. Он наклонился к ней, шепнув на ушко - Я плохо разбираюсь в цветах.. боюсь, что тебе придется показать его..

+1

8

Я специально одевалась не спеша. Делала вид, что долго ищу свое пальто. Потом мне что-то помешало снять его сразу с крючка. Потом его надо было разгладить, и удостовериться, что на нем не было никаких волосинок. Наконец-то ко мне подошел Саймон. Он понял, что я тяну время и взял пальто в свои руки, галантно помогая мне его надеть. Я давала больше времени, чтобы Джон подумал, решил, а надо ли это ему. А хочет ли он пойти со мной и провести остаток вечера в компании не совсем адекватной дамочки, которая буквально пыталась затащить его в уборную этого самого бара. Еще минута, что бы он успел собраться, и пойти за мной. Но сколько бы я не тянула время, мне все равно пришлось покинуть бар. Саймон вышел первый, придержав мне дверь, а затем закрыл ее. На улице было не много скользко, так что я шла медленно. Но увы, машина стояла буквально в десяти метрах от главного входа. Не успела я прикоснуться к ручки двери, как мой телохранитель тут же ее открыл. Я просила его так не делать, но военных не переубедишь. Ему не надо прислуживать. Просто смотреть по сторонам, чтобы меня никто не пристрелил. А еще возил по городу. Я не знаю во сколько обошелся этот бронированный Кадиллак моей семье, но я знала, что он может выдержать если в него выпустят заряд из гранатомета. В общем ракетницы.  Я не знаю как это правильно называется. Мальчики и их игрушки. Я села в авто и дверь тут же закрылась. Поспешив приоткрыть окно автомобиля я выглянула из него и увидела силуэт мужчины. Того самого, он так же быстро одевался, и не застегнув свой плащ направился к машине. Волноваться — это все равно, что сидеть на кресле-качалке: можно кататься до конца жизни, но далеко на ней не уедешь. Он все -  таки решился. Моей радости не было предела. Я поспешила поднять окно так, чтобы только свежий воздух попадал в машину. Саймон запрещает открывать окно во время поездки. В него могут что-то бросить, боюсь что это будет не  окурок от сигареты. Я судорожно стала вспоминать, в каком состоянии находится моя квартира? Не валяется ли у меня там повсюду нижнее белье. И коробки из-под пиццы? Вроде бы я с утра такого не замечала, да и Джозеф не должен был быть дома. Так что все было в порядке. Но на всякий случай я достала телефон и быстро написала ему сообщение, спросив как дела, не надо ли его забрать с вечеринки и хватает ли ему денег. Я мгновенно получила сообщение, что все отлично, и кучу милых смайликов. Джон вышел достаточно давно из бара, но до сих пор не сел в машину. Я выглянула из нее и увидела, что Саймон устроил ему досмотр с пристрастиями. Это дало мне еще несколько минут, чтобы я привела себя в порядок. Найдя свое отражение в зеркале заднего вида, я поправила и без того идеальную прическу. Чуть размазавшуюся помаду, покрыв губы новым слоем. Все казалось бы идеально, только я никак не могла решить, как мне лучше поступить с плащом. Расстегнуть его, или оставить застегнутым? Ехать до дома не слишком долго. Пробок практически нет. Все сейчас сидят дома. А когда мы приедем, мне придется застегиваться, это займет время, а так как я сегодня не одна, то смогу отпустить Саймона домой. Его близкие будут рады такому подарку на рождество. Когда он закончил с осмотром мистера Смита, я уже успела отсесть на другое сидение, чтобы он смог сесть со мной рядом. Я смотрела отстраненно в окно, еле сдерживая улыбку. Мне вроде бы не интересно что там происходит и почему мы все еще стоим у бара. Наконец-то дверь открылась и мой новый знакомый опустился на сидение рядом со мной. Следом Саймон занял место у руля и приказал всем пристегнуться. Пока я искала вторую часть ремня безопасности, я почувствовала теплое дыхание на моей щеке и этот глубокий голос, что пробирал меня до самых нервов. Заставлял все тело покрываться мурашками, а соски твердеть.
- Я плохо разбираюсь в цветах.. боюсь, что тебе придется показать его… Я не стала ничего отвечать, а лишь улыбнулась в ответ мужчине. На самом деле на мне был трусики, и они действительно были телесного цвета. Просто такое платье не располагает наличием чулков с подвязками. Все – таки на улице не плюс двадцать, да и мы не на Мальдивах. Но я чувствовала это возбуждение, что витало в воздухе. Да, я прекрасно понимала, что Саймон может подумать обо мне. Сняла мужика в баре, шлюха, никакого самоуважения. Но я так никогда раньше не делала, и не знаю, что на меня нахлынуло. Почему этот парень вызывал у меня такое чувство комфорта. Как он смог подхватить эту волну, на которой я плыла все это время одна? Я знала, что бывают родственные души, но я не ожидала встретить ее в баре.
- Сай, как забросишь меня домой, поставь все на сигнализацию и ты свободен. Съезди к своим и не забудь забрать пакеты, что я приготовила для тебя в холле. Там есть кое-что для Синди и Аризоны. Я понятия не имела, как его жена терпит то, что он столько времени пропадает на работе. Рискует жизнью. Но они встречаются каждый день, обедают. Вроде бы все хорошо, их дочь еще маленькая. Я надеюсь, что полицейские в скором времени узнают, что мне угрожает, и телохранитель мне больше не понадобиться. Все временно, этот год был очень тяжелым, надеюсь что следующий будет на много лучше и легче. Тем более в такой компании встретить рождество. Может быть не совсем правильно или не совсем так, как нужно было, но лучше с Джоном, чем на корпоративе, где я буду бояться даже своей тени. Мы ехали в абсолютной тишине, лишь музыка играла на фоне. Мы остановились у светофора, когда зазвонил мой рабочий телефон. Моя вторая сумка стояла на переднем сидении и я отстегнулась чтобы взять ее. Пока я ковырялась в ней, телефон перестал звонить. Я лишь успела вытащить его и начала садиться обратно. Загорелся зеленый свет, мы начали движение, но перед нами выскочила машина и Саймон быстро затормозил. Я полетела на сидение и упала на Смита. Практически лицом на его промежность. Не в так я планировала с ней встретиться, но вариант в общем-то не плохой.
- Прошу прощения, не смогла устоять. Мое лицо залилось краской. Щеки буквально пылали. Снова сажусь на место и быстро пристегиваю ремни. Буквально через пятнадцать минут мы подъехали к высоким воротам, они автоматически открылись и машина въехала во двор. Я жила в своей квартире, на последних этажах. Здесь была хорошая охранная система, кое-что мы добавили свое. Так что я спала здесь вполне спокойно. Проехав двор, машина заехала в подземный гараж и остановившись блокировка с дверей снялась.
- Приехали. Я сказала это слишком громко и восторженно, что Саймон не сдержал смешок, но все – таки приглушил его. Сделал вид, как будто начал кашлять. Я пнула его сидение. От чего он только засмеялся сильнее. Выйдя из машины, я чуть подождала Джона и направилась к лифту. Мне нельзя было заходить в него первой, Саймон всегда его проверял. Ключ от него был только у меня. Вызываю, отхожу, жду. Когда лифт был полностью проверен, я зашла вместе с Джоном и нажав на кнопку своего этажа, прислонилась к стене.
- У вас нет аллергии на животных? У меня живет дома Кошка, она любит тереться о людей. Я буквально молила богов, чтобы у него не было аллергии. А получив хороший ответ спокойно выдохнула. Когда мы попали на нужный этаж, мне снова пришлось приложить ключ, чтобы мы смогли попасть в квартиру. Да, удобно, сразу попадаешь в нее. Но не тут то было. Выйдя из лифта мы попали в крошечный холл, где стояли пакеты для Саймона. После его ухода, я наконец-то смогла вздохнуть спокойно.
- Что будете пить? Вы не голодны? Кейтеринговая компания привезла мне ужин, так что я предлагаю перекусить. Пообщаться... Последние слова я сказала очень тихо, даже не знаю, услышал он их или нет. Я сняла свой плащ и помогла с одеждой мистеру Смиту. Мы прошли в гостиную, где моего гостя тут же облюбовала кошка. Она терлась об его ноги и ставила на него лапки, прося чтобы ее взяли на ручки. Сейчас я буквально не знала что делать дальше. Алкоголь как-то улегся и голова стала чище. Сразу бросаться на него хоть и хотелось, но теперь казалось не уместным. Пока мы ехали, я то и дело бросала на него взгляд. Пыталась то ли запомнить его лицо, то ли понять, почему он решился поехать со мной. Подойдя к бару, я достала оттуда бутылку МОЁТ и телкилу.
- Праздник все – таки. Может быть шампанского? На моем лице заиграла неловкая улыбка. Не все же время нам хлестать водку с локтя? Перед моими глазами всплыла картина, как я подымаю платье выше колен, чтобы мне было удобнее садиться на колени к Джону. Страстно целую его губы, а потом начинаю медленно лить шампанское ему в рот. Буквально используя его как бокал. Мое наваждение разрушил его же голос. Может быть оно и было к лучшему. Мне казалось что я буквально помешалась на этом мужчине. То ли одиночество, то ли алкоголь на меня так действовали, но прямо сейчас мне буквально хотелось сорвать с него одежду. Прикоснуться к его коже, почувствовать, как под ней бьется пульс, покрыть все тело поцелуями. Но почему-то именно сейчас мое воспитание взяло гору. Я пригласила гостя в гостиную и быстро разложила по тарелкам всю еду, что оставили курьеры во время моего отсутствия. Я думала, что проведу этот вечер в полном одиночестве, объедаясь индейкой, смотря какие-то старые фильмы, на которыми я рыдала бы как  самая обычная баба. А сейчас мне нужно было следить за тем, чтобы еда не выпадала изо рта, и самое главное жевать с закрытым ртом.
- Чем вы занимаетесь? Выпиваете каждый вечер в баре? Или грабите тех, кто привозит вас к себе домой. Какое у вас агентское прикрытие? Снова алкоголь в наших бокалах, только теперь между нами стол, и нет лишних ушей. Ну, кроме ушей Иззи, но она никому не расскажет о том, что здесь происходило. Между тем, насколько я нервничала, и тем, насколько тупые шутки отпускала, всегда существовала прямая зависимость. Это первое мое свидание за полгода! Это нормально – нервничать! А еще я песец! Это ведь можно было назвать свиданием? Мы сидели друг напротив друга. Мило беседовали и ели. Еда была просто волшебна, но мне хотелось бы не много другого. Бывают такие встречи, свидания, на которые мы соглашаемся, хотя заранее знаем, что никогда на них не придём. Неизвестно, чем мы руководствуемся в тот самый момент, когда говорим человеку «Да», а сами знаем, что «Нет». Кто-то хочет, чтобы его попросили снова, кому-то нужно, чтобы его добивались, а кому-то это и правда не нужно, и поэтому он никогда не приходит.
Есть такие люди, которые никогда не приходят. Их можно ждать сколько угодно, но они не придут. Он согласился на этот вечер, и не сможет уйти до самого утра. Саймон поставил квартиру на сигнализацию и снять ее он сможет тоже только сам. Когда придет завтра. А сейчас, ну, я надеюсь, что не привела в свой бункер, из которого не возможно сбежать - маньяка. Наверно я слишком много говорила. Я всегда много говорю, когда волнуюсь. Хотя должна быть спокойна. Может быть все потому, что сейчас он так близко и не ко не может нам помешать?

+1

9

Признаться честно, эта возня девушки с выходом из бара, что явно говорила о том, что она тянет время, здесь уж и Холмсом быть не надо, показалась несколько забавной. И напомнила, вернее воззвала к фантазии, визуализировав ее в сознании Джона, словно они находились не в баре, где третье лицо попросту торопило ее со сборами, а будто они пробираются где-то по чилауту, длинному коридору, увешанному мерцающими гирляндами, что в купе со стробоскопом и завлекающей походкой девушки, сбивали сознание в гоголь-моголь.. А она грациозно, словно пантера, заманивала жертву за собой, окончательно поработив волю и внимание мужчины, которому ничего не оставалось, кроме как смотреть на ее плавные движения.. шаг за шагом они пробирались в нечто темное и неизведанное, и с каждой секундой пламя желание усиливалось, хоть и казалось, куда уж больше. Но ей удавалось. Она то пропадала из вида, то оказывалась за спиной, проводя длинными ногтями по спине и шепча что-то на ушко, совершенно не ясное, но однозначно возбуждающее. То удалялась много дальше, останавливаясь и подзывая пальцами, после чего облизывала их и вновь скрывалась в мерцающей темноте где-то за линией горизонта.
Перед самым ее выходом, Джон поймал этот бросающий вызов, что задавал один простой вопрос – зассал?! Она не сердцеедка, она подарок судьбы и, в тоже время, самое страшное проклятие. Это чувствовалось во всем, даже в запахе парфюма, что стоил явно дороже всей техники в его доме. Она настолько опасная хищница, что, не дай Бог тебе хоть немного оступиться, яремная вена будет вывернута наружу, и ты захлебнешься в собственной крови, а она лишь спрячет коготки и пойдет дальше. Да, то, что это игра, и лосю ясно, но настолько сложная и рисковая партия, что надо десять раз подумать, стоит ли овчинка выделки.. и знаете.. стоит. Более чем.. обладать такой девушкой, хотя бы одну ночь, мечта каждого мужчины.. мечта Джона Смита. Несколько часов, которые, даже если она выгонит тебя утром, ты будешь помнить до конца жизни. Такие не забываются, они врезают в памяти свой стан раскаленным острием ножа. И он проглотил эту заявку, поскольку впервые на его пути встречается особенная.
Обождав еще несколько секунд, Джон сорвался с места, словно на стометровке, бросив на бар первую попавшуюся купюру.. 100.. ну и ладно, пусть будет подарок бармену. Ухватив плащ, он вырвался из помещения, обнаружив, что Анна уже села в салон. Он успел и он обрадовался этому.. и она тоже, явно, ведь эти горящие глаза не спрячешь даже за закрытым стеклом. Прелюдия с телохранителем была не долгой, хоть и занимательной. Он показался несколько простодушным, позволив незнакомцу сесть в машину, но он тут рулит бал, а значит, ему виднее, кому можно, а кого бить рукоятью пистолета в лоб. И все же, этот мужик оказался куда приятнее, чем выглядел со стороны.. даже эта хватка.. господи, прямо гейские шутки за 300 в студию. Он несколько расслабил атмосферу, что была раскалена во время кратковременного разговора с его работодателем. Право, как только Смит оказался в салоне шикарного авто, накал вновь возрос до критической отметки. Стало жарковато..
- Да, пап! Язвительность Джона, подогретая крепким алкоголем, не могла пропустить мимо ушей указание пристегнуться. Пусть Смит и сам был не самого мелкого телосложения, но этот дядя за рулем, явно повидавший больше, своим присутствием превращал Джо в какого-то подростка. Это выглядело забавным, а учитывая, что прошлая шутка зашла на ура.. ага зашла и схватил за пах.. да.. опять гейские шуточки.. пора бы задуматься.. подъеб не мог быть замолчан. И где-то в самом краю зеркала заднего вида Джон подметил улыбку телохранителя, а значит и эта шутка была оценена. Нет, ну это действительно выглядело комично, будто папа отвозит детей в школу.. или забирает с какого-то рождественского утренника. И пофиг, что дети нахрюкались, все довольны и счастливы. - И от дядюшки Джо тоже поздравь их! Я, конечно, без подарков, но ничего, впереди еще много времени, что бы наверстать упущенное.. Да.. Сай? Он хотел было обратиться к нему по имени, но вдруг осознал, что они не представлены друг другу. Ну и ладно, в конце концов, имя верзилы волновало его сейчас в последнюю очередь.
Машина тронулось, а желания Смита разделились на два противоборствующих лагеря. Желания завести разговор на какую-нибудь отстраненную тему или набросится на нее прямо здесь, изнемогая от одного ее присутствия. И тут случай приготовил подлянку, от которой, из-за присутствия охранника, даже Джон несколько смутился.. ну и возбудился, говоря откровенно, и от явного провала его спас плащ, который практически сразу накинул поверх ноги, дабы скрыть моментально набухшее достоинство. А она лишь подкалывает, подстегивает осуществить то, на что разводила еще несколько минут назад. Джо даже несколько оскалился и прорычал что-то под нос, оставив ее колкий выпад без комментариев.
Дальнейшая дорого прошла молча и довольно быстро, поскольку Джо несколько провалился в собственные мысли, пытаясь ответить на вопрос.. а что, собственно, девушка, снабженная телохранителем и дорогим автомобилем, нашла в  обычном барном попойке?! Понять можно все, но он явно птица не ее полета.. далеко не ее. Да и на жест доброй воли это не было похоже. Бунт?! Внезапный срыв и попытка сбежать от серости и гнета серых будней?! Желание сделать глоток свежего воздуха и почувствовать себя.. кем-то не привычным самой себе?! Пока не понятно.. но принимать каких-то активных действий, что бы ответить на этот вопрос, Смит не станет, а значит, мысль так и останется не озвученной.
Пришел в себя он только в лифте, обратив внимание на стройные ножки Анны, выглядывающие из-под пальто. - О нет, мисс Марс, можете не волноваться. Легкая улыбка засияла на его лице, а после и подтвердительный кивок. Джо был знаком с правилами поведения, хорошие манеры заложил еще дед, когда заучивал с ним даже принцип сервировки обеденного стола. Сейчас, конечно, таких деталей он не вспомнит, но база сохранилась.
Считанные минуты и вот момент истины, они наконец-то остались наедине и.. И что-то пошло не по плану, поскольку тот градус, что был поднят в баре, толи спал, толи прикрылся смущением. Поскольку единственным существом, которое желало физического контакта, была кошка. - Мисс Марс, я с удовольствием с вами отужинаю! Улыбка просто приклеилась, а Джо, все же, поднял животное на руки, которое с явной охотой расположилась на согнутых предплечьях и замурлыкала. - А выпил бы я, пожалуй, чего-то крепкого.. Не люблю легкие напитки. Джон проследовал за девушкой в гостиную и, с нескрываемым восторгом, любовался шикарным ремонтом, на который ему точно не хватило бы фантазии. Идеальная квартира.. идеальная девушка в идеальной квартире.. и ты, с кошкой на руках.. Благо, хоть, носки не дырявые. Смиту стало даже несколько не по себе, его явно смущала та ситуация, в которую он попал. И всю событийную цепочку нарушил телохранитель, который приспустил запал.. согласитесь, если бы они ехали в такси – то кто-то кого-то точно уже поимел бы.. ну или начал подводить к этому. А дальше ключи, дверь, летящая во все стороны сорванная одежда.. так ведь бывает обычно. А сейчас это напоминало какое-то неуклюжее светское рандеву, организованное за пару мину. - Шампанского? Переспросил Джон. - Только один бокал, символически, дабы не отходить от традиций. Смит взял у девушки бутылку и.. нет, с этим явно надо, что-то делать. Сейчас бы бабахнуть пробкой в потолок, а напором пенящегося алкоголя, облить все ее платье, что бы ей пришлось скинуть его, а после прижать ее к стене и впиться в ее шею, оставляя на бледной коже ноющие засосы. Заставить ее дрожать от желания, заставить ее просить войти в нее.. но он лишь аккуратно вытягивает пробку из бутылки, за чем следует немного пены, да и та оказывается в вовремя предоставленных девушкой бокалах. Он раздевает ее глазами и несколько нервничает от того, что все как-то неловко и глупо. - Еще раз с рождеством, мисс Марс! Улыбка и пустой бокал на столе, он осушил его одним большим глотком, он не любил шампанское, хоть оно и било в голову не слабее крепких напитков.
Он расположился напротив девушки, на удобном диване. Несколько затянувшаяся неловкость сменилась продолжающим, начатую в баре тему, вопросом. Забавно, на лице Смита вновь блеснула улыбка, но. Дабы поддерживать образ, он вдруг закинул ногу на ногу, взял тарелку в руку, и глядел на нее уже шибко серьезно, даже несколько опосредованно. - Знаете, уважаемая мисс Марс, правило номер один каждого профессионального агента звучит примерно так – ни за что не раскрывай свое прикрытие. Он выдержал небольшую паузу, во время которой успел закинуть немного еды в рот и прожевать ее. - Но, если учитывать тот факт, что еда, возможно, отравлена, а в моем кармане может лежать леска, которую ваш любезный телохранитель, скажем так, прощелкал.. эта ночь может быть последней для нас обоих.. Он делает жест озадаченности, приподнимая плечи и отводя ладонь немного в сторону. - К тому же, если верить предчувствию, покинуть эту квартиру мне не удастся.. Джон откладывает тарелку в сторону и немного наклоняется по направлению к девушке, ожидая той же реакции, которая не заставила себя ждать. - А, посему, я предпочту вас попросту изнасиловать.. Смит медленно и демонстративно кивает, обращая внимание на еле заметный огонек в глазах Анны.. Да и у самого, откровенно говоря, блестят не меньше. Ну а что вы ожидаете от мужика, которого на ночь заперли наедине с самой охуительной девушкой из всех, что встречались ему?! Естественно он будет ее хотеть.. да и она всеми силами подливает масла в огонь, подначивает.. то словом, то жестом, то взглядом.
Но в положении этом он проводит немного времени, протягивая ладонь до бутылки текилы с двумя стопками, что девушка уже успела достать из бара. - Спасибо вам большое за теплый прием и вкусный ужин, вы очень гостеприимная хозяйка! Ехидная улыбка и Джон медленно наполняет шоты текилой. - Мисс Марс, прошу прощения, но не затруднит ли вас принести соль и лайм, можно лимон, это не принципиально.. А то мы с вами текилу пьем, но без соблюдения какой либо технологии. Мне кажется, что пора исправлять ситуацию.. Он смотрит прямиком ей в глаза, так, что… Ай, что там, в его глазах она уже обнаженная стоит на четвереньках пред ним с прогнутой спиной и срывает голос громкими стонами, от которых вся квартира ходит ходуном.. Но он не подает вида.. по крайней мере, ему так кажется..

+1

10

новый внешний вид
Я все испортила. Наверно будь я каким-нибудь супергероем, то моя суперспособность по рождению была бы все портить, разрушать, уничтожать. И меня бы прозвали каким-нибудь человеком-косяком. Не потому что, увидев меня, у людей сносит крышу или им становится весело, как после того, как они выкурили косяк. А потому, что я бы появлялась бы в каком-нибудь крайне нелепом наряде. Лосины, поверх трусы с Хеллоу Китти, а делая шаг в сторону злодея или жертвы, я бы обязательно ударялась бы тазовой костью об угол комода, или мизинцем, о балку, валяющуюся на полу. Потом падала бы на землю и каталась бы от боли. Даже беся секретное оружие злодея, планируя использовать это против него, я бы нажимала на кнопку самоуничтожения, да и плевать что ее по сути там и нет. Тупо быть не может. А теперь представьте, что вот вы остались наедине с потрясающим мужчиной, он буквально поедает тебя глазами, а ты, а ты предлагаешь ему поужинать. Ты бы еще предложила бы ему сыграть в шахматы, тупая же ты сука. Единственное, что меня остановило от этого предложения то, что у меня банально их нет. Похоже вместе с алкоголем улетучились и все мои идеи. Мозги и храбрость. Хотя похоже Джон и Саймон нашли общий язык, их пересмешки в машине было сложно не заметить. Может быть следовало их оставить вдвоем? Саймон бы точно тупить не стал. Не знаю, что у меня переключилось в голове, почему я стала выдавать весь этот бред. Наверно мне просто хотелось спокойно отпраздновать рождество. Такого случая может больше не представиться. В такой компании. Я более чем уверена, что больше мы не увидимся. И он не может сбежать от меня только потому, что до утра мы заперты в этом бункере. Я не знала, куда еще больше скатиться. Одна мысль, что я притащила к себе в бар не знакомого мужчину меня вгоняет в ступор. А что если он именно тот, кто охотиться за мной? Тот, кто хочет меня убить. Может я ему ничего и не сделала, может его нанял мой бывший. А может, может просто из-за моих действий пострадал он и его семья. А сейчас мы остались одни. И, пожалуй, не будь я пьяной, я бы никогда не пригласила бы его к себе, но, если он меня убьет, все равно не сможет никуда сбежать. Утром Саймон найдет мой хладный труп и мистера Смита в моей крови. А вдруг он некрофил? Меня аж передернуло от этой мысли, но я не подавала виду. Уж, что, что, а делать вид, что у меня все в порядке и меня ничего не тревожит, у меня получает лучше, чем дышать. А еще я прекрасно понимала, что сам мужчина находился в полном смущении. Он явно рассчитывал на другое. А может и нет, а может он и не хотел, просто решил пожалеть меня или потешить мое самолюбие. Зато он понравился Иззи. Я даже начала не много завидовать, что эта пушистая сейчас находилась в его объятиях, а не я. Я не могла не заметить, что его руки были покрыты татуировками. Узел внизу живота, затягивался все сильнее и тянул в его сторону. Ну, кто может устоять перед мужчиной с татуировками? На таких огромных руках, что могут перелопать тебя пополам одним легким движением, даже не напрягаясь.
- Мне кажется, нам пора перейти на «ты». Все равно ты не пробудешь в одежде долго. Анна, просто Анна. Ну, или любое другое сокращение, которое тебе больше нравится. Даже несмотря на то, что мы сидели друг напротив друга, я смогла дотянуться своей ножкой, но его бедра и провести по нему выше, до самого паха, даже не поменявшись в лицо. А вот Джон явно не ожидал такой резкой смены моего настроения, что даже бедненький дернулся. Моя неловкая улыбка сменилась на хищную, напряжение нарастало. Хотя и было понятно, что мужчина усвоил урок с моим именем, он не перестал называть меня по фамилии. Мы расположились на мягкой мебели. Я села в кресло, а Джон на диван. Он продолжал вести эту забавную игру. Я бы на самом деле бы не удивилась, если бы он и на самом деле оказался каким-то секретным агентом. Благо дело ему позволяла физическая подготовка. И я уверена у него не пусто в голове. Раз он раскусил мой план так просто. И заставил меня дрожать еще до того, как прикоснулся ко мне. Однако его слова про леску мне не понравились. Не знаю почему, но у меня появилось дикое желание бежать. Это буквально было написано у меня на лице. Я быстро переводила взгляд с его лица на пояс, где находились карманы, а потом снова на лицо, и на другую сторону. Я пыталась скинуть с себя это наваждение. Страх, который накатил так же внезапно, как и мое решение подсесть к этому мужчине. Плохая шутка, очень плохая. И хорошо, что у меня не было ничего острого. Меня начала обуревать паника. С легкой ноткой безумия. Куда бежать? Глупая зверюшка, сама пригласила к себе в дом хищника. Но все снова обретает тот самый тон, что был между нами в баре. Не сдерживаю язвительный смешок.
- Ммм, да, вот оно как. Это мы еще посмотрим, кто кого изнасилует. Я допиваю остатки шампанского и облизываю губы. Игра началась. Хватит строить из себя недотрогу. Все равно никто в это не поверит. Пора переходить на более крепкие напитки. На очереди была текила. Она пришлась нам обоим по вкусу сегодня. Ее можно было по праву считать «нашим» напитком. Я сажусь к нему рядом на диван. Очень близко и разворачиваюсь так, чтобы наши лица были друг напротив друга. Легкая беседа. Все тот же бред ни о чем. Он называет меня по имени. Мы успеваем распить по шоту, а может два, когда мистер Смит решает все подпортить и внести «правила».
- Лимон? Серьезно? Я с шумом ставлю стопку на столик, что стоял рядом с диваном. При этом закатываю глаза. Мол «сколько-можно-то», я уже и так почти на коленях у тебя сижу. Но, раз он хочет действовать именно так. Я иду на кухню, беру солонку, достаю тесак и на пару секунд зависаю. Глядя на него. Воспользоваться по назначению, или пригрозить им и надругаться над Джоном. Легко смеюсь, практически не слышно. На очереди лаймы. Они точно были в холодильники. Сперва их надо помыть, потом вытереть. Отлично, этого хватает, чтобы потянуть время, и придумать план действий. Несколькими ловкими движения, я разрубаю цитрусы на 4 дольки. Думаю, столько нам хват. Они тут же летят на тарелку, а тесак в мойку. Я вижу свое отражение в зеркальной поверхности на холодильнике. Тут до меня доходит, что я выгляжу крайне глупо. Платье в пол, массивные золотые украшения. Я ставлю все на столешницу и иду прямиком в спальню, минуя гостиную, где меня уже давно ожидает Джон. Я буквально вываливаю в гардеробной все вещи на пол.
- Не по правилам, блин. Я продолжаю бубнить и возмущаться. На глаза мне попадается короткая футболка и джинсовые шортики. Идеально. Думаю, я и тут же сбрасываю с себя платье. На переодевание мне понадобилось не больше двух минут. И уже через мгновение я вернулась на кухню и забрала солонку с лаймами.
- Скучал? Подмигиваю я, видя реакцию на мой новый наряд. Он наверно подумал, что я из тех больных баб, что меняют за вечер по несколько платьев? Да, я именно такая.
- Раз уж решено все делать по правильной технологии то… Тарелка оказывается на столе, а беру пульт управления, что лежал рядом с ней и набрав некую комбинацию включаю музыку. Она буквально начинает литься отовсюду, заполняя помещение специфическим голосом Йоланди Фиссер. Die Antwoord. Южноафриканские ребята, не слишком люблю их творчество, но под ситуацию подходят. Сделав случайное воспроизведение музыки, чтобы мы могли слушать не только их, я оставила играть «baby's on fire». Вот уж правда. Я подошла ко все еще сидящему на диване Джону и наклонилась к его лицу. И мягко целую в полуоткрытые губы. Как будто пробуя его на вкус. Такой терпкий и с привкусом текилы. Не давая ему взять контроль над поцелуем, разрываю его и хватая за шиворот подымаю с дивана. Понятия не имею зачем я это затеяла, но буквально через мгновение я удобно улеглась на столе, прихватив с собой бутылку и разлив ее содержимое на свой плоский живот. Жидкость тут же собралась в зоне пупка. Следом соль, не так все просто. Она оказывается на моей груди. Я рассыпала ее достаточно неряшливо, но может оно и лучше так будет. Но часть попала между грудей. И последнее Лайм.
- Порядок знаешь? Лизнул, выпил, закусил. Подмигнув я зажала дольку цитруса у себя в зубах и опустила голову на стол. Он еще не прикоснулся ко мне, а все моё тело покрылось мурашками от ожидания. Наполнилось трепетом и сладкой истомой. Я даже прикрыла глаза, когда почувствовала его теплые руки на моих ногах, на руках, бедрах. Все сжималось внутри и не давало сделать сдох. Мои последние барьеры пали. Страх ушел окончательно, я просто отдалась этому мгновению. Этой жажде и страсти. Да, к черту все, завтра буду корить себя за легкомысленное поведение, и то, что я такая легкодоступная.

Отредактировано Anna Mars (2017-01-17 12:59:33)

+1

11

Все происходящие, как бы того не хотелось, но никак не укладывалось в какую-то единую целостную логическую цепь. Джон приходит в бар, что бы напиться, там его цепляет какая-то шикарная девушка, ее водитель отвозит их в.. бункер? Да в такой, что атомная бомба кажется петардой.. запирает их снаружи, оставляя свою подопечную в компании совершенно постороннего человека, а параллельно она намекает на некого маньяка, что балансирует между злой шуткой или кричащей правдой. Красивая дорогая отделка, она богата и, судя по множеству коробок из-под еды, можно заявить, что дома она не готовит – много работает, строит карьеру. Значит, добивается всего сама, не папины счета опустошает.. И тут вдвойне непонятно.. Ладно бы их знакомство прошло на каком либо мероприятии, да не важно, тут можно было бы увидеть почву для знакомства. Но снимать мужика в баре.. Ради чего? Секса? Неужели для этого дела не нашлось кого-то более.. высокого социального уровня.. не понятно. Нет, Джон не бродяга, конечно, но и не.. хотя ладно, что пиздеть – он шикарен и он это знает. В конце концов, что забивать голову рассуждениями, которые ни к чему не ведут. Да, захотела потрахаться и пришла в место, где с наибольшей вероятностью можно найти именно мужика, а не.. в общем, идею вы поняли. И вообще, стоит не думы великие думать, а радоваться, что именно тебя решила сегодня трахнуть такая девушка, спасибо всем Богам за такой подарок говорить, а не строить из себя детектива, мать его!
Здесь Джон чуть не подавился. Серьезно. Он даже закашлял от ее заявления. Нет, что-то в этом духе было вполне предсказуемо, вернее вся ситуация развивается именно к тому, что она и сказала, но.. черт подери, как же забавно чувствовать себя овечкой-девственницей, особенно, если ты лев. Во всех смыслах хищник, начиная от знака зодиака и заканчивая количеством девушек на твоем счету. А тут на тебе, такая не хилая подача, что иссохшие косточки Дон Жуана сплясали в гробу ламбаду. Так нет же, она на этом не успокоилась.. по бедру поползла ее ножка, окончившая свое «путешествие» в паху.. при чем, не слабо прижав мгновенно оживившееся достоинство. Смит даже несколько смутился.. да что уж, он даже вздрогнул от такой вопиющей наглости. Внезапно вспомнилась одна забавная поговорка – «Если, когда раздеваешь девушку, видишь на ней комплект нижнего белья – то не ты решил, что у вас сегодня будет секс». Вот и живи после этого с осознанием, что ты мужик, но ебать сегодня будешь не ты, а тебя. Welcome to my world, блять.
Право, он успел быстро заглушить в себе эту внезапную растерянность, хоть девушка и не могла не почувствовать, как нечто, во что она уперлась босыми пальчиками, обрело вполне понятную форму. - Как вам будет угодно, мисс Марс.. Натянув на морду крайне сомнительную улыбку, Джон сглотнул слюну и сильно пожалел, что залпом выпил шампанское. Сейчас оно ни разу бы не помешало.. и надо было ломать комедию, идиот. - Посмотрим, на ком она дольше задержится.. Увы, но и он умел вести себя столь же непредсказуемо и лавировать собственным настроением не хуже, чем та, что внезапно перешла от неловкости к наступлению. Хозяйка территории почувствовала собственное превосходство, а Джон почувствовал, что она готова играть в эту игру.. Так почему бы и не поставить эту сучку на место.. ей, наверняка, этого очень не хватает.
Бессмысленная скромность улетучивалась с каждой секундой, и теперь Джо чувствовал себя вполне спокойно и расслабленно. Может это резко выпитое шампанское, а может Анна так влияет на его самоуверенность, каждый раз подбрасывая дровишек в топку. Он улыбается, только теперь делает это искренне, скрашивая улыбкой толикой иронии.. он смотрит ей прямо в глаза, продолжая ее фразу.. - На живца ловишь?!... а ловушка-то уже захлопнулась.. хитро.. Своего противника надо уважать, в противном случаи поражение неизбежно. И, знаете, Смит, более чем, оценил ход Анны, о чем просто не имел никакого морального права умолчать. И он озвучил свое одобрение, уже, будучи полностью уверенным, что ее нижнее белье точно из одного комплекта.
А следующая язвительная усмешка, которой обычно ставят под сомнение то, что сказал собеседник, издает уже сам Смит. Но ничего более, комментирован столь громкое и многообещающее заявление он не стал. А зачем?! Ведь если в ее арсенале не завалялся страпон, то, почему бы, собственно и не позволить столь темпераментной натуре почувствовать себя главной. Если уж ей так хочется – то путь и наручниками скует, и оседлает, и может даже всю спину в кровь исцарапает. Девочек надо баловать.
- Анна..!? Его несколько удивляет столь резкое сокращение дистанции. К черту ужин.. он считает, что его вовсе можно было не предлагать, лишь тянуть кота за причинно-следственные места. И вот она в нескольких сантиметрах, что-то бубнит под нос, еле слышно, словно читает заклинание, от которого медленно, но начинает кружиться голова. И он ей отвечает, отвечает так же бессмысленно, как с него и спрашивается. Он смотрит на ее губы.. в ее глаза.. глаза охотницы, хищницы. В них, черным по белому, читается чрезмерная самоуверенность, она уже празднует победу и гордится, что он уже готовенький на все сидит и не соображает, что вообще произошло. И.. возможно, ведь он даже уже речь улавливает через слово, но портить такую атмосферу примитивным трахом?! Нет уж, увольте.
Опрокидывает очередной шот с текилой, чей запах смешался со сладким ароматом тела с вплетенными нотами дорогого парфюма. Впрочем, его интересовало лишь второе.. и заводило только это. Он готов было пасть на спину лапками вверх, но лишь тогда, когда победа была столь близка, Джон перебивает эту полубредовую беседу и четко просить принести лайм и соль.
Ох… раздражение не заставляет себя ждать, но эта злость добавляет Анне терпкости. Она кажется еще более сексуальной. Как хорошо, что она не решилась наградить Смита увесистой пощечиной. Он согласен даже на такой ход событий. Но кроме закатанных в недовольстве глаз и демонстративных фырканий ничего не было, слава Богу. Он смотрит ей вслед, любуясь, как грациозно она виляет бедрами. Черт, а подходит ли вообще сюда это слово – грациозно. Просто на такое можно смотреть часами, а она, казалось бы, не на каблуках, но бедра так и.. рука так и чешется хлопнуть, что бы аж след красный остался..
Она возвращается.. нет. Джон даже усмехнулся вслух, когда она пробежала мимо него и закрылась за дверью, по-видимому, спальни. WTF?! Нет, конечно, было приятно посмотреть еще раз на ее задницу. интересно, а насколько она упругая.. Но следующие пару минут он тупо сидел и смотрел на дверь. Но ожидание того стоило. Он даже поднял обе брови, когда дверь отворилась, а на косяк оперлась все та же Анна, право, уже без этого тяжелого вечернего платья. Смит никогда их не любил, а сейчас можно было внимательнее рассмотреть это идеальное тело.. бархатная кожа, длинные стройные ножки, плоский животик.. на такую и передернуть, простите, не грех. Джон тяжело вздохнул - Очень.. А в голове крутилась лишь одна мысль – хоть бы остановить время и пробыть с ней вечно, что бы никто никогда им не помешал..
Но дальше его ждал больший сюрприз, чертовски приятный сюрприз. Музыка и поцелуй.. Едва она коснулась его своими мягкими пухлыми губками, он ощутил, как по телу пробежалась предательская волна мурашек, а кончики пальцев и вовсе онемели. Он хотел было.. но она опередила, ухватив за расстегнутый ворот рубашки, и потянула на себя. Смит покорно встал, что бы не портить задуманное девушкой.. да ну, он был, словно завороженный, и не мог сделать ничего другого. И пусть между ними вновь была дистанция, на губах все еще оставался этот сладковато-пряный вкус, который сводил, мать его, с ума. Господи, неужели можно так сильно хотеть девушку?!
Как лихо она обернула его предложение против него самого. Потребовалось несколько секунд, что бы отойти от поцелуя, и лишь тогда он смог осознанно оценить весь этот маневр по праву. - Боюсь, мисс Марс, я вынужден нарушить общепринятый порядок.. да и, честно говоря, я его никогда не соблюдал.. такой вот я.. Пока он это говорил, улыбка не сползала с его лица, сочлененная с голодным взглядом, что голодно наблюдал за всеми махинациями девушки. - Никак не придет в голову подходящий тост.. Джон медленно расстегивает рукава рубашки и небрежно закатывает их вверх. - А знаете, черт с ним, с тостом.. я пью за волю случая, что свела нас сегодня! Звучало круто, но каждая затянутая секунда казалась вечностью, потому, лишь только он закончил, его кисти плотно уперлись в края стола, прямиком рядом с неподвижным, но, подрагивающим от трепета, телом Анны..
А вот дальше он не осмелился торопиться. Он опустился и кончиком носа дотронулся до самой нижней части ее животика, что граничила с шортами. Глубокий вдох.. выдох.. он обжигал кожу горячим дыханием и медленно поднимался вверх, временами все же чиркая носом по коже. Описав им пупок он замер на одно мгновение.. буквально.. а ладонь сама скользнула к ее бедру.. по ее бедру. Боже, даже текила не могла перебить ее запах. И вновь вдох.. выдох и он резко выпивает алкоголь из пупка. Быстро вверх, попутно оттягивая ее майку, освобождая грудь от лишней ткани, Джон проводит языком, слизывая соль. Но не отрывая языка от кожи, уже медленнее, он поднимается вверх, к шее, оставляя на ней поцелуй, что чуть не оставил на коже засоса. И вот лайм.. слегка прикусив его, что бы кислый сок попал и на ее губы, Смит пальцами отбрасывает его в сторону и жадно целует дрожащие губы. Поцелуй выходит несколько грубее ожидаемого, но она отвечает с не меньшим палом. Их языки сплетаются, то закусываются и, признаться честно, во рту даже чувствуется вкус крови.. видимо губы не выдержали такой страсти и лопнули. Джон разжимает руку и, было, хочет взять Анну за задницу.. но сдерживает себя и отрывается, выпрямляя спину..
- Повторим?!... Внезапно опьяневшим взглядом он смотрит на девушку и улыбается. Он просто не знает, что можно сказать, как описать то, что в его голове сейчас Хиросима с Нагасаки, черти устроили такой open air, что даже на последнем кругу ада жара. - Да к черту… Не дожидаясь, пока она встанет, Джон из горла окатывает шею и грудь девушки алкоголем, после чего впивается туда же губами. Одна рука придерживает ее голову, а вторая блуждает по телу, по животику, по бедрам.. до куда только получается достать..

+1

12

Казалось, люди тем сильнее стараются вести себя прилично, чем больше они возбуждены. Мое беспокойство превратилось в возбуждение, я ощутила легкую лихорадку, предчувствия обступили меня, как боязливые левретки. Он посмотрел на меня, затем его взгляд опустился на мои шорты. Потом он снова посмотрел мне в лицо и приоткрыл губы, будто спрашивая у меня что — то, о чем он уже знал. Затем он потянулся вперед, зажав мое бедро большим и указательным пальцами, и провел ими до края моих шорт. Хотя я больше не видела его взгляд, я понимала, что его зрачки расширились. Как и мои. Я буквально начала хватать воздух ртом. Жадно, неистово, как будто выброшенная рыба на берег. Мне казалось, что я могу кончить еще до начало всего "пирства". Вы когда-нибудь чувствовали, как пульс бьет в висках? Так что голова идет кругом. Не хватает воздуха, все плывет перед глазами, а серотонин и эндорфин просто зашкаливает? Я – да. И должна признаться, что никогда до этого не испытывала такого шквала эмоций, ощущений, которые роились у меня под кожей и хотели вырваться. Заполнить всю комнату. Мне хотелось растянуть это мгновение на часы, дни, недели. Я мечтала, чтобы это рождество никогда не заканчивалось, а этот мужчина никогда не преставал целовать мое тело. Всё же плотская страсть — самое страшное сумасшествие, какое только придумали для смертных великие боги. Жизнью, богатством и совестью жертвуют ради неё только так. Как же мне ее безумно не хватало. Вот это взгляда, этих поцелуев. Все мужчины до этого были какими-то не смелыми. В них было что-то такое от девушек что-ли. Я не могу это объяснить. Они не могли взять ситуацию в свои руки, их постоянно приходилось направлять, наверно я так к этому привыкла, что сама подошла к Джону в баре. Но если бы я не решилась, он ведь мог бы никогда не подойти первым. Он не смотрел на вход, он не видел как я вошла и тем более куда я села. Этот вечер был в моих руках и я не хотела его упускать. Забудь о правилах. Забудь о тех подробностях на сегодня. Я хочу тебя. Я хотела тебя с тех пор так как ты попала в мою квартиру, и я знаю, ты хочешь меня. Он дразнит меня, медлит и сводит с ума. Зачем ему эта рубашка, было бы проще ее снять сразу. Почему я ее не сняла? Почему я лежу вся мокрая, в прямом и переносном смысле, а он наводит марафет? Издевается, смеется. Во мне бурлила страсть и кажется злоба. Мне хотелось вскочить и разорвать на нем эту чертову рубашку на мелкие кусочки. Сама того не понимая я начала скулить. Тихонько, не как щенок, которого ударили. А как будто кто-то есть вкусняшку, а ему не дают. И вот это заветной вкусностью сейчас был Джон. Хочу впиться в него губами, зубами, обхватить всеми конечностями и не отпускать. Почувствовать его в себе, попробовать его на вкус, раствориться в нем. А он просто смотрит на меня и дразнит. Нарушает мои правила, делает так, как ему вздумается. Что-то говорит про тост. Какой к черту тост? Трахни меня уже! Снова издаю скулящий звук, но уже громче. Он наклоняется надо мной. Руки по обеде стороны от меня. Как будто изучает, как будто хочет найти кнопку где я "включаюсь". Ох, поверь, она скрыта от твоих глаз. Тебе придется меня раздеть, тогда ты ее найдешь. Но только если действовать осторожно, а если не обдуманно, то я могу передумать и запереть его где-нибудь в кладовке. И пусть себя ласкает сам. Его нос прикасается к моему животику. Мурашки разбегаются по всему телу, ударяя где-то в основание черепа, соски затвердевают еще сильнее требуя внимания. А бедро горит от его прикосновений. Хочется прикусить губу, но я держу в зубах лайм. Такой сочный и вкусный. Его сок стекает по моем подбородку, и на язык. Через мгновение он прикасается губами ко мне и выпивает всю текилу. Не останавливаясь двигается вверх. Буквально оставляя влажную дорожку на моей коже, которая тут же начинает холодить от воздуха. Моя кофта оказывается где-то за головой. Обнаженная грудь, которая все еще изнывает, буквально начинает гореть, когда его язык прикасается к ней. Слизывая соль, которую я так небрежно просыпала на себя. Он снова идет вверх, безотырвно, заставляя мое сердце пуститься в галоп. Бешеный и неистовый. На очереди шея, жаркий поцелуй, после которого точно останется след. Слишком тонкая и чувствительная кожа. Придется повязать шарф. Губы задрожали, я знаю что на очереди лайм. Наши взгляды наконец-то встретились. И его глаза именно такие, как я себе их представляла. В них читалось все. Обнашенное_накаленное, все как будто на тарелочке. Бери не хочу. Он прокусывает нежную кожу цитруса. Сок попадает мне в рот. Половинка остается в его губах, а затем летит куда-то в сторону. Тянусь к нему, мечтая украсть поцелуй, но он и сам этого хочет. Жадный поцелуй, который выкачивает из моих легкий весь кислород. Я впиваюсь в него не меньше, желая украсть каждый его вдох и выдох. Мой язык проникает в рот Джона, сплетается с его. Кусаю его за губу, тут же прекращаю, моя нижняя губа лопнула от давления. Я чувствую металлический привкус на кончике языка. Ужасно больно в перемешку с соком лайма, который все еще был на них.   Любое возбуждение и сильное проявление чувств — опасно. Во всём важен медленный переход от одного к другому. И вот к чему это привело. Хочу продолжить поцелуй, но Джон отстраняется от меня, выпрямляется в спине. Я с недоумением смотрю на него. Чуть ли не тяну руки, лишь силой воли их приковала ко столу. Но все резко меняется, когда наши взгляды встречаются. Я вижу, что он что-то задумал. Ничего не успеваю сделать, лишь снять не удобную кофту, что все это время находилась у меня за головой и на руках. И я была чертовски рада тому, что я это сделала. Текила полилась на меня прямо из бутылки, не контролирую поток алкоголя, Смит начинает слизывает его с меня. Целовать мое тело, шею, грудь, как будто нарочно обходя соски. Оставляя их без внимания. Даю ему пару минут на то, чтобы "полакомится" алкоголем, а потом упираюсь ногой ему в грудь и отталкиваю от себя, да так, что он с шумом садится на диван. Я встаю со стола и спускаю насквозь мокры шорты. И не только от алкоголя. Остаюсь в одних трусиках, которые больше походят на символическую тряпочку, которую можно разорвать даже не напрягаясь. Я голая, а он все еще в одежде. Бросаю взгляд на бутылку. В ней еще больше половины. Я сажусь на колени Джона и начинаю расстегивать пуговицы на ней. Я пыталась дернуть резко, чтобы все пуговицы оторвались, но лишь доставила дискомфорт своим рукам. Но ничего, медленно даже приятнее. Наконец-то сняв с него рубашку, я вновь впилась губами в его губы. Медленно двигая бедрами, имитируя половой акт, но не какую-то дикую скачку, а просто приятное возбуждение, которое давало мне полностью прочувствовать его набухший член. Разорвав поцелуй, я выгнулась в спине и практически легла назад, взяв бутылку со стола, снова выпрямилась. Теперь настала моя очередь поливать его алкоголем. Но я старалась обращаться с ним аккуратнее. Выливая в его рот не много текилы, я тут же начинала его целовать. Как бы используя его рот, вместо стопки. И вкусно и приятно. Но ко мне быстро пришло сознание того, что на диване жутко не удобно. В порыве страсти мы могли упасть и не слабо удариться о стол. Не долго думая, я слезла с мужчины, когда его руки во всю снимали мои ягодицы и подхватив его рукой за пояс повела в спальню. Не знаю, то ли он сам об этом думал, то ли быстро сообразил, но Джон встал, как будто ничего не весил и послушно пошел за мной. Когда мы зашли в комнату, я закрыла дверь, не знаю за чем. Может быть не хотела чтобы кошка зашли или Джон ушел. В любом случае, когда замок щелкнул, я обернулась к нему и продолжила наступать на него, пока Смит не упал на огромную кровать. Она буквально была создана для секса. Четыре метра шириной, множество мягкий и пушистых подушек. Шелковые простыни так и манили к себе. Я не стала забираться сверху, я сразу начала расстегивать пояс на его брюках, а когда справилась с ними, потянула их вниз. Освобождая тело мужчины и от последней одежды и нижнего белья. Отбросив одежду на кресло, что стояло не далеко от кровати, я стала взбираться на нее, двигаясь медленно, выгибаясь в спине словно кошка, проводя по ногам и бедрам мужчины ноготками. А когда добралась до паха, то не спешила брать член в рот. Я лишь провела языком по всей его длине, словно облизывала какую-то вкусную мороженку, о которой мечтала так долго в жаркий день. И вот она наконец-то оказалась у меня. но если я ее быстро съем, то не получу никакого удовольствия, а лишь больное горло на следующий день. Поэтому, я старалась все делать очень плавно и осторожно. Подымаясь поцелуями вверх, по торсу, обводя его соски языком, слегка прикусывая их, при этом я упиралась одной рукой в кровать, а второй ласкала член, не давая его эрекции спасть. Дойдя до впадины у основания его шеи я осторожно поцеловала ее, а затем подула, чтобы холод прочистил его голову. Я хотела контролировать этот момент. По крайней мере сейчас. Я не была уверена на сколько меня хватит. Но мне хотелось это проверить. После я поднялась на шею, практически кусая ее, и лишь изредка оставляя на ней засосы, яркие, практически фиолетовые, которые не сможет назвать укусом комара. Все сразу же поймут, что это засос. Я метила его, клеймила. Он был моим и я не хотела с ним делиться. Здесь и сейчас. Когда настала очередь губ, я не спешила их целовать, я скорее дразнила. Только приблизившись к его губам, и видя как они открываются, в попытке получить поцелуй, я отстранялась и лишь проводила языком по ним. Я нарочно не взяла текилу, чтобы не испачкать постель. Мне не хотелось лежать на мокром. Легкий поцелуй на подбородке, очередной укус, после которого остались следы моих зубов. Я наконец-то переключаюсь на его губы. Медленно смакуя каждую секунду, чувствуя на кончике языка текилу. Сжимаю рукой его член сильнее, слышу его сдавленный стон или вздох. Не могу разобрать, сильно занята его губами. Как только он начинает "наступать", кусаю нижнюю губу и разрываю поцелуй. Достаточно быстро спускаюсь вниз, удобно устраиваюсь между его ногами и снова провожу языком по всей длине члена. На этот раз поддерживая его рукой. Особое внимание я заостряю на головке. Язык кружит вокруг уретры. Накрываю головку губами, как будто сосу леденец, увеличивая давление, но не закладывая его ни на дюйм. Снова начинаю кружить языком по самому чувствительному местечку. Задевая уздечку, не много проводя зубами и следом снова губами. Подымая глаза и наши взгляды встречаются, я будто безмолвно спрашиваю разрешение у него. Легкий кивок, а может мне показалось в темноте, но это сейчас не важно, я начинаю сосать его член медленно, но уже опускаясь ртом где-то на половину. А потом выпускаю его изо рта, проделываю все заново. Это не дает спасть его возбуждению, но и не дает кончить. Такая забавная игра. Мне хочется вытащить из его груди хоть какие-то звуки, а не только тяжелые вздохи. И пока я их не услышу, я буду продолжать издеваться. При этом моя свободная рука, начала медленно ласкать его яички. Ну, не оставлять же их без внимания? Язык спускает до них. Не много покружив там, снова подымается на головку. Ну же, хоть один стон или я продолжу издеваться и мучать тебя.

+2

13

В современном мире необходимо уметь критически мыслить и трезво оценивать ситуацию. Джон обладал великим даром, по его мнению, и это был реализм. Да-да, именно благодаря реализму он смог добиться того, что сейчас имеет. Но речь совершенно не об этом.. Если еще вчера ему кто-то сказал, что к тебе на рождество прилетит такой подарок, в виде сногсшибательной красавицы, так еще и затащит тебя в постель.. Господи, он бы усмехнулся в лицо и предложил бы обратиться к психологу. А сейчас она лежит перед ним на столе, полуобнаженная, и он слизывает с ее груди пролитую текилу. М-да.. утром явно надо будет пересмотреть свои взгляды на жизнь.
Она казалась плодом больного воображение, смешанным с явной острой потребностью в близком человеке. Они знакомы несколько часов, он, ровным счетом, кроме ее имени и адреса, не знает о ней ничего, но уже сейчас она кажется.. пусть даже так.. родной. Нет, никаких ванильных соплей, просто не отпускает чувство, что она являет собой нечто большее, чем случайный половой партнер. Ай, у Джона всегда была проблема с вербализацией собственных чувств, а уж о противоречивых и непонятных и говорить не стоит - темный лес. Первое ощущение – она то, что он всегда искал, но никогда этого не осознавал.. Только вот стоит ли вообще озвучивать эти мысли, сокрытые пеленой алкоголя и возбуждения..
Не важно, что она его затащила к себе домой, именно к себе.. он правит бал.. и каждой фиброй своей темной душонки он чувствовал, что он ведет этот развратный танец.. что она позволяет быть ему главным, нет, она хочет быть девушкой, во всех смыслах этого значения – слабой и податливой, защищенной и ласковой. Не быть лидером – сейчас, наверное, многие представительницы слабого пола мечтают об этом, а Смит дает это Анне.. с удовольствием. Ни малейшего сомнения, что после того, как все случится, он укроет ее в своих объятиях и не выпустит до самого рассвета. Никогда ранее он не встречал девушек, после секса с которыми, не хотелось бы уехать домой или вызвать такси. И, возможно, утром, когда дверь бункера отопрется, он будет выставлен за порог, как использованная игрушка, сегодня ночью эта женщина будет принадлежать ему.. и только ему! А он будет лишь ее, ничей больше.. даже в мыслях. Сегодня та ночь, когда весь остальной мир кажется лишь вспышкой вдалеке, чем-то бессмысленным и лишенным какой бы то ни было важности. Ничего его не интересует, кроме этого дрожащего теплого тела, кроме этих губ и объятий, кроме запаха, что оставляет на сознании размытые пятна. Пусть рождество длиться вечно.. пожалуйста.
Ее нагота скрыта лишь короткими джинсовыми шортами.. Они не нервируют. Возможно, впервые, секс является побочным явлением, относительно прелюдии. И пусть член уже давно пытается вырваться из-под брюк, это, все равно, побочное явление.. в конце концов, он хотел ее еще с первого сказанного ей слова. Но сейчас его интересует каждый миллиметр ее кожи, каждый изгиб, каждая морщинка, каждая родинка.. это можно перечислять бесконечно. Есть единственное желание – изучить ее, заставить ее дрожать и стонать от прикосновений, от поцелуев. Он хочет слиться с ней гораздо в более высоком смысле, чем лишь физика.
Тело влажное от разлитого алкоголя, а все мысли остались несколько мгновений назад. И пусть это затевалось как какая-то занимательная игра, кто кого, кошки мышки.. черт его пойми. Сейчас Смит четко осознавал лишь психотропное воздействие, схожее с помесью экстази и кислоты. Более не думая ни о чем, он поцелуями покрывает ее плечи и грудь. Голодными и болезненными, оставляя явные синевато-красноватые следы на коже. К черту правила приличия и факт, что завтра им вновь придется находиться в обществе. Сейчас важно лишь сейчас. Ладонь заползает под колено и притягивает ее ногу к себе, заставляя несколько обхватить за спиной. Резкий спиртовой запах кружит голову, параллельно сбивая все оставшиеся стоп-краны или правила приличия. Джо добрался до ее шеи и терзает ее, словно голодный лев, только поймавший добычу. Следом ушки, по которым он сперва водит языком, дразниться, а после зубами прикусывает мягкие мочки.. Он слышит ее неконтролируемые вздоху, украшенные легкими подвываниями. Ему нравится, что ей нравится. Она не обычная.. пусть и для нее Джон будет чем-то выбивающимся из привычного.
Сладкие губы, пусть и отдающие лаймом, прикусываются не меньше.. но то, уже не попытка раздразнить, напротив, это неутолимое желание насладиться этим приторно-сладким вкусом. Они трескаются, оставляя железный вкус, явный, как и губы Смита, не способные выдержать такого перенапряжения. Его рука сжимает ягодицу, и пусть на ней все те же шорты, следы точно останутся. Даже кости выламывает, Хочется сделать больно и в то же время приятно, заставить ее кричать от удовольствия, молить прекратить и не останавливаться. Утолить эту жажду на столько, что больше не захочется, что утром будет мучать жуткий голод и желание повторить то, что было ночью.
Один миг и он оказывается на диване. Играющая фоном музыка, неразличимая, придает ситуации пикантности – подходящий фон. Еще миг – и вот она уже сидит на коленях, пытается разорвать рубашку.. Пока она рвет губы и освобождает его торс от гнетущей ткани, он с силой сжимает ее ягодицы.. они, наконец-то, освобождены от шорт, и теперь его руки слегка дрожат. Он чувствует это обжигающее тепло, которое, подобно радиации, фонит от нее.  К черту шмотки – он рад, что наконец-то может прижаться к ее груди, ощутить это тепло. Но не долго.. он утаскивает его за собой, а Джон, как покорный мальчик, подчиняется ее невербальному приказу и следует за ней, не отрывая глаз от задницы. Он даже раз шлепает по ней.. сильно и, возможно, даже немного больно.
Щелчок замка и.. она стягивает брюки.. она оставляет Джона без одежды.. абсолютно. То, что она творит дальше.. не передать словами. Он более ничего не соображает, но не из-за алкоголя, лишь поддавшись на все совращения Анны. От ее прикосновений и поцелуев трепещет каждый нерв, натянутый до состояния струны. А, то, что она начала исполнять с членом, дразниться, водя по головке языком и всячески издеваясь над Смитом.. это уже вышло за все рамки. И через несколько минут таких издевательств Джон начинает постанывать.. слегка, еле слышно, но достаточно.
Его ладонь ложиться на ее мягкие волосы в тот момент, когда она лишь вводит член в свой рот, и только она хочет выпустить его обратно – он надавливает ей на затылок и, не только не позволяет этого сделать, заставляет взять его полностью. Она сплевывает.. и водит ладонью по всей длине, пока пытается отдышаться. А Смит уже закатил глаза..
Право, такое не может длиться вечно – его нервы не из стали. Не желая более терпеть эту издевку, он  подтягивает девушку за плечи к себе и переворачивается, оставляя ее лежать на спине. Теперь настала его очередь заставлять ее изнемогать от перевозбуждения. Он сползает к ее ножкам и медленно начинает целовать стопы, перемежая это с облизыванием пальчиков. Джон никуда не торопиться, вслушиваясь в эти тяжелые вздохи, словно она всеми силами пытается сдержать стоны. Медленно, очень медленно, он движется выше, покрывая ножки сладкими поцелуями. Добравшись до коленок – он медленно подсовывает свои ладони под ягодицы Анны и стягивает с нее трусики, которым самое время исчезнуть. Далее внутренняя сторона бедер, особо чувствительная, судя по тому, как она начала содрогаться. То целуя.. то проводя языком, он добрался до.. нет, до туда он ее не добрался. Он дразнит.. а руки медленно ползут к груди, которую впоследствии сжимают.
Не желая медлить, он поднимается выше и.. проводить языком по ее половым губам. Очень медленно.. И сразу поднял глаза, желая увидеть ее лицо.. но нет, она лежит на спине и сжимает простынь. А на его лице лишь легкая улыбка. И еще раз.. и еще.. С легких прикосновений он перешел к более активным действиям. Он ласкает языком клитор, то всасывая его, то вновь играясь. То погружает в нее язык, не забывая о груди, которую сжимает в моменты, когда стоны Анны особенно усиливаются. Этот «поцелуй» затягивается, и Джон явно намерен довести девушку до оргазма. Стены комнаты наполняются протяжными стонами и вздохами, явно становится жарче. И в момент, когда она особо активно начинает дергать бедрами, пытаясь вырваться, Джо лишь ускоряется и прижимает ее к себе, обхватив ее ноги обеими руками.
Это не передаваемое ощущение – заставить девушку кончать.. снова и снова, доводя до исступления и полного бессилия. В случаи с Джоном, лишь тогда он чувствует собственное эго, лишь тогда он говорит, что.. да ничего он не говорит. Просто сейчас Анна в его руках и он хочет насладиться ею вдоволь, хоть подобное и невозможно. И пусть кажется, что он пытается свести ее с ума, сам он с ума давно сошел. И то, что он делает, доставляет ему не меньшее удовольствие , нежели минет, которым она дразнила его несколько минут назад. Она не может вырваться из его сильных рук, а потому остается лишь срывать голос в стонах, которые являются усладой для ушей Джона. Она очень сладко стонет, провоцирует его.. Прижимая ее к постели обеими руками, он чувствует этот взрыв в ее теле и несколько сбавляет темп, оставляя клитор в покое. Пусть она отдышится..

+1

14

Как же это все меня заводило. Чертовски заводило. Когда-то давно, еще будучи подростком, молоденькой девочкой, я читала тайком женские романы. Какие-то эротические истории, какие-то были чистой правдой, люди просто рассказывали свои истории, а какие-то - полным бредом. Ну или выдумкой. Не знаю, был ли тот рассказ правдой, но почему-то он мне отложился в памяти на отлично. Подробности я вряд ли уже вспомню. Но суть была такая, что пришел мужчина на новую работу, весьма специфическую. Порно актером, ну или перевелся с другой студии. И приглянулась ему коллега по цеху. Симпатичная миниатюрная блондинка, с большой силиконовой грудью, естественно. И он всегда относился к порно скептически, не заводило оно его. Оно и понятно, ведь работа такая, весь день одно и то же. Но глядя на эту дамочку он прям заводился. Мол было в ней что-то такое.... особенное. В общем я тогда думала, что мужик просто влюбился, да и засадить ей хочет, но суть была в другом. Оказывается, он наблюдал за ней во время работы. Был какой-то фильм с легким сюжетом. Ее похитили, был у нее друг там, его связали и заставили смотреть. А вот этот влюбленный мужчина был поражен, мол как же так она здорово делает минет. А больше всего его поразило то, что от этого она еще и кончила. В общем дочитывать я не стала. Мне сюжет казался стал напоминать "глубокую глотку". Но почему-то вопрос до сих пор остался. А собственно что в этом такого? Почему этот процесс удовлетворения мужчины, не может доставлять удовольствие и женщине? Я вот к примеру, в диком экстазе. То, как содрогается его тело. Как часто вздымается накаченная грудь. А эти стоны, хоть и тихие, но все - таки они есть. И даже будучи в таком уязвимом состоянии, будучи таким открытым, он все равно контролирует процесс. И все это в сумме доводит меня до исступления. Я сама готова взорваться в буре экстаза, но для этого мне совершенно не понадобиться как-то себя стимулировать или ласкать. Ведь к примеру когда мы спим, и нам сниться какой-то эротический сон, мы испытываем оргазм и наяву, но при этом мы никак себя не стимулируем. Хотя я говорю только за себя. Не знаю, что в голове у мужчин. В моей был настоящий взрыв, играть с членом Джона было настолько же приятно, на сколько будь он во мне. Я не знала на сколько меня хватит, действует ли это алкоголь, а может быть эта та моя стадия, когда я делаю резкий перелом в жизни, чтобы снова почувствовать себя живой, а потом.... потом когда меня снова придадут - замкнуться. Но сейчас мне было все равно. Я хотела быть здесь, я хотела делать то, что я делаю. Именно так, как я хочу, а не так, как все привыкли. Член в кулачок и оттопырив мизинчик облизываем головку. Нет, только глубокая глотка и зубы по венам. Но самое главное то, что мистеру Смиту это вполне нравилось, я бы даже сказала так, что он получал от этого удовольствие, но я все равно больше. Почему только мужчины могут подойти и познакомиться с девушкой? Снять ее на вечер? Почему это не можем сделать мы? Наверно он считает так, что утром сможет сбежать, но кто знает, может так оно и будет. Может быть Саймон придет раньше чем я проснусь и Джон сбежит, даже не взяв мой номер телефона. Но должна признаться, что я не ожидала того, что он "подключится" к моей игре. Я только было начала опускаться ртом на его набухший пульсирующий член, как почувствовала его руку на моих волосах. Они буквально запуталась в них, не много не приятно, но не больно. В этом даже что-то было властное. Он не дал мне выпустить его, не увеличил скорость, просто надавил на затылок, и мне пришлось принять его полностью. Он зашел до самого конца, пока я не уперлась кончиком носа в его пах. Глотка судорожно сжалась, бархатный плен сомкнулся кольцом на его члене. Я старалась дышать через нос, но все равно долго такой маневр не пройдет. Горло начало саднить и Джон помог мне, потянув за волосы. Тут же подхватила его член рукой и сплюнула не него, мягко двигая вверх и вниз ладошкой. Я облизывала губы и не спешила снова брать его в рот. Я пыталась отдышаться и привести горло в порядок. Не было больно, но ощущение того, что он еще там - было. Только хочу наклониться, чтобы продолжить свою пытку, как он приподнимается и приманивает меня повыше, наши губы встречаются в поцелуе. Осторожном, как будто мы только "знакомимся", но уже через мгновение я поняла что это все было обманным маневром. Не успела я моргнуть, как уже лежала на спине, лапками кверху, а Джон возвышался надо мной, словно волк над добычей. Я не смогла сдержать улыбку. Я чертовски была довольна тем, что теперь он сверху. Сейчас будет секс. Пронеслось у меня в голове. Все буквально плыло перед глазами, а внутри - пылало. Мне удается украсть лишь один короткий поцелуй, как Джон сполз к моим ногам и начал их осторожно целовать. В моей голове в тот момент крутилось лишь одно, чтобы я не дернулась. Не ударила его случайно. Я безумно боялась щекотки, но его осторожные ласки только заводили меня больше. Нежные поцелуи совсем не доставляли дискомфорта, а на оборот, было очень приятно. Когда он начал двигаться вверх, я уже поняла что он задумал. Хотя сомнения еще оставались после того, как он стащил с меня трусики. Теперь он играл со мной. Дразнил. Я вздрагивала после каждого его поцелуя, особенно после тех, что были выше всего к.... Но он не спешил, он слегка покусывал, а потом переключился на мою грудь. Нет, не стал целовать ее, хотя я этого и жаждала, он просто ласкал ее руками. Наконец-то его горячее дыхание обожгло мое бедро, я не в силах более следить за ним, как кошка за лазерной указкой, что дразнит, но ее не возможно поймать. Опускаю голову на постель и прикрываю глаза. Мой рот не много приоткрыт, а дыхание уже ни к черту. Сбитое, прерывистое. Сейчас бы не помешало бы не много воды. Или той текилы, что я нарочно оставила в гостиной. Слава богу, что там осталась только приличная одежда. А не нижнее белье. Странные мысли быстро устранились, когда язык Джона оказался на моей киске. А с моих губ слетел легкий стон, похожий больше то ли на всхлип, то ли на скулеж. В любом случае я прикусила нижнюю губу, чтобы больше такого не повторилось. Мягкие движения начали сменяться активными, мои пальцы произвольно сжали простынь, а я слегка выгнулась в спине и подалась навстречу его ласкам, желая получить большего и он как будто это почувствовал, прочел в моей голове. Он принялся активно ласкать мой клитор, всасывая, сжимая его губами, то снова осторожно поглаживать, как будто давая ему успокоится. Но в моей голове уже творился пожар. Как бы я не старалась глотать стоны, они все равно вырывались из моих уст и наполняли комнату один за другим. Эхом отдавая в голове. Я чувствовала что вот вот кончу, я не хотела, чтобы все закончилось так быстро. Я хотела почувствовать его в себе. Хотела оседлать его, сейчас я растаяла под ним, словно масло под солнцем. И мне это чертовски нравилось, но я планировала все иначе. Пытаюсь освободиться из его "оков" шевеля бедрами. Но он только усиливает хватку и погружает язык в меня.
- Черт. Все что могу сказать и просто подчиняюсь. Нет сил вырваться, я слишком "слабая", слишком изголодалась по мужскому теплу. Надоело удовлетворять себя в душе, представляя какого-нибудь красавца, что подходит ко мне со спиты и берет сзади. Хотелось чего-то настоящего. Чувствую что вот вот кончу, буквально всем телом, оно все напряглось, стало словно теплый камень, пытаюсь вырваться из последних сил, но кажется уже не слышу собственных мыслей из-за своих стонов.
- Джон.... Оргазм накатывает жаркой волной, сводя судорогами все тело, заставляя ноги задрожать, а спину выгнуться так, как будто под ней лежит несколько подушек. Громкий вскрик и я падаю без сил на кровать, тяжело дыша, стирая тыльной стороной ладони проступивший пот на лбу. Все закончилось, тело обмякло, а тепло растеклось до самой макушки. Теперь нужно было привести дыхание в порядок и продолжить свой план дальше. Хотя похоже Джон на этом не собирался останавливаться. Сперва одни его палец погрузился в меня, а затем и второй. Он точно понимал что делать. Не много развернув пальцы, он нашел самое чувствительное местечко внутри и слегка надавил. Моя киска снова сжалась, но уже на его пальцах. Ммм, неописуемое ощущение наполненности. Остаточные искры после оргазма заставили мое тело снова задрожать. А я все же смогла вырваться из его оков и перевернулась на бок, поджав ноги, только чтобы успокоится. Поднялась чуть выше от него, хотя скорее всего это было несколько сантиметров, не больше. Он был таким огромным, возвышался надо мной. С довольной ухмылкой на лице. Наверно именно тогда я поняла, что ничерта не контролирую. Все это делать он мне позволял, а сейчас балом правит он. И если он захочет, то он снова перевернет меня на спину кверху лапками и возьмет так, как ему хочется. Это одновременно заводило и пугало. Я словно проваливалась в какой-то сон, и резко просыпалась. Вся кожа пылала, в темноте не вижу прикасается ли он ко мне, но на коже ощущения его поцелуев, прикосновений. Мне нужно всего несколько минут две, не больше, я смогу перевести дыхание и взять все под контроль.

+1

15

Она лежала перед ним измученная и вспотевшая.. обнаженная.. ее хрупкое тело все еще подрагивало, словно ее било слабыми разрядами тока. А он наслаждался этим. Он ловил неописуемый кайф от каждого ее вздоха, движения, от желания вырваться в самый напряженный момент, когда комната наполнилась рваными стонами, а сама Анна изо всех сил пыталась разорвать его оковы, что бы хоть секунду передохнуть. Но он ее не отпускал. Он доведет ее до такой истомы, что встать она не сможет точно.. что она никогда более не забудет секс с Джоном, а то, что было до него – не вспомнит. К черту властность.. зачем показывать собственное доминирование, когда можно заставить девушку подчиняться лишь утопив в удовольствии?!
Она вся дрожит.. и только появляется возможность глотнуть столь недостающего воздуха, как Джон, пресекая любую надежду на это, вводит в нее пальцы. Он медленно двигает ими, до самого упора, а по поведению Анны, складывается впечатление, что началась жесткая порка. Возможно, она еще не отошла от оргазма, но ему это чертовски нравится.. он не позволит ей перевести дух и заставит залить соседей снизу.. заставит стены содрогаться от ее криков.
Он не торопиться набирать темп, но уже нащупал ту самую точку, которая накрывает девушку второй взрывной волной удовольствия. Но она более не выдерживает и ей хватает сил вырваться из объятия Джона и свернуться в позу эмбриона. Пусть немного передохнет. На его лице расплывается довольная улыбка.. хоть в полумраке и сложно разглядеть какие либо детали, ее горящие в темноте глаза явно видели эту ехидную морду, этот стан, стоящий напротив, в полный рост.
В комнату просачивались низкие частоты какой-то не быстрой музыки, через звенящий гул и глухую вибрацию стен, скрывающих в себе двух любовников. Мелодия зачаровывала, усугубляя влияние пылающей от жара девушки, к которой Джон не прикасался порядка минуты, желая насладиться каждым еле заметным изгибом ее поистине сексуального тела. Даже сейчас, уничтоженная двумя оргазмами, они сохраняла нечто необычное.. это вовсе не непокорность, не сила, коей награждает одиночество и необходимость сворачивать горы собственными руками.. она какая-то чересчур мягкая, нежная и легкая. Она неторопливо извивается на шелковых простынях, словно хочет выжать все до остатка из того прилива, что заставил ее мышцы бесконтрольно сокращаться. Теперь ей это нравится.. об этом говорят пальчики, что скользят но ногам и таллии. Она вновь завлекает, вновь сводит с ума, заставляя желать себя с большей силой. Но, совершенно с другим настроем, грубая сила внезапно отказалась от необходимости править бал, никакого властвования, напротив, теперь он нуждался в единении, как в кислороде, он хочет дышать ей, он хочет быть в ней.. быть ей. И не ясно – алкоголь ли играл с сознанием или это действительно абсолютно сознательное желание..
Джон смотрит ей в глаза и, привыкший к темноте, уже отчетливо видит их, их выражение и завлекающий огонек, что, подобно сиренам, манящим корабли на погибель, манит Смита на полную потерю рассудка. Загипнотизированный и очарованный, он наклоняется к Анне и аккуратно, практически не касаясь, пальцами ведет вверх, начав с лодыжек. Его передергивает от необычайно приятных и непривычных ощущений, от раздирающих голову противоречащих желаний владеть и приклонить колено.. Добравшись до низа животика, он прикасается губами к ее киске.. но лишь прикасается, оставляя теплый след от поцелуя. Далее животик и он поднимается еще медленнее, оставляя позади следы от более ощутимых поцелуев. Он останавливается на груди, которую, сперва невесомо, а после уже с явной жадностью, то целует, то кусает, языком играя с набухшими, твердыми сосками.
И лишь спустя несколько минут он, с усилием,  отрывается от груди, продолжая свой путь вверх, и вновь застревает на шее, отмечая ее кровавыми, но очень сладкими засосами.. а после на мочке уха, с которым азартно играет языком. Он ощущает, как вздымается ее грудная клетка, как опять ее дыхание срывается на помесь тихих стонов и скуления.. как шевелится ее миниатюрное тело, под его нависающим тяжелым торсом.. как от нее веет приторным запахом и согревающим теплом.. ее ладони, изучающие широкую мужскую спину, временами впивающиеся ногтями и оставляя красные щипающие полосы.. он слышит неровное биение ее сердца.. тук-тук. тук.. Джон что-то шепчет ей на ухо, но ловит себя на мысли, что кроме «хочу» ничего более не разобрать. Но это столь же не важно, как и температура воздуха в Австралии. Сейчас его ничего не волнует, кроме девушки, которая принадлежит только ему.. всегда принадлежала, и он всегда принадлежал ей.. просто, до сегодняшнего вечера, они не знали этого.
Снедаемый бредом и томительным ожиданием, ему удается скользнуть к ее мягким растрескавшимся губам. Он целует ее, целует словно впервые.. робко, но с явным напором, хоть и пытается держаться, стремясь растянуть эти минуты на вечность. То, сплетая языки, то жадно впиваясь зубами в кровоточащую плоть, то облизывая ее. Его ладонь проникает между подушкой и ее затылком. Пальцы вплетаются в волосы, а Джон, на момент, оторвавшись от поцелуя, делает глубокий вдох носом, наполняя легкие запахом ее волос, и вновь прилипает к ней губами.
Ее ноги охватывают таз Джона и, казалось, тянут его к себе. И, не имея более возможности сопротивляться, он аккуратно входит в девушку, ощущая жар, влажность и тугость. Она мокрая, словно только вышла из воды, но даже при этом, ему не удается с первого раза полностью погрузиться в нее. Его движения аккуратны, боясь причинить хоть какой-то намек на дискомфорт, он никуда не торопиться.. а это и не надо. Он специально целует ее губы, не давая набрать полную грудь воздуха, который, сопровождаемый протяжными стонами, вырывается из груди, каждый раз прерывая поцелуй.
Джон опирается на локоть, свободной рукой сгибая одну ножку Анны в колене, и подтягивая ее к себе. Он начинает ускоряться, плавно, но темп уже явно быстрее. Дыхание теперь предает и его, сбиваясь на какие-то редкие и глухие вдохи. Глаза произвольно закрываются, но лишь усилием он держит веки полуоткрытыми, что бы видеть ее лицо.. но и это удается с редкой периодичностью.
Право, сдерживать медленный темп долго не удается, запал уже разгорелся, а потому в груди полыхает такой пожар, что голову сбивает намертво. Помещение словно наполняется мерцающим светом стробоскопа. Джон слайдами видит, как его рука охватывает ее шею с задней стороны, и вот он уже начинает откровенно трахать Анну, быстро, заставляя ее стонать, что есть сил. Джо разошелся. Подтягивая ее к себе он, из последних сил, впивается зубами чуть выше ключицы, оставляя красные следы. Он чувствует, как начинает сводить икры и, от боли, начинает двигаться еще быстрее.. на лице отчетливо виден звериный оскал, но рассудок настолько съехал, что он не в силах остановиться.. пока не в силах.. и чем дальше уходить мысль, тем более изощренное продолжение ночи рисуется в мыслях.
Он отпускает и выходить из нее ровно в тот момент, когда е тело начинает безостановочно содрогаться. Он хорошо знает, что это  значит, потому дает Анне передышку.. дает себе передышку, ведь последние секунд 20 он вовсе не дышал. Глаза залиты потом, но это не мешает ему осмотреться и определить следующее место, где он хочет обладать самой необыкновенной девушкой во всей вселенной. Попытка перевести дыхание кончается неудачей, ведь как только оно стало приходить в подобие нормы, Джо берет девушку за руку и заставляет встать. Он указывает на стол, без слов, а после еще пару секунд смотрит, как она покорно, но с трудом, берет к нему. Она стоит спиной, словно ожидает его, и он не заставляет себя ждать. Его руки охватывают ее влажное тело, подобно крыльям. Джон вновь входит, ладонью заставляя спину девушки немного прогнуться. Одна рука сжимает грудь, плотно фиксируя Анну на одном месте, а вторая сползает вниз по животику и, лишь оказавшись в нужном месте, начинает ласкать клитор, добавляя, и без того быстрому темпу, остроты.
Она уже срывается на крик, а Джо лишь сильнее заводится от этого.. Подобно больному фетишисту, он наслаждаться ее стонами, они как кубок победителя, всегда так думал. Он решает немного подразниться, потому резко замедляется, практически останавливается. Полностью выходить из нее и очень медленно входит, полностью погружаясь, а после вновь повторяет проделанное. Его губы целую ее шею, скорее даже ласкает языком, оставляя явные мокрые полосы. Она кажется безумно вкусной, необычно даже. Он балансирует между желаний отгрызть от нее кусок плоти или вылизать каждый миллиметр ее тела..
Вновь сбивается дыхание. Он с силой сжимает ее плечи, подтягивает Анну к себе, заставляя максимально прогнуть спину, оставаясь, при этом, в вертикальном положении. И, сперва грубыми глубокими толчками, а после и вовсе быстрыми движениями, он вновь срывается на желании трахать ее. Джо вовсе забыл, что такое дышать, даже сам начал постанывать от того темпа, который попросту замыкал грудную клетку. Даже стоны девушки слышатся где-то вдалеке, а мышцы содрогаются от перенапряжения.
Потеряв счет времени и осознание происходящего, Джон падает на неподалеку стоящее кресло. Задыхаясь, он смотрит на такую же замученную девушку и силой заставляет себя улыбнуться. - Теперь.. твоя.. очередь.. Ему трудно даются слова. Но он все же смог произнести это, после чего откинулся на спинку.

+1

16

Хищник, зверь, мучитель. Смотрит и смеется. Я этого не вижу, но я это чувствую. Кончиками пальцев. Всеми волосками на коже, что сейчас встали дыбом. Я буквально испытываю животный страх. Страх вперемешку с желанием, безумным желанием. Мне мало, я хочу его полностью, под кожу, в кости. Каждый его вздох, каждый выдох. Damn your eyes. Как у льва. Пронизывающие, смотрящие прямо в душу. Искрящие и завлекающие. Я тону в них, не в силах сопротивляться, да и у меня нет это желания. Мне хочется просто подчиниться и делать то, что он мне велит. Сказал встать – я встану. Подать голос – подам. Это пьянящие чувство, алкоголь плюс возбуждение. Весь этот коктейль, просто крыше сносящий. Не успеваешь подумать, как ты уже в его власти. А ведь казалось, что он был твоей игрушкой. Теплым мешочком, с кошачьей мятой. Мне ведь всегда нравились кошачьи ассоциации по отношению ко мне. Когда говорили, что я спутаю бесшумно как они. Что у меня есть их грация, и звуки, что я издаю, будучи довольной и сытой, похожи на урчание. Я с детства могла подражать звукам животных. Курлыканье голубей, урчание кошек. Рычание и даже шипение. Так что я делали вид, что это обычное дело. Девушкам свойственно вести себя грациозно. Но в глубине я плясала от радости, когда мне говорили, что я на них похожа. И нет, кошачий корм я ем не поэтому. Это долгая история и не для этого вечера. В моей голове совсем все перемешалось, и я была готова просто наброситься на Джона. Я чувствовала, как силы ко мне возвращаются. Я была словно вампир. Вот только для поддержания сил мне нужна была не кровь, а оргазмы. Желательно мои, но, если они происходят у моего партнера, это тоже не плохо. Он получает удовольствие, значит и я их получаю. Мне нравилось то их состояние, когда они больше всего уязвимы. Раскрыты. Беззащитны, я могу проникнуть к ним в голову и остаться там очень на долго. Я улавливаю ухом музыку. Играет моя любимая песня. Хочется подпевать. I could fuck you all the time. Он как наркотик, как вкусное тирамису, которое хочется размазать по его грузи и слизывать медленно. Прерывая весь процесс поцелуями. Я полностью расслаблена, я на седьмом небе, или на седьмом кругу ада? Are you the devil? Переворачиваюсь на спину. Принимаю более удобную позу. Раньше, точнее с другими партнерами, я бы попыталась накрыться одеялом или как-то прикрыть свою наготу, но сейчас нет. Только не с ним. Да и зачем? Хоть мы и мало, о чем говорили, мы словно знаем друг друга вечность. Мы едины. Смахиваю с себя эту пелену. Веду руками по телу, дразню его, подзываю пальцем к себе. Мне мало его взгляда, мне мало его, я знаю, что это только начало, но как же я тону в нем. Какой он притягательный. Он понимает все с полу слова, но не спешит. Растягивает удовольствие? Задумал что-то? Пальцы касаются моих ног. Обжигают бедра. Он склоняется и целует их, дыхание такое горячие, что тело снова покрывается мурашками. нечем дышать, сердце ускоряет темп. Он подымается все выше, поцелуи становятся жарче. Когда он оказался у меня между ножек, я пропускаю вдох. Но снова легкий поцелуй, без языка и пальцев во мне. Он переходит на живот, еще выше. И наконец-то грудь. Торчащие соски, которые так жаждали внимания, а он их игнорировал. Нарочно провоцировал, а сейчас кусает и изводит их. Не в силах сдерживать стоны, да и желания нет. мы одни, нам хорошо, как на ладони, нечего скрывать. Еще чуть выше, и ключицы начинают гудеть. Его зубы впиваются в мою шею. Я знаю что там будут засосы. Тяжелые, сильные. Я не смогу их замазать сама. Снова идет выше, хотя мне безумно хочется уже его поцеловать. Все снова начинает плыть перед глазами, когда он добирается до моего уха. Стон, очень громкий. Я пыталась его проглотить, но не вышло. Острое удовольствие сравнимое с оргазмом. Лёгкое прикусывание, язык на ушной раковине. Мои руки находят его плечи. Не жалея его, ногти впиваются до самого основания. Веду ими вверх, оставляя серьёзные бороздки. Все тело дрожит, я чувствую его эрекцию у себя на бедре. Шёпот, еле уловим. Я уже не здесь, кажется ещё несколько минут таких ласок и я снова кончу. Ещё сильнее чем в первые два раза. Он просто изучает мое тело. Читает весь огонь в глазах. Он знает что мне нравится, и пользуется этим. Издевается. И это заводит ещё сильнее. Я на грани, хочется впиться в его плечи зубами, выкрикивать его имя. У него такой сладкий голос. Просто киваю на его слова, надеясь что это не вопрос. Хотя какая к черту разница что я ему сейчас разрешила. Пусть делает все что пожелает. Могу и не только песок целовать. Мы как не насытившиеся подростки. Хватаемся за каждый вздох, каждый стон снедаемые страстью. Наконец-то подошла очередь до губ. Такой осторожный поцелуй, как будто на они сейчас терзали меня между ножек и заставляли наполнять собственными стонами комнату. Впиваюсь в его губы, но он все контролирует и сейчас. Только так как он хочет. Покусывания, сплетения языков. И снова только прикосновение губ. Казалось что я могу это делать просто бесконечно. Могу и хочу, а самое главное буду! Рука скользит под мой затылок, приподнимает мое лицо. Так на много удобнее, но хватит играть со мной. Хватит меня дразнить. Пора переходить на следующую базу. Сама того не понимая, я обхватила его своими ногами. Это скорее походило на объятия. Я не зажимала его тисками. Просто не много придержала. Не надо слов и так понятно что он тоже этого хотел. Его рука исчезает между моих ног, а член быстро находит мою дырочку. Не знаю, от волнения это или он был слишком огромный для меня, я сжалась, впустив его только на половину. Лёгкий дискомфорт. Все - таки у меня давно не было партнёров. Тем более таких внушительных никогда. Хотя какая разница какие они? Главное умение ими обращаться. Он двигался очень медленно и осторожно. Я даже слегка уперлась руками ему в грудь, но потом обхватила ими его плечи. Через несколько минут я полностью подстроилась под него. Я могла принимать его практически полностью. Сделаем скидку на мой рост, я среднего роста, а не какая-то модель секретов Виктории. Все это время он продолжает терзать мои губы не давая сделать вздох. Стоны, всхлипы, сплетения наших тел. Я лишь твержу еле слышно "да, боже, да" ему на ухо и больше не в силах подобрать слов. Сложно описать то, что ты представлял как святой Грааль, а оно оказалось в сотню раз лучше. И он был мои, только моим. Здесь и сейчас. Да, возможно завтра все переменится, но сейчас. Черт, хватит мне это уже твердить. Будь что будет. Сжимает мою ногу, подтягивает к себе, мы становимся еще ближе, а движения ускоряются. Дыхания сбиваются. Уже стонать нет сил. А крики только сбивают. Его глаза, губы, и член. Это все что я сейчас хочу. Горячие руки на теле доводят меня до исступления. Мурашки начинают подыматься от самый пальчиков ног и идут все выше и выше. Задерживаются внизу живота, и резко ударяют по спинному мозгу вверх. До самой макушки. Неистовая скорость, метки на моем теле. Кажется я разобрала ему спину до крови. Все мое тело содрогается в очередном оргазме. И он в этот момент выходит. Оставляя меня опустошенную. Обессиленную, скулящую и молящую о продолжении. Я пытаюсь за него уцепиться руками, но он как будто из воды. Проскальзывает между пальцами. Я не могу дышать, я не могу кричать. Все тело содрогается в конвульсиях. Казалось что этот оргазм длился целую вечность. Я только смогла сделать глубокий вдох, как он тут же берет меня за руки и тянет к столу. Он хочет меня взять на нем? Идей нет, мыслей тоже. Еле - еле передвигаю ногами. Они ватные и непослушные. Я еле ощущаю его в себе. Между моих ног. Его хватку на моем бедре, на затылке. Не много даже больно, но чертовски приятно. Я стою у стола, перед ним. Ожидая, не зная что он задумал. Его руки направляют меня, заставляя прогнуться, податься на встречу. Принять его полностью. Резкие глубокие толчки, пальцы на клиторе, вырывают из груди стоны. Один за другими. Искусанные губы до крови. Он тянет за волосы, заставляя меня больше выгнуться в спине, но теперь, держа за шею, он целует меня так страстно, как не целовал до этого. Все это похоже на бешеную гонку. Только я проигрываю уже в четвертый раз. Я не падаю из-за оргазма, только благодаря тому, что он держит меня своими сильными руками. Он тоже устал, пока я держусь за стол, он садиться в кресло, приглашает меня взять верх. И я не откажусь. Но сперва я опускаюсь перед ним на колени и беру в рот его член. Без всяких "прелюдий". Я не пытаюсь его заставить кончить, или завести. Это практически формальность. Я просто полирую его. Просто мне нравится это делать. Его рука опускается мне на голову, пальцы подхватывают волосы. Он задает свой собственный темп. И я подчиняюсь. Главное дышать через нос. И все будет хорошо. Пару минут глубокого минета и у меня начинает кружится голова. Я встаю с колен и устраиваюсь на кресле. Мои ноги в аккурат помещаются в оставшимся месте на сидении. Хорошо что я люблю широкие кресла. Теперь наши лица встретились. Я медленно опускаюсь на член, но до самого конца. Теперь я задаю темп. Мы смотрим друг другу в глаза. Мой рот открывается в беззвучном стоне. Прикусываю губу, тянусь к его губам, легкий поцелуй и грубые укусы. Начинаю набирать скорость. Мои руки лежат на его плечах. Я буквально скачу на нем, как наездница. Но от такого положения ноги быстро устают, поэтому я слезаю с него и разворачиваюсь спиной, снова найдя членом свою дырочку сажусь, но сразу набираю скорость. Теперь мои ноги находятся на полу, рядом с его. Да, так на много удобнее. Но я уже кончила четыре раза, он ни разу. От этой мысли внутри все сводило как от первого оргазма. Безумие.

Отредактировано Anna Mars (2017-01-25 19:54:08)

+1

17

Кардиолог явно охуел бы от критующих пиков и низов линии пульса, если бы к Джону прицепили эти датчики. А в голове творился откровенный бедлам. Перевернуто все, хаос, полный раздрай.. он даже не понимал, где сейчас находится. Единственное, что не плыло в его сознании – Анна, которая была явно не в лучшем состоянии. Он ощущал каждым нервным окончанием, как она дрожит.. дрожит вовсе не от холода, от перевозбуждения, от оргазмов, от всего этого, да еще помноженного на два. И не понятно, кому сейчас тяжелее устоять на ногах – Джон держался из последних сил, икры сводило, и зубы скрипели от боли из-за этого. Только не останавливаться.. стала бы эта ночь вечной.. как говорят, увидеть Париж и умереть. Нет, уважаемые, в этой поговорке должна фигурировать вовсе не столица Франции. Девушка.. эта девушка, что прижимается спиной к его груди, раздирая до крови предплечье, что крепко держит ее в районе груди. Девушка, ради которой Джон готов сжечь Париж до основания.. сровнять Эверест с уровнем моря.. взорвать сверхновую.. да что угодно. Единственная в своем роде, недосягаемая, не доступная не для кого, кроме него.. похитившая душу и сердце, занявшая трон в его голове. Он свернет голову каждому, кто решит покончить жизнь суицидом, встав между ними.
Говорить о том, что она сводит с ума, уже бессмысленно.. ума уже давно нет, даже отголоски более не мерцают какими-то мыслями, хотя бы касающимися продолжения банкета. Пусто.. зеро.. дырка от бублика. Теперь он мыслит инстинктами, мгновенной реакцией организма на раздражитель. Он хочет лишь обладать ей, заставлять ее  терять рассудок от взрывающихся атомных бомб внизу живота. И ничего более.. вечный секс с незнакомкой, что роднее всех на этом свете.
Он падает в кресло, обессилевший. Но это не на долго.. ему надо лишь передохнуть, хлебнуть воздуха, сполна пропитанного запахом секса и ее тела – безумный крышесносящий коктейль, заставляющий чувствовать собственные надутые вены. Она же, подобно кошке, опускается на четыре лапы и, ласково уложив теплые подушечки на его бедра, скрывает его набухший член у себя во рту. Он, по инерции, сжимает пальцами подлокотник кресла и запрокидывает голову назад, чувствуя, как ее язык оставляет полосу по всей длине, а после играется с головкой. Но сейчас она делает это не для возбуждения, вовсе не дразниться, напротив, теперь это часть секса, совершенно не прелюдия. Ее ладонь, обхватив ствол, движется вместе с губами.. а Джон лишь помогает набрать темп, впутывая пальцы в ее растрепанные волосы..
Задерживаться не стоит, Анна знает, когда стоит вовремя сменить позицию и.. спустя мгновение.. она уже оказывается сверху. Подобно наезднице, не хватает, пожалуй, лишь шляпы, она усаживается, медленно опускаясь до упора. Сладкое чувство, когда твоя девушка прикусывает пухлую, сгрызенную, губу, которая вся в запекшейся крови и тонких кровоточащих полосах. Ее поцелуй оставляет вкус железа во рту, но это вовсе не смущает.. Он отвечает на ее поцелуй столь же яростно, сколько сжимает ее ягодицы, оставляя на них явные следы от пальцев. Она набирает темп, а он активно помогает ей в этом. Сорванные связки уже перешли на хрип, потеряв возможность проявлять затяжные громкие стоны. Это уже не важно, его вдохи скорее напоминают шипение, нежели что-то привычное. 
Но только комфортная скорость была набрана, как она просто слезла.. на секунду.. просто развернулась и расположилась все так же, только спиной к Джону. Она держит осанку, максимально выгибая спинку. Он ведет обеими ладонями от ягодиц, которые успевает несколько раз сжать и шлепнуть, вверх вдоль позвоночника.. лопатки.. а следом грудь, которая подпрыгивает вместе с ее владелицей. Теперь его руки обхватили ее, лаская и сжимая пальцами соски.
Таким и должен быть секс.. вульгарным, пошлым, и, в тоже время, не лишенный романтизма. Они вдвоем, но представляют нечто цельное, единое. Нет вечного ощущения, что с тобой чужой человек. Джон оставляет на ее мокрой спине следы губ, которые горят и ноют от соленого пота. Но желание держит верх над всеми чувствами, предавая им свойство возбуждать еще сильнее.. Даже если она отвесит ему оплеуху, раздерет в кровь лицо – он будет лишь хотеть ее с большей силой.
Темп начинает замедляться – девушка устала, и это чувствуется. Джо же успел немного передохнуть. Потому, шлепком по ее попе, дает ей понять, что бы она встала, а после пальцем указывает на кровать, наблюдая за ее тяжелым перемещением. Она все понимает, а потому, как только он подошел к ней, Анна уже расположилась на постели на четвереньках, все так же прогнув спину. Это ужасно сексуально, но он не спешит начинать, медленно опуская ладони на ее ягодицы и усаживаясь на колени. Он проводит языком по ее киске.. очень нежно, немного поигрывая с клитором. Она вновь содрогается.. но его цель несколько выше.. потому язык не останавливается, а движется несколько дальше, останавливаясь на анале. Без спешки он начинает водить кончиком языка, сперва вокруг, а после и по нему. Но и киску он не оставляет в покое, введя в нее два пальца.. которые медленно движутся в ней.. то полностью погружаясь внутрь, то так же покидая ее.
Ему вновь удается вырвать из ее груди стоны.. пусть уже и скрашенные хрипотой, но ей явно нравится происходящее, а значит, и ему тоже. Свободная рука блуждает где-то в районе животика, время от времени дотягиваясь до груди. Ее бархатная кожа трепещет, ладонь скользит по ней, словно раскаленный нож в масле. Это безумное чувство, он мог бы ласкать ее бесконечно долго и получать удовольствие, пусть и не сопоставимое с обладанием Анной, но близкое к этому. Никаких привычных и приевшихся ощущений, словно секс впервые в его жизни. Странно, но он даже немного улыбается от осознания этой мысли.. Так и хочется прошептать ей на ухо, что она первая и единственная.. неповторимая.. необыкновенная.. хочется заставлять ее краснеть и улыбаться..
Анна начинает поскуливать и Джо понимает, что пора переходить к делу.. ему и самому этого очень хочется. Он выпрямляется, бросая довольный взгляд на стоящую на четвереньках девушку. Взяв в руки член, он медленно водит по ее ягодицам и.. так же медленно входит. Сначала головка.. без резких движений, что бы она могла прочувствовать его полностью.. несколько секунд – и еще немного.. и так до тех пор, пока полностью не вошел. Он подтягивает девушку к себе, обхватив ладонью ее личико, а большое палец оказывается сперва на губах, и сразу же во рту.. она играет с ним языком. А Джон, начинает медленно двигаться, аккуратно выходя.. и вновь погружаясь. Темп никакой.. он хочет, что бы она привыкла, что бы ей было приятно и.. судя по томным вздохам, скрашенным примесью таких же стонов, она распробовала это.
Он начинает двигаться немного быстрее, чувствуя, с какой охотой она принимает его в себе. Но Джону кажется этого недостаточно, потому вторая рука скользит по животику к киске.. Он с такой же скоростью, как и двигается, начинает терзать ее клитор, заставляя стонать несколько сильнее. Вновь ее острые, как бритвы, ногти впиваются в его предплечье.. приятно. Но пальцы сползают дальше, внутрь, нащупывая ту самую точку, от чего Анна издает гулкий протяжный стон.
Туго, но он уже может скользить в ней с достаточной скоростью.. чувство приближающегося завершение начинает охватывать все его тело. Не в силах более сдерживаться, Джон сам срывается на стон, глухой, но явный стон. Он не прекращает двигаться, все сильнее прижимая девушку к себе. Он прикусывает ее шею, пытаясь замолкнуть, но попытка с треском проваливается..
Горячая волна мурашек начинает свое движение с ног, заставляя тело содрогаться от каждого толчка. Джон замедляется, а после и вовсе останавливается, полностью погруженный в нее. Его скулы сводит, а выдох срывается на хриплый громкий стон прямо ей на ухо. Он ощущает и как дрожит Анна, что вперемешку, дает еще больший выброс гормонов в кровь, от которых попросту подкашивает ноги. Он стоит из последних сил.. он заканчивает в нее. Руки трясутся, и он валится на постель, на спину, а девушку тянет за собой, что бы она оказалась в его объятиях. Следом поцелуй.. такой долгожданный, но невозможный, из-за убитой в хлам дыхалки. Попытки совместить вдох и губы разбиваются в прах, превращая поцелуй в какую-то издевку.. Но он не останавливается и пытается, что есть сил.
Впервые он никуда не хочет. Он вцепился в нее, как во что-то драгоценное.. она должна это чувствовать , поскольку хватка какая-то особо крепкая. При этом прижимает к себе, запуская пальцы в волосы.. Это.. это.. нечто за гранью фантастики, даже слов подобрать невозможно, что бы хоть издали объяснить, какие эмоции насилуют его сознание. Он хотел раствориться в ней и сейчас он в ней растворился.. она кажется родной, как говорят обычно – половинкой. И пусть мысли о утре, о ее охраннике, который, словно по расписанию, в привычный ей час отворит эту квартиру и Джону, скорее всего, придется уехать от нее, всплывают в голове – он старается отбросить их, полностью наслаждаясь «сейчас». Неважно всё и все, после нас хоть потоп. Главное – что она сейчас лежит на его груди и скребет ногтями по его коже.

+1

18

Только он мог понять меня сейчас, в его голове творилось тоже самое. Хотя наверно у меня начала появляться мысль, что главное не сдохнуть. А то боюсь представить, что напишут в моем некрологе и что сделают с ним. С Джоном. Наверно повесят на него клеймо серийного затрахальщика. Секс до смерти. Вы знаете, один из самых лучших вариантов. Так сказать, уйти в экстазе. Бешеный стук сердца, которое вот-вот проломит рёбра. Безумный ритм, я просто не была готова к такой сумасшедшей скачки во всех смыслах. До этого все мои половые акты длились минут пятнадцать включая прелюдии и фрикции. И я была на уровне для новичков. Знаете, такое обучающее введение во всех играх есть. Тебе показываю, как поставить жилой домик, как заработать не много денег, а сейчас попробовала золотой уровень. И кажется я умираю. Душа покидает мое тело, хотя Джон и помогал мне, направлял и задавал ритм я уже была выжата как чертов грейпфрут в стакан для завтрака. Руки на моей груди только затрудняли мои движения, хотя это и было безумно приятно, чего греха таить. Ещё пару движений и скорость начинает замедляться. Я буквально задыхаюсь от всего этого. Обычно я с удовольствием принимаю ведущую роль, но сейчас, после четвёртого оргазма, даже вздох сделать тяжело. И только горячие поцелуи на моей спине и плечах, переходящие на шею не дают мне упасть вперёд лицом, перекатиться на спинку и поджать лапки в знак повиновения и подчинения. Остатки запала вспыхивают, когда мистер Смит отвешивает несколько не слабых шлепков. Это похоже скорее на то, что мне надо или ускориться, или слезть. Я выбираю второе и угадываю. Он без слов указывает на кровать. Я медленно бреду к ней на ватных непослушных ногах. Буквально не чувствуя их. Забираюсь на неё на и становлюсь на четвереньки. Мне больше ничего не пришло на ум. Ноги все ещё дрожат, тело начинает ломить. Кажется, весь алкоголь остался ещё где-то в гостиной. А здесь все было такое настоящее. Не знаю, мне даже не пришлось ничего имитировать. Даже странно. Джон не заставляет себя долго ждать. И я понимаю его, он все ещё не кончил. Его выдержки позавидует Любой мужчина. Судя по всему, партнёрши у него бывают часто. Другой причины для такой выдержки я не вижу. Хотя он может делать какие-то специальные упражнения для этого? И смех, и грех. Я снова хотела кончить, я была какой-то ненасытной, не адекватной мадам, что готова впиться в бедро зубами. Бросаю взгляд через плечо, я не много обеспокоена, он рядом, но не прикоснулся ко мне. Не вошел, не продолжил наш прерванный ритуал. Ему не понравилось? Он устал, и я ему надоела? Наконец-то я чувствую, как кровать прогибается под его весом, а его ладони ложатся на мои ягодицы. Он устраивается по удобнее, при этом не отрывает от них рук. Сминает их, несколько раз ударяет, добавляя огня в кровь. Чтобы я не успела остыть, чтобы мое возбуждение не спало. Горячие дыхание на внутренней стороне бедер. Проводит языком по моей сочащейся киске, не так как в самом начале, осторожно. Больше внимания уделяет клитору, как будто он хочет, чтобы я стала еще более мокрой. Хотя куда еще больше? Я и так на грани. Кажется, после этой ночи у меня будет обезвоживание. Не иначе. Но только спустя мгновение я начинаю осознавать, что его целью была не моя киска, а кое-что другое. Я вся напряглась, но старалась не подавать виду. Бросаю еще один взгляд через плечо на него, но не вижу его глаз, он слишком занят тем, что снова издевается надо мной. Ему недостаточно того, что было до этого, он хочет большего. Я не знала, готова ли я к такому повороту. Я конечно бывает ласкала себя там, будучи в душе, так на много острее ощущения, но у него такой огромный, что это может вызвать неудобства. Наверно он все-таки почувствовал мое волнение, или напряжение, поэтому он решил мне помочь, и через мгновение два пальца оказались в моей киске, они медленно двигались, переключая мое внимание на них. Тело с благодарностью сжималось на них, приятные искры расходились по телу, и я начала расслабляться. Его язык и пальцы двигались синхронное. То погружаясь до самого конца, то вовсе покидая мое тело. Новые стоны начинают прорываться, хотя уже значительно глуше, более хриплые, каждый из них дается с трудом. Горло буквально дерет от засухи. Движения ускоряются, я начинаю вторить его движениям, поскуливать требуя продолжения. Ощущать его член внутри слишком хорошо. И попробовав раз, уже не сможешь отказаться. Но и сейчас у него были свои планы на мое тело. Он взял член в руки и начал им водить по моей киске. Я пыталась его поймать, ион даже погрузился несколько раз в меня, но совершенно не для того, чтобы продолжить меня трахать. Ему нужна была смазка, я поняла это лишь тогда, когда головка его члена уперлась в мое тугое колечко попки. Сердце пустилось в новый галоп, пульс отдавал в голову, я кажется начала терять сознание. Пальцы по инерции сжали и без того всю помятую простынь, я пыталась расслабиться, пустить его, но он действовал очень осторожно. Миллиметр за миллиметр, давая мне привыкнуть, не делая резких движений. Я боялась, что будет больно, но кроме непривычного давления я ничего не почувствовала. Рука оказывается на моем лице, большой палец блуждает по пухлым губам, а потом проникаем мне в рот. Я оказалась словно в распорке, в тисках. Он притягивает меня к себе, я чуть приподнимаюсь и больше насаживаюсь на него, за счет собственного веса. Он начинает медленно двигаться, так же миллиметр за миллиметром, никаких резких движений. Мой язык начинает играть с его пальцем, но не сложно понять, что сейчас я представляю совершенно не палец в моем рту. Я начинаю подстраиваться под него, привыкать к его движениям. Мало помалу это даже становиться приятно, особенно когда ты возбуждена до предела и твои кости буквально ломятся от перенапряжения. Хочется больше, мне нужна еще одна разрядка. Но получить ее будет чертовски сложно. И он выбрал как раз нужный способ. Что-то свежее, и то, что для меня непривычно. Мои стоны означают для него, что можно продолжать, можно ускориться. Он начинает набирать темп, я уже достаточно подстроилась под него, раскрылась. Хотя и скорость достаточно не большая. Это все равно чертовски приятно, когда такой мужчина возвышается над тобой. Твое тело доставляет ему удовольствие. Симбиоз на каком-то клеточном уровне. Его пальцы покидают мой рот. Такие влажные и сразу находят мою киску. С таким же темпом начинают терзать клитор, еще больше сводя с ума, заставляя меня стонать еще громче срываясь на крик. Пальцы погружаются вовнутрь. находя ту самую точку, что может подкосить и подчинить любую. Не много стимуляции и я снова на грани. Как девственница, которая попробовала в первый раз оргазм и теперь это для нее наркотик. Она не в силах себя контролировать, она не хочет себя контролировать, ей нужно больше. Его движения начинают замедляться, тело начинает пробивать мелкая дрожь. Все медленнее и медленнее, его стоны начинают усиливаться. Зубы ложатся на мою шею и сжимаются сильно, пока я не вскрикнула. Сильно прижимая меня к себе, он кончает, не выходя, доводя меня до оргазма пальцами. Мы буквально падаем на кровать обессиленные. Наши тела все так же сплетены. Все тело ужасно болит, особенно шея, прокушенная до крови. Он надает на спину, увлекая меня за собой. Мы лежим просто обнявшись, переведя дыхание, наши губы находят друг друга. Такой ленивый поцелуй, пока наши тела наконец-то расцепляются. Не хочется так отпускать его, но я вся липкая, он кончил в меня. Мне нужно было в душ. Потешившись носами еще несколько минут, я кое как встала и ушла под горячий душ. Чтобы мои мысли пришли в порядок. Но все что крутилось в моей голове это: ничего себе, вот это да. Вау и еще раз вау!. Я пробыла в душе не дольше десяти минут. А выйдя из него, я смазала все укусы, следы от зубов и засосы кремом. Который содержал, что-то там от пиявок, и был чуть ли не магическим. Когда я вышла, музыка уже не играла. А мои вещи и вещи Джона покоились на кресле, где мы занимались сексом несколько минут назад.
- Душ свободен, - сказала я, подойдя со спины к мужчине и осторожно поцеловав его спину. Хотелось его обнять, но я была свеженькой, а он нет. Я театрально сморщила носик и указала ему на душ. Пока его не было, я сменила пропотевшее белье, убрала разбросанные кусочки лайма по гостиной, чтобы ничего не выдало нашу безумную ночь. Когда я легла в кровать, еще шумела вода. И через мгновение я провалилась в сон. Глубокий, без сновидений, а проснулась было еще темно. Мне безумно хотелось пить. Я открыла глаза и увидела стакан воды на прикроватном столике. Наверно Джон его оставил, когда вышел, а я уже спала. Джон?!Я резко развернулась и увидела его лежащего рядом, под одеялом, он лежал ко мне спиной. Его тело медленно вздымалось. Значит он спал. Я быстро осушила стакан с водой и снова улеглась под одеяло. Пододвигаясь ближе к нему и прижимаясь всем телом, к его горячему телу. Он зашевелился, я боялась, что разбудила его, но он так же развернулся ко мне, с закрытыми глазами, что-то бубня себе под нос. Сгреб меня в охапку. От него приятно пахло. Его собственным, особенным запахом, вперемешку с моим сладким гелем для душа. Вкусный пирожок, мой пирожок.

+1

19

Предложения о совместном походе в душ не последовало, и хорошо, ему требовалось несколько больше времени, в отличии от Анны, что бы восстановить дыхание и вообще прийти в себя. Он проводил ее взглядом, молчаливой прощание, а после вновь рухнул на мятую простынь, так и не сумев полностью сесть. Несколько минут… прошло не более пяти, и Джон, наконец-то отдышавшись, покинул темную спальню, абсолютно нагой, и вышел в гостиную, по которой хаотично была хаотично разбросана одежда. Брюки, кстати, он прихватил с собой из спальни. Открытая бутылка текилы.. он позволил себе несколько глотков, после чего отправил ее в бар – до следующего раза. Уборка не заняла много времени, к тому же, надо было хоть как-то себя занять, пока девушка смывает с себя все, что они успели выделить за последние.. сколько?! час? два? Не важно.
К радости, Анна оказалась куда более расторопной особой, в отличии того же Смита, который мог пробыть в душе минут 30-40, пока ноги не устанут, а в ванной и того больше, стоило лишь прихватить с собой бутылку виски и планшет.. пока какой ни будь фильм не закончится – из воды он не вылезет. Все же есть свои прелести холостяцкой жизни, например, не надо ни под кого подстраивать свой график.. хотя.. наверное, в нормальных отношениях это происходить само собой, без каких либо напрягов и лишений. Ощутив теплое дыхание на собственной спине, Джон улыбнулся. Да, он был рад видеть эту очаровательную незнакомку, которая уже гнала его самого помыться. Абсолютно голы, он развернулся к девушке, подмигнул ей, и сделал жест, словно снимает шляпу. - Спасибо, мисс Марс. И с довольной мордой скрылся за дверью большой ванной комнаты, попутно прихватив с собой пачку сигарет – уж очень сильно хотелось курить, особенно, после такого.. приключения. Душевая кабина.. да.. внушала своими размерами, да и само помещение с шикарным ремонтом доставляло зрительный оргазм. Даже представить сложно, сколько на это все угрохано денег.. казалось, что весь дом Джона был отделан в разы скромнее.. ну, собственно, так и было.
Открыв кран, Джо закурил сигарету и спиной встал под струю горячей воды. Это такой непередаваемый кайф курить и мыться одновременно. Огненный знак, да еще и кот, какая ирония, что Смит обожает все, что связанно с H2O. В прошлой жизни он точно был русалкой.. русалом?! Ну, или как там говорят. Опершись на мгновенно запотевшее стекло кабинки, он медленно выдыхал большие клубы дыма куда-то вверх, которые, смешиваясь с паром, сперва, окутывали, подобно туману, потолок, а после пропадали в районе вытяжки. Каждая затяжка приносила особое удовольствие, потому он смаковал сигарету, не спешил скурить ее до бычка. Какая-то приятная волна расслабления, сопровождаемая отстраненными мыслями о девушке, что ждет его в спальне, накрыла сознание. Легкая улыбка, выдающая, скорее кретина, нежели вменяемого человека, каменным изваянием заняла место на его лице. Он не пытался анализировать то, что сексом-то язык назвать, не особо поворачивался, а ловил себя на мысли, что это самое лучшее рождество за последние годы, превратившиеся в один сплошной день сурка. А тут событие, которое перевернула все вверх дном, да еще и не хило взболтала. И что теперь будет дальше?! Чао? Утром они распрощаются навсегда и никогда более не пересекутся? Или через неделю они решат сыграть свадьбу? Кто знает.. сложно отвечать на вопрос касательно взаимоотношений с человеком, о жизни, которого ты не имеешь ни малейшего представления. Кто она, чем занимается, что любит, кого ненавидит, чего боится.. это все темный лес, в который, откровенно говоря, Джон осмелился бы зайти. И здесь, скорее, выбор за Анной – готова ли она превратить случайный секс в нечто большее, чем случайный секс. Или он предпочтет оставить его в памяти хорошим любовником, но не более. А с другой стороны – не она ведь мужик и, по сути, все дальнейшее зависит от него самого. Что мешает пригласить ее на чашечку кофе, например, в среду, после работы, и познакомиться, как то полагается хорошим мальчикам и девочкам. Можно даже заехать в цветочный магазин и купить какой ни будь неброский букет, дабы она не подумала, что он хочет залезть к ней под юбку. Устроить все очень миленько, а вечером, после парка аттракционов, проводить ее до двери и, нервничая, пока она ищет, а после и перебирает, ключи от дома, гадать – поцеловать или нет. И рискнуть, не даром лишь рисковые в конце пьют шампанское, а может даже схлопотать пощечину за такое хамство, мол, как вообще посмел подумать, она ведь не такая, на первом свидании целоваться страшный грех! Хотя, не покидает мысль, что, все таки, стоит попробовать и поцеловать.. хотя бы в щеку. Да, однозначно стоит!
Как и ожидалось – он напрочь потерял счет времени. Несколько сигарет ушли одна за другой, и когда он очнулся, то на раковине уже лежало пять полностью скуренных бычков. Он всполошился и принялся быстро натираться каким-то приторно-сладким гелем для душа, даже голову им намылил. После выкинул все бычки и протер раковину. На все это он потратил минут пять, но, когда вышел из ванны, то обнаружил, что Анна уже давно тихонько посапывает. И тут на него накатила такая невообразимая волна милости, что лицо так и расплылось в довольной улыбке. Последним, что он сделал перед сном – налил бокал воды, что бы утром можно было попить. Джо ляг рядом с девушкой, но не стал ее тревожить объятиями, лишь укрыл одеялом, а сам, развернувшись спиной, практически мгновенно уснул. На сегодня достаточно впечатлений, организму требуется отдых.

Утро началось несколько раньше, чем ожидалось. Когда Джон открыл глаза, почувствовав, что он полностью выспался, на часах было около 9 утра. Удивительно, но закономерно, если выходные – утром ты отдохнувший, если будни – то клюешь носом, и это учитывая тот факт, что спишь-то в выходные ты гораздо меньше. Ну да ладно. Анна все так же сладко сопела, упершись своей попой в Джона. Он почувствовал сильный голод, не удивительно, но будит это чудо он так и не решился. Ну что ж, придется готовить самому.. благо у него были очень не дурные кулинарные навыки, потому проблемы это не составит.
К сожалению, никакой его домашней одежды тут не было.. черт.. пришлось идти на кухню в одних трусах, которые он нацепил уже в гостиной. Благо, хотя бы, на кухне он нашел какой-то фартук, которым и обернулся.. поваренок, блин. В напузный карман, явно предназначенный для столовых приборов, он сунул телефон и взял наушники – уж больно непривычно ему в тишине.
В холодильнике, что не удивило, практически ничего не было. Он еще вчера обратил внимание на то, что еда была доставлена, видимо она и вправду много работает. Мало, что удалось найти, благо, хоть яйца с мукой были. Он решил печь блины.. ну а что, все равно нечего делать, почему бы и нет?! Приготовление теста не заняло много времени, руки уже были набиты. Он с ловкостью взбивал вилкой яйца, потихоньку добавляя остальные ингредиенты. Черт.. взбивал яйца рукой.. одинокий мужчина.. не наводит не на какие мысли?! Следом засыпал муку, порционно, что бы она не скомковалась. И вот тесто готово.. вкусное, зараза, хоть так ешь. Продолжив изучать содержимое огромной кухни, пытаясь отыскать сковороду, он наткнулся на закрытую банку шоколадной пасты, что идеально подойдет для начинки. Видимо, она берегла ее до лучших времен.. ну, можно считать, что лучшее время наступило, и пора бы от нее избавиться. Значит, блины с шоколадной начинкой.. идеальный завтрак. Ну, по крайней мере, Джо бы оценил.
Для того, что бы подружиться с электрической варочной поверхностью, ему понадобилось несколько минут. Да и какая разница, что он отлично разбирается в компьютерной технике?! В конце концов, он.. блин, даже отговорку-то сходу не придумаешь.. в общем, сами думайте. В сковороде медленно расплавлялся кусочек сливочного масла, а Джон уже готовился заливать первую порцию теста, надеясь, что первый блин не окажется комом. С этим никогда не угадаешь, черт бы их побрал. ДА! Тесто растеклось ровным тонким слоем по всей сковороде, а Джо даже поднял оба кулака вверх, что символизировало о победе.
Странно иметь увлекающийся характер. Как и ночью в душе, сейчас он полностью провалился вниманием в готовку. Вообще, Джо умел и очень любил готовить, у него это хорошо получалось, потому он часто приглашал своих друзей на праздничные обеды не в рестораны, а именно домой. Это создавало семейную атмосферу, которой ему всегда так не хватало.. не сильно хочется вдаваться в трагичные подробности жизни Смита, но праздники эти были единственной имеющейся возможностью собрать хоть сколько-то близких людей. Хотя, зачем обманываться, по-настоящему родных человеков в его жизни не было. Грустно это.. зато он круто готовит, хоть какой-то плюс.
Тесто подходило к концу, и Джо поставил вариться кофе, которого в доме было с явным избытком. Либо она его ненавидела и забывала исключить из однообразного заказа продуктов, либо это единственное, чем она питалась. Оставалось надеяться на второй вариант. Пока варился кофе, Джон успел закрутить в несколько блинов шоколадную пасту, скрутив их трубочками. Его настолько увлекла музыка, что он автоматически начал пританцовывать. Знаете же, как оно бывает! Далее кофе, разлитое по чашкам и вот – завтрак на скорую руку можно считать готовым. И стоило ему обернуться в сторону входа в кухню, как там он увидел широко улыбающуюся Анну, от чего даже вздрогнул. - Ты чего меня так пугаешь?! Недовольно пробубнил он! - И давно ты тут стоишь?! Уровень недовольства спадает, по мере осознания, что она могла наблюдать весь его неуклюжий танец в трусах и фартуке. - Доброе утро! Уже с явно наигранным раздражением проговорил он. - Я тут вот завтрак приготовил.. надеюсь, что не отравимся.. И вновь актерская игра.. конечно же они не отравятся, но Анна-то не знает о его кулинарных талантах. Но стоило ему лишь немного отойти от испуга, как он, все же, обратил внимание на ее наряд.. вернее на практически полное его отсутствие. Вслед на что последовал вполне ожидаемый комплимент, в виде слегка оттопыренного фартука в районе фартука. Тут сразу и ночь вспомнилась, от чего лицо Джо покрылось легким румянцем. Ну как можно не хотеть ее шикарное тело?! - Как спалось? Никудышно пытается он перевести тему, осознавая, что она явно заметила этот комплимент..

+1

20

внешний вид

http://i.imgur.com/FXH02D6.png

После моего второго погружения в сон, мне начали сниться очень яркие и недвусмысленные сны. Блуждающие руки, приятные запахи. Нежные поцелуи и его голос. Так странно, мы не так много разговаривали, но мне четко отложился в памяти его бархатный голос. Такой приятный, глубокий. Что даже будучи в глубокой стадии сна, я чувствовала, как мое тело покрывается мурашками. А потом что-то переменилось, стало холоднее, все сгустилось. Цвета стали такими серыми, словно я смотрела сериал Готэм, где все дышит мрачностью и трагедией. Какие-то темные лица в капюшонах, без глаз, с зашитыми ртами. Словно безмолвные братья, которые видят тебя насквозь, все твои секреты. Я слышала их голоса в голове. Они шептали мне что-то на не известном мне, до этого, языке. Меня сковал ужас, я пыталась бежать, спрятаться от них. Но они меня настигли, поймали. Все попытки вырваться так же не увенчались успехом. Я понимала, что это именно те, кто покушался на меня. Кто пишет мне письма с угрозами. Это все внутри меня схожее с безумие разрывает сердце, разум и все, что только можно было разорвать в детском сознании. Я боюсь. Страх поглощает всю меня окутывает в некий сосуд рамок и ограничений. Неизвестность, что давит и это так странно. Я не знала за что, я не знала почему. Когда это все прекратится? Неужели полиция бессильна? Кому я могла перейти дорогу так сильно, что они решили меня просто убрать? Я ворочалась и металась по кровати, борясь с невидимым врагом. На самом деле мне часто сняться кошмары, вот только не понятно, почему на эту ночь они отступили, и только под утро начали меня терзать. Не в силах больше с ними бороться я резко просыпаюсь. Кажется даже, от собственного крика. Сразу оглядываюсь на часть кровати где спал Джон. Странно, но его место пустовало. Я потрогала постель ладошкой. Она была уже остывшей. Значит он встал достаточно давно. На часах было около десяти часов утра. Я решила не спешить искать Джона. Мне нужно было привести себя в порядок. Я потянулась как кошка и спустила ноги с кровати. Тут же тянущая боль отозвалась в каждом миллиметре тела. Оно безумно болело. Все тело, даже волосы на голове. Я поняла, что мне нужен был горячий душ. Встав с кровати, я аккуратно его застелила, выпрямила все складочки, и бросила декоративные подушечки сверху, на которые тут же забралась моя кошка. Я зашла в гардеробную, взяла лёгкий халатик который ношу по утрам перед работой. И выбрала под него белье по красивее. Не знаю зачем, просто мне хотелось подразнить Джона? Собрав всю одежду, я направилась в душ и включила горячую воду. Меня не покидало чувство, что я чувствовала какой-то странный запах. Но не обратила на него внимание. Вымыв все тело и осмотрев его на наличие синяков и засосов, которых кстати было немерено, я вышла из душа и принялась натирать тело маслом. Чтобы все следы сошли быстрее. Случайно глянув в мусорное ведро я увидела несколько бычков. Наконец-то я поняла, что за запах мне чудился. Запах сигарет. Что ж, это мужской запах, я хоть сама и не курю, но когда я его чувствую на мужчине, то приходу в дикий восторг. Но курить в моем доме не позволю. Не много обсохнув и высушив волосы, я надела на себя подобие одежды и домашние тапочки. Надо же сделать вид, что я вот так каждый день собираюсь на работу? Я ещё минут пять крутилась у зеркала, решая, красить ли себе лицо или раз уж переспали, то пусть будет готов к натурели. Я вышла из ванной из почувствовала запах еды. Желудок тут же отозвался на него и потребовал посмотреть что происходит. Я пошла на запах и нашла Джона на кухне. Точнее когда я зашла туда, он весело пританцовывал. Он был в наушниках, так что не сразу меня заметил. Я наблюдала за ним оперевшись на дверной косяк. Это было такое приятное зрелище я буквально не могла отвести взгляд от его сексуальной заднице. И ему очень шёл мой фартук. Хотя я и очень редко готовила, все-таки любила кухню держать при полном комплекте. И судя по тому, что на столе стояла шоколадная паста, Джон нашёл мою заначку на все ПМС жизни. Как только он меня заметил, то даже не много подскочил. Я даже расстроилась, что он перестал танцевать. Я бы хотела с ним потанцевать. Танго или просто дерганья в клубе. А может просто топтаться на месте, переминаясь с ноги на ногу.
- Доброе утро. Я растянулась в широкой улыбке, а мой взгляд невольно упал на приподнявшийся фартук. Похоже он тоже соскучился по мне. Я подошла поближе и потянула воздух носом.
- Пахнет все просто потрясающи! Желудок издал звук очень похожий на "ура". На самом деле я ужасно хотела кушать, и не могла уже дождаться когда мои зубы вонзятся в его.... то есть в них. В блинчики. Чертова эрекция, у меня перед глазами стояла картина прошлой ночи, я даже закусила губу вспоминая все это. Я буквально сгорая изнутри. Так хотелось снова прикоснуться к его пылающей плоти. Осторожно подойдя к Джону, я сняла с него фартук. Нарочно задевая его достоинство. А отбросив фартук в сторону, поместив свою руку на его шею, притянула к себе и поцеловала медленно, очень лениво. Как будто мы так целуемся каждое утро, уже много лет. Не сдержавшись, я опустила свободную руку ему на член и осторожно сжала. Такой горячий, пульсирующий. Мой. Саймон все равно не приедет, пока я его не позову, а Джона я не выпущу, пока он не попросит. Так что он оказался в совсем не выгодном положении. Наигравшись вдоволь с его губами, я разорвала поцелуй, как будто ничего и не было я села на стул за столом. Где уже стоял завтрак и свежее сваренное кофе. Снова потянув номом воздух, я отпила из чашки.
- Ммм, божественно. В следующий раз курить выходи на балкон. Интересно он понял мой намёк на счёт того, что я планирую с ним встретится по крайней мере ещё раз. Я бы уложила бы его сейчас на этот кухонный пол и оседлала бы. Но я же вроде бы леди. Я и так вчера достаточно над ним поиздевалась вчера. Хотя кто кого еще мучал. Все мое тело ныло и тянуло. Особенно пятая точка. Но пока я на ней сидела, это не особенно чувствовалось. Зато когда она подходил ко мне, мое сердце пускалось в дикий галоп. Не дожидаясь, пока Джон сядет за стол, я стащила один блинчик, прямо рукой и принялась его уплетать. С жадностью, как будто меня не кормили несколько недель. Вряд ли это выглядело сексуально, скорее комично. Нос в шоколадной пасте был венцом этого безумного завтрака. Я замерла лишь тогда, когда поняла, что Джон смотрит на меня. Как-то странно. Наверно не стоило трогать его достоинство. Но с другой стороны нечего было курить в моей ванной! Все полотенца пропахли дымом! Не обращая внимания на странный взгляд Смита, я снова встала со стула и направилась к шкафам. Наклонившись к одному из них, я достала мешочек с орешками. Это было ассорти, уже чищенных, жареный орешек. Были и сырые, но я решила взять жаренные. Взять не большую горсточку я высыпала ее на блинчики. Чего-то не хватало. Снова перейдя на другую сторону кухни, я открываю верхние шкафчики и достаю высокую бутылку взбитых сливок. Хорошенько встряхнув их, я выдавливаю себе не много на палец, демонстративно облизываю его, еле сдерживая улыбку.
- Знаешь, где бы еще было бы вкусно их слизывать? Недвусмысленная фраза, и он точно поймет все правильно. Но я молча возвращаюсь на стул и выдавливаю приличную горку сливок себе на тарелку. Он еще не понял к кому попал в логово. А я не знала, как долго мне захочется «чувствовать себя живой». Может быть уже завтра, я снова отключу эмоции и запрусь в своем роскошном офисе на последних этажах башни Марс. Мне стоило предложить ему какую-нибудь одежду. Хотя бы футболку. У меня было достаточно мужской одежды которую никто не носил. Что-то я покупала братьям, а что-то для бывших. Но мне не хотелось, чтобы он прикрывал свое потрясающие тело одеждой. Этот точеный профиль, словно статуции древнегреческих богов. И от этого бога я кажется опять намокла. Я была словно девочка подросток, которая влюбилась в своего кумира. А он пригласил ее в свой турбас. Самое главное, чтобы он не оказался Йеном Уоткинсом. Красивый как черт, но что творится у него в голове – не понятно. Наверно самое потрясающие в этом мужчине, был его взгляд. Такой глубокий и не понятный цвет глаз, то как он прищуривается смотря на меня. Сразу все тело покрывается мурашками и хочется отвести взгляд от смущения. Каждый знает, когда что-то такое начинается, ты при встрече с ним – или с ней – прямо вспыхиваешь радостью, и сталкивает вас – как разнозаряженные частицы, так вот и несет друг к другу. И вам кажется, что вы ведете себя очень естественно, совсем обычно, но просто вот так обрадовались встрече. Просто радость у вас – и только. А со стороны уже для всех все ясно: у людей намечается роман. Вы думаете, что у вас есть восхитительная, вас одних будоражащая тайна, а все вокруг уже в курсе, можно не сомневаться. Но зная мою семейку, они начнут ковыряться в биографии Джона бесцеремонно. Даже дело не в том, что моя жизнь в опасности. Просто они мнят себя чуть ли не царскими особами, а так как я единственная дочь в семье, следовательно принцесса. Меня надо оберегать, чтобы я не связала свою жизнь с каким-нибудь дворовым щеночком, которого подобрала на улице. Точнее в баре.

Отредактировано Anna Mars (2017-01-27 18:13:21)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » marry fuck`n christmas