Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » stranger in a strange land


stranger in a strange land

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Вакавилль | 03.12.2016 | 18:16

Joseph Mars & Anna Mars
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Одна частная компания практически вступила в стадию банкротства. Анна приехала в Вакавилль, чтобы предложить им выгодную сделку с сохранением рабочих мест и возможным увеличением окладов. Однако удачная сделка не стала венцом этого дня. А молоденький парнишка, что стащил у нее часы. Он хоть и сделал это шустро, но неуклюже. Он был мгновенно пойман телохранителем Анны и буквально прижат к стене. Пожалеть или сдать маленького карманника в полицейский участок?

Отредактировано Anna Mars (2017-01-17 16:31:23)

0

2

внешний вид
Вакавилль или Викавилл, как кому удобнее. Не большой городок под Сакраменто. Чтобы в него попасть, вам надо ехать на юг около тридцати пяти миль. Если на дорогах нет пробок, то ваш путь займет не более чем сорок минут. Но чтобы попасть в него, надо проехать Дейвис и Диксон. Еще парочка таких же крошечный городков, что встречаются на пути. Они все одинаковые. Одна школа на город. Все ездят на пикапах. Да, это Калифорния, но не Лос-Анджелес. Вы не увидите там холенных мулатов или роскошных блондинок. Все будут серыми и невзрачными как я. И собственно, как меня занесло в эту, не побоюсь слова - Дыру? Не большая компания по производству арахисового масла на грани банкротства. Не знаю, что они в него добавляют, может коноплю, а может еще что-то запрещенное, но оно на столько вкусное, что оторваться от него невозможно. Но как известно, такие гиганты как ТНК "Mars" - уничтожают такие на корню. Наша продукция дешевле, ее легче купить, а ехать в какой-то курятник, чтобы полакомиться этим десертом - увольте. На совете директоров, который меня пустили в первый раз, было решено, что нам пора ввести что-то новое. Всем уже приелись полюбившиеся батончики Сникерс, Баунти и конечно же Марс. Поэтому, было решено запустить серию десертов, батончиков, мороженного и все, во что можно засунуть арахисовое масло. У меня был целый план по поглощению. Я буквально продумала каждый шаг. Подготовила вопросы на каждый ответ, чтобы быть уверенной и поразить их с порога. Это кстати, мне удалось на все сто процентов. Открыв дверь, меня сбила с ног собака сына владельца компании. Я разбила колени, ладони и подбородок. Так что мне даже не пришлось просить об аудиенции. Он был обязан как-то скрасить эту неловкую ситуацию. И пока он ловко орудовал ваткой и перекисью водорода, я расписывала в красках, что им принесет слияние с нами. Фактически это было поглощение. Он бы возглавлял отдел производящий особые десерты, на них сохранилось название. Это помогло бы нам оказаться на шаг ближе по слиянию с Hersheys, пожалуй, только они могли с нами соревноваться. Я хоть и стараюсь не есть ничего из вредного, но иногда грешу и покупаю продукцию конкурентов. Просто невозможно удержаться, на сколько они потрясающие. Я поставила себе цель, что обязательно наши компании начнут работать вместе. Это будет одно из самых легендарных слияний. Вижу цель - иду к ней. Я провела в офисе несколько больше, чем планировала там быть. Так что на улице уже стемнело. Ненавижу за это Калифорнию. После шести часов вечера некуда сходить. Темно, хоть глаз выколи. И так уж вышло, что я попала именно на закат. Черт, это безумно красиво. Но с улиц лучше убраться. Если бы я знала, что офис компании, которая теперь принадлежала нам, находится в не совсем хорошем районе, я бы наверно оделась как-то более скромно. Хотя я никогда не одевалась вызывающе, тут скорее внешний вид в общем. Кругом шныряла шпана. Большинство из них выглядели вполне безобидно, но некоторые вводили меня в дикий ужас. Я добралась сюда своим ходом, на такси. Думая, что закончу быстро, но сейчас, у меня болело все тело, да и передвигаться я особо не могла. Я позвонила своему телохранителю, чтобы он меня забрал. Он ненавидел, когда я вот так от него убегала, но мне нужно было прийти на встречу одной. Мы должны были быть на равных. А завались я с таким громилой в офис, то вряд ли мы смогли бы договориться. Я бы осталась ни с чем, а мой бы бывший ликовал как последний кретин. Хотя почему как? Он им и является! Этот год выдался для меня чертовски сложным, и я была рада, что он подходил к концу. У меня зазвонил телефон. Саймон сообщил, что будет буквально через несколько минут. Ему нужно было уточнить мое место положение. Нужно было какое-то место, чтобы меня было видно. И мне повезло. На улице стоял по виду, старинный фонарь. Я бы даже описала его как средневековый. Наверно здесь жил какой-то умелец, который решил приукрасить улицу. Не удивлюсь, если это единственный работающий фонарь на этой улице. Но уже начало темнеть, а я безумно боюсь темноты. Может быть дело в том, что на меня покушались несколько раз, а может быть это идет еще с детства, но мне все меньше хотелось находиться здесь. Я словно попугайчик, перемещалась туда, где было светлее. А Саймона все еще не было видно. Я подошла к лестнице, в которой было всего восемь ступеней и не большой порог. На ней висела какая-то табличка. Какое-то заведение для детей подростков. Сперва я подумала, что это школа искусств, но потом для меня дошло что это место для беспризорников, отказников. Сирот. Кажется, для таких детей нет толерантного слова. Любое их может задеть. Но внезапно двери распахнулись и оттуда хлынула толпа мальчишек. Хотя по возрасту они и были значительно младше меня, но не слабо так выше. Я не успела уйти с дороги, и они буквально прошлись толпой. Я кое как пропихнулась сквозь них. Поправила растрепавшиеся волосы. И поняла, что что-то не так. Я частенько подтормаживаю, но в этот раз я долго осматривала свою сумку, а когда хотела посмотреть сколько я жду Саймона, до меня дошло. На моей руке не было часов. Они сделали это так быстро и мастерски, что я ничего не почувствовала.

Отредактировано Anna Mars (2017-01-25 17:07:29)

+1

3

Думаю, мне не повезло с самого начала моей жизни. Ведь стоило мне появиться, эти "твари" просто отказались от меня, сдав в приют. Думаете, что они хотя бы оставили мне медальон памятный какой, письмо с извинениями или хотя бы игрушку? Хрен вам. Просто завернули в простую простынь из гостиницы неподалеку и подложили на порог приюта. Никаких зацепок, кто я и нахрена вообще было рожать?!

Хотя, кому какая разница, что я думаю по этому поводу. Таких как я - комнат еще десять, а в каждом по 7-8 мальчишек. Всех нас попросту бросили, словно ненужную вещь, оставив на попечительство государства. Сначала дом малюток, там отбирают деток посильнее здоровьем и красивеньких на усыновление, затем ясельки. Мне уже в тот момент стало понятно, что я вряд ли кому-то понравлюсь. Эм, ну в смысле, пусть личико у меня как у ангелочка, тут не поспорю, но вот здоровье подкачало. Простудиться могу за секунды, стоит только ветерку подуть. И это очень часто служило предварительной причиной отказа для моего усыновления - кому захочется тратить деьги на чужого ребенка, который постоянно болеет? И как только я выяснил, что не судьба мне попасть в хорошую семью, моей целью стала учеба.
Да-да, не надо ржать. Я серьезно. Обучение - единственное и важное, что дало нам государство. Они оплачивали нашу школу, а я старался учиться. Но, будучи заклейменный штампом "сирота", я также постигал и другие "науки" с улицы. Как и с кем дружить, где можно потусить без денег, поесть и даже обучился немного подворовывать. И не надо этих: "да как ты можешь?!". Вот поживите сиротой, без средств на существование, без личных вещей, без надежды на счастливое будущее - а потом кидайте в меня камень. Да, я воровал. По мелочам, обычно то, что людям не сильно-то и надо.

Так вот, выходя вечером из приюта, а нас обычно просто выталкивали вечером освежить голову, чтобы не было потасовок, я увидел ее. Это была девушка, красивая девушка на самом деле, может быть лет двадцать пять или чуть побольше. Миниатюрная, хорошенькая на личико, с кудряшками такими... ну, как обычно для фоток делают. В общем, в нашем закоулке увидеть человека, хотя бы примерно похожую на нее, было действительно странно. Судя по ее растерянному взгляду и дорогой одежде, она явно заблудилась и хотела только одного - смыться из нашего захудалого городка. Ребята, с которыми я вышел, также заметили ее. Шум голосов заполнил переулок, пока она пыталась пройти через нашу "толпу", а я... каюсь, я заинтересовался часами. Мне всегда хотелось иметь часы, но не такие как обычно покупают мужики. Хотелось чего-то изящного, более хрупкого. Время же тоньше хрусталя, как говорится. И увидев у нее на руке аккуратные часы "под медь" с широким кожаным ремешком, типичный унисекс, я просто не сдержался. И воспользовался моментом, ловко снимая их с запястья. Спасибо и прощайте, барышня. Наверняка, она в состоянии купить себе еще пару же подобных.

Я уже даже завернул за дом, скрываясь от лишних глаз, когда вытащил под свет фонарей свою добычу. Красивые. Мне и в голову не пришло, что возможно девушку кто-то может искать или ждать, и поэтому для меня было полной неожиданностью, когда кто-то резко схватил меня за руку. Будто каменный капкан вцепился в меня бритоголовый пень с маленькими глазками.
- Не твои часики, малыш, - почти ласково пробубнил он. Я заискивающе улыбнулся.
- Вообще-то мои. Но могу подарить, мне не жалко, - предложил я, надеясь на мирный исход дела. Но мужчина, очевидно, охранник, потащил меня обратно в закоулок, где стояла та самая девушка. Я испугался, ведь иметь в своем досье строку о воровстве никто не захочет. - Давайте решим все мирно, я же почти ребенок. Вот, ваши часы, мадам.
Я протянул их ей, надеясь, что она не станет злиться. Мне было стыдно, но не то, чтобы очень, но страшно - это да.

Одет:

http://modagid.ru/files/photos/imgs/17/17346/large_uk3.jpg?1328443192

+1

4

Таких растяп как я надо еще поискать. Обычно я могу запнуться о собственную ногу и упасть так же грациозно, как и шла. Слава богу это редко происходит на людях, а если я где-то нахожусь на улице, то меня всегда ловит Саймон. Вот его то я и жду. Казалось странным, что он, говоря, что будет через десять мину буквально провалился сквозь землю. Но через какое-то мгновение, мой Эскалейд показался из-за угла. Слава богу за рулем сидел Саймон, а не мой брат. Я была готова выслушать его тирады, мол так нельзя делать, телохранитель — это необходимость, а не роскошь. Но стоило мне подумать о Максе, как у меня тут же зазвонил телефон. Чертов близнец. Точнее мы были двойняшками, но не суть. Что-то нас все - таки связывало. Так что я со злобным лицом смотрела на подъезжающего Саймона, и при этом пыталась слушать в пол уха Макса. Он говорил слово в слово именно то, что я думала. Он конечно был прав, безусловно. Но в некоторых случаях надо хоть не много рискнуть и пойти ва-банк. Сегодня я поступила правильно. Когда мой телохранитель вылез из машины, я чуть было не засмеялась в голос.
- Ты что, подстригся? Я еле сохраняла серьезное лицо, но все – таки улыбка прорвала мои барьеры.
- Дочь распробовала жвачку, решила с ней мои волосы будут держаться лучше. Мол зачем использовать гель. Я переминалась с ноги на ногу, надо было сразу сесть в машину, но я не знала, сказать Саймону или нет. Вроде бы просто часы, но поощрять клептоманию не стоит. Я бросила сумку на заднее сидение автомобиля и пошла в ту же сторону, куда пошла толпа мальчишек.
- У меня украли часы. Я уверена, что это сделали мальчишки из приюта. Я буквально за минуту до их «прогулки» смотрела на них, а потом они пропали. В сумки нет, в офисе компании я тоже их не забывала, я смотрела на них после того как вышла. Я начала тараторить, как всегда. Ужасная привычка, потом слов просто не остановить, я или волновалась, или сильно переживала. Зная реакцию Саймона от него можно было ожидать все что угодно. Поэтому я постаралась его успокоить и сказать, что это просто дети, не надо их избивать, убивать или угрожать им расправой. Хотя кто знает, кто из этих парней стащил мои часы. Телохранитель приказал мне оставаться на месте, не отходить далеко от машины, а сам завернул за угол. У него был достаточно низкий голос, так что я сразу поняла, что он с кем-то говорит. И через мгновение, он буквально тащил паренька, который держал в руках мои часы. Мне стало как-то не по себе. Может мальчишке нужны деньги, на лекарства, презервативы или наркотики. Не знаю, чем сейчас увлекаются подростки. В мою молодость все нюхали клей.
- Саймон, пусти мальчонку, у него голова меньше чем твои руки. Я молча посмотрела на мальчика. Я не знала, как с такими разговаривать, чтобы он не подумал, что он вызывает у меня жалость. Было несколько вариантов развития событий. Первый – это сдать его коменданту, пусть он сам решает, что с ним делать. Второй – отвезти в полицию и написать заявление, ну или просто отвезти в полицию и пожаловаться на него. Но заявление все равно придется писать. И третий – отпустить его, сделать вид, что он пустое место и просто уехать домой. Забыть это происшествие как глупый сон, а самое главное, никогда он нем не вспоминать. Я было уже решила выбрать третий вариант, как услышала странный звук. Он точно шел не от меня. И не от Саймона. Его – то урчание живота я уже изучила. Это не просто звук умирающего кита, это целый косяк китов. А тут боле походило на плачь белека. Мы молча переглянусь. Звук снова раздался. Я поняла, что он шел от парня, которого все еще держал Саймон за шиворот.
- Хм, ума не приложу что с тобой делать. Я достала телефон из кармана, чтобы посмотреть который час. Мои часы все еще находились в руках у парня. Было уже достаточно поздно, так что по возвращению в Сакраменто, я бы сразу поехала домой. Так что резонно будет если я поем сейчас, а не в полночь.
- Давай так, мы идем вон в то кафе, ты рассказываешь мне как тебя зовут, зачем тебе мои часы, мы перекусим и вместе решим, что с тобой делать. Идет? На самом деле это был не вопрос. Я скорее утверждала, и, если мальчонка решит возражать, мой телохранитель просто перекинет его через плечо и оттащит туда. Без вопросов, без возражений. Мне пришлось вернуться к машине и забрать свою сумку. Странно что телефон последней модели, который было вынуть на много проще им не приглянулся, а часы, на которых гравировка с моим именем – то что нужно? Машина была поставлена на сигнализацию, а наша странная компания побрела к кафе. Прошло совсем не много месяцев, после того, как у меня не сложилось с беременностью. Я всегда хорошо находила язык с детьми, я им нравилась, но никогда не задумывалась о том, чтобы завести своих, а когда забеременела была счастлива. Да, уж, у женщин это в крови, ничего не скажешь. Но наверно так и должно было случится, они не должны были родиться. А я должна идти дальше. Мы остановились мимо проезжающей машины, Саймон отдернул мальчика, чтобы тот не вылетел перед машиной, а потом так же потащил через дорогу, на другую сторону, прямо ко входу в кафе. Где я их уже дожидалась, заглядывая в окна, присматривая столик с диваном.

+1

5

Мне нравится играть в дурачка. Благодаря моему юному возрасту на простые уловки попадаются почти все, стоит мне сдвинуть брови, давя на жалость. Я же сирота, миледи. Я покусился на ваши драгоценные часики лишь от того, что мне нужны деньги. Сколько мне? Шестнадцать? Семнадцать? Я же даже несовершеннолетний, почти кукла в руках государства, что грязными руками толкает таких как я на преступления. Я вырос на улице, миледи. Меня не гладили перед сном, не целовали в лобик, никто не говорил, что я такой особенный и любимый. Что мне еще остается? Привлекать к себе внимание вопиющим поведением, буквально напрашиваясь на наказание.
Если верить книгам по психологии, подобное поведение встречается в 99% случаев среди детей, выросших в неблагоприятной обстановке. Все эти провокационные наряды, татушки, пирсинги, словечки - лишь потому, что в детстве их недолюбили. Не было того, кто их заметит, и в подсознании сложился штамп - "будешь нормальным, никто тебя не полюбит." Мне повезло, мой уровень интеллекта повыше среднего, я способен понять, что, поддаваясь инстинктам, я лишь усугублю ситуацию, вгоняя себя на самое дно. Хотя, да, каюсь, я грешен.
Часы я реально стащил. Но не ради денег, как можно было бы подумать. Сбывать краденое не так уж и просто, а мне не хочется лишних записей в своем личном деле. И обычно, такие как эта дамочка, забивают на пропажу своих дешевых вещей. Почему же она решила послать за мной охрану?
Пока бритый мужчина вел меня обратно, я от любопытства перевернул часы. И мои догадки оправдались. Гравировка на заказ "от мамы с любовью" все мне объяснила. Это был подарок, тем более памятный. И с такими вещами не расстаются. Я мысленно скривился, чувствуя, что будет вовсе не просто. Люди, которые могут позволить себе охрану, простыми не бывают.
- Саймон, пусти мальчонку, у него голова меньше чем твои руки, - попросила девушка, рассматривая меня. Было очевидно, что она не привыкла вести беседы с кем-то вроде меня. Кто я? Какой-то уличный отброс, просто малявка. У меня даже нет своей фамилии, так, временная от приюта. Чтобы графа не пустая была в документах. За моей спиной никто не встанет, случись что. Я - всего лишь я, сам за себя.

Мы молчали, разглядывая друг друга. Она не знала, как поступить, а я решил не мешать. Нытье обычно раздражает, а так хотя бы не усугубляю ситуацию. Мужик разжал свою руку-капкан, отпуская меня, но захватывая за ворот рубашки. Я мог бы попытаться сбежать, местность я знаю как свои пальцы, а этот громила явно не сможет угнаться за мной в узких лазах, а уж я-то точно ими воспользуюсь. Но интуиция говорила мне, что стоит дождаться ее решения. Слишком уж много было сомнений в ее глазах.
И прямо в этот момент меня предал желудок. Он так громко заурчал, что слышно было наверное в соседней галактике.
- Простите, - неловко извинился я, опуская глаза. Было чертовски стыдно. Не говорить же, что я подросток, растущий подросток - уточним, а значит мне нужно было много еды, а ее-то было не так много в приюте. Те крохотные порции, что нам раздавали, утоляли голод, но не успокаивали желудок. За последние пару лет я почти уже привык к вечному чувству легкого голода, когда хочется не есть, а именно жевать. Хрустеть, перемалывать челюстями, закидывая все, что можно проглотить, в желудок.
Блондиночка так выразительно на меня посмотрела, что у меня на щеках выступил румянец. Черт, как же не ловко! И вроде как я не виноват, но стыд поглотил мои мысли.
- Давай так, мы идем вон в то кафе, ты рассказываешь мне как тебя зовут, зачем тебе мои часы, мы перекусим и вместе решим, что с тобой делать. Идет?
Идея того, что меня бесплатно покормят, - обрадовала. Соседнее кафе пусть и не было хорошим, но все же там была еда, и, что не мало важно, оно работало допоздна. А значит что-то мясное вполне можно было бы урвать. Я кивнул, соглашаясь. Отдавать меня в полицию она пока что не горела желанием, а значит, можно было бы договориться.

Угловой столик с диванами был свободен, и мы направились прямо к нему. А я решал в быстром темпе, продолжать мне играть роль смирного мальчика или же показать характер, заказав себе то, что я по-настоящему хочу сожрать? "Э, не, давай мирного выберем", - пронеслось в мыслях. Я посмотрел на чужие часы в руке и подумал, что действительно стоит быть миленьким, пока меня не посадили за мелкое воровство.
А что важное в таких случаях, когда тебе надо к кому-то подлизаться? Верно, персонализация. Проще говоря, стоило как-то выделить себя из толпы безликий незнакомцев. Я решил пойти по простому пути.
- Простите, что так получилось. Не знаю, что меня повело. Они очень красивые, я таких никогда не видел, - улыбнулся я мягко. Слова звучали искренне, потому что так оно и было. Они были красивыми и я хотел бы такие себе. Иначе бы не взял. Я положил часы на стол, между мной и незнакомкой. - Меня зовут Джозеф. Пожалуйста, не жалуйтесь на меня. Нас очень сильно наказывают, если мы что-то не так делаем. Я могу отработать наказание, если хотите. Мне очень жаль, что я доставил вам неудобства.
Мне действительно было жаль. Потому что меня поймали за руку, и теперь расстроил красивую леди мыслями о том, как не просто живется сироткам. "Да и часы явно заберут. Эх", - загрустил я по-настоящему.

Отредактировано Joseph Mars (2017-01-28 16:11:01)

+1

6

Что-то мне подсказывало, что этот мальчишка был на много умнее, чем о нем все думали. Чем думала я. Таким легко манипулировать людьми вокруг. Не удивлюсь если он одарен не слабым таким, интеллектом.  А все вокруг не воспринимают его всерьез, мол что можно ожидать от мальчишки из приюта? Да ему дорога на панель. Будь он из хорошей семьи, мог бы быть моделью, а так, за пару баксов будет брать за щеку у таких же доходяг как он. Но я видела интеллект в его глазах. Как он пытался разыгрывать передо мной спектакль. Наверно не потеряй я своих детей, я бы не отнеслась к нему по доброму, да и вовсе не отнеслась бы к нему никак. Вернуть часы, оставить на улице, а дергался бы, сдала бы в полицию или коменданту. Хотя я не знаю, кто у них там главный по наказаниям. В любом случае, с ним мог бы и Саймон разобраться. Никто не любит жалости к себе, только ущербные и психически не здоровые люди испытывают от этого удовольствие. Нам удалось занять угловой столик с диванами. Парня усадили в угол, чтобы он не смог сбежать, а мы сели по краям от него. Я понятия не имела с чего следует начинать разговор. Но все облегчил официант, который принес нам меню и мы уставились в него, выбирая, чем бы поживиться. Это место явно не было топовым заведением. Да и какие-то вычурные блюда тут точно нельзя было заказать. Но я любила простую и понятную еду. Порции, которыми можно наесться, а не слизать кислый соус с тарелки и все, ужин закончился. Парень заговорил первым.
- Я Анна, а это Саймон. Могу понять тебя, саму в юности тянуло на яркие побрякушки, которые мне не принадлежали. Вот только меня сразу же наказывали. Если для тебя это нужда, до у меня скорее способ привлечь внимание родителей. - я пожала плечами. Я знала, что у мальчишки нет родителей, но из-за этого я не стану подбирать слова. Он такой же как и другие дети. Если к ним относиться как-то иначе, то это не уважение к ним. То что другие дети, будучи в семье совершают такие вещи, это огрехи воспитания. Тут уж дело в совести. А не в том, что мама с папой вовремя по заднице не дали. Меню было всего на двух страницах и еще напитки на задней стороне крошечного буклета. Я подумывала заказать еды с собой, помимо той, что я съем здесь. Но я надеялась, что Джозеф выберет все что ему угодно, а не станет скромничать, мол это все из жалости. Какая жалость? Может быть мне просто нужна компания, чтобы было с кем поговорить. И он сейчас находится в заложниках.
- Ну, с часами все понятно, расскажи лучше, чем ты занимаешься? - я наконец-то оторвалась от меню, когда к нам вернулся официант и сделала не хилый такой заказ. Саймон последовал моему примеру.
- Ну же, не стесняйся, я угощаю. Когда все сделали заказ и лишние уши ушли от нашего столика, я развернулась в пол оборота к Джозефу. На столько, на сколько позволял стол, который был привинчен к полу огромными болтами. Неужели такое могут украсть? А что потом с этим делать?
- Ты давно в приюте? Сколько тебе лет? - на вид не больше четырнадцати. Хотя черт его знает. Понятия не имею, как относятся в приютах к детям, а судя по всему, что его буквально вытолкали на улицу будучи голодным, то я не удивлюсь, что он сильно не доедает. Но выглядел он вполне опрятно. Обычный GAP, дешево, но выглядит очень прилично. Саймон осторожно забрал часы из рук мальчика и передал их мне. Я поспешила их надеть на руку. Чтобы снова не потерять. Всегда стараюсь дорожить подарками.

0

7

Честно говоря, беседа начинала мне даже нравиться. Судя по всему, моя новая знакомая и ее подручный "шкаф" явно не собирались со мной делать разных гадостей, как то "сдать в полицию" или "нажаловаться". Хотели бы так сделать, они бы точно не повели бы меня в кафе. И у меня пробежала мысль, что эта белокурая нимфетка наверняка очень одинока. Иначе бы что она делала тут в своем костюме? Наверняка важное поручение босса, или она сама уже босс, кто тут разберется... В любом случае, я немного расслабился.
- Приятно познакомиться, Анна. И с вами - Саймон, - кивнул я, стараясь держать свое лицо. Она повела разговор, повествуя о своем детстве. Нашла общее в нашем поведении, что безусловно бы мне польстило, если бы я не знал, как себя вести. А, нет, нашла общее и двойной чертой подчеркнула различия. Джозеф, учись слушать до конца, прежде чем делать выводы, как маленький, ей богу! Я поджал губы, понимая, что улыбаться не к месту, но и грустить смысла нет. В том, что у меня нет родителей, я не виновен. Я их не убивал, я даже вряд ли успел их выбесить криками, да и то, для грудных это нормально. Отвечать мне было нечего, я промолчал. И обрадовался, когда тему поменяли.
Я был действительно голоден. Да и кто бы судил меня за подобное? Не каждый смог бы горделиво отказаться от подачки красивой леди, которая готова купить тебе еды за простую беседу. И я не был "божественным исключением", имеющим силы отречься от тех благ, которые, в принципе, входили в ежедневные потребности, если уж так подумать. Она предложила заказывать, не стесняясь. И я заказал два гамбургера и большую порцию картофеля с сырным соусом. Алекс, местный официант с не самой простой жизнью, если уж по-честному, спокойно принял заказ, бросив на меня чуть испуганный взгляд. Но я улыбнулся в ответ, показывая, что все хорошо. Меня никто тут не зажимает, потрошить уж точно не собирается, можешь расслабиться, Алекс, и продолжать работать. Хороший парень, внимательный, никогда не забивал на нашего брата, даже иногда со скидкой что-то продавал, если босс не был против.
Я отвлекся на мысли, проморгав момент, когда часы перекочевали на запястье девушки. Эх, ну блин! Я реально их хотел, я таких в городе и не видел. Жалко, что мне вряд ли удастся надавить на чувства, чтобы она их мне отдала. Памятная гравировка свела все мои несовершенные попытки к полному нулю. Обидно, но такова правда. И пытаться не стоило.
- Ты давно в приюте? Сколько тебе лет? - Она смотрела на меня, с интересом ожидая ответа. Наверное, я чем-то ей приглянулся или настроение хорошее. А может быть дело просто в том, что мы с ней вместе хотели есть. Иногда такие физиологические потребности сближают крепче мыслей.
- Я в приюте с самого рождения. В этом конкретно, в том, что за углом, - сразу после перевода в десять лет.  А на счет возраста, мне сейчас 17 лет. Шансы на усыновления у меня менее двух сотых, если честно, - поджал я губы, останавливая свою речь. Как бы я не был логичен, какая бы статистика передо мной бы не лежала, мне все равно было грустно думать о том, что я был никому не нужен. И дело вовсе не в жалости, нет. Дело в осознании того самого прямолинейного факта, что меня никто нигде не ждет. Я был ошибкой, просто лишней единичкой на листке бумаге, в бесконечной системе безжалостной бумажной волокиты с правами и обязанностями, и это причиняло мне глухую боль где-то далеко-далеко. - Занимаюсь чем... Ничем, наверное. Нас учат, как в школе, математике там, языку, но работать нам нельзя, несовершеннолетние же. Хобби... хобби всегда требует вложений, а их у нас нет. Поэтому увлечений и нет, спорт меня мало интересует, а большее мне и не доступно.
Я пожал плечами, откусывая кусок от гамбургера. Он был горячим и вкусным, и им хотелось насладиться. А я тут в размышления пустился.
- А вы? Что вы делаете здесь, в Вакавилле? Не похоже, что вы тут живете,  - прищурился я, слизывая соус с губ. Может и не очень вежливо было разговаривать с набитым ртом, но тут по другому никак. Уж слишком сильно я хотел всю свою порцию. - Можно я попробую угадать?
Я наклонил чуть голову, стараясь абстрагироваться и увидеть всю ситуацию целиком. Загадки мне нравились всегда, а уж загадки о человеке - так вообще мечта. Мне хотелось бы в будущем стать кем-то, кто распутывает ниточки. Может быть детективом или адвокатом. А может быть даже обвинителем! Да, я мечтал поступить в хороший вуз по программе, ведь моему брату оплачивают образование, если докажешь, что достоин. А тут главное тесты сдать и все будет в шоколаде.
- Вы из обеспеченной семьи, и у вас новая машина, таких у нас в городе не бывает. В городе нет промышленности, только частные лица. Соответственно вы сюда приехали по делу, а судя по наличию охранника, это дело может обернуться для вас хорошим вложением. Значит, вы делали кому-то коммерческое предложение? Все верно?
Я победно улыбнулся, похвалив себя мысленно. Не было сомнений в правдивости моих слов. Пусть я и сказал достаточно очевидные вещи, но все равно, лично я себя был готов похвалить. Тем более, что мне нужно было еще съесть две трети своего ужина, что принес Алекс.

+1

8

Этот мальчишка был очень сообразительный. Глупо нас сравнивать, но почему-то я видела в нем себя. Ну, не так, что мол, вау, мы так похожи, потрясающе. Нет, я видела его иначе. Хотя мы были совершенно незнакомы, но я могла себе представить его в моей и без того безумной семье. И похоже Саймон тоже это понял. Судя по его довольной ухмылке именно так и было. Строим ангелочка тогда, когда это нужно и выгодно, но стоит отвернуться, сразу выпускаем зубки в самую ближайшую плоть, которая окажется рядом с нами.
- Нам тоже очень приятно. Я думаю, что Саймон не обидеться, если я отвечу за него в такой мелочи. Он вообще был очень дружелюбный, но эта лысая башка вызывала у меня приступы смеха. Он даже попытался надеть шапку. Но не стал, это же считается каким-то там неприличным жестом. Да и тем более за столом. Не суть, главное, что обстановка начала принимать другой оборот. Так сказать, стала разряжаться. Мне всегда нравилось, когда у парней хороший аппетит. В этом есть что-то такое, уютное. Особенно когда они едят твою стряпню. Пусть эти бургеры не я готовила, но все равно чувство удовлетворения у меня было. Я уже давно заметила за собой синдром "мамочки". И дело даже не в том, что я потеряла детей, просто возраст уже такой, природа берет свое. Мне хочется заботиться обо все что движется и копошиться вокруг меня. И вот этот мальчишка попал в поле моего зрения. Я еле сдерживалась, чтобы не поправить его слегка растрепавшиеся волосы. Это было бы уже перебором. Вот то ли дело лысая голова Саймона. Идеально гладко и поправлять ничего не надо. Я заметила, как Джозеф смотрел на часы. Как провожал их взглядом, но лучше сделать вид, что не видела этого взгляда, чем он подумает, что он вызывает у меня жалость, а это было от части так. Хотя, чем плохи дети, выросшие без родителей? Они такие же как мы, странно, когда их опасаются. Ну, окей, он стащил мои часы. Но я виновата сама, притащилась в такое место, в таком виде. Оно и не удивительно, мне еще повезло! Всего лишь стащили часы, а ведь могли изнасиловать или чего похуже. И почему я думаю о таком в самый последний момент? Только когда уже все произошло!
- Я думала, что уже после шестнадцати вы опускаетесь в свободное плаванье. Первый раз слышу, что вас содержат до восемнадцатилетия. Мой заказ наконец-то принесли, пасту на тарелке и еще куча пакетов с собой. Да, я много кушаю, ну и что? Я и двигаюсь много, хочется верить, что у меня хороший метаболизм, да и домашний зал тоже делает свое дело. Приятно позаниматься, сразу тело начинает оживать.
- Никогда не говори никогда. Кто знает, может пока мы тут с тобой беседуем, в приют пришла твоя новая семья! Я пожала плечами и принялась наматывать на вилку длинные лингвини. Только учуяв их запах, я поняла, на сколько я была голодна. Джозеф наверно не много расслабился, и сам уже начал задавать вопросы, мне даже было так проще, чем париться и думать, что говорить между тем, как жую свой завтрак, переходящий в ужин.
- Нет, я из Сакраменто. До него всего минут двадцать ехать. Я улыбнулась, и отодвинула от себя тарелку, чтобы подписать документы, про которые внезапно вспомнил Саймон. Он вез их с самого офиса и по приезду их нужно было отдать. Но и Сакраменто нельзя назвать раем на земле, даже не могу назвать чем этот город знаменит, помимо спортивных команд. Да, он был больше чем Ваккавилл, но совсем не лучше. Дырой язык не повернется назвать, но это мой родной город, так все я люблю его и таким.
- Ну, удиви меня, я вижу, что ты смышленый. Снова подвигаю к себе тарелку и набиваю рот. Не совсем опрятно, но и к черту, зачем строить из себя леди, если я таковой не являюсь. У моей семьи вообще не было никогда загонов на счет чистокровности окружающий и нашего поведения. С учетом того, что мы производим собачий и кошачий корм, то совсем не важно.
- Ха! А ты прав. Подрастешь, я бы наняла тебя к себе! Я говорила на полном серьезе. Он меня удивил. Прям так четко изложил все от а до я. Он мне нравился все больше и больше. Эдакий маленький Шерлок Холмс. Дедукции у него не занимать. Возможно и Эрудиции, хотя я не знаю, как у них в приюте с книгами. Да и вообще, как у них там обстоят дела.
- Ты знаешь, я наверно все-таки загляну к вашему надзирателю. Ой, это в тюрьмах надзиратели, а у вас кто? Воспитатели? Я не знала, как называются работники приюта, что это за люди, их назначает государство или они сами рвутся быть социальными работниками. Но у меня назрел один план, который я почему-то решила осуществить. Но судя по лицу мальчика, которое обрело слегка зеленоватый оттенок, он воспринял мои слова с плохой стороны.
- Не переживай, я не буду на тебя доносить, просто подумала, что будет здорово всех вас угостить пиццей, например. Снова пожимаю плечами. Иногда надо делать и такую ерунду, сильно сомневаюсь, что они ее часто едят. Да и если судить по Джозефу, то они вовсе ничего не едят. Сухая куриная грудка, да пару пучков брокколи. Вот и вся еда, а подростком всегда хочется гадости, пицца, чипсы, море сладости. Я помню себя в его возрасте и мне все время хотелось есть. Оттуда у меня и такая большая попа.
- Как доешь, покажешь мне где у вас находится главный в приюте. Я убрала документы в сумку, проверила почту на телефоне и вернулась к своей полупустой тарелке.

0

9

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » stranger in a strange land