Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.


— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ДОМ БРЕННИГАНА | 11.01.2017 | ПОРА УЖИНАТЬ

эмма, джекс и уилла nps
http://funkyimg.com/i/2nhCF.gif http://funkyimg.com/i/2nhCG.gif

— Эмма, ты не видела такой ээээ... Пакет с травой? Зеленой?
— Какой такой травой?
Или коротко о том, как Рот всех конопляным супчиком накормила.

+3

2

внешний вид
— — — — —
feel good about where I stand
SO I CAN MAKE THE MOST OF ME

Люди твердят, что изменения никогда не приносят ничего хорошего, но я, наученная и горьким, и сладким опытом (и попробуйте только сказать, что такого выражения не существует!), готова оспорить устоявшиеся истины: поверьте, негативные на первый взгляд метаморфозы в итоге способны привести вас к поразительным результатам, о которых вы и думать не думали. Возьмем, к примеру, меня, законченного пессимиста, скрывающегося под личиной шута и балагура, играющего комичную роль в театре жизни настолько качественно, что у остальных язык не поворачивается между делом отметить, что изначально меня утвердили на образ Пьеро и заставили рисовать на моем лице невидимыми красками капли слез, статично застывающие на щеках до скончания веков. Я работала в детском саду, объясняла малявкам разницу между аллигатором и крокодилом, укладывала их спать и, залпом влив в глотку едва теплый чай без сахара, чтобы не поправиться ни на грамм, тоскливо обращала свой взор в сторону окна, куда-то за стекло, ближе к природным красотам, обманчиво представляемыми мною лишь временным пейзажем и, чего уж греха таить, картинкой мнимой и актуальной до момента долгожданного перелома; момента, когда что-то произойдет, и я выпорхну навстречу мечте, пританцовывая на коротких полных ножках и ощущая скорую ласку света софитов, пусть и софиты эти — всего-то конструкция для подвеса осветительных приборов над сценой, а не сами источники света. Просто я не знаю, как их называть правильно. Но абсолютно уверена, что местные театралы избавили бы меня от статуса несведущей.
Впрочем, мечты мечтами, а реальность такова, что глобальные изменения не следуют за мной по пятам, как бы я к ним ни рвалась; зато скромные профессиональные успехи, притаившись за углом, нарушают привычный уклад и переворачивают всё с ног на голову. Теперь я, попрошу заметить, не воспитательница в штатском, не толстая низкорослая мисс Рот с букварем в руках; я самая взаправдашняя то ли гувернантка, то ли учительница музыки, которая по утрам встает с мыслью, что долгий рабочий день завершится любимейшим ее уроком. Я собрала манатки, выгрузила моему соседу, Майклу, остатки своего холодильника и переехала подальше от душной квартирки на обочине города — в пенаты некоего мистера Бреннигана, воспитывающего в одиночку четырехлетнюю дочь. И Уилла была славной девочкой: сообразительной, способной и не строптивой; наши вечерние сеансы вокала наполняли меня искренней любовью к этому талантливому ребенку, словно и не чужая она мне вовсе, а родная, вот прямо близкая сердцу и почти что моя. В выходные мы рассматривали карту мира, гуляли в центральном парке и, разумеется, музицировали — я вбивала пальцами белые клавиши пианино до упора, Уилла же тоненьким голоском выводила простейшие мелодии из Диснеевских мультиков, причем песню выбирала самостоятельно, чтобы после занятий засыпать в миску конфеты и посмотреть именно ту историю, в которой она звучала.
Я говорила, что больше не являюсь воспитательницей в штатском? Ладно, не такая уж это и правда. Я до сих пор работаю там, в обители несформировавшихся умов, разжевываю и кладу в рот, придаю голосу неубедительную строгость и смущаю родителей канадским акцентом. Спорю с Ванессой, ищу пропавшие носки и чиню поломанные игрушки. Чего я только ни делаю! Зато ныне не возвращаюсь в пустую квартиру, не открываю инстаграм кошачьего приюта и не прикидываю, во сколько мне обойдется соседство с прожорливым и лохматым питомцем. Двадцать четыре часа в сутки я занята, и я в цейтноте, так что коллекцию из сорока котов я соберу попозже, когда останусь в гордом одиночестве и отчаюсь до критического состояния.
На плите кипит вода. Я ношусь туда-сюда, обыскивая кухонные ящички на предмет хоть какой-нибудь приправы и, к счастью, натыкаюсь на нечто зеленое, в прозрачном пакете, пахнущее сладко-сладко, но затолканное в самый темный угол подальше от любопытных глаз или горе-поваров, к коим я себя не причисляю. Аккуратно вынимаю упаковку, верчу в руках и, втянув носом воздух, пожимаю плечами — для супа сойдет, наверное, я не собираюсь выдавать кулинарный шедевр или искать тропу к сердцу мистера Бреннигана; ту, что обычно лежит через желудок. Это будет простейший овощной суп. Даже я его смогу съесть, если не переборщу с особо калорийными ингредиентами.
— Ой, вечера доброго! — высовываю моську в проем двери, здороваясь с Джексоном, появившемся на пороге своей квартиры. Вообще, мне тут сказали, что он — так себе человек и занимается какими-то темными делишками, но я не верила. Ко мне-то он относился нормально, не орал там на меня и не это… не приставал. А на клевету все люди горазды. — Я суп приготовила. Есть хотите?

Отредактировано Emma Faye Roth (2017-01-27 16:21:36)

+2

3

внешний вид, только патлатееуилластоловая
•     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •

Думал ли я, когда женился на Лори, что через восемь лет счастливого брака мы разведемся и я буду самостоятельно воспитывать ребенка? Конечно же, нет. Я не рассчитал на «долго и счастливо, и в горе, и в радости, и умерли в один день», но считал, что сестра Теодора лучше всех прочих подходит для создания крепкого союза. Мэлори только исполнилось двадцать, когда мы познакомились, она прекрасно училась, не пропускала лекции и была на хорошем счету у всех профессоров, занималась плаваньем и танцевала в группе поддержки футбольной команды университета, парней до меня у нее не было, ровно, как и попыток завести серьезные отношения. Девушка придерживалась позиции, что сначала надо закончить учебу, и только потом задумываться о создании семьи. Чтобы искоренить это клише, мне пришлось изрядно постараться, посещая с Лори кинопремьеры и водя ее в приличные заведения вроде театров [которые лично я сам терпеть не мог!] и ресторанов, убеждая в том, что у меня самые серьезные намерения на её счет. И правда, как бы я ни любил распутность и провокационное поведение, в свой дом и в свою постель хотел привести спокойную и тихую девушку. Теперь, в свете прожитых лет, эта позиция несмышлёного парня меня веселит, я и подумать не мог, что мнимая идеальность отнюдь не залог благополучных и тем более счастливых отношений. Далекий две тысячи восьмой теперь кажется хлипким воспоминанием, коротким периодом времени, в котором мы были по-настоящему удовлетворены тем, что создали, и стояли над маленькой колыбелью, склоняясь над новорожденным сыном. Я так и не смирился с тем, что Майка больше нет, не понял и не осознал, с чего вдруг именно к нам с Лори Вселенная отнеслась так несправедливо, и если есть Бог, то за что он наказал мою жену? Она в отличие от меня так и оставалась до последнего образцовой во всех отношениях женщиной — каждый четверг ходила на службу, была дружелюбна со всеми соседями, у нее было много подруг и друзей, и никто в округе не мог сказать о миссис Бренниган дурного слова. Впрочем, сейчас это все не важно, потому что после внезапной смерти сына [между постановкой диагноза и его кончиной прошло всего-то полгода] я резко охладел к Лори, винил ее в том, что она, как мать, не заметила вовремя, что с нашим ребенком что-то не так, в том, что от его головных болей она отмахивалась таблетками и слишком поздно обратилась к врачам. Себя я тоже ненавидел за свою невнимательность, но от себя, увы, избавиться нельзя, почти нельзя. Самоубийство не решает проблем, а только добавляет их окружающим, так что о таком исходе я никогда не думал, но и не знал, как научиться жить без сына. Наши с Лори отношения расклеились, мы все чаще ругались, скандалили и били посуду, она уходила ночевать к подругам, а я крушил дом и напивался. В итоге мы решили подать на развод, и даже наличие второго ребенка, Уиллы, названной в честь моего погибшего близкого друга, не изменило твердой позиции, укрепившейся в мозге — друг без друга нам будет лучше. Сначала мы договорились, что девочка будет жить две недели с ней, а две недели со мной, и так продлилось полгода, затем Вскоре Мэлори поставили диагноз — рекуррентное депрессивное расстройство — я не вдавался в подробности, заметив лишь то, что внешне бывшая стала выглядеть значительно хуже, оно и не удивительно, я тоже после смерти Майка не расцвел, подобно майской розе. Заниматься воспитанием Уиллы она теперь не могла, и после звонка социального работника я забрал дочь к себе, заверив органы опеки, что смогу воспитывать девочку, и она ни в чем не будет нуждаться. Только оставшись с мелкой один на один, я понял, что игрушки сами себя не убирают, фруктовое пюре само себя не готовит, и что перепачканные красками вещи сами себя не стирают. Не подумайте, я умел и готовить, и пользоваться стиральной машинкой, все же не совсем был избалован женским вниманием до полной атрофии элементанных бытовых навыков, да и к самостоятельности с детства привык, но работы по дому стало как-то слишком дофига много. Перед тем, как поехать в мастерскую, надо закинуть Уиллу в садик, затем забрать ровно в шесть, и ни минутой позднее, иначе воспитательница будет грозить отчислением чада, а этот родительский чат, который постоянно пиликает. Однажды я проснулся в четыре утра от того, что мой телефон разрывался от вибрации, и что вы думаете, обсуждали эти куры? Детям давали на полдник мандарины, и где-то там в Лодае такие же мандарины были тухлыми, и вот этим тухлым мандаринам из Лодая и была посвящена вся их беседа. Отключил нахуй. Привел ребенка в сад в праздничный день, потому что не заметил уведомления о выходном. Окончательно утвердился в мысли, что нам нужна няня… Или гувернантка… Хоть кто-то, кто способен следить за расписанием ребенка лучше, чем это делаю я.
С Эммой Фэй Рот я познакомился в муниципальном учебном заведении для дошколят, которое посещала моя дочь, и из всех воспитателей, на улыбку или оскал которых мне доводилось натыкаться, когда возникала необходимость забрать Уиллу пораньше, ее гримаса встречала меня наиболее искренне и дружелюбно. Невысокого роста, немного полноватая, с карими глазами и густыми волосами, тяжелыми прядями, опускающимися на плечи — мисс Рот располагала к себе, и я сразу решил, что женщина, имеющая пару лишних килограммов, по определению не может причинить вреда ребенку. Это заблуждения было ошибочным, но проникая в атмосферу детской непосредственности и неподдельной откровенности хочется верить во что-то такое, во что бы ни за что не поверил за стенами детского сада. Например, в Эмму Рот. Моя визитка в ее руках и обещание подумать, и вот, уже через три дня мы сидели в кафе неподалеку от сада и обсуждали условия нашей сделки. Понятия не имею, хотела ли Уилла заниматься музыкой, любила ли петь и испытывала хотя бы малейший интерес к черно-белым клавишам фортепиано, но мне самому было катастрофически необходимо зацепиться хоть за что-нибудь, что бы привело женщину в мой дом и убедило проводить с девочкой чуть больше времени, чем два часа в неделю. Теперь Эмма отводила ее в садик, она же забирала, избавляя меня от необходимости лихорадочно смотреть на часы и нелепо выглядеть перед серьезными клиентами. После дневных занятий, сончаса и прогулки с личным водителем эти двое возвращались в мой загородный дом, который без супруги стал пустым и заброшенным, и занимаются той развивающей деятельностью, в которой я ничего не смыслю, но тем не менее хорошо за неё плачу. Затем мы вместе ужинаем, я читаю дочери рекомендованную Эммой сказку перед сном, и мы все расходимся по своим спальням. Без Уиллы мы с Рот почти не общаемся, потому что к ночи оба валимся с ног от усталости, мгновенно забываясь в крепких объятиях Морфея.

— Привет, Эмма, — мы уже давно на «ты», чрезмерная интеллигенция не подходит к моей морде лица. Воздух наполнен приторно сладким овощным ароматом. Я хоть и не спец в кулинарии, по запаху блюда без труда могу отличить, кто и что готовил. Так, запах супа Лори отличался от этого запаха, но неизвестность разжигала во мне еще большее любопытство.
[float=left]http://68.media.tumblr.com/cc99b1874031e2e993e7e8d37428d95f/tumblr_inline_ocmimh9Zt81rifr4k_500.gif[/float]— Угу, чертовски проголодался, — сегодня был сложный день, я оформлял все необходимые документы для того, чтобы открыть свой бизнес и официально принять на себя статус президента небольшой транспортной компании. На данный момент она насчитывает не более двенадцати человек, но и я не стремлюсь завладеть всем и сразу, памятуя о том, что всему свое время.
Папа, папа! — Уилла выбегает в коридор, обнимая меня за шею и демонстрируя сделанного из цветной бумаги журавлика. — Мы с Эммой делали птичку!
Я с любопытством рассматриваю поделку, беря ее в руки и крутя.
— И как называется эта птичка?
Журавлик, — отвечает девочка, утягивая меня в сторону столовой.

Втроем мы рассаживаемся за не небольшим круглым столом, стоявшем в углу комнаты, соседствуя с сервантом для фамильной посуды, большая часть которой принадлежит моей бывшей жене, и которую она не успела или не захотела забрать. Я склоняюсь над миской с супом, зачерпывая полную ложку, и вдыхаю пряный запах, источаемый бульоном.
Это суп с травой, которую ты прятал от мамы, — девочка невинно пожимает плечами и заговорщически подмигивает Фэй. Я, успев съесть ложку супа, удивленно смотрю то на девушку, то на дочь:
— С какой еще травой?

+2

4

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.