Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » my sleepless night...


my sleepless night...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[NIC]Emine Feriye[/NIC]
[STA]больше не вдова[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nZ9i.png[/AVA]

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
АЛИ ТААС И ЭМИНЕ ФЕРИЕ
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

http://68.media.tumblr.com/17eb7a50f9d06d4b68230d04b4d77d55/tumblr_ok5197hzI91ve5zfdo1_250.gif http://68.media.tumblr.com/5eacfd60d751a6b6f37b2d166f28f88b/tumblr_ok5197hzI91ve5zfdo2_250.gif
Военная кампания против пиратов завершилась успешно, нечестивцы наказаны и адмирал уже докладывает в столице эту радостную весть. Но, все-таки не все прошло так идеально, как хотелось бы...
___________________

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-28 19:58:58)

+1

2

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Али пришел в себя поздней ночью, словно бы резко вынырнув из какой-то темной воды, что так и тянула его на глубину... и в самый первый момент, удивился тому насколько же вокруг тихо. Последние несколько месяцев каждый военный моряк, что участвовал в походе против пиратских островов, успел привыкнуть к привычному уже шуму артиллерийской канонады - то были славные дни поистине небывалых морских сражений, каких давненько уже не было в королевстве. И ведь победы не дались королевскому флоту легко: базы пиратов были прекрасно укреплены, а корабли были не единожды испытаны во многих кровавых стычках на море. Однако... благодаря адмиралу Таасу, королевской армаде под его командованием удалось избежать многих жертв - а укрепленные галеоны, созданию которых Ардаван отдал так много времени и средств, показали себя истинно грозными противниками, которым не было равных на морских просторах. Али был счастлив тем что является свидетелем очередного трумфа военного гения его любимого отца и решил что поговорит с ним о своем решении оставить службу уже после того как кампания против пиратов будет закончена. Однако, так вышло, что в последнем решающем сражении, "Морской сокол" вынужден был вступить в неравный бой сразу с двумя кораблями противника и пока подошло подкрепление, удачный выстрел уничтожил фок-мачту, в результате чего Тааса-младшего эпично выбросило за борт.
Правда обо всем этом он сейчас уже не помнил...
Когда глаза капитана привыкли к скудному освещению, он понял что находится в кубрике - но явно не на своем корабле. "Сокол" Али совершенно точно не смог бы перепутать с другими, ведь он знал его буквально "от" и "до", с того самого момента как увидел на стапелях знаменитой верфи своего дядюшки. Однако, помещение в котором Али находилось сейчас было намного больше чем на его корабле...
-Где я? -шепотом поинтересовался Таас, заметив что пламя свечки что стояла на деревянном столе неподалеку от его подвесной койки легонько дрогнуло - сразу после этого к капитану подошел человек... в котором он с радостью узнал старого друга своей семьи, капитана Саута. -Хвала Создателю... так значит это "Каффа"? А я не мог понять, почему все вокруг кажется мне таким знакомым.
-Хвала Создателю, что ты жив и наконец-то очнулся, -улыбнулся Саут, после чего вполголоса приказал одному из матросов разбудить корабельного лекаря. -Ардаван был очень расстроен, когда ему пришел приказ срочно прибыть в столицу - не хотел тебя оставлять и в конце-концов взял с меня слово, что я за тобой пригляжу. Совсем как в детстве, помнишь? Только ты теперь не тот вечно голодный мальчишка с рынка...[float=right]http://funkyimg.com/i/2nXY3.gif[/float]
-Что произошло? Я вас едва слышу, как только поворачиваю голову, -пожаловался Али. -Помню как рухнула мачта на "Соколе" - а потом резко наступила темнота. Кажется я успел услышать орудийный залп...
-Тебя выбросило за борт и похоже что хорошо контузило взрывом. Последнее сражение было три дня назад - все это время ты был без сознания и бредил, -принялся рассказывать Саут. -Видимо частичная глухота, последствия того взрыва которым тебя накрыло. Еще у тебя осколками повреждено плечо, так что постарайся не двигаться. Мы полным ходом идем домой, в Атлантию - а твой корабль будет отправлен на верфь в Манису для ремонта. Ему как и тебе здорово досталось...
-Это был последний бой для меня, Саут.., -ответил Таас, посмотрев на старого друга. -Я обещал жене, что вернусь к ней и мы больше не будем расставаться. Как только отец вернется, я обязательно поговорю с ним об этом.
-Кстати - вчера ведь привезли почту и я забрал целых три письма из Аданы для тебя! -спохватился Саут, поспешно вскочив. -Видимо они затерялись когда мы сменили дислокацию. Сейчас принесу тебе их.
Пока капитан ходил за письмами, корабельный лекарь осмотрел Али и тоже велел ему смирно лежать и не пытаться вставать. Осколочная рана на плече заживала хорошо - куда больше лекаря беспокоила частичная глухота у его пациента, но он выразил надежду, что вскоре и она должна пройти при должном уходе и хорошем лечении.
-На какое-то время вам придется забыть о военной службе, капитан Таас. Выздоровление потребует от вас много терпения... и я советовал бы вам съездить в Анд к вашему родственнику. Уверен, что господин Шараф эль Дин сумеет дать вам куда лучший совет...
-Не знаю, поеду ли я навещать моего деда... я не видел свою жену уже больше пяти месяцев. Теперь, когда я выполнил свой долг, хочу лишь одного - поскорее обнять ее, -устало вздохнул Али. -Она ожидает нашего первенца...
-Вообще-то я говорил не о господине Зороастре, капитан Таас - теперь в Анде есть и второй лекарь, которому нет равных во всей Атлантии. Говорят, что он творит настоящие чудеса, спасая даже безнадежных больных. Это единственный сын мастера Зороастра, -ответил лекарь. -А сейчас, отдыхайте и постарайтесь поспать.
Откинувшись на подушку, набитую соломой, Али улыбнулся. Так значит Тан все-таки сумел добится осуществления своей мечты? Подумать только, тот кудрявый и смешной малыш, с которым Али когда-то убегал от булочника на базаре, теперь сумел превзойти своего великого отца! Вспоминая как он обожал Ани и ревел когда она должна была выйти замуж, нельзя было не умилится...
Прежде чем позволить усталости вновь сморить себя этой ночью, Али прочитал письма от любимой жены, которые были полны любви и конечно же тоски по нему. Эмине писала, что очень скучает и считает дни до возвращения своего любимого мужа - а еще, надеется что он успеет приехать до рождения их ребенка. Перечитав каждый пергаментный свиток, Таас спрятал письма жены под подушку и устроившись поудобнее в подвесной койке, закрыл глаза. Хотелось бы верить, что его письма к Эмине не затерялись где-то на морских просторах и не заставили его обожаемую звездную ночь переживать... [float=left]http://funkyimg.com/i/2nXXH.gif[/float]
Я люблю тебя... очень-очень и хочу как можно скорее сказать это, смотря в твои необыкновенные глаза, -подумалось Али, перед тем как его все-таки сморило. -Безумно хочу как можно скорее оказаться рядом с тобой, обнять и никогда не отпускать больше из своих объятий. Приснись мне сегодня? Только твои ласковые руки и нежные уста способны принести мне истинное исцеление от всех возможных ран...
Так потекли слишком долгие для Али дни на "Каффе" - и прошло еще целых две недели, прежде чем галеон наконец-то достиг сначала хорошо знакомого порта Манисы, а затем, спустя еще день, ночью прибыл в Адану. Несмотря на то что Саут уговаривал Али подождать до утра, он не стал ничего слушать и буквально помчался домой, даже не подумав собрать свои вещи. Было уже поздно и все в особняке крепко спали, когда капитан Таас наконец-то переступил его порог и поднялся на второй этаж... где и столкнулся со своей любимой матерью. Как оказалось, Ахмед немного простудился и она встала среди ночи чтобы проверить как ему спится - и теперь, обнимала своего обожаемого старшего сына, не сдерживая слез радости.
-Матушка, я счастлив видеть вас - пусть Создатель пошлет вам здоровья и много радостных дней! Я очень соскучился.., -Али крепко обнял Андромеду. -Жаль только что отец не приехал вместе со мной... но вы верно знаете, что его вызвали в столицу для доклада?
-Знаю, -улыбнулась Ани. -Он прислал мне письмо недавно в котором сообщил, что скоро уже вернется - и по дороге заедет в Лион, чтобы привезти сюда Мину и Баязида. Потом мы все вместе поедем домой, в Мориссию. Но сначала надо будет дождаться рождения нашего с Ардаваном первого внука... мне не верится временами, что моя дорогая Амина скоро станет матерью.
-Главное что вы с отцом простили их... это очень важно для Баязида, он ведь так расстраивался из-за этого, -ответил матери Али. -И я рад что с Миной все хорошо... а как моя жена? Вы ведь постоянно были с ней рядом...
-Давай-ка не будем тратить время на разговоры... она так ждала тебя и переживала - скорее иди к ней. Твой малыш очень беспокойный и вечерами не позволяет бедняжке Эмине уснуть - совсем как мой Баязид, -рассмеялась Андромеда. -Я расскажу тебе все новости завтра, а пока что поспеши обнять жену. Когда я заходила к ней около получаса назад, она еще не спала.
Естественно, Али не заставил себя упрашивать и сразу же направился в спальню, где нашел свою ненаглядную крепко уснувшей на небольшом диванчике на балконе. По счастью, уже наступили теплые дни и Эмине не грозило простудится уснув на свежем воздухе. Присев перед диванчиком, Таас взял любимую жену за руку и прижался своей щекой к ее ладони... вот теперь, их долгая разлука наконец-то подошла к концу?
-Эмине... посмотри на меня? Я скучал по тебе, милая моя.., -тихо шепнул Али, не удержавшись от искушения прикоснуться к любимым губам своими, а затем осторожно приложил свою ладонь к животу любимой жены. -Я люблю тебя и больше не покину... обещаю тебе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-29 01:07:35)

+1

3

[NIC]Emine Feriye[/NIC]
[STA]больше не вдова[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nZ9i.png[/AVA]
____________________
http://funkyimg.com/i/2nZkL.gifhttp://funkyimg.com/i/2nZkP.gif
____________________

Время… как же быстро оно пролетает? Казалось, еще недавно цвели плоды персикового дерева, а в саду распускались первые бутоны роз, когда женщина, всецело посвятившая себе своим детям, покидала на время дворец, вынужденный стать для нее родным, чтобы просить совета у подруги. Или даже не совета, а помощи? Помощи, в которой она так отчаянно нуждалась не первый год после кончины своего супруга, что оставил ее в этом мире заботиться не только о детях, но и своими владениями, которые в скором времени должны были быть унаследованы их сыном, как и гласит закон. В любом случае, зачем бы она ни ехала в Манису, но она получила на свои вопросы ответы. Но, главное, она обрела человека, родного ее сердцу, который мог не только защитить ее и детей от врагов, подобно змеям оказавшихся у самого порога дома, но и подарить такое необыкновенное чувство, как любовь.
Говорят, сильная и настоящая любовь не подвластна ни времени, ни расстоянию. Она все выдержит, подобно могучим скалам, о которые разбиваются в шторм волны морской воды, и даже корабли. Она все перенесет, сколько времени бы не пришлось ждать, томясь в неизвестности. Однако почему-то никто не решил сказать Эмине, насколько это будет не просто.
Ждать…
[float=left]http://funkyimg.com/i/2nZkQ.gif[/float]Надеяться, что поход закончится уже завтра и на горизонте появятся очертания до боли знакомого «Морского Сокола», на котором уже не единожды прибывал в порт Аданы Мустафа Али Таас, ставшим для Эмине чем-то большим, чем надежным защитником, ее скалой и удачей. Именно он был ее дыханием, сердцебиением и теплом, которое согревало ее холодными ночами, что наступили сразу же, стоило только капитану отбыть вместе со своим верным экипажем в долгожданный и такой необходимый поход против пиратов. Казалось, не только осень пришла в Адану вместе с началом военной кампании королевского флота, но и тревога опустилась на дне сердца подобно пожелтевшему листу, укрывшему все еще зеленую траву под ногами. Правда, женщине еще повезло – у нее был достойный пример для подражания, ведь с ней в Адане осталась также и ее новоиспеченная свекровь с детьми, которые не давали также загрустить и ее детям, что так внимательно наблюдали и переживали вместе со своей матерью каждую новую перемену в своей жизни. Они хорошо приняли Али и ждали вместе с ней, когда он вернется. Хотя, им было многим проще. Все-таки детство – пора беззаботности  и счастья, когда легко забываешь о том, что еще недавно грустил по человеку, который уехал с весьма ответственной и не простой миссией. Если, конечно, не сказать опасной. Все-таки пираты не будут ждать, пока их победят, и будут отчаянно сопротивляться, подобно раненой кошке, что пустит в ход все свои хитрости и ловкость, лишь спасти собственную шкуру.
И, наверное, Эмине стоило бы хоть немного позаимствовать той беззаботности, которую он наблюдала у своих детей, когда они играли с младшими братом и сестрой своего отчима. Конечно, женщина понимала, что может навредить и себе, и ребенку, если будет постоянно пребывать в напряжении и думать только о плохом. И ведь в тот день и час, когда письма задерживались где-то в пути, она не находила себе места. Вот и сейчас от Али не приходили весточки на протяжении месяца уж точно.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2nZmD.gif[/float]- ... а может с ним что-то случилось? – ответила Эмине Андромеде этим днем, когда она спросила, от чего она так беспокоится. Тем более из-за ее беспокойства еще и ребенок стал беспокойным и начал беспокоить ее даже посреди ночи, не давая ей спать, из-за чего днем женщина так же много времени проводила в постели, отдыхая после бессонной ночи.
- Если произошло бы что-то плохое, Ардаван написал бы об этом в письме, - произнесла Ани в ответ своей невесте, конечно же, желая ее успокоить. Хотя сама она беспокоилась не меньше ее, у дочери великого лекаря, спасшего Атлантию, было больше опыта в скрывании своего беспокойства и волнении. Пожалуй, она уже привыкла за столь долгие годы с ним жить, и это беспокойство было ее постоянным спутником, когда рядом с ней не было любимого супруга. Впрочем, Андромеда прекрасно знала, как умеют мужчины скрывать от них, своих любимых женщин, все те рассказы о различных опасностях, которым они подвергались, желая оградить от лишнего волнения их. Но, разве оно стоило того? Все равно, рано или поздно, правда становилась известной, зачастую в самые неожиданные времена, когда приходили в дом гости и предавались воспоминаниями о тех славных днях, когда они задали жару и ощутили прикосновение дыхания смерти...
- Да, знаю. Однако мое сердце все равно не на месте. Али ведь исправно писал мне, а вот уже целый месяц от него нет ни строчки, - сокрушалась Эмине. Пусть она и понимала, что любимый муж ей не расскажет обо всем в своем письме, а лишь о самом главном, ей было важно увидеть его знакомый почерк, слова и сочетания из слов, которыми он сплетал свой рассказ. – Я отправляла каждую неделю по письму, на случай, если письмо затеряется, но так и ничего не получила… - добавила она, тихо вздохнув, а вместе с тем и накрыв свой округлый живот ладонью, чувствуя, как ее малыш оживился.
- Тебе стоит отдохнуть, дорогая. Пойди, приляг? – предложила Андромеда своей невестке, и та согласно кивнула ей в ответ, пожелав доброй ночи.
Правда, вместо того, чтобы улечься в постели и попытаться уснуть, Эмине вышла на балкон, где какое-то время любовалась спокойной морской гладью, по которой скользил лунный свет. Усевшись на удобный диванчик, женщина наслаждалась первыми теплыми вечерами, которые пришли на смену зиме, что в этом году украсила Адану лишь непродолжительным снежком, что подобно легкому пуху укрыло землю на несколько дней. Так она и не заметила, когда уснула, пропустив все самые важные события – прибытие корабля к порту. Правда, не «Сокола».
- Али? – тихо и еще сонно произнесла Эмине, услышав до боли знакомый голос. И не поверила собственным глазам, увидев мужа перед собой. – Неужели это ты? – добавила она следом, глотнув немного свежего воздуха, прежде чем коснуться ладонью его руки и улыбнуться, убедившись, что зрение над ней не подшутило. – O! Это не сон, - добавила она следом, накрывая ладонь мужчины, что уже скользила по ее округлому животу, находя отклик у их маленького беспокойного озорника. – Мы за тебя так беспокоились, в последнее время письма не проходили, и я не знала, что мне думать, - сразу же пожаловалась она Али, обняв его, не в силах сдержать слез.

+1

4

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Когда-то - кажется еще в другой жизни? - Али вежливо посмеивался, когда его отец говорил о том, что когда-нибудь и ему захочется настоящей и любящей семьи и уютного дома, где его будут с нетерпением ждать. Младший Таас на это отвечал Ардавану, что никогда не был этаким семьянином и не похож на своих любимых родителей, что в согласии прожили вместе столько счастливых лет. Однако, недаром принято говорить - не зарекайся о чем-либо? Ани была более мудрой и терпеливой, как и полагается истинной женщине и не раз сказала своему старшему сыну, что он изменит свое мнение о семье и браке, когда встретит свою судьбу. И все случилось именно так - пусть даже счастливой женитьбе Али поспособствовала прожженная и опытная семейная интриганка...
Сейчас, обнимая Эмине, капитан позабыл обо всем на свете, понимая что последние месяцы жил ожиданием этих счастливых мгновений. Ему досталась самая прекрасная и необыкновенная на свете женщина, ради которой Али был готов на все... в том числе и расстаться навсегда с любимым морем, как он собственно и обещал супруге перед отъездом. Но - все это пока что не так уж и важно?
-Две недели назад, я получил сразу три твоих письма... и понял, что мои послания видимо до тебя не добрались.., -рассказал любимой жене Таас, не забывая возвращать нежные поцелуи, которые она ему сейчас дарила. -Любимая моя... я просто не могу найти слов, чтобы выразить как мне не хватало тебя. Я старался писать тебе каждую свободную минуту... но видимо не все корабли снабжения что возили нам провиант и почту смогли добраться до Атлантии.
Когда Эмине, не сдерживая счастливых слез, уселась на диванчике, Али присел перед ней, прижавшись своей щекой к ее большому животу. Помнится, когда он помогал матери нянчится с братьями и сестрами, она не раз говорила что все будет иначе, когда на руках у бравого капитана окажется его собственный ребенок.
-Какой он уже большой... и сильный, -улыбнулся Али, когда ощутил сильный и явно недовольный толчок в щеку от будущего малыша. -Я пытался представить каким он будет - точнее она... и мне уже не терпится увидеть ее поскорее.
Он притянул жену к себе на руки, бережно обнимая и даря очередной поцелуй, во время которого впору было совершенно потерять голову. Эмине явно не ожидала, что любимый муж начнет целовать ее настойчивее, явно позабыв о ее деликатном положении и всех правилах, что предписывали супругам воздерживаться от близости в этот период. Но если прежний супруг леди Аданы охотно придерживался подобного правила, то Али слишком сильно соскучился, чтобы отказать себе в удовольствии провести ночь с Эмине. Она подчинилась его ласкам, а он постарался быть осторожным и очень нежным, когда они наконец-то стали единым целым...
После первого приятного раунда прямо на балконе (как собственно уже бывало в начале их бурного романа), Таас подхватил любимую жену на руки и отнес в постель, где можно было все повторить уже в более удобной обстановке, после небольшой передышки. Избавившись от своего кафтана и рубашки, Али удобно устроился рядом с Эмине и приподняв подол ее ночной рубашки из дорогого тонкого полотна, прикоснулся губами к ее животу. И похоже, что маленькой озорнице что пряталась под сердцем у своей мамы, понравилось то что испытали несколько минут назад ее родители? Движения ребенка стали более медленными и какими-то сонными что ли, так что теперь Эмине могла как следует отдохнуть...
-Хочу чтобы она привыкла к моим рукам..., -вновь улыбнулся Али, ласково поглаживая живот обожаемой супруги. -Мне кажется, что ей нравится, когда я тебя обнимаю - она уже не так сильно толкается, как в тот момент когда я тебя разбудил. Я знаю, что она будет чудесной и очень красивой...
Собственно говоря, очередная приятная ночь пролетает совершенно незаметно в объятиях друг друга - так что поутру, капитану было непросто заставить себя проснуться и вылезти из постели, сбросив сонную негу. Эмине тоже долго спала этим утром, а Али обнимая ее, не хотел будить и просто любовался своей спящей женой. К слову говоря, ночью он так и не рассказал ей о своей контузии, упомянув лишь досадное ранение осколками в плечо, которое уже успело зажить. Волновать Эмине сейчас последствиями более серьезного проишествия в походе Таас не хотел, решив что расскажет позже, уже после того как жена благополучно родит.
-Как же он вырос, мама... и стал большим и красивым, -похвалил капитан своего самого младшего братишку, когда Ани вынесла его в сад после завтрака. Мурад и правда успел значительно подрасти и изменится с той поры как Али видел его в последний раз. -И Руми с Ахмедом очень вытянулись за последнее время. Как и наши старшие, правда, любимая?
Айше и Мехмед очень радостно встретили своего отчима - мальчишка так вообще не хотел слезать с рук Тааса, тут же начав рассказывать все что случилось за последнее время. Что ему было очень весело играть с Румеисой и Ахмедом и они придумали вместе много интересного - и что малыш Мурад научился ползать и теперь не только кушает, спит и плачет.
-Что же ты будешь делать когда Руми и Ахмед уедут домой? -рассмеялся Таас, потрепав приемного сына по волосам. -Совсем скоро отец увезет их домой, в Мориссию.
-Может они останутся у нас насовсем? -тут же нашел решение Мехмед, хитро посмотрев сначала на Эмине, а потом на Андромеду. -Нам ведь так весело... не уезжайте пожалуйста?
-Дорогой, мы ведь остались только потому что твоя мама была очень добра и пригласила нас, -улыбнулась мальчику Ани, обняв его. -Я уверена, что Румеиса, Ахмед и Мурад тоже будут очень скучать по тебе и Айше... но нам пора возвращаться домой. Однако, совсем скоро наша милая Эмине осчастливит всех нас прибавлением в семействе, так что тебе не придется грустить. Будешь помогать маме с братишкой или сестренкой так же как помогал мне с Мурадом, хорошо?
Пока Али был в походе, Андромеда позволяла его приемным детям возится с Мурадом, чтобы они быстрее привыкли к тому что в доме скоро будет маленький ребенок и не ревновали свою мать к нему - особенно Айше. Этой девочке явно было нелегко смирится с тем что ее любимая мама влюбилась, так что госпожа Шараф эль Дин как могла, постаралась убедить падчерицу сына, что отношение к ней никогда не изменится. Ведь при должном старании, Али мог заменить детям своей супруги их рано почившего отца...
-Нам с Эмине тоже будет вас очень не хватать, матушка, -ответил Андромеде Али, после чего протянул руку жене. -Дети заняты очередной веселой игрой, так что пойдем прогуляемся? Все время в походе, я мечтал о том как мы снова будем вместе гулять в этом чудесном саду.
Пройдясь по саду, Таас отвел жену в ажурную беседку, где можно было спрятаться от дневного зноя - весна в этом году пришла раньше обычно и стояли совершенно летние и очень теплые дни. Но в беседке в глубине сада, была блаженная тень и прохлада, навеваемая легким ветерком с моря... и конечно же, Али не стал противится, когда Эмине притянула его к себе и подарила новый жаркий поцелуй, напомнив о прошедшей восхитительной ночи.
-Как ты себя чувствуешь, любимая? -поинтересовался капитан, взяв лицо любимой супруги в свои ладони. -Я обещал что не отойду больше от тебя... и намерен выполнить свое обещание... А еще, я сегодня еще не успел сказать, как сильно люблю тебя.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-29 23:26:30)

+1

5

[NIC]Emine Feriye[/NIC]
[STA]больше не вдова[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nZ9i.png[/AVA]
Не может быть в жизни ничего хуже ожидания…
Не может быть в жизни ничего лучше встречи с любимым, которого доводилось дожидаться столь долгие дни и ночи…
Пожалуй, сейчас Эмине была вне себя от радости, и на ее лице блестела счастливая улыбка, подобно луне на темно-синем бархате ночных небес. Она крепко прижала к себе Али, радуясь тому, что он снова рядом с ней, а дни бесконечного ожидания подошли к концу. Теперь она знала наверняка, что не отпустит его от себя, не даст уйти в море, чтобы продолжать свою жизнь в вечном ожидании его возвращения. Как бы там ни было, а она не была такой же терпеливой, какой была Андромеда. Она не умела себя успокаивать, когда новостей от любимого не было. Так уж была устроена женщина, которое и без того довелось слишком много времени провести в ожидании собственного счастья, и чтобы продлить его максимально долго, она знала, что не станет делиться с морем. У моря было и без того слишком много загубленных судеб и сердец, своими жертвовать она не станет. Тем более, Али уже дал ей обещание, и судя по всему, не забыл о нем, раз уж вспомнил о нем, снова подчеркнув, что не оставит ее одну. Однако все эти слова не могут осушить ее слез, которые счастливым ручьем проложили себе дорожку по ее щекам. Особенно, когда мужчина говорит о тех кораблях, которые не дошли до берегов Атлантии, чтобы довести весточку не только ей, но и другим женщинам, с нетерпением ожидавшим своих мужей, сыновей и просто близких им мужчин, будь то родственники или друзья их семей. Ведь, конечно же, хотелось, чтобы домой путь нашел каждый.
Вот только так не бывает…
Увы, увы, увы…
- Самое главное, что я могу тебя обнять сейчас – ты вернулся ко мне живой и невредимый, как я и молила у Создателя каждый божий день, - пролепетала она, прежде чем Али уделит внимание не только ей, но и их малышу, движения которого он уже мог ощутить. Не то, что раньше, когда он начинал только делать свои первые движения внутри нее, когда Эмине приложила руку Али к своему животу. Тогда мужчина не могу почувствовать первых движений ребенка, тогда как сама мать их очень хорошо чувствовала. Впрочем, как и сейчас.
- Ты все еще думаешь, что у нас будет дочь? – улыбнулась Эмине, ласково проводя ладонью по щеке, спускаясь ниже к плечам Али. – А если будет сын? Мой отец пишет, что хочет уже наконец-то убедиться в том, что хоть одному его внуку достанется Диярбекир, - добавила она, припомнив письма своего старого отца, который жил только мыслью о том дне, когда его дочь родит еще одного ребенка – мальчика. А ведь, если она родит дочь, наверняка перед лордом Ферие появится новая задача – дожить-таки до внука!
Отвечая на все прикосновения мужа, а также на его поцелуи, Эмине даже не могла подумать, что он захочет зайти так далеко в их близости – беременным настоятельно рекомендовалось свести на нет близость с мужьями, чему она всегда следовала, заботясь о ребенке. Однако, как оказалось, ничто не может быть приятней близости двух любящих сердец, когда между ними находится еще и третье? Ребенок не был таким уж беспокойным, скорее даже наоборот – он сразу почувствовал, как изменились эмоции его матери, что только довольно улыбнулась, лежа в постели, когда Али прикасался к ней и разговаривал с их дочерью или сыном.
- Она просто знает, как сильно я тебя люблю, и как сильно я тебя ждала – никто не знает об этом настолько хорошо, только она, - тихо произнесла она, привлекая к себе мужа, на плече которого она заметила шрам, и сразу же испугалась. – Ты все-таки был ранен и не написал мне об этом, - пожурила она мужа, покачав головой в такт своим словам. Мысленно она уже вознесла хвалебные мольбы, в которых не могла нарадоваться возвращению Али домой, но главное – что он больше не отправится в плаванье.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2o2Dc.gif[/float]Уснув той ночью достаточно поздно, Эмине проснулась намного позже обычного, и то благодаря ребенку, что начал привычно будить ее, меняя свое положение внутри нее. Собравшись к завтраку, Эмине решила, что обязательно стоит отпраздновать возвращение Али, о чем и дала соответствующие распоряжения прислуге, как только спустилась вниз и заглянула на кухню. Ну, а когда они вместе вышли в сад, не могла нарадоваться и сверкала от счастья. Тем более, что дети также радостно встретили своего отчима. Особенно Мехмед, который уже почти и не помнил собственного отца.
- Надеюсь, что вы не будете забывать приезжать к нам в гости так часто, как только сможете, - произнесла Эмине в тон беседе, которая завязалась у Али с Андромедой и ее детьми. До этой поры она отмалчивалась, но все еще не поблагодарила Ани за оказанную поддержку, и это стоило уже исправить. – Если бы не вы, не знаю, как бы дождалась возвращения Али. Ваши мудрые советы и поддержка, не только отвлекли детей, но и мне помогли, - улыбнувшись, произнесла Эмине, посмотрев на мужчину. А ведь, кто знает, как бы она вела себя, если бы не поддержка Андромеды? Впрочем, дополнить какими-либо словами она не решилась, согласно кивнув на предложение супруга прогуляться садом, в котором начали цвести первые цветы, постепенно тянясь к солнцу и излучаемому им теплу.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2o2EB.gif[/float]- Все хорошо, спасибо, - весьма сдержано улыбнувшись, произнесла Эмине, посмотрев на Али. – Теперь, когда ты рядом со мной – мне намного лучше. Ведь теперь я могу не беспокоиться и беззаботно готовиться к предстоящим родам. Ведь ты возьмешь на себя обязанности регента при Мехмеде, чтобы я могла в полной мере посвятить себя материнству? – спрашивает она, обвивая за шею своего моряка. – Я тоже тебя люблю, - добавила она, прежде чем поцеловать супруга. И именно в этот момент к ним неспешно и очень осторожно подошла служанка, чтобы доложить о том, что к капитану Таасу пришли. Этим гостем оказался капитан Саут, от которого внезапно женщина услышала то, о чем она не была осведомлена…
- То есть, какие еще последствия от ранения? – спросила она, посмотрев на мужа и капитана Саута, который пришел, чтобы поинтересоваться, как чувствует себя Таас-младший. А ведь сам Таас так и не рассказал в подробностях ни о своем ранении, ни о том, какие это имело последствия для него. - Капитан, простите, пожалуйста. Но, не могли бы вы рассказать обо всем более подробно, поскольку муж, видимо, боится за меня и нашего ребенка, поэтому ничего не рассказывает, - буквально потребовала Эмине, желая услышать все в подробностях и немедленно.

Отредактировано Tony Danziger (2017-01-29 22:03:31)

+1

6

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Что может быть лучше нежных и ласковых объятий самой-самой дорогой и любимой в этом мире женщины? И пусть в Атлантии не было принято демонстрировать свои чувства вне спальни, Али и Эмине решили воспользоваться драгоценными минутами наедине - капитан с удовольствием отвечал на поцелуи своей супруги, когда их совместную идиллию прервала одна из служанок. Как оказалось, старый друг семьи решил навестить родных ему людей и заодно попрощаться перед тем как возвращаться в Мориссию. Таас без какой-либо задней мысли вернулся вместе с Эмине к столу, на котором еще совсем недавно был сервирован завтрак; сейчас же слуги принесли для гостя душистого вина и фруктов. Андромеда радушно поприветствовала Саута, пожелав ему скорее вернутся домой, к любимой жене что наверняка тоже его заждалась...
-Знаю-знаю - сегодня отплываем, так что моей Эсме осталось недолго уже ждать моего возвращения, -улыбнулся Саут, а затем выдал нечто такое, чего капитан Таас-младший совершенно не ожидал. -А как ты чувствуешь себя, Али? Надеюсь что Всевышний пошлет тебе скорейшего выздоровления от последствий ранения. Да и теперь ты в надежных руках, так что я смогу уехать со спокойным сердцем.
Саут очень давно был дружен с главой дружного и большого семейства Таас, так что привык считать родных Ардавана и своей семьей - в какой-то мере. Своих детей у старого капитана не было, но он всегда близко к сердцу принимал все беды и невзгоды, что случались у драгоценных чад Ардавана и Андромеды. Особенно Саут обожал свою крестницу, однако, не мог не беспокоиться и об Али, которого знал еще совсем мальчишкой.
-То есть, какие еще последствия от ранения? -тут же поинтересовалась Эмине, после всего услышанного. Али оставалось лишь вздохнуть... он ведь так не хотел сейчас заставлять жену волноваться - но как говорится, слово не воробей, вылетит и не поймаешь? -Капитан, простите, пожалуйста. Но, не могли бы вы рассказать обо всем более подробно, поскольку муж, видимо, боится за меня и нашего ребенка, поэтому ничего не рассказывает.
-Али-Али..., -покачал головой Саут. -Тебе надо было самому все рассказать госпоже... теперь я выгляжу словно старый доносчик...
-Ты все сделал правильно, дорогой Саут, -вздохнула Ани. -Поступил как преданный и верный друг... Рассказывай все как есть, раз уж Али боится сам сказать жене правду.
-Я не боюсь, матушка. Просто после того как терялись мои письма к Эмине, я не хотел чтобы она переживала еще больше..., -ответил Таас. -Собственно говоря, меня контузило взрывом в самом последнем бою - но я хорошо себя чувствую, так что беспокоится не о чем.
-Кроме того что ты не слышишь теперь на левое ухо, -закончил за Али фразу Саут, после чего посмотрел на Эмине. -Госпожа, я полагаю что вам надо найти для вашего мужа хорошего врача чтобы он продолжил лечение. Корабельный лекарь человек знающий, однако он не бог, как легко себе представить... но я уверен, что вы сможете найти более искусного врачевателя...
-Нам даже не понадобится никого искать, -тихо сказала Андромеда, переглянувшись со своей невесткой. -Я напишу своему младшему брату и попрошу его хотя бы ненадолго приехать в Адану. Знаю, что он и отец постоянно заняты со своими больными, но думаю что Тан все же сможет приехать - к тому же я очень давно его уже не видела и соскучилась. Все время забываю что он уже не тот малыш, что бегал за мной хвостиком... ведь он все равно что мое родное дитя.
-Мама, вы же знаете, что наш Тан теперь не менее известен чем дедушка... быть может не стоит его беспокоить? -ответил матери Али. -Я уверен, что и в Адане найдется хороший лекарь...
-Хороший - возможно, однако настолько умелых врачевателей как мой отец и брат здесь наверняка нет, -поднявшись со своего места, Ани подошла к невестке и обняла ее. -Не волнуйся, моя дорогая - я сейчас же напишу Тану и он быстро приедет. А если сможет задержаться до рождения вашего с Али малыша, будет просто замечательно. Тогда я смогу спокойно вернутся в Мориссию.
После того как Андромеда ушла в свои покои вместе с Мурадом, а Саут пообещал зайти вечером перед отплытием, чтобы собственноручно доставить письмо госпожи Шараф эль Дин адресату, Али присел перед женой и ласково поцеловал ей руку. Она была вправе сердится на него и наверняка была расстроена новостью что ей рассказали... но капитан не мог поступить иначе.
-Милая, не сердись на меня... я просто боялся, что ты будешь волноваться и переживать... а тебе сейчас надо думать о нашем ребенке, -произнес Али, прижавшись щекой к ладони любимой жены. -Но я правда, отлично себя чувствую и я не первый моряк, получивший подобное ранение. К тому же, я собираюсь оставить военную службу, как и обещал тебе... ну не хмурься, любимая...?
Усевшись рядом с Эмине, Таас вновь нежно поцеловал ее - и пожалуй, они в очередной раз забылись за этим поцелуем, потому как совершенно не заметили как пришла Айше. Деликатно кашлянув, девушка сообщила своей матери что пришла торговка тканями и украшениями и принесла такую красоту, что Эмине должна была немедленно посмотреть на все это! Они с Румеисой уже успели присмотреть себе хорошие подарки...
-Опять эти тряпки приехали.., -вздохнул Ахмед, прибежавший следом за сестрой и Мехмедом. -А мы ведь так хорошо играли - но теперь Руми позабыла про все на свете!
-Ага... и Айше тоже, -поддакнул другу Мехмед, усевшись рядом с Али и уткнувшись ему в бок. -Сейчас все это затянется часа на два, не меньше...
-Цыц! -хихикнула Айше, и взяв мать за руку, потянула ее за собой. -Пойдем, мама, пожалуйста... я хочу показать тебе какой у торговки есть изумительный изумрудно-зеленый шелк!
-Придется тебе пойти с девочками, а я пока подумаю чем бы занять наших вояк, -улыбнулся Али, нежно коснувшись губами щеки любимой жены и затем достав свой кошелек, вынул несколько золотых монет и протянул их младшей сестрице. -Выбери себе все что пожелаешь, дорогая. Пусть это будет подарок в честь моего приезда.
-Спасибо, аби! -довольная Румеиса не стала отказываться и прежде чем убежать, обняла и поцеловала старшего брата и Эмине. -Айше, пойдем скорее??
После того как дамы ушли в дом - очень вовремя, потому как солнце было уже в зените и стало еще жарче - Али повел мальчишек во внутренний дворик, где было прохладнее чтобы исполнить свое обещание и пофехтовать с ними на учебных саблях. Ему конечно же очень хотелось закончить разговор с любимой супругой, но ей следовало уделить внимание дочке, чтобы та не обижалась и не накручивала себя из-за ерунды. Таас хорошо помнил как Айше горько плакала когда узнала о скором замужестве своей матери... и ему очень бы не хотелось повторения чего-либо подобного. Ну а озорные мальчишки были конечно же рады всласть порубится на саблях, пока девчонки занимались своими любимыми тряпками.
-Не надо так говорить, -улыбнулся Али, потрепав по волосам младшего братца и приемного сына. -Женщины созданы чтобы радовать мужской взор - поэтому они всегда хотят быть красивыми.
-Айше только и делает, что вертится перед зеркалом! -хихикнул Мехмед. -Она даже своему коту купила у этой торговки ошейник с камушками. А я очень хочу пить... Ахмед, пойдем попросим у Менекше холодного щербета?
-Бегите, но прежде чем пить, посидите спокойно пару минут, -согласно кивнул Али, прежде чем мальчики убежали на кухню. Он уселся в тени, возле небольшого фонтанчика, что украшал внутренний дворик и задумался, вспомнив о том что ему недавно говорила Эмине.
Стать регентом и управлять Аданой до того момента как Мехмед подрастет и сможет взять власть в свои руки... это явно будет сложная, но очень интересная задача? Таас никогда не думал о политике - разве что проклиная про себя андскую знать, когда те пытались навредить его приемному отцу - а вот теперь ему нужно будет взять на себя заботу о целом городе-порте. Пожалуй, первым делом надо будет собрать совет местных вельмож и прикинуть, кому из них можно доверять, а кому нет. Кто знает, возможно за прошедшие полгода, дядюшка Мехмеда вновь начал строить свои козни? В любом случае, проверить это не мешало.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-02 02:48:01)

+2

7

[NIC]Emine Feriye[/NIC]
[STA]больше не вдова[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nZ9i.png[/AVA]
[float=left]http://funkyimg.com/i/2oasv.gif[/float]Правду говорят: глаза не видят – сердце не болит.
Так и Эмине, пока не услышала о более серьезном ранении своего благоверного, тут же вспомнила о том своем волнении, спастись от которого помогало только присутствие Андромеды, что умела куда спокойнее относиться к этому, казалось, бесконечному ожиданию своего мужа из плаванья. А ведь обе они знали, что пираты не чай пить будут с королевским флотом? Они наверняка сражались, как загнанные в угол кошки, как подлые гиены, огрызающиеся на все стороны, лишь бы их не поймали и не отрубили голову. Ведь за те разбои, нападения и ограбления, которыми они обрушивались на прибережные земли королевства, уже ничего другого им не светило…
Но, Создатель справедлив. Справедливость восторжествовала и теперь пиратам придется еще долго собирать свои силы, чтобы снова стать хотя бы половиной той силы, которой они являлись ранее. Теперь на какое-то время часть берегов Атлантии будет в полной безопасности, как и другие прибережные территории, из которых не единожды похищали людей и бесценные реликвии того времени. И все это было хорошо, хвалебно и прекрасно, однако … это не значило, что далась победа легкой ценой.
Этой ночью женщина узнала, что ее мужчина был ранен. Она не могла не заметить шрам от ранения, который остался на его плече. И если сейчас он выглядел уже более-менее затянувшимся и не таким устрашающим, то невообразимое последствие от другого ранения, о котором она только что услышала из уст друга семьи Таасов не мог не вызвать у нее испуга, выразившегося через удивленный взгляд ее синих глаз, которыми она посмотрела сначала на одного капитана, а после и на другого. О! Она ведь чувствовала, что было что-то не так. И теперь понимала, что ее сердце находилось рядом с Али все то время, что он провел в походе – она тревожилась не без повода, ведь он мог пострадать. Но, что самое худшее – она могла его потерять, раз и навсегда.
Когда Али только вернулся к ней, обнял и уверил в том, что более он никуда от нее не уедет, Эмине решила, что ее страх за жизнь и целостность любимого мужчины более не посетит ее сердце. Вот только сейчас она снова словно бы вернулась к тем дням ожидания, понимая, как была близка к тому, чтобы потерять его. И пусть даже она постаралась сейчас не подать виду, внутри нее все сжалось от этого страха, задолго до того, как пришло осознание того, что она собирается навсегда привязать к себе мужчину и не отпускать его – и эта мысль неистово грела ее обеспокоенное сердце.
- Теперь я хотя бы знаю, что нам нужно делать в первую очередь, - произнесла Эмине следом за своей свекровью. – Мы отыщем врача и займемся восстановлением здоровья нашего бравого капитана. Благо, более такое не должно будет повториться, - с долей облегчения добавила женщина, прежде чем встретила такой же уверенный взгляд Андромеды, у которой больше имелось связей среди врачевателей. И, нужно сказать, представленный ней вариант, более чем подошел вдове. – Если Ваш брат согласится на ваше предложение – я озолочу его, не пожалею никакой благодарности за то, что он сделает для нашего Али, ведь его здоровье и благополучие для меня много значит, - решительно сообщает госпожа, даже не сомневаясь в том, что лучший лекарь Атлантии спасет ее любимого мужа. Но, пожалуй, за время, которое Эмине правила землями своего сына, женщина успела не только «нахвататься» по большей степени командного тона. Вместе с ним, она позаимствовала для себя и несколько высказываний, вроде «озолочу» и «не пожалею». Все-таки она не должна была решать все сама, как и распоряжаться богатствами, которые были не только ее – они были их ценностью, их семьи, которой начало было дано в один прекрасный летний день.
- Я знаю, что мне нужно беречься, Али, - как только они остались с Али наедине, Эмине произнесла в ответ своему мужу именно эти слова. – Но почему я не должна была узнать о том, что с тобой случилось, милый мой? Дорогой, ведь я была словно на иголках последние дни – и, как оказывается, совершенно не зря, - добавила она, следом тяжело вздохнув, прежде чем мужчина подарил ей поцелуй, от которого трепыхалось сердце в груди, пуще пойманной птицы. – Обещай, что больше никогда не будешь от меня ничего скрывать – чтобы не случилось, - прошептала она в перерывах между поцелуями, от которых приходится в итоге оторваться, когда к ним подошла Айше, у которой была весьма серьезная тема для разговора с матерью. Ведь помня себя в том возрасте, женщина хорошо знала, как хочется ее дочери выглядеть красиво. К тому же, она сама старалась подсказать дочери, какие лучше ей идут цвета тканей, и как грамотно подчеркнуть при помощи той или иной модной ткани и узора все свои достоинства. Так что, и на этот раз у Эмине не было выбора – приходилось идти на зов дочери, чтобы в очередной раз помочь ей с советом, а не только выдать денег.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2oast.gif[/float]- А между прочим, если ты так ждешь дочь, мог бы уже привыкать и тоже присмотрелся бы к тем тканям, которые выбирает твоя жена, - слегка приподняв тонкую бровь вверх, произнесла женщина, улыбнувшись Али. В том, что у Тааса был отменный вкус, который в нем в полной мере воспитал его приемный отец, Эмине нисколько не сомневалась. И ей было бы интересно, узнать также и его мнение относительно цвета тканей – когда-нибудь.
Торговка привезла, действительно, много самых разных тканей, среди которых Эмине выбрала не только несколько отрезов для Айше и себя. Она еще решила преподнести в подарок дар в качестве благодарности за поддержку для своей свекрови, а также младшей сестре Али, которая даже пыталась сама заплатить золотой монетой за ту ткань, которую она себе выбрала. Однако главным достижением женщины был тот отрез ткани, которую она приобрела для Мехмеда и Али – определенно, из нее вышел бы лучший кафтан, на который можно было долго заглядываться. Так что, прежде чем отправиться на поиски своего супруга, Эмине отдала распоряжение – завтра привести во дворец портниху, чтобы начать шить одежду для всей их семьи. И тут совершенно неожиданно для себя, Эмине почувствовала, как спазмы начали охватывать живот так, словно бы ребенок уже должен был родиться, пусть даже она знала наверняка – до этого было еще рано! Очень рано!
Отправившись в свои покои в сопровождении служанок, она только провела взглядом дочь, которая помчалась, видимо, на поиски своего отчима, которого и нашла в дворцовом саду.
- Али! Али! Маме, кажется, плохо! – прибежала перепугавшаяся девушка к Таасу. – Я слышала, что она говорила, что ребенку еще рано рождаться – но если уже началось, что тогда случится? – продолжила говорить без остановки девушка, не зная, что делать. Ей так, пожалуй, никогда не было страшно за маму. Ведь она была единственной их с Мехмедом опорой в жизни…
- Господин Таас, миледи зовет вас к себе в покои, - пришла к Али одна из служанок Эмине, чтобы доложить ему о желании своей госпожи. – Не волнуйтесь, мы уже послали за доктором. Он скоро придет…

+2

8

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Мудрые люди говорят, что власть способна изменить и в какой-то мере развратить любого, даже самого честного человека... и судя по всему, капитана Тааса ожидало нешуточное испытание на этом тонком льду? Однако, он всегда твердо знал, чем был обязан дорогим и близким ему людям: любимому отцу - спокойной и защищенной жизнью, обожаемой супруге - более высоким положением в атлантийском обществе. И Али не собирался забывать данных Эмине обещаний оберегать ее сына до того момента пока он сам не займется управлением своим городом. Ведь прежде всего, все это Таас был готов сделать из любви к самой прекрасной на свете женщине и ее детям, но не ради жажды власти.
К тому же, он был на флоте с детства и заслужил передышку?
Поднявшись со скамейки и подойдя к фонтанчику, Али совершенно забылся за собственными размышлениями, так что когда Айше его окликнула, не сразу расслышал что девушка обращалась именно к нему. Но едва только приемная дочь повторила его имя и сообщила что Эмине стало нехорошо, Таас не на шутку испугался...
-Как это плохо??? Что случилось? -поинтересовался он, обернувшись к Айше, но она сама была напугана и ничего не могла толком объяснить. К тому же, будучи очень чувствительной и эмоциональной, девочка не смогла сдержать слез, испугавшись за любимую маму.
-Я слышала, что она говорила, что ребенку еще рано рождаться – но если уже началось, что тогда случится? -испуганно спросила Айше, буквально вцепившись в руки Али.
-Успокойся, дорогая - ничего плохого с твоей мамой не случится, слышишь?? Я сейчас же бегу к ней...
Легко сказать - ничего не случится, чтобы успокоить перепуганного ребенка... куда сложнее самому поверить в это, особенно когда что-то определенно нехорошее происходит сейчас с дорогим и родным человеком. Поэтому, Али буквально пулей помчался к любимой жене, по дороге едва не столкнувшись с одной из верных служанок Эмине.
-Господин Таас, миледи зовет вас к себе в покои, -сообщила девушка супругу хозяйки. -Не волнуйтесь, мы уже послали за доктором. Он скоро придет…
-Айше мне уже сказала что Эмине нехорошо... как она? -поинтересовался Али, но служанка не дала ему определенного ответа. Она толком ничего не знала, но кажется у госпожи начались схватки раньше времени... -Создатель великий... только не это...
Саут-Саут... и вот какого же черта тебе понадобилось все рассказывать?? Я ведь кажется говорил что не хочу волновать Эмине пока она в положении.., -подумалось Али, пока он бежал по лестнице на второй этаж уютного особняка своей жены. И зайдя в комнату, он увидел что служанки уже успели помочь своей госпоже освободится от платья и улечься на постель. -Эмине, милая, что случилось?? Как ты себя чувствуешь?
Присев рядом и протянув жене руку, Таас остался рядом с ней до прихода врача, молясь про себя и надеясь что ничего плохого с его любимой женщиной не случится. Когда же пришла лекарша, капитан не вышел из комнаты и остался рядом с супругой, наблюдая как ее осмотрели - и пока все это длилось, болевые спазмы как при схватках, неожиданно прекратились.
-Не волнуйтесь, госпожа моя - с вашим малышом все в порядке, -заверила Эмине лекарша, после тщательного и дотошного осмотра. -Но есть вероятность, что вы можете родить раньше срока, так что вам надо больше отдыхать и избегать каких-либо волнений. Я сейчас приготовлю вам укрепляющий отвар и советую сегодня не выходить на воздух пока на улице жарко. Можете прогуляться вечером, но не забывать об осторожности.
-Тебе уже лучше? -спросил у жены Али, после того как лекарша оставила их наедине. -Ты не представляешь как я испугался... словно бы земля неожиданно ушла у меня из-под ног. И это я виноват что тебе стало нехорошо...
Нежно поцеловав жену, Таас подумал в первую очередь о жаркой ночи, что они провели вместе - а вдруг, Эмине стало нехорошо из-за того что кое-кто был слишком несдержан после пяти месяцев разлуки? Недаром же атлантийским дамам в интересном положении всегда рекомендовалось избегать близости со своими мужьями в этот период?
-Ты сегодня будешь отдыхать и все обязательно будет хорошо, -торопливо произнес Али, наверное стараясь успокоить самого себя - Эмине уже чувствовала себя намного лучше, несмотря на то что малыш продолжал беспокойно толкаться у нее под сердцем. Его недовольные и "сердитые" движения, Таас ощутил едва только коснулся ладонью живота любимой супруги. -А я буду рядом и не отойду от тебя больше.
Когда вернулась лекарша, в комнате Эмине, кроме ее супруга уже были Мехмед и Айше, а так же Андромеда, решившая справится о самочувствии своей невестки. Выслушав предписания лекарши, госпожа Шараф эль Дин согласно кивнула, подумав о том что очень вовремя написала письмо любимому брату. Тан сможет не только Али лечить, но и присмотреть за тем как проходит беременность Эмине - регулярно переписываясь с ним, Ани была в курсе всех успехов по сути дела еще одного своего ребенка.
-Я зайду завтра проведать вас, госпожа - а пока отдыхайте. Если снова, не приведи Создатель почувствуете себя нехорошо, сразу же пошлите за мной, -поклонилась лекарша прежде чем попрощаться. После этого, дети Эмине вернулись к своим играм и сегодняшним подаркам, а Андромеда к младшему сыну, оставив любимую невестку наедине с супругом. Чудодейственный целебный отвар, приготовленный знахаркой вскоре подействовал, заставив Эмине сладко и крепко уснуть в объятиях любимого мужа - а он пробыл рядом с ней, пока не вспомнил что обещал нынче проводить Саута и заодно отдать ему письмо матушки. Так что осторожно выбравшись из постели, Таас собрался и направился в порт, чтобы пожелать старому другу семьи счастливого плавания. Когда же Саут взошел на корабль и приказал отчалить, Али долго смотрел вслед "Каффе" - по сути дела его второму родному дому. Хорошо что галеон получил не слишком много повреждений в боях и остался в строю, ведь для Тааса он был в какой-то мере живым и явственным напоминанием о его детстве в Анде.
Том самом что ему хотелось бы порой забыть... но не получалось?
Он вновь задумался о своем и опять же, не сразу расслышал когда его окликнул очень знакомый голос. Обернувшись, Али попросту глазам не поверил...
-Ты?? Но... откуда ты взялась?!

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-02 22:46:25)

+1

9

[NIC]Esther Kyra[/NIC]
[STA]вдова торговца из Нотеры [/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2octe.png[/AVA]
[float=left]http://68.media.tumblr.com/653cbe2c6ec7ecf8326a3041f2ea8d0a/tumblr_oit881absO1qb64kco7_r1_250.gif[/float]Удача – это все, на что могла положиться Эстер не только сегодня, но и вчера. Наверняка, даже завтра она будет уповать на эту изменчивую госпожу, пытаясь выжить под этим жарким атлантийским солнцем, где выжить одинокой женщине с ребенком на руках бывает не так уж и просто. Впрочем, жить вообще бывает не сложно? Каждый день судьба присылает нам новые испытания и Эстер Кира не была исключением из этого правила. Чтобы жить в безоблачном мире радости и в достатке, ей пришлось наступить своей гордости на горло и закрыть глаза на того мужчину, который был готов обеспечить ее всем тем, что только нужно красивой женщине, готовой быть его спутницей, соратницей и просто близким человеком, которому он мог бы доверять, как себе. Ведь они были всегда в одной лодке и гребли в одну сторону…
Да, поначалу, ей казалось, что это будет не сложной задачей: жить с нелюбимым мужчиной, забыв о тех чувствах, которые никогда по-настоящему не обжигали ее молодое сердце.
Жить так, как живет сотня другая девушек в этом мире, вручив мужчину ключ от своего тела, но не от души.
Жить так, как живет не одна женщина в доме своего благоверного супруга, вокруг которого и вертится ее мир – с утра и до самой ночи.
Жить так, словно бы это и было пределом ее мечтаний – быть женой, положившись на милость и удачу собственного мужа и принадлежать только ему одному.
А ведь, подумать только, поначалу это все у Эстер получалось. Она была хорошей женой, настоящей и преданной женщиной, о которой мог только мечтать мужчина, которому нужен был покой дома, услада в постели и сытный ужин вечером, пока однажды судьба не даровала ей встречу, заставившую ее холодное сердце забиться чаще.
Была ли то любовь? Кто знает…
Браться судить сейчас о той интрижке, на которую она сейчас опиралась и надеялась банально выжить, Эстер не желала. Наверное, то был лишь недолгий период влюбленности, который прошел, стоило только кораблю бравого моряка отчалить от Нотеры. И каждый раз, когда ее Мустафа оказывался снова на пороге ее дома, чувства словно прилив – возвращались. Каждый раз, когда она говорила себе, что это последний – она снова и снова позволяла мужчине даровать ей радость блаженства, осознание того, что она любима и желанна. Однако время шло и они давно уже не виделись с ним, ведь это тоже было их обоюдным решением. Или это судьба продиктовала им такие условия? Впрочем, это было сейчас не важно. Ведь в Мориссии, куда она отправилась сначала, женщине стало известно, что теперь условия игры поменялись – теперь она была свободна, а он женился на богатой вдове, и даже унаследовал титул лорда. На самом деле только унаследует, но меркантильная натура Киры уже считала дело в шляпе, если капитан, а точнее уже лорд Таас захочет сделать ее своей содержанкой – она будет совершенно не против, если ей придется провести какое-то время в этой роли. Жизнь показала, что она совершенно не умеет заботиться о себе сама. Да и откуда ей было добыть денег одной? Ни дня она не работала, ни единого часа она не зарабатывала денег вне своего дома – ведь для того, чтобы мужчина был щедр, ей приходилось его ублажать. И именно ее умелость в постельных утехах снова и снова приводила к ней Тааса. Теперь она это слишком хорошо понимала.
- Мустафа! – окликнула женщина своего давнего любовника, рассчитав то время, которое потребовалось ему, чтобы вспомнить ее голос. Ведь, кажется, так никто не звал его? О, она хорошенько помнила, как со стоном произносила это имя на ухо моряку, когда они становились единым целым. Помнила, и надеялась, что и он не забыл.
- Мустафа! – повторила она снова, прежде чем мужчина повернулся к ней лицом.
Однако вопреки своим ожиданиям Эстер не заметила на лице своего бывшего любовника радости от этой встречи. А ведь она ему улыбалась своей привычной, яркой улыбкой, что лучше любых слов говорила о том, как она рада! И ведь, действительно, она чувствовала эту неподдельную радость…
… то ли потому, что она надеялась, будто с этой встречей она покончит со своими скитаниями…
…  то ли потому, что она снова почувствовала ту тягу к нему…

И не важно, сколь много лет их разделяло. Есть вещи, которые время не может сломить или смыть бесследно. Тем более, у нее был свой козырь в рукаве.
- Признаться честно, я надеялась, что ты более радостно встретишь меня, - с долей укора произнесла Кира, погасив свою яркую улыбку. Была бы ее воля, она быстро напомнила бы ему о том, как хорошо им бывало вместе – этого ведь нельзя забыть? Однако посреди улицы, ей зазорно было даже подойти к нему слишком близко, поэтому она, не нарушая правил приличия, приближается к нему, подобно пантере, что подходит ближе к своей добыче. И ведь он был в какой-то степени ее добычей – не думал же он, что сумеет забыть ее?!
- Я бы хотела поговорить с тобой, Мустафа, но это - не самое подходящее место, - тихо и более серьезно произнесла она, заглядывая в глаза мужчины. Не своего мужчины, ведь прежде он так на нее никогда не смотрел. – Ты сможешь зайти ко мне сегодня ночью? Мы бы могли поговорить, нам никто не помешал бы, ведь я сюда приехала одна, - добавила быстро Эстер, надеясь, что капитан Таас не откажется.
Раньше он никогда не мог ей отказать.
- Раньше нам было хорошо вдвоем, Мустафа, - тихо прошептала Кира, чтобы Али мог все равно расслышать ее. - Я снимаю комнату в доме возле базарной площади. Придешь? – добавила она с долей требовательности в своем голосе.

+1

10

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Али даже и предположить не мог, что в его жизни вновь появится - как бы выразится поприличнее? - одна из его прежних пассий. И смотря на Эстер, он мгновенно вспомнил жаркое (во всех смыслах этого слова) лето, которое провел в Нотере, когда только познакомился с этой дамой...
По сути дела, ее история была самой обычной и именно в ней Таас и нашел спрятанный ключ к сердцу этой красивой женщины. Как и большинство дам из благородных семейств, Эстер тоже выдали замуж за человека намного старше ее - он был состоятелен, занимался торговлей и весьма преуспел в этом. Приехав в Нотеру, этот человек, имя которого сейчас неважно, благодаря своим связям и финансовому положению, возглавил местную торговую гильдию. И если бы только это - вскоре, он получил приоритет по выполнению поставок для королевского флота, так что Али пришлось довольно долгое время сотрудничать с этим человеком, занимаясь перевозками всех необходимых грузов. Нетрудно догадаться, что купец не единожды приглашал капитана Тааса в свой дом и сам познакомил его со своей супругой... ну а далее, все прошло по обычному уже для нашего бравого моряка сценарию?
Приятная интрижка, без каких-либо обязательств - ведь она была несвободна, а Али не горел желанием обзаводиться собственной семьей. Их обоих все устраивало, однако, Таас не мог даже подумать, что Эстер пожелала бы продолжить их приятное знакомство...
Снова судьба? Или какой-то неумолимый рок?
-Признаться честно, я надеялась, что ты более радостно встретишь меня, -произнесла женщина, подойдя ближе к Али. И ему показалось или ее слова прозвучали как упрек в его сторону? Так или иначе, в этот самый момент ему подумалось что так просто их новая встреча не закончится. А Эстер, тем временем, продолжила:
-Я бы хотела поговорить с тобой, Мустафа, но это - не самое подходящее место. Ты сможешь зайти ко мне сегодня ночью? Мы бы могли поговорить, нам никто не помешал бы, ведь я сюда приехала одна...
Она снова была очень близко и смотрела на Али тем самым взглядом, что был ему очень хорошо знаком. И ведь когда-то он действительно потерял голову от Эстер, едва только добился того чтобы она подарила ему свою благосклонность. Муж всегда относился к ней как к своей собственности и никогда не задумывался о том что она чувствует и чего вообще хочет в этой жизни. Однако, он забыл о своем возрасте и о том, что красивой молодой женщине противопоказано скучать - потому как если такое происходит, дама рано или поздно найдет себе подходящее развлечение.
Собственно говоря, именно это и произошло? А благодаря тому что старый дуралей часто уезжал по делам, плюс еще Эстер не единожды сбегала из дома к Али на корабль... в общем, роман был более чем жарким, пусть даже никто и не говорил о каких-либо нежных чувствах. Когда Таас уехал, его возлюбленная не имела к нему никаких претензий - так что же случилось сейчас?!
-Раньше нам было хорошо вдвоем, Мустафа, -добавила Эстер, отвлекая Али от его мысленных рассуждений. -Я снимаю комнату в доме возле базарной площади. Придешь?
-Я этого не отрицаю, Эстер... было хорошо - но это было давно, -ответил наконец капитан. -Хорошо, я приду поговорить с тобой, однако ты должна знать что я теперь женат.
Этакий легкий и ненавязчивый намек на то что прежней феерии не бывать.
-Я выслушаю все что ты хочешь мне сказать - и только, -добавил Таас. -А сейчас извини, но мне пора возвращаться домой.
Али направился к особняку своей супруги, про себя порадовавшись тому что бывшая зазноба подловила его в порту, а не на той же базарной площади. Вся Адана знала что он теперь муж госпожи Эмине, так что неминуемо поползли бы ненужные слухи - ведь рынок для любого южного города не столько место торговли, сколько отличная возможность для местных сплетников почесать языки. Еще не хватало чтобы кто-нибудь начал бы обсуждать нового лорда-регента Аданы? Да еще и когда его любимая жена находилась в интересном положении... Так что Таас торопился домой, ведь Эмине могла уже проснуться и позвать его.
-Айше, как мама? -поинтересовался Али, зайдя в просторную и изысканно обставленную гостиную особняка, где дети были заняты своими делами: мальчишки играли в солдатиков, а девочки разложили свои покупки и радовались будущим обновкам. -Все хорошо?
-Я заходила к ней минут двадцать назад и она еще спала, -ответила Айше. -На всякий случай попросила Мелике побыть рядом и позвать меня когда она проснется.
-Хорошо - я сам пойду к ней, -кивнул Таас и поднявшись в спальню, отпустил служанку. Отвар лекарши даже слишком хорошо подействовал, раз уж Эмине так крепко и сладко уснула... а вот ее непутевый муж ощутил укол совести. Он ведь оставил ее одну почти что на полгода, переживать и терзаться беспокойством о нем - и то что у него не было выбора, его совершенно не оправдывало. Сняв свой кафтан, Али очень осторожно устроился в постели рядом с женой и едва только нежно обнял ее как она сразу приоткрыла глаза и улыбнулась. -Как ты себя чувствуешь, любовь моя? Тебе давно уже надо было как следует отдохнуть...
Вернувшись домой, Али сдержал свое слово и не отходил от жены ни на шаг - а вечером, едва только спала жара, они немного погуляли в саду. Эмине чувствовала себя прекрасно и оставшись наедине с любимым мужем, подарила ему не один нежный и приятный поцелуй, основательно подразнив его при этом. Ну а Таас, вспомнив про предписания лекарши мог лишь вздохнуть про себя - ведь до самого рождения ребенка им лучше было воздерживаться от близости.
-Не знаю, как я смогу выдержать это вынужденное воздержание, -рассмеялся капитан, обнимая любимую жену. -Но твое здоровье, милая, как и самочувствие нашей крохи для меня важнее всего. И как только приедет мой отец, я исполню свое обещание и поговорю с ним об отставке... надеюсь, он поймет меня. Все чего я хочу сейчас - быть рядом с тобой и нашим ребенком.
Они вернулись домой после прогулки и поужинав, ушли к себе. Эмине быстро и сладко уснула, так что Али без особого труда выбрался из постели чтобы выполнить другое свое обещание - встретится с Эстер. Найти ту самую комнату, о которой она говорила было также очень легко, ведь в Адане был очень приличный постоялый двор для путешественников.
И вот, Али наконец переступил порог комнаты что снимала Эстер и остановился на пороге. Сейчас они все выяснят, после чего он развернется и уйдет... а его бывшей зазнобе придется вернуться в Нотеру, хочет она этого или нет. Подвергать опасности свой брак, Таас совершенно точно не собирался...
-Итак, я тебя слушаю. Рассказывай, какими судьбами ты оказалась в Адане...?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-04 21:09:28)

+1

11

[NIC]Esther Kyra[/NIC]
[STA]вдова торговца из Нотеры [/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2octe.png[/AVA]
Время все-таки не проходит бесследно…
Время оставляет на каждом из нас свой отпечаток вне зависимости от того, хочется нам этого или нет. Тенями под глазами, переменой взгляда и даже морщинками под теми же глазами или уголками губ – оно всегда напомнит нам то, чего мы так боимся и не хотим признавать. Оно идет, оно уходит и более поймать ушедшее мгновение будет не просто, если вообще реально. Ведь, как еще мы себя не тешим тщетными надеждами? Мы пытаемся понять, где мы допустили ошибку, как нам стоило поступить в той или иной ситуации и, конечно же, как на этот раз сделать так, чтобы ошибке более не было места в нашей жизни. Мы ведь не зря планируем, рассчитываем и свои действия, и последствия оных; мы хотим определенных результатов, в конце-то концов. И стоит сделать свой первый шаг, как начинаешь более трезво оценивать ситуацию на шахматном поле. Ведь жизнь можно сравнить именно с этим черно-белым полем, не только потому что жизнь сама набирает различных окрасок от белого до черного, словно сама ночь. Жизнь – это наш расчет, и пока ты не начнешь действия, никогда не получишь то, что тебе нужно от капризной злодейки.
Тем более, когда ты уже пыталась жить, как велит закон и традиция.
Да, Эстер Кира уже большую часть своей жизни привыкла жить поде мужчины, молча, исполняя его прихоти, угождая ему. Ей было так привычна уже роль слабой и податливой женщиной, зависящей полностью от своего мужчины, что она стремилась снова добиться этой роли. Словно птица, привыкшая к неволе, она стремилась назад в свои сети. Вот только сети еще стоило подобрать.
Впрочем, кажется, она уже остановила свой выбор на самом ярком воспоминании из своей жизни.
И как же ей хотелось снова знать, что она будет существовать в своем собственном мире! И пусть бы рядом был только Мустафа, хотя бы изредка… 
Однако была одна вещь, которая не могла пройти мимо умной женщины, а Кира считала себя именно таковой. И эта вещь была подобно бельму перед глазами Эстер: тот взгляд, те тени под глазами у Мустафы. Да, Али изменился за то время, которое они не виделись. Перед Кирой стоял мужчина состоятельный, хорошо державший в узде себя и свои желания – пожалуй, в какой-то степени женщина должна была бы даже позавидовать той леди, которой достался такой муж. Все-таки найти такого, как Али не просто. Особенно, когда есть с чем сравнить… и после того, как они с Али в последний раз виделись, Эстер позволила себе не одну интрижку за спиной у своего благоверного мужа. Как ни крути, а он не мог дать ей даже минимального ощущения покоя, любви или тепла.
А ведь, как жаль, что ей придется пустить в ход все свое коварство, чтобы добиться желаемого. Жаль, ведь все могло быть куда более приятно для них обоих, стоило только Али захотеть подойти на шаг ближе, ответить ей более радушно и приятно, нежели так, как он говорил каждое свое новое слово, словно рубил головы селедки.
Эстер хотела было сказать о том, что знает – знает, что ее Мустафа женился на богатой вдове, и нисколько его не порицает. Это было ведь так расчетливо правильно! Теперь перед ним откроются те двери, которые даже перед его собственным отцом не открылись. Он будет лордом, богатым лордом.
- Хорошо, как пожелаешь, Мустафа, - прикрыв глаза и приклонив немного голову вперед, давая понять, насколько покорно она приняла слова капитана, Эстер уже спустя мгновение пришлось смотреть Али в спину. Мужчина оставил ее одну в порту, откуда ей пришлось добираться самой до базарной площади, где на постоялом дворе оставила свою малолетнюю дочь. Фирузе было приказано сидеть и никуда не выходить из того дома, однако материнское сердце все-таки встревожилось из-за единственного козыря, который у нее был на руках. Так что, вскоре она поспешила к дочери на постоялый двор, где они уже добрую неделю оставались с ней, дожидаясь возвращение «хорошего дяди». Да, именно так она назвала Мустафу перед Фирузе – пока говорить ей, что они получат нового папу, женщина не рискнула. Это могло бы банально сыграть против нее.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2oes7.gif[/float]Мужчина пришел, когда на улице давно стихло, небо усыпалось звездами, а дочь уже спала сладким сном в своей кровати. Конечно же, Эстер не стала дожидаться, когда придет Али и тоже уложилась рядом с ней, прежде чем услышала стук в дверь…
- Не гоже о таком говорить, стоя на пороге, Мустафа, - произнесла Кира, позволив себе ироничную улыбку в ответ на слова мужчины. – Может быть, налить тебе вина? – спросила она, прежде чем капитан Таас сделал несколько шагов навстречу ей, переступая порог ее комнатки. Она же не стала терять времени зря, и ловко обвила шею мужчины, дотягиваясь до его желанных губ, в которые впилась требовательным поцелуем.
Однако эти губы не торопились ласкать ее, как раньше…
- Ты изменился, Мустафа, - с горечью произнесла бывшая любовница Тааса. – Теперь я могу только завидовать твоей жене, ведь ты так ей предан. Ведь она могла и не узнать о том, что ты позволил себе мгновение слабости в честь прошлых лет, - выдохнула Эстер, скорее на эмоциях, нежели от отчаяния. – Но, хорошо… я не буду более пытаться тебя соблазнять, - добавила женщина, приподняв лямку тонкой ночной рубашки, что где-то во время поцелуя, сползла с ее плеча.
Ложь! Она, конечно же, невзначай попытается еще не один раз… но это будет позже… чтобы в тот раз наверняка заманить его в свои сети. Ведь птица, вертевшаяся возле расставленных на нее силок, рано или поздно попадется в них.
- Я приехала к тебе, Мустафа в Адану, потому что только ты можешь и должен мне помочь, - тихо вздохнув, произнесла Эстер. – В прошлом году умер мой муж, и я сталась вдовой, заботясь о том, чтобы дело не пошло в упадок. Однако, как ты можешь видеть, все не очень-то хорошо у меня получилось. С теми долгами, которые оставил муж – я не в силах была справиться, - покачав головой, Кира рассказывала свою историю с наибольшим желанием вызвать к себе сочувствие. – Впрочем, с ними уже покончено. Вот только могла ли я скрывать впредь правду от тебя, Мустафа? Правду, что у нас с тобой есть дочь…

+1

12

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Али всегда считал, что хорошо успел узнать женщин - для того чтобы завоевать их благосклонность, нужно было дать им то, в чем они нуждались больше всего на свете. И неважно, где они жили, в Гасконии или Атлантии, чаще всего желанием всех прекрасных цветов, что довелось сорвать капитану Таасу, было одним - они мечтали о настоящей и взаимной любви. Такой что возвышает и заставляет сердце биться учащенно, а душу знать, что любимый мужчина готов буквально на все ради нежного взгляда или особенной, ласковой улыбки. Нетрудно догадаться, что мужья которых так или иначе Али водил за нос, не заставляли своих жен испытать нечто подобное, относясь к ним как к еще одному красивому предмету интерьера в своем доме. Так стоило ли удивляться, что бравый моряк так легко и просто добивался успеха, крутя свои романы?
Жизнь Эстер, если взглянуть со стороны, была обеспеченной, спокойной  и с точки зрения мужской логики, совершенно счастливой. Ее муж был не только хорошо обеспечен, но и умен, что помогло ему завоевать расположение гордой нотерской знати, обычно неохотно принимавшей чужаков в свой избранный круг. Однако, он был давно уже немолод и пожелал себе молодую жену, считая что она должна была быть ему вечно благодарна за оказанное внимание. Эстер, как и многие другие женщины, покорно принимала все эти правила ровно до той поры пока не поняла, что есть несколько иной путь чтобы найти собственное счастье. И неважно, что оно было эфемерным и в каком-то смысле временным...
Хотя, судя по тому что она сделала, едва только Али переступил порог комнаты на постоялом дворе, ей явно так не думалось?
-Эстер... я позволял себе... мгновения слабости, как ты выразилась, когда был свободен, -произнес Таас как только женщина отстранилась от него. -И ты всегда знала, что именно так и будет... ведь я никогда и ничего тебе не обещал. Нам действительно было хорошо вместе, но все это уже в прошлом. Теперь я женат и очень люблю свою жену - а еще не хочу терять ее доверия и любви ко мне. Я обещал что выслушаю тебя и не более того, так что переходи уже к делу?
-Я приехала к тебе, Мустафа в Адану, потому что только ты можешь и должен мне помочь, -продолжила тем временем Эстер. -В прошлом году умер мой муж, и я осталась вдовой, заботясь о том, чтобы дело не пошло в упадок. Однако, как ты можешь видеть, все не очень-то хорошо у меня получилось. С теми долгами, которые оставил муж – я не в силах была справиться.
Далее была выдержана легкая пауза, после который последовала главная новость этого вечера. И честно говоря, Таас не ожидал чего-то в таком духе...
-Впрочем, с ними уже покончено. Вот только могла ли я скрывать впредь правду от тебя, Мустафа? Правду, что у нас с тобой есть дочь…
-Ах вот как? Если это так, то зачем тебе вообще понадобилось скрывать правду от меня? -поинтересовался Али у своей бывшей пассии. -Ты же прекрасно знала, как была мне дорога... и что я мог бы увезти тебя из Нотеры, так что твой престарелый муженек не помешал бы мне. Но ты предпочла молчать... почему?
Нетрудно догадаться, что даже в старой доброй Атлантии, где жизнь была по сути полной запретов и ограничений, адюльтер и внебрачные дети вовсе не были чем-то таким из ряда вон выходящим. И если мужчина мог себе позволить признавать либо нет отпрысков, "нагулянных" на стороне и при этом избежать общественного порицания, то женщине подобной роскоши дано не было. Те дамы что были половчее и поумнее, успешно выдавали плоды своей любви за законных детей своих мужей, те кому везло меньше - подвергались суровому наказанию за свою неверность. И честно говоря, сейчас Таасу очень слабо верилось в то, что он мог быть отцом ребенка Эстер - она всегда была испульсивно и очень открытой (по крайней мере с ним точно), так что не стала бы ничего скрывать...
-Ты знаешь, что я готов тебе помочь... но я хочу знать правду, Эстер. Но если твой ребенок и вправду от меня, то ради блага девочки, я заберу ее к себе, -добавил Таас после секундного раздумья. -Поэтому, я спрошу тебя всего один раз и советую хорошенько подумать на ответом - это правда моя дочь?
Али прекрасно знал, что ведя веселый и разгульный образ жизни, он не был застрахован от подобного рода "сюрпризов" и не хотел быть совершенным подлецом, что бросил своего ребенка только лишь потому что прежние чувства к его матери давно уже успели остыть. Да и к тому же, любой законник в Адане с радость решит подобное дело в пользу капитана Тааса... вот только захочет ли Эстер расстаться с ребенком?
-Итак? -сделав несколько шагов от двери, Али уселся на мягкий диванчик что стоял перед низким столиком. Вести подобные разговоры на пороге совершенно точно не стоило... -Если ты действительно когда-то любила меня - скажи мне правду, Эстер. Мне не особо верится что после моего отъезда ты вернулась к своей прежней жизни...
Последние слова Таас произнес вовсе не для того чтобы как-то укорить свою бывшую возлюбленную... о нет, он прекрасно понимал, какой безрадостной была ее жизнь со стариком до их бурного и поистине феерического романа.
-Я внимательно тебя слушаю...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-05 00:20:57)

+1

13

[NIC]Esther Kyra[/NIC]
[STA]вдова торговца из Нотеры [/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2octe.png[/AVA]
Говоря о плоде их любви, Эмине делала ставку на то, что в мужчине сыграет его … благородство. Какой ведь мужчина откажется от своего ребенка? Определенно, этим мужчиной не был Мустафа Али Таас, которого она успела познать в те жаркие летние дни в Нотере, когда они позволили себе увлечься друг другом. Впрочем, как оказалось, увлеклась только она. Бравый капитан всего лишь поиграл с ней, словно с какой-то игрушкой, даря лишь временное счастье, тогда как Эстер все-таки надеялась на то, что он был с ней более искренен.
Да, он не обещал ей ничего…
Да, они не строили совместных планов на будущее, как делают обычно любовники…
Да, они жили только одним днем…
И все-таки Кира рассчитывала на большее. И она ошиблась. Сильно ошиблась, надеясь, что ее любовник поведется на ее уловку. Однако, однажды ступив на скользкую тропинку лжи и обмана, следует быть внимательным и бдительным, чтобы не оступиться, и не получить по лицу из-за своей неаккуратности и неосторожности. Так что, поджав губы, Эмине выслушала то, что собирался ей сказать мужчина, выдержав минутную паузу, во время которой могла предположить собственные действия, слова и риторику. Ей ведь придется оправдаться за то, что не рассказала мужчине об их совместном ребенке.
Ее губы сжались в тонкую нить, когда Мустафа упрекнул ее и почти откровенно засомневался в ее словах относительно его отцовства. Но опускать взгляд своих синих глаз Эстер не собиралась, как и скрывать их от мужчины, от которого зависело их будущее – ее и маленькой доченьки, что была истинной головной боли для ее своевольной матери. Женщина подняла свой подбородок вверх, давая понять, что не боится угроз. К тому же, он должен был уже запомнить, что не может так запросто отделаться от нее. Она ему не уличная проститутка, которой за услуги можно было заплатить серебром, и забыть о ней спустя день, а то и несколько часов.
- Я сделаю вид, что не поняла твоего намека на то, что ты сомневаешься в своем отцовстве и пытаешься меня сравнить с какой-то уличной проституткой, - сквозь зубы, едва шевеля своими тонкими устами, произнесла Эстер, изображая обиду. Да, в любом случае, женщине, какой бы она ни была, не нравится такое отношение к ее чести. - Ты мне не писал писем, так почему я должна была тебе рассказывать об этой правде, Мустафа? – с достоинством выслушав все слова, сказанные моряком, ответила она. Словно кобра, она следила за каждым словом мужчины и не упускала из своего внимания выражение его лица, движение его рук. – Я не хотела компрометировать себя перед лицом общественности. Тем более, мой муж был готов признать нашего ребенка, сделав ее своей наследницей – согласись, это было щедрое предложение, после того, как он узнал о нас? А ты хочешь сразу же разлучить меня с дочерью! Это же так жестоко, - продолжила Эстер, прежде чем подойти ближе к мужчине, перед которым опустилась на колени. – Мустафа, - обратилась она с чувством к мужчине, - пойми, я не хочу портить твою счастливую жизнь. Ведь наверняка твоей жене не понравится твой грешок. И она ни за что на свете не примет твоего ребенка, как своего, - добавила она, идя по тонкой грани, где-то между правдой и ложью, в которую она сама была готова поверить. – Я знаю, у нее есть дети. Возможно, ты их и смог полюбить, но ты не знаешь, какого это – видеть плод любви твоего любимого мужчины от другой, - почти шепотом прошептала она, надеясь, что ее расчет и знание оказалось правдивым. Впрочем, кто не знал, что у леди Аданы было двое детей? Базарные сплетники не стеснялись хвалить мужа Эмине, что так легко покорил сердце детей почившего лорда.
- Я не хочу расшатывать твою семейную лодку с той женщиной, - продолжает Кира, - и не хочу расставаться с дочерью, которой хочу просто дать то, что могу добыть. И если ты поможешь нам обустроиться и наладить быт, мы будем тебе благодарны, - продолжила хитрая женщина, прежде чем услышала, как дочь проснулась и окликнула ее, своим тихим и слегка испуганным «мама».
- Что случилось, моя звездочка? – нежно улыбнувшись ребенку, женщина направилась к кровати, в которой за ширмой и спала девочка.
- Кто там, мама? – спросила девочка, указав пальчиком на незнакомца.
А может и не такого уж незнакомца?
- Это папа? – спросила девочка, и не воспользоваться этим вопросом она не могла. В любом случае, когда умер ее отец, она была очень маленькой и не помнила его облика.
- Да, моя хорошая. Это твой папа, но он не задержится надолго. Ему нужно уходить, чтобы подумать еще немного, прежде чем он примет одно решение. Ложись, я скоро к тебе присоединюсь, - добавила она, пригладив волосы своей дочери, после чего направилась к Мустафе. – Так что, скажешь, Мустафа? Ты придешь завтра к нам днем или снова под покровом ночи? 

+1

14

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Али не вчера родился и прекрасно понимал, чего желает добиться от него сейчас Эстер - и о долгах своего мужа, она упомянула не случайно. Конечно же ей нужны деньги... но суть в том, что получив желанную помощь от бывшего любовника, эта женщина не остановится на достигнутом. Она всегда была умной и хитрой, иначе бы попросту не смогла бы заинтересовать капитана Тааса, всегда любившего интересных дам - и не будем забывать, что Эстер много лет была женой прожженного и коварного дельца?
-Я не сравнивал тебя с проституткой, так что не впадай в крайности, моя дорогая, -ответил Али, после того как его бывшая пассия высказалась. -И ты прекрасно знаешь, почему я тебе не писал писем... с самого начала подразумевалось, что наша связь будет временной. Нам было хорошо вместе и этого было достаточно, разве я не прав? Однако, ребенок это серьезно, Эстер и ты хорошо знаешь, что я не отказался бы от своей плоти и крови, каким бы ты не считала меня подлецом.
-Я не хотела компрометировать себя перед лицом общественности. Тем более, мой муж был готов признать нашего ребенка, сделав ее своей наследницей – согласись, это было щедрое предложение, после того, как он узнал о нас? А ты хочешь сразу же разлучить меня с дочерью! Это же так жестоко, -продолжила Эстер, подойдя к Али и усевшись перед ним. -Мустафа... пойми, я не хочу портить твою счастливую жизнь. Ведь наверняка твоей жене не понравится твой грешок. И она ни за что на свете не примет твоего ребенка, как своего.
-Так значит твой муженек узнал про нас? Интересное заявление.., -усмехнулся Таас и протянув руку, приподнял лицо Эстер за подбородок, не позволяя ей отвести своего взгляда во время этого разговора. -Ты говоришь, что не хочешь портить мою счастливую жизнь... но я отлично знаю чем все закончится, если я откажусь тебе помогать. А что то моих грешков - жена прекрасно знает что до встречи с ней я не вел образ жизни святого праведника...
Али подумалось о том, что скажи он сейчас категорическое "нет" просьбам Эстер, в ответ наверняка услышит угрозу пойти к Эмине и все ей рассказать про былые проделки ее любимого мужа. Естественно, нечто подобное было крайне нежелательно, учитывая тот факт что леди Аданы в последнее время итак постоянно переживала за Али... Однако и соглашаться без каких-либо гарантий Таас тоже не хотел, прекрасно зная что превратится для Эстер в этакую золотую жилу без конца и края если только начнет ей помогать. Так что тут следовало хорошенько подумать как лучше поступить...
-И как же я должен помочь тебе устроиться? Просвети меня на этот счет? -поинтересовался Али, посмотрев на Эстер... и тут случилось нечто неожиданное. За ширмой проснулась та самая кроха, что была сейчас предметом торга и тихонько позвала свою маму. Женщине пришлось прервать разговор и подойти к дочери - Таас, направился следом и спустя пару секунд увидел совершенно прелестную светловолосую девочку. Фирузе была совершенной копией своей матери, так что было сложно сказать, может ли она быть дочкой Али... однако, судя по ее возрасту, подобное было вполне возможно. Таас и Эстер окончательно расстались где-то около четырех лет назад. И пока капитан раздумывал на эту тему, его пассия легко и просто решила все, представив его ребенку как отца...
-Хорошо, я зайду завтра днем и мы продолжим этот разговор, -согласился Али, решив что ему необходимо время чтобы все обдумать. -И к моему завтрашнему приходу ты должна точно сказать чего именно ты от меня хочешь. Знай одно - если ты решишь превратить невинного ребенка в средство шантажа, я сделаю так как сказал.  Полагаю что моя жена не откажется принять мою дочь в своем доме, ведь я принял ее детей как собственных - а где есть место троим детям, всегда можно пристроить и четвертого. Так что хорошенько подумай о том что скажешь мне завтра, Эстер.
Али уже собирался уйти, как вдруг его окликнула малышка Фирузе, успевшая вылезти из своей кровати пока взрослые разговаривали. И когда девочка доверчиво подбежала к Таасу, вновь назвав его папой... он естественно не оттолкнул ее. Ребенок ведь не виноват в грехах своих родителей, которых как известно, никому не дано выбирать.
-Ты уже уходишь? -сонно поинтересовалась девочка, сладко зевнув после того как Али подхватил ее на руки. -А когда придешь снова?
-Тебе давно уже пора спать, дорогая, -капитан нежно обнял, доверчиво прижавшегося к нему ребенка. А что если эта малышка и правда его дочь? В Нотере Али какое-то время фактически жил с Эстер, когда ее рогатый муж был в отъезде по делам... и если учесть что они порой бывали совершенно ненасытны во время любовных утех, то вполне можно допустить что именно тогда им и довелось "попасться". -Я обязательно приду завтра, а ты пока что ложись в кроватку и как следует отдохни.
-Обещаешь? -спросила Фирузе, прежде чем Таас передал ее на руки Эстер. -Ну хорошо... я буду тебя ждать.
Покинув постоялый двор, Али без каких-либо приключений вернулся в особняк, принадлежавший его любимой жене и поднявшись в спальню, увидел что Эмине продолжает спать спокойным и крепким сном. Он улегся рядом и она привычно уже обняла его, тихонько вздохнув во сне... Обняв обожаемую супругу, Таас решил что завтра спокойно обдумает все что узнал нынче вечером - но в любом случае, нельзя было допустить, чтобы Эмине узнала о приезде Эстер.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-07 18:20:40)

+1

15

[NIC]Emine Feriye[/NIC]
[STA]жена Али [/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oqbV.png[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2oqcA.gif[/float]Было ли все еще рано появляться на свет их с Али ребенку? С каждым днем его движения под сердцем его матери становились все более настойчивыми, требовательными и сильными. Маленький Таас рос таким же сильным, как и его отец – или ее отец, ведь капитан королевского флота полагал, что у них родится именно дочь. Как и полагается жене, Эмине не спорила с мужем. Скорее наоборот, позволяла ему фантазировать и с удовольствием слушала о том, каким именно будет их общий и долгожданный ребенок, благодаря которому двое любящих сердец соединилось намного раньше, чем планировалось заранее. Именно беременность заставила леди Аданы поспешить, ведь с той поры, когда она обнаружила себя в деликатном положении, прошло несколько недель, а может быть и целый месяц. Увы, но даже бдительной Эмине было не под силу высчитать, на каком же все-таки сроке беременности она пребывала. К тому же, пришлось полностью полагаться на мнение доктора, который судил лишь по своим наблюдениям…
Однако в этот самый момент Эмине испугалась.
Но испугалась вовсе не за себя, а за своего малыша – не хотела ему навредить. И уж очень сильно боялась, что он родится преждевременно. Или не родится вовсе. Ведь как это часто бывает, дети порой не могут появиться на свет, если им не помогут. Особенно, если допускается оплошность даже в самых точных подсчетах. Так что, в первую очередь женщина отправила слугу за врачом, пока Айше сбежала из комнаты. И если бы Эмине знала, что дочь направилась к Али, к ее спокойствию и беспечности, то наверняка не посылала служанку следом. Но, прежде чем придет доктор, женщина желала взять мужа за руку, набраться у него терпеливости и спокойствия, чтобы пережить этот не простой час. Вот только стоило ей заглянуть ему в глаза, как поняла – мужчина волнуется и переживает внутри своего сердца, наверное, еще большее волнение, чем она сама. И это не облегчило ее сердце, но заставило взять себя в руки и не поддаваться отрицательным эмоциям, чтобы хотя бы любимого супруга не пугать.
К счастью, лекарша пришла вовремя и осмотрела Эмине, дав ей выпить какое-то снадобье, предварительно убедив ее в том, что все-таки все будет хорошо – и с ней, и с малышом. Так что, женщина смогла позволить себе расслабиться и уснуть, поддавшись действию снадобья, благодаря которому вынырнула она из сонного дурмана только ближе к вечеру, когда сумерки окрасили все вокруг в свои привычные холодные тона, от чего очень кстати было присутствие и объятия любимого мужчины, которому она собиралась снова подарить себя. Но, не в этот раз…
Али предпочел воздержаться от близости, которую они не смогли отложить на позже накануне вечером, и Эмине поддержала это желание мужчины, прекрасно понимая, что так оно было бы правильней всего. Однако, в мгновение, когда она проснулась, приоткрыв глаза из-за того, что более не чувствовала теплых объятий мужа, женщина испугалась. Какой-то липкий страх обвил ее сердце, но вскоре усталость вновь подчинила ее себе, позволив вновь выпутаться лишь мгновениями погодя – аккурат, когда мужчина вновь обнимал ее в их постели.
- Али? – тихо произнесла она имя любимого мужчины, поворачиваясь к нему лицом, чтобы найти его губы своими в кротком поцелуе. Правда, кроткого поцелуя так и не вышло. – Мне, наверное, приснилось, что я проснулась, когда тебя не было рядом, - слегка сонным тоном голоса огласила Эмине, приподнявшись в постели так, чтобы заглянуть в глаза мужчины своими. – Хорошо, что это был только сон, и ты больше не оставишь меня, - как и полагается слабой и нуждающейся в мужском плече женщине, ведет дальше леди, обнимая мужчину и проводя вверх по его плечу, прежде чем он наклонится к ней, чтобы подарить ей приятный поцелуй. И ведь в этот раз она не позволит ему так просто отстраниться от нее. Сейчас она постарается завести его настолько, чтобы он наверняка не устоял перед ней, как и она не может сейчас устоять перед своим желанием, требуя от мужа того, чего оба не собирались, кажется, делать. По крайней мере, сейчас так точно.
- Я люблю тебя, Али, - тихо прошептала Эмине, прежде чем ночная сорочка синего, словно безграничное море в ясный день, сползла с ее плеч, обнажая тело, обретшее собственную непревзойденную привлекательность…

+1

16

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Обнимая Эмине, Али подумал о маленькой девочке, что так доверчиво обняла его и назвала своим отцом... ему хотелось бы верить Эстер, однако, он предполагал что ребенок для нее был лишь удобной возможностью получить деньги от бывшего любовника. Таасу было жаль Фирузе, ведь она не была виновата в том, что ее матушка была слишком хитрой и предприимчивой женщиной, а возможный отец - тем человеком, что довольно-таки долгое время жил потакая собственным желаниям. Но эта маленькая невинная малышка могла легко разрушить нынешнюю счастливую жизнь Али, даже если и не являлась его родной дочкой. Он прекрасно знал, что Эмине не понравятся подобные новости и она никогда бы не приняла его ребенка от другой женщины - и неважно, что эта связь была еще до их брака. Если в первом своем браке леди Аданы вынуждена была подчинится обстоятельствам и воле своего отца, став женой нелюбимого человека, то сейчас все было совсем иначе... А как известно, любовь предполагает и ответственность за свои поступки и действия. Таас обещал Эмине что она будет единственной женщиной в его жизни и намерен был сдержать свое слово, так что Эстер должна была как можно скорее покинуть Адану. Капитан решил что отправит ее в Мориссию и постарается устроить ей и дочери обеспеченный и спокойный быт. Фирузе ни в чем не будет нуждаться... пожалуй кроме одного - отца, в привычном понимании этого слова у нее не будет. Таас мог бы навещать ребенка, но в нынешних обстоятельствах эти встречи не могли бы быть частыми и продолжительными. Теперь у него есть семья и совсем скоро будет уже трое детей, о которых тоже нужно заботится...
-Али? -от размышлений по поводу "сюрприза" Эстер, Тааса отвлек сонный голос Эмине. -Мне, наверное, приснилось, что я проснулась, когда тебя не было рядом. Хорошо, что это был только сон, и ты больше не оставишь меня...
После этих слов, впору было ощутить укор совести... а еще порадоваться, что жена была слишком сонной чтобы понять что ее благоверного действительно не было в постели какое-то время. Так что Али оставалось лишь нежно обнять Эмине, ответив на ее поцелуй и заставив позабыть обо всех подобных мыслях.
И кажется, его госпожа сегодня была настроена более чем игриво?
-Милая, я не покидал тебя, -соврал Таас, улыбнувшись любимой супруге. -Ты так сладко и крепко уснула, что мне не хотелось тебя будить. И я тоже тебя люблю... но мне кажется, что нам не следует... ты же помнишь, что сказала лекарша?
Он попытался вспомнить о благоразумии и о том что сейчас ему следовало как-то аккуратно свести на "нет" начавшуюся любовную игру - однако, Эмине всегда была желанна для Али, а счастливое ожидание сделало ее еще более привлекательной. Несмотря на все свои возражения, Таас поддался ласковым объятиям любимой жены и собственному желанию... так что запрет лекарши был нарушен, а время что оставалось до рассвета пролетело словно один счастливый миг. И далее все шло очень даже хорошо, пока собираясь на завтрак, Эмине вновь не ощутила весьма болезненные схватки - и на этот раз, они не проходили и наплывами накрывали ее вновь и вновь словно приливные волны.
Послав служанку за лекаршей, Али уже догадывался, что как в прошлый раз все не закончится и ребенок появится на свет раньше срока еще до наступления темноты. А пока посылали за доктором и суетились вокруг Эмине, ее четырнадцатилетняя дочка ужасно перепугалась, когда зашла в спальню для привычного уже утреннего приветствия и увидела как плохо сейчас было ее любимой матери... И если Мехмеда можно было как-то отвлечь, придумав более-менее приемлемое объяснение тому почему его матушка не вышла к завтраку, то Айше попросту ничего не стала слушать. Усевшись рядом с Эмине, она взяла ее за руку и Али вместе с Андромедой еле-еле уговорили девочку уйти и помочь присмотреть за остальными детьми.
-Дорогая, мне не хочется оставлять Мурада одного на няню, но я сейчас должна быть рядом с твоей мамой, -ласково улыбнулась Андромеда, обняв Айше. -Я очень тебя прошу, помоги Руми? Ты ведь у нас такая умница и малыш тебя просто обожает. А я не отойду от Эмине и когда твой брат или сестра появится на свет, сразу тебя позову, хорошо?
Против такой просьбы, Айше было нечего возразить и она кивнула головой, грустно вздохнув... и после этого "пост" возле изголовья жены занял Али - ровно до того времени пока лекарша не попросила и его на выход. Все-таки в этой жизни есть вещи, которых мужчине лучше не видеть, даже если он полон решимости не оставлять супругу во время рождения на свет их общего ребенка.
-Иди, побудь с детьми, -попросила своего старшего сына Ани. -Надеюсь, что тебя мне не придется уговаривать как нашу Айше?
-Матушка, вверяю вашим заботам свое самое дорогое сокровище, -как и полагалось, ответил Али, прежде чем выйти из спальни. -Я буду рядом...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-02-10 17:54:40)

+1

17

[NIC]Emine Feriye[/NIC]
[STA]жена Али [/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oqbV.png[/AVA]
Никогда в жизни Эмине не могла подумать, что ее будет настолько привлекать мужчина, как это происходило между ней и Али – на первый взгляд, казалось бы, что тут такого особенного может быть? Что такого особенного могут подарить объятия единственного мужчины, которого впустила в свое сердце атлантийка? Ведь раньше она была в браке, раньше у нее были дети, которых она любила, пожалуй, не меньше, чем своего будущего ребенка – по крайней мере, женщина на это надеялась и этого пыталась придерживаться в дальнейшем. Впрочем, старшей дочери бывшей леди Аданы было уже впору подыскивать жениха, и надо полагать, что в скором будущем при должном содействии старой подруги они поедут на смотрины. Но, пока этот день не наступил, как и не пришел тот день, когда их с Али ребенок увидит мир. Тем более, тяга к мужчине сводила ее с ума. А одна только мысль о том, что он мог оставить ее хоть на каких-то полчаса, заставляла ее желать куда более тесных объятий, нежели мужчина был изначально готов предоставить ей. Эмине требовательно его целовала, и ожидала не менее требовательных поцелуев в ответ – ведь это было справедливо? Она любила мужа, и хотела чувствовать, как он близок с ней. Так что, какие могут быть запреты между теми, кто так был необходим друг другу?
- Я помню, - согласно кивнула она в ответ на слова Али, который пытался уйти от ее поцелуев. И ведь, оставив на его губах не один поцелуй, она так и не уловила вкуса собственных подозрений, оставленного другой женщиной на губах ее любимого мужчины. Или успела поймать себя лишь на той мысли, что не желает отказывать себе в том, чего так желали они оба? Ведь и Али тоже хотел ее – это было неизменной истиной, которая доводила друг друга до едва ощутимой дрожи, вызванной нетерпеливостью в предвкушении сладкой близости, память о которой была еще свежа. Вчера они себе позволили ведь ее…
А чем эта ночь отличалась от предыдущей?
Не думала Эмине, что ее недомогание было связано со вчерашней близостью. Лучше было бы, если бы любимый мужчина не заставлял ее беспокоиться по поводу и без – слишком много времени она провела на «нервах» и в ожидании, тогда как теперь ей хотелось быть рядом с любимым мужчиной. К тому же, попробовав вновь сладкий вкус близости с ним, отказаться от оной она не могла. Так что, в скором времени, любовной феерии чувств было приказано быть, и уснула Эмине той ночью вполне счастливой и довольной собой, чего не сказать об ее пробуждении. Когда женщина открыла глаза, она сразу же поняла, что что-то было не так. И то, как начал двигаться ребенок, говорило в пользу того, чего она ожидала только ближе к концу следующего месяца.
- Не могу поверить, что этот  час уже пришел – я, кажется, ошиблась со своими подсчетами, - тихо вздохнула Эмине, делясь своими мыслями с мужем, прежде чем он велел послать за лекарем, который не заставил себя долго ждать. Уже спустя полчаса или около того, лекарша, рекомендацию которой накануне ночью проигнорировали, примчалась во дворец лорда Аданы. Конечно же, Эмине пыталась не думать о том, что их с Али несдержанность могла ускорить рождение ребенка, а заодно и навредить ему. Так что, все время, что оставалось до того часа, когда схватки усилятся, женщина сжимала ладонь Али в своей. А еще, она ревностно молилась Создателю за их малыша или малышку. – Не волнуйся, Али. Все будет хорошо, - решила приободрить мужа Эмине, постаравшись улыбнуться ему. Правда, вышло не слишком хорошо, когда она сжала в своей ладони простыню, уже влажную от ее пота, который вытирала служанка с ее лба.
Эмине помнила, как давала жизнь Айше. Тогда она промучилась всю ночь и только где-то в полдень родила ее, тогда как с Мехмедом все получилось намного быстрее и проще. Так что, и на этот раз роды прошли без осложнений и достаточно просто, хотя нельзя сказать, что так уж и легко. Немножко все-таки пришлось помучиться женщине, прежде чем она ощутила, как ребенок покинул ее. И с замиранием сердца она стала дожидаться, когда его плач озарит помещение…
Можно было сосчитать до четырех, прежде чем тихонький плач малышки раздался в комнате, о чем оповестила лекарша радостным голосом, наверняка волнуясь о ребенке, которого держала на руках и даже несколько раз ударила по попке, чтобы добиться от нее плача.
- Она здорова, миледи. Только не пойму, почему не хотела плакать, - с долей облегчения произнесла лекарша, передав ребенка на руки счастливой матери, что сразу же приложила к груди свою девочку.
- Девочка? Неужели Али угадал, что у нас будет дочь? – произнесла Эмине, едва не роняя слезы счастья, прежде чем ей помогли привести в должный вид, чтобы встретить мужа и детей, которым также хотелось увидеть маму и новорожденную сестренку.
- Ты уже придумал, как ее назовешь? – спросила Эмине, когда Али присел рядом с ее постелью, коснувшись одной рукой красного чела их девочки, которую женщина и передала ему в руки. – Ты словно в воду смотрел, когда говорил, что у нас будет еще одна дочь. Такая же красивая, как наша Айше, - добавила вскоре она, переведя взгляд на дочь, что также подошла ближе к матери, дабы обнять ее и поцеловать. Ей не верилось, что ожидание подошло к концу. Ну, а Мехмед диву давался не меньше, чем Айше, внимательно поглядывая то на сестру, то на маму.
- Не верю, мама, что ты ее прятала у себя в животе. Как она там помещалась? – серьезно спросил мальчишка, посмотрев на свою мать, которой оставалось только коснуться его щеки ладонью и привлечь ближе к себе, чтобы оставить легкий след от поцелуя на ней.
- Ты тоже был таким же маленьким – не верится, правда? И Айше не всегда была такой большой, – улыбнулась она, радуясь тому, что собралась вся ее семья.

+1

18

[NIC]Mustafa Ali Taas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2nXXn.png[/AVA]
[LZ1]Мустафа Али Таас, 32 y.o.
profession: военный моряк;
relations: Эмине Ферие
[/LZ1]
Как и любой другой мужчина, беспокоившийся за свою супругу в момент долгожданного появления своего ребенка, Али выбрал самое верное решение - покинув спальню, направился в кухню, где и приказал кухарке налить ему самого лучшего сладкого вина. Менекше не споря выполнила желание супруга своей хозяйки, прекрасно зная что ему это сейчас необходимо, чтобы спокойно дождаться рождения драгоценной дочки. И едва только капитан уселся за стол, чтобы отпить глоток из поданной ему чаши, как на кухню пришла и Айше - ей было неспокойно и отвлечься как другие дети на веселые игры и прочие развлечения она не смогла. Девочка хорошо помнила как Али старался успокоить ее, когда она плакала... а такого никогда не делал ее родной отец. Да и вообще, покойный лорд-законник Аданы всегда больше интересовался Мехмедом, что было объяснимо - ведь мальчик должен был со временем унаследовать его титул и земли, а также продолжить род. А что такое дочь? Ее ведь растят чтобы отдать в чужой дом по сути дела...
Все это Айше приходилось слышать, но она не обижалась на отца, ведь рядом с ней всегда была любящая и нежная мама, всегда готовая обнять ее и утешить. Так что думать о том, что с Эмине может что-то случится во время родов, было попросту невыносимо и девочка решилась поговорить со своим отчимом.
-Можно я посижу с тобой? -робко поинтересовалась Айше, прежде чем сесть рядом с Али. -Мне очень страшно... с мамой ведь правда все будет хорошо?
Али лишь вздохнул - и что будешь делать с этим ребенком? Дочь его жены с самого своего рождения была слишком чувствительной буквально ко всему... возможно из-за того что Эмине избаловала ее своим вниманием. Айше ведь была ее первенцем и следовательно совершенно особенным и дорогим сердцу чадом. Вспоминая как родился Баязид, Таас улыбнулся собственным мыслям - ведь его матушка тоже всегда относилась к нему по-особенному? Конечно же Андромеда безмерно любила и любит своих приемных детей, однако рождение Баязида стало для нее и Ардавана знаковым событием...
-Знаешь, Айше... я расскажу тебе одну историю, -поднявшись, Таас взял кувшин с водой и налил ее в чашку, после чего добавил туда немного вина. Чашу он придвинул падчерице - подкрашенная вином вода была вкусна и тоже неплохо успокаивала нервы, без какого-либо вреда. -Мои родители усыновили меня, когда мне было двенадцать лет... до этого они просто забрали меня с улицы в свой дом, когда поженились. И когда мама сообщила отцу радостную новость о том что ждет ребенка, я тоже испугался... как и тебе, мне было страшно, что они забудут обо мне и я буду им не нужен. После нескольких лет на улице и в приюте, оказаться в нормальной семье было все равно что попасть в рай...
-Госпожа Андромеда усыновила тебя? Она никогда не говорила об этом.., -удивленно произнесла Айше, посмотрев на Али. А он вновь улыбнулся, понимая что уже добился своей цели - отвлек ее от переживаний за мать, хотя бы ненадолго. -Она всегда говорит о тебе как о своем сыне... я не раз слышала это...
-У нее всегда было очень доброе сердце, -ответил Таас и затем продолжил свой рассказ. -Так вот... когда мы переехали в Мориссию, матушка как обычно стала помогать в приюте, несмотря на то что в то время ей уже следовало себя поберечь. И в один прекрасный день, она вернулась из приюта с маленькой девочкой, которую туда подкинули. Не размышляя долго, мой отец согласился принять ее в семью и уже на следующий день официально оформил бумаги на нее и на меня. Ты с ней хорошо знакома - это наша Амина. Теперь она стала женой Баязида, чему я очень рад. Ведь теперь ей не придется покидать родительский дом...
-Мне понравилась Амина и я немного грустила, когда она уехала..., -вздохнула Айше. -А скоро буду также скучать по Ахмеду и Руми...
-Амина скоро приедет из Лиона вместе с Баязидом, -поспешил подбодрить девочку Таас. -И я не сказал тебе самой главной морали моего рассказа, дорогая. Порой мы сами придумываем себе страхи, которым по сути нет места в нашей жизни... понимаешь? С твоей мамой все будет хорошо - ты просто должна в это верить, Айше. Негативные мысли имеют обыкновение материализоваться, так что не стоит поддаваться им. Наш дом сегодня ждет большая радость и мы должны думать сейчас об этом.
-Вот-вот, господин Али верно говорит! -поддакнула кухарка, которой не раз приходилось утешать хозяйскую дочку когда та принималась грустить. -Ты должна думать о своей будущей сестренке - как будешь ее любить и помогать матушке заботится о ней.
-О сестренке? А вдруг мама родит еще одного мальчишку? Такого же вредного как наш Мехмед! -улыбнулась Айше.
-Господин Али уверен что будет девочка, -ответила девочке Менекше. -А он такой упрямый человек, что Создатель обязательно сделает ему такой подарок. И я впервые вижу мужчину, что так мечтает о дочке...
-Просто я знаю, что она будет особенной - такой же красивой как Айше и моя милая Эмине, -произнес Таас, допив свою чашу. -И в нашем семействе итак много мальчишек - и всего две девочки: Румеиса и Айше. Надо бы разбавить эту мужскую компанию.
Как все плохое и хорошее в нашей жизни, долгое ожидание рано или поздно тоже подходит к своему закономерному финалу - и наконец  Али и Айше сообщили что ребенок благополучно появился на свет и можно наконец посмотреть на него. Капитан позвал Мехмеда и повел обоих детей в спальню, где их ждала утомленная, но бесконечно счастливая Эмине с чудесной малышкой на руках.
-Я уже давно знаю как назову ее.., -тихо признес Али, после того как жена передала ему дочку. -Для нашей крохи подойдет лишь одно имя - Андромеда. В честь самой прекрасной и доброй женщины, что подарила мне новую счастливую жизнь. Тебе нравится такое имя, любовь моя?
Конечно же матушка Али была безмерно растрогана таким поступком своего приемного сына и нежно расцеловала всех троих - счастливых родителей и свою маленькую тезку. А когда служанки приготовили новорожденной роскошную колыбельку, Ани приколола к кружевному покрывалу специальную булавку, предохраняющую ребенка от сглаза.
-Ну что, вам нравится сестренка? -улыбнувшись, поинтересовался у Мехмеда и Айше капитан. -Благодаря ей, вам не придется скучать, когда Руми и Ахмед уедут домой. Но мы обязательно будем их часто навещать и к тому же, на этом свете существует такая вещь как почта - вы сможете им писать письма
-Она очень хорошенькая, -ответила Айше, прежде чем передать маленькую Ани матери. -Когда она подрастет, то я подарю ей свою детскую диадему - очень-очень красивую. Помнишь как ты мне дарила, мама?
Счастливым разговорам в этот день не было бы конца, если бы матушка Али не спохватилась о том, что ее любимой невестке надо бы отдохнуть и не увела детей. Ну а Таас остался возле жены, подарив ей не один нежный поцелуй и любуясь ею и своей маленькой дочкой. Пожалуй теперь можно сказать, что их семья наконец-то стала полной?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » my sleepless night...