Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Once Upon a Shopping


Once Upon a Shopping

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Сакраменто, супермаркет | 25 февраля 2017 | вечер

Katherine Harper, Frank Altieri
http://s0.uploads.ru/t/dKcqW.jpg http://sg.uploads.ru/t/pyzGL.jpg

Уволенная Кэтрин находит новую работу.

+1

2

После того, как я покинула клуб 502, дошла до дома пешком, приличное расстояние, устав как будто вагоны разгружала, вернулась в трезвое состояние. Понимаю, что лишилась работы, той в которой была один из лучших профессионалов, понимая в своем деле не затрачивая чужие нервы и время. Всегда удобно, когда есть работники, полагаясь на которых, ты можешь быть уверен на все сто, что результат будет на сто один. Да, я была такой. Если делаю работу, то так как положено – моей совестью, знаниями, стандартом и прочими утверждающими документами. Порой семья шла где-то позади. Сейчас понимаю, что была трудоголиком-идиотом. Ведь лишала моих самых дорогих людей на свете себя. И в итоге все равно осталась у разбитого корыта. Прислонившись к дереву, прикуриваю. Подумать надо как быть дальше. Горькая усмешка искажает мое лицо. Думай не думай, а в строительство мне в этом городе ход заказан. Больше я ничего не умела, да и интереса не было куда-то идти, где можно было переучиться. Зазвонил телефон мелодией, которая стояла на номере моего сына. Вздохнув глубок пару раз, улыбнулась. Брайн всегда был очень чувствительным к моему настроению. И порой обмануть, даже на расстоянии, было сложно. Но ему нельзя сейчас волноваться. Он должен готовиться к соревнованиям, и будучи в другом городе, мог сорваться ко мне, если почувствует неладное.
Закрыв за собой дверь, я прислонилась к ней, равнодушно смотря в гостиную. Мне так не хватало Роберта. Его поддержки, слов, что я сделала все правильно, знаю, он поддержал бы. Но даже его могила находилась на другом континенте, чтобы пойти посидеть к надгробия со стаканчиком нашего любимого вина. Кто-то ходит в церковь за советами или находил успокоение в молитве, я же набожностью никогда не отличалась. Как в прочем и многие. Некогда мне уделять богу время. А теперь его мне уделить некому. Сломали как прутик из веника.
В баре нашлась бутылка хорошего коньяка. Символично то как, Альтиери тоже пил этот напиток. Бутылка была такой же, что и предлагал мне Фрэнк. Налив немного янтарной жидкости, я опускаюсь в кресло возле окна, и монотонно щелкая выключателем у торшера, подношу бокал к губам. В нос ударил терпкий аромат коньяка, а губы так и не коснулись его. В задумчивости, я не заметила, как уснула, чтобы на утро проснуться от боли во всем затекшем теле.
Рассвет не принес ничего нового, ясности не стало больше, а наоборот, я стояла перед закрытыми дверьми. А вот какую открыть было совсем не понятно. То, что искать работу надо определенно четко понимаю, а вот какую? Может совсем сменить профиль? На какой? Включив компьютер, давая тому загрузиться, пола в ванную, чтобы искупаться. Я не привыкла спать, не искупавшись, и поэтому чувствовала себя словно бомжевала неделю. Завернутая в полотенце, с ноутбуком наперевес, я варила кофе, просматривая вакансии на сайте, где работодатели вывешивали объявления.
Все не то. Уборщики, кассиры на метро, различные мелкосортные рабочие. И куда деваться? Хотя. Замечаю объявление одного маркета, со средней проходимостью покупателей. Нужен работник зала и логист. Нет уж, хватит с меня должностей. Хочу просто тупой работы. Взял, поставил, переставил, вытер. Адрес как раз через добрый десяток остановок на автобусе. Не рядом с домом, шанса наткнуться на знакомых нет совсем. Да даже если и встретятся, я от гордости не сгорю в стыде и унижении. И друзья это знают.
На следующее утро я стояла возле дверей магазина, ожидая приезда менеджера по кадрам, что смогла рассмотреть витрины, акционные листы со скидками, сотрудников, кто там был с ночной смены, и ожидал когда, смогут отправиться домой.
- Миссис Харпер? – приятный женский голос окликивает меня. – Приятно познакомиться. Мисс Бартон.
Да, вероятно выглядит странно. Женщина в вещах за не одну сотню долларов приходит устраиваться работником зала. Но молодец, девушка справилась со своим мимолётным удивлением.
- Взаимно, - пожимаю руку, и мы оказываемся в здании.
Рабочий костюм мне пришлось ушивать. Все висело мешком, а я не люблю, когда моей фигуры не видно за таким бортами ткани. У сына в дальнем ящике, я нашла весьма внушительный запас плееров и наушников. Сын любил качественный звук, потому за уши я не беспокоилась. С компьютера полвечера загоняла плейлисты, чтобы не обращать особо внимания на всякого рода объявления. Вот и все мое рабочее, что надо. Курю, рассматривая висевший на вешалке костюм и лежавшие мелочи. Так скудно мне еще не приходилось набивать свою сумку. Косметичка осталась на комоде за ненадобностью, лишь пудра и бежевая помада легли в маленькую сумку. Кошелек, телефон и плеер. Что-то из еды в первый день я брать из дома не стала. Еще не зная графика, и как получится ли вообще покушать, решила, что купить в магазине молока и хлеба я смогу.
Через неделю едва передвигаю ноги от усталости. Как оказалось, покупателей было весьма прилично, и я не успевала выставлять товар на стеллажи, как тут же образовывались дыры, а на кассе очереди. Я даже не заметила (потом пойму кого) молодых людей, несколько раз заходивших в магазин и остававшихся в нем весьма долгое время нежели это сделали бы покупатели. Но потом втянулась. Тело привыкло к нагрузкам, что я начала получать удовольствие. Мне платили за тренажерный зал. Я даже придумала себе комбинацию упражнений. Во всем надо искать хорошее.
Сегодня прибыла машина, и паллеты, выставленные в отсеке для привоза, надо было срочно разобрать. Мне подкатили к полкам с кетчупами пару таких огромных тележек (даже грузчики остаются мужчинами). Я никого не замечая, пропустила человека, которого никак не ожидала больше в своей жизни увидеть. На ящик падает тень, странно никуда не двигающаяся, что я резко разворачиваюсь и заношу руку в испуге, в непонятном для меня, будто действительно эта тень испугала, но я так и замираю перед знакомым мужчиной, лучше бы незнакомого.

Отредактировано Katherine Harper (2017-01-26 08:15:43)

+1

3

Прошло две недели или около того с тех пор как в бар под названием "502", долгое время являвшимся штаб-квартирой для Фрэнка Альтиери и его людей, наведалась бывшая сотрудница городского департамента строительства. Пребывала она у них в гостях не долго, но благодаря эффектному появлению хорошо засела в памяти. Несколько дней спустя о ней все еще вспоминали, и Фрэнк при встрече с Троем - они периодически обедали вместе в "Брускетте" - расспросил немного о ней. Как он выяснил, та была вдовой, ее муж умер от какой-то холеры в Африке, и теперь она воспитывала сына в одиночку. Еще одна вдова. И какого черта ее муж забыл в Африке? Вдов Альтиери знал достаточно, некоторые овдовели не без его содействия, впрочем, речь сейчас не о том. Возвращаясь к Касперу Трою, на освободившуюся вакансию в департаменте Фрэнк порекомендовал ему взять Энтони Барьелло. Тот был братом жены Джозефа Риччи, несколько лет крутился в различных строительных темах и был на хорошем счету у Торелли, его отец, Энтони Барьелло старший, был человеком чести и помимо прочего близким другом Джозефу Нери. К сожалению он не пережил переворот устроенный Донато и в 2004 году был найден убитым в багажнике собственного автомобиля. Его сын мог бы стать глазами и ушами в департаменте, присматривал бы за Троем и был гарантией того что подобных «казусов» которые устраивала им Харпер, больше не случится.
Фрэнк о ней вспомнил еще раз, когда Ники Спинелли появившийся с утра офисе CA TransCargo, совладельцем которой был Альтиери, рассказал о том, что встретил ее в магазине, куда заезжал с женой и детьми вчера вечером. Она работала в самом обычном супермаркете, расставляла товар и не заметила его. Фрэнк ничего на это не сказал, только покачал головой. А что тут собственно скажешь? Если у человека нет мозгов – это было про Харпер, отказавшуюся от их денег – помочь он тут ничем не мог. Видимо работа в супермаркете ее вполне устраивала. Остаток дня Альтиери провел в своих обычных делах, встречаясь с различными людьми, и к вечеру планировал заехать к матери, у которой старался появляться не реже одного раза в неделю. По пути к ней ему и пришла в голову мысль заскочить в тот самый супермаркет, где со слов Ники работала их пускай и не самая умная, но однозначно весьма привлекательная общая знакомая, они с Марти как раз были в тех краях, и Фрэнк велел своему водителю притормозить у магазина.
Он вполне отдавал себе отчет, что у Кэтрин мог быть выходной, но все же решил пройтись в поисках нее по залу. И к удаче в одном из рядов обнаружил ее стоящую, как в простонародье говорят, раком. Ухмылка сама по себе тут же нарисовалась на его лице. Нет, вообще-то он не позлорадствовать пришел – хотя и имел на это полное право после всех проблем, которые доставила ему Харпер – Фрэнк планировал ее куда-нибудь позвать. На свидание если выражаться проще. А как же их конфликт, спросите вы? На самом деле шибко разборчивым в женщинах Альтиери никогда и не был, не думая о серьезных отношениях, он мог приударить за кем угодно, за стриптизершей, той кто отравила собственного мужа или вот за Харпер, которой две недели назад сломал ее весьма успешную, казалось бы карьеру.
Он подошел к ней сзади, держа в руках жидкость для стеклоомывателя, которую взял у входа и не успев поздороваться, тут же едва не получил вновь по лицу.
- Эй, полегче, я просто хотел поздороваться, - произнес, успев сделать шаг назад. – Что вас так напугало? – Про себя он мог сказать, с ним такое случалось, когда они воевали с Винцензо Монтанелли, и Фрэнк тогда буквально спал с открытыми глазами. Что касалось Харпер, ее жизни, насколько он знал, ничего не угрожало. Уж он точно не собирался ее убивать.
- Так у вас значит новая работа? – Оценил ее униформу. Может у кого-то и был такой фетиш, но Фрэнк женщин в форме не любил, в ней они теряли свою индивидуальность. – И как? Нравится? – Поинтересовался, сделав заинтересованный вид. В отличие от Кэт он бы никогда не согласился на такую работу, для Альтиери это было слишком унизительно и не сильно отличалось от того же мытья сортиров. Последний раз чем-то подобным он занимался в тюрьме и был уверен, что к ручному труду если и вернется вновь, то только за решеткой, где никто твоих желаний особо и не спрашивает. В принципе и Кэт не производила впечатления человека нашедшего себя на помойке, она довольно сильно контрастировала с остальными работниками магазина, большинство из которых были либо иммигрантами, либо если все же американцами, то неудачниками. Что в этой компании делала Харпер, Фрэнку было не особо понятно. Он глянул, как на ее поясе замерцала рация – должно быть, где-то еще нужно было расставить товар – и решил поинтересоваться, переход ближе к делу:
- Вы же тут не в ночную смену? У вас до скольки сегодня рабочий день?

+2

4

Казалось бы, потеря работы для меня должна обернуться катастрофой. Ведь это в какой-то степени было смыслом моей жизни, особенно после смерти мужа, я буквально окуналась в все, чтобы унять ноющее сердце, забить мысли. Мой сын стал все чаще бывать на всякого рода сборах, учеба в университете для него была не пустым звуком. Ведь перед его глазами был пример родителей, которые чего-то добились в жизни. Но нет, побыв в стенах своей квартире, наевшись одиночества и самоедства, пострадав над рухнувшим постоянством, я нашла в себе силы жить дальше, найдя интерес в ином. Пусть и тупой работы по расстановке товаров, но и тут я увидела своего рода архитектурные решения, выставляя банки в неких причудливых композициях. Напоминало конкурсы по доминошкам, которые я люблю смотреть по телевизору. Только товары толкать нельзя было. В центре огромного зала я сделала причудливую башню из банок консервированного горошка и фасоли, которые привлекли покупателей и те смели все без остатка.
Но сейчас стоя с поднятой рукой, я чувствовала, как мое сердце едва не выпрыгивает, больно ударяясь в ключицу. Оно даже потерялось внутри меня. Вроде бы мы все решили, каждый остался при своем, конечно мое свое не то, что мне надо было, но гордость не позволила бы «кушать» с его руки. Медленно опускаю руку, проводя резко вспотевшей ладонью по штанам.
- Не люблю, когда ко мне подходят сзади, - прошептав, я поправляю бейсболку, которой стала пользоваться в последнее время. Частое поправление волос привело к тому, что я стала чаще мыть их, а это мне не нравилось. Терялся блеск волос, золотистый оттенок становился цвета грязного песка, свисая как пакли. Обращаю внимание, что Фрэнк держит в руках, и поднимаю на него удивленно вопросительный взгляд. – Стеклоочиститель, - вырывается из меня с легкой усмешкой. – У вас грязные окна, или вы не хотели бы уйти отсюда с пустыми руками?
Я невольно осматриваюсь, нет ли неподалеку его людей. Но никого из знакомых мне лиц, которые смогла уловить в тот мой приход в клуб, не увидела. Удивление во мне росло и ширилось, не могла понять, что еще могло, если не связывать, но вызывать интерес друг к другу. Но, судя по тому, что пришел Фрэнк в магазин, и как я понимаю, зная, что я тут работаю – интерес у него ко мне. Я же все то время, какое мы не виделись, старалась не думать о нем.
- Завидуете? – для меня нет такой работы, которой я бы стеснялась. Мести улицы, расставлять товары – лишь бы не сходить с ума. А в этой работе я нашла спортзал, за который мне платили. Определенная нагрузка, несколько подходов для приседаний или поднятие небольшой тяжести на вытянутых руках. Женщины бы поняли, о чем я. – А если да, вас это удивит или вы отступите еще на шаг?
Я не знала, кто есть Фрэнк Альтиери в той организации, меня в это подробно не посвящал, а тот коп, который достал мне адрес клуба, распространяться не стал, сказав, что этот человек не последний. А в это слово можно вложить столько должностей, что я даже копаться в предположениях не стала, воспринимая ситуацию как личное сражение с ним, как с мужчиной, а не начальником или боссом. Но то, что ему было не очень понятно мое нахождение здесь после того, кем я была, это было видно по глазам мужчины.
Следующие вопросы заставили меня едва не хлопать ртом в немом удивлении. Когда я приходила к нему личным, частным визитом, ему не было дело, потому что знал, что я уволена. А сейчас, признаюсь сама себе, он смог выбить из-под меня почву, что я ответила как на духу.
- Я не работаю в ночные смены, - треск рации заставил меня слегка вздрогнуть. На стене, возле входа в подсобку, висели часы, и, обернувшись, я увидела, что работать осталось всего пару часов. – Я до девяти. Прошу прощение у столь дорого посетителя, но мне деньги за разговоры не платят. – Понимаю, к чему идет разговор, но отказывалась принимать, что сама буквально ползу в его ловушку или что там он придумал, рассказывая едва не график работы. – Прошу меня извинить.
Я даже не заметила, что перестала ему тыкать. Злость во мне улеглась, и вернулась культура речи. Еще раз, взглянув на бутылку в его руках, протягиваю руку к полке:
- Эти салфетки лучше всего впитывают грязь, а не размазывают ее.
Рация разразилась скрипучим голосом нашего кладовщика, который вероятно уже выстроил вереницу из товара, который надо переместить в зал, и я просто повернувшись, ушла. Если Фрэнк мог позволить себе стоять в магазине просто так, то я нет.
После ухода Альтиери, работалось из рук вон плохо. Я не соображала, будучи вся в мыслях и вопросах – зачем он приходил – ставила муку к маслу, консервы к овощам. Приходилось переставлять бездумно. Казалось, что он не ушел. Настолько сильным был его взгляд, цепляющий и словно держащий за шкирку, руководил, куда мне повернуть. Криста, поняв, что так я буду до утра делать то, что обычно выполняю за несколько часов, подталкивала меня, пытаясь выяснить, что могла произойти, что я напоминаю ей изваяние. Пожав плечами, я все же смогла прийти в себя и доделать работу.
Выйдя из магазина, я не сразу заметила дорогой автомобиль, и что именно в нем сидит человек, который был виновником моего прострационного «полета». Пока я тыкала в кнопки плеера, ища музыку, с которой дошла бы до дома, краем глаза видела плечо пассажира.
- Очнись, а то домой не дойдешь - Криста рассмеялась, потрепав меня по плечу. Девушка чуть старше моего сына, до сих пор не верила, что мне сорок пять, хотя и видела права. – А вообще, мне кажется, что домой ты поедешь.
- Иди уже, пророк, - и опять посмотрела в сторону машины. Нет уж, надо прояснить все до конца. Уверенно направившись к машине, я останавливаюсь, когда, открыв дверь, вышел Фрэнк. – Вы долго катались? Я так понимаю, что разговора не обойти. Ну что ж, приглашаю на прогулку.

+1

5

- Кэтрин, - назвал по имени, словно та была ему старой знакомой. Хотя в какой-то степени так оно и было. - Вы если будете кидаться на посетителей, то и эту работу потеряете.
Какие стекла? До Фрэнка не сразу дошло, о чем говорила Харпер, однако перехватив ее взгляд, устремленный на бутылку со стеклоомывайкой, сообразил, после чего непринужденно и вполне себе миролюбиво улыбнулся. - Это для автомобиля, зашел купить и увидел вас, думаю, дай подойду, поздороваюсь. - Не особо старательно сделал вид, что все произошло совершенно случайно. Вообще-то у него была жена и все атрибуты семейной жизни, но это не значило, что Фрэнк избегал общения с другими женщинами, время от времени итальянец "влюблялся" по новой, вот как, к примеру, сейчас проникся интересом к этой весьма эффектной с нравом берсерка блондинке.
- Завидую? - Мужчине было сложно не рассмеяться в ответ на это предположение, но он все же сделал над собой усилие, продолжая разговаривать с женщиной так словно она была... ну вообще-то женщиной она и была, а значит имела право на разные глупости, Фрэнк относился к этому с пониманием и делал соответствующие скидки. Надо полагать к мужчине на ее месте его отношение было бы совершенно иным. - Чему завидовать? Тому как вы здесь унижаетесь за двенадцать долларов в час? - Он, разумеется, не знал, сколько именно здесь платили, но мог предположить, что не много. Именно это и было унижением в его понимании, тратить свое время и силы на работу, которая позволяет тебе не жить, а выживать. - После нашей встречи мне казалось, что у вас есть гордость... Нет, но если вам нравится, - притормозил и словом, и жестом выставив ладонь свободной руки чуть вперед, - я не осуждаю, дело, конечно, ваше, главное в жизни - это заниматься тем, что приносит удовольствие. Деньги ведь не главное в жизни, верно? - Во всяком случае, для женщины. Взять хотя бы его жену, Джульетт, та никогда не нуждалась в деньгах, ее внезапное желание заняться бизнесом возникло скорее от безделья, таким образом, она хотела разнообразить собственную жизнь, а не заработать для семьи больше денег.
- Значит до девяти, я так и думал. - В это же время закрывался магазин и Фрэнк планировал дождаться Кэтрин чтобы побыть с ней вместе. Он, конечно, понимал что в первую очередь в своих бедах женщина винила его, но поскольку та ему была симпатична, готов был как-то загладить свою вину и помочь ей с этими бедами справиться. - О, спасибо, - из вежливости поблагодарил, когда Харпер посоветовала взять ему салфеток, и хоть те ему совершенно не нужны были, прихватил с собой пару упаковок, когда пошел на кассу.
За те два часа, что оставались до конца ее работы, Фрэнк успел съездить к матери перекусить там и вернуться обратно к супермаркету. Своего водителя он, разумеется, держать не стал и отправил Мартина домой. Фрэнк не думал, что Харпер будет представлять ему какую-то угрозу. Она может в чем-то и глупа была, но совершенно точно не была безумна, и на человека, опустившегося до крайней точки, она пока еще не походила. Сидя внутри своего Кадиллака, который припарковал рядом с магазином, Альтиери в ожидании закурил сигарету. На нем были серого цвета брюки, черная рубашка с расстегнутым воротом, легкая кожаная куртка и вместо туфлей кроссовки. Возможно, для итальянцев со старого света, а также для более старшего поколения гангстеров такое сочетание и казалось чем-то немыслимым, но для современных американцев оно было вполне себе обыденным. Если в кроссовках было удобнее, то почему бы и не надеть их вместе с брюками?
- Нет, не долго, успел пару дел сделать. – Он вышел из машины и, бросив под ноги окурок, наступил на него пяткой. – А вы тут не далеко живете? Пешком домой ходите? – Поинтересовался, не заметив, чтобы Харпер направлялась к автомобилю. Пройтись вместе с ней он был, в общем-то, не против, даже, несмотря на то, что сейчас был февраль и дул прохладный ветер. – Что слушаете? – Кивнул, заметив у нее плеер. Не сказать, что бы он разбирался в современной музыке, но послушать что-то мелодичное любил, да и разговор с чего-то начать следовало, как Кэтрин могла уже догадаться – учитывая ее внешние данные, наверняка это с ней не впервые происходило - он вполне конкретно решил за ней приударить.
- Нет, вам правда нравится работать в супермаркете? – Вернулся к их разговору в магазине, однако теперь уже Фрэнк не потешался над ней, а говорил серьезно. – Я бы мог найти вам более подходящую работу, у меня много знакомых кто строительством занимается, и им бы пригодились ваши знания.

+1

6

- Вас беспокоит, потеряю ли я работу? – не смогла удержаться от сарказма. Странно немного такое слышать от человека, который стал причиной того, что я лишилась весьма хорошего места, и остальные фирмы с таким профилем, стали для меня закрыты. Я бы даже сказала, что меня обложили со всех сторон. Но злиться мне не хотелось. Прошло слишком много времени, и тот визит, выплеск всего, что накопилось внутри, вылившийся в пощечине, успокоил меня. Не хотелось слишком уж сильно себя жалеть. Хотя… Не хочу вспоминать. Было и было, незачем теребить недалекое прошлое, и уж тем более дать Фрэнку об этом понять или узнать.
- Моя гордость не позволила мне лежать «на дне» бутылки. А тут весьма не плохо. А деньги, - я усмехнулась, поминая предлагаемые мне деньги от лица фирмы Альтиери, - да, в приоритете у меня они не стоят. Если есть возможность сочетать интерес в работе и хорошую зарплату, почему бы и нет.
К чему его визит мог привести, никто из нас двоих сказать не мог. Но определенно я понимаю, что разговор строится иначе, нежели я когда-то предполагала, думая, встреться мне Альтиери, и я бы сказала тому пару слов не очень лестных. А сейчас, слова улетели, и мы просто разговаривали. Конечно, каждый понимал ситуацию по-своему.
- Я рада, что не заставила вас скучать в одиночестве, и вы нашли, чем себя занять, - не знаю куда идти, что говорить. Вообще его появление спутало все карты моего вечера. Пусть одинокого, но уже ставшего мне привычным. Я не очень люблю, когда внезапно ломаются планы. Даже просто выпить кофе, сидя на подоконнике в тишине и смотреть на ночной город. – С некоторых пор, моя сумка стала легче, ноутбук зачехленный лежит на полке, поэтому надобности в машине я не испытываю, - ответила, перебирая провод от наушников.
Я не очень разбираюсь в машинах, но определенно понимала, что автомобиль, на котором приехал Фрэнк был не за сто долларов. Прикидывать цену мне было страшно. Когда мне мы с мужем пытались купить машину, условием было не дорогая цена. Зачем тратить на железо столько денег? Ведь новая машина нуждается в профилактическом осмотре на манер сработанности деталей, а в старой, ну или уже проехавшей тысяч двадцать километров, все уже притерто и работает как часовой механизм. Не могу отнести себя к своего рода коллекционерам или страстным поклонникам чего-то вычурного. Да, машина стоимостью больше ста тысяч я считала вычурностью. Усмехаюсь про себя, вспоминая, что в подземном гараже моего дома стоят три машины, две из которых стоят весьма солидную цену. Но ни одна из них не моя. Порой приходилось брать машину сына или мужа, если уж надо было быть понятой теми людьми, на встречи с которыми я ездила, но в основном все гораздо проще в моей жизни.
- Слушаю? – нахожу мелодию, на которой остановила свой выбор, включаю и протягиваю наушник мужчине. – Не знаю, слушают ли итальянцы французский хип-хоп, но мне нравится. Zombie - Maître Gims. А до дома сорок минут хорошей ходьбы – и проснешься и тренировка.
Протягиваю мужчине плеер, пытаясь понять, нравится ли ему выбор музыки или все же и в этом вкусы у нас кардинально разные. Я могла лишь догадываться, что Альтиери вряд ли слушает музыку в «тайне» от всех, ну в наушниках. Могла лишь догадываться в сути такого интереса, но торопить мысли не буду. Посмотрим, что из всего сегодня получится. Кулаками уж точно махать поздно. Да и я успокоилась, приложив руку к своего рода мести.
- Понимаете, во всем можно найти что-то своеобразное. Теперь я могу определить качество подделанной даты на просроченной банке, - да, номера не только на двигателях перебивают. В магазинах акции на товары это возможность избавиться от «хлама» на складе. А если есть дорогие продукты, то есть умелые люди, которые просто исправят дату выпуска, продлив тем самым срок хранения. Не знаю, догадывался ли кто еще об этом, но я не стала бы и не подняла проблему, обнаружив однажды такую махинацию. Просто перестала покупать этот салат. – Я в курсе. Ни одна крупная компания города не стала заключать со мной контракта. Странно да? Догадаться тоже не сложно. Мне не важно, кто стоит за всей моей «хорошей» репутацией, которая враз испортилась. Хотите меня в кабалу загнать? – откровенно спрашиваю, не отрываясь, смотрю на Фрэнка. - Но вы не об этом хотели со мной поговорить. Я права?
Мы стояли как два столба по среди тротуара. Неспешные прохожие, после окончания рабочего дня, шли по своим делам, обходя нас.
- Ну так что, выпьем кофе и поговорим. Или так и будем стоять тут. Давайте хоть на капот вашей машины присядем, в ногах правды нет. И если честно, я устала.

+1

7

- Французский хип-хоп? - Фрэнк неподдельно удивился таким музыкальным пристрастиям, ему казалось, в наушниках у Кэтрин должно было играть что-то более простое, один из старых альбомов Майкла Джексона, к примеру, но никак не французский рэппер поющий о зомби. Послушав недолго слова на незнакомом ему языке, он вернул наушники обратно. - Никогда не слышал. У меня родственник одного рэппера продюсирует, - Фрэнк говорил о Дэнни и Барте Вишесе, - но я в этом всем совершенно не разбираюсь, предпочитаю что-нибудь более традиционное... и более итальянское, да. - Как любой итало-американец Альтиери считал, что все самое лучшее было родом из Италии, в том числе и музыка. Эта страна подарила миру оперу и Фрэнка Синатру, а что подарила Франция, он даже представить не мог, вряд ли то что назвала ему Кэтрин можно было считать подарком. - А вы знаете французский? - Предположил исходя из музыкальных предпочтений. В школе им преподавали этот язык, но Фрэнк едва ли мог воспроизвести в своей памяти что-то большее, чем «же мапель Франсуа»*, обычно он эти занятия прогуливал, уверенный в том, что лягушачий язык ему в жизни вряд ли пригодится. Так оно в общем и произошло.
Фрэнк не хотел возвращаться к тому конфликту, что между ними был, он понимал, что Кэтрин всего-навсего делала свою работу и поэтому зла на нее не держал. Растаптывать ее окончательно мужчина не собирался, ему это было ни к чему, куда больше он хотел просто пообщаться с ней. К тому же видел, что и она была не против, Харпер отвечала ему, поддерживала разговор, а не пыталась убежать или как-то оскорбить, глядя в ее глаза Фрэнк понимал что довольно симпатичен ей, и, конечно же, пользовался этим переходя в наступление и включая все свое итальянское обаяние.
- Небось, сами эти даты и перебиваете? - Поинтересовался у Кэт, когда та похвасталась новым приобретенным навыком отличать просроченную еду от непросроченной. Сомнительная полезность надо сказать. - Поэтому я в супермаркетах продукты стараюсь и не брать, предпочитаю рынки, беру из года в год у одних и тех же людей, они меня знают и тухлятину не подсовывают. - У Кэтрин могло сложиться впечатление, будто у Фрэнка всюду были какие-то свои знакомые. По правде говоря, так оно и было, все-таки город у них был не таким уж и большим, а он жил здесь с самого рождения. Да и по работе много с кем приходилось сталкиваться. Что касалось продуктов питания, гангстеры всегда на этом зарабатывали. Как говорил Джозеф Нери, что бы ни случилось, люди всегда будут трахаться и жрать, поэтому шлюхи и жратва в любой кризис будут пользоваться спросом.
- Загнать в кабалу? Зачем мне это? – Искренне удивился. Сказать, что Фрэнк этим не занимался, было бы не правдой, но что касалось Кэтрин таких планов на нее у мужчины не было, по крайней мере, в данный момент и, по крайней мере, в финансовом отношении. Интересно, что ей наговорили о нем? Альтиери задумался над этим вопросом, все-таки репутация кристальной у него не была, о том, что он был связан с мафией, знало немало людей. – А что насчет Моргана? Он тоже отказался вас брать? – Напомнил об их конкурентах, из-за которых по сути Харпер и лишилась работы. Она так отважно сражалась за них, а те в свою очередь оказались ничуть не лучше остальных, и также отвернулись от нее. Стало даже смешно.
Что же касалось кофе, кажется, она прочитала его мысли и не став дожидаться первого шага от мужчины, сама озвучила их вслух.
- Прошу, - галантно открыл перед ней дверь своего Кадиллака, и когда мадам заняла пассажирское место спереди, обошел машину и сел за руль. К слову автомобиль его стоил все же дешевле ста тысяч, ибо был местного производства, но внутри салона все говорило о том, что он был из разряда премиум. Дорогие материалы отделки, куча электроники, внутри было по-американски просторно, этакий офис на колесах. – Есть предпочтения или без разницы куда поедем? – обратился к ней. – «У Марко» хорошее место. Не были там?
Фрэнк терпеть не мог корпорации и сетевой бизнес, такие места как Старбакс он считал бездушными, отдавая предпочтение пусть и не большим, но более теплым и домашним, так называемым семейным заведениям. Вот как «У Марко». Никакой франшизы у них не было, единственная кофейня располагалась в мидтауне, и ее владелец по имени Марко лично готовил своим гостям кофе. Настоящий итальянский эспрессо, а не ту парашу, которую привыкли пить американцы. По радио тем временем играла легкая мелодичная музыка, Фрэнк не стал включать ее громко, чтобы не мешать их с Кэтрин общению.
- А по поводу работы все же подумайте. Мне, правда, жаль, что все так вышло, обычно я предпочитаю решать проблемы мирно. – В частности при помощи взятки, так меньше вероятность, что человек пойдет в полицию, так он автоматически становится соучастником. Впрочем, что совсем избегает конфликтов это Фрэнк, конечно же, лгал, при необходимости он мог переступить через кого угодно. – Такая женщина как вы не должна горбатиться в сраном супермаркете, - сделал ей своеобразный комплимент, просто сказав то, что думал, - это как-то противоестественно. Будь я на месте вашего мужа, я бы вообще запретил вам работать. На мой взгляд женщины от работы быстрее стареют. – Альтиери бросил на Кэт многозначительный взгляд и ухмыльнулся. Вообще он не ставил своей целью на вечер, во что бы то ни стало затащить ее в постель – нет, это было бы, конечно, не плохо – в первую очередь он просто хотел вместе с ней развлечься.
- Что будете? – Спросил, когда они зашли в кофейню. Здесь было самообслуживание, за кофе и десертами нужно было идти самому, и Фрэнк естественно собирался взять все расходы на себя. Это ведь он ее вытащил на «свидание».

_____________
*меня зовут Франсуа (фр.)

+1

8

Я знала, что выбор слушаемой мной музыки его удивит. Мало кто понимал хип-хоп. Я не могу слушать американский рэп, хотя иногда тексты пронизаны жизнью, болью и гневом на все вокруг. В паре строк авторы укладывают едва не события десятилетнего этапа жизни, и ты слушаешь и понимаешь. Но само по себе исполнение на английском мне не нравилось. А вот испанский или французский хип-хоп был для меня интересным. Впервые я услышала у сына, когда он сказал, что учит уроки и попросил ему не мешать. Но через десять минут дом разрывало от басов и битов из колонок. Прыгало в квартире все. Но когда я услышала, что муж подпевает, сидит, читая газету, удивилась также, как сейчас Фрэнк. Подойдя к комнате сына, стучала минуту, но разве это реально было добиться ответа. И лишь когда смолкла музыка, сын открыл дверь. Наверное, тогда и появился интерес к этой музыке.
- Странно да? – есть вещи в моей жизни, которые ну никак не вяжутся с моим образом. Это все влияние моего сына. – Я не знаю итальянского. У них есть красивые мелодии, но сейчас для меня они не подходят.
Я американка в третьем поколении, и пристрастия в музыке у меня были весьма специфичными. Очень люблю фолк, но именно тех народов, которые не теряли своей самобытности. Дома, на далекой полке, лежал мой альбом с эскизами к скульптурам (когда-то хотела на выпускную работу сподвигнуть себя грандиозного масштаба, выйти с проектом по культуре северных народов, но так и осталось все пылиться, как на полке, так и в моих мечтах), а в папке пластинки с записями музыки норвежских и аляскинских эскимосов. Но не люблю вспоминать о своих неудачах, виня себя в нерешительности и пассах перед сложными делами. Хотя, прошлая моя работа была не из простых. Но тут я была как рыба в воде, а все остальное, что не удалось, так и осталось далеким, забытым прошлым.
- Да. И благодаря испанскому хип-хопу выучила испанский. Само вышло.
Мои ноги только что по улице не раздавали гудение от усталости, и мне хотелось сесть прям на тротуар и закурить. Перерывов было мало на работе, а те, что и выделялись, мне хватало на перекусить и протянуть ноги, отдохнуть. Поэтому не долго думая, я облокотилась о капот машину Альтиери, совершенно не задумываясь боится ли он вмятин.
- Когда знаешь хитрость, ты ее видишь и обходишь. Поэтому я спокойно покупаю продукты и в маркетах. Ну я же жива, не отравилась, - я посмотрела на мужчину, улыбнувшись. – Скажите, в какой сфере у вас нет знакомых? У меня складывается впечатление, что чтобы уйти от вас, надо покинуть Сакраменто.
Это я была замкнута на семье, причем полностью. Долгожданный ребенок, любимый муж и все что крутилось вокруг нас, тогда, в молодости, поглотило меня полностью, что я не замечала практически никого и ничего. Были знакомые, но чаще всего это друзья мужа. А с его работой и частыми командировками в страны третьего мира, мы с сыном оставались вдвоем. Но не стоит думать, что я мама квочка. Нет. Мой сын вырос не маменьким сынком, да и не могла такая женщина , как я вырастить такого ребенка. Будучи сама весьма требовательной, порой не допускала шагов вправо или влево. Сейчас я понимаю, что могла бы быть к сыну поласковее, но увы. Я мама-друг, а не мама-мама. Наверное, это плохо. Но сын никогда не жаловался.
- Репутация моя пострадала раньше, чем я успела понять это. И получив несколько отказов в крупных фирмах, пойти к Моргану я не рискнула. Он звонил, предлагал, но я понимала, что это из чувства благодарности. Нет. Он выиграл патент, у него есть очень талантливые инженеры, ему я ни к чему. А про кабалу, - я пожала плечами, - а чтобы вы подумали, оказавшись в моей ситуации? Казалось, что кто-то стоит позади меня и ножницами обрезает последние ниточки, что меня связывали с миром строительства. И тут вы предлагаете работу в вашей фирме. Не будем вдаваться в подробности, кто и что сделал. Если я сейчас потопаю ногами, контракт мне же не прилетит? Как говорится, все что нас не убивает, делает нас сильнее.
Оказавшись в машине, и пока Фрэнк еще не оказался в салоне, тихо простонала от блаженства, что я сижу в мягком и удобном кресле. Сегодня и правда, была трудная смена с весьма неожиданным окончанием.
- Нет. Просто кофе и поесть. Можно похолестериниться, наплевав на вредность чизбургеров и фри, - название, что произнес мой собеседник, мне было совершенно не знакомо. - Я была несколько раз в Плазе, знаете такой ресторан, весьма симпатичный. Там немецкое пиво очень вкусное. Ну и конечно, в ресторане французской кухни. Показывайте, что у вашего Марко есть в меню, желательно слон.
Обняв сумку, я буквально растекалась по сидению от музыки, что слышна была из колонок в салоне и приятной манерой вождения Фрэнка. Мне показалась она аккуратной. Или мне сейчас и в девятый вал на лодке покажется раем, лишь бы сидеть. Но как бы там ни было, вечер был теплым, неожиданно приятным.
- Подумать… Я хотела бы просто отдохнуть от чертежей и всяких переговоров, почувствовать себя в ином мире, простом, ничем не примечательном. Ну и решали бы сами. Ваш парень не очень убедителен. И на такого рода переговоры посылайте в следующий раз чуть умнее человека, умеющего юлить, юридически и технически подкованного. Ваше «мирное предложение» прозвучало нахальством и всевластием, но при этом грубо и глупо.
Скрывать свое мнение я не собиралась. Мне с ними не работать, так что мо совет звучал сторонним, от простого обывателя. Услышав ударение на «такая женщина», я посмотрела на мужчину, который внимательно смотрел на дорогу, готовясь повернуть, поэтому увидеть мое выражение лица не мог.
- Комплимент принят. А магазин один из лучших. Это я уже поняла, посмотрев все изнутри. Рядом с моим домом на разряд похуже, хотя и больше, - но вот упоминание моего покойного мужа застало меня врасплох, что заставило меня немного подобраться. – У меня нет мужа, я вдова. Стареют те, кто не умеет держать себя в рамках ситуации, а поддаются ей и просто тонут в проблемах.
Надо быть совсем уж слепой, чтобы не видеть и не понимать, что флюиды так и тянулись от Альтиери ко мне. Но то, что он, вероятно, останется за порогом моего подъезда возрастает с каждым его словом. Я ощущала себя девчонкой, за которой увязался поклонник. Мне к этому не привыкать. Но я принимала правила его игры, становилось интересно. Почему бы и не поговорить, тем более, что мне было с ним интересно, просто отдохнуть и посидеть в кафе, в которое, кстати, мы и заходили.
- Идемте к меню. То что на витрине, слишком сладко, - я огляделась и увидев, где могла бы почитать ассортимент блюд, направилась к стойке, не замечая брошенных на меня косых взглядов. – И так, слона у них не оказалось. Переводите, - Я показала человеку, стоявшему рядом, водя пальцем по меню, кивая в знак согласия на то, что мне нравилось. Но выбирала я по названиям. Буду долго смеяться, если мне покажут все из класса пирожен и пирогов. – Хорошо, ничего не поняла. Давайте так. Двойную порцию мяса, - Повернувшись, чуть не столкнулась лбом в лоб Фрэнка, который стоял позади меня, - будете тоже, что и я, или предпочтете что-то на свой вкус?
Выслушав моего собеседника, заказала пару салатов, хлеба и риса к мясу. Не люблю макароны с мясом. И еще попросила приносить три кофе через пятнадцать минут каждое. Наверное, Фрэнк уже пожалел, что согласился пригласить меня в кафе, смотря на количество мною заказанного, но я привыкла платить за себя, поэтому он в накладе не останется. Столик оказался в уголке, возле окна, из которого открывался приятный вид на улочку.
- Странно, в Сакраменто найти такое чудо, - кивнула на переулок, - весьма сложно. А тут уютное.

+1

9

- Я не имел в виду песни именно на итальянском языке. - Поправил себя. - Я если честно и сам по-итальянски практически не говорю, моя семья перебралась в Америку достаточно давно, около ста лет назад. - По этой причине и итальянцем в полной мере его назвать было нельзя. - Я о таких исполнителях как Фрэнк Синатра и Тони Беннетт, вот лучше них, на мой взгляд, никого нет. - Оба были итало-американцами, но исполняли песни преимущественно на английском языке, став классиками не европейской, несмотря на происхождение своих предков, а американской эстрады. Последний, к слову, выступал до сих пор, в свои девяносто лет Тони Беннетт по-прежнему был популярен. Он, как и Синатра был исполнителем такой величины, для которого не существовало взлетов и падений. - Это своего рода эталоны, их песнями можно наслаждаться как выдержанным вином. Не считаете так?
Что касалось самовыражения, его Фрэнк в музыке уже давно не искал, это осталось где-то в переходном возрасте, вместе с субкультурами, с которыми та шла рука об руку. Сейчас он воспринимал ее скорее как некий фон создающий определенное настроение.
- Само собой? С трудом верится, - скептически усмехнулся, когда женщина похвасталась своими успехами в изучении иностранных языков. Нет, он, конечно, знал, что бывали люди к таким вещам способные, но, тем не менее, в возможности изучать языки по средством одного лишь хип-хопа сильно сомневался. Впрочем, не исключено что под определением "выучить" они с Кэтрин просто разное имели в ввиду. Для Фрэнка это значило возможность свободного общения, а не просто знание ряда слов и выражений. - Вот так просто слушая песенки выучили язык? Вы тут что-то определенно не договариваете. - Уж не сочиняла ли она хип-хоп и не исполняла ли его сама? Само по себе это предположение было безумным, но если подумать, все же не более безумно, чем прозвучавшее чуть ранее от Кэтрин заявление.
Далее темы музыки Альтиери постарался не касаться, он уже понял, что тут у них общего было мало, а вникать во все эти хип-хопы ради Харпер он, разумеется, не собирался, по крайней мере сейчас.
- Сакраменто не такой уж и большой город. Я здесь живу всю свою жизнь... естественно я многих знаю. - Посмотрел на нее. - А вы хотите уйти от меня? - Как маньяк он преследовать ее, конечно же, не собирался, даже на продолжении разговора настаивать бы не стал, соберись вдруг Харпер уйти. Другой вопрос, что она этого не делала, сама же предложила пойти выпить кофе, и вообще пока ни единого намека не дала, что его общество ей неприятно.
Предложение перекусить картошкой фри и чизбургерами Фрэнк воспринял как шутку. – Только не говорите мне, что вы любительница этой картонной дряни. – Он и в самом деле надеялся, что Кэтрин так пошутила, она не походила на человека, питавшегося в подобных, прости господи, ресторанах. Или же за те несколько дней, что проработала в магазине бок обок со всяким отребьем, переняла у них и привычку «холестериниться»? – Я обычно не вожу женщин по таким заведениям, - не стал скромничать, - могу позволить себе раскошелиться на более приличные места. Если сильно голодны, можем поехать в нормальный ресторан. У Марко слона вы точно не найдете. - На то она и кофейня, основной ассортимент там составляли кофе и всевозможные сладости, там можно было позавтракать или просто посидеть пообщаться за чашкой кофе, но вот для ужина в его классическом понимании это место подходило не очень. – Плазу знаю, хорошее место, был там много раз. – Еще бы не знал. Сколько этот клуб существовал, он всегда находился под контролем Торелли, одно время при Донато даже был их главной штаб-квартирой, все самые важные собрания они устраивали там. Говорить о том, что с его владельцами знаком, Фрэнк впрочем, не стал.
- Глупо? – Из всего, что произнесла далее Кэтрин, Фрэнк зацепился именно за это слово, приняв его, в том числе и на свой счет. – Мы добились своего, а вы потеряли работу. Так кто из нас был глуп? – Ответил ей в довольно грубой форме и как всегда прямолинейно. Юлить Фрэнк и сам умел не очень хорошо, в их команде мастером в этом деле был Майкл, однако как они видели, и грубостью можно было достичь желаемого. По крайней мере, им не пришлось долго ждать.
- Вы себя этим утешаете? – Поинтересовался, услышав, что магазин, в котором работала Кэтрин, был одним из лучших. Конечно все дело в гордости, даже устроившись мыть посуду или полы, она продолжала бы нести бред про «один из лучших». Если она отказала Моргану, то с чего вдруг примет предложение от него? – Дело ваше, раз нравится, продолжайте, - махнул на нее рукой. Кому из ни двоих это было надо, в конце концов?
Тем временем они все же добрались до кофейни, Фрэнк попросил Марко приготовить женщине что-нибудь из мяса, а сам же в свою очередь ограничился только кофе. – Я уже ужинал сегодня, – ответил ей, убирая меню в сторону. В том, что Кэтрин много заказала, Альтиери никаких проблем не видел, как ей уже говорил, он мог позволить себе сводить женщину в ресторан, не говоря уже о кофейне. К слову о том, чтобы та платила за себя сама, он даже и слышать ничего не желал, поэтому когда Марко принес им заказ, Фрэнк придержал того за рукав и произнес, - запиши все на мой счет. – Мужчина кивнул в ответ головой и удалился, а Альтиери вернул внимание обратно женщине.
- Я знаю немало хороших мест в Сакраменто. – Ответил ей. - Если любите итальянскую кухню, могу вас сводить в одно. «Брускетта» называется. Не были там? – Гангстер взял чашку с кофе в руку и сделал маленький глоток. – Когда у вас выходной? Я бы заехал вечером за вами…

+1

10

- Я вас поняла, - я заядлая меломанка. В доме не люблю тишины, не только как во время отдыха, но и в работе. Постоянно требуется некий фон звуков. Порой даже не важно, что играет, будь то весьма тяжелый рок, все можно скрасить тональностью звучания. Но Фрэнку это не интересно, что там и как я делаю. Цель его визита мне еще предстоит выяснить, а точнее разгадать, хотя отчасти я могу догадываться. – Эннио Мариконе. Как то мне ближе. Но если уж мы заговорили о музыке, разрешите посоветовать – Поль Мориа. Для каждого одно и тоже вино будет «пахнуть» по-разному. Поэтому полностью разделить ваш вкус я не могу, увы. Я поклонник более современной музыки. Меня вы никогда не увидите в опере или оперетте. Зато спокойно я могу обнаружиться среди беснующей толпы, на концерте, ну, к примеру, AC/DC или Оззи Осборн.
Теперь стало ему понятнее, откуда ветер в музыке дует в моем предпочтении. Иногда, я даже проекты разрабатывала сидя в наушниках, полностью погружаясь в атмосферу создаваемого мной здания. Даже каждому было определено свое вдохновительное музыкальное «вино». Кто-то черпает себя в тишине, полностью растворяясь среди кружащих пылинок, кто-то с грохотом вокруг себя эти самые пылинки поднимает вверх над чертежом, выискивая во всем этом свои линии.
- Да. Меня просто заинтересовало, и что он там лопочет на испанском. Перевела со словарем пару песен. Никогда не задумывались, как пишут свои песни рэперы? Не вдумывались? – краем глаз вижу, что мы стали весьма интересной композицией посреди тротуара, что люди оборачивались. – Они поют о произволе власти, бедности и жажде жить. Это все практически одни и те же слова и обороты. Потом просто пара книг на испанском. Главное чтобы было желание. А за остальным…
Пожимаю плечами. Ведь у него у самого было желание меня выкинуть с работы, чего он и добился. Стран, но думаю я сейчас об этом легко. Все же та пощечина выплеснула все, очищая меня от злости и давая просто спокойно принять ситуацию.
- И знаете, жаль, что вы не знаете итальянского. Красивый язык, - удивленно посмотрела на стоящего передо мной мужчину, усмехаюсь, - хотела бы, то вы уже ехали бы в другую сторону. Скажем так, вы скоротаете мне вечер, весьма неожиданно заполненный человеком, которого я никак не ожидала встретить больше. Ходим мы с вами по разным тротуарам.
Да, салон его автомобиля был похож для меня на кабинет, маленький, уютный. Интересно, здесь, не припрятан ли холодильник с коньком и лимонами. Я бы не удивилась. Кресло не мягкое и не жесткое, но удобно обтекало мое тело, принимая форму и положение, как мне того хотелось.
- Нет. Я любительница нормального питания. Но соскочить на кривую дорожку, полопать жирненького тоже позволяю иногда себе.
Я обычная американка, только одно но – моя внешность и фигура неприкосновенны. Поэтому после такой вседозволенности я пропаду на тренажере на недельку другую. Не страшно. Как говориться – любишь кушать и быть красивой, будь добра заткнуться и потеть.
- Ооо, меня не надо водить. Я не корова, - тихо смеюсь. Да, эпитеты я умею подбирать, как говориться – не в бровь, так в глаз. – Я сама могу прийти. Не сомневалась в вас ни на секунду.
Даже моему мужу не удавалось платить за меня, за что и бывало я получала нагоняй. Но он знал, что переубедить Кэт сложно, махал рукой. Правда потом на моем счету оказывалась сумма равная стоимости мной съеденной вечером вкусности.
- А вы ставили целью меня уволить? – дорога как-то мне казалась интереснее для такого разговора, нежели рассматривать в профиль моего собеседника. – Ну, сделали бы это красиво, коль так. Вы выиграли у меня всего одну стройку, пусть она последняя. Но как для профессионал я вас переиграла. Признайте, Фрэнк. Хотя не надо. Это был хороший опыт. Только один совет – перепроверьте чертежи подземных коммуникаций. Ваш инженер поймет, о чем я.
Я видела чертежи, который были у человека Альтиери во время нашей «беседы». Они были не точными. Не знаю, откуда они взяли эту ерунду, но если они ошибутся в расположении свай, а там они нужны, слишком близко расположены грунтовые воды, которые надо отвести, то здание поплывет годика через два. Но в этом пусть сами разбираются.
- Вы правы. Дело мое, и утешать мне себя уже не в чем.
Все мои эмоции закопаны там, в Африке. Вся моя боль там, ужас и кусочки моей души. С собой мне пришлось взять лишь одичалую работоспособность и одиночество. Мой мальчик вырос и уже не нуждался во мне так сильно, как раньше. Но иногда мы с ним можем закрыться в квартире и сидеть вдвоем. Моя кладовка ломиться от всякого рода игр, которые сын не разрешает выбрасывать. А мужчины… абстрагироваться и не знать больше потерь – это самое лучшее лекарство от ощущения вдовства.
- Жаль, - я  не могла насмотреться на красиво украшенные салаты, которые принесли на время, пока будет готовиться мясо. – Есть в одиночестве надоело. И да, я хотела бы увидеть расчет по окончании ужина. Не заставляйте меня подсчитать сейчас.
У меня было стойкое ощущение, что я потом не расплачусь за сей ужин, если позволю Альтиери заплатить за себя. А как-то быть зависимой от него в мои планы не входит. Ужин, компания, приятный разговор – это было для меня более ценно. И портить его деньгами я не собираюсь.
Я не смогла сразу ответить на его вопрос, потому что наслаждалась вкусом свежего салата, хрустя его листьями, вовсе не стесняясь, что челюстями надо работать пореже.
- Даже не слышала о таком, - пропитав салфеткой губы, я откровенно рассматривала Фрэнка, держа бокал с минеральной водой, ощущая, как пузырьки выпрыгивают и падают на мою руку. – Скажите, вы заглаживаете вину или вам так интересен человек, с которым вы так давно бодались по рабочим моментам?
Что я хотела услышать, спрашивая его в лоб? Наверное, правду. Нас ничего не связывает, вечер ни к чему не обязывает, поэтому смысла увиливать лично я не видела. За честность (хотя понять ее будет сложно) я брошу в его копилку пару десятков баллов.
- Увы, вы попали в рабочую неделю. Не уволите же вы меня оттуда лишь потому, что придется ждать моего выходного? – улыбаюсь, отвлекаясь на принесшего горячее блюдо официанта, странно на меня посмотревшего. – Спасибо. Если можно мне большую кружку чая, простого. Благодарю.
По сути, выходной у меня через два дня, но не прыгать же от счастья, что такой человек решил за мной приударить. Тут раз сто подумаешь, а стоит ли отвечать на все щедрости его интересов и желаний. Ну что ж, мистер Альтиери, посмотрим до чего мы с вами сейчас договоримся.

+1

11

- Давно я не был на рок-концертах, - задумчиво ответил Фрэнк, вспомнив конец восьмидесятых и начало девяностых, когда многие его друзья носили длинные волосы и еще не имели проблем с лишним весом. - Мой сын увлекается роком, даже группу свою пытался организовать - ему семнадцать лет, - уточнил за чем-то, - но я последние годы далек от этого. Как и от оперы впрочем, - добавил с некоторой долей сожаления в голосе. Хотя он и считал итальянскую оперу лучшей в мире, сам ее ценителем не являлся, да и разбирался не так хорошо, как хотелось бы. Вот его отец наизусть знал некоторые партии из опер, по театрам он не ходил, у него и смокинга никогда не было, но вот дома на пластинках слушал, и очень часто подпевал, ария Каварадосси была его любимой. Что же касалось Кэтрин, представить ее в вечернем платье и в театре было все же проще, чем "беснующейся" на рок-концерте. Возможно, сейчас все обстояло иначе - хотя и вряд ли - но в их молодость трезвыми на концерты они не ходили. Боле того, особым спросом среди молодежи пользовались наркотические вещества, и это была не какая-то травка, которой баловались сейчас, а препараты куда серьезнее. Наверное, у любого его ровесника был друг или приятель, который умер в те времена от передоза. - Вы любите рассказывать о себе, верно? – Усмехнувшись, подметил Альтиери. - Нет, я не возражаю, мне интересно вас слушать. - Сам он о себе многого никогда не рассказывал, отчасти это связано и с тем, какую жизнь он вел, отчасти с характером. В их среде считалось, что мужчина не должен много говорить, и с возрастом Фрэнк все крепче в этом убеждался. Куда полезнее было слушать, чем он и занимался.
- Поэзия улиц... Вам эта тема близка? - Едва не рассмеялся когда Харпер завела тему о том, что в своих так называемых песнях воспевают чернокожие. - Вы не перестаете меня удивлять. Белая образованная женщина, не знающая нужды, слушает песни о проблемах черномазых. Вы им сочувствуете? - Будучи в определенной степени расистом Фрэнк этого при каждом удобном случае не декларировал, но из тех словечек, что проскальзывали, выводы вполне конкретные о нем сделать было не сложно. - Понимаю, что вкусы у всех разные, но все же это не для меня, - закачал отрицательно головой. Фрэнк и в самом деле к этому нормально относился, к тому, что у людей бывают разные предпочтения в музыке, и поэтому продолжал разговор в доброжелательной манере, он поддерживал эту дискуссию не для того, чтобы что-то доказать Кэтрин, а чтобы просто пообщаться с ней, узнать ее получше. В текстах песен, которые пел Синатра - а писал он их не сам - была мудрость. Эта музыка для всех, для бедных и богатых, белых и цветных, ее тема - вечные человечные ценности, такие как дружба, семья, любовь. Равнодушными они оставлять не могли.
Свою беседу они продолжили уже "У Марко". Смакуя крепкий ароматный кофе, Фрэнк наблюдал за тем, как Кэтрин накинулась на еду.
- Я по профессии не строитель, так что не стану спорить, - улыбнувшись, ответил на гордое заявление Харпер о том, что как профессионал она его переиграла. Считая, что он ее переиграл как стратег, подобное заявление его не особо-то и обижало. - Спасибо за совет, поручу проверить, - поблагодарил ее, на самом деле и близко не имея представления о том, о чем говорила Кэтрин. Его «работа» заключалась лишь в том, чтобы договариваться с людьми, а уж непосредственным строительством и всем, что с ним связано, занимались другие люди. Фрэнк не брался оценивать их компетентность, но учитывая, что прежде со своими задачами они справлялись, полагал, что и вопрос с чертежами был не критичным.
Услышав просьбу увидеть счет по окончанию, мужчина поставил свою чашку с кофе обратно на блюдце и, посмотрев на Кэт, ответил:
- Платит тот, кто приглашает. - Здесь к слову не было никакого сексизма, это, прежде всего деловая этика. - И больше я этой темы поднимать не хочу, она меня оскорбляет. – Ну, насколько она здесь наест? Максимум на пятьдесят баксов, если очень постарается. Обычно Фрэнк официанткам на чай оставлял больше и, естественно, ему никогда бы не пришло в голову требовать что-то за этот ужин взамен. Это он должен был Кэт за то, что она проводила с ним время.
- Вы мне интересны как женщина, - не просто как какой-то человек, - поэтому я и пытаюсь загладить вину. - Ответил ей честно в расчете на то, что та, не будучи девочкой, пугаться его не станет. К тому же он видел ответный интерес в ее глазах, и сам смотрел на нее не менее откровенно, подозревая о том, что не дотерпит до отеля и возьмет ее на заднем сиденье своего автомобиля. - И может, перейдем уже на "ты"? - Предложил ей, тем более что по имени друг друга они уже итак называли.
- Уволить? Я бы мог, - улыбнулся ей в ответ, как будто бы шутя, но на самом деле Фрэнк вполне бы мог добиться ее увольнения, даже не будучи знакомым с владельцем супермаркета. Никто не хочет проблем с гангстерами, они часто заканчиваются проблемами со здоровьем, а лечение в их стране не дешевое. Другой вопрос насколько это было разумно... По этой причине сказанное им в большей мере все-таки действительно было шуткой. - Но могу и просто подождать, - ответил уже серьезно. - Если любите шумные мероприятия, может, сходим в ночной клуб? - Вспомнив о "беснующейся толпе" предложил еще один вариант для свидания.

+1

12

Я улыбнулась. Ее могу себе представить Фрэнка на таком сборище сумасшедших, как рок концерт. Казалось, он родился таким серьезны, что маме не надо было его учить держать ложку. Он уже умел.
- Хотите сказать, что вы посещали такие мероприятия? Не верю.
Мне было легко с ним сейчас, хотя несколько недель назад думала это тяжелейший человек, который все сгибает под себя, даже в таких простых темах, как музыка. Тут я немного ошиблась. Хотя с точностью сказать не могу – Фрэнк Альтиери для пока загадка. Может таковым и останется. Не знаю, хочу ли я разгадывать сей ребус.
- Ну из того, что я вам сказала, картины не составишь обо мне. Это не засекреченная информация, - ну не молчать же стоять. Хоть о музыке поговорили, о работе в этом магазине. Не думаю, что он что-то новое смог услышать. – И что же помешало осуществиться этому проекту, как группа вашего сына?
Неужели у отца не хватило денег подтолкнуть парней (а может там и девочки были, не знаю) финансово. Есть много примеров, когда молодежь буквально выстреливала на поприще музыки, и становились весьма успешными группами. Да, некоторые забывались и исчезали с музыкального Олимпа, но срывали весьма не плохой куш в деньгах и успевали покупаться в лучах славы и обожания поклонниц.
- Мне нравится с вами разговаривать. А помолчать мы можем и отдельно, ведь так? – смысл тогда его приезда сюда. – Взаимно, я заинтригована вашим появлением, отчего не откажусь послушать вас.
Ненависть к расе перевалила, вероятно, глубже, раз такая реакция была у мужчины на ее слова. Но это всего лишь музыка, право людей выражаться посредством любых идей и действий, чтобы показать и донести саму суть. «Музыка  улиц» это короткая история одной песни, в которой можно «прочесть» многое.
- Если я это слушаю и понимаю, не говорит о том, что мне это близко. Я лишь сказала, что мне нравится. Вы думаете, они нуждаются в сочувствии? Кажется, в текстах четко показано, что они хозяева своей жизни и сочувствие мы можем затолкать себе далеко.… Но даже это все равно для меня остается интересным. Все же лучше, чем слушать «розовое» и «абсолютно романтичное с кучей криков души от несчастной любви или готовности шагнуть в никуда. Кстати, чернокожие никогда не «выходят в окно», в отличие от белых.
Почему я задумалась об этом однажды? У моего сына подружка покончила жизнь собой, путем прыжка с крыши. Благо мой сын не виноват ни в каких чувствах этой девушки. Ему и так было очень плохо, что я едва его вытащила из этого болота. И вот, полезла искать информацию. Наткнулась на некое исследование (американцев хлебом не корми дай поисследовать). Суициды среди негроидной расы практически не встречаются. А вот метисы и белые этому подвержены очень сильно.
Я не обратила сначала внимания на то, что Фрэнк не отрываясь, смотрит на меня и сопровождает едва не каждую вилку в мой рот.
- Так и поперхнуться недолго, - улыбаюсь, подбирая последний кусочек салата с тарелки и отставляю ее в сторону. – Это мой совет вам, а уж воспользоваться им или нет – решать вам. А кто вы по профессии?
Я не сводила с мужчины взгляда, пытаясь уловить малейшее изменение в его мимике. Я знала, что он «опасный», меня предупреждали, но, на сколько, даже не представляла. Конечно же, он не станет расписывать все как есть, мне просто интересно. Мой знакомый из полиции не стал вдаваться в подробности, только и верещал, что не связывайся с ним, опасно. Я не связывалась, он сам приехал. Поужинаем, и может уже завтра забудем, как кого звали. Но пока не чувствовала никакой опасности. Этот жест с чашкой был настолько тверд, что я непроизвольно напряглась.
- Хорошо, - приподняла ладони, показывая капитуляцию и что спорить не буду. – Я вас услышала. Даже не думала вас оскорблять. Но, - слегка пригибаюсь к столу, опираясь на руки, чтобы он слышал четче, - я вам не жена, не любовница, поэтому не оскорбляйте меня. Пополам. По рукам? – протянула к нему руку в ожидании его решения.
Как часто я слышала от друзей мужа, тайком, что ему завидовали в отношении меня. Я привыкла к тому, что на меня обращают внимание как мужчины, так и женщины. Но вот то, что предыдущие события наших с Фрэнком баталий отступят на второй план, и он посмотрит на Кэтрин Харпер не как на нечто мешающее ему когда-то, вызывающее зубную боль, а просто, вне всех ситуаций.
- Хорошо, Фрэнк, - странно было для меня произнести его имя. – Так сказать «снимем галстуки». Я вас до того дня ни разу не видела тоже, отчего была признаться весьма впечатлена увиденным в кабинете. Люблю сильных противников. Не стоит говорить о вине. Что было ушло. Я ни о чем не жалею. Все задумывалась, как вам удается порой сваливать мои протекции «в мусорное ведро» моего начальника. А оказалось, он был весьма зависим от вас. Когда его припираешь к стенке доказательствами, не умеет молчать, - пожала плечами, отвечая сразу на предполагаемый вопрос Фрэнка откуда она знает, - благодарю.
Официант буквально светился от любопытства, на что я, приподняв брови, уставилась на него в ответ, окончательно смущая молодого человека. Чай был просто превосходным. Я безумно люблю этот напиток, и если не выпью в день хоть чашку, можно считать прожил его зря.
- Ты мне тоже интересен, - Остановись!!! Ты чего делаешь!!! Ох ты ж мой голос разума, немного опоздал и я сама сдала себя своему собеседнику. Ну сказать, не значит распластаться. – Иначе я бы с тобой не сидела бы тут. О нет, оставь магазин в покое. Мой шеф доволен до чертиков, что  пришла работать. Да и мне как-то там спокойно. Поэтому просто придется подождать выходного.
Я давно никуда не выбиралась, если не считать пары сеансов в кино с сыном. Сама себя заковала в скорлупе одиночества и памяти о муже, думая о предательстве, если я обращу внимание на другого мужчину. Может пора позволить себе немного расслабиться, просто отвлечься от всего.
- Я люблю энергетику толпы. Не смотрел на все это именно так? Могу показать, - он понимает, что я согласна на его предложение. – А есть клуб на примете? Я только по ресторанам спец, - я хочу насладиться чаем, отчего не торопилась его выхлебать быстрее.

+1

13

- А какие мероприятия я, по-вашему, посещал? Церковные службы? – Усмехнувшись, поинтересовался у нее в шутку. Нет, бывало, конечно, и в церковь ходил, но уж точно не по своей воле. - Вообще-то и по вам не скажешь, что вы любительница пошуметь на рок-концертах. - Вся такая хрупкая и утонченная на вид, более того работавшая в городской администрации. Да и сколько ей лет? Выглядела она конечно хорошо, но на девочку все равно уже не тянула, в ней была зрелая женская красота, а рок это все же увлечение больше для подростков.
- Вероятно, пропал интерес. - Фрэнк со своей стороны хоть и считал увлечение сына музыкой глупостью, но никогда ему этого не запрещал. Пусть уж лучше творчеством занимается, чем воровством или упаси боже, наркотики принимает. – С ним такое бывает, настойчивости не хватает. – Этим он отличался от своего отца и поэтому Фрэнк давно уже не строил каких-то грандиозных планов на Джуниора. Куда больше у него надежд было на дочь, которая если бралась за что-то, то обязательно достигала успехов. Сын в отличие от нее многие свои начинания забрасывал, взять тот же бейсбол. Где-то до пятнадцати лет Джун увлекался этим видом спорта. Смотрел все игры Доджерс, играл в школьной команде на позиции питчера и конечно грезил когда вырастет попасть в главную бейсбольную лигу. Любовь к этому спорту ему привил Фрэнк, он, как и миллионы американцев, тоже был поклонником этой игры и не удивительно, что поддерживал занятия им сына. Его стараниями тренер выпускал Джуна на поле куда чаще остальных, но все равно спустя какое-то время сын стал пропускать тренировки и, в конечном счете, заявил, что бейсбол не его призвание, чем, разумеется, расстроил своего отца. Далее в течение не долгого времени был футбол, потом гитара, чем интересовался теперь его отпрыск, Фрэнк уже и не знал. Пропадал, не пойми где с друзьями и совершенно не уделял времени учебе. Впрочем, все это уже не касалось Кэт, пускать ее в свою семью он, разумеется, не собирался, как и обсуждать с ней вопросы воспитания детей.
- Каждому свое, я вот предпочитаю музыку, которая не отвлекает, - в том числе и ту, что попадала под категорию «розовое». Времени и желания вслушиваться в тексты, у него обычно не было, а вот легкий мотив напеть за рулем, если настроение позволяло, это запросто. – Никогда не задумывался над этим… а ведь и, правда. – Фрэнк хотел было возразить насчет ее утверждения о том, что чернокожим не свойственно сводить счеты с жизнью, но попытавшись отыскать у себя в голове опровергавшие факты, успеха не снискал. С другой стороны животным это тоже было не свойственно, их поведение определяли инстинкты, а инстинкт самосохранения был основополагающим,  и это еще раз демонстрировало отличия в развитии белых и черных, которые не так далеко ушли от приматов. Размышляя над этим, Альтиери ухмыльнулся, но озвучивать свои мысли не стал, посчитав, что те были слишком грубыми для женского уха. – Ладно, давайте не будем о суицидах, лучше о чем-нибудь приятном поговорим. Как вам здешняя еда, кстати?
Судя по тому, что тарелки Кэтрин оставляла чистыми, стряпня Марко ей пришлась по вкусу, однако он по-прежнему переживал, что не отвез в ресторан, где выбор блюд был куда как шире, да и алкоголь в баре имелся. Впрочем, вскоре он переживать об этом перестал, ведь Харпер озадачила его вопросом о профессии, а тут надо было постараться сформулировать и не упасть в грязь лицом. – В колледж я, к сожалению так и не поступил, - ответил ей, - поначалу не было денег, потом времени, а теперь уже и надобности. – Теперь, похоже, была его очередь рассказывать о себе. - Я свой первый бизнес организовал, когда мне было двадцать пять, занимались грузоперевозками, сейчас на недвижимости и строительстве больше зарабатываю. Америка – страна возможностей, насколько бы избитой эта фраза не была. Если есть руки и голова на плечах, то можно добиться всего без проблем. – Фрэнк гордился тем, что он итальянец, ни одна другая страна не подарила миру столько великих людей, как Италия. Но все же считал, что ему повезло родиться именно здесь, в Америке, и уезжать отсюда он никуда бы ни стал, даже на свою историческую родину, о которой любили грезить некоторые из его приятелей.   
- Перестаньте, - не стал пожимать ей протянутую руку и вообще потяжелел в голосе и взгляде, - я вас пригласил, значит, я угощаю, не заставляйте меня дважды повторять одно и то же. – Не жена и не любовница, но она, тем не менее, женщина, а он мужчина, и что касалось свиданий, тут он был старомоден. Впрочем, если их ужин перевести в деловое русло, то тут также по правилам этикета расплачиваться должен был он, как пригласившая сторона.
Фрэнку пришлось напрячься, чтобы сохранить невозмутимое выражение лица, когда Кэт помянула своего бывшего уже начальника. – То есть? – Поинтересовался, что она имела в виду под зависимостью. – И что же именно он рассказал? – Альтиери знал, что Трой его побаивался, с одной стороны насмотревшись голливудских фильмов, тот хотел быть частью чего-то запретного, мафии как ее принято называть, с другой понимал, что эти люди весьма опасны и за своего они считать никогда не будут.
- Как насчет «Underground»? Не была там? – Немного поразмыслив, перебрав в голове все знакомые ему ночные клубы – а он там бывал к удивлению Харпер довольно часто – назвал один из тех, где была та самая «энергетика толпы». В пятницу вечером люди могли по несколько часов стоять возле него в очереди, дожидаясь, когда охрана пропустит их внутрь, но Фрэнк был знаком с его хозяином, поэтому зайти мог даже со служебного входа.
Насидевшись у Марко достаточно, Альтиери расплатился, и парочка вышла из заведения. На улице уже совсем стемнело, и Фрэнк, конечно же, как джентльмен намеревался проводить даму до дома, он вновь открыл перед ней дверь своего Кадиллака и затем залез в него сам. – Ну что, куда теперь? – Спросил у нее, в принципе не возражая, и продолжить вечер. Мужчина глянул на свои золотые ролексы, на них было десять вечера, по его меркам не так уж и много.

+1

14

У ученых есть такое выражение «интереснейший экземпляр». Отчего-то сейчас именно так для себя я охарактеризовала сидевшего напротив меня мужчину. «Слепая» война с ним велась у меня долго, и вот когда баталии кончились, мы нашли время познакомиться. Правда, необычно все вышло, и вряд ли Фрэнк так предпочитал заводить знакомства, а может именно это подстегнуло его приехать сегодня ко мне на работу? Не знаю. Не держу зла. Перегорела. Потеря работы в моей жизни не самое страшное, что случалось. А живя в последнее время все чаще одна, мне хотелось общения с человеком, который может дать мне сильный диалог.
- А ты когда-нибудь посещал церковь не по ее прямому назначению, а послушать орган? – интересно, что он просил у бога, или поддавался жене или друзьям, заходил под своды собора и просто сидел на скамье, размышляя о своем? Определенно я заинтригована им. – Нет, не Баха, который считает классиком по произведениям для этого инструмента. А просто музыку. Они иногда организуют концерты в поддержку своих возможностей. Правда, эту музыку надо уметь слушать.
Этому меня научил мой покойный муж. Будучи врачом, Роберт видел «жизнь» иными глазами, даже будучи верующим человеком, чего нельзя было сказать обо мне. И однажды, он, молча, придя домой, повел меня в собор. Что могла увидеть там нового? Я не зодчий, чтобы искать отличия в строительстве и архитектуре церквей. Но оказалось, мы просто слушали концерт органистов, проходил какой-то фестиваль. Это было, признаться, для меня потрясением. Никогда не задумывалась о том, что органная музыка бывает такой… Живой. Всегда казалась заунывной, душу вынимающей, скучной и просто нудной.
- Если хочешь, я тебе покажу, раз уж мы заговорили о том, что могли бы показать друг другу нечто, какое не видели или дать это «пощупать», - слегка склоняю голову набок, прищурившись. – По мне много чего не скажешь. Тебя удивил интерес к хип-хопу.
Интересный разговор. Вроде и касаемся семейного, но в тоже время нет. У нас значит у обоих сыновья. Ну, то, что они не знакомы я на все сто уверена. Брайну порой совсем не до гуляний с друзьями. Он либо тренировался дома или на сборах, либо спал в кровати дома. Мне даже порой было трудно выпихнуть его, когда приходили друзья и звали мальчика куда-то. Сына тоже подкосила смерть отца, и я не уверена, что мой Брайн оправился. Он не говорил со мной об отце, больше молча рассматривая фотографии в альбомах.
- Иногда мне хочется, чтобы мой сын остановился, и на него напала лень. Но увы.
Для Брайна плавание было всем. Он не мыслил себя вне его. Хотел даже поступать на врача, чтобы потом лечить спортсменов. Хотя когда он заявил о своем решении, я испугалась. Опять врач. Единственное о чем я его просила, это не ввязываться в благотворительность, как его отец. Но сын и так понимал все прекрасно, ответив «Нет, мам. Я не хочу ковыряться в людях, а просто массаж и оставаться рядом с бассейном». Признаться честно, я вздохнула с облегчением.
- У детей вся жизнь впереди. Они успеют сделать свой выбор. А наша задача подтолкнуть аккуратно, - вытерев губы салфеткой, я покачала головой, - чудесно. Салат божественный. Легкий, вкусный. А главное сытный. Выбор на это место был в самую точку. Да и для ресторанов, - постучала по его ноге туфлей, - кроссовки не подходят. А переодеваться я не стала бы, сразу упала бы спать. Так что – вечер удался.
Интересное сочетание – отсутствие образования и наличие бизнеса. Либо у него денег было полно, либо он лукавит и все таки какая-то корочка у него есть. А может друзья сильные. Или его лень сильнее, а мозг просто гениальный? Кто же ты Фрэнк Альтиери?
- Мне кажется, что о себе и говорить мне не надо. Ты все знаешь и так.
Я нутром чуяла, что моя биография была на его столе, и он вечерком почитывал ее за бокалом скотча.
- Грузоперевозки? А это интересно? Мне кажется это скучным - отвези туда, привези сюда. Ничего не творишь, отчего и созерцать потом нечего, - я задумалась, - добиться то можно. Средства порой не все подходят.
Сказала, а сама даже не подумала, отчего упустила свою фразу. Мне ничего так просто в этой жизни не давалось. Напоминаю себе лягушку в крынке, которая взбила сливки. Хотя последнее место работы, не супермаркет конечно же, мне «устроил» муж. По протекции иными словами. Правда, доказывать, что я не «блондинка с одной извилиной» мне приходилось весьма долго.
Опустив руку, я сверлила мужчину взглядом. Гордости прям как песка в пустыни – не перекидать.
- Хорошо. Я тебя услышала.
Не люблю быть в долгу или обязанной. А посему, если ему захочется еще раз куда-то пойти, то на моих условиях. Но об этом он еще узнает.
- А надо рассказывать, когда в одно утро он приезжает на машине, которую не способен заработать, учитывая,
- делаю акцент, - его азартность. Ты не знал? Трой безумно любит покидать карты. И приходя на работу в скверном расположении духа, не надо быть недалеким, чтобы не понять – проигрался. Трой порой говорит, а потом думает. Нет, открытых слов я не слышала у него, но опять же – сопоставить определенные покупки, дела его. Да одно то, что я перехватывала ваши контракты и как его выводило это из себя, понимала – вас что-то связывает. Но любопытством не страдаю, а поэтому просто выполняла свою работу.
Одни запонки на рубашке ее бывшего начальника тянули на тысяч так десять. Трой любил окружать себя дорогими вещами. Но позволить себе этого не мог. Пока не появились люди, помогающие Касперу осуществлять мечты о «богеме».
- Не слышала, но заинтригована. Хотя не уверена, что тебе там будет комфортно. Ведь уйти оттуда я могу под утро. Я подумаю над твоим предложением. Ведь это оно и есть? Я тебя правильно поняла?
Альтиери не светит скорое свидание. Как-то на свидание завтра я не настроена. От мужчины веяло опасностью, что щекотала мои нервы. Еще надо переварить сегодняшнюю встречу. Поблагодарив вышедшего хозяина за прекрасный ужин, я не смогла не обратить внимание на то, что и он смотрит заинтриговано. Оказавшись в машине, я даже не знала чтобы мне еще хотелось. После трудного дня, я чудесно поужинала. Оставалось последнее задание – подушка.
- Ты не обидишься, если я скажу, что мне жутко теперь хочется спать. Накормил вкусностями, что я только что не зеваю. И если честно, - повернувшись к нему, смотрю на профиль его лица, - то для первого вечера общения, после таких затяжных баталий и «пощечины» мы неплохо пообщались.
Фрэнк включил ненавязчивую мелодию, аккуратно выводя машину на дорогу. Замелькавшие огоньки меня буквально усыпляли, отчего я в буквальном смысле боролась с тем, чтобы не закрыть глаза и не провалиться в сон. Поставив руку на локоть, положила голову на подбородок, медленно моргала, а голова слетала с руки на поворотах, что не давало мне заснуть.
- У тебя уютная машина, - вожу пальцами по приборной доске. – Ехала бы и ехала. Через три квартала направо.

+1

15

- Ты меня в церковь приглашаешь? Я правильно понял? - Фрэнк усмехнулся, мысленно моля Кэтрин о том, чтобы она оставила свои попытки его удивить. Он был мужчиной, давно перешагнувшим сорокалетний рубеж, католиком, любителем гольфа, бейсбола и джазовой музыки. Все это говорило о нем, как о крайне консервативном человеке, и если перспектива посещения рок-концерта или рэп-батла его хоть и не прельщала, но ради женщины он мог туда сходить, то о свидании в церкви - давайте называть вещи своими именами - речи никакой идти в принципе не могло. Альтиери был женатым мужчиной, и явиться в обитель господа с женщиной, вызывавшей у него не самые чистые помыслы, было для него неприемлемым. - Я предпочитаю более традиционные места для встреч. - Покачав головой, Фрэнк в максимально тактичной форме дал понять женщине, что органный концерт все-таки был перебором с ее стороны. Или она прикалывалась так над ним? Мужчина, прищурившись, посмотрел на Кэт, вот-вот ожидая того, что она сейчас рассмеется. Впрочем, он мог дать этому и еще одно объяснение – она просто не заметила кольца на безымянном пальце его левой руки.
В действительности, чем дольше они общались, тем больше Фрэнк убеждался в том, что не знает о ней вообще ничего. Скупые факты ее биографии были ему известны по рассказам Троя, но вот что она в действительности за человек, из этих обрывочных сведений узнать было нельзя. - Я, по-твоему, из ЦРУ? Или может один из тех маньяков, которые стены фотографиями жертвы оклеивают? – В шутку спросил он после того как Кэтрин заявила дескать тому все о ней известно. - Знаешь... ты - странная, - не имея ничего плохого под этим словом, сказал то, что думал о ней. - Никогда не встречал таких. Вот скажи мне, с чего ты решила, что мне все о тебе известно? Мы впервые в жизни общаемся. Тот раз в баре, - когда она залепила ему пощечину, - давай не будем считать, ты слишком быстро тогда ушла.
Она и в самом деле была не такой как все, и те изюминки, которые в ней были, тоже имели какой-то свой необычный и непривычный для Фрэнка вкус.
- Грузоперевозки, как и любой бизнес можно развивать. Чем тебе не творчество? - В очередной раз возразил своей собеседнице. - Я вот, к примеру, созерцаю успешное предприятие, приносящее мне хорошие деньги. - А что она в свою очередь созерцала у себя в супермаркете? Или же это было попыткой похвастаться дипломом и своей чрезвычайно интересной и творческой профессией? Фрэнк впрочем, тактично оставил все эти вопросы (которые он понимал, могли показаться оскорбительными) при себе, надеясь, что Кэтрин сама себе их рано или поздно задаст и, вернувшись с небес на землю, вспомнит о его предложении помочь ей с работой.
Об увлечении Троя азартными играми, Альтиери естественно был в курсе, он и сам не раз сидел с ним за одним картежным столом. На самом деле многие мужчины увлекались картами и далеко не все при этом были кончеными игроманами. Покер часто был поводом завести новые полезные знакомства или же просто отдохнуть от жен и детей. В «502» такие игры устраивались каждый четверг, и что касалось Троя Каспера, тот, как и все, бывало, проигрывал. Фрэнк несколько раз выплачивал за него долги, а после тот «расплачивался» жирными контрактами. И по правде сказать, то, что кто-то был об этом в курсе (в частности Харпер, как выяснилось только что) Фрэнку совершенно не нравилось. У Кэтрин как он уже успел понять, язык был без костей и мысли никак не фильтровались, прежде чем обернуться в речь. Конечно, он не поверил ее заявлению о том, что человек она не любопытный, последнее мало вязалось с предыдущими словами Кэт о том, что та прижимала к стенке Троя некими доказательствами. Но комментировать все это, в конечном счете, он не стал, оправдываться и прикидываться бедной овечкой смысла не видел, как и подтверждать ее догадки вслух (что было бы с его стороны глупо). Выводы для себя он определенные на этот счет сделал и далее предпочел сменить столь опасную для себя (да и для Кэтрин тоже) тему.
Оказавшись в машине, дама изъявила желание отправиться на боковую, чем вновь заставила Фрэнка рассмеяться:
- Со мной так скучно? – Поинтересовался у нее, заметив, что та едва не валится от сна. Или это работа в супермаркете была такая изматывающая? Альтиери в своей жизни ни дня не приходилось работать по графику, и уж тем более он никогда не вкалывал в супермаркете, чтобы хоть немного мог понимать Харпер. – Конечно, поехали, я отвезу тебя. – Задним ходом выехал с парковки и, развернувшись, взял курс в направлении адреса, который назвала ему Кэтрин. Как вскоре выяснилось жила она в многоэтажке, подъезжая к ней, Фрэнк сбавил скорость.
- Здесь паркинг есть? – Спросил, имея в виду подземную парковку, коими подобные дома очень часто оснащались. Ну, или любое другое место, куда можно было приткнуть не маленьких размеров Кадиллак. – Проводить до квартиры?

+1

16

Я рассмеялась.
- Судя по твоему тону и удивлению, ты понимаешь вовсе не так, как я преподнесла тебе это предложение, - приложив ладонь к щеке, откровенно рассматривала Фрэнка. Сейчас он мне казался мальчишкой, которого большая девочка тащит туда, куда он не скоро собирался попасть. – В церквях, где есть хорошая звукоподача и мастера игры на органе, часто устраивают концерты. Музыка. Понимаешь? Хотя ладно. Я тебя поняла. Но мне жаль, что ты немного не так понял.
Она не звала его на свидание. Хотя, если он согласится пойти с ней на рок-концерт, то какая разница? В качестве музыки, месте, где она будет звучать? Или все же своды соборов так сильно довлеют и у него чувство совести играть начинает, что будучи женатым, пришел с чужой женщиной туда. Вообще, даже сегодняшний день я не воспринимала как свидание. Скажем так, в нем сыграло любопытство. Я могу догадываться, откуда Фрэнку стало известно, где я сейчас обитаю в плане работы. Меня могли видеть кто угодно, всех же его людей мне знать не дано, кроме того надутого обольстителя. Интересно, ему попало за то, что пропустил меня и его босс (ведь босс, я не ошибаюсь?) получил по лицу. Сейчас этот странный интерес как в маленькой девочке во мне будоражил кровь, но вот спросить так и не смогла. Мы вроде договорились тот день «забыть».
- Встреча встрече рознь, ты же понимаешь. Интересно. Раз уж ты заговорил, то назови три таких места.
Альтиери, будь он не ладен, становился мне интересен. Но в такой же степени, пропорционально, опасен. Я не хотела никем увлекаться. И даже если это произойдет с этим мужчиной, тем более. Привязанность делает нас слабыми. А когда твое сердце свободно, тебя не напрягают звонками и каким-то обязательствами, то вовсе жить проще. Но никто из нас не застрахован от игры «крови».
- Я не знаю. Может быть. Но ты ведь что-то знаешь обо мне. А это уже кое-что, - чуть приблизилась к нему лицом, жарко спросила, - а что правда, фотографиями обклеивают? А то, что ты не маньяк, это облегчает мою участь как просто собеседника. И могу не переживать, что домой попаду в целости и сохранности.
И моя странность часто отпугивала мужчин. Я как та конфета в красивой обертке. Видят, хотят, а как начинают со мной более тесно общаться, так сразу чувствуют свою неполноценность или того хуже, начинают нападать в открытую, сбегают. Рядом задержался только муж. Интересно, как быстро сбежит этот? Хотя, он еще не прибегал.
- Мы заочно с тобой много общались. Неужели у тебя не возникало желания узнать, ну вот кто такая эта Харпер, что вечно сует палки в колеса? Не поверю. Ты считаешь, что такая странность это нормально?
Пусть ответит. Как говорится, выясним сразу и не будем больше заинтересовывать друг друга. Зачем? У каждого человека складывается свой круг общения. Не можем же мы дружить с теми, кто вовсе не понимает нас. Приходится постоянно раз по сто объяснять тот или иной свой поступок, вечно быть рулевым, потому что друг тебя не «чувствует», боится сделать шаг, вечно смотрит в рот. Хотя есть и другой тип «я главный». Не имея общих интересов, трудно быть рядом долго. И если моя странность оттолкнет Альтиери, то значит, они вовремя остановят свое общение.
- Не все, но многое. Я сделала такой вывод исходя из того, что слишком часто наши интересы пересекались, и опять же, я уводила у тебя объекты. Ну, вот ты меня хоть убей, не поверю, что справки ты не наводил. Я бы вот точно начала разнюхивать в твоей ситуации.
Я умею слушать. Честно пыталась понять и увидеть, что он мог созерцать в своей работе, но как оказалось…
- Ты любишь видеть только прибыль и нули на счетах. Но ведь это просто материальное. А что в грузоперевозках интересного? Как одна машина на пару тонн перевезет больше, чем другая. Что на одном складе быстрее товара станет меньше, чем на другом. Да, мыслим совершенно по-разному.
Конечно, не в деньгах счастье, а в их количестве. Но все же. Я не была меркантильной, оттого проникнуться интересом Фрэнка не могла. Все что начинало касаться Троя выводило нас с моим собеседником на сколькую тропинку. Я не считала нудным высказать свои догадки в отношении своего бывшего босса. Тем более в данной истории сам Альтиери не был посторонним. Может подсознательно, мне хотелось подлить масла в отношения Каспера Троя и команды Альтиери. Я же женщина, а наши методы порой мало понятны мужчинам.
- Есть, конечно, - в доме, где я жила, был огромный подземный гараж, где стояли две машины моей семьи. Сейчас, так как сын на сборах в другом штате, а я не брала машину, по утрам предпочитая прогулку до работы, обе стояли на месте. – Нет, поверь. Ты весьма интересный человек, но после двенадцати часового рабочего дня и плюс шикарного ужина, я с ног валюсь, - и тут сама не успела за своим языком, как проговорилась, - завтра буду отсыпаться.
Выйдя из машины, усмехнулась.
- Нет, спасибо. – Нарываюсь на продолжение завтра или в другой день, но не смогла не ответить откровенно, - мы слишком мало знакомы, чтобы ходить до дверей квартиры вдвоем. Лифт меня домчит, - обошла машину и протянула руку мужчине, - спасибо за приятный вечер.

+1

17

- Я тебя понял, это ты меня не поняла, - отрицательно покачал головой, когда Кэтрин начала смеяться. - Я - католик, для меня церковь место особенное, мы туда ходим не затем, чтобы музыку слушать, для музыки есть куча других мест, таких как ночной клуб, к примеру. А орган можно и на стадионе послушать, - теперь уже Фрэнк усмехнулся, он коснулся руки Кэт, чтобы та все свое внимание сосредоточила на нем, после чего ничуть при этом, не смущаясь, напел известную любому американцу мелодию, - take me out to the ba-a-ll game, take me out with the cro-o-wd*. Понимаешь, о чем я? - Посмотрел ей в глаза. Когда речь заходила о бейсболе, он и в самом деле превращался в мальчишку, мог часами говорить на эту тему, спорить, кто круче, вспоминать самые яркие противостояния мировой серии. Сан-Франциско Джайентс. Команда с богатой историей. Весь Сакраменто болел за нее. Может и не в буквальном смысле, но в очень близком к тому, учитывая, то особое место, которое бейсбол занимал в сердце любого американца и успехи Джайентс последних лет, с 2010 года трижды становившихся чемпионами мира. Фрэнк каждое свое утро начинал с чашки кофе и газеты, которую неизменно пролистывал до страницы со спортивными сводками, где узнавал счет вчерашней игры. В мире, меняющемся со стремительной скоростью, бейсбол был тем, что оставалось неизменным последние сто пятьдесят лет. Именно это привлекало в нем Фрэнка и привлекало многих других, кто также как и он возвращались в детство, стоило им окунуться в разворачивающиеся на бейсбольном поле сражения. Ему казалось, что Кэтрин должна его понимать. Ну не могла органная музыка, играемая на концертах в церквях привлекать внимание среднестатистического американца больше, чем органная музыка, играемая на болл-парках**. Или же Харпер вновь предпочтет его удивить и разломать вдребезги очередной шаблон?
В отличие от Кэт Альтиери не был тем, кто умел удивлять, он и в молодости богатой фантазией и склонностью к романтике не отличался, а с возрастом так и вовсе перестал видеть в этом хоть какой-то смысл. Почему он должен был назвать именно три места, Фрэнк так и не понял, но спорить не стал, предположив, что это просто правила какой-то незамысловатой игры, направленной на то, чтобы узнать его лучше. - Ресторан, ночной клуб, кинотеатр, - не слишком долго раздумывая, перечислил самые классические места для свиданий. - Есть конечно и другие варианты, но вместо того чтобы просто говорить о них, я бы все же предпочел тебя куда-то сводить. Доверишь мне выбор? - Перескочив вопрос, пойдет ли она с ним, Фрэнк, прекрасно понимая, что их интерес взаимен, сразу перешел к следующему. Ему нравился этот разговор и нравился легкий флирт, с которым они общались между собой. Мужчина ловил каждое ее телодвижение, и, конечно же, его заводило, когда Харпер приближалась к нему и начинала говорить жарче.
- Я не специалист в этой области, но мне кажется что правда, - также игриво ответил ей, стараясь пощекотать нервы. Знала бы Кэтрин к скольким убийствам был причастен сидящий напротив нее мужчина, возможно и не чувствовала бы себя в безопасности, но узнать ей об этом, понятное дело, было не суждено. Во всяком случае, не от него уж точно. – Со мной можешь не переживать о маньяках. – Когда Кэт начала проявлять настойчивость, и флирт преобразился в нечто похожее на допрос, Фрэнк отреагировал усталым вздохом. Но видимо она не отцепится пока не получит ответа на свой вопрос, поэтому Альтиери ответил. – Пока мы общались заочно, меня факты из твоей жизни заботили мало, все изменилось, когда я тебя увидел. Тогда вот и навел кое-какие справки. – Полной картины они ему дали едва ли. – У всех женщин есть странности, нам, мужчинам, приходится с ними мириться, тут просто выбора нет, - сведя к шутке, ответил на ее вопрос и бессильно развел руками. У одних женщин этих самых странностей было больше, у других меньше. Но, так или иначе, тараканы присутствовали в голове у каждой. Иные Фрэнку не попадались. Или может это он сам обращал внимание на таких, и дело было в нем, кто ж его знает.
- Хорошо, тогда к тебе встречный вопрос, - не хотел, но она сама его вынудила, - что интересного в работе в супермаркете? Почему ты так держишься за нее? – Альтиери понимал, что пришла она туда видимо от безысходности. Но почему она отказывалась от его помощи? Кому хотела сделать этим хуже, ему или самой себе?
К сожалению, до дома Кэтрин они добрались раньше, чем хотелось бы Фрэнку, и от предложения проводить ее до дверей женщина также отказалась. Было немного обидно, но настаивать Альтиери не стал, в конце концов, это было ожидаемо, они провели вместе всего лишь один вечер, да и тот не в приличном ресторане, а в дешевой кафешке, где он потратил чуть больше двадцати баксов. – Проклятье, я думал, что мы хотя бы поцелуемся на прощание, - с усмешкой отреагировал на то, как Харпер, обойдя автомобиль, протянула ему руку. – Телефончик хоть свой оставь, - стоя напротив нее, не спешил отпускать ее кисть, впрочем, ни в коем случае не пытаясь при этом сделать ей больно или хоть как-то угрожать. Все это было продолжением флирта, и Фрэнк улыбался, глядя в лицо Кэт. – Я настойчивый. Я позвоню тебе завтра.

___
*Take me out to the ball game – неофициальный гимн бейсбола, написанный в 1908 году. С тех лет и по сей день исполняется болельщиками в середине седьмого иннинга.

послушать

**Болл-парк – бейсбольный стадион.

+1

18

- Я прекрасно понимаю тебя, - успокоившись, смотрю на руки Френка. Аккуратные. Хоть и работала я на стройке или вот в магазине, все равно считаю, что руки это второе лицо. Первое же для меня ботинки. Терпеть не могу нечищеной обуви. – Мы просто говорим с разных точек. Ты о духовной связи с этим местом, я же с позиции путешественника или почитателя музыки.
Волновало ли меня то, что в церкви обитают божественные силы, что в распятии есть некое высокое понимания всего, что творится вокруг нас? Нет. После смерти моего мужа, я остыла к вере вообще. Не верю в то, что помолившись, произойдет чудо. Небеса, или что там есть, отняли у меня дорогое. Спасибо, что мой сын остался рядом и мой мальчик мое утешение, хотя уже не так сильно мы с ним привязаны, но все же. почувствовав прикосновение, я перевела взгляд на сидевшего напротив меня мужчину, но лишь сжала кончики его пальцев своими, показывая, что да, я его внимательно слушаю.
- Ты говоришь про бейсбол, - уточняю, и в тоже время спрашиваю. – Но я не поклонник этого вида спорта. Люблю более быстрые виды спорта – хоккей, плавание, баскетбол. Никогда не ходила на стадионы. Ты удивишься, но я даже правил не знаю. Погоди, крутится слово – «квотербек». Но это не из этой оперы, да?
Френк лишь с улыбкой кивал. Что поделать, если я нетипичная американка. И начинаю понимать – с этим человеком у нас совершенно разные взгляды, наверняка, на любое увлечение.
- Ну, это ты назвал обычные места. Я бы предложила парк или крышу небоскреба, - я хитро смотрела в его глаза, а ощущение было, если соглашусь, то положу голову в пасть льва, и обратной дороги у меня уже не будет. Наверное, я соскучилась по истинно мужскому обществу, раз киваю. – Доверю.
К нему не надо было приближаться, чтобы чувствовать опасность, волнение или возрастающее желание узнать человека по имени Френк Альтиери поближе. Прикосновение не выстреливало мне в руку током, как бы это могло быть, если бы мой собеседник начал заводить меня своим поведением. Но мне казалось, что я прилипла, ладонь покоилась в его теплой руке.
- Я не привыкла сидеть без дела. Мне становится скучно. Скажем так, я поменяла обычный уклад своей жизни радикально. И мне нравится. Френк, я просто работаю. И не важно, как тяжела работа, важно как ты относишься вообще к слову «работа». Держусь? Наверное, ты прав. А интересного? Ну в такой сфере еще мне не приходилось бывать, кроме как покупателю. Сколько я там продержусь, как скоро мне это надоест, не знаю. Пока все нормально.
Взрослые люди порой недоговаривают друг другу многое, пытаясь больше разобраться во всем происходящем. Но как оказалось, Френк весьма откровенен в своих желаниях. Я же саккуратничала. Боюсь. Боюсь стать зависимой, боюсь нырнуть в этот омут и остаться там. От Френка веяло чем-то мне совершенно непонятным. Это был сильный соперник, мужчина, человек, обладающий если не властью, то возможностью ее просто взять. А готова ли я была поддаться этой власти? НЕ знаю. Я как девчонка, на первом свидании. Давно забытые ощущения встречи с юношей, щекотали мои нервы и разгоняло воображение. Чувствую, что он не отпускает, да Ия не стала вырывать свою ладонь из его руки, лишь только ближе подходя.
- Проклятье, - повторяю за ним, - ты читаешь мои мысли, - мой взгляд перемещается на его губы. Нj чувство легкого флирта, того, что так заводит мужчин меня не покидало, и я просто прикасаюсь губами к уголку его губ, - не ешь весь кусок мяса, иначе на завтра ты останешься голодным.
Он, наверняка, понял, о чем я говорю. В кармашке сумки я нашла салфетку, на которой написала свой телефон.
- Завтра… Хорошо. Если буду спать, звони громче.
Подмигнув, я пожимаю его руку и скрываюсь в кабине лифта, который оказалось, что стоит на нулевом этаже. А в зеркало на меня смотрела женщина с раскрасневшими щеками.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Once Upon a Shopping