Марис кое-чего не учла в желании подложить Монтанелли деньги - что Гвидо тоже был упрям и изворотлив; и в этой схватке упрямца старого и упрямицы молодой на его стороне был опыт, и вряд ли Гвидо стал бы составлять в уме столь же хитроумные планы, предпочитая действовать проще, не доверяя слишком сложным деталям, и считая, что можно проявить немного усердия в правильном направлении, чтобы любое хитроумие развалилось или запутало само себя - такого усердия, например, как взять и переписать номера купюр, которыми Эскобар собралась его завалить (получится длинный список, но почему бы и нет) и после возвращения из Вегаса, или много позже, вернуть ей те же самые купюры в качестве уже доли за работу - даже если ей удастся ей как-то их подсунуть, они вполне могут полежать где-то ещё. Скорее всего, так Мари даже не поймёт, что произошло, но все будут счастливы... впрочем - хотелось бы надеяться, что обойдётся без таких ухищрений. Есть вещи поважнее подобных игр разума, о которых стоило бы поразмыслить...
- Здорово. Дашь взглянуть на него потом? - не то, чтобы ему было сильно интересно посмотреть на одежду Марисоль, или он не доверял её вкусу, но хотел всё же лично убедиться, что костюм подойдёт - всё это детали, конечно, но детали немаловажные, не хотелось бы как-то оскорбить Фица, вывести его на агрессию, в отличие от того лохматого - для Монтанелли старый знакомый был ещё важен и он собирался продолжать вести с ним дела и в будущем, когда это недоразумение окажется разрешено. Мари - волей случая, оказалась в этих делах замешана; уже поэтому, существует вероятность, что её снова позовут однажды, людям со стороны тяжелее доверять - так что, нужно её представить, как следует. Тем более, если речь идёт на похоронах - где обстановка и так всегда накалена до определённой степени. Монтанелли протянул руку за спину, вытаскивая очки из нагрудного кармана пиджака, пристраивая их на носу, и склонился над плечом Эскобар. - Тебе повезло - парень так себе стрелок... - усмехнулся, выдав эту, уже давно и так понятную - хотя даже из видео, которое он просматривал, парень явно удерживал пушку с трудом - информацию. Вполне обычное дело, впрочем - пистолет в их бизнесе атрибут практически обязательный и характерный, но - не умение правильно обращаться с ним. И не так многие способны обращаться с оружием действительно правильно, либо, по крайней мере, выше каких-то базовых навыков, большинство бандитов - в этом плане самоучки. Без особого желания учиться как следует, к тому же - в этот бизнес может привести желание лёгких денег, но вряд ли кто-то станет его частью из желания научиться убивать. Гвидо начал накладывать на плечо чистую повязку, попутно продолжая их размышления. - Как ты сама сказала, сейчас модели есть удобные. Посмотрим... а если он занервничает и начнёт стрелять - доказательство будет хорошим и без таких серьёзных жертв. - усмехнулся Монтанелли в ответ, возвращая ей шутку. Вряд ли парень будет настолько неосмотрительным, впрочем - крыса не кинется первой, пока её не загонят в угол; он может устроить чего-нибудь похлеще, чем стрельба - вот чего боялся Гвидо. Пойти стучать, оденет на себя микрофон, самые большие подлости не свершаются в голос. И от полиции бронежилет тоже не спасёт... Задача Фица сейчас - сделать так, чтобы лохматый чувствовал себя максимально комфортно и был уверен в своей защищённости. Насколько Монтанелли знал его - изворотливый старикашка на это был способен. Терпения у него хватало. Наверное, потому он и оставался в бизнесе так долго, пережив всех, с кем начинал, состарившись, но всё ещё оставаясь работоспособным. Что касается наказания для предателя - будет правильнее, если он его назначит сам, но, Гвидо так предчувствовал, что они с Марисоль в этом тоже получат возможность поучаствовать.
Придирчиво оглядев шов под прицелом своих очков, Гвидо закрыл его новой "заплаткой", закрепив её пластырями, и кивнув, давая Эскобар понять, что можно одеваться. Придётся мексиканке смириться с мыслью о том, что процедуру придётся повторять периодически - и, хоть Гвидо не доктор, он к этому подходить будет с врачебной точностью, со врачебной же гордостью желая "пациентку" довести до конца; до того, как раны затянутся полностью, в смысле. К настоящему врачу Мари всё равно не сможет пойти, впрочем - даже самая бестолковая из медсестёр пулевое ранение вычислит, что будет дальше - и так понятно.
- Костюм подойдёт... и, кажется, я тебе нашёл занятие на завтра - прогладь его хорошенько и упакуй. - это чтобы не тащиться прямо в костюме всю дорогу до Невады... Гвидо повернул голову в сторону шкафа - утюга в квартире не было, как и гладильной доски, хотя поверхность стола была достаточно гладкой, в принципе... - Я попрошу кого-нибудь привезти завтра утюг и пакет, посылку для тебя оставят в "Маленькой Сицилии", у администратора. - квартиру всё-таки лучше не покидать окончательно - на всякий случай... там, в Вегасе, могут действительно ещё ожидать звонка, и кто знает, если не получат его - не поедет ли сюда ещё кто-нибудь. Не хотелось бы повторять всю процедуру по новой... - Спокойной ночи, Мари. - сжав её здоровое плечо ладонью на прощание, Гвидо накинул пиджак, коснулся галстука, оставшегося в его нагрудном кармане - завязывать его не стал, и, кивнув, покинул квартиру через чёрный ход, спускаясь в ресторанчик. Доставая попутно телефон из кармана, набирая номер жены.
- Как вы там, Шей? Я еду домой, буду минут через пятнадцать...