Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Vacuum of Atlantis [vol.2.]


Vacuum of Atlantis [vol.2.]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Vacuum of Atlantis   
vol.2. Agreement and responsibilities

http://funkyimg.com/i/2nN7Q.gif

Angelina & Jason Westwood
_____________________________
may 14, 2016
Sacramento
Vacuum of Atlantis
_____________________________

Сюжет.

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Ost+Front – Goldmarie</font></b> <br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">  <param name="bgcolor" value="#3d001e">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/5ccccccf-4fd0-4e2e-9ef5-edb309d51ef2/Ost-Front%20-%20Goldmarie.mp3"> </object> </center>

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
«Goldmarie, so jung an Jahren
Wer einsam ist, der soll sich paaren
Schade ist, dass sie verdarb
Wir legen weiße Tauben auf dein Grab»*

———
* Мария, молода годами -
Кто одинок, тот должен спариваться -
Жаль, что их испортил.
Мы помещаем белых голубей на твою могилу.
(нем.)

[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

+1

2

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Ost+Front – Goldmarie</font></b> <br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">  <param name="bgcolor" value="#3d001e">     <param name="FlashVars" value="mp3=https://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/5ccccccf-4fd0-4e2e-9ef5-edb309d51ef2/Ost-Front%20-%20Goldmarie.mp3"> </object> </center>

Goldmarie, ich muss dir danken
Als wir tief im Gras versanken
Hatte ich doch nicht im Sinn
Dass ich dir auch dein Henker bin
*
Что такое семья? Институт чувственности, привязанности и долга.
Я разбирал коробки, найденные на пыльном чердаке. Среди разбитой посуды, полустертых пластинок и прочей рухляди, были семейные альбомы. Оскверненные крысами, термитами и временем. На них стояли даты и имена предков вплоть до родителей. Долго рассматривая старые снимки дяди, улыбнулся. Усевшись на пол, я провел подальше от кузины несколько часов.
Трое суток между нами стоял священник с Библией и бутылкой виски, его неиссякаемая вера и знаменитое упрямство рода. Мы сталкивались с Ангелиной, шипели и разбегались до следующей стычки. Я не думал о том, что мог задушить сестру, так же, как и она, что переступила черту. Извечная проблема Вествудов. Мы не умели просить прощение. Не говорили человеку о своей любви и привязанности, но знали толк в разрыве отношений, скандалах и без зазрения совести показывали миру средний палец.
Скрипели доски, а ветер завывал в расщелинах крыши, оставленных после термитов. Когда-то мы с Кевином прятались здесь, ради того чтобы не заниматься уроками, а читать истории про индейцев и отважных ковбоев. Мы любили Гекельбери Финна и терпеть не могли спаржу. Это было самое удивительное детство о котором мне когда-либо доводилось слышать. Мы играли в саду, запускали самодельного змея. А когда я учился кататься на велосипеде, Кевин бежал следом. Подталкивал и координировал, чтобы я не свалился. Правда тогда я все равно упал, причем в крапиву. Прошли годы, сожрали термиты время, а я все падал. Только Кевина не было рядом, чтоб подставить плечо младшему брату.
Отправляя еще один альбом в ящик, наткнулся на полустертое имя Морган Вествуд. Поджав губы и нахмурившись, стер пыль с обложки. Я слышал как с улицы доносился громкий голос Ангелины. Она слишком быстро въехала, пытаясь всунуть свой нос везде, где только было можно. Перелистывая альбом, я буквально слышал голос отца, поющий на немецком:Goldmarie, ich muss dir danken
Als wir tief im Gras versanken
На одной из фотокарточек он держал в руке кубок. А я ненавидел его до сих пор. Среди всех ублюдков мира, мой родитель был хуже Виктора Франкенштейна, создавшего знаменитого монстра. Он был хуже Иуды и самого Люцифера. Захлопнув альбом и отложив его отдельно в сторону, подхватил коробку с альбомами. Я собрался уходить. Сегодня все это отправится, в большей степени, на свалку. Разумеется, если мы с Ангелиной не захотим что-то оставить. Но я сомневался, что такую личность, как она заинтересует разбитая посуда, или испорченные пластинки Дженис Джоплин, Фрэнка Синатры или Элвиса Пресли. Спускаясь с коробкой под мышкой, даже не обратил внимания, что отцовский альбом был в другой руке.
Лишь оказавшись на первом этаже, куда затаскивали мебель, я наконец опустил глаза и посмотрел на уродливую обложку. А спустя десять минут, стоял в саду и потрошил страницы со снимками. С усердием параноика выдирал фотографии на которых был отец и швырял их на землю. Я даже не задумывался, откуда взялся сдутый и потрепанный мяч, который так же ему принадлежал после победы. Для меня эти вещи стали символом зла, от коего следовало избавляться, сжигать, а потом окропить пепел святой водой, чтоб наверняка. Едва первые языки пламени начали охватывать отцовское прошлое, услышал за спиной голос падре:
- Решил очистить память?
Засунув руки в карманы джинсов и играя штангой во рту, я завороженно смотрел на огонь, поглощающий бумагу и превращающий ее в пепел. В молчании мы простояли не долго. Присев рядом на корточки, Доминик поднял взгляд на меня:
- Не хочешь ничего сказать своему священнику?
Покосившись на него, и вновь на тлеющую историю, по-прежнему молчал.
- Ну например: падре, иди нахрен! - поравнявшись со мной, он продолжил, - или: Доминик, пирог тебя ждет на кухонном столе.
Медленно к нему обернувшись, слегка скривился и повел удивленно бровью в ответ.
- Или на худой конец, мог сказать: я - атеист, - обернувшись ко мне, он кивнул головой.
- Падре, я - атеист.
Паркер резко замолчал. Правда, его все равно надолго не хватило. Спустя несколько мгновений, он наклонился, рассматривая снимок Моргана с пресловутым кубком. Дотянувшись до тонкой ветки, взял ее. Слегка расшевелив пепел, отодвинул фотоснимок и опять задрал ко мне голову:
- Ты не говорил, что твой отец выигрывал в каком-то чемпионате.
Сглотнув комок горечи во рту, я развернулся. Собирался убраться из сада. Остановившись на мгновение-другое, ответил ему:
- Тебе ли не знать, что одного кубка недостаточно, чтобы стать хорошим человеком, - я смотрел на него уставшим и одиноким взглядом, - победа еще не значит, что ты - личность. Не так ли, падре?

В ожидании юридической стороны, занимающейся мной и Ангелиной, я стоял у окна на довольно большом расстоянии от кузины. Даже при всем остром желании вцепится ей в глотку на сей раз я не мог. Причин было несколько, включая и ту, что моя новоиспеченная родственница с легкостью могла все подставлять, ради того, чтоб целиком избавиться от брата. А вот этого уже не мог позволить я. По закону я не имел права формально на Атлантиду. На нее имела она - черноволосая, угловатая особа, восседающая в другом углу комнаты и буравящая меня своим огненным взглядом. Я бы не удивился, если она в следующее мгновение запустит в мою сторону чем-нибудь потяжелее. Но нет. Ангелина предпочла провоцировать и на этот раз. Моргнув несколько раз, я продолжил смотреть в окно. Ответил ей довольно сдержанно:
- В этот раз не поведусь, можешь хоть головой ударится о стену.
Всего лишь час. Осталось выдержать ее и разобраться с бумагами, тогда в ближайшее время мы сможем отдать под продажу часть территории. Если, конечно, кузина не начнет бунт.———
* Мария, я должен поблагодарить тебя:
Когда мы утопали в густой траве,
У меня и в мыслях не было
Быть твоим мучителем.
(нем.)

[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-01-23 23:40:02)

+1

3

Неспешно идя по территории Атлантиды, черноволосая девушка с легкой улыбкой подставила лицо солнцу. Не часто у нее было хорошее настроение с утра, да еще что бы продержалось так долго, до самого обеда. Рука непроизвольно потянулась к шее, и пальцы чуть сжали кожу. На следующий день после того, как Вествуд попытался задушить ее, у нее отпечатались его пальцы. И с этой меткой она ходила два дня, беспричинно срываясь на всех, кто попадался ей под руку. Гели все еще помнила, что он рычал ей, что не похож на отца, что он намного страшней. Так как у нее было передавлено горло, Ангелина не смогла ответить вслух, и сделала это мысленно «Но, и я не моя мать!» Что в принципе и доказала на следующий день, подсыпав Вествуду в еду слабительного. Много слабительного. Да неприличия много! А потом с коварной улыбкой слушала его маты из толчка. Он прекрасно знал, от кого получил такой подарок. Падре лишь крестился и осуждающе смотрел на Ангелину. Впрочем, девушка вполне успешно его игнорировала. После обильного очищения организма, у Шона уже не осталось сил на кузину, чем она и воспользовалась, отдыхая морально и физически. И все же, не успокоилась фактом мести, это было слишком мало, она успеет отомстить Вествуду по-другому. Нужно подождать удачного случая и так же долбануть его чем-нибудь.
- Эй, какого хера расселись!? – увидев рабочих, которые сидели в тени дерева и курили, девушка набросилась на них. – Перекур уже давно окончен, а ну живо принимайтесь за работу или уебывайте. Мне лодыри здесь не нужны.
Полностью обустроившись в Атлантиде за такой короткий срок, черноволосая уже везде успела пролезть и сунуть свой нос. Теперь она наравне с Вествудом командовала рабочими, и порой отменяла приказы кузена, давая другие, что бы сделали так, как она хочет. Это тоже вызывало новые ссоры и крики. А когда возник вопрос по поводу наследования, тут уж Гели оторвалась по полной. Она и до этого не сильно-то боялась братца, да и после почти удушения смотрела на него как на букашку. Чем ближе был день встречи с адвокатом, тем больше мрачнел кузен. «Бедный, бедный маленький Шон. Приехала злая кузина и теперь твои права на наследование Атлантиды под большим вопросом… Что же ты предпримешь? Чем удивишь опять?» Зная, какой сегодня день, девушка ограничила себя только одним бокалом виски, который смаковала почти все утро. Теперь же, устроившись в мягком кресле, она прожигала взглядом спину Вествуда, время от времени бросая едкие комментарии. В комнате они были одни, падре отсутствовал. А это значительно накаляло обстановку.
- Я на шизиков и импотентов внимание не обращаю, - фыркнула девушка на слова брата, беря со столика журнал, начиная медленно его перелистывать. – Не забывайся Вествуд. Пусть я и не сильна в законах, но прекрасно понимаю, что с твоим диагнозом не видать тебе права наследования на Атлантиду. А это значит, что все это – дом, пруд, территория, постройки… все это, будет моим. – Ангелина не повышала голоса, все это говорилось тихим, вкрадчивым голосом. Она даже не смотрела на Шона, разглядывая цветные иллюстрации в журнале. – Ты так боролся за этот дом, бросил столько сил на него, а после подписания бумаг, я могу запросто все перечеркнуть и продать эту халупу со всеми землями. – Определенно это была провокация. Как и в прошлый раз, когда он сорвался до рукоприкладства. Гели очень хотелось, что бы он сорвался, выставил себя перед адвокатом чистым психом, не способным контролировать свои действия. – Но, ты не переживай, без крыши над головой я тебя не оставлю. Думаю, семейный склеп вашей шизофриничной семейки тебе подойдет. Там темно, сыро и воняет крысами. Уверена, ты там будешь чувствовать себя как дома. Или… - девушка сделала паузу, подняв взгляд на Вествуда, разглядывая его, как кошка смотрит на мышь, с дьявольским и голодным блеском в глазах. – Ты станешь хорошим мальчиком, будешь исполнять мои желания, не будешь перечить,… возможно, тогда, я подумаю над тем, продавать мне Атлантиду или нет. – Ангелина улыбнулась мужчине, легко вставая с кресла и подойдя к нему, пальцами коснулась его щеки, чуть потрепав ее. – Будешь хорошим мальчиком, Шон? -  рассмеявшись, она быстро  отходит, оказываясь на безопасном расстоянии, что бы ненароком не получить по макушке. Усмехнувшись, брюнетка взяла со стола зеленый мяч для игры с Моцартом. Спящий до этого пес мигом поднялся на лапы, быстро виляя своим обрубочком вместо хвоста. – Ну что, Моцарт, сделаем из Вествуда хорошего мальчика? Например, как ты. – легко размахнувшись, девушка бросает мяч, который улетает за пределы комнаты.

+1

4

Земля наших предков была проклята очень давно.
Долина реки American River Parkway. Когда-то в дельте обитали группы индейского племени мивоки*. Долгий период наш дед Габриэль выписывал благотворительные чеки ранчериям**. Один Вествуд участвовал в истреблении коренного населения, а другой отдавал по счетам.
Я стоял у окна и на данный момент чувствовал себя желтокожим, которому Ангелина медленно снимала скальп, не беря в руки холодное оружие. Отвратительное сравнение, но какое есть. Я копошился в Атлантиде, потом пришла пьяная фурия и решила, что теперь территория принадлежит ей. Кажется, в истории Америки было что-то подобное. Сам факт виновности отца перед ее матерью ускользнул из сознания на момент второй встречи. Только сейчас я начал осознавать, как легко и просто человечество стало воспринимать насилие. Словно это единственный вариант утверждения власти над другими. А впрочем, не есть ли сама власть усовершенствованным видом рабства и раковой опухолью всех рас мира? Мы слишком много тратим сил на агрессию ради личного блага, но так же упрямо отправляем миротворцев помогать тем же албанцам, при этом уничтожая людей. Во всем и всегда были две стороны. Одну показывают миру, другую трепетно скрывают. Морган был прекрасным адвокатом, но как родитель тянул разве, что на титул "худшего отца десятилетия".
Zwei Schritte vor und dreizehn zurück.***
Попытка пропустить мимо ушей голос кузины неудачно пикетировала в области одного кабинета.
- Что-то ты зажралась в последнее время, - всунув руки в карманы брюк, окинул ее безразличным взглядом.
Если проповедник в доме не сможет обуздать отравленную кровь Ангелины, это станет большой потерей человечества. О себе я так не думал, как впрочем поступали все Вествуды. Мы готовы были искать детонатор в других, но не замечали взрывное устройство в собственном теле.
- Этот склеп гораздо уютнее, чем дряхлые трейлеры твоей обкуренной общины.
И тут бы заткнутся обоим по-хорошему, но у рода привыкшего огрызаться в попытке защитить личное пространство, было нормой парировать в ответ. Моцарт помчался за мячом, а я обернулся к ней, испытывая острое желание повернуть голову сестры в сторону, до щелчка. Что самое любопытное, она сидела аккурат под портретом Джейкоба Вествуда - нашего предка-агрессора. Какое интересное совпадение, способствующее развитию личной паранойи. Мне даже на мгновение показалось, что тот оскалился на полотне, едва Гели попыталась взять бразды правления в свои алчные ручонки. Я не думал, что ей тоже положено по праву. Для меня она несла своеобразную угрозу всем планам. Более того, после клиники ощущал, что упустил нечто важное. Что-то интимное, без чего волны паники периодически поднимались, обрывая тревожный сон. Это был не мистер Шон, и далеко не доктор Вествуд. Я хотел бы найти ответ, но не знал в какую сторону идти. Порой с возрастом люди не становятся мудрее, а запутываются еще больше, столкнувшись с большим миром и его несправедливостью.
Я смотрел в ее мрачные глаза и понимал, что приехала сестра далеко не для восстановления семейной идиллии и дележки наследства. Она боялась чего-то не меньше одной моей стороны. Только в нашем роду было принято скрывать проблемы даже от близких. А до последних мы явно не дотягивали. Сделав несколько шагов навстречу Гели, я слегка нагнулся и сквозь зубы прошипел:
- Не провоцируй сегодня. Если ты будешь мусолить грязное и старое белье, я знаю чем отплатить взамен, - ткнув пальцем в нее, давился обидой и уязвленным мужским самолюбием, пытаясь его скрыть под каменной, юродивой кожей, - не думай, что теперь тебе позволено все. Наш дед разделил все пополам.
В то время когда в грудной клетке закручивался сильнее узел раздора, норовя вырваться рукоприкладством и бранными словечками, за спиной раздался веселый голос Эндрю Гилгана, семейного юриста. Его отец уже имел дело с нашей семьей, когда Атлантида обгорела и погиб дед. Расправив плечи и развернувшись к гостю, нахмурился. Он был чертовски похож на своего родителя. Среднего роста, с пивным животом и чем-то напоминал уставшего мопса.
- Я даже не думал, что буду иметь дело с Вествудами, - махнув папкой и подав поспешно руку для пожатия, продолжил, - надо же, вы начали восстанавливать дом. Это первый шаг к примирению. Говорят лучший способ помириться...
- Какая разница, что там говорят, - я был ему так же рад, как и самой Ангелине.
- Шон, или лучше Джейсон? - кивнув головой, мопс сразу же обратился к кузине, - а вы, наверное, та самая Ангелина о существовании которой никто не знал? Хотя, для вашей семейки это нормально.
Сложив руки на груди, я уже ненавидел его. Примерно подобные эмоции испытывал когда-то Морган к его отцу. По крайней мере, я запомнил, как при встрече отец угрожал Гилгану, а преподобный Сэмюэль - наш дядя успокаивал старшего брата. Мне было не ведомо отчего Габриэль доверил дело Атлантиды именно этим юристам, но уже два поколения они хранили тайны рода, а мы были вынуждены терпеть их.
- Мне без разницы, может мы плавно перейдем к более важным вопросам? - махнув рукой и отойдя к кузине, я пытался предотвратить знаменитый Гилгановский монолог.
Они безумно любили трепаться, не к месту используя плоские шуточки. Хронически лезли не в свое дело, пренебрегая профессиональным этикетом. Эндрю плюхнулся в кресло напротив, отчего стал еще больше походить на ленивого пса на которого напялили галстук и всунули в толстые лапы увесистую папку. За его спиной, облокотившись о дверной косяк, стоял Доминик. Он присутствовал лишь потому, что я сам потребовал. Отчасти, проповедник был близок семье, точнее одному из ее погибших членов. И не смотря на то, что дядя отдал все детскому приюту, Паркер был последним, кто застал преподобного живым. В моем понимании скорее Ангелина являлась лишним звеном в этом кабинете.
- Хорошо, - осмотрев нас по очереди, мопс повел шумно носом, - да, проблемная у вас семья. Я часто о вас слышал от отца. Один решил присвоить себе всю территорию после смерти брата, а вторая ни разу вообще не объявлялась в Атлантиде, - постучав пальцами по папке, он добавил, - сразу видно - Вествуды.
Мое терпение граничило между желанием дать затрещину юристу и наконец вправить мозги в нужное русло, или натравить на него более злобную особу, ...например, кузину.
- Если бы я знал о ее существовании до последнего года, то поздравлял на Рождество и день благодарения. Но увы, я был так же шокирован, как и ты.
Я даже представить не мог, что однажды пойму Моргана. Шаг вперед и два назад.
———
* Мивоки равнин и сьерры,
до 1931-го года многие были истреблены;

** ранчерии - в штате Калифорния
так называют индейские резервации;

*** Два шага вперед и тринадцать назад.
(нем.)

[STA]God bless the emptiness!!![/STA][SGN]http://funkyimg.com/i/2mZK4.png[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2mZK5.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2017-02-12 00:06:07)

+2

5

Гели с язвительной полу улыбкой наблюдала за кузеном. Вообще за ним довольно интересно было наблюдать. Все равно, что смотреть на хомяка в клетке. Такой забавный маленький зверек, который пытается доказать миру, что он здесь царь и Бог. Постоянно ершится и вроде пытается игнорировать агрессора, но все равно каждый раз бросается на клетку, пытаясь укусить за палец. «Маленький, пушистый звереныш, которому нужна дрессировка»   Интересно, как бы отреагировал Вествуд, узнав, что кузина сравнивает его с обычным хомяком.
- Дед может и разделил все пополам,   - подала голос Ангелина, продолжая листать журнал, не смотря на братца. – Вот только твоя шизофрения решила все за тебя. Пока ты не придешь в норму, именно я буду распоряжаться твоей половиной и делать так, как считаю  нужным. Есть правда небольшой минус,… мне придется все это делать не в разрез с твоими пожеланиями. Но, мы ведь найдем компромисс, правда?
Дурацкие законы, по которым она вроде и станет полноправной хозяйкой Атлантиды, да еще к тому же и опекуном собственного брата, но в тоже время, ей придется, считается с его желанием, следить за тем, чтобы не ухудшились его показатели здоровья и жилья. Вчера вечером она надолго зависла на одном из юридических сайтов, поэтому примерно знала, что сегодня она будет подписывать и какие условия будут в договоре. Но, ведь всегда можно сделать так, чтобы Вествуд вновь загремел в психушку. От коварных планов ее отвлек незнакомый голос, подняв голову, Ангелина смотрит на вошедшего приподняв одну бровь. И это чудо природы семейный юрист? Да у него такой вид, словно он всю жизнь сидит на бюджетном месте в бесплатно юридической консультации. Девушка уже видела таких людей, они довольно часто заглядывали к ним в общину, чтобы удостовериться, что детей содержат в нормальных условиях. Обычно после таких визитов, их семейка собиралась полным составом и быстро исчезала в неизвестном направлении. За то время, что она провела там, у них несколько раз забирали детей, и Гели им очень завидовала, когда была маленькой. Отложив журнал, Ангелина слушала его диалог с Вествудом. И чего он с ним так мило беседует? Будь на его месте кузина, ей бы давно заткнули рот или еще лучше, связали бы и бросили в подвал. Сама того не ожидая, ей сало обидно за то, что так отзываются о ее семье. Да, черт возьми, это ее семья и только она может их хаять. Но, никак ни обрюзгший и противный законник.
- Перед тем как вы все же начнете, давайте кое-что, уясним, - девушка встала с кресла, делая несколько шагов в сторону юриста, и получилось так, что она встала рядом с братом. – Послушайте мистер…, за то короткое время, что вы провели в этой комнате, мы достаточно ясно уяснили то, что у нас проблемная семейка. Но, это наша семейка и мы все решим в узком семейном кругу, в который вы не входите. О моем существовании знало достаточно людей, говорить кому-то об еще не имело смысла. А теперь, если мы все выяснили, может, вы начнете уже отрабатывать деньги, которые вам платят. И заметьте, платят за работу, а не за обсуждение семьи на которую работаете. – Все это время Гели не сводила взгляд своих холодных глаз с мужчины, буквально прожигая его насквозь. В этот раз она даже позволила своей капли сумасшествия быстро мелькнуть в глазах и пропасть. Пусть знает, что нужно вести себя с Вествудами осторожно. Ведь ты находишься в одной комнате с хищниками, которые бросятся на тебя, если ты сделаешь хоть одно неверное резкое движение.
- Показывайте ваши бумаги, покажите, где нужно расписаться и все пойдут вновь заниматься своими делами,   - продолжила Ангелина, сложив руки на груди. Она бросила быстрый взгляд на падре, немного сбавляя тон. Порой только один его вид действовал на Гели как ушат холодной воды. Но, в этот раз девушка точно была уверена, что сказала то, что нужно. – Как вы заметили, в доме идет ремонт и у нас еще очень много работы.  
Указав рукой на стол, между прочим, довольно удобный и большой, чтобы там могли расположиться все, кто относится к семье. Ангелина не сомневалась, что Шон позовет Доминика, все же он такая же часть Атлантиды, как и они. Если он уедет, это место потеряет часть себя. По своей натуре брюнетка очень не любила когда дела, которые можно решить одним росчерком шариковой ручки, тянутся очень долго. Однако, договор она прочитает очень внимательно, не хватало еще нарваться на подводные камни. Для этого Гели пришлось пожертвовать утренней выпивкой, и это начинало уже раздражать. Бросив взгляд на Вествуда, Гели выдохнула и закатила глаза, первой отправляясь к столу, занимая место на одном из стульев. Она легко кивнула головой, подзывая падре, указывая на кресло рядом с собой. Пусть лучше он сядет рядом с ней, и в случае чего сможет затушить пожар, который порой вспыхивает в Ангелине за считаные секунды. Ей очень хотелось сказать Шону какую-нибудь колкость, ведь он наверняка будет ее, потом донимать тем, что она сегодня впервые заступилась за семейку, которую призирала и ненавидела. Однако от генов никуда не скрыться. Все что касалось их семьи, решалось между ними. Вернувшийся с добычей Моцарт уселся у ног Ангелины, положив морду ей на колени, показывая, что он все же поймал мяч и его нужно похвалить. Не удержавшись, девушка ехидно усмехнулась, покосившись на брата, а после кивнула на собаку. Мол, видишь как нужно себя вести, ты, хомяк переросток. Но, вслух не произнесла ни звука. Она ведь вроде как нормальная.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Vacuum of Atlantis [vol.2.]