Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the wild wild berry


the wild wild berry

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[NIC]Elaine Ratched[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2oNzJ.png[/AVA][SGN]- - -[/SGN][LZ1]ЭЛЕЙН РЭТЧЕД, 25 y.o.
profession: эскорт; со-владелица бутика нижнего белья
[/LZ1]

- - - -

young man came from hunting faint and weary
what does ail my love, my dearie?
o mother dear, let my bed be made
for I feel the gripe of the woody nightshade

http://s13.favim.com/orig/160702/lucky-blue-smith-Favim.com-4479718.jpeg

- - - -

Отредактировано Pratt Hope (2017-02-22 12:58:21)

+1

2

Расслабленный, с лёгкой полуулыбкой Эш лежит на спине, прикрыв глаза и закинув руку так, чтобы кисть опустилась тыльной стороной на лоб. Его вторая ладонь лежит на ещё сохранившей тепло чужого присутствия смятой простыни, которую он ухватил за край и не позволил ею девушке прикрыть обнажённое тело. Окна зашторены, и сложно определить время суток, но если прикинуть проведённое в постели время, наверное, уже перевалило за вторую половину дня. По крайней мере, комнату ещё не поглотила вечерняя тьма.

Парень лениво тянется к пачке Wave (тот случай, когда шутка насчёт рекламы своей фамилии приводит к постоянству в выборе табачной продукции) у изголовья, с глухим стуком кидает обратно, не закрыв крышку, и нащупывает зажигалку где-то среди складок сбившихся простыней. Наконец-то закурив, что вообще-то он делал не так часто в своей комнате во избежание мозгоёбства, он уставился в потолок. Приятная усталость в мышцах заставила его снова ухмыльнуться и опустить ладонь с зажатой сигаретой на лоб. За довольно долгий промежуток времени Эшли смог полноценно расслабиться, не ожидая возвращения кого-то из родителей, не проветривая комнату после скуренного косяка и не ожидая упрёков и попыток влезть в его личное пространство. Ему сейчас было на удивление спокойно и комфортно в присутствии девушки, старше него и уже посягнувшей своим существованием на место в его жизни. Сейчас подобная перспектива не пугала и не отталкивала. Парень, затягиваясь и выпуская в потолок дым, поймал себя на мысли, что счастлив. И дело не только в сексе, а секс с Элейн был шикарный.

Уэйв повернул голову, наблюдая за девушкой, спокойно и без стеснения передвигающейся полностью обнаженной, садящейся боком за стол, бережно вытягивающей из мешочка карты и тасующей с мастерской ловкостью.

— Как ты поняла, в чём твоё призвание? — парень повернулся набок, подперев голову ладонью, и продолжая наблюдать за движением пальцев с картами и недвусмысленным взглядом изучая изгибы талии, бёдер, груди. Он ухмылялся и дымил, делая своё сходство с наглым котом ещё больше. На губах ещё оставался её вкус, и не упуская возможности смешать его с никотином, он облизнулся.

— Ты серьёзно веришь в то, что карты рассказывают что-то? Ты же всё это трактуешь, как удобнее, особенно если знаешь человека, — Эш прищурился, пытаясь в полумраке разглядеть выражение лица Элейн, и тут отвернулся, потянувшись рукой к пепельнице и небрежно поставив её перед собой. — Хороший психолог расскажет тебе то же самое, только не будет приукрашивать картинками, — с саркастичным смешком он стряхнул пепел.

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]Can you love me?[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nop1.jpg[/AVA]
[SGN]Breaking the habit[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: move on
[/LZ1]

Отредактировано Shane MacNamara (2017-01-14 01:11:18)

+1

3

[NIC]Elaine Ratched[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2oNzJ.png[/AVA][SGN]- - -[/SGN][LZ1]ЭЛЕЙН РЭТЧЕД, 25 y.o.
profession: эскорт; со-владелица бутика нижнего белья
[/LZ1]

Доминирующее чувство — безопасность. Его ощущаешь всем телом и даже больше, точнее, глубже, под первородный и защитный слои кожи, растворяясь в венах и пульсируя каждой клеткой. Подобное ощущение возникает далеко не везде, даже не каждый раз дома за закрытой дверью и зашторенными окнами. Я не чувствую себя в безопасности нигде, всегда на сколько-то процентов на взводе. Иначе зачем были бы все эти многочисленные замочные скважины, системы безопасности, оглушительная сигнализация в собственной машине, несколько камер наблюдения в нашем агентстве, а ещё по одной — в тачках телохранителей, ах да, надобность в мускулистых охранниках. Необходимость, безусловно, с практичной точки зрения была. Мы — рабочая сила, приносящая доход, нас нужно защищать и оберегать, как, например, фермер защищает свою домашнюю скотину от волков, лис и прочих хищников, готовых покуситься на чужое. Клеймо на коже гарантирует безопасность только от глупой кражи со стороны себе подобных, но животным плевать, сколько ты выложил денег за эту корову, овцу или курицу. Плевать, если она достаточно жирная и медленная, чтобы попасть в зубастую пасть. Навязчивые клиенты с приступами параноидальной атаки, латентные шизофреники с ломящимися от количества зелёных портмоне и банковскими счетами, богатые по меркам такого города, как Сакраменто, и такого штата, как Калифорния, мелкие сошки по сравнению с Нью-Йорком, Чикаго, Вашингтоном и прочими финансовыми, развлекательными и деловыми столицами Соединённых Штатов Америки. Я задумалась об этом после слов Марлы, после нашей с ней не совсем удачной встречи в стенах её съёмных шикарных апартаментов. При близком контакте видна вся эта существенная разница между практически провинциальным городом и шиком мегаполиса. Все мои деньги и напускные привилегии, как и бизнес моего начальника, ничто по сравнению с тем же калибром в Большом Яблоке, говоря на примере жизни мисс Браун. Этот факт не шокирует, не выбивает почву из-под ног, но отрезвляет, пускай и временно. Ты никогда не чувствовала себя особенной, незаменимой и слишком шикарной для этого места, но многие вещи меняют и ракурс, и смысл. Зачем столько блеска, света софитов, когда всё это, всё вокруг — красивые декорации в деревне, драматическая пьеса с печальным концом, но проработанными и профинансированными визуальными эффектами?

Закинув ногу на ногу, я задумалась об этой мысли, задержав взгляд на одной из стен, точнее, на кусок стены, что был чуть светлее, нежели прочая поверхность. Вероятно, там какое-то время назад, может, в детстве Эша или ещё раньше, висел плакат с голой девицей или чем-то подобным, подростковой рок-группой, как вариант. Улыбаюсь, вспомнив комнату Тайлера и то вопиющее обилие музыкальных плакатов, что закрывали собой обои его комнаты. Металл, рок, альтернатива, всё сплошь кричащее, в чёрных, красных и металлических оттенках. Уж сколько недовольства было в голосе его консервативного отца, с которым не задалось общение и контакт в целом уже при первой же встрече. При воспоминании о лице мужчины, когда он увидел мой ободранный прикид, причёску и химический цвет волос, улыбка становится шире, с усмешкой; отдаёт неуместной ностальгией. Не в компании Уэйва, о присутствии которого не забывала ни на одно мгновение. Тело не позволило бы; оно всё ещё было приятно расслаблено, отдавало сладкой безмятежностью и, конечно же, безопасностью. Тем самым уникальным чувством, что греет теплее любого одеяла. Была ли то магия этих стен или физический контакт с Эшли — не знаю.

Не думаю, что я его нашла, — моргаю, сбивая рассеянный фокус и забывая про светлый участок на стене; внимание обращено приятному мужскому голосу, доносящемуся со стороны кровати. Голосу из настоящего. — Трахаться за деньги — призвание? — улыбаюсь, хмурясь и, качнув головой, опустив взгляд на карты в руках. — Это просто работа, приносящая доход. А призвание можно найти и потом, если вообще знать, где искать, — а эта роскошь будет дана не каждому. В воздухе с очередным вздохом появляется новый запах — никотина. Вздыхаю полной грудью. — Конечно нет, — смешок, смотрю через плечо на Эша — мол, ну что за вопрос, darling, неужели ты меня так плохо знаешь? — Гадая, я не стремлюсь предугадать будущее или посмотреть, что расскажут карты. Бездушные картинки с шаблонным описанием, не больше. Мне скорее интересно собственное видение и толкование. Как, — задержка, секунды две, которые не выглядят пропастью, — печенье с предсказанием, — не замечаю, как тасую карты медленнее; проходит ещё несколько секунд прежде, чем замечаю за собой свернувший поток мыслей, мысленно ругаюсь и тасую активнее, опустошая разум. Попутно тянусь к высокому стакану с прохладной фильтрованной водой, делаю три неторопливых глотка. — Это твоя квартира? — снова смотрю на Эша. Мне приятно видеть, какой он красивый и сексуальный, приятно чувствовать его внимательный взгляд на себе и понимать, что я могу заинтересовать такого парня.

Отредактировано Pratt Hope (2017-02-22 12:58:40)

+1

4

Попытки избегать любых отношений с противоположным полом разбились о прямолинейный взгляд девушки, прошедшей за кулисы и протянувшей руку для знакомства. Наверное, любовь, пусть он в неё и не верит, с первого взгляда. Иначе как объяснить, с какой непринуждённостью завязался разговор, сколько флирта присутствовало в словах и поведении, как он сам говорил прямолинейно о её красоте и неизбежном свидании. Больше всего импонировала их честность и откровенность с первых же минут. Её муж и род занятости и его героиновое прошлое не препятствовали встречам, как и проводимому времени вместе. Именно поэтому, но не вопреки, Элейн осталась сегодня с ним в его убежище.

— Я про нижнее бельё вообще-то, — усмехнувшись, парень опускает голову, наблюдая, как пепел покрывает неравномерным слоем чёрное дно. — Для кого-то, может, и призвание, — неопределённо поведя плечом, он тянется, приложив ладонь с сигаретой к шее, широко зевая и довольно улыбаясь. — Думаешь, это важно вообще? — Эш трёт большим пальцем переносицу и глубоко затягивается. — Так бы у нас всё население было бы одарённым: я прирождённый сутенёр, моё призвание — варить мет, я всегда знал, что буду собирать улиток! — закатив глаза, крутит пальцем у виска. — Вот ты, кстати, а на кого ты училась? Вряд ли тебе пригодился диплом?

Парень вздыхает и выпускает струю дыма носом. До определённого времени его вообще мало беспокоили подобные вопросы. Устроился бы официантом или администратором в кофейню или ресторан, но театральная сцена разожгла в нём страсть, жажду создавать и делать именно то, что получается после усердных тренировок и работой над собой. Да и один родственник недвусмысленно намекнул на заведомо определённую закономерность развития интересов и профессии в роду Хоупов-Уэйвов. И это не могло не вывести из себя. Быть таким же — нет, спасибо. Но искать увлечения или заниматься абстрактными вещами нравилось ещё меньше. Стоило бы признать, желание оставить значимый след преобладало над всем, но оставался открытым вопрос — где?

— И в них тоже ничего правдоподобного, — хмурясь своим мыслям, он раздавил бычок о дно пепельницы, предпочитая не влезать в подробности этих китайских традиций, вызвавших в голосе девушки странные интонации. — Хоть раз там было плохое предсказание? Или в твоих гаданиях тоже всегда положительный прогноз?

Откинувшись на подушки и лицезря странные отметины на потолке, он задумался.

— На свою ещё не заработал, — с сарказмом отзывается на вопрос. — Моего деда, — которого не знал, даже фотографий толком не сохранилось, только несколько потёртых, словно он жил не в век современных технологий, а ещё во времена изобретения первого фотоаппарата. Вообще странно, что ни разу в голову не пришла мысль позвать Иэна сюда, на эту квартиру, а не в небольшую комнату в родительском доме. Ведь это место могло рассказать гораздо больше — тут уже третье поколение находит спокойствие, пускай и устраивает визуальный бардак. Наглядное пособие по жизни хаоса. Может, слишком лично и откровенно?

При мысли о Иэне парень недовольно качает головой и поднимается с кровати, обматывая вокруг пояса простыню наподобие собственной версии тоги. Прогнав непрошеные мысли, Эш медленно подходит к девушке.

— Что видишь ты, прекрасная, в моём туманном будущем? — нараспев произносит ей на ухо, наклоняясь над ней и упираясь руками по бокам от обнажённых бёдер и ощущая тепло разгорячённой кожи запястьями, он вдыхает её аромат на сгибе шеи, на позвонках под волосами, усмехается ей в ухо и наблюдает за перескакивающими друг через друга картами.

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]Can you love me?[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nop1.jpg[/AVA]
[SGN]Breaking the habit[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: move on
[/LZ1]

+1

5

[NIC]Elaine Ratched[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2oNzJ.png[/AVA][SGN]- - -[/SGN][LZ1]ЭЛЕЙН РЭТЧЕД, 25 y.o.
profession: эскорт; со-владелица бутика нижнего белья
[/LZ1]

В воздухе всё ещё стоит запах сигарет Эша; он провоцирует на просьбу взять одну из пачки и закурить, но не могу сказать определённо и точно, какая именно провокация. Никотин или сам Уэйв, хах, красноречивое название на пачке. Есть мнение, что о человеке можно многое сказать, зная его фамилию. Что можно сказать об Эшли, если его характеризует "волна"? Что-то неустойчивое, изменчивое, приносящее угрозу или, наоборот, долгожданную влагу, пусть и солёную? Волна — не штиль, ни о каком спокойствии речи и быть не может, его род, наверное, связан с бурлящей пеной, последовательностью и свободой. От этой мысли хочется улыбнуться чуть шире, особенно глядя на Эшли, считывая его движения, делающие его схожими разве что с ленивым, пухлым домашним котом. Всё это внешне обманчиво, уж я-то знаю, что в его взгляде томится искра дворового животного, привыкшего выпускать когти при первой же необходимости, граничащей со стойким желанием выжить. Карты тасуются, мой взгляд постепенно теряет фокус, лишь различимо расплывчатое пятно — Уэйв курит, частично обернувшись в лёгкую, смятую после секса простыню, лениво жестикулируя.

А, — рассеянно пожимаю плечами, не моргая. — Это вовсе не моё призвание. Скорее, интересный бизнес, честный, желание доказать самой себе, что я способна не только на секс за деньги, — откуда такие откровения, Элейн? Неужели этот мальчик их услышит из твоих уст первым? Честь или пренебрежение? Никто не говорил, что правдой награждают, бывают примеры, когда ей делают больно или как минимум некомфортно. — Кто знает, Эшли, кто знает. Вдруг так оно и есть на самом деле, и каждый может найти в себе призвание. Вдруг оно лежит на поверхности, — подушечками пальцев бережно по чёрно-золотой рубашке очередной карты, — но человек настолько притупил собственное зрение, что не видит очевидного, — валет кубков, сперва оказавшись в моей ладони, уходит в самый низ колоды; за ненадобностью. — Было время, когда я пыталась стать преподавателем литературы, — смешок, даже насмешка — над самой собой и неоправданными, сотканными из воздуха амбициями, — но быстрые деньги оказались вкуснее лекций и скромной заработной платы, — наклонив голову к левому плечу, всё-таки моргаю, три раза подряд, и перевожу взгляд на блондина. — Собираешься прожить без образования, ограничиться жизненным опытом? — в моём голосе нет упрёка или порицания, он весь пропитан искренним интересом и желанием погрузиться в чужой мир, в чужую голову и чужое видение одного и того же мира. Чувствую необходимость достать первую карту, что я и делаю — пока рубашкой кверху; снова тасую карты, возвращаясь к разговору. — Они, — производители китайского печенья с предсказанием, — обязаны разбавлять мёд дёгтем, иначе не будет желания делать повторную попытку и покупку, — усмешка. — Человек предсказуем и жалок в своём желании сорвать куш, услышать добрые слова или заслужить похвалу, — про карты я либо забываю прокомментировать, либо делаю вид, что забыла эту часть вопроса. Не могу определиться, какой правды больше, а где изобилие самообмана.

Деда? Интересно, каким об был? Воплощением волны, прародитель рода, такой же красавчик, как Эш? Посмотрев на блондина и увидев его выражение лица и закрытую позу, вопросы высыхают, рассыпаются серой массой и растворяются в запертом воздухе. Я хмурюсь, но ничего не говорю, подавляя в себе интерес и желание продолжить эту тему. Гробовому молчанию всегда есть оправдание. Захотела бы я сама развивать тему родителей, матери в особенности? Ответ однозначный — нет. Могу быть откровенной только с Шейном по той простой причине, что он пил со мной из одной чаши, вкушал один и тот же яд, его тело тоже было подвержено медленному разложению. Эш не поймёт, не понял бы и Тайлер. Как же я умудрилась так прочно запутаться в этих трёх сетях? Вздохнув, продолжаю тасовать карты. Нужно перестать думать о себе.

Иногда мне кажется, что в нас больше от бабушек и дедушек, нежели от родителей, — слетает с языка. Движение привлекает моё внимание — и я любуюсь Эшли, вставшим с кровати и обернувшимся одеялом на манер греческого бога. Мой взгляд одновременно ласковый и плотоядный, он хочет дать нежность и грубо забрать, бережно коснуться губами и оторвать кусок плоти. Вторая карта рубашкой вверх ложится рядом с первой, а следом и третья. Как раз в тот момент, когда парень оказывается физически и духовно рядом со мной. Прикрыв от удовольствия глаза, улыбаюсь. Ничего пока не говоря, откладываю колоду в сторону, на противоположный край стола, и начинаю по одной открывать карты. Взгляд становится острее; мажет от одной картинки к другой, от двусмысленного прошлого к настоящему, стоящему на распутье, и следом — к будущему, которое, как и предрекает сам Уэйв, остаётся туманным. Усмехаюсь, положив левую ладонь поверх ладони блондина. — Одно я вижу точно. Твоя фамилия действительно говорящая, — ибо все три карты оказываются стихией воды.

Отредактировано Pratt Hope (2017-02-22 12:58:49)

+1

6

Довольно странно, что при всех своих заморочках и страхах, Эшли был куда откровеннее с девушкой старше него, чем со своим почти ровесником мужского пола. И всё-таки с Элейн он чувствовал себя спокойнее, увереннее, человеком, соответствующим собственным желаниям и ощущениям. С ней он был собой, парнем со своими проблемами и достоинствами. Её присутствие и их обоюдные желания не смущали, а лишь располагали к прямолинейным разговорам, не заставляющим подбирать правильные слова и выражения, не опасаясь быть неверно понятым. Он с лёгкостью, удивительной для самого себя, впустил нового человека в свою жизнь и позволил узнать себя, испытывая встречный интерес без лишних внутренних разногласий, противоречий и угрызений совести.

— Даже я, как оказалось, способен на большее в области, которая раньше никогда не интересовала, — в какой-то мере льстило, что он привлёк внимание Элейн на сцене, где главенствующую роль обычно занимал Иэн, природно одарённый и производящий определённое впечатление на зрителей. — Ты тем более должна преуспеть, — парень кивает своим мыслям и бросает многозначительный взгляд на девушку. — Тогда и у окружения притуплена внимательность? Раз никто не может слепцу указать его сильные стороны, — он не ждёт ответа на риторический вопрос, скорее рассуждает вслух, возвращаясь мыслями к своему неопределённому будущему, приторможенному иглой и продолжительным лечением. Его ещё гложет страх, что рано или поздно он снова начнёт искать спасение в наркотическом забвении. Эти опасения готовы перейти в разряд паранойи, учитывая сколько гипотетических наркоманов его окружают. — Я бы у тебя поучился, — многозначительно хмыкнув, Уэйв пытается представить себе проститутку в роли учителя. — Сомневаюсь, что у меня такой уж познавательный опыт. Всю жизнь посвятить обслуживанию — нет, не мой случай. Да и родители не отвалят, пока я не получу хотя бы символическое образование, помимо школы. В театре я всё равно не построю карьеру, — вообще-то один вариант имелся, но требовал огромной концентрации и усилий, чтобы могло выйти действительно что-то толковое. Возможно, страх провалиться и выставить себя полным идиотом сдерживали парня от решительных действий.

— Ага, а получив хорошее предзнаменование, они тащат ещё одно в надежде увидеть именно то, что им хочется, — Эш лишь однажды раскалывал печенье и вытаскивал бумажку с печатным текстом, оказавшись в китайском ресторане с родителями. Только символизм, не закрепивший сути послания в его подростковом сознании. Наверняка, нечто вроде наставлений трудиться и не сдаваться. Не имеющие значения глупости.

— Ну да, мой дед был нацистом, а я унаследовал внешность арийца, — не без скепсиса комментирует парень, улыбнувшись прикосновению Элейн, ощутив её близость, не только физическую. — Ты совсем не похожа на предков? — опустив подбородок на женское плечо, он внимательно следит за тонкими пальцами, цепляющими края карт и бережно переворачивающих малопонятные картинки. — Что, никакого спокойствия — только беспокойство и мутная вода? — хмыкнув, он целует её в шею и вновь переводит взгляд на разложенную на столе комбинацию. — Надеюсь, никаких ревнивых мужей или разъярённых бывших, жаждущих испортить моё лицо? — его ладонь собственнически опустилась на грудь девушки, но не сжалась, просто коснулась и легла, обозначая полноправное, но временное владение. — Что-нибудь о моих чувствах к продажной женщине?

[NIC]Ashley Wave[/NIC]
[STA]Can you love me?[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nop1.jpg[/AVA]
[SGN]Breaking the habit[/SGN]
[LZ1]Эшли Уэйв, 20 y.o.
my life: move on
[/LZ1]

+1

7

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the wild wild berry